Значение медиации в уголовном процессе. Применение медиации в уголовном процессе Рекомендованный список диссертаций

Значение медиации в уголовном процессе. Применение медиации в уголовном процессе Рекомендованный список диссертаций

На сегодняшний день чрезвычайно злободневна проблема внедрения в отечественный уголовный процесс элементов восстановительного правосудия, которое уже длительное время применяется во многих странах мира. Теория восстановительного правосудия сформировалась как альтернатива классическому уголовному преследованию, которое на данном этапе общественного становления не позволяет в полной мере результативно решить уголовно-правовой конфликт и должным образом отстоять права потерпевшего.

В странах Западной Европы вероятность и потребность применения программ альтернативного решения споров возникла только в 80-х годах ХХ века. Среди ученых и юристов США мысль о возможности введения в судебную систему США альтернативного способа решения конфликта, когда спор стремятся решить обе стороны независимо от подведомственности и подсудности, зародилась в начале 90-х годов ХХ века. Медиация, в свою очередь, заняла среди них ведущее место как один из методов достижения консенсуса.

В уголовном судопроизводстве медиацией между потерпевшим и правонарушителем является процедура, благодаря которой потерпевший и обвиняемый по обоюдному согласию могут достичь консенсуса по и примирится. Посредником урегулирования конфликта путем примирения является медиатор, который содействует сторонам в реализации их прав на примирение, обеспечивает установление между ними контакта, организовывает и проводит сам процесс медиации. Под примирением сторон необходимо понимать добровольное волеизъявление потерпевшего на прощение лица, совершившего преступление, и достижению с ним согласия о порядке, размере, условиях возмещения ущерба, который был причинен преступлением.

Рассматривая медиацию как дополнение к официальному правосудию, очень важно обратить внимание на то, что она применяется синхронно с официальной системой в случаях совершения и более тяжких преступлений. Также медиация может применяться и после вынесения приговора по уголовному делу или даже отбывания наказания.

Медиация по своему характеру является процедурой менее формальной по сравнению с уголовным судопроизводством и необходимой для обеспечения установления контакта между сторонами, учета их особенностей, поиска возможного варианта решения конфликта без жестокого контроля со стороны государства.

Процесс заключения соглашения о примирении состоит в письменном оформлении тех договоренностей между сторонами, которые были достигнуты в предшествующих стадиях. По завершении переговоров медиатор готовит и подает в орган, который направил дело на медиацию предварительный отчет о результатах проведения медиации. Приложением к предоставленному отчету является соглашение между сторонами.

Также необходимо отметить что, если примирение не было достигнуто, то это не может быть основанием для отягощения ответственности лица, поэтому следует предусмотреть положение о том, что не достижение между обвиняемым и потерпевшим примирения не имеет юридического значения и не может быть использовано против обвиняемого при решении вопроса о его ответственности и наказания.

На сегодняшний день весьма актуальным вопросом является медиация при участии несовершеннолетних.

Особенность медиации с участием несовершеннолетних заключается в их правовом статусе. В связи с этим следует установить повышенные требования к медиаторам, работающих с несовершеннолетними, установить целесообразность привлечения квалифицированного психолога или педагога. Необходимо также разграничивать процедуру проведения медиации с участием несовершеннолетних, впервые совершивших правонарушения и при повторном совершении. Поскольку в первом случае целью медиации должно быть предотвращение совершения повторного преступления, а во втором - возмещение или устранение соответствующего вреда потерпевшему.

Исходя из выше изложенного, следует закрепить положение об обязательной передаче уголовного дела, участником которого выступает несовершеннолетний, на медиацию путем вынесения постановления о рассмотрении дела с участием медиатора или постановления о направлении дела на рассмотрение в порядке восстановительного правосудия. Проведенная работа позволяет сделать выводы о том, что институт медиации в нашей стране должен существовать и развиваться, поскольку он позволяет, кроме примирения сторон, достичь перевоспитания несовершеннолетнего правонарушителя и в перспективе снизить уровень рецидива и взрослой преступности.

Итак, медиация в уголовных делах является очень перспективным институтом. В действующем отечественном законодательстве существует достаточно предпосылок для внедрения института медиации. Практическая актуальность проблемы медиации заключается в том, что, помимо чисто уголовно-правового значения, она имеет определенные уголовно-процессуальные аспекты, а также играет профилактическую роль в борьбе с преступностью.

Глава 1. Концепция восстановительной юстиции и ее отношение к уголовному процессу.

§ 1. Понятие восстановительной юстиции и ее связь с современными тенденциями развития уголовного процесса.

Глава 2. Медиация в уголовном судопроизводстве.

§ 1. Понятие, содержание и значение института медиации.

§ 2. Медиация в уголовном судопроизводстве: теоретическая основа, принципы и модели медиации по уголовным делам.

§ 3. Концепция медиации в уголовном судопроизводстве России.

§ 4. Процедура медиации и восстановительные технологии в ювенальной юстиции.

Глава 3. Медиация в уголовном судопроизводстве зарубежных государств.

§ 1. Медиация в уголовном судопроизводстве европейских государств.

§ 2 Медиация в уголовном судопроизводстве Канады и США.

§ 3 Медиация в уголовном судопроизводстве стран СНГ.

Рекомендованный список диссертаций

  • Медиация и другие программы восстановительного правосудия в уголовном процессе стран англосаксонского права 2013 год, кандидат юридических наук Василенко, Александра Сергеевна

  • 2004 год, кандидат юридических наук Ухова, Елена Викторовна

  • Социальная ценность российского уголовного судопроизводства 2012 год, доктор юридических наук Смирнова, Ирина Георгиевна

  • Целесообразность (дискреционность)в российском уголовном судопроизводстве 2010 год, доктор юридических наук Апостолова, Наталья Николаевна

  • 2004 год, кандидат юридических наук Рубинштейн, Евгений Альфредович

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Медиация в уголовном процессе»

Актуальность темы диссертационного исследования

Развитие уголовного судопроизводства в последние десятилетия очевидно характеризуется поиском наиболее эффективных механизмов не только для борьбы с преступностью как таковой, но и для достижения иных весьма важных целей. Разрешение уголовно-правового конфликта1, который возникает в результате совершения лицом противоправного деяния, включает в себя и такие аспекты, как возмещение вреда лицу, в отношении которого было совершено деяние, восстановление нарушенного в результате преступления порядка, восстановление нормальной жизнедеятельности потерпевшего после совершения преступления, ресоциализация осужденного лица с целью предотвращения повторного совершения преступления и пр. Решение обозначенных задач невозможно без определенных изменений в системе уголовного судопроизводства. Традиционный уголовный процесс не всегда позволяет с успехом разрешать указанные задачи. Применение уголовной ответственности и наказания как наиболее вероятный исход уголовного судопроизводства - это прямой, но не всегда эффективный способ разрешения конкретного уголовно-правового конфликта и воздействия на состояние преступности в целом. В совокупности с недостатками пенитенциарной системы этот путь обеспечивает реализацию карательной составляющей наказания, но не всегда позволяет удовлетворить потребности потерпевшего, как материального, так и психоэмоционального характера, а также достичь цели превенции. Значительное число преступлений небольшой и средней тяжести, высокий уровень преступности в целом, в том числе и преступности несовершеннолетних, недостаточная защищенность интересов потерпевших, необходимость индивидуального подхода к каждому случаю совершения противоправного деяния, - эти и многие

1 Здесь и далее понятие уголовно-правового конфликта употребляется для обозначения правового спора, возникающего между лицом, совершившим преступление, государством и лицом, в отношении которого преступление совершено. Автор не отождествляет понятие уголовно-правового конфликта с понятием преступления, а вводит данный термин с целью наиболее точного отражения сущности процедуры медиации как процедуры разрешения спора. другие причины обуславливают потребность в выработке новых, современных и актуальных механизмов разрешения уголовно-правовых конфликтов.

Учитывая указанные задачи, особую актуальность приобрела и концепция восстановительной юстиции,2 возникшая в 70-80-ые годы прошлого столетия. Данная концепция представляет собой совокупность учений о способах реагирования на противоправные деяния, в основе которых лежит идея о необходимости примирения сторон конфликта, возникающего в результате противоправного деяния, с целью восстановления нормального порядка, существовавшего до совершения деяния, удовлетворения интересов стороны, которой деянием причинен вред, а также исправления и ресоциализации лица, совершившего деяние. Идея восстановительной юстиции основана на использовании альтернативных уголовному преследованию механизмов, основанных на примирении сторон конфликта и позволяющих разрешать уголовно-правовые конфликты с наибольшим положительным эффектом для сторон. Механизмы, предложенные разработчиками данной концепции, нашли свое применение в уголовном процессе многих государств. Одним из наиболее эффективных способов разрешения конфликтов в рамках данной концепции является медиация, т.е. разрешение спора путем переговоров с участием третьего лица, в роли которого выступает посредник-медиатор.

Вопросы о защите прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства, о возмещении вреда лицам, в отношении которых было совершено преступление, о развитии примирительных форм разрешения уголовно-правовых конфликтов признаны актуальными и на международном уровне. Так, международными органами принимаются многочисленные акты, содержащие положения об основных направлениях борьбы с преступностью, о способах оптимизации системы уголовного судопроизводства, о положении обвиняемых и потерпевших при производстве по уголовным делам. К ним в

2 В литературе, посвященной данной тематике, термины «восстановительная юстиция» и «восстановительное правосудие» часто используются в качестве синонимов. Однако в целях настоящей работы мы будем употреблять лишь термин «восстановительная юстиция», поскольку вызывает сомнения корректность использования понятия «правосудие» для обозначения концепции, предполагающей разрешение уголовно-правовых конфликтов иными способами, нежели в рамках традиционного уголовного судопроизводства и судебного разбирательства. 4 частности можно отнести Венскую декларацию 2000 г. о преступности и правосудии: ответы на вызовы XXI века,3 Декларацию основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотреблений властью 1985 г.4; Минимальные стандартные правила ООН, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних 1985 г. (Пекинские правила),5 Рекомендацию Комитета министров Совета Европы № Я (87) 18 от 17 сентября 1987 г. «Относительно упрощения уголовного правосудия»,6 Рекомендацию Комитета министров Совета Европы № 11(85) 11 «О положении потерпевшего в рамках уголовного права и процесса»,7 Рекомендацию Комитета министров Совета о

Европы № Я (99) 19 «О медиации в уголовных делах», Основные принципы применения программ реституционного правосудия в вопросах уголовного правосудия, утвержденные Резолюцией Экономического и Социального Совета ООН 2002/12 от 24 июля 2002 г.9 Вышеперечисленные международные акты в своих положениях часто содержат указания на необходимость внедрения восстановительных технологий в уголовный процесс, исходят из необходимости дифференцированного подхода к рассмотрению и разрешению уголовных дел различных категорий, ориентируют на необходимость максимального обеспечения прав и интересов лиц, пострадавших от преступлений, стимулируют внедрение примирительных процедур в уголовное судопроизводство.

Современное российское уголовное судопроизводство также находится в процессе поиска оптимального соотношения между традиционной процессуальной формой и новыми институтами, внедряемыми для достижения

3 Принята на Десятом Конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, Вена, 10 - 17 апреля 2000 г. // Текст взят с официального сайта ООН http://www.un.org/t4i/documents/decl conv/declarations/vendec.shtml.

4 Принята резолюцией 40/34 Генеральной Ассамблеи от 29 ноября 1985 г. // Международные акты о правах человека. Сборник документов. М., 1999. С.165-168.

5 Приняты Резолюцией 40/33 Генеральной Ассамблеи ООН от 29 ноября 1985 г. // Международные акты о правах человека. Сборник документов. М., 1999. С.284-306.

6 Сборник документов Совета Европы в области защиты прав человека и борьбы с преступностью. - М., СПАРК, 1998. С. 116-122.

7 Сборник документов Совета Европы в области защиты прав человека и борьбы с преступностью. - М., СПАРК, 1998. С. 114-116.

8 Организация и проведение программ восстановительного правосудия: Методич. пособие / Под ред. Л.М. Карнозовой и P.P. Максудова. М., 2006. С. 182-214.

9 Документ опубликован не был. Текст взят с официального сайта ООН http://www.un.org/ru/ecosoc/docs/2002/r2002-12.pdf. вышеобозначенных целей. Для отечественного уголовного процесса характерны тенденции к дифференциации процессуальной формы, выделению упрощенных производств, позволяющих ускорить производство по определенным делам, к увеличению диспозитивности в рамках уголовного процесса, т.е. к расширению возможностей участников процесса влиять на его ход и результат. Указанные тенденции могут быть реализованы в том числе посредством механизмов восстановительной юстиции, в частности за счет использования процедуры медиации для разрешения уголовно-правовых конфликтов. Отметим, что российское уголовно-процессуальное законодательство содержит потенциал для развития примирительных форм разрешения уголовно-правовых конфликтов. Однако этот потенциал на данный момент не реализован, отчасти и по причинам доктринального характера. В связи с этим представляется целесообразным исследовать теоретические положения концепции восстановительной юстиции, механизм процедуры медиации как способа разрешения конфликтов, применение медиации в уголовном судопроизводстве, а также обширный зарубежный опыт в вопросе использования мер, альтернативных уголовному преследованию. Такой анализ позволит сделать вывод о наличии или отсутствии в современном российском уголовном процессе необходимости внедрения примирительных процедур и разработать концепцию медиации для разрешения уголовно-правовых конфликтов с учетом особенностей российского уголовного судопроизводства.

