Является ли законом разъяснение верховного суда рф. Разъяснения пленума верховного суда рф по гк рф. I. Общие вопросы обратной силы уголовного закона

Является ли законом разъяснение верховного суда рф. Разъяснения пленума верховного суда рф по гк рф. I. Общие вопросы обратной силы уголовного закона

Пленум Верховного Суда РФ 23 июня 2015 года принял постановление, в котором дал разъяснения по применению обновленных общих положений Гражданского кодекса, которые регулируют вопросы применения гражданского законодательства, правовое положение физических и юридических лиц, объекты гражданских прав, сделки (включая вопросы недействительности сделок), представительство (включая вопросы выдачи доверенности).

Объективная необходимость принятия Постановления Пленума Верховного Суда РФ (пост. Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 (далее - Постановление Пленума Верховного Суда РФ)) вызвана теми изменениями, которые были внесены в гражданское законодательство в рамках реализации Концепции его развития (Концепция была одобрена решением Совета при Президенте Российской Федерации по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 07.10.2009). Эти изменения, предусмотренные законопроектом № 47538-6, вносились в Гражданский кодекс постепенно, в течение 2012-2015 годов (Федеральные законы от 08.03.2015 № 42-ФЗ, от 05.05.2014 № 99-ФЗ, от 12.03.2014 № 35-ФЗ, от 21.12.2013 № 367-ФЗ, от 30.09.2013 № 260-ФЗ, от 02.07.2013 № 142-ФЗ, от 07.05.2013 № 100-ФЗ, от 30.12.2012 № 302-ФЗ).

Суть разъяснений Пленума Верховного Суда РФ

Разъяснения Пленума Верховного Суда РФ касаются положений раздела I части первой Гражданского кодекса (т.е. общих положений), а именно норм, регулирующих:

Самые общие (и самые принципиальные) вопросы применения гражданского законодательства (состав гражданского законодательства, отношения, регулируемые гражданским законодательством, действие гражданского законодательства во времени и т.д.);

Правовое положение физических и юридических лиц;

Объекты гражданских прав;

Сделки, включая вопросы недействительности сделок;

Представительство, включая вопросы выдачи доверенности.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ также признало не подлежащим применению ряд ранее данных судам разъяснений, включая отдельные пункты совместного постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума ВАС РФ "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" (пост. Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 01.07.1996 № 6/8), а также постановление Пленума ВАС РФ "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с применением статьи 169 Гражданского кодекса Российской Федерации" (пост. Пленума ВАС РФ от 10.04.2008 № 22). Соответственно, отдельный интерес представляет вопрос о том, какие именно разъяснения, ранее данные высшими судами, были признаны не подлежащими применению.

В ряде случаев разъяснения носят очевидный характер и напрямую связаны с изменениями Гражданского кодекса. Так, Федеральным законом от 30 декабря 2012 года № 302-Ф3 в указанный документ были внесены изменения, касающиеся уточнения источников гражданского права. Такой источник права как "обычай делового оборота", неразрывно связанный с предпринимательской деятельностью, был "расширен" до "обычая", который может применяться и в иных отношениях, например, связанных с определением гражданами порядка пользования общим имуществом. Соответственно этому пункт 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ дает разъяснения о том, что представляют собой обычаи как источники гражданского права.

В некоторых ситуациях Пленум Верховного Суда РФ счел необходимым уточнить ранее данные разъяснения, несмотря на формальное отсутствие изменений в соответствующих законодательных нормах.

Так, никаких изменений не вносилось в статью 14 Гражданского кодекса (самозащита гражданских прав). Однако пункт 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ указывает на то, что "по смыслу статей 1 и 10 ГК РФ самозащита гражданских прав может выражаться, в том числе, в воздействии лица на свое собственное или находящееся в его законном владении имущество. Самозащита может заключаться также в воздействии на имущество правонарушителя, в том случае если она обладает признаками необходимой обороны (статья 1066 ГК РФ) или совершена в состоянии крайней необходимости (статья 1067 ГК РФ)". Одновременно признан не подлежащим применению пункт 9 совместного постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума ВАС РФ от 1 июля 1996 года № 6/8, где говорилось о том, что "самозащита не может быть признана правомерной, если она явно не соответствует способу и характеру нарушения и причиненный (возможный) вред является более значительным, чем предотвращенный".

Аналогичным образом за последние 20 лет никаких изменений не претерпела статья 15 Гражданского кодекса, содержащая общие положения о возмещении убытков, включающих в себя реальный ущерб и упущенную выгоду. В то же время накопленный опыт применения этой нормы позволил Пленуму Верховного Суда РФ отметить, что:

Размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности, а суд не может отказать в удовлетворении требования о возмещении убытков только на том основании, что их точный размер невозможно установить. Соответственно, возрастает роль судов, которые в подобных случаях должны определять размер возмещения с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению;

По общему правилу (т.е. если иное не установлено законом или договором) расходы на устранение повреждений имущества подлежат возмещению в полном объеме даже в том случае, когда для устранения таких повреждений имущества истца используются новые материалы, увеличивающие стоимость имущества по сравнению с его стоимостью до повреждения;

Уменьшение стоимости имущества истца по сравнению с его стоимостью до нарушения ответчиком обязательства или причинения им вреда является реальным ущербом даже в том случае, когда оно может непосредственно проявиться лишь при отчуждении этого имущества в будущем. В качестве примера в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ приведена утрата товарной стоимости автомобиля, поврежденного в результате ДТП, что очевидным образом корреспондирует с пунктом 29 принятого ранее постановления Пленума ВС РФ от 29 января 2015 года № 2 "О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств";

Упущенная выгода представляет собой неполученный доход и поэтому ее расчет, как правило, является приблизительным и носит вероятностный характер. Но это обстоятельство, как и в случае определения размера реального ущерба, также не может служить основанием для отказа в иске.

В целом объем разъяснений, данных в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ, весьма значителен и сопоставим с масштабом изменений, внесенных в Гражданский кодекс. Мы же остановимся на том, какими, на наш взгляд, видятся Пленуму Верховного Суда РФ возможности вмешательства налоговых органов в гражданско-правовые отношения в настоящее время (т.е. с учетом тех изменений, которые были внесены в ГК РФ). Этот вопрос не праздный. Ведь продолжает оставаться в силе норма Закона о налоговых органах, которая предусматривает, что "налоговые органы вправе предъявлять в суде и арбитражном суде иски о признании сделок недействительными и взыскании в доход государства всего полученного по таким сделкам" (абз. 4 п. 11 ст. 7 Закона РФ от 21.03.1991 № 943-1). Поэтому необходимо понять, в каких случаях такой иск допустим.

Позиция Верховного Суда РФ в вопросе недействительности сделок

Норма, допускающая взыскание в доход государства результатов исполнения сделки, содержится в статье 169 Гражданского кодекса. До изменений, внесенных Федеральным законом от 7 мая 2013 года № 100-ФЗ (изменения вступили в силу с 01.09.2013 и применяются к сделкам, совершенным после этой даты), эта норма устанавливала, что "сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, ничтожна", а при наличии умысла у одной или обеих сторон сделки допускается взыскание в доход государства всего полученного соответствующей стороной сделки.

