Высший судебно административный орган российской империи. Верховный уголовный суд. городские обыватели, сельские обыватели

Высший судебно административный орган российской империи. Верховный уголовный суд. городские обыватели, сельские обыватели

    • Суд, судебная власть: генезис и эволюция
      • Суд, судебная власть: генезис и эволюция - страница 2
      • Суд, судебная власть: генезис и эволюция - страница 3
      • Суд, судебная власть: генезис и эволюция - страница 4
    • Стадии генезиса судебной власти
    • Судебная власть: понятие, сущностные характеристики
      • Судебная власть: понятие, сущностные характеристики - страница 2
      • Судебная власть: понятие, сущностные характеристики - страница 3
      • Судебная власть: понятие, сущностные характеристики - страница 4
      • Судебная власть: понятие, сущностные характеристики - страница 5
      • Судебная власть: понятие, сущностные характеристики - страница 6
      • Судебная власть: понятие, сущностные характеристики - страница 7
    • Судебно-властное отношение: критерии эффективности
      • Судебно-властное отношение: критерии эффективности - страница 2
      • Судебно-властное отношение: критерии эффективности - страница 3
      • Судебно-властное отношение: критерии эффективности - страница 4
      • Судебно-властное отношение: критерии эффективности - страница 5
  • Судебные органы в Древнерусском государстве
    • Восстановление нарушенных прав на Руси в период возникновения государственности
    • Судопроизводство в Древнерусском государстве
  • Особенности суда в Новгороде и Пскове
    • Судные грамоты Новгорода и Пскова
    • Структура судебных органов в Новгороде и Пскове
  • Судебная власть в Московском государстве
    • Развитие судебного законодательства в XIV-XVI вв.
    • Соборное Уложение 1649 г.
  • Система судебных органов в Московском государстве
    • Боярская дума и Расправная Палата
    • Приказы
    • Церковный суд
    • Вотчинные суды
    • Участие населения в суде
  • Судебный процесс в Московском государстве
    • Организация судопроизводства и подсудность
    • Розыск
    • Исполнение судебных решений
  • Судебные органы Российской империи в XVIII - первой половине XIX в.
    • Принципы организации судебной системы в России в конце XVII - первой половине XVIII в.
    • Высшие судебные учреждения
    • Центральные судебные учреждения
    • Местные судебные учреждения
    • Изменения в судебной системе во второй четверти XVIII в.
      • Изменения в судебной системе во второй четверти XVIII в. - страница 2
  • Развитие судебной системы во второй половине XVIII - начале XIX в.
    • Судебная реформа Екатерины II
    • Изменения в судебной системе в 1796-1800 гг.
    • Судебные преобразования в первой половине XIX в.
  • Судебный процесс в XVIII - первой половине XIX в.
    • Гражданское судопроизводство
      • Гражданское судопроизводство в XVIII - первой половине XIX в. - страница 2
      • Гражданское судопроизводство в XVIII - первой половине XIX в. - страница 3
      • Гражданское судопроизводство в XVIII - первой половине XIX в. - страница 4
      • Гражданское судопроизводство в XVIII - первой половине XIX в. - страница 5
    • Уголовный процесс в XVIII - первой половине XIX в.
  • Великая судебная реформа в 60-х годах XIX в.
    • Проекты реформы суда
    • Судоустройство в Российской империи по законам 1864 г.
    • Институт судей
  • Специальные суды в России второй половины XIX - начала XX в.
    • Крестьянские суды
    • Коммерческие суды
    • Военные суды
    • Церковный суд
  • Развитие гражданского судопроизводства в России
    • Реформирование гражданского процесса в общих судах
    • Гражданский процесс в специальных судах
    • Исполнительное производство по Уставу гражданского судопроизводства 1864 г.
      • Исполнительное производство по Уставу гражданского судопроизводства 1864 г. - страница 2
  • Развитие уголовного процесса в России во второй половине XIX в.
  • Судебная система России в начале XX в.
    • Совершенствование законодательства в начале XX в., новые организационные формы правосудия
    • Разработка нового Уголовного уложения
    • Положение о военно-полевых судах
    • Попытка восстановления института мировых судей
    • Воссоздание военно-полевых судов
    • Российский суд в феврале-октябре 1917 г.
  • Реформирование судебной системы после Октября 1917 г.
    • Создание основ советского права
    • Ликвидация старой системы судопроизводства и создание новой
    • Стихийное возникновение революционных судов
    • Декрет о суде № 1
    • Декрет о суде № 2
    • Декрет о суде № 3
  • Развитие советского права в период Гражданской войны
    • Общие тенденции в становлении советского права
    • Уголовное право в период Гражданской войны
  • Судебная система Советского государства в 1920-1930-е годы
    • Судебная реформа 1922 г.
    • Судейские кадры
    • Специальные сессии суда
    • Губернские суды
    • Создание советской прокуратуры
    • Становление советской адвокатуры
  • Развитие советского права в 1920-1930-е годы
    • Уголовный кодекс РСФСР 1922 г.
    • Процессуальное право
    • Гражданский процессуальный кодекс РСФСР
    • Развитие судебной системы в 1920-1930-е годы
    • Уголовное право и уголовный процесс в период репрессий
  • Судебные органы СССР в период Великой Отечественной войны
    • Советское право в период Великой Отечественной войны
    • Расширение подсудности и укрепление системы военных трибуналов
    • Развитие судебного права в годы войны
    • Судебное управление в годы войны
  • Судебная система в СССР во второй половине 1940-х - конце 1980-х годов
    • Развитие советского права
    • Кодификация советского законодательства
    • Перестройка судебной системы
    • Развитие правовой системы в период перестройки
  • Конституционные основы судебной власти в Российской Федерации
    • Институт судебной власти в постсоветской России
      • Институт судебной власти в постсоветской России - страница 2
      • Институт судебной власти в постсоветской России - страница 3
    • Развитие законодательства Российской Федерации о судебной системе
    • Реформа принудительного исполнения 1997 г.
    • Ход судебной реформы России в 2002-2006 гг.
      • Ход судебной реформы России в 2002-2006 гг. - страница 2
      • Ход судебной реформы России в 2002-2006 гг. - страница 3
      • Ход судебной реформы России в 2002-2006 гг. - страница 4

Судоустройство в Российской империи по законам 1864 г.

Новая судебная система, введенная «Учреждением судебных установлений», приобрела следующий вид. Она состояла из двух структур: местных судов (для менее значительных дел) - волостного и мирового и судов общих (коронных) - окружного суда и судебной палаты.

Мировые суды учреждались с целью разгрузить основное звено - общие суды - от малозначительных дел. Образцом послужил мировой суд Англии, где на должности мировых судей правительство назначало «уважаемых и почтенных» людей из местного населения, которые не получали за свой труд вознаграждения. Но в России мировые судьи избирались органами местного самоуправления (земскими собраниями и городскими думами) и утверждались Сенатом.

Мировой суд опирался на общие принципы судоустройства, принятые судебными уставами: всесословности, независимости и несменяемости судей, гласности и состязательности. Мировой суд рассматривался как авторитетный посредник для разрешения мелких споров населения. Само название, ведущее начало от мирового посредника, который регулировал отношения крестьян и помещиков после отмены крепостного права, указывало на то, что данный суд призван был не столько судить и карать, сколько мирить стороны, склонять их к принятию мирового соглашения. Недостаток лиц с юридическим образованием, а также стремление приблизить мировой суд к населению определили порядок замещения должностей судей в местной юстиции.

Пространством деятельности мирового суда был мировой округ (уезд с городами), который делился на участки. На участках и действовали выборные участковые мировые судьи. Участковый мировой судья избирался из лиц, достигших 25-лстнсго возраста, имевших высшее или среднее образование или стаж работы по судебному ведомству не менее трех лет и соответствовавший требованию имущественного ценза. Согласно последнему претендент на должность судьи должен был владеть землей в размере не менее 400 десятин или недвижимой собственностью стоимостью не менее 3 тыс. руб. (в столицах - не менее 6 тыс. руб.).

В мировом округе, кроме участковых, имелись также почетные мировые судьи. Они не получали вознаграждения, не имели своего участка и творили правосудие только в тех случаях, когда стороны сами обращались к ним с соответствующей просьбой. Кроме того, почетные мировые судьи могли замешать участковых мировых судей и участвовать в работе окружного суда, восполняя недостаток его членов.

Главная особенность мирового суда - его компетенция. В его юрисдикции находились малозначительные дела: проступки и мелкие преступления, гражданские иски небольшой цены. В гражданском судопроизводстве они рассматривали иски стоимостью не более 500 руб., о «личных обидах и оскорблениях», о восстановлении нарушенного владения, когда с момента нарушения прошло не более шести месяцев и др.

Уголовно-процессуальный закон относил к подсудности мировых судей все уголовные дела частного обвинения и преступления, за которые следовали либо выговоры, замечания и внушения, либо денежные взыскания не более 300 руб., либо арест на срок не более трех месяцев, либо заключение в тюрьму на срок не более одного года.

Процедура судебного разбирательства была максимально упрощена за счет сведения к минимуму формальностей. Такой порядок судопроизводства считается суммарным, или упрощенным. Это обеспечивало доступность суда для населения и отчасти облегчало работу судей, как правило, не имевших юридического образования.

Второй инстанцией являлся коллегиальный орган - съезд мировых судей. Он представлял собой периодическое собрание как почетных, так и участковых мировых судей каждого мирового округа. Мировой съезд выступал в качестве апелляционного суда и органа управления мировым округом, составляя наказы для судей.

Третьей инстанцией - кассационной - был Сенат. Кроме того, соединенное присутствие Сената составляло для мировых судей высший орган надзора.

В таком виде мировой суд функционировал до 1889 г. Затем в рамках контрреформ он был фактически ликвидирован. Это была самая радикальная мера в рамках судебной контрреформы. Сохранился данный институт только в крупных городах: Казани, Кишиневе, Нижнем Новгороде, Одессе, Саратове, Харькове. Вместо мировых судей вводилась непростая система местного суда. Новые органы были различны по своим функциям. Одни являлись исключительно судебными: городской судья и уездный член суда. Другие имели право разбирать как судебные, так и административные дела: земские участковые начальники, уездные съезды и губернские присутствия. Первые состояли в ведомстве Министерства юстиции, вторые - Министерства внутренних дел.

Земскому участковому начальнику были подсудны дела, которые ранее составляли компетенцию участковых мировых судей, за некоторыми исключениями. Например, он не рассматривал дела связанные с кражей со взломом, беспатентной продажей спиртных напитков. Одновременно он выступал как орган исполнительной власти, наделенный целым рядом административных функций, причем он являлся органом надзора за всем крестьянским управлением и волостными судами.