Отметим, что в рамках диссертационного исследования рассмотрены фундаментальные положения науки уголовного процесса, в частности принципы уголовного процесса, дифференциация уголовно-процессуальной формы, соотношение публичных и частных начал в уголовном процессе и иные, которые ранее были предметом исследования многих ученых, среди которых можно назвать П.И. Люблинского, В.К. Случевского, Д.Т. Тальберга, И.Я. Фойницкого, а также A.C. Александрова, H.H. Апостолову, Д.П. Великого, JI.M. Володину, J1.B. Головко, И.С. Дикарева, К.Б. Калиновского, С.А. Касаткину, П.А. Лупинскую, Н.С. Манову, Л.Н. Масленникову, И.Б. Михайловскую, П.Ф.

Пашкевича, И.JI. Петрухина, H.H. Полянского, В.М. Савицкого, A.B. Смирнова, М.С. Строговича, Т.В. Трубникову, М.А. Чельцова, П.С. Элькинд, Ю.К. Якимовича, M.JI. Якуба и др.

Вопросы восстановительной юстиции и медиации в уголовном судопроизводстве рассматриваются в российской литературе в трудах таких ученых, как JI.A. Воскобитова, JI.B. Головко, А.П. Гуськова, JIM. Карнозова, О.В. Карягина, С.Г. Келина, Е.В. Куцумакина, P.P. Максудов, Д.В. Маткина, Э.Б. Мельникова, И.Л. Петрухин, Е.В. Попаденко, Н.Г. Стойко, В.Н. Ткачев, М.Г. Флямер, З.Х. Хидзева, Н.С. Шатихина, Л.В. Юрченко и др. Отметим, что порой вопросы восстановительной юстиции рассматриваются в контексте ювенальной юстиции, которая является предметом изучения таких ученых, как О.Н. Ведерникова, Г.Н. Ветрова, Е.Л. Воронова, И.С. Кара, И.А. Кузнецова, Э.Б. Мельникова, H.H. Штыкова, Н.В. Щедрин, В.В. Юрков и др.

Вопросы восстановительной юстиции и медиации наиболее полно рассмотрены в работах зарубежных авторов, среди которых можно назвать И. Айртсена, Г. Бейзмора, Д. Брейтвейта, Д. Ван Несса, М. Гроенхейзена, К. Дали, X. Зера, Р. Иммарижеона, Н. Кристи, П. МакКолда, Т. Маршалла, К. Пеликан, М. Райта, X. Стренг, М. Умбрейта, У. Хартмана, Л. Шермана, А. Эшуорта и др.

Отметим, что медиация в том или ином виде являлась предметом изучения в рамках диссертационного исследования таких авторов, как Апостолова H.H., Калашникова С.И., Маткина Д.В., Понасюк A.M., Попаденко Е.В., Шатихина Н.С. Однако необходимо отметить, что в работы указных авторов либо не учитывают уголовно-процессуальный аспект медиации, либо рассматривают не все аспекты медиации как альтернативы уголовному преследованию, либо предлагают иное понимание процедуры медиации в уголовном судопроизводстве. В настоящей работе медиация изучается как комплексное явление, и основной целью работы является формирование целостной концепции процедуры медиации для российского уголовного процесса.

Объектом диссертационного исследования являются теоретические и практические вопросы, связанные с применением медиации для разрешения уголовно-правовых конфликтов в зарубежных государствах, а также в Российской Федерации на базе социальных экспериментальных программ.

Предметом диссертационного исследования являются нормы уголовно-процессуального законодательства, содержащие предпосылки к использованию медиации в российском уголовном процессе, нормы законодательства зарубежных государств, регулирующие применение восстановительных технологий в уголовном судопроизводстве, научные исследования в области восстановительной юстиции и медиации, а также практика применения медиации для разрешения уголовно-правовых конфликтов в России и за рубежом.

Цель диссертационного исследования.

Целями диссертационного исследования являются: а) изучение механизма разрешения уголовно-правовых конфликтов на основе примирения; б) исследование эффективности медиации при производстве по уголовным делам и возможности ее применения с учетом особенностей российского уголовного процесса; в) выработка на основе анализа зарубежного опыта и доктринальных положений теории восстановительной юстиции предложений по совершенствованию российского уголовного судопроизводства, разработка примерной концепции медиации в российском уголовном процессе.

Названные цели достигались посредством решения следующих задач:

Выявлены и изучены современные тенденции в развитии уголовного процесса, характерные как для России, так и для многих зарубежных государств, реализация которых возможна в том числе и посредством применения механизмов восстановительной юстиции, в частности медиации;

Исследованы основные положения концепции восстановительной юстиции как целостной концепции, предлагающей новый подход к разрешению уголовно-правовых конфликтов, проанализированы цели, задачи, принципы и механизмы реализации концепции восстановительной юстиции;

Проанализирована процедура медиации как способа альтернативного разрешения конфликтов;

Рассмотрены особенности медиации при разрешении уголовно-правовых конфликтов, выявлены принципы медиации для разрешения уголовно-правовых конфликтов, связь медиации с институтами традиционного уголовного судопроизводства, возможность имплементации процедуры медиации в российское уголовно-процессуальное законодательство;

Выявлено возможное влияние концепции восстановительной юстиции на производство по уголовным делам о преступлениях несовершеннолетних, изучен практический опыт проведения медиативных процедур в рамках дел о преступлениях несовершеннолетних в России;

Изучено законодательство и практика применения медиации для разрешения уголовно-правовых конфликтов в зарубежных государствах.

Нормативной основой диссертационного исследования является российское законодательство, а также законодательство таких зарубежных государств, как Австрия, Болгария, Великобритания, Германия, Испания, Казахстан, Канада, Молдавия, Норвегия, Португалия, США, Финляндия, Франция. В необходимых случаях автор обращается к судебной практике, опубликованным статистическим данным, научным журнальным статьям. Также изучены многочисленные международные акты, содержащие положения, которые затрагивают вопросы восстановительной юстиции и медиации.

Диссертантом переведены с английского на русский язык нормы иностранного законодательства, необходимые литературные источники, а также другие материалы и документы, например, опубликованные решения иностранных судов.

Эмпирическую основу диссертационного исследования составляют материалы судебной практики различных регионов России (в первую очередь, по делам о преступлениях несовершеннолетних) и зарубежных государств, обобщения судебной практики, постановления Президиума и определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда

Российской Федерации, проекты федеральных законов Российской Федерации, материалы российских и зарубежных средств массовой информации и сети Интернет, материалы практики организаций, осуществляющих на экспериментальной основе деятельность по проведению процедуры медиации для разрешения уголовно-правовых конфликтов в Российской Федерации, а также обобщения практики организаций, осуществляющих аналогичную деятельность за рубежом.

Методологическую основу диссертационного исследования составляет диалектический метод познания, а также специальные методы: сравнительно-правовой, исторический, метод системного анализа, логический, статистический, технико-юридический, метод экспертных оценок.

Научная новизна диссертационного исследования состоит в том, что оно является первым в российском уголовном процессе комплексным исследованием концепции восстановительной юстиции и процедуры медиации для разрешения уголовно-правовых конфликтов. В работе рассмотрены теоретические и прикладные аспекты восстановительной юстиции, выявлены принципы процедуры медиации и ее место в системе уголовного процесса, рассмотрено влияние концепции восстановительной юстиции на решение проблем, актуальных для современного уголовного судопроизводства. В диссертации содержится обширный материал о применении медиации в зарубежных странах, в результате анализа которого автор приходит к выводу о наличии двух моделей медиации в уголовном процессе: англо-саксонской и континентальной. Результаты диссертационного исследования являются значимыми для дальнейшего совершенствования российского уголовного судопроизводства. По итогам исследования сформулирована концепция медиации, применимая, по мнению диссертанта, в российском уголовном процессе. Данная концепция основана на детальном исследовании понятия медиации в уголовном судопроизводстве, моделей медиации для разрешения уголовно-правовых конфликтов, выработанных зарубежной практикой. Концепция отражает возможное место медиации в российском уголовном процессе, правовое регулирование данной процедуры с учетом особенностей российского законодательства. Концепция медиации определяет критерии, которые позволяют передать то или иное уголовное дело для проведения процедуры медиации, а также статус медиатора. Разрабатывая данную концепцию, автор предлагает поэтапное внедрение процедуры медиации в российский уголовный процесс.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Концепция восстановительной юстиции, зародившаяся в 70-80-х годах 20 века, представляет собой совокупность учений о способах реагирования на противоправные деяния, в основе которых лежит идея о необходимости примирения сторон конфликта, возникающего в результате противоправного деяния, с целью восстановления нормального порядка, существовавшего до совершения деяния, удовлетворения интересов стороны, которой деянием причинен вред, а также исправления и ресоциализации лица, совершившего деяние. Для достижения указанных целей концепция восстановительной юстиции предлагает использование различных механизмов, процедур и практик, которые направлены на разрешение конкретных уголовных и иных дел посредством примирения, среди которых в мировой практике выделяются медиация, семейные конференции, круги правосудия и др.

2. Концепция восстановительной юстиции может рассматриваться как комплиментарная концепция, призванная дополнить и усовершенствовать современное уголовное судопроизводство, поскольку она предполагает достижение целей, которые не всегда успешно реализуются в рамках традиционного уголовного процесса, а именно: 1) восстановление общественных отношений, нарушенных противоправным деянием; 2) осуждение противоправных поступков и воспитание уважения к общепринятым моральным нормам и ценностям; 3) помощь и поддержка лиц, которым противоправным деянием причинен вред, удовлетворение их интересов и потребностей; 4) содействие лицу, совершившему деяние, в осознании его последствий и в принятии на себя ответственности за них; 5) выявление восстановительного эффекта наказания; 6) реинтеграция лиц, совершивших противоправное деяние, в общество и предотвращение рецидива; 7) выявление причин преступности.

3. На основе изучения и обобщения опыта зарубежных государств в применении медиации для разрешения уголовно-правовых конфликтов, а также на основе изучения процедуры медиации как одного из альтернативных способов разрешения споров можно определить медиацию в уголовном судопроизводстве (для разрешения уголовно-правовых конфликтов) как процедуру, в рамках которой независимое и беспристрастное третье лицо -посредник (медиатор) - участвует в разрешении уголовно-правового конфликта между лицом, совершившим противоправное деяние, и лицом, которому противоправным деянием был причинен вред, с целью примирения сторон и нахождения взаимоприемлемого решения по вопросам возмещения вреда, причиненного противоправным деянием, а также по иным вопросам, которые могут возникнуть при разрешении уголовно-правового конфликта, на основе добровольного волеизъявления сторон, и которая может повлечь юридические последствия для сторон уголовно-правового конфликта в рамках производства по уголовному делу.

4. Медиация применяется во многих зарубежных государствах для разрешения уголовно-правовых конфликтов. Модели медиации в зарубежных государствах различаются в зависимости от системы национального уголовного судопроизводства, однако ее повсеместное распространение в последние десятилетия свидетельствует об эффективности ее применения. Медиация зарождалась за рубежом в качестве способа разрешения уголовно-правового конфликта на основе экспериментальных программ, однако в последнее время выявляется тенденция к институционализации и нормативному закреплению медиации в уголовном процессе.

Опыт зарубежных государств в применении медиации для разрешения уголовно-правового конфликта позволяет сделать вывод о наличии двух моделей медиации. Данные модели различаются в зависимости от предпосылок к возникновению медиации и внедрению ее в правоприменительную практику:

1) Англо-саксонская модель, в рамках которой медиация является проявлением теории восстановительной юстиции, т.е. рассматривается как общинный способ разрешения уголовно-правового конфликта и потому, как правило, не находит четкого законодательного регулирования. К указанной группе государств могут быть отнесены Великобритания, США, Канада, Новая Зеландия и пр.;

5. Автором предлагается концепция медиации, применимая для российского уголовного процесса. В частности, данная концепция включает следующие основные элементы: понятие медиации в уголовном судопроизводстве; место медиации в современном российском уголовном процессе; модель медиации, применимая в российской правовой системе; правовое регулирование медиации в уголовном судопроизводстве; круг дел, по которым возможно применение медиации; статус медиатора, его права и обязанности; предложения по поэтапному внедрению медиации в российское уголовное судопроизводство.

В рамках предложенной концепции представляется целесообразными разработать институт медиации в качестве дополнительной меры уголовно-процессуального характера, направленной на достижение примирения между обвиняемым и потерпевшим с целью прекращения уголовного преследования или вынесения судебного решения в упрощенном порядке с учетом соглашения, достигнутого сторонами. Впоследствии медиация может применяться и как истинная альтернатива уголовному преследованию, до момента возбуждения уголовного дела, поскольку достижение примирительного соглашения между сторонами уголовно-правового конфликта позволит компетентным органам и должностным лицам отказаться от возбуждения уголовного преследования как такового.

5.1. Предлагается дополнить положения ч. 2 ст. 1 Федерального закона от 27 июля 2010 г. № 19Э-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)»10 указанием на возможность применения процедуры медиации для разрешения конфликтов, вытекающих из факта совершения лицом противоправного деяния, запрещенного Уголовным кодексом Российской Федерации, в случаях, предусмотренных федеральным законом. Также именно в указанном законе должны быть урегулированы вопросы статуса медиатора, наделенного правом осуществлять процедуру медиации для разрешения уголовно-правовых конфликтов. В частности, целесообразно предоставить право осуществлять процедуру медиации для разрешения уголовно-правовых конфликтов независимым беспристрастным лицам, обладающим соответствующей квалификацией, которая может быть присвоена по итогам прохождения специального курса обучения и подтверждена специальным экзаменом. Деятельность по медиации должна осуществляется медиаторами, входящими в специализированные объединения медиаторов как на штатной, так и на внештатной основе.

5.2. Целесообразно дополнить Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации положениями, допускающими применение медиации как на досудебных, так и на судебных стадиях процесса. Медиация на досудебной стадии может явиться основанием для прекращения уголовного дела в связи с примирением с потерпевшим (в случаях, когда закон допускает прекращение уголовного дела). Помимо этого, медиация на досудебной стадии может также стать основанием для применения в дальнейшем упрощенного порядка принятия судом решения в связи с достижением примирительного соглашения, если дело не может быть прекращено по основаниям, предусмотренным законом, в связи с совершением преступления не впервые.