В связи с этим в ранее применявшемся постановлении Пленума ВАС РФ (пост. Пленума ВАС РФ от 10.04.2008 № 22 (не подлежит применению в связи с принятием комментируемого пост. Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25)) говорилось, что "требование налогового органа о применении предусмотренных статьей 169 Кодекса последствий недействительности сделки, обосновываемое тем, что данная сделка совершена с целью уклонения от уплаты налогов, выходит за рамки полномочий налогового органа, так как взыскание в доход Российской Федерации всего полученного (причитавшегося) по сделке не является мерой, направленной на обеспечение поступления в бюджет налогов". Другими словами, ранее действовавшие разъяснения Пленума ВАС РФ исходили из того, что сделка, совершенная с целью уклонения от уплаты налогов, подпадает под действие статьи 169 Гражданского кодекса. Но при этом у налоговых органов нет оснований требовать взыскания в бюджет всего полученного по такой сделке просто потому, что такое требование выходит за пределы их полномочий.

Эти разъяснения Пленума ВАС РФ в настоящее время утратили силу. Вопросам применения статьи 169 Гражданского кодекса (которая по-прежнему говорит о том, что сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, ничтожна) посвящен пункт 85 Постановления Пленума Верховного Суда РФ. В этом пункте содержится перечень таких "антисоциальных" сделок (в целом совпадающий с перечнем подобных сделок по п. 1 пост. Пленума ВАС РФ от 10.04.2008 № 22).

В частности, это сделки, направленные: на производство и отчуждение объектов, ограниченных в гражданском обороте (соответствующие виды оружия, боеприпасов, наркотических средств, другой продукции, обладающей свойствами, опасными для жизни и здоровья граждан, и т.п.); на изготовление, распространение литературы и иной продукции, пропагандирующей войну, национальную, расовую или религиозную вражду; на изготовление или сбыт поддельных документов и ценных бумаг. Сюда же входят сделки, нарушающие основы отношений между родителями и детьми.

В этом же пункте комментируемого постановления Пленума Верховного Суда РФ указано, что "нарушение стороной сделки закона или иного правового акта, в частности уклонение от уплаты налога, само по себе не означает, что сделка совершена с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности". Это положение является принципиально новым, и такие разъяснения Пленума Верховного Суда РФ позволяют утверждать, что в настоящее время налоговые органы лишаются возможности указывать в своих правоприменительных актах, что те или иные сделки, связанные с неуплатой налога, являются ничтожными как противоречащие основам правопорядка и нравственности.

Однако даже если и предположить, что в каких-то пограничных ситуациях сделки, связанные с уклонением от уплаты налогов, и могут рассматриваться через призму статьи 169 Гражданского кодекса, остается вопрос о применении последствий таких сделок. Здесь опять необходимо обратить внимание на существенные изменения в этой статье (169 ГК РФ), которые нашли отражение в пункте 85 Постановления Пленума ВС РФ, где отмечено, что:

Сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, влечет общие последствия, установленные статьей 167 Гражданского кодекса (двусторонняя реституция);

В случаях, предусмотренных законом, суд может взыскать в доход РФ все полученное по такой сделке сторонами, действовавшими умышленно, или применить иные последствия, установленные законом.

Поскольку закон прямо не предусматривает, что в случае совершения сделки, имеющей целью уклонение от налогов, суд может произвести соответствующие взыскания в доход бюджета, постольку даже квалификация такой сделки как противоречащей основам правопорядка или нравственности не позволяет налоговым органам обратиться в суд с подобным иском.

Изменения в гражданско-правовом регулировании вопросов недействительности сделок влекут за собой и переосмысление правовой позиции ВАС РФ, отраженной в постановлении Президиума ВАС РФ от 6 ноября 2012 года № 8728/12. Там было сказано следующее: "Договор, заключенный неустановленным лицом, не отвечает требованиям закона, поэтому является ничтожным согласно статье 168 Гражданского кодекса независимо от признания его таковым судом". (Здесь необходимо учитывать, что недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения. Однако если ничтожная сделка недействительна "автоматически", то оспоримая сделка требует ее признания недействительной судом в определенные сроки и в определенной процедуре.)

В настоящее время статья 168 Гражданского кодекса действует в новой редакции, которая устанавливает, что:

Сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, по общему правилу является оспоримой (п. 73 Постановления Пленума ВС РФ), то есть подлежит признанию недействительной судом по требованию стороны сделки или иного лица, указанного в законе;

Сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является ничтожной, если это прямо указано в законе. Примеры такого указания приведены в пункте 73 Постановления Пленума Верховного Суда РФ, они относятся к конкретным статьям Гражданского кодекса;

Ничтожной является сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц. При этом пункт 75 Постановления ВС РФ указывает, что под публичными интересами, в частности, следует понимать интересы неопределенного круга лиц, обеспечение безопасности жизни и здоровья граждан, а также обороны и безопасности государства, охраны окружающей природной среды, но при этом само по себе несоответствие сделки законодательству или нарушение ею прав публично-правового образования не свидетельствует о том, что имеет место нарушение публичных интересов.

Мы видим, что, с одной стороны, в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ не говорится о том, что сделки, нарушающие налоговое законодательство, нарушают публичные интересы. С другой стороны, там же говорится о том, что нарушение сделкой прав публично-правового образования (а неуплата налогов очевидным образом нарушает права государства) не свидетельствует о том, что имеет место нарушение публичных интересов.

Соответственно, в настоящее время нет оснований говорить о том, что сделки, нарушающие налоговое законодательство, должны рассматриваться (в т.ч. налоговыми органами) в качестве ничтожных. Не случайно в пункте 77 комментируемого Постановления Пленума ВС РФ (т.е. постановления, касающегося применения норм гражданского законодательства) специальным образом указано на то, что "оценка налоговых последствий финансово-хозяйственных операций, совершенных во исполнение сделок, производится налоговыми органами в порядке, предусмотренном налоговым законодательством".

Таким образом, комментируемое Постановление Пленума Верховного Суда РФ ориентирует суды на четкое обособление налоговых последствий совершения сделок (которые могут и должны оцениваться налоговыми органами на основе норм Налогового кодекса) от гражданско-правовых последствий тех же самых сделок, вмешиваться в которые налоговые органы права не имеют.

15 сентября 2015 года был принят Кодекс административного судопроизводства (далее – КАС РФ, кодекс), регулирующий правила рассмотрения дел, которые возникают из публичных правоотношений.

Практика применения нового кодекса выявила множество спорных вопросов, требующих разъяснений и дополнений.

В связи с этим 27 сентября 2016 года Пленум Верховного суда РФ принял Постановление № 36 "О некоторых вопросах применения судами Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации" с целью дачи разъяснений судам общей юрисдикции (далее – Постановление).

Постановление затронуло практически все разделы КАС РФ. Самые значимые разъяснения касаются:

Вопросов подсудности административных дел;

Возможности правопреемства на всех стадиях административного судопроизводства;

Правил рассмотрения коллективных исковых заявлений;

Необязательности высшего юридического образования для представителей, являющихся - единоличными органами управления организацией, а также законных представителей;

Расширения перечня мер предварительной защиты, и др.

Подведомственность дел зависит от осуществления госорганом административных полномочий

Пленум ВС РФ внес ясность в разграничение частноправовых (гражданско-правовых) и публично-правовых (административных) правоотношений.

Статья 1 КАС РФ посвящена предмету правового регулирования КАС РФ с указанием открытого перечня дел, которые рассматриваются по правилам административного судопроизводства. Статья давно требовала доработки в связи с невозможностью разграничения частноправовых (гражданско-правовых) и публично-правовых (административных) правоотношений, что приводило к сложностям в процессе ее применения.