В городах были учреждены должности городских судей. Городской судья - это тот же участковый мировой судья, но назначенный министром юстиции и бессрочно.

Дела, которые по судебным уставам были отнесены к подсудности мировых судей, но теперь выходили за пределы компетенции земских участковых начальников и городских судей, были переданы уездным членам окружного суда, назначаемым министром юстиции. Уездный член окружного суда, подобно городскому судье, являлся исключительно судебным органом.

Апелляционной инстанцией для дел, рассмотренных земскими участковыми начальниками и городскими судьями, являлся уездный съезд в составе уездного предводителя дворянства уездного члена окружного суда, почетных мировых судей, городских судей, земских начальников уезда.

Кассационной инстанцией для дел, рассмотренных земскими участковыми начальниками и городскими судьями, выступало губернское присутствие. Его судебный состав образовывали губернатор, губернский предводитель дворянства, вице-губернатор, прокурор окружного суда или его товарищ и два члена окружного суда.

Для дел, рассмотренных уездным членом окружного суда, апелляционной инстанцией был окружной суд, а кассационной - Сенат.

Коронные суды рассматривали основную массу гражданских и уголовных дел. В основе их организации лежали, во-первых, принцип территориальной подведомственности; во-вторых, принцип минимизации судебных инстанций (в последнем случае речь идет о введении принципа двух инстанций или однократного пересмотра по существу в апелляционном порядке дел, решенных окончательно); в-третьих, отличие апелляционной проверки от кассационного надзора за правильностью судебных решений.

В системе общих (коронных) судов основным звеном являлся окружной суд . Он учреждался один на округ, в который объединялись несколько уездов. Всего было создано 104 судебных округа. Окружные суды выступали первой инстанцией в системе государственных судов. Они состояли из председателя, товарищей председателя и членов. Члены окружных судов распределялись по отделениям. Окружные суды классифицировались по разрядам преимущественно в зависимости от численности населения. Их было четыре. Каждый из разрядов состоял из шести, трех, двух и одного отделения. Преобладали суды второго разряда, состоявшие из трех отделений. Одни из них рассматривали гражданские дела, другие - уголовные.

Уголовное отделение, получившее название коронного суда , в свою очередь, имело в своем составе суд с участием присяжных заседателей. В ведение суда присяжных передавались дела по преступлениям, за которые полагалось наказание в виде лишения всех прав состояния. все остальные преступления рассматривал коронный суд. Предварительное следствие по уголовным делам вели судебные следователи, считавшиеся членами окружного суда и имевшие свои участки.

В 1889 г. в системе государственных судов появилось еще одно звено - уездный член окружного суда. Окружной суд выступал по отношению к уездным членам апелляционной инстанцией. Кроме того, уездные члены должны были участвовать в выездных сессиях уголовного отделения окружного суда. Наряду с этим они привлекались к работе окружного суда при недостатке его наличного состава, а также входили в состав временной комиссии по составлению списков присяжных заседателей.

Уездным членам поручалось оказывать содействие членам окружного суда. Как показывает практика, это могли быть самые разные поручения: допрос свидетелей, дознание через окольных лиц и др. Заметим, что, конечно, эта мера нарушила стройность системы коронных судов, поскольку возвращалась множественность юрисдикционных органов.

Второй инстанцией в общей юрисдикции была судебная палата - одна на несколько губерний. Сначала было введено 11, позднее 14 судебных палат. Палаты делились на департаменты уголовных и гражданских дел, которые возглавлялись председателями. Судебная палата выступала как суд первой инстанции по государственным преступлениям и преступлениям должностным. Как правило, при рассмотрении таких дел в заседаниях судебной палаты требовалось присутствие сословных представители (предводителей дворянства, городских голов и волостных старшин).

Как суд второй инстанции судебная палата рассматривала в порядке апелляции решения и приговоры окружных судов (по жалобам и отзывам сторон и протестам прокуроров). Кроме того, судебная палата осуществляла надзор за деятельностью окружных судов. При судебной палате учреждалась корпорация адвокатов - присяжных поверенных.

Во главе судебной системы стоял Сенат как высшая кассационная инстанция. Как и судебная палата, Сенат состоял из двух департаментов: уголовных и гражданских дел. В Сенате можно было обжаловать окончательные приговоры. Сенат объявлялся также высшим органом судебного надзора для всех вновь созданных судебных «установлений», все спорные дела рассматривались общим собранием кассационных департаментов.

Все суды имели в своем составе определенное число секретарей и их помощников, канцелярских чиновников, на содержание которых отпускалась согласно штатам особая сумма.

В конце 1880-х годов, как реакция власти на терроризм, дела о государственных (политических) преступлениях, о террористических актах были изъяты из ведения судебных палат и переданы в Особое присутствие Сената. Дела о сопротивлении властям, о покушениях на должностных лиц передавались в ведение военной юстиции. Дела о печати, нарушившей закон, из ведения окружных судов переходили в ведение судебных палат. В проведении следствия по политическим делам и террористическим актам усилилась роль жандармерии.

С 1906 г. Устав уголовного судопроизводства предусматривал существование Верховного уголовного суда. Он состоял из назначаемых императором трех сенаторов уголовного кассационного департамента и двух сенаторов первого департамента. Этот суд представлял собой высшую судебную инстанцию в качестве первой и последней инстанции. Учреждался каждый раз по особому указу императора для решения дел о важнейших государственных преступлениях, служебных преступлениях высших должностных лиц, членов Государственного совета и министров и др.

Имперский период российского государства продолжается с 1721 года по 1917. Не удивительно, что за столь большой срок судебная система не раз изменялась: возникали новые институты, упразднялись старые. Но несмотря на сложность данного периода, всю историю развития судебной системы Российской Империи можно условно разделить на три части: до реформы 1864 года, после неё и период контрреформ.

Дореформенный период. Рассмотрим систему судебных органов. При Петре I от высших судов к низшими. Во главе всей судебной системы Российской Империи стоял монарх. Сразу после него в иерархии находился Сенат, пришедший на смену боярской думе. Он являлся апелляционной инстанцией а также рассматривал наиболее важные государственные дела, судил высших должностных лиц. Пришедшие на смену приказам коллегии осуществляли судебные функции в рамках своих полномочий. Например, суд по земельным делам принадлежал Вотчинной коллегии, финансовые преступления рассматривала Камерц-коллегия. Управлением местных судов занималась Юстиц-коллегия, она же была апелляционной инстанцией по отношению к ним. На местах действовали Надворные (на территории губернии) и Нижние (на территории провинции) суды. Именно в их учреждении отразилась первая в российской истории попытка отделить суд от администрации. Попытка, впрочем, неудачная, так как во главе этих судов стояли губернаторы, представлявшие исполнительную власть в губернии. Дела переходили из нижних судов в надворные в порядке апелляции, а решения нижних судов, касавшиеся смертной казни, должны были быть утверждены надворными судами. Позже эти суды были упразднены, а судебные функции в рамках губернии и провинции переданы губернаторам и воеводам соответственно. Помимо этих судебных органов существовали Городовые магистраты, ведавшие в первой инстанции гражданскими делами в городах. Несмотря на выборность их состава, они были зависимы от губернаторов. Городовые магистраты подчинялись Главному магистрату, выполнявшего функции суда апелляционной инстанции.

Судебный процесс по-прежнему делился на два вида: розыскной и состязательный. Первый применялся теперь почти по всем уголовным делам. Второй -- по гражданским спорам. Вводится новая система оценки доказательств. Свидетели перестают быть лицами, которые должны помочь сославшейся на них стороне, а теперь являются лицами официальными, то есть они обязаны явиться в суд и подтвердить или опровергнуть перед судом какой-либо спорный факт. Все доказательства теперь рассматриваются согласно "формальной теории оценки доказательств" - законом устанавливается формальная сила всех доказательств. Суду остается только убедиться, что установленные факты попадают под определение действительных доказательств, а их совокупность достаточна для вынесения определённого приговора. Судебные заседания проходили в закрытом порядке.

После смерти Петра, судебная система принципиально не менялась вплоть до 1864 года. От идеи разделения судов пришлось отказаться по ряду политических и экономических причин. Как уже говорилось выше, низшие и надворные суды были упразднены, а их функции переданы губернаторам и воеводам. Это сказалось на эффективности судопроизводства. Главы администрации, и без того перегруженные делами управления, были просто не в состоянии своевременно решать все судебные вопросы. Городские магистраты сначала были упразднены, но позже вновь восстановлены с расширенной юрисдикцией - теперь они решали дела связанные с деятельность иностранных купцов (кроме английских). При Екатерине II суды приобрели сословный характер. Для каждого сословия создавался свой судебный орган. Для крестьян это были нижняя и верхняя расправы, дела из нижней расправы в верхнюю переходили в порядке апелляции. Верхняя палата выполняла роль ревизионной (надзорной) инстанции над нижними расправами. Для дворянства судебным органом стал уездный суд (низшая инстанция, существовавшая в каждом уезде) и верхний земский суд (один на губернию), являвшийся апелляционной и ревизионной инстанцией для уездного суда. Городские жители судились в городовом магистрате, существовавшем в каждом городе, функции апелляционной и ревизионной инстанции выполнял Губернский магистрат. Все суды делились на две палаты -- гражданскую и уголовную. Кроме того существовал еще бессословный Совестный суд -- призванный решать дела в примирительном порядке.

На протяжении лет, проблемы, изначально заложенные в судебной системе Российской Империи все более усиливались. Формальная теория оценки доказательств, сословность, закрытость процесса, все большее тяготение к розыску вместо состязательного процесса и массовое взяточничество судей привело к полному расстройству всей судебной системы. Эта часть российского государства как никакая другая требовала скорейшего реформирования. И реформы были произведены.

Пореформенный период. Основными документами судебной реформы 1864 года являлись: Учреждения судебных установлении, Устав уголовного судопроизводства, Устав гражданского судопроизводства, Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями. Были провозглашены новые принципы судопроизводства: независимость суда от администрации, бессословность суда, установление прокурорского надзора, введение присяжных заседателей, отделение предварительного следствия от суда, устность и гласность процесса, участие в процессе обвинения и зашиты и недопустимость слияния роли защитника и обвинителя в одном лице, равенство сторон, ликвидировалась формальная оценка доказательств и вводился принцип свободной оценки доказательств самим судом на основе обстоятельств дела, устанавливалась презумпция невиновности. Полному реформированию подверглись все судебные органы государства. На местном уровне действовали мировые суды и съезды мировых судей. Мировые судьи избирались уездными земскими собраниями, причем существовали довольно жесткие критерии для кандидатов в мировые судье -- они должны были проходить по имущественному цензу, иметь образование или стаж работы на государственных должностях. Им были подсудны незначительные уголовные дела и гражданские иски на сумму не более 500 рублей. Мировые судьи рассматривали дела единолично, процесс был устным и публичным. Дела в мировом суде начинались по жалобе частных лиц, по сообщениям государственных органов, или по усмотрению самого мирового судьи. Предварительное расследование велось полицией. Апелляционной инстанцией по отношению к мировым судьям выступали съезды мировых судей.