10 Собрание законодательства РФ. 02.08.2010. № 31. ст. 4162.

На стадии судебного разбирательства медиация может послужить основанием для прекращения уголовного дела, а также для вынесения судебного решения с учетом результатов медиативной процедуры по тем категориям дел, которые не могут быть прекращены судом. При этом, если стороны согласились на процедуру медиации, то в дальнейшем, по мнению автора, нет необходимости продолжать судопроизводство в общем порядке, поскольку такое дело может быть рассмотрено по упрощенным правилам с учетом наличия между сторонами примирительного соглашения. Автором обосновывается положение о том, что медиация может применяться не только в тех случаях, когда преступление совершено лицом впервые, как того требует ст. 76 УК РФ.

Автор полагает необходимым дополнить положения УПК РФ ст. 25.1, регулирующей применение медиации для примирения сторон уголовно-правового конфликта. В данной статье должны быть урегулированы, по мнению автора, следующие вопросы: критерии применимости медиации; полномочия должностных лиц по назначению процедуры медиации; процессуальный порядок ее назначения; обязанность компетентных должностных лиц разъяснить сторонам право на проведение процедуры медиации с целью примирения; процессуальные последствия процедуры медиации как в случае достижения примирительного соглашения, так и в случае, когда стороны не смогут прийти к примирению. Законом также должен быть урегулирован порядок передачи дела на процедуру медиации.

Впоследствии, с учетом необходимости поэтапного внедрения процедуры медиации в российское уголовное судопроизводство, представляется целесообразным расширить сферу применения медиации посредством предоставления компетентным органам и должностным лицам права отказаться от возбуждения уголовного дела при достижении сторонами уголовно-правового конфликта примирительного соглашения. В первую очередь, по мнению автора, такая мера должна быть предусмотрена по делам о преступлениях несовершеннолетних, поскольку именно данная категория лиц наиболее подвержена положительному эффекту примирительных процедур.

6. При внедрении процедуры медиации в российское уголовное судопроизводство необходимо определить критерии возможности ее применения в каждом конкретном случае. К таким критериям должны быть отнесены следующие: 1) преступление относится к категории небольшой или средней тяжести, в определенных случаях - к категории тяжких преступлений (преступления против собственности, а также изнасилование или совершение насильственных действий сексуального характера без отягчающих обстоятельств). Представляется, что медиация не может применяться по делам о преступлениях, повлекших необратимые последствия, в первую очередь причинение смерти; 2) потерпевшим признано физическое лицо; 3) стороны выразили добровольное взаимное согласие на участие в процедуре медиации.

7. Применение медиации должно быть правом сторон, которым они могут воспользоваться по своему усмотрению при наличии оснований и условий для ее проведения при обязательном законодательном закреплении обязанности лица, ведущего производство по делу, разъяснить сторонам их право на проведение процедуры медиации и последствия применения данной процедуры. Вопрос о применении медиации не может быть поставлен в зависимость от волеизъявления должностного лица, ведущего производство по делу.

8. Процедура медиации в уголовном судопроизводстве, будучи совершенно новой и неизвестной российскому законодательству, может быть внедрена поэтапно. В целях включения процедуры медиации в российское уголовное судопроизводство необходимо разработать программу, предусматривающую поэтапное внедрение медиации в практику правоохранительных органов отдельных регионов, обладающих кадровыми и материальными ресурсами для проведения соответствующих процедур. На первоначальном этапе медиацию следует применять для разрешения уголовно-правовых конфликтов с участием несовершеннолетних правонарушителей. Впоследствии подобная практика может быть распространена, на наш взгляд, и на преступления, совершенные взрослыми. Первоначально медиация может применяться уже после возбуждения уголовного преследования, а впоследствии целесообразно применять медиацию до возбуждения уголовного дела.

9. При внедрении процедуры медиации в российский уголовный процесс должны учитываться международные стандарты и принципы процедуры медиации, в числе которых можно назвать следующие: 1) использование медиации допускается только на основе добровольного согласия сторон; 2) стороны в любой момент могут отказаться от участия в процедуре медиации; 3) участие в процедуре медиации в случае недостижения примирительного соглашения не может впоследствии при производстве по делу рассматриваться как признание вины; 4) стороны должны соглашаться с основными обстоятельствами дела для участия в процедуре медиации; 5) соглашения, достигнутые в результате процедуры медиации, могут содержать только разумные условия; 6) в ходе проведения процедуры медиации должны быть обеспечены все необходимые правовые гарантии; 7) процедура медиации носит конфиденциальный характер; 8) не допускается повторное уголовное преследование за деяние, если для его разрешения была применена реституционная процедура и стороны в рамках такой процедуры пришли к соглашению.

Теоретическая и практическая значимость исследования. В диссертационном исследовании разработан комплекс предложений по совершенствованию действующего уголовно-процессуального законодательства, которые могут быть учтены при подготовке соответствующих законопроектов, использованы в правоприменительной деятельности, научных исследованиях российского и зарубежного права, а также в учебной деятельности при чтении лекционных и специальных курсов. Данные предложения основаны на комплексном анализе норм российского и зарубежного законодательства, международно-правовых актов, регулирующих уголовное судопроизводство, а также посвященных концепции восстановительной юстиции и процедуре медиации для разрешения уголовно-правовых конфликтов, их доктринального толкования и практики применения.

Апробация результатов исследования.

Материалы диссертационного исследования были использованы автором в учебном процессе при проведении практических занятий по правоохранительным органам и уголовному процессу, а также при выступлении с докладами в рамках XI международной научной конференции «Проблемы методологии правовых научных исследований и экспертиз» на базе юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова и XII международной научно-практической конференции «Юридическая наука как основа правового обеспечения инновационного развития России».

Основные положения содержатся в научных публикациях:

1. В ведущих рецензируемых научных изданиях, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией Министерства образования и науки Российской Федерации для публикации результатов диссертационного исследования:

1.1. Арутюнян A.A. Концепция восстановительной юстиции и медиация в уголовном судопроизводстве // Вестник Московского университета. Серия 11. Право. 2011, №5 (0,7 п.л.)

1.2. Арутюнян A.A. Концепция восстановительной юстиции и современные тенденции развития уголовного процесса // Адвокат, 2011, № 9 (0,5 п.л.);

1.3. Арутюнян A.A. Международные стандарты медиации в уголовном судопроизводстве // Закон, 2011, № 9 (0,5 п.л.);

1.4. Арутюнян A.A., Добролюбова Е.А. Медиация как способ урегулирования уголовно-правовых и предпринимательских споров: сравнительно-правовой анализ // Законодательство, 2012, № 7 (0,5 п.л.).

2. В иных изданиях:

2.1. Арутюнян A.A. О понятии и значении восстановительной юстиции // Сборник статей IV Международной научно-практической конференции «Современное российское право: пробелы, пути совершенствования», Пенза, 2010(0,2 п.л.); 2.2. Арутюнян A.A. Понятие и сущность восстановительной юстиции // Мировой судья, 2010, № 10 (0,3 п.л.);

2.3. Арутюнян A.A. Медиация в уголовном процессе в контексте современных тенденций развития уголовного судопроизводства // Научные труды РАЮН. Вып. 11. В 2 т. Т. 2. - М.: Юрист, 2011 (0,2 п.л.).

Похожие диссертационные работы по специальности «Уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность», 12.00.09 шифр ВАК

  • Уголовное судопроизводство по делам частного обвинения 2008 год, кандидат юридических наук Степанова, Вера Георгиевна

  • Дискреционные полномочия прокурора в сфере уголовного судопроизводства России и Австрии 2009 год, кандидат юридических наук Терехов, Евгений Владимирович

  • 2004 год, кандидат юридических наук Шатихина, Наталья Сергеевна

  • Участие адвоката в урегулировании юридических споров посредством медиации 2011 год, кандидат юридических наук Понасюк, Андрей Михайлович

  • Нереабилитирующие основания прекращения уголовного преследования в деятельности органов предварительного расследования МВД России 2003 год, кандидат юридических наук Дорноступ, Игорь Павлович

Заключение диссертации по теме «Уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность», Арутюнян, Анна Аветиковна

Основные выводы, сделанные в ходе изучения вопросов медиации в уголовном судопроизводстве, сводятся к следующему.

Концепция восстановительной юстиции, зародившаяся в 70-80-х годах 20 века, представляет собой совокупность учений о способах реагирования на противоправные деяния, в основе которых лежит идея о необходимости примирения сторон конфликта, возникающего в результате противоправного деяния, с целью восстановления нормального порядка, существовавшего до совершения деяния, удовлетворения интересов стороны, которой деянием причинен вред, а также исправления и ресоциализации лица, совершившего деяние. Для достижения указанных целей концепция восстановительной юстиции предлагает использование различных механизмов, процедур и практик, которые направлены на разрешение конкретных уголовных и иных дел посредством примирения, среди которых в мировой практике выделяются медиация, семейные конференции, круги правосудия и др.

Появление концепции восстановительной юстиции и ее распространение во многих государствах мира связано с влиянием тенденций, характеризующих уголовный процесс на современном этапе его развития, а именно тенденциями к гуманизации уголовного судопроизводства, к ускорению и упрощению уголовного процесса, а также к усилению частных начал в уголовном процессе. Применение на практике некоторых положений концепции восстановительной юстиции, значимость которой признана важнейшими международными организациями, такими, как Организация Объединенных Наций и Совет Европы, может послужить инструментом к реализации указанных тенденций посредством внедрения примирительных процедур в уголовное судопроизводство.

Концепция восстановительной юстиции может рассматриваться как комплементарная концепция, призванная дополнить и усовершенствовать современное уголовное судопроизводство, поскольку она предполагает достижение целей, которые не всегда успешно реализуются в рамках традиционного уголовного процесса, а именно: 1) восстановление общественных отношений, нарушенных противоправным деянием; 2) осуждение противоправных поступков и воспитание уважения к общепринятым моральным нормам и ценностям; 3) помощь и поддержка лиц, которым противоправным деянием причинен вред, удовлетворение их интересов и потребностей; 4) содействие лицу, совершившему деяние, в осознании его последствий и в принятии на себя ответственности за них; 5) выявление восстановительного эффекта наказания; 6) реинтеграция лиц, совершивших деяние, в общество и предотвращение рецидива; 7) выявление причин преступности.

Автором предложено определить медиацию в уголовном судопроизводстве (для разрешения уголовно-правовых конфликтов) как процедуру, в рамках которой независимое и беспристрастное третье лицо - посредник (медиатор) -участвует в разрешении уголовно-правового конфликта между лицом, совершившим противоправное деяние, и лицом, которому противоправным деянием был причинен вред, с целью примирения сторон и нахождения взаимоприемлемого решения по вопросам возмещения вреда, причиненного противоправным деянием, а также по иным вопросам, которые могут возникнуть при разрешении уголовно-правового конфликта, на основе добровольного волеизъявления сторон, и которая может повлечь юридические последствия для сторон уголовно-правового конфликта в рамках производства по уголовному делу.

Медиация применяется во многих зарубежных государствах для разрешения уголовно-правовых конфликтов. Модели медиации в зарубежных государствах различаются в зависимости от системы национального уголовного судопроизводства, однако ее повсеместное распространение в последние десятилетия свидетельствует об эффективности ее применения. Медиация зарождалась за рубежом в качестве способа разрешения уголовно-правового конфликта на основе экспериментальных программ, однако в последнее время выявляется тенденция к институционализации и нормативному закреплению медиации в уголовном процессе.

1) Англо-саксонская модель, в рамках которой медиация является скорее проявлением теории восстановительной юстиции, т.е. рассматривается как общинный способ разрешения уголовно-правового конфликта и потому, как правило, не находит четкого законодательного регулирования. К представителям данной модели могут быть отнесены Великобритания, США, Канада, Новая Зеландия и пр.

2) Континентальная модель, в рамках которой медиация представляет собой процессуальный институт, как правило, закрепленный в законодательстве и воплощающий собой одну из возможных альтернатив уголовному преследованию. К данной группе государств можно отнести Францию, Германию, Португалию, Австрию, Норвегию и пр.

Автором предлагается концепция медиации, применимая для российского уголовного процесса. В частности, данная концепция включает следующие основные элементы: понятие медиации в уголовном судопроизводстве; место медиации в современном российском уголовном процессе; модель медиации, применимую в российской правовой системе; правовое регулирование медиации в уголовном судопроизводстве; круг дел, по которым возможно применение медиации; статус медиатора, его права и обязанности; предложения по поэтапному внедрению медиации в российское уголовное судопроизводство. В рамках предложенной концепции целесообразными представляется разработать институт медиации в качестве дополнительной меры уголовно-процессуального характера, направленной на достижение примирения между обвиняемым и потерпевшим с целью прекращения уголовного преследования или вынесения приговора в упрощенном порядке с учетом соглашения, достигнутого сторонами. Впоследствии медиация может применяться и как истинная альтернатива уголовному преследованию, до момента возбуждения уголовного дела, поскольку достижение примирительного соглашения между сторонами уголовно-правового конфликта позволит компетентным органам и должностным лицам отказаться от возбуждения уголовного преследования как такового.

В связи с этим предлагается внесение следующих изменений в российское законодательство:

Предлагается дополнить положения ч. 2 ст. 1 Федерального закона от 27 июля 2010 г. № 19Э-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)»287 указанием на возможность применения процедуры медиации для разрешения конфликтов, вытекающих из факта совершения лицом противоправного деяния, запрещенного Уголовным кодексом Российской Федерации,288 в случаях, предусмотренных федеральным законом. Также именно в указанном законе должны быть урегулированы вопросы статуса медиатора, наделенного правом осуществлять процедуру медиации для разрешения уголовно-правовых конфликтов. В частности, целесообразно предоставить право осуществлять процедуру медиации для разрешения уголовно-правовых конфликтов независимым беспристрастным лицам, обладающим соответствующей квалификацией, которая может быть присвоена по итогам прохождения специального курса обучения и подтверждена специальным экзаменом. Деятельность по медиации должна осуществляется медиаторами, входящими в специализированные объединения медиаторов как на штатной, так и на внештатной основе.