В практике довольно часто возникают случаи, когда суды отказывают в приеме и рассмотрении административного искового заявления на основании того, что дело подлежит рассмотрению в порядке искового производства.

Например, в рамках Апелляционного определения Волгоградского областного суда от 11.08.2016 по делу № 33-11176/2016 судом поддержано Определение Старополтавского районного суда Волгоградской области от 20.07.2016 об отказе в приеме административного искового заявления, поскольку в данном случае спор вытекает из частноправовых отношений и не может рассматриваться в порядке производства по административным делам, возникающим из публичных правоотношений, по правилам гл. 22 КАС РФ. По мнению суда, спор подлежит рассмотрению в порядке искового производства (аналогичная практика: Апелляционное определение Московского городского суда от 18.08.2016 по делу № 33а-31952/2016; Апелляционное определение Московского городского суда от 18.08.2016 по делу № 33а-16556/2016 и т. д.).

При этом встречается зеркально противоположная практика, когда суды отказывают в принятии заявления истца по правилам искового производства в связи с наличием публичного правоотношения, подлежащего рассмотрению по правилам КАС РФ (например, делу № 33-11424/2016; Апелляционное определение Новосибирского областного суда от 12.07.2016 по делу № 33-7602/2016; Апелляционное определение Московского городского суда от 14.06.2016 по делу № 33-22846/2016).

Пленум попытался уточнить предмет правового регулирования КАС РФ. В частности, Постановление устанавливает критерии дел, которые возникают из административных и иных публичных правоотношений, подведомственных судам общей юрисдикции, Верховному суду, а также дел, которые не подлежат рассмотрению по правилам КАС РФ.

Так, согласно абзацу 3 пункта 1 Постановления в порядке КАС РФ рассматриваются дела, возникающие из правоотношений, которые не основаны на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности его участников, при этом один из участников правоотношений реализует административные и иные публично-властные полномочия по исполнению и применению законов и подзаконных актов по отношению к другому участнику.

Однако данная формулировка не учитывает правило статьи 8 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которому гражданские права и обязанности могут возникать, среди прочего, из актов государственных органов и органов местного самоуправления. Соответственно, такие дела не могут быть рассмотрены по правилам КАС РФ, и подлежат рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства.

То есть в конечном итоге вид судопроизводства по конкретному делу определяется в зависимости от характера правоотношений, что не было учтено Пленумом ВС РФ в своем Постановлении.

Что же касается категории дел, не подлежащих рассмотрению в порядке КАС РФ, то к ним относятся споры о признании недействительными (незаконными) актов государственных органов и органов местного самоуправления, если их исполнение привело к возникновению, изменению или прекращению гражданских прав и обязанностей (например, служебные споры, дела, связанные с назначением и выплатой пенсии, реализацией гражданами социальных прав, отдельными договорами жилищного найма).

Пленум ВС РФ уточнил формулировку "иных государственных органов", решения которых могут быть оспорены по правилам КАС РФ (пункт 2 части 2 статьи 1 КАС РФ). Среди таких органов названы Счетная палата РФ, ЦИК России, а также другие избирательные комиссии. Кроме того, в порядке административного судопроизводства подлежат рассмотрению дела об оспаривании решений, действий некоммерческих организаций, наделенных отдельными государственными или публичными полномочиями, а также решения саморегулируемой организации (пункт 2 Постановления).

Подсудность определена по месту исполнения обязанностей госоргана, а не по месту его нахождения

Подсудность определяется в соответствии с местом совершения исполнительных действий.

При определении подсудности по спорам в порядке КАС РФ правовое значение имеет определение территории, на которой исполняет свои обязанности соответствующий орган государственной власти, а не место его нахождения. Если же полномочия соответствующего органа государственной власти распространяются на несколько районов, то иск следует подавать в суд того района, на территории которого возникли или могут возникнуть правовые последствия оспариваемых истцом действий (бездействия), либо на территории которого исполняется оспариваемое решение (пункт 8 Постановления).

Таким образом, законодателем установлено, что при определении подсудности заявленных требований правовое значение имеет место совершения исполнительных действий.

Правила коллективного административного иска схожи с правилами коллективного иска по АПК РФ

Большое внимание в Постановлении уделено институту коллективного административного искового заявления, поскольку КАС РФ оставлял множество неурегулированных вопросов, касающихся правил подготовки и рассмотрения дела по коллективному административному исковому заявлению, способов извещения потенциальных членов группы, порядка взаимодействия членов группы, в том числе с истцом-представителем. Наконец, в КАС РФ не были четко установлены правомочия членов группы на личное участие в судебном заседании.

При этом нужно отметить, что на данный момент по статье 42 КАС РФ, регулирующей возможность обращения в суд группы лиц с коллективным административным исковым заявлением, нет ни одного судебного дела.

Вероятнее всего, такая ситуация складывается из-за недостаточного регулирования рассматриваемого института КАС РФ. Пленум ВС постарался внести ясность в правила регулирования института коллективного административного искового заявления.

В КАС РФ предусмотрено, что коллективное административное исковое заявление может быть принято судом к рассмотрению только при присоединении к исковому требованию не менее 20 лиц, в противном случае исковое заявление оставляется без движения. При этом Пленум ВС РФ уточняет, что суд обязан дать разъяснения остальным участникам о правовой возможности обратиться в суд с индивидуальными административными исковыми заявлениями.

В случае если гражданин, обратившийся в суд с исковым требованием, аналогичным коллективному требованию, отказывается присоединиться к коллективному заявлению, его исковое заявление рассматривается судом после принятия решения по коллективному иску. При этом решение по индивидуальному исковому заявлению принимается с учетом фактов, установленных в процессе рассмотрения коллективного искового заявления. В противном случае суд должен мотивировать несоответствие такого решения ранее установленным фактам (пункт 17 Постановления).

Согласно части 4 статьи 2 КАС РФ, части 3 статьи 225.6 АПК РФ лица, в защиту которых подано коллективное административное исковое заявление, праве знакомиться с материалами административного дела, делать из них выписки и снимать копии. Однако Пленум ВС РФ напоминает, что такие лица не участвуют в судебных заседаниях, поэтому суд не обязан их извещать о времени и месте проведения.

Законные представители не обязаны иметь высшее юридическое образование

Вопрос о лицах, которые могут быть представителями по административному делу, был решен в КАС РФ не до конца. Законодатель ограничил круг представителей по административным делам адвокатами и иными лицами, имеющими высшее юридическое образование.

При этом оставался неясным вопрос о законных представителях, которые чаще всего не имеют высшего юридического образования, но вправе выступать представителями в силу закона. Кроме того, законодатель не уточнил, о каком уровне высшего образования идет речь в статье 55 КАС РФ – специалистах, бакалаврах или магистрах права.

Неопределённость в вопросе уровня высшего образования, необходимого для осуществления представительства в административном процессе, осталась без внимания судей ВС РФ.

Постановление уточняет требования, предъявляемые к законным представителям и представителям, действующим в силу доверенности. Для осуществления представительства в суде законным представителям не обязательно иметь высшее юридическое образование, в отличие от представителей, действующих по доверенности, а их полномочия могут быть ограничены различными правовыми актами (например, законом или уставом организации) (абзац 2 пункта 19 Постановления).