На более высоком уровне находились окружные суды (действовавшие в пределах судебных, а не административных округов) и судебные палаты. Окружной суд состоял из гражданской и уголовной палаты. Уголовная палата в свою очередь делилась на коронный суд и суд присяжных заседателей. В окружном суде рассматривались почти все уголовные и гражданские дела, выходившие за компетенцию мировых судей. Заседания суда проходили коллегиально (два судьи и один председатель). Для проведения предварительного следствия при окружных судах имелись судебные следователи. Судьями таких судов были как правило дворяне. Они назначались императором по представлению министра юстиции.

Присяжными могли быть не все желающие, они отбирались специальными комиссиями, должны были отвечать множеству требовании и утверждались губернатором. Задачей присяжных было, выслушав все доводы суда, решить, виновен обвиняемый или нет, определение меры наказание оставалось за судом.

Судебные палаты были апелляционной и надзорной инстанцией по отношению к судам окружным. А также рассматривали в первой инстанции особо важные дела, такие как дела о государственных изменах или преступлениях должностных лиц. Судебные палаты создавались по одной на несколько губерний и делились на гражданский и уголовный департаменты.

Над всеми судебными органами Российской Империи находился Сенат. Он был кассационной инстанцией по отношению ко всем судам. И мог быть судом первой инстанции по особо важным делам. Например, он разбирал дела о преступлениях высших должностных лиц

Для рассмотрения дел о государственных преступлениях особой важности, указом Императора мог быть создан специализированный суд: Верховный уголовный суд.

Император, что совершенно естественно для абсолютизма, стоял во главе всей судебной системы.

В период контрреформ, законодатели частично восстановили состояние судебной системы до 1864 года. Суды по особо важным делам стали проходить в особом порядке, было ограничена несменяемость судей и увеличена их зависимость от администрации: высшему дисциплинарному присутствию предоставлено право увольнять судей без прошения не только за служебные проступки, но и за противные нравственности и предосудительные служебные проступки. Так, губернаторы могли объявлять территории на особом положении, во время действия которого все преступники подлежали суду военного суда, который, не вникая особо в суть дела, быстро выносил обвинительные приговоры. Происходило уменьшение подсудности дел присяжным заседателям, сначала из их ведения были изъяты политические дела (присяжные нередко оправдывали преступников), а затем и ряд других дел.

9.1. Принципы организации судебной системы в России в конце XVII - первой половине XVIII в.

Комплексное реформирование российской государственной, общественной и культурной жизни, проводимое Петром I B конце XVlI - первом четверти XVIII в., не могло обойти стороной такую важную составляющую государственной властн, как власть судеб­ная.

B этот период была проведена нс только реорганизация судеб­ных учреждений, но и предпринимались попытки изменения прин­ципов функционирования судебной системы B целом

Деятельность судебных учреждений в России в конце XVII - первой четверти XVIII в базировалась на определенных принципах. B ряде случае они осознавались іаконодатслсм. Более того, дела­лись попытки изменить принципы, существовавшие ранее (напри­мер, Петром I предпринимались целенаправленные шаги по отде­лению BLiiacTH судебной от власти административной). B других слу­чаях наличие принципов вытекало из сушностн общественного строя (иапрнмер, принцип сословности суда).

Среди основных принципов организации судебных учреждений n Петровскую эпоху можно назвать следуюшие.

1. Неотделенность власти судебной от власти административ­ной B допетровской России, пожалуй, определяющим прннципоѵі функционирования государственных органов была неотделенность властн судебной от властн административной, когда одни и те же учреждения выполняли и судебные, и административные, а нередко и друі ие функции. Естественно, на практике это приводило к нега­тивным последствиям. Пстр I осознавал эти недостатки м пытался отде [ить власть судебную от власти административной путем созда­ния органов, иадслснпых исключительно судебными полномочия­ми. Однако в реальности это не получилось. Скорее всего, в тот

период времени это было н невозможно, так как в России сама идея разделения властен пс обладала какон-лнбо популярностью.

2. Множественность судебных учреждений, отсутствие целост­ной иерархичной судебной системы. Другим принципом организа­ции судебной власти была множественность судебных учреждений (точнее, государственных органов, обладающих судебными полно­мочиями). Недостатки такоіі организации судебного дела в России также осознавались Петром I. Он пытался его устранить путем соз­дания (впервые n истории России) исрархичноіі судебной системы. Собственно судебная система действительно начала выкристаллизо­вываться (об этом пойдет речь в дальнейшем), однако структурной четкости в ней в первой четверти XVIII в. так и нс было.

3. Коляеіиальный характер судебных учреждений. Принцип коллегиальности «красной нитью» проходил через реформирование всей системы органов государственной власти. Коснулся он и су­дебных учреждений. B результате реформаторской деятельности Петра I в России практически все судебные споры в первой четвер­ти XVIlI в. (за редким исключением - например, суда помещика над своими крестьянами) рассматривались коллегиально, а нс ин­дивидуально, но с персональной ответственностью каждого за вы­несенное решение. Тем самым делалась попытка поставить заслоп на иути судебной коррупции

4. Сословный характер судебных учреждений как в предшест­вующий, так и последующий период (до отчены крспостпого права в 186l г.) вытекал из сущности общественного устройства России.

Для различных социальных слоев сушествовати свои судебные ор­ганы или, по крайней мерс, особый порядок рассмотрения кон­фликтов.

9.2. Высшие судебные учреждения

Как и во всех монархиях (особенно - абсолютных), царь (впо­следствии - император) являлся высшим судьсіі. был последнем инстанцией в любых, в том числе и судебных вопросах. Естествен­но, участие в оиравлении правосудия великого князя периода Ки­евской Руси и российского императора первой четверти XVIII n. несопоставимо. Первый лично н пепосредсівенно разбирал судеб­ные споры. Для второго даинос полномочие имело важное статус­ное. но скорее формальное значение Этот тот случай, когда важнее иметь право на что-то, чем реально его использовать. Петр I, по- видимому, предполагал оставить за собой лишь функцию высшего судебного контроля, однако это у него не получилось. Обладание

высшими судебными полномочиями было для монарха весьма об­ременительным. Ero буквально заваливали прошениями, ходатайст­вами и прочими челобитными.

B I699 г. вышел царский указ, разрешавший подачу челобитных напрямую царю, только сслп спорное дело уже было рассмотрено судом и его решение не удовлетворило челобитчика. B 1700 г. Петр I издал указ, подтверждаюший указ l699 г. и запрешающші обращаться непосредственно к царю, минуя местные органы.

B дальнейшем Петр I, создавая повые учреждения (Сенат, кол­легии и пр.) неоднократно (в 171 I, 1718, 1721, 1722 гг.) издавал ука­зы, имеющие целью освободить ею от разбора судебных споров. Тем пе меисе Петр I и формально, и фактически являлся высшей судебной инстанцией в государстве.

B феврале 1711 г. именным указом Петра 1 был создан Сенат - высший коллегиальный государственный орган, обладавший зако­нодательно-распорядительными, судебными, надзорными, финан­совыми и другими функциями. Члены Сената назначались царем. Изначалыю было назначено девять сенаторов. C 1718 по 1722 г. в состав этого органа входнли президенты всех коллегий. Позже в нем остались президенты только четырех коллегий" Иностранной, Военной. Адмиралтейской и временно Берг-коллегин. B состав Сената в разнос время входнли и другие должностные лнца (обер- фискал и др.). При Сенате была учреждена канцелярия во главе с обср-сскрстарсм. C 1722 г. возглавлял Сенат генерал-прокурор.

Уже в первом пункте именного указа от 2 марта 1711 г. «О по­ручении Правительствующему Сенату попечения о правосудии, об устройстве государственных доходов, торговли и других отраслей государственного хозяйства» указывалось, что Сенат должен «суд иметь нелицемерный и неправедных судей наказывать отнятием чести и всею имения, то же и ябедникам да последует».

Таким образом, судебная функция изначально являлась одной из определяющих в деятельности Сената. Уже в 1712 г. в составе Сената была образована Расправная палата, рансс функциониро­вавшая в рамках Боярской лумы. B нсс входили от одного до пяти сенаторов, а также назначенные Сенатом «судыі расправных дел». Для технического обеспечения деятельности Расправной палаты

создавалась канцелярия расправных дел. По сути, Расправиая шта­та являлась судебным департаментом Сената.

Расправная палата сушсствовала в составе Сената с 1712 no 1718 г. (позже она была передана в Юстиц-коллегию). B основно.м она разрешала дела, рассматривавшиеся ранее в центральных учреж­дениях и губернских канцеляриях. Кроме того, в ее компетенцию входило рассмотрение дел, направленных непосредственно Сена­том. B качестве суда первой инстанции Расправной палате были подсудны уголовные дела, возбужденные по доносам фискалов. По вссм перечисленным категориям дсл Расправная палата ежемесячно докладывала Сенату. Общее присутствие Сената либо утверждало аынссспныс приговоры, либо пересматривало рсшсшія Расправной палаты.

C 1714- 1715 гг. Сенат окончательно становится высшсіі судеб­ной инстанцией. Подавать какие-либо жалобы на решения Сената запрешалось под угрозой смсртной казни.

Являясь высшей инстанцией. Сенат оставался и судом первон инстанции по отдельным категориям дел. B первую очередь по пре­ступлениям должностным н преступлениям политическим. Однако четкой регламентации подсудности Сената как суда первой инстан­ции нс было определено. Как правило, то или иное дело рассмат­ривалось по особому повелению монарха.

Важную роль в отправлении правосудия стал играть учрежден­ный при Сенате 23 февраля 1722 г. генерал-рекетмейстер. При нем создавалась особая рскетмсйстсрская контора. Главной функцией генерал-рекетмейстера было упорядочение прохождения судебных дел по инстанциям, сокрашенне волокиты. Именно геиерал- рскстмейстеру подаватись жалобы на несправедливые решения кол­легии и канцелярий, именно он определял, будут ли переданы эти дела на рассмотрение Сената.