Целесообразно дополнить Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации положениями, допускающими применение медиации как на досудебных, так и на судебных стадиях процесса. Медиация на досудебной стадии может явиться основанием для прекращения уголовного дела в связи с примирением с потерпевшим (в случаях, когда закон допускает прекращение уголовного дела). Помимо этого, медиация на досудебной стадии может также стать основанием для применения в дальнейшем упрощенного порядка принятия судом решения в связи с достижением примирительного соглашения, если дело не может быть прекращено по основаниям, предусмотренным законом.

На стадии судебного разбирательства медиация может послужить основанием для прекращения уголовного дела, а также для вынесения приговора с учетом результатов медиативной процедуры по тем категориям дел, которые не могут быть прекращены судом. При этом, если стороны согласились на процедуру медиации, то в дальнейшем, по мнению автора, нет необходимости

287 Собрание законодательства РФ. 02.08.2010. №31. ст. 4162.

288 Собрание законодательства РФ. 17.06.1996. № 25. ст. 2954.

289 Собрание законодательства РФ. 24.12.2001. № 52 (ч. I). ст. 4921.

232 продолжать судопроизводство в общем порядке, поскольку такое дело может быть рассмотрено по упрощенным правилам с учетом наличия между сторонами примирительного соглашения. Автором обосновывается, что медиация может применяться не только в тех случаях, когда преступление совершено лицом впервые, как того требует ст. 76 УК РФ.

Автор полагает необходимым дополнить положения УПК РФ ст. 25.1, регулирующей применение медиации для примирения сторон уголовно-правового конфликта. В данной статье должны быть урегулированы, по мнению автора, следующие вопросы: критерии применимости медиации; полномочия должностных лиц по назначению процедуры медиации; процессуальный порядок ее назначения; обязанность компетентных должностных лиц разъяснить сторонам право на проведение процедуры медиации с целью примирения; процессуальные последствия процедуры медиации как в случае достижения примирительного соглашения, так и в случае, когда стороны не смогут прийти к примирению.

Впоследствии представляется целесообразным расширить сферу применения медиации посредством предоставления компетентным органам и должностным лицам права отказаться от возбуждения уголовного дела при достижении сторонами уголовно-правового конфликта примирительного соглашения до момента принятия решения о возбуждении уголовного дела. В первую очередь, по мнению автора, такая мера должна быть предусмотрена по делам о преступлениях несовершеннолетних.

Законом также должен быть урегулирован порядок передачи дела на процедуру медиации, должны быть установлены юридические последствия применения медиации как в случае достижения сторонами примирительного соглашения, так и в случае недостижения соглашения.

При внедрении процедуры медиации в российское уголовное судопроизводство необходимо определить критерии возможности ее применения в каждом конкретном случае. К таким критериям должны быть отнесены следующие: 1) преступление относится к категории небольшой или средней тяжести, в определенных случаях - к категории тяжких преступлений (преступления против собственности, а также изнасилование или совершение насильственных действий сексуального характера без отягчающих обстоятельств); 2) потерпевшим признано физическое лицо; 3) стороны выразили добровольное взаимное согласие на участие в процедуре медиации. Вопрос о применении медиации не может быть поставлен в зависимость от волеизъявления должностного лица, ведущего производство по делу. Применение медиации должно быть правом сторон, которым они могут воспользоваться по своему усмотрению при наличии оснований и условий для ее проведения.

Процедура медиации в уголовном судопроизводстве, будучи совершенно новой и неизвестной российскому законодательству, может быть внедрена поэтапно. В целях включения процедуры медиации в российское уголовное судопроизводство необходимо разработать программу, предусматривающую поэтапное внедрение медиации в практику правоохранительных органов отдельных регионов, обладающих человеческими и материальными ресурсами для проведения соответствующих процедур. На первоначальном этапе медиацию следует применять для разрешения уголовно-правовых конфликтов с участием несовершеннолетних правонарушителей. Впоследствии подобная практика может быть распространена и на преступления, совершенные взрослыми. Первоначально медиация может применяться уже после возбуждения уголовного преследования, а впоследствии целесообразно применять медиацию до возбуждения уголовного дела.

При внедрении процедуры медиации в российский уголовный процесс должны учитываться международные стандарты и принципы процедуры медиации, среди которых помимо прочих можно назвать следующие: 1) использование медиации допускается только на основе добровольного согласия сторон; 2) стороны в любой момент могут отказаться от участия в процедуре медиации; 3) участие в процедуре медиации не может рассматриваться как признание вины; 4) стороны должны соглашаться с основными обстоятельствами дела для участия в процедуре медиации; 5) соглашения, достигнутые в результате процедуры медиации, могут содержать только разумные условия; 6) в ходе проведения процедуры медиации должны быть обеспечены все необходимые правовые гарантии; 7) процедура медиации носит конфиденциальный характер; 8) не допускается повторное уголовное преследование за деяние, если для его разрешения была применена реституционная процедура и стороны в рамках такой процедуры пришли к соглашению.

Представляется, что сведения, полученные в ходе настоящего исследования представляют теоретическую и практическую значимость. В диссертационном исследовании разработан комплекс предложений по совершенствованию действующего уголовно-процессуального законодательства, которые могут быть учтены при подготовке соответствующих законопроектов, использованы в правоприменительной деятельности, научных исследованиях российского и зарубежного права, а также в учебной деятельности при чтении лекционных и специальных курсов.

Заключение

В рамках настоящего исследования были изучены вопросы, касающиеся процедуры медиации в уголовном судопроизводстве. Основная цель диссертационного исследования заключается в выявлении потенциальной возможности применения примирительных процедур, в частности медиации для разрешения уголовно-правовых конфликтов в российском уголовном судопроизводстве, а также в создании концепции медиации с учетом особенностей российского уголовного процесса.

Для достижения указанных целей автором были выявлены и изучены современные тенденции в развитии уголовного процесса, характерные как для России, так и для многих зарубежных государств, рассмотрены основные положения концепции восстановительной юстиции как целостной концепции, предлагающей новый подход к разрешению уголовно-правовых конфликтов, проанализированы цели, задачи, принципы и механизмы реализации концепции восстановительной юстиции, исследована процедура медиации как способ альтернативного разрешения конфликтов, рассмотрены особенности медиации при разрешении уголовно-правовых конфликтов, выявлены принципы медиации для разрешения уголовно-правовых конфликтов, связь медиации с институтами традиционного уголовного судопроизводства, возможность имплементации процедуры медиации в российское уголовно-процессуальное законодательство, изучено законодательство и практика применения медиации для разрешения уголовно-правовых конфликтов в зарубежных государствах и пр.

Список литературы диссертационного исследования кандидат юридических наук Арутюнян, Анна Аветиковна, 2012 год

1. Всеобщая декларация прав человека ООН 1948 г. Принята Резолюцией 217 А (III) Генеральной Ассамблеи ООН от 10 декабря 1948 г. // Права человека. Сборник международных договоров. Нью-Йорк: Организация Объединенных Наций, 1978.

2. Европейский кодекс поведения медиаторов от 2 июля 2004 г. // Документ опубликован не был. Текст взят с официального сайта Европейской комиссии http://ec.europa.eu/civiljustice/adr/adreccodeconducten.htm.

3. Европейская конвенция о взаимной правовой помощи по уголовным делам 1959 г. // Бюллетень международных договоров. 2000. № 9.

4. Европейская конвенция о выдаче 1957 г. // Бюллетень международных договоров. 2000. № 9.

5. Европейская конвенция о выплате компенсации жертвам тяжких преступлений 1983 г. // Текст взят с сайта Бюро договоров Совета Европы http://conventions.coe.int/Treaty/rus/Treaties/Html/l 16.htm.

6. Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г. // Бюллетень международных договоров. 2001. № 3.

7. Европейская конвенция по предупреждению пыток и бесчеловечного обращения или унижающего достоинство обращения и наказания 1987 г. // Бюллетень международных договоров. 1998. № 12.

8. Конвенция ООН о правах ребенка. Принята Резолюцией 44/25 Генеральной Ассамблеи от 20 ноября 1989 г. // Сборник международных договоров СССР, выпуск XLVI, 1993.

9. Конвенция против пыток и других жестоких или унижающих достоинство видов обращения и наказания 1984 г. // Сборник международных договоров СССР. Выпуск XLIII. 1989.

10. Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах 1966 г. Принят Резолюцией 2200 (XXI) Генеральной Ассамблеи ООН от 16 декабря 1966 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994, № 12.

11. Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г. Принят Резолюцией 2200 (XXI) Генеральной Ассамблеи ООН от 16 декабря 1966 г. // Бюллетень международных договоров. 1993, № 1.

12. Минимальные стандартные правила ООН в отношении мер, не связанных с тюремным заключением 1990 г. Приняты резолюцией 45/110 Генеральной Ассамблеи от 14 декабря 1990 г. // Документ опубликован не был.

13. Текст взят с официального сайта ООНhttp://www.un. org/ru/documents/declconv/conventions/toky orules. shtml.

14. Минимальные стандартные правила, касающиеся отправления правосудия по делам несовершеннолетних (Пекинские правила). Приняты Генеральной Ассамблеей ООН 29 ноября 1985 г. // Международные акты о правах человека. Сборник документов. М., 1999.

15. Рекомендация Комитета министров Совета Европы № Я (2001) 9 от 5 сентября 2001 г. «Об альтернативах судебному разбирательству между административными органами и частными сторонами» // Вопросы государственного и муниципального управления, 2008. № 3.

16. Рекомендация Комитета Министров Совета Европы № Я (99) 19 от 15 сентября 1999 г. «О медиации в уголовных делах» // Организация и проведение программ восстановительного правосудия: Методич. пособие / Под ред. Л.М. Карнозовой и Р.Р. Максудова. М., 2006.

17. Рекомендация Комитета министров Совета Европы № 11(85) 11 «О положении потерпевшего в рамках уголовного права и процесса» // Сборник документов Совета Европы в области защиты прав человека и борьбы с преступностью. М., СПАРК, 1998.

18. Рекомендация Комитета министров Совета Европы № Я (87) 18 от 17 сентября 1987 г. «Относительно упрощения уголовного правосудия» // Сборник документов Совета Европы в области защиты прав человека и борьбы с преступностью. М., СПАРК, 1998.

19. Типовой договор ООН о выдаче. Принят Резолюцией 45/116 Генеральной Ассамблеи ООН от 14 декабря 1990 г. // Документ опубликован не был. Текст взят с официального сайта ООН http://www.un.org/ru/documents/declconv/conventions/extradition.shtml.

20. Нормативно-правовые и официальные акты Российской федерации

22. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-Ф3// «Собрание законодательства РФ» от 17 июня 1996 г. № 25. Ст. 2954.

23. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ// «Собрание законодательства РФ» от 24 декабря 2001 г. № 52 (ч. I). Ст. 4921.

24. Федеральный закон от 27 июля 2010 г. № 193-Ф3 «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» // «Собрание законодательства РФ» от 2 августа 2010 г. № 31. Ст. 4162.

25. Федеральный закон от 24 июня 1999 г. № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» // «Собрание законодательства РФ» от 28 июня 1999 г. N 26. Ст. 3177.

26. Постановление Правительства РФ от 20 ноября 2001 г. № 805 «Об утверждении Федеральной целевой программы «Развитие судебной системы России» на 2002-2006 гг.» // «Собрание законодательства РФ» от 3 декабря 2001 г. №49. Ст. 4623.

27. Постановление Правительства РФ от 21 сентября 2006 г. № 583 «Об утверждении Федеральной целевой программы «Развитие судебной системы России» на 2007-2011 гг.» // «Собрание законодательства РФ» от 9 октября 2006 г. №41. Ст. 4248.

28. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 января 2007 года № 2 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» // «Российская газета», N 13 от 24 января 2007 г.

29. Уголовный кодекс РСФСР 1960 г. (утв. Верховным Советом РСФСР 27 октября 1960г.) // «Ведомости Верховного Совета РСФСР», 1960, N 40, ст. 591. СПС «Консультант Плюс».

30. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР 1960 г. (утв. Верховным Советом РСФСР 27 октября 1960 г.) // «Ведомости Верховного Совета РСФСР». 1960, N 40, ст. 592. СПС «Консультант Плюс».

31. Русская Правда // Российское законодательство Х-ХХ веков. В девяти томах. Т. I. Законодательство Древней Руси. М.: Юрид. лит., 1984.

32. Псковская судная грамота // Российское законодательство Х-ХХ веков. В девяти томах. Т. I. Законодательство Древней Руси. М.: Юрид. лит., 1984.

33. Соборное уложение 1649 г. // Хрестоматия по истории государства и права СССР. Дооктябрьский период / Под редакцией Ю.Т. Титова, О.И. Чистякова. -М.: Юрид. лит., 1990.

34. Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. // Российское законодательство Х-ХХ веков. В девяти томах. Т. 6. Законодательство первой половины XIX века. М.: Юрид. лит., 1988.

35. Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями 1864 г.// Российское законодательство Х-ХХ веков. В девяти томах. Т. 8. Судебная реформа. М.: Юрид. лит., 1991.

36. Устав уголовного судопроизводства 1864 г. // Российское законодательство Х-ХХ веков. В девяти томах. Т. 8. Судебная реформа. М.: Юрид. лит., 1991.1. Проекты законов

37. Проект Федерального закона "Об основах системы ювенальной юстиции" от 14 февраля 2005 г., разработанный Автономовым A.C., Хананашвили H.JI. // http://www.juvenilejustice.ru/documents/cl/przak/fzpoekt.