Практика применения КАС РФ содержит примеры, когда суды отказываются рассматривать дела с участием представителей, не имеющих высшего юридического образования. В частности, Определением Московского городского суда от 05.10.2015 № 4г/4-9987/15 оставлена без рассмотрения кассационная жалоба Департамента городского имущества г. Москвы. Суд мотивировал свой отказ отсутствием документов, подтверждающих наличие у представителя Департамента городского имущества г. Москвы высшего юридического образования.

Кроме того, часть 1 статьи 55 КАС РФ послужила поводом для обращения в Конституционный суд Российской Федерации гражданина Шереметова И. Т. с жалобой на нарушение рассматриваемой статьей его конституционных прав.

Конституционный суд Российской Федерации отказал в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Шереметова И. Т., обосновав это тем, что конституционное право на судебную защиту не предполагает выбор по своему усмотрению любых способов и процедур судебной защиты, а право вести свои дела в суде через самостоятельно выбранного представителя не означает безусловное право выбирать в качестве такового любое лицо. Установление критериев квалифицированной юридической помощи и условий допуска тех или иных лиц в качестве защитников (представителей) в конкретных видах судопроизводства является прерогативой законодателя. Кроме того, Конституционный суд отдельно указывает на отсутствие препятствий для истца самостоятельно реализовать свое конституционное право на судебную защиту посредством личного участия в судебном заседании (Определение КС РФ от 29.03.2016 № 680-О).

Бремя доказывания отсутствия извещения возложено на лицо, которое об этом заявляет

Государственные органы извещаются посредством СМС-сообщений, электронных писем.

Следует отметить, что юристы положительно восприняли нормы КАС РФ, допускающие использование современных средств связи (СМС-сообщений, электронной почты) для извещения и вызовов участников процесса. При этом вопросы, оставшиеся неурегулированными, нашли отражение в Постановлении.

Согласие лица, участвующего в деле, на извещение его путем отправления СМС-сообщения, электронного письма может быть выражено либо в расписке, либо в административном исковом заявлении, письменных возражениях на административное исковое заявление (п.36 Постановления). Постановление отдельно указывает на возможность извещения посредством направления СМС-сообщений, электронных писем государственных органов, органов местного самоуправления и должностных лиц при наличии их согласия.

Однако применение СМС-сообщений и электронных писем для извещения участников процесса сопровождается дополнительными сложностями, которые не нашли отражения в Постановлении. Например, остается открытым вопрос, кто должен отслеживать доставку сообщения или электронного письма непосредственному адресату и что следует понимать под надлежащим уведомлением. Очевидно, что здесь не обойтись без помощи операторов сотовой связи.

Бремя доказывания того, что судебное извещение или вызов не доставлены лицу, участвующему в деле, по обстоятельствам, не зависящим от него, возлагается на данное лицо (п. 39 Постановления).

Ни в одном другом процессуальном кодексе нет аналога этому правилу. Наоборот, в действующих процессуальных кодексах (ГПК РФ, АПК РФ) лица, участвующие в деле, обязаны доказывать факт доставки того или иного извещения или вызова.

С точки зрения практики применения СМС-сообщения в целях извещения лиц, участвующих в деле, интересным представляется дело, где суд отменил решение суда первой инстанции и направил дело на новое рассмотрение в связи с ненадлежащим извещением административного истца о времени и месте судебного заседания. Позиция заявителя обосновывалась отсутствием в материалах дела согласия истца на извещение его с помощью СМС-сообщений. Кроме того, суду представлен отчет об отправке сообщения о судебном заседании, подтверждающий отсутствие сведений о доставке сообщения абоненту (Апелляционное определение Свердловского областного суда от 15.06.2016 по делу № 33а-10447/2016).

Другим примером является Апелляционное определение Суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 04.02.2016 по делу № 33А-222/2016, в рамках которого судом признано ненадлежащим уведомление истца по телефону о предстоящем судебном заседании, сделанное за два часа до начала судебного заседания, что послужило препятствием для участия истца в судебном заседании.

Меры предварительной защиты могут быть изменены без проведения судебного заседания

Постановление расширяет список мер предварительной защиты, установленный в части 2 статьи 85 КАС РФ. Так, помимо приостановления действия оспариваемого решения или запрета совершения определенных действий, суды правомочны применять следующие меры предварительной защиты:

Наложение ареста на имущество, принадлежащее административному ответчику. Чаще всего суды применяют данную меру, руководствуясь статьей 288 КАС РФ (Апелляционное определение Московского городского суда от 04.08.2016 по делу № 33а-16358/2016; Апелляционное определение Московского городского суда от 20.04.2016 № 33а-13508/2016). Однако встречается и противоположная практика (Апелляционное определение Верховного суда Республики Бурятия от 21.09.2016 по делу № 33А-5890/2016).

Возложение на административного ответчика и иных лиц, в том числе не участвующих в судебном процессе, обязанности совершить определенные действия;

Приостановление взыскания по исполнительному документу.

Стоит отметить, что последние две меры предварительной защиты применяются судами на практике без особых затруднений (Определение Курского областного суда от 03.02.2016 по делу № 33А-434/2016; Апелляционное определение Верховного суда Республики Дагестан от 12.07.2016 по делу № 33а-2744/2016; Апелляционное определение Верховного суда Республики Дагестан от 23.06.2016 по делу № 33а-2564/2016).

Кроме того, Постановление не исключает возможности применения нескольких мер предварительной защиты по одному административному иску. По желанию лиц, участвующих в деле, одна мера предварительной защиты может быть заменена на другую. Замена мер осуществляется без проведения судебного заседания и без уведомления лиц, участвующих в деле (пункт 28 Постановления).

Применение мер предварительной защиты возможно только после принятия административного искового заявления к производству суда (пункт 27 Постановления).

Суд не вправе проверять целесообразность оспариваемых актов госорганов

Особого внимания заслуживают разъяснения ВС РФ по порядку оспаривания решений, действий или бездействия властных субъектов. Согласно статье 62 КАС РФ суды не связаны основаниями и доводами заявленных требований и могут выходить за их пределы для всестороннего и полного исследования административного дела. В то же время суд не может признать решение или действие органов государственной власти законным со ссылкой на обстоятельства, которые не являлись предметом рассмотрения органов власти или их должностных лиц (пункт 61 Постановления).

Согласно разъяснениям Пленума ВС РФ, суды не вправе проверять целесообразность оспариваемых решений, действий и бездействия органов государственной власти, однако превышение полномочий или их использование вопреки интересам и правам граждан, организаций, государства и общества является признаком незаконного действия (бездействия) или решения (пункт 62 Постановления).

При неявке участников процесса аудиозапись вести не нужно.

Статья 204 КАС РФ предусматривает обязательное аудиопротоколирование каждого заседания первой или апелляционной инстанций (включая предварительное судебное заседание), а также каждого отдельного процессуального действия вне заседаний. Пленум ВС РФ предусмотрел исключение из этого правила: при неявке участников процесса или если их явка необязательна аудиопротоколирование не осуществляется. Данное правило находит подтверждение в Бюллетене судебной практики по административным делам Свердловского областного суда за четвертый квартал 2015 г., утвержденном постановлением президиума Свердловского областного суда от 30.03.2016.

Письменное протоколирование обязательно во всех случаях. Стороны могут подать письменные замечания на протокол, а также на результаты аудио- и видеозаписи в течение трех дней со дня подписания протокола.