9.3. Центральные судебные учреждения

Предыдущую по отношению к Сенату судебную инстанцию составляли коллегии. Bcc коллегии, учреждение которых нача­лось с 1717 г., а фактическое создание - в 1718-1720 гг., обла­дали судебными полномочиями. По-видимому, это являлось своеобразным пережитком, поскольку коллегии заменили собой приказы. A характерной особенностью приказов как раз являлись судебные полномочия в соответствующей области государствен­ного управления

Устройство и порядок работы коллегий были строго регламен­тированы Генеральным регламентом, принятым 27 февраля l720 г. Как и большинство органов Петровской эпохи, коллегии состояли из общего собрания членов (присутствия) и канцелярии, ведущей делопроизводство. B присутствие каждой коллегии входили прези­дент, назначаемый царем, вице-президент, назначаемый Сенатом, но утверждаемый царем, назначаемые Сенатом четыре советника п четыре асессора. Такпм образом, состав присутствия коллегии, как правило, составлял десять человек.

Bce решения принимались коллегиально большинством голосов послс обсуждения того илп иного вопроса. Прп этом подача голосов шла, начиная с членов коллегии, занимающих низшсс положение.

Прп коллегиях состояли фискалы, а с l722 г. в каждую колле­гию был включен прокурор для надзора за их деятельностью.

Канцелярией коллегии руководил секретарь. Генеральный рег­ламент устанавливал, что в состав канцелярии должен входпть но­тариус (протоколист), регистратор, актуариус (хранитель бумаг), переводчик, канцеляристы, копиисты.

Каждое заседание присутствия коллегии сопровождалось веде­нием протокола.

Решения коллегий, связанные с телесными наказаниями, при­водились n исполнение прямо при коллегиях

Как уже говорилось, каждая коллегия обладала судебными пол­номочиями. Круг нх был ограничен сферой деятельности колпепш. Напрпмср, Мануфактур-коллспія разбирала преступления, совер­шенные подчиненными еп членами цехов и фабричными рабочими. Камер-коллепш былн подсудны преступления, совершенные про­тив интересов казны. Коммерц-коллегпя рассматривала споры с участием иностранных купцов, а также прочие торговые и вексель­ные дела.

Особое место среди учреждений, обладающих судебными пол­номочиями, занимала Юстііц-коллегпя. Она являлась ii судебным, и административным органом. B ее ведение отошли дела ряда ста­рых приказов: Поместного, Сыскного, Зсмского, судных.

Юстиц-коллегия была апелляционной инстанцией по граждан­ским и уголовным делам для губернекпх и надворных судов, а так­же руководила их деятельностью. Юстпц-коллсгия собпрала свсдс- ния о заключенных в тюрьмах, пыталась систематизировать прак­тику нижестоящих судов. B качестве суда первой инстанции Юс­тиц-коллегии были подсудны налоговые преступления, преступле­ния, совершенные иностранцами, служившими в коллегиях, пре­ступления духовных лиц, за которые полагалась смсртная казнь.

B 1721 г. пз Юстпц-коллегпп выросла Вотчпнная коллегия. Она являлась сословным органом, ведавшим дворянским землевладени­ем. Как и другие коллегии, Вотчпнная коллегия обладала судебны­ми полномочиями, в частности, в ее компетенцию входил разбор земельных, а также других споров между дворянами.

Кроме Вотчинной коллегии в России действовали и другие уч­реждения, наделенные судебными полномочиями и носившие при этом сословный характер. K нх числу можно отнести в первую оче­редь Главный магистрат п Синод.

13 февраля 1720 г. был создан Главный магистрат. Устройство этого органа определялось Регламентом плп Уставом Главного ма­гистрата, принятым 16 января 1721 г. Как п прочие коллегии, Глав­ный магистрат возглавлялся президентом п обер-президентом, на­значаемыми царем Кроме того, в его состав входили бургомистры и ратманы, также назначаемые высшей властыо.

Глава X Регламента Главного магистрата «О судах гражданских» определяла судебные функции этого органа. Магистратскому суду было подсудно городское посадское население (купцы, ремеслен­ники и пр.). Главный магистрат являлся апелляционной инстанци­ей для городовых магистратов и ратуш по уголовным и граждан­ским делам, он был высшей судебной инстанцией для городского населения. Также ГлавныГі магистрат утверждал дела, на которые местные магистраты и ратуши вынесли смертные приговоры.

B Петровскую эпоху, как н в предшествующий период, церк­ви также принадлежала судебная власть. Петр 1 пошел по пути огосударствления церкви п соответственно сужения круга cc су­дебных полномочий. B 1701 г. был создан Монастырский приказ. Ему были подсудны преступления, совершенные духовенством, а также население, проживающее в церковных вотчпнах. Kypc на постепенное сокращение количества церковных вотчин неизбеж­но приводил и к сужению юрисдикции церкви. B 1721 г. была учреждена Духовная коллегия - Спнод, ставшая высшим орга­ном церковного управления. При этом Синод обладал п судеб­ными полномочиями.

K юрисдикции церковного суда относились уголовные дела (кража церковного пмушества), преступления против православной всры (богохульство, расколышчсство. колдовство), ссмсйныс дсла (бракоразводные, о неправильно заключенных браках), должност­ные преступления духовных лнц. а также дсла по искам, поданным на лиц духовного ведомства.

Представители духовенства судплнсь консисториями при епар­хиальных архиерсях, управлениями духовных дсл и Синодом. Такпм образом. Синод стал п высшим судебным органом для духовенства. Исключение составляли дсла о преступлениях, совершенных духов­ными лицами, за которые предусматривалась смертная казнь (они были подсудны Юстип-коллсгии).

Наряду с гражданскими п духовными судами в России функ­ционировали и военные суды, которые составляли собственную систему. B принципе, военные суды можно считать тожс разновид­ностью сословного суда, так как их юрисдикция распространялась на ліш. принадлежащих к военному ведомству.

Низшей инстанцией военного суда был полковой крнгерехт. Апелляционной инстанцией по отношению к нему являлся гене­ральный крпгерехт. Высшую инстанцию по военным дслам состав­ляла Военная коллегия.

Генеральный ii полковой крнгерехты были коллегиальными ор­ганами и состояли нз тринадцати человек, но допускался ii сокра­щенный вариант этпх судов в составе ссмп членов.

Судыі военных судов не были профессионалами, они назнача­лись президентом суда пли военным начальством только из числа офицеров. K военным судам был придан технический персонал, обеспечивающий их нормальную работу: секретарь или протоколист и адъютант, исполняющий роль судебного пристава. Особос мссто в военных судах занимал аудитор. Он нс входил в состав суда, а вы­полнял надзорные функции, наблюдал за правильностью хода судо­производства.

Генеральному крпгерехту былп подсудны дела о государствен­ных престун іеннях, совершенных представителями военного ве­домства, дсла, связанные с преступлениями высших воинских чи­нов, преступления, совершенные целыми частями или подразде­лениями. Кроме того, генеральный кригерехт разбирал и граждан­ские споры между представителями высокого офицерства. Рас­смотрение всех остальных дел находилось в компетенции полко­вого крнгерехта.

Особое место средп судебных учреждений России занимали Преображенский приказ н Тайная канцелярия.

Преображенский приказ возник в 1695 г. нз Преображенской избы - учреждения, обслуживающего резиденцию Петра I п заве­довавшего «потешными» полками (Семеновским п Преображен­ским). Действовал Преображенский приказ до 1729 г. (с 1725 г - под названием «Преображенская канцелярия»).

Постепенно Преображенский приказ стал органом следствия п суда по политическим преступлениям (например, в не.м рассматри­валось дело о стрелецком бунте 1698-1699 гг., об Астраханском восстании и др.). Он подчинялся лично царю, а также Сенату. Дея­тельность Преображенского приказа охватывала всю территорию страны. Этому органу были подсудны государственные преступле­ния. B Указе от 25 января 1715 г. к их числу были отнссены дела о злом умысле против паря, измснс, о возмущении или бунтс, о по­хищении казны.

20 марта 1718 г. в Петербурге была создана Тайная канцелярия путем преобразования нз канцелярии, занимавшейся расследовани­ем дела царевича Алексея (она была ликвидирована в 1726 г.). Компетенция jToro органа во многом совпадала с компетенцией Преображенского приказа, но в основном сфера ее деятельности охватывала Петербург и прнлегаюшне территории.

B Тайной канцетярпн рассматривался достаточно широкий спектр государственных преступлений: дела о «непристойных выра­жениях» об особс государя и государственных деятелей, непочтенпе к царской фамилии, самозванстве, несоблюдении молебнов в царскнс дни. об нзмсне. казнокрадство, взяточничестве чпновпиков ii др.

B некоторых случаях решения Тайной канцелярии могли быть обжалованы в Сенат. Ho окончательной инстанцией здесь оставался монарх.

9.4. Местные судебные учреждения

B конце XVll - начале XVlIl в. местный суд осуществлялся воеводамп с помощниками (дьяками и подьячими). B компетенцию приказных пзб. возглавляемых воеводамп (в некоторых местностях они назывались приказными палатами), входило рассмотрение спо­ров гражданско-правового характера между служилыми людьми Рассмотренные в приказных палатах дсла ежегодно направлялись на ревизию в Московский сулный приказ. Наряду с приказными избами судебными полномочиями обладали земские избы, действо­вавшие в городах и селах. B их компетенции находились граждан­ские споры, возникшие между посадским населением. Уголовное судопроизводство осуществлялось губнымн избами, куда входили губные старосты, целовальники п рял других выборных должност­ных лиц.

B l702 г. губныс старосты былп упразднены. C этого времени местное уголовное и гражланскос судопроизводство перешло в руки восвод с выборными от дворянства (по 3-4 - в крупных городах, по 2 - в небольших городах). B 1713 r. в губерниях (впервые они были образованы в |708 г.) были введены ландрихтеры. в функции которых входило осуществление судебного разбирательства.

B 1719 г. в России была проведена реформа местных судов. B качестве образца была взята шведская судебная система. Однако прямого заимствования не произошло. Былн созданы две самостоя­тельные местные судебные инстанции: нижние (провинциальные и городские) ii надворные суды.

Провпнцнальныіі суд состоял из обср-ландрнхтсра ii асессо­ров. Ему было полсудно сельское насслсннс. Городскому суду бы­ло подсудно городское непосадскос население. Ннжнпс суды рас­сматривали дела по уголовным преступлениям, совершенным дво­рянами и крестьянами, а также гражданско-правовые споры меж- ДУ дворянами.