38. Специальная литература на русском языке

39. Авимская О.В. Медиация как процедура: этапы разрешения спора // Нравственные императивы в праве.- М., 2010, № 2 (8). С. 62-75.

40. Айртсен И. Деятельность в области восстановительного правосудия в Европе // Восстановительный подход в работе с несовершеннолетними правонарушителями (зарубежный опыт). Полиграф сервис, Москва. 2005. С. 51-67.

41. Айртсен И. Медиация (посредничество) в случаях тяжких преступлений // Восстановительный подход в работе с несовершеннолетними правонарушителями (зарубежный опыт). Полиграф сервис, Москва. 2005. С. 68-77.

42. Александров А.И. Уголовная политика и уголовный процесс в российской государственности: история, современность, перспектива, проблемы // Под ред. В.З. Лукашевича. СПб.: Изд-во С.-Петерб. гос. Ун-та, 2003.

43. Александров А.И. Уголовно-процессуальная политика в России (теоретический и историко-правовой анализ): Автореф. дис. . д-ра юрид. наук. СПб., 1999.

44. Александров А.С Диспозитивность в уголовном процессе. Дис. . канд. юрид. наук. Нижний Новгород, 1995.

45. Алексеев Н.С., Даев В.Г., Кокорев Л.Д. Очерк развития науки советского уголовного процесса. Воронеж, 1982.

46. Аллахвердова О.В. Переговоры сторон с участием посредника. Школа посредничества (медиации) // Третейский суд. С.-Пб., 2006, № 2. С. 175-184.

47. Аналитический обзор «Дети в конфликте с законом». Региональная Ассоциация специалистов по поддержке судебно-правовой реформы и ювенальной юстиции в Ростовской области. Ростов-на-Дону, 2010.

48. Ю.Апостолова H.H. Целесообразность (дискреционность) в российском уголовном судопроизводстве. Дисс. . докт. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2010.

49. П.Бавсун М.В., Марцев А.И. Целесообразность в уголовном праве // Правоведение. 2003. № 4. С. 94-106.

50. Багаутдинов Ф. Расширение частных начал в уголовном процессе // Российская юстиция, 2002, № 2. С. 32-34.

51. Бахвалова Л.А., Серебренникова A.B. Дополнительное уголовное право Германии: Учебное пособие. М.: МАКС Пресс, 2010.

52. Ван Несс Д.У. Восстановительное правосудие и международные права человека // Восстановительное правосудие / Под общ. ред.: Петрухин И.Л. М.: МОО Центр "Судебно-правовая реформа", 2003. С. 32-58.

53. Великий Д.П. Единство и дифференциация уголовно-процессуальной формы: история, современность, перспективы. Дис. . канд. юрид. наук. М., 2001.

54. Вельянинов В.Н. О деятельности Пермского краевого суда по развитию ювенальной юстиции в Пермском крае // http://oblsud.perm.sudrf.ru/modules.php?name=documsud&id=177.

55. Ветрова Г.Н., Мельникова Э.Б. Российская модель ювенальной юстиции (теоретическая концепция) // Правозащитник, 1996. С. 22-58.

56. Воронова E.JI. Становление правосудия по делам несовершеннолетних -опыт Ростовской области // Российская юстиция. 2005, № 3. С. 48-53.

57. Воскобитова J1.A. Модельный закон субъекта РФ «О службе примирения» // Вестник восстановительного правосудия, вып. 6, 2006. С. 65-73.

58. Воскобитова Л.А.Правовое регулирование процедуры примирения в уголовном судопроизводстве // Государство и право на рубеже веков (материалы Всероссийской конференции). М.: Изд-во ИГиП РАН, 2001. С. 198-203.

59. Воскобитова Л.А., Ткачев В.Н., Сачков А.Н. Мировая юстиция: к вопросу о внедрении идей восстановительного правосудия. // Российское правосудие, 2007. № 12. С. 76-84.

60. Восстановительный подход в работе с несовершеннолетними правонарушителями (зарубежный опыт). Полиграф сервис, Москва. 2005.

61. Гальперин И.М. О принципе публичности (официальности) в советском уголовном процессе // Правоведение. 1960. № 2. С. 106-119.

62. Головизнина М.В. Преступность несовершеннолетних, ювенальная юстиция и восстановительное правосудие в Италии // Вопросы ювенальной юстиции. 2007, № 2. С. 44-51.

63. Головко J1.B. Альтернативы уголовному преследованию: европейская практика и российский уголовно-процессуальный контекст // Восстановительное правосудие / Под общ. ред. Петрухина И.Л. М.: МОО Центр «Судебно-правовая реформа», 2003. С. 59-68.

64. Головко JI.B. Альтернативы уголовному преследованию в современном праве. СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2002.

65. Головко JI.B. Закон об имплементации примирительных процедур (медиации) в судопроизводство Республики Казахстан: имитация деятельности или первый шаг? // Зангер, № 4 (105), апрель 2010 г. С. 33-40.

66. Головко JI.B. Институт уголовно-правовой медиации и его перспективы в Российской Федерации // Закон. 2009. № 4. С. 127-135.

67. Гуценко К.Ф., Головко JI.B., Филимонов Б.А. Уголовный процесс западных государств / Под ред.: Гуценко К.Ф. М.: Зерцало-М, 2001.

68. Грасенкова А., Максудов Р., Флямер М. Примирение жертвы и правонарушителя: проект реализации идей восстановительного правосудия в России // Адвокат. 1998, № 5. С. 59-77.

69. Гроенхейзен М. Медиация жертвы и правонарушителя: правовые и процедурные гарантии. Эксперименты и законодательство в некоторых европейских странах // Восстановительное правосудие. М.: МОО Центр «Судебно-правовая реформа», 2003. С. 12-31.

70. Гуляев А.П. Быстрота уголовного судопроизводства // Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 18. 1973. С. 66-83.

71. Гуськова А.П. Медиация как метод восстановительного правосудия в уголовном судопроизводстве // Уголовный процесс. 2009, № 10 (58). С. 25-27.

72. Дали К., Иммарижеон Р. Прошлое, настоящее и будущее восстановительного правосудия: некоторые критические размышления. Перевод Лаптева А. // Текст опубликован на сайте Общественного центра «Судебно-правовая реформа» http://www.sprc.ru/library.html.

73. Демократические основы советского социалистического правосудия / Гробовенко Я.В., Гуреев П.П., Каминская В.И., Мельников A.A., и др.; Под ред.: Строгович М.С. М.: Наука, 1965.

74. Дикарев И.С. Диспозитивность в уголовном процессе России. Монография //Под ред.: Кругликов А.П. Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2005.

75. Дубовицкий В.Н. Законность и усмотрение в советском государственном управлении. Минск, 1984.

76. Еникеев З.Д. Задачи и принципы уголовного процесса в свете проблем борьбы с преступностью // Межвузовский сборник научных трудов. Уфа: РИО БашГУ, 2003 г. С. 22-28.

77. Ефремова Н. Институт примирения в истории российской юстиции (дореволюционный период) // Вестник восстановительной юстиции. Концепция и практика восстановительной медиации. № 7, 2010. С. 35-40.

78. Захарова Т.Р. Значение социальной работы и программ по заглаживанию вреда при вынесении судебных решений по делам несовершеннолетних. // Восстановительное правосудие. М.: МОО Центр «Судебно-правовая реформа», 2003. С. 138-151.

79. Зер X. Восстановительное правосудие: новый взгляд на преступление и наказание. М.: МОО Центр «Судебно-правовая реформа», 2002.

80. Злобин Г.А., Келина С.Г., Яковлев A.M. Советская уголовная политика: дифференциация ответственности // Советское государство и право. 1977. № 9. С. 54-62.

81. Интеграция несовершеннолетних правонарушителей в общество: роль судов и социальных служб (зарубежная практика и российский опыт): Сборник докладов / под общ. ред. к.ю.н. А.Л. Шиловской.- М.: ООО «Акварель», 2011.

82. Калашникова С.И. Медиация в сфере гражданской юрисдикции. Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2010.

83. Калиновский К.Б. Уголовное судопроизводство как сфера использования положений конфликтологии // Юридическая мысль. 2002. № 1. С. 111-119.

84. Карнозова Л.М., Мельникова Э.Б. Ювенальная юстиция охранительная и восстановительная. Учебное пособие. - М.: Проспект, 2002.

85. Карнозова Л.М. Модель восстановительной работы с несовершеннолетними обвиняемыми (московский опыт). // Восстановительное правосудие. М.: МОО Центр «Судебно-правовая реформа», 2003. С. 126-129.

86. Карнозова JI.M. Уголовная юстиция и гражданское общество. Опыт парадигмального анализа. М.: Р. Валент, 2010.

87. Карягина О.В. Перспективы медиации в уголовном процессе: зарубежный опыт примирительных процедур // Российская юстиция. 2011, № 6. С. 66-68.

88. Касаткина С.А. публичность и диспозитивность в российском уголовном процессе: монография / Науч. ред. проф. И.Л. Петрухин. Ставрополь: Сервисшкола, 2006.

89. Келина С.Г. Восстановительное правосудие: уголовно-правовой аспект // Восстановительное правосудие. М.: МОО Центр "Судебно-правовая реформа", 2003.-С. 70-81.

90. Кузнецова Н.Ф. Освобождение от уголовной ответственности с передачей дела в товарищеский суд. М., 1964.

91. Курляндский В. И. Уголовная ответственность и меры общественного воздействия. М., изд. «Юридическая литература», 1965.

92. Куцумакина Е.В. Идея восстановительного правосудия и современный уголовный процесс: пути взаимодействия // Закон и право. 2008, № 12. С. 79-81.

93. Ларин A.M. Расследование по уголовному делу. Планирование и организация. М.: Юрид. лит. 1970.

94. Лейкина Н.С. Личность преступника и уголовная ответственность Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1968.

95. Люблинский П.И. Основания судейского усмотрения в уголовных делах. // Журнал Министерства юстиции. 1904., № 10.

96. Львова O.A. Медиация шаг вперед к гражданскому обществу // Российская юстиция. 2010. № 1. С. 11-12.

97. Ляшенко Н.В. Восстановительный подход к правосудию в отношении несовершеннолетних основа для создания ювенальной юстиции в РФ // Вопросы ювенальной юстиции. 2009, № 3 (23). С. 9-11.

98. Максудов P.P. Восстановительная парадигма в ювенальной юстиции: проблема взаимодействия специалистов и участников криминальной ситуации // Вопросы ювенальной юстиции. 2007, № 3. С. 8-11.

99. Максудов P.P. Восстановительное правосудие: концепция, понятия, типы программ // Текст опубликован на сайте Общественного центра «Судебно-правовая реформа» http://www.sprc.ru/library.

100. Манова Н.С. Теоретические проблемы уголовно-процессуальных производств и дифференциации их форм. Дисс. . докт.юрид.наук: 12.00.09 -Саратов, 2005.

101. Марковичева Е.В. Роль института медиации в ускорении уголовного судопроизводства // Российский судья. 2009, № 9. С. 26-28.

102. Масленникова Л.Н. Методология познания публичного и частного (диспозитивного) начал в уголовном судопроизводстве. М., 2000.

103. Маткина Д.В. Конвенциональная форма судебного разбирательства: история, современность и перспективы развития. Дис. .канд. юрид. наук. Оренбург, 2009.

104. Мельникова Э.Б. Ювенальная юстиция: Проблемы уголовного права, уголовного процесса и криминологии: Учеб. пособие. М.: Дело, 2000.

105. Михайловская И.Б. Товарищеский суд важное средство коммунистического воспитания масс. - М.: Знание, 1961.

106. Михайловская И.Б. Цели, функции и принципы российского уголовного судопроизводства (уголовно-процессуальная форма). М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2003.

107. Носырева Е.И., Стернин И.А. "Посредничество" или "медиация": к вопросу о терминологии // Третейский суд. 2007, № 1. С. 9-14.

108. Организация и проведение программ восстановительного правосудия: Методич. пособие / Под ред. J1.M. Карнозовой и P.P. Максудова. М., 2006.

109. Пашкевич П. Процессуальные формы уголовного судопроизводства нужно дифференцировать // Социалистическая законность, № 9. 1974. С. 54-56.

110. Перлов И. Отдача на поруки // Советская юстиция. М.: Госюриздат, 1959, №9. С. 21-25.

111. Петрухин И.Л. Публичность и диспозитивность в уголовном процессе // Российская юстиция. 1999. № 3. С. 24-25.

112. Петрухин И.Л. Восстановительное правосудие: процессуальные аспекты // Восстановительное правосудие. М.: МОО Центр "Судебно-правовая реформа", 2003. С. 82-86.

113. Полянский Н.Н. Вопросы теории советского уголовного процесса. Под ред.: Карев Д.С. М.: Изд-во Моск. Ун-та, 1956.

114. Понасюк A.M. Участие адвоката в урегулировании юридических споров посредством медиации: Дисс. . кан-таюрид. наук. Москва, 2011.

115. Попаденко Е.В. Альтернативные средства разрешения уголовно-правовых конфликтов: российский и зарубежный опыт. Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Краснодар, 2008.

116. Попаденко Е.В. Применение примирительных процедур (медиации) в уголовном судопроизводстве. М.: Юрлитинформ, 2010.

117. Попаденко Е.В. Уголовно-правовой конфликт: понятие и способы преодоления // http://leruvol.narod.ru/spisok.htm.

118. Проблемы общей теории государства и права: Учебник для вузов / Под общ. Ред. Акакдемика РАН, д.ю.н., проф. B.C. Нерсесянца. М., Издательство НОРМА (Издательская группа НОРМА - ИНФРА М), 2002.

119. Прокофьева С.М. Гуманизация уголовного судопроизводства: Дис. . д-ра юрид. наук. СПб., 2002.