Выступление участника судебного разбирательства может быть ограничено, либо суд вовсе может лишить его слова без вынесения определения в виде отдельного судебного акта. Решение суда об ограничении выступления участника процесса либо лишении его слова принимается председательствующим судьей и должно быть отражено в протоколе судебного заседания. Обжалование такой меры процессуального принуждения возможно лишь при обжаловании итогового судебного акта (статья 202 КАС РФ, пункт 44 Постановления).

Остальные меры процессуального принуждения применяются посредством вынесения определения суда в виде отдельного судебного акта и обжалуются частными жалобами, представлениями прокурора (пункт 45 Постановления).

Меры процессуального принуждения применяются на любой стадии административного процесса. Определение о применении мер процессуального принуждения выносится судьей единолично (при подготовке дела к рассмотрению) либо коллегиальным составом суда (пункт 46 Постановления).

Одной из отличительных особенностей административного процесса является активная роль суда, выражающаяся в дополнительной обязанности суда принимать необходимые меры для всестороннего и полного установления фактических обстоятельств административного дела, а также выявлять и истребовать по собственной инициативе доказательства в целях правильного разрешения дела (часть 1 статьи 63, части 8, 12 статьи 226, часть 1 статьи 306 КАС РФ).

Что же касается доказательств, то Пленум ВС РФ обошел вниманием статью 59 КАС РФ, требующую доработки. В указанной статье представлен перечень допустимых в административном процессе доказательств, одним из которых являются электронные письма. При этом кодекс не поясняет, что следует понимать под электронными документами и как оперировать такими доказательствами.

На сегодняшний день практика использования электронных документов в качестве доказательств по делу насчитывает всего пару дел и будет набирать оборот в процессе применения статьи 59 КАС РФ (Определение Московского городского суда от 23.08.2016 № 4га-9033/2016; Апелляционное определение Московского городского суда от 18.12.2015 по делу № 33а-47881/2015).

Необходимо отметить, что в связи с принятием настоящего Постановления утратило силу постановление Пленума ВС РФ от 10.02.2009 № 2 "О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих".

Не все дела могут быть рассмотрены в порядке упрощенного производства

В КАС РФ упрощенному производству посвящена глава 33, которая содержит всего четыре статьи. Поэтому Пленум уделил большое внимание данной главе, в частности уточнив основания, сроки и процедуру упрощенного производства.

Постановление перечисляет дела, которые не могут быть рассмотрены в порядке упрощенного производства в силу установленных КАС РФ процессуальных особенностей рассмотрения отдельных категорий дел, связанных с составом суда, сроками судебного разбирательства, либо в силу прямого указания закона.

Например, споры, связанные с ограничением прав и свобод гражданина, требуют обязательного присутствия административного ответчика либо его представителя. В связи с чем такие споры не могут быть рассмотрены в порядке упрощенного производства.

Административные дела, срок рассмотрения которых меньше срока, установленного кодексом для упрощенного производства, также не могут быть рассмотрены по правилам главы 33 КАС РФ (абзац 3 пункта 70 Постановления).

Срок рассмотрения административного дела в порядке упрощенного (письменного) производства составляет 10 дней со дня вынесения определения о рассмотрении административного дела в порядке упрощенного (письменного) производства. В одном деле суд вопреки ходатайству о рассмотрении дела в порядке упрощенного (письменного) судопроизводства рассмотрел заявление в открытом судебном заседании. Он обосновал это тем, что дело назначено на дату, выходящую за пределы десятидневного срока, и, следовательно, не может быть рассмотрено в упрощённом производстве (Апелляционное определение Тверского областного суда от 10.08.2016 по делу № 33-3332/2016).

Пленум Верховного Суда РФ 23 июня 2015 года принял постановление, в котором дал разъяснения по применению обновленных общих положений Гражданского кодекса, которые регулируют вопросы применения гражданского законодательства, правовое положение физических и юридических лиц, объекты гражданских прав, сделки (включая вопросы недействительности сделок), представительство (включая вопросы выдачи доверенности).

Объективная необходимость принятия Постановления Пленума Верховного Суда РФ (пост. (далее - Постановление Пленума Верховного Суда РФ)) вызвана теми изменениями, которые были внесены в гражданское законодательство в рамках реализации Концепции его развития (Концепция была одобрена решением Совета при Президенте Российской Федерации по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 07.10.2009). Эти изменения, предусмотренные законопроектом № 47538-6, вносились в Гражданский кодекс постепенно, в течение 2012-2015 годов (Федеральные законы от 08.03.2015 № 42-ФЗ, от 05.05.2014 № 99-ФЗ, от 12.03.2014 № 35-ФЗ, от 21.12.2013 № 367-ФЗ, от 30.09.2013 № 260-ФЗ, от 02.07.2013 № 142-ФЗ, от 07.05.2013 № 100-ФЗ, от 30.12.2012 № 302-ФЗ).

Суть разъяснений Пленума Верховного Суда РФ

Разъяснения Пленума Верховного Суда РФ касаются положений раздела I части первой Гражданского кодекса (т.е. общих положений), а именно норм, регулирующих:
  • самые общие (и самые принципиальные) вопросы применения гражданского законодательства (состав гражданского законодательства, отношения, регулируемые гражданским законодательством, действие гражданского законодательства во времени и т.д.);
  • правовое положение физических и юридических лиц;
  • объекты гражданских прав;
  • сделки, включая вопросы недействительности сделок;
  • представительство, включая вопросы выдачи доверенности.
Постановление Пленума Верховного Суда РФ также признало не подлежащим применению ряд ранее данных судам разъяснений, включая отдельные пункты совместного постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума ВАС РФ "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" (пост. Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 01.07.1996 № 6/8), а также постановление Пленума ВАС РФ "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с применением статьи 169 Гражданского кодекса Российской Федерации" (пост. Пленума ВАС РФ от 10.04.2008 № 22). Соответственно, отдельный интерес представляет вопрос о том, какие именно разъяснения, ранее данные высшими судами, были признаны не подлежащими применению.

В ряде случаев разъяснения носят очевидный характер и напрямую связаны с изменениями Гражданского кодекса. Так, Федеральным законом от 30 декабря 2012 года № 302-Ф3 в указанный документ были внесены изменения, касающиеся уточнения источников гражданского права. Такой источник права как "обычай делового оборота", неразрывно связанный с предпринимательской деятельностью, был "расширен" до "обычая", который может применяться и в иных отношениях, например, связанных с определением гражданами порядка пользования общим имуществом. Соответственно этому пункт 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ дает разъяснения о том, что представляют собой обычаи как источники гражданского права.

В некоторых ситуациях Пленум Верховного Суда РФ счел необходимым уточнить ранее данные разъяснения, несмотря на формальное отсутствие изменений в соответствующих законодательных нормах.

Так, никаких изменений не вносилось в статью 14 Гражданского кодекса (самозащита гражданских прав). Однако пункт 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ указывает на то, что "по смыслу статей 1 и 10 ГК РФ самозащита гражданских прав может выражаться, в том числе, в воздействии лица на свое собственное или находящееся в его законном владении имущество. Самозащита может заключаться также в воздействии на имущество правонарушителя, в том случае если она обладает признаками необходимой обороны (статья 1066 ГК РФ) или совершена в состоянии крайней необходимости (статья 1067 ГК РФ)". Одновременно признан не подлежащим применению пункт 9 совместного постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума ВАС РФ от 1 июля 1996 года № 6/8, где говорилось о том, что "самозащита не может быть признана правомерной, если она явно не соответствует способу и характеру нарушения и причиненный (возможный) вред является более значительным, чем предотвращенный".