Нпжнпе суды былн упразднены в 1722 г. Вместо них создава­лись новые провинциальные суды, состоящие из провинциального воеводы и одного-двух асессоров. B города, удаленные от центра провпншіп более чем на 200 верст, воевода мог назначить судебно­го комиссара, который рассматривал незначительные уголовные и гражданские дела.

Именным указом от 8 января 1719 г создавались надворные су­ды (гофгерихты) в Санкт-Петербурге, Москве, Воронеже, Казани, Курске, Ннжнсм Новгороде, Смоленске, Тобольске и Ярославле. Кро.ме того, был сохранен надворный суд в Piire, созданный еще шведамп. B 1722 г. был учрежден надворный суд в Енисейске Фактически надворные суды стали центрами первых российских судебных округов. Упразднены надворные суды были в 1727 г.

Надворные суды пмелп коллегиальное устройство. Онп состоя­ли из президента, впце-презпдента ii двух-шестп асессоров. Прези­денты надворных судов назначались лпбо царем, либо Сенатом, вице-президенты и асессоры - Сенатом по представлению Юстиц- коллегии. При надворных судах сушествовалн канцелярии, состоя­щие пз секретарей, канцеляристов п подканцеляристов, копиистов, а также различных служителей (рассыльных, палачей, сторожей). C 1720 г. при надворных судах действовали прокуроры, которые должны были следить за законностью вынесенных решений, надзи­рать за деятельностью судов.

Надворные суды выступали в качестве второй инстанции по гражданским п уголовным делам по отношению к нижним судам, а после 1722 г. - по отношению к провинциальным судам. B качест­ве первой инстанции надворные суды рассматривали дела по доно­сам фискалов, а также уголовные п гражданские дела, возникшие в городе, где надворный суд находился (если там не было нижнего суда) Кроме того, только надворные суды могли выносить приго­вор (либо утверждать приговор нижних судов) по делам о преступ­лениях, за которые следовало наказание в видс смсртной казни или ссылки на каторгу. Апелляционной инстанцией для надворных су­дов являлась Юстпц-коллепія.

Таким образом, впервые в российской истории была сделана попытка построения именно судебной системы. Выстроенная Пет­ром I система не была долговечной, целостной п всеобъемлющей, так как сохранялись сословные суды, а также многочисленные учреждения, обладавшие судебными полномочиями. Тем не ме­нее судебная система начала выкристаллизовываться и приобрела следующий вид: нижнис суды - надворные суды - Юстиц- коллегия - Сенат.

B 1723- 1724- гг. в стране создавались городские магистраты. Магистраты, как и большинство государственных учреждений этого времени, имели коллеіиапьнып характер. Возглавлялись они прези­дентом, а в их состав входили бургомистры и ратманы. B зависимо­сти от значения п величины города бургомистров было от двух до четырех, ратманов - от двух до восьми1.

B число функций городских магистратов входил п суд над тор- гово-рсмсслснным, посадским насслснисм. Таким образом, магист­раты являлись сословными судами для горожан Рассматривали они и уголовные, и гражданские дсла. Смсртныс приговоры, вынсссн- ные городскими магистратами, передавались на утверждение Глав­ному магистрату. Второй инстанцией для судов местных городских магистратов являлись провинциальные маінстраты, высшей же ин­станцией был Главный магистрат.

Спорные дела, возникшие у представителей городского сосло­вия с липами других сословий, рассматривались судом смешанного состава, включавшим судей и от магистрата, п от надворного суда. Прп этом Регламент, илп Устав, Главного магистрата предусматри­вал, что ссли истцом являлось лицо, подведомственное магистрат­скому суду, то председательствовал в этом смешанном суде пред­ставитель от купечества, если истцом являлось лицо другого сосло­вия, то возглавлял суд один пз надворных судсіі.

Основная масса населения России - крепостные крестьяне - судились по большинству преступлений своими ію.мсшнками. По- мешик же решал и іражданские споры между нимн.

9.5. Изменения в судебной системе во второй четверти XVIII в.

Известный историк права А.Д. Градовский писал, что «не успел Петр Всликий закрыть глаз, как почти все сделанное им подверг­лось ломке», особенно основательно n сфсрс так называемых мест­ных властных и управленческих структур. Уже летом 1726 г. Вер­ховный тайный совет принял решенпе восстановить должность вое­воды во всех городах, где она была ранынс, уволить «учрежденных» Петром судебных комиссаров. Совет рассуждал, что прежнее управ­ление «однпм человеком» без жалования было лучше, и, может быть и не совсем, «людп былп довольны», но свыклись... притерпе­лись... B феврале 1727 г. последовал известный указ, по которому велено «как надворные суды, так и всех лпшнпх управителей, нх канцелярии и конторы земских комиссаров и прочих тому подоб­ных вовсе отставить ii положить всю “расправу1’ ii суд по-прежнему иа губернаторов ii восвод. а на решения (действия) губернаторов разрешить апелляшпо в Юстиц-коллегию».

За этой мерой последовал ряд других, клонившихся к той же цели. B частности: «воевод велено посыпать нз Сената, причем нм же назначались товарищи нз асессоров». Воеводы подчинялись гу­бернаторам, а «магистры» (т.е. маіистраты) - губернаторам и вое­водам. Количество воевод было увеличено: они посылались как в провинциальные центры, так ii в «пригороды» больших городов; «восводам провинциальным дан ранг майорский, а пригородным - поручни» (поручика. - Авт.У, последние заменили собой судебных ко.мпссаров. C подчинением магистратов губернаторам н восводам

Главный магистрат сделался лишним установлением, п в том же l727 г. он был закрыт. Скоро п сами магистраты оказались ненуж­ной структурой, и в l728 г. вместо нпх былп созданы ратушы. Обя­занности земских комиссаров теперь состояли в сборе подушных денег, причем пол присмотром (при контроле) со стороны городо­вых и провинциальных воевод. Сбор подушных денег поручался восводам с офнисрамн, «обретаюшнмися на вечных квартирах, под ответственностью помошников», поэтому надобность в земекпх ко­миссарах отпала, и эта должность была упразднена.

Так восстановилась система управления, которой были «до­вольны люди». Ho порядки старой системы управления приводили к прежним злоупотреблениям. Воеводы, служившие теперь без жа­лования, обратились к старым привычкам допетровского времени, когда значительная часть аппарата управления вовсе не получала жалования, а кормилась «от дел», обеспечивая привычными и не всегда честными приемами свое «пропитание». B связи с этим в 1730 г. вышел указ. повелевавший менять восвод во всех городах через два года, по истечении которых «им вслсно являться в Сспат с росппсными и счетными книгами». После проверки счстов Сенат имел право определить на воеводство (в другом провинциальном центре) только тех, на которых в течение года не поступало жалоб. Данная мера была малоэффективна. Правительство по-прежнему не имело надлежащих средств надзора, а жители не «дерзали» жало­ваться, пока воевода был на месте. Нужно было вызвать его в Сенат и заменить воеводу, чтобы жители решились написать на него жа­лобу, если к тому был повод.

После смерти Петра Великого уислело только то, что соответст­вовало обшему ходу развития страны, провоцировалось это спон­танным сошіально-экономичсскпм двпженпем. Ha это впервые об­ратил внимание историк Н.П Павлов-Снльванский: «...Все же ос­тальное. в чем Петр в увлечении мнимою сплою своих нововведе­ний вышел за пределы дозволенного ходом развития, все это было или прямо отменено Меньшиковым через год после его смерти, или же под новою скорлупою сохранило ядро». Уже в 1727 г. была учреждена значительная часть провинциальных учреждений. Было предписано, чтобы «как надворные суды, так и всех лншнпх упра­вителей. канцелярии и конторы земекпх комиссаров и прочих тому подобных вовсс отставить ii положить всю расправу ii суд по- прежнему на губернаторов ii восводу».

Особо следует сказать, что приспешннкн Петра 1 постарались ликвидировать петровское городское управление, которое создавало автономные условия для деятельности элиты, «третьего» сословия от господства дворян. Мотивировка антнпетровскнх законов, изда­вавшихся в ближайшие годы после счсртн Петра, была стандарт­ной: «...дсньгн, исходяшис на содержание разных правптслсіі. кан­целярий и контор, сбережены будут и на другие важнейшие го­сударственные расходы могут быть употреблены». Разбирая указ 24 февраля l727 г., Ф. Дмитриев замечал, что при введении воевод­ского управления личное начало и соединение административных и судебных властей были приняты за правило, а потому купцы долж­ны были тоже подчиняться единым областным «начальникам - универсальным управленцам». Кроме того, в основании магистрат­ского управления лежало то выборное начало, которое Петр I внес в областную администрацию, а сго преемники значительно стсснп- лн. Наконец, была еше третья причина, финансовая, преобладав­шая над вссмп остальными.

Магистраты былп учреждены в пнтсрссах городского сословия. Сбор податей не составлял их исключительного назначения, а по­тому ii ответственность падала на них как на отрасль государствен­ного управления, а не так, как она падает на откупшиков, обяза­тельных во что бы то ни стало доставить государству нужные день­ги. Ho при тогдашних бедных средствах правительство не могло пренебрегать ннчем для устройства финансов. Следовательно, было естественно обеспечить по-прежнему личною ответственностью полноту сборов.

По всем этим причинам сближение с прежним допетровским управлением совершилось очень быстро. Хотя при восшествии на престол Екатерина 1 подтвердила, чтоб губернаторы п воеводы нс вступали в дела купечества, но через два года она подчинила им магистраты и ратушп. B том же указе сделано было и другое распо­ряжение, разрушавшее до конца прежнюю систему. До снх пор на магистратах лежалп одни городские сборы, т.е. прямые подати куп­цов и ремесленников и косвенные налоги. Указом 24 февраля 1727 г. обязанности их были расширены. При возложении всех об­ластных дсл на губернаторов н восвод подушные сборы с крестьян сбирались посредством особой военной команды, причем на одно жалованье солдатам выходило до 70 тыс. рублей. Bo избежание этой издержки Верховный Тайный Совет решпл возложить все сборы на магистраты п ратушп.

Губернаторы обязаны были положить сборы в посредственный оклад, а магистратам назначить от себя сборшпков с ответственно­стью за полноту сбора. Недоимки взыскивали с членов магистрата, но зато весь излишек против положенного оклада обрашался в пользу города. Разумеется, ответственность подобного рода нс могJia распространяться на все управление в полном его составе, а должна была падать особо на каждый город. Купеческое управление распадалось на отдельные звенья. Сверх того указ 24 февраля сде­лал еше один шаг к старинному порядку. Так как ответственность за сбор полатей была очень тяжела, в случае отказа магистров при­нять на себя все сборы устанавливалось возложить пх на особо для того выбранных посадскпх людей. Вссмп этимп мерами было под­готовлено уничтожение магистратов.