120. Рулан Н. Юридическая антропология. Уч. для ВУЗов. Пер. с фр. М., 1999. (сокращ. пер. с изд. 1988.).

121. Сачков А.Н. Роль мировой юстиции в продвижении восстановительного правосудия в Ростовской области // Третейский суд. 2007, № 4. С. 128-129.

122. Семеняко М.Е. Посредничество (медиация) в системе альтернативных способов разрешения конфликтов // Ученые труды российской академии адвокатуры и нотариата. М.: Российская Академия адвокатуры и нотариата, 2009, № 1.С. 43-47.

123. Случевский B.K. Учебник русского уголовного процесса. Введение. Ч. I: Судоустройство / Под ред. и с предисловием В.А. Томсинова. М.: Зерцало, 2008.

124. Случевский В.К. Учебник русского уголовного процесса. Судоустройство судопроизводство. - С.-Пб.: Тип. М.М. Стасюлевича, 1913.

125. Совершенствование механизмов работы с несовершеннолетними правонарушителями в Российской Федерации: Сборник аналитических материалов. М.: ООО «Информполиграф», 2010.

126. Строгович М. О единой форме уголовного судопроизводства и пределах ее дифференциации // Социалистическая законность, № 9. 1974. С. 50-53.

127. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Отв. ред.: Полянский H.H. М.: Изд-во АН СССР, 1958.

128. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. -М., 1968.

129. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 2. М.: Наука. 1970.

130. Тальберг Д.Г. Русское уголовное судопроизводство: Пособие к лекциям. Т. 1 Киев: Т-во печ. дела и торг. И. Н. Кушнерев и Ко в Москве, Киев, отд-ние, 1889.

131. Ткачев В.Н. Восстановительное правосудие и ювенальная юстиция: способы реализации уголовной политики в отношении несовершеннолетних. -Ростов-на-Дону: Изд-во ЮФУ, 2007.

132. Ткачев В.Н. Опытная модель ювенальной юстиции в Ростовской области и ее распространение в регионах России. // Официальный сайт Ростовского областного суда http://www.rostoblsud.ru/to3524582.

133. Трубникова T.B. Упрощенные судебные производства в уголовном процессе России. Дисс. . канд.юрид.наук: 12.00.09 Томск, 1997.

134. Уголовный кодекс ФРГ / Пер. A.B. Серебренниковой. М., 1996.

135. Уголовный процесс: Учебник / Под ред. И.Л. Петрухина. М.: Проспект, 2001.

136. Флямер М. Уголовно-правовое посредничество как способ примирения сторон // Российская юстиция. 2003, № 9. С. 16-18.

137. Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства: В 2-х т. СПб., 1996.

138. Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Изд-во «Альфа», 1996. (Печатается по третьему изданию, Спб, 1910).

139. Хидзева З.Х. Понятие медиации в уголовном процессе Российской Федерации // Российский следователь. 2008, № 23. С. 14-16.

140. Чекулаев Д.П. Потерпевший в уголовном судопроизводстве: доступ к правосудию и компенсация причиненного ущерба. Дис. . канд. юрид. наук. -М., 2005.

141. Чельцов-Бебутов М.А. Курс уголовно-процессуального права. СПб., 1995.

142. Чиркин В.Е. Конституционное право зарубежных стран: Учебник. -М.: Юристъ, 2003.

143. Шамликашвили Ц. Юридическое сопровождение процедуры медиации // Корпоративный юрист. 2009, № 2. С. 56-58.

144. Шатихина Н.С. Институт медиации в российском уголовном праве. Дис. . канд. юрид. наук. С.-Пб., 2004.

145. Шаяхметова А. Комментарий к проекту Закона «О медиации» (опубликован в Бюллетене Верховного Суда Республики Казахстан, № 11, 2010 // http://www.zakon.kz/198344-kommentarijj -k-proektu-zakona-o.html.

146. Шлыкова H.H. Ювенальная юстиция в США, Англии и России в XIX-XX вв. (историко-правовой анализ). Дисс. . канд. юрид. наук. Нижний Новгород, 2001.

147. Щедрин Н.В., Юрков В.В. Примирение преступника и потерпевшего в системе ювенальной юстиции ФРГ: учеб. пособие. Красноярск: ИПК СФУ, 2009.

148. Элькинд П.С. Цели и средства их достижения в советском уголовном процессе. Л.: Изд-во Ленингр. Ун-та, 1976.

149. Ювенальная юстиция: мультидисциплинарный подход. Опыт становления правосудия в отношении несовершеннолетних. Материалы симпозиума / Сост.: Воронова Е.Л. (Под ред.) Ростов-на-Дону: Экспертное бюро, 2002.

150. Юридическая конфликтология новое направление в науке («Круглый стол» журнала) // Государство и право. 1994. № 4.

151. Юридическая процессуальная форма: теория и практика. Под ред.: Горшенев В.М., Недбайло П.Е. М.: Юрид. лит., 1976.

152. Юрченко Л.В Восстановительное правосудие в отношении несовершеннолетних. Теоретические основы медиативного подхода: Монография / Науч. ред.: Гуськова А.П. М.: Юрлитинформ, 2011.

153. Юрченко Л.В. Развитие уголовного судопроизводства по делам в отношении несовершеннолетних (ювенальное судопроизводство) // Вестник Оренбургского государственного университета. 2008, № 83. С. 73-78.

154. Якимович Ю.К. Уголовно-процессуальные производства. Дисс. . докт.юрид.наук: 12.00.09-М., 1992.

155. Якуб M.JI. Процессуальная форма в советском уголовном судопроизводстве. -М.: Юрид. лит., 1981.

156. Специальная литература на иностранных языках

157. Abramson Н. Mediation representation: advocating in a problem-solving process. The National Institute for Trial Advocacy, 2004.

158. Alexander N. Global trends in mediation. Kluwer Law International BV, 2006.

159. Alexander N., Gottwald W., Trencek T. Mediation in Germany: the long and winding Road // Alexander N. Global trends in mediation. Kluwer Law International BV, 2006. P. 223-258.

160. Alternative dispute resolution in North Carolina: a new civil procedure. Ed. by Clare J. North Carolina Bar Foundation and North Carolina Dispute resolution Comission. 2003.

161. Alternative Dispute Resolution Practitioners Guide / By. Brown S, Cervenak C. and Fairman D.; Center for Democracy and Governance; The Conflict Management Group. Cambridge (Mass.), 1998.

162. Ashworth A. The criminal process. An evaluative study. Oxford, 1994.

163. Bazemore G. Restorative justice and the future of diversion and informal social control / Elmar G.M. Weitekamp and Han-Jurgen Kerner. Restorative justice: theoretical foundations. Deon, UK: Willan Publishing. 2002. P. 143-176.

164. Bazemore G., O"Brien S. (2002). The quest for a restorative justice model of rehabilitation: theory-for-practice and practice-for-theory. / Restorative justice and the law. Lode Walgrave, ed. Devon, UK: Willan Publishing. P. 31-67.

165. Braithwaite J. Crime, shame and reintegration. Cambridge: Cambridge University Press, 1989.

166. Braithwaite J. Restorative justice and responsive regulation. Oxford: Oxford University Press, 2002.

167. Butler V. Mediation: essentials and expectations. Dorrans Publishing Inc. 2004.

168. Carpentieri L. Restorative justice in France: obstacles for the application of a truly restorative approach to french dispute resolution. P. 1-3 // www.resorativejustice.org/10fulltext/carpentier/view.

169. Christie N. Conflicts as property // The British journal of criminology. 1997. Vol. 17. № l.P. 1-15.

170. Cooley J. The mediator"s handbook. Second edition. The National Institute for Trial Advocacy, 2006.

171. Crawford A., Newburn T. Youth offending and restorative justice: implementing reform in Youth Justice. Cullompton: Willan Publishing, 2003.

172. Daly K. Seeking justice in the 21th century: towards an intersectional politics of justice // Restorative justice: from theory to practice. Edited by H.V. Miller. Emerald Group Publishing Limited, 2008. P. 3-30.

173. Davis G. Making amends. Mediation and reparation in criminal justice. Routledge, 1992.

174. Elechi O. Doing justice without the state: The Afikpo (Ehugbo) Nigeria model. Routledge, 2006.

175. Final report for AGIS Project. Restorative Justice: an agenda for Europe. Supporting the implementation of the restorative justice in the South of Europe // http://www.euforumrj.org/Projects/Going%20South%20Report.pdf.

176. Final report. Action-research about the availability of the victim-offender mediation or how to implement mediation at the post-sentence stage. Project by Citoyens et Justice.

177. Gumbiner K. An overview of alternative dispute resolution / Alternative dispute resolution. The litigator"s handbook / edited by Atlas N., Huber S., Tarchte-Huber W. American Bar Association, 2000. P. 1-16.

178. Handbook of restorative jjustice. Edited by Sullivan D. and Tifft L. Routledge, 2006.

179. Handbook on restorative justice programs. United Nations, New York, 2006.

180. Hartmann A. Restorative justice in Germany. Legal framework and practice // http://www.politika.lv/index.php71M603.

181. Hoffman D. Ten principles of mediation ethics // Mediation: approaches and insights. Edited by Russ Bleemer, Juris Publishing, LLC. 2005. P. 55-58.

182. Iivari J. Mediation in Finland // Victim-offender mediation in Europe. Making restorative justice work. European Forum for Victim-Offender Mediation and Restorative Justice (ed.), KU Leuven, 2000.

183. Iivari J., Sakkinen S., Kuoppala T. Statistical report in mediation in criminal and civil cases 2009 in Finland. National Institute for Health and Welfare, 2010.

184. Kingsley J. A Brief history of community mediation in relation to Victim-Offender Mediation (Extracted from "Restorative Justice How it Works" by Liebmann M., London, 2007).

185. Liebmann M. Restorative justice how it works. London, 2007.

186. Lovenhein P., Guerin L. Mediate, don"t litigate. Delta Printing Solutions, Inc., 2004.

187. Marshall, T. Restorative justice. An overview. London, Home Office Research Development and Statistics Directorate, 1999.

188. McCold P. The recent history of restorative justice. Mediation, circles and conferencing // Handbook of Restorative Justice. Edited by Sullivan D. and Tifft L. Routledge, 2006. P. 23-51.

189. Mediation and criminal justice: victims, offenders and community. Ed. by Wright M. and Galaway B. London: SAGE Publications Ltd., 1989.

190. Mediation of criminal conflict in England: an assessment of services in Coventry and Leeds. Research for an International Resource Center in Support of Restorative Justice Dialogue, Research and Training by Mark S. Umbreit, Ann Warner Roberts. 1996.

191. Meeting the challenges of introducing victim-offender mediation in Central and Eastern Europe by Borbala Fellegi. European Forum for Victim-Offender Mediation and Restorative Justice, 2005.

192. Miers D., Semenchuk M. Victim-offender mediation in England and Wales // Victim-Offender mediation with youth offenders in Europe. An overview and comparison of 15 countries. Edited by Mestitz A. and Ghetti S. Springer, 2005. P. 2346.

193. Ottawa replaces Young Offenders Act // CBC News. November 10, 2000 // http://www.cbc.ca/news/canada/story/1999/03/! l/yoa990311 .html.

194. Pel M. Referral to mediation: a practical guide for an effective mediation proposal. SDU Uitgevers bv The Hague, 2008.

195. Pelikan C. A European overview of victim-offender mediation: examples of good practice // http://www.mediadoresdeconflitos.pt/docsdownload/artigoChristaPelikan%5B 1%5 D.pdf.

196. Restorative justice: an agenda for Europe. Supporting the implementation of restorative justice in the South of Europe. Report prepared by Clara Casado Coronas and the core group "Going South" // European Forum for Restorative Justice, 2008.

197. Restorative justice: from theory to practice. Edited by H.V. Miller. Emerald Group Publishing Limited, 2008.

198. Restorative justice in Canada: a consultation paper. Prepared by the Department of Justice. May 2000 // http://www.justice.gc.ca/eng/pi/pcvi-cpcv/cons.html#Intro.

199. Restorative justice in Canada: what victims should know. Prepared by the Canadian Resource Centre for Victims of Crime. Revise by March 2011 // http://www.crcvc.ca/docs/restjust.pdf.

200. Restorative justice on trial: pitfalls and potentials of victim-offender mediation: international research perspectives. Edited by Messmer H., Otto H. Kluwer Academic Publishers, 1992.

201. Santos A. Victim-offender mediation and other restorative practices in Portugal: why not? International Institute of Mediation and Arbitration, 2011.

202. Schijndel R.A.M. Confidentiality and victim-offender mediation. Maklu, 2009.

203. Sherman L. and Strang H. Restorative justice: the evidence. The Smith Institute, 2007.

204. Spangler B. Alternative dispute resolution (ADR) // Beyond Intractability. Eds. Burgess G. and Burgess H. Conflict Research Consortium, University of Colorado, Boulder. 2003.

205. Spencer D., Brogan M. Mediation law and practice. Cambridge University Press, 2006.

206. Strasser F., Randolph P. Mediation: a psychological insight into conflict resolution. Continuum International Publishing Group, 2004.

207. Umbreit M., Coates R. Victim-offender mediation. A review of research in the United States // Davis G. Making Amends. Mediation and Reparation in Criminal Justice. Routledge, 1992.

208. Umbreit M., Roberts A. Mediation of criminal conflict in England: an assessment of services in Coventry and Leeds. Research for Center for Restorative Justice and Peacemaking, 1996.

209. Umbreit M. The handbook on victim-offender mediation: an essential guide to practice and research. Jossey-Bass Inc., 2001.

210. Umbreit M. Victim-offender mediation. Conflict resolution and restitution. PACT Institute of Justice, Valparaiso, Indiana. 1985.

211. Umbreit М., Vos В., Coates В. and Lightfoot L. Justice in the twenty first century: a social movement full of opportunities and pitfalls. Marquette University Law Review, 2005.