Аналогичным образом за последние 20 лет никаких изменений не претерпела статья 15 Гражданского кодекса, содержащая общие положения о возмещении убытков, включающих в себя реальный ущерб и упущенную выгоду. В то же время накопленный опыт применения этой нормы позволил Пленуму Верховного Суда РФ отметить, что:

  • размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности, а суд не может отказать в удовлетворении требования о возмещении убытков только на том основании, что их точный размер невозможно установить. Соответственно, возрастает роль судов, которые в подобных случаях должны определять размер возмещения с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению;
  • по общему правилу (т.е. если иное не установлено законом или договором) расходы на устранение повреждений имущества подлежат возмещению в полном объеме даже в том случае, когда для устранения таких повреждений имущества истца используются новые материалы, увеличивающие стоимость имущества по сравнению с его стоимостью до повреждения;
  • уменьшение стоимости имущества истца по сравнению с его стоимостью до нарушения ответчиком обязательства или причинения им вреда является реальным ущербом даже в том случае, когда оно может непосредственно проявиться лишь при отчуждении этого имущества в будущем. В качестве примера в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ приведена утрата товарной стоимости автомобиля, поврежденного в результате ДТП, что очевидным образом корреспондирует с пунктом 29 принятого ранее постановления Пленума ВС РФ от 29 января 2015 года № 2 "О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств";
  • упущенная выгода представляет собой неполученный доход и поэтому ее расчет, как правило, является приблизительным и носит вероятностный характер. Но это обстоятельство, как и в случае определения размера реального ущерба, также не может служить основанием для отказа в иске.
В целом объем разъяснений, данных в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ, весьма значителен и сопоставим с масштабом изменений, внесенных в Гражданский кодекс. Мы же остановимся на том, какими, на наш взгляд, видятся Пленуму Верховного Суда РФ возможности вмешательства налоговых органов в гражданско-правовые отношения в настоящее время (т.е. с учетом тех изменений, которые были внесены в ГК РФ). Этот вопрос не праздный. Ведь продолжает оставаться в силе норма Закона о налоговых органах, которая предусматривает, что "налоговые органы вправе предъявлять в суде и арбитражном суде иски о признании сделок недействительными и взыскании в доход государства всего полученного по таким сделкам" (абз. 4 п. 11 ст. 7 Закона РФ от 21.03.1991 № 943-1). Поэтому необходимо понять, в каких случаях такой иск допустим.

Позиция Верховного Суда РФ в вопросе недействительности сделок

Норма, допускающая взыскание в доход государства результатов исполнения сделки, содержится в статье 169 Гражданского кодекса. До изменений, внесенных Федеральным законом от 7 мая 2013 года № 100-ФЗ (изменения вступили в силу с 01.09.2013 и применяются к сделкам, совершенным после этой даты), эта норма устанавливала, что "сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, ничтожна", а при наличии умысла у одной или обеих сторон сделки допускается взыскание в доход государства всего полученного соответствующей стороной сделки.

В связи с этим в ранее применявшемся постановлении Пленума ВАС РФ (пост. Пленума ВАС РФ от 10.04.2008 № 22 (не подлежит применению в связи с принятием комментируемого пост. Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25)) говорилось, что "требование налогового органа о применении предусмотренных статьей 169 Кодекса последствий недействительности сделки, обосновываемое тем, что данная сделка совершена с целью уклонения от уплаты налогов, выходит за рамки полномочий налогового органа, так как взыскание в доход Российской Федерации всего полученного (причитавшегося) по сделке не является мерой, направленной на обеспечение поступления в бюджет налогов". Другими словами, ранее действовавшие разъяснения Пленума ВАС РФ исходили из того, что сделка, совершенная с целью уклонения от уплаты налогов, подпадает под действие статьи 169 Гражданского кодекса. Но при этом у налоговых органов нет оснований требовать взыскания в бюджет всего полученного по такой сделке просто потому, что такое требование выходит за пределы их полномочий.

Эти разъяснения Пленума ВАС РФ в настоящее время утратили силу. Вопросам применения статьи 169 Гражданского кодекса (которая по-прежнему говорит о том, что сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, ничтожна) посвящен пункт 85 Постановления Пленума Верховного Суда РФ. В этом пункте содержится перечень таких "антисоциальных" сделок (в целом совпадающий с перечнем подобных сделок по п. 1 пост. Пленума ВАС РФ от 10.04.2008 № 22).

В частности, это сделки, направленные: на производство и отчуждение объектов, ограниченных в гражданском обороте (соответствующие виды оружия, боеприпасов, наркотических средств, другой продукции, обладающей свойствами, опасными для жизни и здоровья граждан, и т.п.); на изготовление, распространение литературы и иной продукции, пропагандирующей войну, национальную, расовую или религиозную вражду; на изготовление или сбыт поддельных документов и ценных бумаг. Сюда же входят сделки, нарушающие основы отношений между родителями и детьми.

В этом же пункте комментируемого постановления Пленума Верховного Суда РФ указано, что "нарушение стороной сделки закона или иного правового акта, в частности уклонение от уплаты налога, само по себе не означает, что сделка совершена с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности". Это положение является принципиально новым, и такие разъяснения Пленума Верховного Суда РФ позволяют утверждать, что в настоящее время налоговые органы лишаются возможности указывать в своих правоприменительных актах, что те или иные сделки, связанные с неуплатой налога, являются ничтожными как противоречащие основам правопорядка и нравственности.

Однако даже если и предположить, что в каких-то пограничных ситуациях сделки, связанные с уклонением от уплаты налогов, и могут рассматриваться через призму статьи 169 Гражданского кодекса, остается вопрос о применении последствий таких сделок. Здесь опять необходимо обратить внимание на существенные изменения в этой статье (169 ГК РФ), которые нашли отражение в пункте 85 Постановления Пленума ВС РФ, где отмечено, что:

  • сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, влечет общие последствия, установленные статьей 167 Гражданского кодекса (двусторонняя реституция);
  • в случаях, предусмотренных законом, суд может взыскать в доход РФ все полученное по такой сделке сторонами, действовавшими умышленно, или применить иные последствия, установленные законом.
Поскольку закон прямо не предусматривает, что в случае совершения сделки, имеющей целью уклонение от налогов, суд может произвести соответствующие взыскания в доход бюджета, постольку даже квалификация такой сделки как противоречащей основам правопорядка или нравственности не позволяет налоговым органам обратиться в суд с подобным иском.

Изменения в гражданско-правовом регулировании вопросов недействительности сделок влекут за собой и переосмысление правовой позиции ВАС РФ, отраженной в постановлении Президиума ВАС РФ от 6 ноября 2012 года № 8728/12. Там было сказано следующее: "Договор, заключенный неустановленным лицом, не отвечает требованиям закона, поэтому является ничтожным согласно статье 168 Гражданского кодекса независимо от признания его таковым судом". (Здесь необходимо учитывать, что недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения. Однако если ничтожная сделка недействительна "автоматически", то оспоримая сделка требует ее признания недействительной судом в определенные сроки и в определенной процедуре.)