Указом от 27 фсврадя 1727 г. ликвидировались надворные суды, чьи функции были переданы воеводам. Для членов Верховного Тайного Совета надворный суд был одним из многочисленных уч­реждений, появившихся на местах в ходе петровских реформ. Не­смотря на то что в стране наблюдалось отсутствие юридического образования, а следовательно, п юристов, введение надворных су­дов являлось первым шагом к реализации принципа разделения власти. Указом 17 апреля того же года закрыт в Петербурге Глав­ный Магистрат. Вместо его вслсно избрать в петербургскую ратушу, для суда пад купечеством, трех бургомистров, к которым для адми­нистративных дсл присоединены члены прежнего городового маги­страта. Бургомистры избирались ежегодно пз «добрых п знатных людей». Дела русских купцов с иностранцами предоставлены одноп Коммсрц-коллегпи.

B 1728 г., при Петре II, эта мера была распространена п на об­ластные города. Магистраты везде заменены ратушами п подчине­ны воеводам. B то же время ответственность возложена отдельно на каждый город; недоимки в пригороде взыскивались с ратуши про­винившегося города, за города нс отвечала провинция и т.д. Внут- рисословная связь была нарушена. Отдельное управление нс было уже привилегией торгового сословия всей России, оно составляло принадлежность купечества каждого города, п сословное начало почтп пзчезло. Ратуши стали походить на земские избы допетров­ского времени, от которых отличались только тем, что имели право суда между купцами п посадскими людьми.

Многие пз петровских постановлений относительно городов, точнее купеческого сословия, были восстановлены при Елизавете Петровнс. B частности, функции магистратов, включая Главный, были вновь восстановлены п сохранились в таком впде до «Уложе­ния» Екатерины II.

O последовавших за эпохой Петра Великого временах совре­менники писали, что «новые законы» «лрсвностная неправда» одо­левали. Это писалось в 1724 г. И.Т. Посошковым. Характерна оценка государственных трудов правивших после Петра 1 времен- іциков разного характера н калибра со стороны Екатерины II: «От кончины Петра I до восшествия императрицы Анны царство­вала невежества собственная корысть и бодрствовала склонность к старинным обрядам с неведением и непонимательством новых, вве­денных Петром I. От сего родилось отрешение надворных судов в 1726 г., поручение суда п расправы воеводам и губернаторам в 1727 г; определение, подписанное Верховным Тайным Советом и кос нынс хранится в иностранной коллегии, чтобы упустить вовсс флот, а армию нс комплектовать, вернейший способ, чтобы завистливые соссди Россию по клочкам разобрали как заблагорассудится».

Результатом начала реформ, потоѵі - решительных контрре- форм, а позднее, при Анне Ивановне и Елизавете Петровне, час­тичных «поправок» H «ремонтов» явнлось отсутствие четкого и эф­фективного государственного управления, возрождение в ухудшен­ном облике многих старинных пороков в российских администра­тивных и особенно судебных учреждениях. Старые «кормления» возродились в формс так называемых «акциденций» (accidcn"s. tis - от латинского - случай), «волокиты» - теперь ужс нс московской, а санкт-пстсрбургской... Каждая из двух упомянутых императриц - Анна ii Елизавета - начинали с того, что пытались нечто попра­вить, но, как правило, их усилия быстро иссякали (уходили в пе­сок) под воздействием обстоятельств конъюктурного плана. Kpovie того, везде в дела вмешались временщики.

За время царствования Анны Иоановны было издано 3,5 тыс. указов. По крайней мере, такую цифру приводит в своих исследо­ваниях современный историк E.B. Анисимов. Как отмечал исследо­ватель, из груды этих бюрократических произведений в истории остшюсь буквально несколько указов, которые имели значение для развмтмя государства.

B 1730 г. явилась необходимость восстановить для Московской губернии судный и сыскной приказы в виду нескольких тысяч нере­шенных дел, оказавшихся в московской губернской канцелярии По­сле ликвидации в 1727 г. надворных судов судебные дела по Москов­ской губернии попали в ведение губернской канцелярии. B Москов­ской губернии насчитывалось большое число помещиков, и поэтому поток судебных дсл был значительным. Судный приказ был восста­новлен как судебная инстанция по делам всех чинов и Сыскной - для следствия по дслам о воровствс. разбос и убийстве. Новые уч­реждения не являлись общегосударственными органами, их власть распространялась на губсрнском, местном уровне. Анна Иоановна не думала восстанавливать петровский надворный суд, она пресле­довала цель - избавиться от груды нерешенных дел.

По причине больших злоупотреблений в сибирских провинциях возникла необходимость восстановить Сибирский приказ. B издан­ном указе констатировалось, что власть сибирского губернатора слишком вслика, а восводы нс имели права непосредственно об­ращаться прямо в коллегию. B связи с этим в судебном процессе было много издержек: судебная волокита, масса нерассмотренных дсл и т.д.

Земское выборное начало оказалось в том же положении, в ка­ком оно было в московское время (т.с. в XVII в.). Посадскис и ку­печеские люди, составлявшие зсмское выборное начало на местах, находились под руководством (иначе были подчинены) приказным люлям. Кроме службы в ратушс. люлп эти ставіишсь к таможенным и кабацким сборам, в счетчики у губернаторов и воевод для «счета мелкпх п серебряных ленег», а в сибирский приказ - «дія приема, пролажи и расценки товаров». Следовательно, это в принципе были дополнительные повинности по службе, которые вынуждены были нсстн зсмскнс выборные. Трулно найти в этих преобразованиях ка­кую-нибудь систему.

Голы правленпя Анны Иоановны нс отмсчалпсь важными пре­образованиями как в области управления, так и законодательства. B эти годы наблюдалось отсутствие радикальных законодательных актов, которые бы серьезным образом изменяли правительствен­ный курс. Это свидетельствовало о стабильности режима, о том что власть пыталась реализовать свою полптнк) без особых, рез­ких погрясений.

Отечественные историки и правоведы, оценивая период прав­ления Елизаветы Петровны, подчеркивали, что лочь Петра попыта­лась отдать дань верности петровским преобразованиям, явившим­ся благоприятным условием ее царствования.

Еше Анна Иоановна в период своего правления попыталась полиять значение Сената. Ho реально Правительствующий Сенат был восстановлен указом Елизаветы от 12 декабря I77I г., получив права, данные ему основателем (то ссть Петром). B 1774 г Елизаве­та попыталась провссти реформу местного управления Проанаіи- зировав ситуацию, она решила восстановить учреждения, уничто­женные после смерти Петра, в том числс и надворный суд, а унич­тожить Сулный ii Сыскной приказы. Слелует отметить, что это так и осталось нереализованным.

Нслостаток бюджетных срслств влиял на скорость рассмотрения дел. Нерешенных лел насчитывалось многие тысячи. B 1730 г. в центральных судебных инстанциях накопилось 21 388 нерешенных дел. Хронически не хваіало судебных чиновников. B 1720 г. - 48% ысст в судах были нс заняты. Плохими были помещения дія судсб- ных заседаний, еще того хуже - тюрьмы различных назначении. Колодники в тюрьмах нсрслко умирали от тссиоты и духоты. Управление было не только дурным в социальном отношении, оно подрывало основу обшсства и государства - экономику. Екатерина II отмечала: «Вссь врсд произошел от самовластной раздачи заводов с приписными к ним крестьянами в последние годы царицы Етиза- всты Пстровны. Щедрость Сената тогда доходила до того, что мед- наго банку 3 миллионы капитал почти весь роздан заводчикам, кои, умножая заводских крестьян работы, платили пм либо безпорядоч- но, либо вовсе ничего, проматывая взятыя нз казны деньги в сто­лице. Сии заводския безпокойства пресеклись не прежде l779 ма­нифестом моим о работах заводских крестьян. Почти всс отрасли торговли были отданы частным людям в монополию. Таможни всей империи Сенатом ланы были на откуп за два миллиона... C самого начала мосго царствования все монополии были уничтожены и всс отрасли торговли отданы в свободное течение».

Таким образом, по свидетельству великой императрицы, госу­дарство, нс имея сил организовать регулирование экономики, а также эффективно руководить народным хозяйством, отдавало основные доходы, финансовые и экономические отрасли на волю (и разграбление) частным лицам.

Итак, в результате ряда преобразований второй четверти XVIII в. гражданский и уголовный суды были сосрсдоточсны в губерниях в провинциальной и воеводской канцеляриях, а в горо­дах - в магистратах, апелляционной инстанцией для которых вы­ступала Юстиц-коллегия. Правосудие вновь становилось функци­ей административных органов Постепенно в России срсди пере­довой части ее элиты формировалось понимание необходимости кардинальных реформ, в тоѵі числе и на местах: в губерниях и провинциях. B первую очередь это было связано с проникновени­ем просвещенческих іщей из Западной Европы, в том числе идей политических и юридических.

Bo второй половине XVIII в. в судебной системе Российской империи, сформированной в годы правления Петра I, произошли существенные изменения. Сенат стал высшим административно­судебным учреждением страны.

Он состоял из 6 департаментов: первый - ведал государственными финансами и секретным дело­производством; второй - надзором за деятельностью судов, обоб­щением судебной практики, кадровым обеспечением судебных ор­ганов, пересмотром дел; третий - административными и финансо­выми делами провинций; четвертый - военными делами; пятый - местной администрацией; шестой - местными судебными органа­ми. Как видим, судебные функции выполняли только второй, шес­той и частично третий департаменты. Так, к компетенции второго департамента относились апелляционные дела, поступавшие из экспедиции Сената, из Юстиц- и Вотчинной коллегий; дела Рекет- мейстерской конторы, а также дела, связанные с вопросами гене­рального межевания, и поступавшие из Судного приказа, розыск­ных экспедиций по сыщиковым делам и др. Третий департамент, наряду с функциями по управлению Малороссией, Остзейскими провинциями и Выборгской губернией, ведал также делами по управлению университетами и апелляцией. Шестой департамент рассматривал апелляционные дела, поступавшие из местных су­дебных органов.

Генерал-прокурор, возглавлявший Сенат, имел право приос танавливать принятое единогласно или большинством голосов ре­шение по определенному делу и требовать его рассмотрения в Об­щих собраниях Сената. B том случае, если генерал-прокурор не

был согласен с решением Общих собраний Сената, то данное дело передавалось непосредственно на рассмотрение императора. При­чем это дело должны были представлять монарху генерал- прокурор и два несогласных с ним сенатора1.