212. Victim-offender mediation with youth offenders in Europe. An overview and comparison of 15 countries. Edited by Mestitz A. and Ghetti S. Springer, 2005.1. Судебная практика

213. Обобщение Московского областного суда «Обобщение судебной практики по делам о преступлениях, совершенных несовершеннолетними»// СПС «Консультант Плюс».

214. Справка Московского городского суда о результатах изучения характера ипричин ошибок, послуживших основанием отмены или изменения приговор вкассационном порядке в отношении несовершеннолетних в 2007 году.

215. Материалы Пермского краевого суда.

216. Материалы Ростовского областного суда.

217. Материалы Арбитражного суда Омской области.

218. Материалы Арбитражного суда Ростовской области.

219. Архив Заволжского районного суда г. Ярославля.

220. Архив Промышленного районного суда г. Смоленска.

221. Архив Смоленского районного суда Смоленской области.

222. Архив Тверского районного суда г. Москвы.

223. Архив Таганского районного суда г. Москвы.

224. Архив Черемушкинского районного суда г. Москвы.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Применение медиации в уголовном процессе

Медиация (от англ. mediation - посредничество) по своей сути означает содействие третьей незаинтересованной стороны двум или более другим в поисках соглашения в спорной или конфликтной ситуации.

Медиация возникла по второй половине XX века. Местом ее рождения можно назвать сразу несколько стран - США, Австралию и Великобританию, объединенных англосаксонской системой права. Позже такой способ разрешения конфликтов распространился и в Европе, а в настоящее время его активно используют в Японии, Китае, Корее и многих других странах. На сегодняшний день медиация активно развивается и в Казахстане.

Медиация - это «процедура примирения конфликтующих сторон путем из вступления в добровольные переговоры с привлечением нейтрального лица - медиатора - с целью достижения взаимопонимания и составления договора, разрешающего конфликтную ситуацию».

28 января 2011 года Президент РК подписал Закон РК «О медиации». С принятием этого закона созданы правовые условия для развития в нашей стране альтернативных способов урегулирования споров при участии медиаторов.

В уголовном процессе участие медиатора законодательно регламентировано статьями 64,71 и 85 УПК РК.

Уголовно-процессуальным кодексом Республики Казахстан медиатору в уголовном процессе предоставлены следующие права:

1) знакомиться с информацией, предоставляемой сторонам медиации органом, ведущим уголовный процесс;

2) знакомиться с данными об участниках уголовного процесса, являющихся сторонами медиации;

3) встречаться с участниками уголовного процесса, являющимися сторонами медиации, наедине и конфиденциально без ограничения количества и продолжительности встреч в соответствии с уголовно-процессуальным законом;

4) содействовать сторонам в заключении соглашения о достижении примирения в порядке медиации.

И возложены следующие обязанности:

1) при проведении медиации действовать только с согласия сторон медиации;

2) до начала медиации разъяснить сторонам медиации ее цели, а также их права и обязанности;

3) не разглашать сведения, ставшие ему известными в связи с проведением процедуры медиации.

Медиатор вправе с согласия сторон осуществлять процедуру медиации с момента регистрации заявления и сообщения об уголовном правонарушении и на последующих стадиях уголовного процесса до вступления приговора в законную силу.

Согласно Закона «О медиации» сферой применения медиации определены споры и конфликты в гражданских, трудовых, семейных и иных правоотношениях с участием физических и юридических лиц, а также рассматриваемые в ходе уголовного производства по делам о преступлениях небольшой и средней тяжести.

В соответствии с ч.1 ст.68 Уголовного кодекса РК, лицо, совершившее уголовный проступок или преступление небольшой или средней тяжести, не связанное с причинением смерти, подлежит освобождению от уголовной ответственности, если оно примирилось с потерпевшим, заявителем, в том числе в порядке медиации и загладило причиненный вред. Количество прекращенных уголовных дел с заключением медиативных соглашений увеличивается с каждым годом. В основном, медиаторы проводили примирительные процедуры по фактам совершения хулиганств, краж и самоуправств.

Более того, уголовный кодекс предусмотрел возможность заключения медиативных процедур по тяжким видам преступлений в отношении отдельных граждан (несовершеннолетние, беременные женщины, женщины, имеющие малолетних детей, мужчины, воспитывающие в одиночку малолетних детей, женщины в возрасте 58 и выше лет, мужчины в возрасте 63 и выше лет). Вышеуказанные лица могут быть освобождены от уголовной ответственности, если они впервые совершили тяжкое преступление, не связанное с причинением смерти или тяжкого вреда здоровью человека, если они примирились с потерпевшим, заявителем, в том числе в порядке медиации, и загладили причиненный вред.

Проведение медиации начинается со дня заключения сторонами договора о медиации. Договор заключается в письменной форме. В договоре должны быть указаны: дата, время и место составления; наименование сторон спора (конфликта), фамилии и инициалы, должности их представителей с указанием полномочий; предмет спора (конфликта); сведения о медиаторе, который выбран сторонами медиации; условия, порядок и размер расходов, связанных с проведением медиации, а в случае осуществления медиации на профессиональной основе - выплаты вознаграждения медиатору; язык проведения медиации; обязательство сторон о конфиденциальности проведения медиации и последствия неисполнения такого обязательства; основания и объем ответственности медиатора, участвующего в урегулировании спора (конфликта) сторон медиации, за действия (бездействие), повлекшие убытки (ущерб) для сторон медиации; реквизиты сторон; срок и порядок проведения медиации.

В соответствии со статьей 27 Закона РК «О медиации» соглашение об урегулировании конфликта, достигнутое сторонами при проведении медиации в ходе уголовного процесса, представляет собой соглашение об урегулировании конфликта путем заглаживания причиненного потерпевшему вреда и примирения лица, совершившего уголовное правонарушение, с потерпевшим. Указанное соглашение заключается в письменной форме и незамедлительно направляется органу, ведущему уголовный процесс, в производстве которого находится уголовное дело, и в случаях, предусмотренных УПК РК является обстоятельством, исключающим либо позволяющим не осуществлять уголовное преследование.

Решение об освобождении лица от уголовной ответственности принимает орган, ведущий уголовный процесс, в производстве которого находится уголовное дело.

Главный специалист Темиртауского городского суда Кутыменова Г.М.

Развитие уголовно-процессуального права – постоянный процесс, следующий за изменением общественных отношений, которые оно регулирует. При отсутствии такого развития возникает разрыв между отношениями, складывающимися в обществе, и их правовым регулированием.

К сожалению, отечественная правовая система в сфере уголовного судопроизводства характеризуется тем, что многие ее правовые институты не используются должным образом, хотя могли бы, при правильном подходе, значительно упростить достижение целей, закрепленных в законодательстве.

Одним из таких институтов является примирение сторон, закрепленное в ст. 25 УПК РФ, и разновидность такого примирения сторон – медиация.

Что представляет собой институт примирения сторон, медиация в уголовном судопроизводстве в настоящее время, и каким образом медиация может дополнить и развить примирение сторон?

Примирение сторон – совместная деятельность потерпевшего и обвиняемого по достижению приемлемого результата для обеих сторон в рамках уголовного дела, закрепленного в соглашении между ними, выраженного в возмещении вреда потерпевшему обвиняемым в обговоренной форме и в отказе потерпевшего от требования привлечь обвиняемого к уголовной ответственности.

Примирение сторон означает оформленный в надлежащей процессуальной форме отказ потерпевшего от своих первоначальных претензий и требований к лицу, совершившему преступление, отказ от просьбы привлечь его к уголовной ответственности или просьбу прекратить уголовное дело, возбужденное по его заявлению; другими словами – прекращение конфликта между виновным и потерпевшим путем восстановления нарушенных преступлением отношений.

Медиация не закреплена в российском уголовно-процессуальном законодательстве, УПК РФ не содержит норм о возможности использования посредников для достижения примирения между сторонами, не регулирует вопросы участия государственных органов в данной деятельности.

Тем не менее медиация в уголовном судопроизводстве является предметом оживленной дискуссии в научных кругах в качестве альтернативы традиционному уголовному преследованию.

Законодатель видит место медиации в отечественном правовом регулировании исключительно в рамках цивилистики, чему свидетельствует федеральный закон от 27 июля 2010 г. № 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)», в соответствии со ст. 1 которого медиация применяется к спорам, возникающим из гражданских правоотношений, в том числе в связи с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, а также спорам, возникающим из трудовых правоотношений и семейных правоотношений.

А.П. Гуськова и Д.В. Маткина определяют медиацию, как процесс совместного решения проблемы участниками конфликта, шансы которого на успех высоки в силу особых процессуальных условий и профессиональной помощи медиатора в осуществлении взаимодействия сторон на пути к урегулированию спора; внесудебное урегулирование споров между субъектами при участии незаинтересованной стороны.

Е.В. Марковичева определяет медиацию как форму разрешения уголовно-правового конфликта путем прекращения уголовного преследования в связи с примирением, проведенным профессиональным посредником (медиатором).

Л.В. Головко определяет медиацию как любые процедуры, в рамках которых пострадавшему и правонарушителю предоставляется возможность, в случае их добровольного на то согласия, принимать активное участие в разрешении проблем, возникших в результате преступления, с помощью беспристрастной третьей стороны (медиатора).

Представляется, что медиацию в уголовном судопроизводстве можно определить как примирение сторон, достигаемое с помощью независимого от участников уголовного судопроизводства посредника (медиатора) в выработке соглашения между сторонами, обратив внимание на два существенных момента.

Во-первых, медиация должна осуществляться в рамках процедуры примирения сторон, в соответствии со ст. 25 УПК РФ.

Почему важно следовать именно этой процедуре?

Прежде всего, потому что введение отдельной процедуры медиации в уголовном судопроизводстве может привести к путанице в правовом регулировании.

Для того, чтобы медиация работала, а не была лишь закрепленной на бумаге процедурой, необходим механизм. По примирению сторон механизм есть. Он не совершенен, он допускает злоупотребления, но он есть и работает, для этого достаточно ознакомиться с судебной статистикой. Введение независимого от участников уголовного судопроизводства посредника позволит придать необходимый импульс развития правовому институту примирения сторон, который при использовании в полной мере с должной эффективностью позволит значительно разгрузить правоохранительную систему при выполнении назначения уголовного судопроизводства, закрепленного в ст. 6 УПК РФ.

Во-вторых, медиатором может быть только лицо независимое от всех участников уголовного судопроизводства.

В научных статьях встречается мнение, что медиатором может выступать, например, суд, точнее, судья, используя приемы медиации, сможет подтолкнуть стороны к примирительным процедурам. Представляется, что это неверная позиция. Медиатором может быть лишь независимое лицо. Если суд, органы предварительного расследования или прокуратура будут «подталкивать» потерпевшего и обвиняемого к примирительным процедурам, то возможно подозрение или даже уверенность в заинтересованности этих лиц, что является прямым нарушением ст. ст. 7 и 15 УПК РФ.

Введение в институт примирения сторон медиатора именно как независимого как от обвиняемого, так и от потерпевшего лица позволит дать дополнительные гарантии соблюдения принципов уголовного судопроизводства при примирении сторон.

Список литературы

1. Багмет А. Прекращение уголовных дел судом в связи с примирением сторон // Законность. 2007. № 4. С. 38-40.

2. Волеводз А.Г., Дубровин В.В. Правовое регулирование возмещения вреда, причиненного преступлением, по законодательству США // Юридический мир. 2010. № 4. С. 35-42.

3. Волеводз А.Г., Дубровин В.В. Правовое регулирование возмещения вреда, причиненного преступлением, по законодательству зарубежных стран // Юридический мир. 2009. № 11. С. 50-67.

4. Воскобитова Л.А. Перспективы развития института примирения сторон в уголовном судопроизводстве России // Мировой судья. 2007. № 1. С. 8-11.

5. Головко Л.В. Альтернативы уголовному преследованию в современном праве. СПб. 2002. 544 с.

6. Головко Л.В. Институт уголовно-правовой медиации и его перспективы в Российской Федерации // Закон: Апрель. 2009. № 4. С. 127-135.

7. Гуськова А.П. Медиация как метод восстановительного правосудия в уголовном судопроизводстве // Уголовный процесс. 2009. № 10. С. 25-27;

8. Гуськова А.П., Маткина Д.В. Медиация в уголовном процессе // Российский судья. 2009. № 2. С. 34-37.

9. Дорошков В.В. Мировой судья. Исторические, организационные и процессуальные аспекты деятельности. М., 2004. 320 с.

10. Дубровин В.В. Возмещение вреда, причиненного преступлением, путем компенсации со стороны государства (отечественный и зарубежный опыт) // Международное уголовное право и международная юстиция. 2010. № 3. С. 15-19.

11. Дубровин В.В. Государственная компенсация потерпевшему вреда, причиненного преступлением // Законодательство. 2010. № 11. С. 75-78.

12. Дубровин В.В. Из истории развития правового регулирования института гражданского иска в уголовном процессе России // История государства и права. 2009. № 4. С. 20-23.

13. Дубровин В.В. От примирения сторон к медиации в уголовном судопроизводстве России // Библиотека криминалиста. Научный журнал. 2011. № 1. С. 90-95.

14. Дубровин В.В. Правовое регулирование возмещения вреда, причиненного преступлением, по законодательству Федеративной Республики Германии // Международное уголовное право и международная юстиция. 2009. № 4. С. 31-36.

15. Дубровин В.В. Правовое регулирование возмещения вреда, причиненного преступлением, по законодательству Французской Республики // Международное уголовное право и международная юстиция. 2010. № 1. С. 18-23.

16. Дубровин В.В. Регулирование вопросов возмещения вреда, причиненного преступлением, в международно-правовых документах Организации объединенных наций // Международное уголовное право и международная юстиция. 2009. № 1. С. 26-33.