В настоящее время статья 168 Гражданского кодекса действует в новой редакции, которая устанавливает, что:

  • сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, по общему правилу является оспоримой (п. 73 Постановления Пленума ВС РФ), то есть подлежит признанию недействительной судом по требованию стороны сделки или иного лица, указанного в законе;
  • сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является ничтожной, если это прямо указано в законе. Примеры такого указания приведены в пункте 73
Постановления Пленума Верховного Суда РФ, они относятся к конкретным статьям Гражданского кодекса;
  • ничтожной является сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц. При этом пункт 75 Постановления ВС РФ указывает, что под публичными интересами, в частности, следует понимать интересы неопределенного круга лиц, обеспечение безопасности жизни и здоровья граждан, а также обороны и безопасности государства, охраны окружающей природной среды, но при этом само по себе несоответствие сделки законодательству или нарушение ею прав публично-правового образования не свидетельствует о том, что имеет место нарушение публичных интересов.
Мы видим, что, с одной стороны, в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ не говорится о том, что сделки, нарушающие налоговое законодательство, нарушают публичные интересы. С другой стороны, там же говорится о том, что нарушение сделкой прав публично-правового образования (а неуплата налогов очевидным образом нарушает права государства) не свидетельствует о том, что имеет место нарушение публичных интересов.

Соответственно, в настоящее время нет оснований говорить о том, что сделки, нарушающие налоговое законодательство, должны рассматриваться (в т.ч. налоговыми органами) в качестве ничтожных. Не случайно в пункте 77 комментируемого Постановления Пленума ВС РФ (т.е. постановления, касающегося применения норм гражданского законодательства) специальным образом указано на то, что "оценка налоговых последствий финансово-хозяйственных операций, совершенных во исполнение сделок, производится налоговыми органами в порядке, предусмотренном налоговым законодательством".

Таким образом, комментируемое Постановление Пленума Верховного Суда РФ ориентирует суды на четкое обособление налоговых последствий совершения сделок (которые могут и должны оцениваться налоговыми органами на основе норм Налогового кодекса) от гражданско-правовых последствий тех же самых сделок, вмешиваться в которые налоговые органы права не имеют.

Пленум Верховного Суда РФ, полномочия и его состав. Разъяснения Пленума Верховного Суда РФ по вопросам судебной практики, их значение.

Федеральный конституционный закон от 07.02.2011 N 1-ФКЗ (ред. от 01.12.2012) "О судах общей юрисдикции в Российской Федерации" Статья 14. Пленум Верховного Суда Российской Федерации Пленум Верховного Суда Российской Федерации - орган Верховного суда РФ, представляющий собой собрание всœех судей Верховного суда России. ПВС РФ правосудие не осуществляет, а обеспечивает правильное и единообразное применение законов судами и дает разъяснения и толкования норм права посредством принятия постановлений.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации действует в составе Председателя Верховного Суда Российской Федерации, его заместителœей и судей Верховного Суда Российской Федерации.

В заседаниях Пленума Верховного Суда Российской Федерации могут участвовать по приглашению Председателя Верховного Суда Российской Федерации судьи Конституционного Суда Российской Федерации, судьи Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, иные судьи и другие лица.

В случае крайне важно сти могут проводиться совместные заседания Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.

Полномочия. Пленум Верховного Суда Российской Федерации:

1) дает судам общей юрисдикции разъяснения по вопросам применения законодательства Российской Федерации в целях обеспечения единства судебной практики;

2) использует в соответствии со статьей 104 Конституции Российской Федерации принадлежащее Верховному Суду Российской Федерации право законодательной инициативы по вопросам его ведения;

3) избирает по представлению Председателя Верховного Суда Российской Федерации секретаря Пленума Верховного Суда Российской Федерации из числа судей Верховного Суда Российской Федерации;

4) утверждает по представлению Председателя Верховного Суда Российской Федерации состав Научно-консультативного совета при Верховном Суде Российской Федерации, а также положение о нем;

5) утверждает в связи с представлением Президента Российской Федерации состав судебной коллегии судей Верховного Суда Российской Федерации, принимающей в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации заключение о наличии в действиях Генерального прокурора Российской Федерации и (или) Председателя Следственного комитета Российской Федерации признаков преступления для принятия решения о возбуждении уголовного дела в отношении указанных лиц либо для принятия решения о привлечении их в качестве обвиняемых по уголовному делу, в случае если уголовное дело было возбуждено в отношении других лиц или по факту совершения деяния, содержащего признаки преступления;

6) ежегодно представляет по предложению Председателя Верховного Суда Российской Федерации на утверждение Высшей квалификационной коллегии судей Российской Федерации состав (составы) судебной коллегии (судебных коллегий) судей Верховного Суда Российской Федерации, принимающей (принимающих) решение (решения) по вопросу о привлечении к административной ответственности судьи Конституционного Суда Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации, Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, верховного суда республики, краевого, областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области, суда автономного округа, военного суда, федерального арбитражного суда, а также по другим вопросам, предусмотренным законом Российской Федерации о статусе судей в Российской Федерации;

7) заслушивает сообщения о работе Президиума Верховного Суда Российской Федерации, отчеты заместителœей Председателя Верховного Суда Российской Федерации и председателя Апелляционной коллегии Верховного Суда Российской Федерации о деятельности судебных коллегий Верховного Суда Российской Федерации и Апелляционной коллегии Верховного Суда Российской Федерации;

8) обращается с запросом в Конституционный Суд Российской Федерации в соответствии с частью 2 статьи 125Конституции Российской Федерации;

9) утверждает составы судебных коллегий Верховного Суда Российской Федерации;

10) избирает членов Дисциплинарного судебного присутствия из числа судей Верховного Суда Российской Федерации тайным голосованием с использованием бюллетеней и при соблюдении конкурсного подхода;

11) утверждает совместным с Пленумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации постановлением Регламент Дисциплинарного судебного присутствия;

12) утверждает Регламент Верховного Суда Российской Федерации;

13) осуществляет иные полномочия в соответствии с федеральными конституционными законами и федеральными законами.

Значение постановлений Пленума Верховного Суда РФ по определœенным видам преступлений и опубликованной судебной практики для правоприменителœей трудно переоценить. Разъяснения, содержащиеся в них, помогают работникам судебно-следственных органов решить вопрос о наличии или отсутствии в действиях конкретного лица состава преступления, правильно квалифицировать преступные действия. В свою очередь, правильная квалификация влечет назначение справедливого наказания. Законодатель объективно не может в нормах закона охватить всœе многообразие складывающихся в жизни конкретных ситуаций, в связи с этим постановления Пленума Верховного Суда РФ, разъясняющие терминологию законодателя, дающие рекомендации по вопросам квалификации, крайне необходимы.

Пленум Верховного Суда РФ, полномочия и его состав. Разъяснения Пленума Верховного Суда РФ по вопросам судебной практики, их значение. - понятие и виды. Классификация и особенности категории "Пленум Верховного Суда РФ, полномочия и его состав. Разъяснения Пленума Верховного Суда РФ по вопросам судебной практики, их значение." 2017, 2018.

Особенности применения судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств уже разъяснялись Верховным Судом Российской Федерации – в (далее – Постановление № 2). Однако уже после принятия данного документа в Федеральный закон от 25 апреля 2002 г. № 40-ФЗ " " (далее – закон об ОСАГО) были внесены существенные изменения. Так, с 1 января текущего года страховщики заключать договор ОСАГО в электронном виде с каждым лицом, обратившимся с соответствующим заявлением. С 28 апреля применяется правило о приоритете натурального возмещения причиненного ряду автомобилей в результате ДТП вреда ().