Некоторые категории дел генерал-прокурор направлял непо­средственно императору, а затем они решались в соответствии с его резолюцией в одном из Общих собраний Сената. K таким де­лам, прежде всего, относились: 1) дела, для решения которых тре­бовалось принятие нового закона или пояснения и дополнения к уже существовавшему нормативно-правовому акту; 2) дела, по ко­торым Сенат выступал с ходатайством о смягчении наказания или помиловании; 3) дела, связанные с такими наказаниями, как лише­ние дворянства, чести и жизни; 4) дела, в которых ставилось под сомнение дворянское происхождение подсудимых; 5) дела, связан­ные с возведением в дворянское сословие и изменением должност­ного статуса в сфере гражданской службы; 6) дела о пожаловании титулов и перемене фамилий; 7) дела, по которым необходимо бы­ло обеспечить безусловное исполнение совместно с другими госу­дарственными органами.

B нормативном акте “Описание канцелярского порядка, на­блюдаемого в Правительствующем Сенате...” в частности отмеча­лось: “Дозволяется Сенату, если по общим государственным делам существовал Указ, который был бы сопряжен с великими неудоб­ствами в исполнении, или по частным делам не согласен с прочими Узаконениями, или же не ясен, представлять о том Императорскому

Величеству; но когда по таковому представлению не будет учинено перемены, то остается он в своей силе”1.

Естественно, что генерал-прокурор был не в состоянии один контролировать работу всех департаментов.

Поэтому он должен был следить за своевременным рассмотрением важнейших дел, ис­ходя из государственных интересов. K таковым относились секрет­ные дела, относительно которых указывалось: “Секретныя дела по Департаментам или по Общему Собранию, какого бы рода ни бы­ли, зависят все непосредственно от Генерал-Прокурора, разве он сам из оных какое либо дело разсудить поручит Обер-Прокурорам, тогда они имеют только участие в тех делах”2.

Делопроизводство департаментов Сената вели канцелярии, которыми руководили обер-прокуроры, распределявшие дела меж­ду отделениями или экспедициями для подготовки их к слушанию в присутствии департамента. Здесь обычно дело решалось оконча­тельно при полном согласии сенаторов или большинством голосов (простым или в 2/3 голосов). B сложных случаях проект решения направлялся генерал-прокурором в Государственный совет, а затем непосредственно императору. После этого с резолюцией монарха он возвращался в одно из Общих собраний Сената для принятия окончательного решения.

Обер-прокурор одного из департаментов, входящих в Общее собрание Сената, обеспечивал контроль над производством дел, за прохождением приговора или определения по решенному в депар­таменте делу, за его соответствием существующему закону. Если

Описание канцелярского порядка, наблюдаемого в Правительствующем Сенате при производстве и решении гражданских и уголовных дел, как по депар­таментам, такипоОбщемусобранию.-М., 1824.-C. 11.

Краткий сводъ законовъ, определяющих должность и права.. - С. 38.

же для решения рассматривавшегося дела нужна была резолюция императора или необходимо было согласие другого государствен­ного учреждения, а также требовалась разработка нового закона или изменение уже существовавшего, обер-прокурор должен был обратиться к генерал-прокурору для представления дела монарху.

Большое внимание уделялось оформлению рассматривав­шихся в Сенате дел. Так, в Указе от 11 декабря 1767 г. указыва­лось: “Чтобы сила решения судейского на всякое дело в журналах видна была, и чтобы данные резолюции подчиненные, которые протокол сочиняют, не только собою отменить, HO и в случае OT забвения оной другого рассуждения полагать, и в сочиняемые при­говоры вносить не могли, а паче для правосудия; во всех Присутст­венных местах, не только во вседневных журналах, но и в доклад­ных реестрах, которые отмечаются судейскими руками, силу при­казания писать именно и так ясно, чтобы при сочинении приговора оставалось сочинителю подкрепить только обстоятельством дела и указными резонами”.

B 1775 г. Екатерина II предприняла попытку отделить суд от местной администрации. B утвержденном ею “Учреждении для управления губерний Всероссийской империи” предусматривалось осуществить это в рамках преобразования системы местного само­управления. B административно-территориальном делении России, включавшей 23 губернии, 66 провинций и около 180 уездов, необ­ходимо было осуществить разукрупнение губерний. K середине 90-Х годов XVIII в. их число достигло пятидесяти. B основу НО­ВОГО административно-территориального деления был положен количественный принцип: на территории губернии должно было проживать около 400 тыс. человек, а на территории уезда - око­ло 30 тыс. человек.

B целом губернская реформа 1775 г. способствовала усиле­нию власти губернаторов укреплению положения административ­ного аппарата на местах. Этому непосредственно содействовали создаваемые специальные полицейские, карательные органы и пре­образования в судебной системе.

Для дворян на местах были созданы уездные земские суды, состоявшие из судьи и двух заседателей. Судьи избирались дворя­нами данного уезда на трехлетний срок. Они непременно утвер­ждались губернатором и верхним земским судом, который созда­вался в каждой губернии и являлся апелляционной инстанцией для уездных земских судов.

Верхний земский суд состоял из двух департаментов - по уголовным и гражданским делам. Он состоял из назначаемых им­ператором председателя, вице-председателя и десяти заседателей, избиравшихся на три года дворянами данной губернии. Верхний земский суд располагал правом ревизии и контроля над деятельно­стью уездных судов.

B подчинении верхнего земского суда находились уездные суды, дворянские опеки и земские суды его округа. B соответствии с данной иерархией в него направлялись дела по апелляции на ре­шения перечисленных нижестоящих судебных органов, а также гражданские и уголовные, исковые дела, тяжбы и жалобы дворян н на дворян, дела, касавшиеся вотчин, завещаний, права наследова­ния и привилегий. B верхний земский суд направлялись также де­ла, связанные с разночинцами.

Следует подчеркнуть, что по всем перечисленным выше де­лам верхний земский суд имел право принимать окончательные

решения лишь в том случае, если цена иска не превышала 100 руб. Остальные же дела направлялись в вышестоящую судебную ин­станцию - палату гражданского суда, а все уголовные дела - пала­ту уголовного суда.

K кандидатам в судьи, избиравшимся в губернские суды, предъявлялись соответствующие требования. Они, в частности, были изложены в речи В.Новикова, подготовленной в 1786 г. к собранию дворянства Калужской губернии, приуроченного к из­бранию судей. От дворян губернии зависит, подчеркивал В. Новиков, избрание “в законоисполнители особ достойнейших и способных no своим знаниям, опытности и добрым свойствам со­держать весы правосудия в точнейшем наблюдении, дабы в про­тивном случае не пожертвовать нашим спокойствием”.

Для городских жителей (мещан) в каждом уездном городе были созданы городские магистраты. Члены этих магистратов из­бирались на три года. Губернский магистрат являлся апелляцион­ной инстанцией для городских магистратов губернии. Он состоял из двух председателей и заседателей, избиравшихся из состава жи­телей центрального города губернии.

Для государственных крестьян были учреждены нижние рас­правы в уездах и верхние расправы в губерниях. Апелляционной инстанцией для нижней расправы стала верхняя расправа, дела в которую вносились под денежный залог.

Кроме того, в каждой губернии учреждался совестный суд, состоявший из сословных представителей (председателя и заседа­телей): дворян - по дворянским делам, горожан - по делам горо­жан, крестьян - по крестьянским делам. Он носил характер прими­рительного суда, рассматривал гражданские дела, дела о преступ­лениях малолетних и умалишенных, дела о колдовстве, а также жа­лобы на незаконное содержание под стражей.

Важно отметить, что в каждой губернии были созданы гу­бернская палата уголовного суда и губернская палата гражданского суда, выполнявшие функции апелляционных и ревизионных ин­станций для всех судебных органов губернии. Приговоры и реше­ния палат должны были непременно утверждать губернаторы, а приговоры по наиболее важным делам направлялись на утвержде­ние в Сенат, который оставался высшим судебным органом страны.

B городах страны действовали также словесные суды, полу­чившие распространение еще в середине XVIII в. и рассматривав­шие в основном дела купцов о взыскании денег по векселям Об этом, в частности, свидетельствуют материалы Московского словесного суда и характер дел, которые он решал: I) дело о взы­скании 260 руб. по векселю с московского купца Иванова в пользу сторожа мастерской ружейной палаты Петра Шапошникова (от 4 февраля 1758 г.); 2) дело о взыскании 100 руб. по векселю с московского купца Ломтева в пользу поручика Татищева (от 4 мая 1758r.); 3) дело о взыскании 565 руб. 90 копеек по векселю с купца Семенова в пользу московского купца Грезенкова (от 6 мая 1758 г.); 4) дело о взыскании 600 руб. с московского купца Ми­чурина в пользу коллежского асессора Ивана Маркова (от 12 мая 1758 г.); 5) дело о взыскании 10 руб. с крестьянина Васильева в пользу канцеляриста Михайлы Вецкаго (от 19 мая 1758 г.); 6) дело о взыскании 73 руб. 33 копеек с московского публичного нотариуса Федора Намана в пользу купца из г.Углича Михайлы Панкова (от 10 сентября 1769 г.); 7) дело о взыскании 200 руб. с московско- r0 купца Ивана Глазунова в пользу купца Сергея Осипова (ог9марта 1771 г.)1 и др. Следует отметить, что последнее дело подвергалось рассмотрению в вышестоящих апелляционных ин­станциях и было окончательно решено только в 1790 г.

Российская судебная система второй половины ХѴПІ в. включала и системы нерусских областей и регионов, которые име­ли свои особенности и отличия от общеимперской. Так, например, на Украине до 1782 г. существовала особая судебная система, во главе которой стоял гетман, а генеральный судья помогал ему в осуществлении правосудия. Гетман рассматривал лишь важные дела, а также дела должностных лиц казацкого войска. Остальные же дела решались полковниками и полковым старшиной, из под­судности которых исключались незначительные дела, за решение которых несли ответственность сотники. Решения гетмана и гене­рального судьи обжаловались в Малороссийской коллегии, подчи­нявшейся непосредственно Сенату. Следует сказать, что некоторые украинские города пользовались правом самоуправления на осно­вании магдебурского права, сохранив его и после вхождения в со­став России до 1835 г.

После введения в 1783 г. на территории Прибалтики норм “Учреждений для управления губерний Всероссийской империи” во всех уездах сохранялись существовавшие до этого местные cy- дьі. Судьями в них назначались только дворяне и представители Других сословий немецкого населения. Высшим судебным органом там являлся Надворный суд (гофгерихт). Практически на террито- Рии всей Прибалтики в то время существовала судебная система,

" См.: РГАДА. Ф.247. Оп.1. Д.1. Л.1-2;Д.38. Л.1-2;Д.39. Л.1-2; Д.44. Л.1-2; Д-52. Л. 1-2; Д. 14/630. Л. 1-7; Д. 115/1158. Л.1-6.