17. Комбарова Е.Л. Процессуальные особенности примирения сторон при рассмотрении уголовных дел мировыми судьями России // Вестник Воронежского государственного университета. Серия: Право. 2007. № 1. С. 291-293.

18. Марковичева Е.В. Потенциальные возможности института медиации в ускорении российского уголовного судопроизводства // Современное право. 2009. № 11. С. 114-116.

19. Пахомова С.Ю. Правовые и социальные предпосылки становления примирительных процедур (в том числе медиации) в уголовном процессе России // Третейский суд. 2010. № 1. С. 143- 150.

20. Попаденко Е.В. Альтернативные средства разрешения уголовно-правовых конфликтов в российском и зарубежном праве. М., Издательство «Юрлитинформ», 2009. 176 с.

21. Рябцева Е.В. Судебная деятельность в состязательном уголовном процессе. Воронеж, 2005.320 с.

Гуськова А.П., доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой уголовного процесса Оренбургского государственного университета, заслуженный юрист Российской Федерации.

Маткина Д.В., аспирантка кафедры уголовного процесса.

Авторы научной статьи в процессе исследования, опираясь на опыт некоторых зарубежных стран, пришли к выводу о том, что необходимо законодательно закрепить медиацию путем внесения соответствующих изменений в гл. 35 - 39, 40 УПК Российской Федерации, что, возможно, вызовет широкую читательскую дискуссию.

Современная тенденция к расширению диспозитивных начал и конвенциальности в уголовном процессе относит нас к современному иностранному уголовно-процессуальному праву, где наблюдается постоянный императив de lege ferenda - ускорение уголовного процесса. Одним из наиболее радикальных способов ускорения уголовного процесса зарубежных стран служит так называемое альтернативное разрешение уголовно-правовых конфликтов, т.е. речь идет о том, что ускорение процесса происходит за счет его тотального сокращения. Производство по делу завершается в таком случае на ранних этапах, поскольку реакция государства на преступление осуществляется "в альтернативной форме" <1>.

<1> Головко Л.В. Альтернативы уголовному преследованию в современном мире. СПб.: Юридический центр Пресс, 2002. С. 42.

В США только 5% дел доходят до судебного разбирательства, остальные завершаются, не доходя до суда, благодаря альтернативным способам разрешения. Внесудебное урегулирование споров там развито из-за длительности сроков рассмотрения дел и весьма высоких адвокатских гонораров. В мировой практике успешно работают десятки видов примирительных процедур. Мы остановимся на медиации.

Опыт медиации уже известен в Голландии, Словении, Германии, где отдельные земли начали вводить эту процедуру <2>. Наибольшую известность завоевали центры медиации в Великобритании, Франции, Италии. В США при судах созданы центры или советы по разрешению споров путем медиации, и заняты в этом бизнесе в качестве медиаторов самые компетентные и авторитетные люди в различных сферах экономики, права и промышленности. Медиацию можно сравнить с "усовершенствованной формой" широко известных посреднических и примирительных процедур. Следовательно, тот факт, что медиация уже много веков служит делу установления мира, очевиден. Медиация в международном масштабе сегодня является одной из самых быстро развивающихся форм урегулирования конфликтов.

<2> См.: Катарина Грефин фон Шлиффен. Медиация в системе внесудебных форм разрешения споров // Медиация в нотариальной практике (альтернативные способы разрешения конфликтов). Пер. с нем. / Петер Фар (и др.) М., 2005.

Важность медиации была признана на международном уровне при принятии 24 июня 2002 г. Комиссией ООН по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ), учрежденной Генеральной Ассамблеей ООН в 1966 г., Типового закона ЮНСИТРАЛ о международной коммерческой согласительной процедуре <3>. В 2008 г. вступила в силу директива Европейского союза, одним из последствий которой является необходимость разработки законодательных актов в странах - членах ЕС, где эта правовая база еще не создана. Законопроект о медиации в России уже имеется и в ближайшее время будет рассмотрен <4>.

<3> URL: http://www.uncitral.org/uncitral/ru/uncitral_texts/arbitration/2002Model_conciliation.html
<4>

29 января 2008 г. на внеочередном съезде Общероссийской общественной организации "Ассоциация юристов России", посвященном теме "Внесудебное разрешение споров как социальная задача", Дмитрий Медведев отметил, что одной из социально значимых задач юристов России является развитие в нашей стране альтернативных методов разрешения споров, в том числе третейского суда и переговоров. По мнению Дмитрия Медведева, это существенно поможет разгрузке российской судебной системы и сориентирует нашу страну на формирование гражданского общества <5>.

<5> Внеочередной съезд Общероссийской общественной организации "Ассоциация юристов России" по теме "Внесудебное разрешение споров как социальная задача", состоявшийся 29 января 2008 г. в Колонном зале Дома союзов, г. Москва.

Заинтересованность в развитии альтернативных методов разрешения споров, и в частности медиации, в регионах нашей страны за последнее время становится четко выраженной тенденцией. На проходившей 25 марта 2008 г. в Оренбурге конференции на тему "Медиация как инструмент совершенствования правовой системы" председатель Законодательного Собрания Оренбургской области Д.В. Кулагин отметил, что в Оренбургской области необходимо решать этот вопрос положительно. На этой же конференции выступивший с сообщением "Медиационные процедуры в современном уголовном судопроизводстве России: необходимость и неизбежность!" <6> доцент Е.А. Карякин сформулировал свою позицию, поддержал идею, ранее обозначенную профессором А.П. Гуськовой.

<6> Гуськова А.П., Карякин Е.А. Медиационные процедуры в современном уголовном судопроизводстве России: необходимость и неизбежность! (доклад на конференции "Медиация как инструмент совершенствования правовой системы", Оренбург, 25 марта 2008 г.) // http://www.osu.ru/news/2608.

Что такое медиация?

Медиация (от лат. mediatio - "посредничество", англ. - mediation) - это процесс совместного решения проблемы участниками конфликта, шансы которого на успех высоки в силу особых процессуальных условий и профессиональной помощи медиатора в осуществлении взаимодействия сторон на пути к урегулированию спора. Медиация - это внесудебное урегулирование споров между субъектами при участии незаинтересованной стороны; один из самых неформальных способов разрешения конфликтов - процесс, в котором стороны встречаются с совместно избранным, беспристрастным, нейтральным специалистом - медиатором (посредником), который помогает вести переговоры, с целью выработки взаимоприемлемого жизнеспособного решения в условиях существующих между ними различий интересов.

С помощью медиации возможно рассматривать большинство споров: это и коммерческие споры, и внутрикорпоративные, и семейные, споры о возмещении вреда, причиненного имуществу или здоровью, между арендодателем и нанимателем, поставщиком и покупателем, заказчиком и подрядчиком, трудовые споры, в том числе коллективные, связанные с угрозой проведения забастовок. Согласно международной статистике через медиацию проходит 30 - 40% всех споров, при этом положительный результат достигается в 85% случаев. Медиация позволяет сторонам найти выход из тупиковой ситуации и при этом понести минимальные финансовые и временные потери, сохранив партнерские, дружеские отношения, не нанеся ущерба собственной репутации.

Ирина Решетникова справедливо отмечает: "Медиация - это другой уровень не только правовой культуры, но и культуры вообще. Если иметь медиативные услуги в государстве, то можно сохранить множество семей, разрешить многие споры в досудебном порядке..." <7>.

<7> См.: Черткова Н. Вне суда не значит вне закона // http://www.osu.ru/news/2608.

В чем же основные особенности данного института, которые позволяют говорить о возникновении принципиально нового способа разрешения конфликтов, и каким образом его можно применять в уголовном процессе?

"Медиация более всего приемлема когда: 1) когда желательно иметь решение в результате процесса переговоров; 2) нет необходимости создавать юридический прецедент; 3) стороны хотят сохранить конфиденциальность, эмоциональные ресурсы; 4) стороны экономят время и финансы; 5) стороны хотят в дальнейшем поддерживать отношения" <8>. Однако, скажем так, в целом медиация не может подходить для разрешения уголовно-правового конфликта, но определенные медиативные ее приемы в уголовном процессе, в частности по делам частного обвинения, можно с успехом применять. Таким образом, это позволит выделить еще один вид медиации - медиация в уголовном процессе.

<8> Цисана Шамликашвили в интервью пресс-центру "ТАСС-Урал" на пресс-конференции по теме "Медиация в коммерческих спорах, медиация как социально значимый инструмент" / Центр медиации и права // http://www.mediacia.com/events.php?id=6.

Понятие частного обвинения получило широкое применение с появлением в России мировых судей. Если в УПК РСФСР в ст. 27 был обозначен перечень преступлений, которые относились к производству в порядке частного обвинения, то уже в УПК РФ 2002 г. вводится порядок производства по таким делам. Частное обвинение, таким образом, становится видовым по отношению к общему понятию обвинения. И в связи с этим действующий ныне институт частного обвинения несомненно должен получить дальнейшее развитие в законодательстве.

Прежде всего необходимо в законе закрепить понятие частного обвинителя, определить его статус, обозначить процессуальное положение, а производство по таким делам у мирового судьи выделить в качестве самостоятельной процессуальной формы ведения производства, отразив наличие медиации.

Современный этап развития института частного обвинения основан на тех же изменениях, которые произошли в соответствии с принятием Конституции РФ, а также УПК РФ.

Потерпевший-обвинитель наделен правом примириться с обвиняемым, изменить обвинение, может вообще полностью отказаться от обвинения. Для этого законодатель наделил его комплексом таких прав, которые позволяют ему закончить производство по делу посредством добровольного примирения и воспользоваться правом медиации.

Для массовой реализации этой удобной практики в России есть все основания, осталось, скажем так, создать условия.

Все альтернативные системы разрешения споров, отметим, возникли в странах с состязательной системой судопроизводства. Видя позицию другой стороны, адвокат всегда может взвесить, стоит ли продолжать прения или лучше заключить мировое соглашение (в США это обычный договор). Ныне действующий уголовный процесс тоже является состязательным, а потому у нас нет препятствий. В России, как и в Европе, адвокаты не обязательно участвуют в процессах принятия решений. Поэтому с введением новой процедуры необходимо предоставить возможность адвокатам разрешать конфликт посредством мирного решения (медиации).

Медиативные методы способны снять накал страстей, которые нередко сопровождают уголовно-правовой конфликт. Цисана Шамликашвили отмечает: "Когда в прошлом году мы проводили обучение группы наших судей, то результатом этого обучения стало то, что люди по-другому начали смотреть на межличностные конфликты, на конфликты, которые возникают в коллективе" <9>. Конечно, судья не может быть медиатором в силу того, что выносит судебные решения. Но если судья обладает хотя бы небольшим количеством приемов медиации, то он сможет подтолкнуть стороны к примирительным процедурам. Судья должен именно подтолкнуть стороны, чтобы они сами пришли к уголовно-мировому соглашению. Если же судья будет навязывать мировое соглашение, то он подлежит отводу, потому что высказывает свое мнение по данному делу.

<9> Цисана Шамликашвили в интервью пресс-центру "ТАСС-Урал" на пресс-конференции по теме "Медиация в коммерческих спорах, медиация как социально значимый инструмент" / Центр медиации и права // http://www.mediacia.com/events.php?id=6.

Следовательно, применительно к судам многие элементы медиации могут быть использованы. У некоторых судей, проходивших обучение медиации, мировые соглашения составляют от 20 до 40%, при том что средний показатель составляет около 6%. И это надо признать как положительный фактор.

Медиация вполне применима и к производству в особом порядке судебного разбирательства. Обозначим общие признаки медиации и процедуры гл. 40 УПК:

  1. высокая скорость разрешения конфликта;
  2. договор противоборствующих сторон;
  3. третья незаинтересованная (нейтральная) сторона (во время всего процесса медиатор должен быть абсолютно нейтральным или может, в исключительных случаях, высказать свое мнение по обсуждаемому вопросу или свидетельскому показанию);
  4. судья или медиатор фиксирует конвенцию (уголовно-мировое соглашение);
  5. результат устраивает все заинтересованные стороны (две или более сторон встречаются с нейтральной третьей стороной, которая ведет данный переговорный процесс, помогая сторонам прийти, если это возможно, к решению, при котором выигрывают все или если проигрывают, то минимально. С таким решением стороны могут жить дальше);
  6. минимальные финансовые потери, снижены судебные расходы;
  7. решение составляется в письменной форме;
  8. враждебность сторон сводится к минимуму - неугрожающий характер процесса;
  9. одним из принципов является равенство сторон.

Таким образом, по делам небольшой и средней тяжести в ходе судебного разбирательства реально применение медиативной процедуры. Так, если в ходе судебного разбирательства, проводимого в общем порядке, подсудимый признал вину полностью, выразил желание к примирению с потерпевшим и потерпевший не возразил, стороны защиты и обвинения пришли к выводу о бессмысленности судебных прений, заявили ходатайство сторон, то суд должен перейти к рассмотрению дела в особом порядке по основанию медиации. В таком судебном разбирательстве судья не исследует непосредственно материалы уголовного дела в судебном следствии, не объявляет проведение судебных прений, а просто фиксирует конвенцию между сторонами о примирении, так называемое мировое соглашение в уголовном процессе. Судья-медиатор не выносит решения, а используя определенные навыки медиативных способов разрешения конфликта, принимает меры к прекращению спора по воле сторон. Медиатор в особом порядке судебного разбирательства - это судья с навыками медиативных способов разрешения конфликта. Отличием процедуры особого порядка по основанию медиации должно стать ограничение в пределах назначаемого наказания, а именно: суд может назначить наказание в размере, не превышающем 3/4 максимального срока или размера наказания.

С учетом всего сказанного находим, что необходимо законодательно закрепить медиацию в уголовном процессе посредством внесения соответствующих изменений в гл. 35 - 39, 40 УПК.

Похожие публикации