В связи с этим ВС РФ утвердил новое постановление – (далее – Постановление). Документ содержит в себе не только рекомендации по применению нововведений, но и уточненные позиции Суда по применению норм, уже действовавших на момент вынесения предыдущего постановления, хотя большинство положений перенесено в него все же практически без правок. Среди наиболее важных можно выделить новые разъяснения по следующим вопросам.

Заключение договора ОСАГО. По общему правилу, заключение договора подтверждается наличием страхового полиса. Поскольку информация обо всех заключенных в электронном виде договорах ОСАГО должна включаться в автоматизированную информационную систему обязательного страхования (), ВС РФ рекомендует судам учитывать сведения о факте заключения договора и его условиях, представляемые профессиональным объединением страховщиков. В то же время отсутствие в указанной системе сведений о страховом полисе само по себе не может являться безусловным доказательством неисполнения обязанности по заключению договора страхования, этот факт должен оцениваться в совокупности с другими доказательствами, подчеркнул Суд ().

Сообщение страхователем при заключении договора ОСАГО в электронном виде недостоверных сведений с целью уменьшения размера выплачиваемой страховщику страховой премии, напомним, не является основанием для признания договора незаключенным и не освобождает страховщика от обязанности выплатить страховое возмещение при наступлении страхового случая. Но произведенную по такому договору страховую выплату страховщик может взыскать со страхователя в порядке регресса. Также – вне зависимости от наступления страхового случая – страховщик имеет право на взыскание неосновательно сбереженной страхователем в связи с представлением недостоверных сведений суммы (). Однако если указанная сумма будет взыскана страховщиком до наступления страхового случая, он утрачивает право на предъявление регрессного требования к страхователю, так как страховая премия уплачена в полном объеме, считает ВС РФ ().

Для составления претензии по факту отказа в выплате страхового возмещения по договору ОСАГО воспользуйтесь сервисом "Конструктор правовых документов" интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите полный доступ на 3 дня бесплатно!

Обращение к страховщику. Заявление о страховом возмещении или прямом возмещении убытков и другие, необходимые в соответствии с , направляются страховщику или его представителю (). Перечень представителей страховщика, уполномоченных на осуществление страхового возмещения или прямого возмещения убытков, должен выдаваться страхователю одновременно со страховым полисом под расписку, отметил Суд (). При этом во всех направляемых после подачи заявления о страховом возмещении документах должны содержаться сведения об этом заявлении, например указание на подразделение страховщика, в которое оно подано (). Такое же правило, по мнению ВС РФ, страхователю нужно соблюдать и при подаче в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением им своих обязательств. Предполагается, что это позволит страховщику соотносить поступившие документы с предыдущими обращениями данного страхователя.

Прямое возмещение убытков. Начиная с 26 сентября 2017 года прямое возмещение убытков, то есть предъявление потерпевшим требования о возмещении вреда своему страховщику, возможно в случае столкновения не только двух, но и большего количества транспортных средств (). Поскольку этот порядок применяется, только если гражданская ответственность владельцев всех ТС, пострадавших в ДТП, застрахована, Суд пояснил, как осуществляется страховое возмещение в случае, когда причинителем вреда не заключен договор ОСАГО. Указано, что вред, причиненный имуществу потерпевших, возмещается владельцами транспортных средств (по правилам, предусмотренным ), вред жизни и здоровью – профессиональным объединением страховщиков, а при недостаточности соответствующей компенсационной выплаты для полного возмещения вреда – его причинителем ().

Восстановительный ремонт. ВС РФ отметил, что, помимо организации и оплаты восстановительного ремонта поврежденного транспортного средства, страховщик должен возместить потерпевшему – на основании его заявления – ряд иных расходов, в частности – на эвакуацию автомобиля с места ДТП, доставку пострадавшего в нем лица в больницу, проведение работ по восстановлению дорожных знаков и ограждений и т. д. (). При этом расходы, необходимые для того чтобы привести автомобиль в доаварийное состояние, но не предусмотренные , не включаются в страховое возмещение. Такими расходами, по мнению Суда, является, например, восстановление аэрографии или других нанесенных на машину рисунков ().

Если страховщик не исполняет свои обязательства по организации ремонта, потерпевший вправе обратиться в суд с иском о взыскании страхового возмещения в форме страховой выплаты либо о понуждении страховщика к совершению требуемых действий, в том числе к выдаче направления на ремонт, указал ВС РФ (). Кроме того, в этом случае может применяться так называемый астрент () – суд вправе присудить в пользу потерпевшего денежные средства на случай неисполнения судебного акта.

Особое внимание уделено в Постановлении расчету стоимости восстановительного ремонта. Суд подчеркнул, что в отличие от общего правила, согласно которому размер расходов на замену комплектующих деталей определяется с учетом износа (), оплата стоимости обязательного восстановительного ремонта производится страховщиком без учета износа (). Как отметил секретарь Пленума ВС РФ Виктор Момотов , это правило – своего рода компенсация для владельцев ТС, которые не могут выбрать такой способ страхового возмещения, как получение страховой выплаты. Как отмечалось выше, с 28 апреля вред, причиненный легковому автомобилю, который находится в собственности физического лица и зарегистрирован в Российской Федерации, возмещается, за исключением , только путем проведения восстановительного ремонта ().

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ

О позиции ВС РФ по вопросам применения норм Гражданского кодекса о перемене лиц в обязательстве на основании сделки узнайте из .

Уступка требования. ВС РФ напомнил, что передача прав потерпевшего (выгодоприобретателя) по договору ОСАГО возможна только с момента наступления страхового случая. Причем новый выгодоприобретатель может получить возмещение при соблюдении таких же, как были предусмотрены для первоначального выгодоприобретателя, условий. Например, он должен уведомить страховую компанию о наступлении страхового случая, направить заявление о страховой выплате, представить имущество для проведения технической экспертизы, направить претензию, если это не сделал предыдущий выгодоприобретатель ().

Такие права, как право потерпевшего на возмещение вреда жизни и здоровью, компенсацию морального вреда, получение взысканного со страховщика и аналогичного не подлежат передаче по договору цессии. Однако уже присужденные суммы компенсации морального вреда и указанных штрафов могут быть переданы любому лицу, считает Суд ().

Процессуальные вопросы. Ряд новых разъяснений посвящен процессуальным особенностям рассмотрения споров, связанных с договорами ОСАГО. Отмечается, в частности, что урегулирования споров считается соблюденным, если потерпевший не просто направил страховщику претензию и все необходимые документы, но и указал в них сведения, которые позволят соотнести претензию с предыдущими обращениями. В случае подачи иска о взыскании не только страхового возмещения, но и неустойки или иной финансовой санкции досудебный порядок считается соблюденным, если потерпевший обращался к страховщику лишь с требованием о страховой выплате ( , ). Если же требования о взыскании неустойки и финансовой санкции заявляются после вступления в силу судебного решения о выплате страхового возмещения, потерпевший обязан направить их страховщику до обращения в суд. Кстати, при заявлении нескольких исков по одному договору нужно иметь в виду, что суд может признать такое деление требований искусственным и отказать в возмещении понесенных судебных издержек, сославшись на злоупотребление истцом процессуальными правами ().

Похожие публикации