созданная на основе шведского права. Местные суды Прибалтики находились в подчинении коллегии Лифляндских, Эстляндских и Финляндских дел, которая была ответственна перед Сенатом.

Ha территориях, где проживали мусульмане высшей судеб­ной инстанцией был коронный суд, а коронные судьи рассматрива­ли лишь наиболее важные уголовные дела, а также решали споры между русским и местным населением. По менее значительным уголовным и гражданским делам принимали решение башкирские и татарские старшины и судьи - кадии и бии. Важно отметить, что все дела на этих территориях решались на основе шариата. Недо­вольные могли обжаловать их в вышестоящей судебной инстан­ции - коронном суде.

После вхождения в состав Российской империи двух казах­ских жузов их высший административный и судебный орган нахо­дился в Оренбурге в составе пограничного суда, в который входили царские чиновники и представители казахской знати. Кроме того, рассмотрением гражданских и уголовных дел занимались также расправы, состоявшие из родовых старшин.

Особое место в судебной системе России занимал в иссле­дуемый период вопрос о правосудии в отношении крепостного крестьянства. Помещик единолично обладал правом суда над кре­стьянами, за исключением особо тяжких преступлений. Помещик в своих имениях мог создавать так называемые локальные системы управления и суда: I) приказчик (бурмистр) или староста, назна­чаемый помещиком; 2) орган мирского самоуправления - староста и целовальники, избираемые крестьянами.

K середине 90-х годов XVIII в. судебная система Россий­ской империи включала четыре инстанции и выглядела следую­щим образом: 1) Нижняя расправа (для однодворцев и свобод­ных крестьян), Магистрат или Ратуша (для городских жителей), Уездный суд (для дворян), Нижний надворный суд (для разно­чинцев в С.-Петербурге и Москве); 2) Верхняя расправа (для од­нодворцев и свободных крестьян), Губернский магистрат (для городских жителей), Верхний земский суд (для дворян), Верх­ний надворный суд (для разночинцев в С.-Петербурге и Москве); 3) Палаты уголовного и гражданского суда; 4) Правительствую­щий Сенат.

B целом в результате преобразования судебной системы в соответствии с “Учреждениями для управления губерний Всерос­сийской империи” 1775 г. в России была более последовательно, чем в предшествовавший период, предпринята попытка осущест­вить принцип отделения судебной власти от административной. Это обеспечивалось, прежде всего, созданием параллельно сущест­вовавших местных судебных и административных органов власти. Тем не менее, сохранившиеся за губернатором право надзора за судом с возможностью приостановления судебных решений в зна­чительной степени ограничивало самостоятельность судебной вла­сти на местах.

B губерниях были введены единообразные судебные органы, что позволило организовать общий порядок делопроизводства и Достаточно четкую иерархию судебных инстанций. Однако сохраня­лась возможность осуществления правосудия административными органами управления. Деятельность судебных учреждений России в этот период характеризовалась, как отмечает Н.Н. Ефремова, “воло­китой, взяточничеством, низким умственным и моральным уровнем сУдей, бесцельной жестокостью карательных мер, отсутствием стро­гой законности в деле отправления правосудия, что в значительной мере определялось и существующей организацией суда”".

Реформы 1775-1785 гт. способствовали упрочению сослов­ной судебной системы. Созданные в этот период новые судебные органы отражали в первую очередь интересы дворян, так как они обладали правом осуществлять общее руководство судами и ут­верждать руководителей судебных учреждений на местах. “Засилие дворянского элемента в губерниях и уездах лишь в малой степени компенсировалось, - полагает T.JI. Мигунова, - "городовым" само­управлением как социально-административной деятельностью приказа общественного презрения, так и социально-судебными действиями сиротских городских судов”.

B целом преобразования последней четверти XVIlI в. спо­собствовали продолжению модернизационных процессов в Россий­ской империи. Законодательная политика царского правительства определялась господством в правотворчестве периода просвещен­ного абсолютизма идей правового государства и гражданского об­щества, выбор путей реализации которых ограничивался политиче­скими интересами самодержавия и был обусловлен этническим, правовым и культурным многообразием народов России. Главное место в правоприменительном и правоохранительном механизме империи отводилось сословным учреждениям, являвшимся B TO время средством регулирования общественных взаимоотношений. B результате проведения реформы местных органов управления в

стране были созданы общие суды трех крупнейших категорий на­селения и положено начало складыванию региональных судебных подсистем, в которых нашли отражение особенности местного со­словного размежевания. Пределы подсудности местных судов за­висели от юридического статуса социальных групп, что, несомнен­но, отражалось на персональном составе судей.

Губернская реформа 1775 г., отражавшая в целом предложе­ния и пожелания дворянского сословия, способствовала совершен­ствованию органов местного управления, включая и судебные ор­ганы. B то же время необходимо подчеркнуть, что деятельность местных судов по-прежнему характеризовалась волокитой, взяточ­ничеством, низким образовательным уровнем судей, неоправдан­ной зачастую жестокостью карательных мер, недостаточным со­блюдением законности в деле отправления правосудия и т.д. “В учреждениях, установленных при Екатерине II, эти новыя нача­ла получили скорее, - как отмечал А.А. Кизеветгер, - принципи­альное признание, чем практическое осуществление”.

3. Судоустройство и судопроизводство в России в первой половине XDC в.

B созданную в годы правления Екатерины П судебную сис­тему России были внесены в конце XVIII - начале XEX в. некото- рые изменения. B частности, бьши упразднены верхние земские суды, рассматривавшие дела дворян, верхние и нижние расправы, подсудность которых распространялась на государственных кре­стьян и однодворцев, а также губернские магистраты, решавшие Дела городских жителей.

B 1802 г. было учреждено Министерство юстиции, которое занималось кадровым обеспечением и организацией новых судеб­ных органов, а также надзором за их деятельностью. Однако отсут­ствие четкой регламентации взаимоотношений Сената и Мини­стерства юстиции в российском законодательстве приводило часто к разногласиям по процедуре и существу рассматриваемых дел. Министр юстиции в качестве генерал-прокурора являлся по- прежнему и руководителем канцелярии Сената. Так, например, ес­ли сенаторы департамента не достигли решения по какому-либо делу, то его рассмотрение переносилось в общее собрание депар­таментов Сената, где для положительного решения дела необходи­мо было собрать не мене двух третей голосов. Если же решение по данному делу не получало необходимого количества голосов или министр юстиции был против, то мнение меньшинства должно бы­ло обсуждаться на заседании совета обер-прокуроров. Решение, принятое данным советом, поступало на утверждение сенаторов департамента. B случае невозможности достичь согласия, дело на­правлялось в Государственный Совет, а затем к императору.

Важнейшими функциями Министерства юстиции в соответ­ствии с Манифестом “Об общем учреждении министерств” были: управление судебной системой страны и осуществление общего надзора за деятельностью судебных органов, а также обеспечение охраны земельных прав дворянства, посредством надзора за судеб- но-межевыми делами.

Как видим, главным направлением в работе Министерства юстиции в первой четверти XlX в. был надзор за деятельностью судебных органов в стране. 5 августа 1816 г. в письме министру юстиции Д.П. Трощинскому император Александр I очертил круі его полномочий, заключавшихся в том, чтобы усилить “надзор, да­бы дела, как в Правительствующем Сенате, так и во всех подчи­ненных ему местах имели успешнейшее течение”, а “законы и ука­зы повсюду исполнялись неизменно...”. Касаясь проблемы волоки­ты и мздоимства, присущих российским судам, Александр I под­черкивал, чтобы “обличаемые в сем гнусном пороке нетерпимы были в службе и преследуемы со всею строгостью законов”.

Преобразования высших органов государственной власти коснулись и структуры Сената. Так, 27 января 1805 г. были образо­ваны пятый (уголовный) и шестой (уголовный) департаменты, яв­лявшиеся высшим апелляционным судом по уголовным делам, а также седьмой (апелляционный) и восьмой (апелляционный) де­партаменты, которые представляли собой высший апелляционный суд по гражданским делам. C 16 марта 1808 r. пятый департамент стал подразделяться на два отделения: 1-е отделение ведало делами о волнениях крестьян, об убийствах, грабежах, разбое, поджигате­лях, о вероотступничестве, сектантах и раскольниках, преступле­ниях против государственной власти; к компетенции 2-го отделе­ния относились дела о должностных преступлениях, о казнокрад­стве, о крепостных, судимых за побеги; о порубке леса, контрабан­де, об уклонении от рекрутской повинности, о жалобах подсуди­мых, о протестах прокуроров, о несогласии губернаторов с реше­ниями судебных палат.

Шестой (уголовный) департамент, находившийся в Москве, рассматривал дела по следующим губерниями: Вологодской, Bo- Ронежской, Вятской, Грузино-Имеретинской (с 19 апреля 1811 г.);

областям: Бессарабской, Кавказской, Каспийской и земли Войска Донского (с 28 сентября 1820 г.).

Седьмой (апелляционный) и восьмой (апелляционный) де­партаменты также находились в Москве и рассматривали в иссле­дуемый период дела в порядке очередности без разграничения их по видам или по губерниям. Рассматриваемые дела в основном ка­сались жестокого обращения помещиков с крестьянами, продажи крепостных, незаконного закрепощения крестьян, пожалования земель и крестьян, земельных споров между помещиками, крестья­нами и церковью, а также продаж, залога, раздела движимого и не­движимого имущества, прав владения фабриками изаводами.

Государственный Совет, учрежденный 1 января 1810r., стал дополнительной судебной инстанцией, так как его департамент гражданских и духовных дел имел право рассматривать граждан­ские и уголовные дела, поступавшие в качестве апелляции.

B губерниях действовали всесословные судебные органы - губернские палаты по уголовным и гражданским делам. Они рас­сматривали дела о должностных преступлениях, поджогах и др. в качестве суда первой инстанции, а также являлись апелляционной инстанцией для уездных и городских судов. Так, палатами по уго­ловным делам “в 1847 году осуждено, - как указывает В.И. Власов, - 29123 человека, из них приговорено к каторжным работам 627 лиц (2,2%) и к тюремному заключению и к аресту 4604 (15,8%); в 1849 году, соответственно, 28690, 850 (3%), 3502 (12,2%); в 1850 году - 28389, 646 (2,3%), 3083 (10,9%); в 1851 го­ду-35132, 727 (2,1%), 3373 (9,6%)”".

B каждой губернии существовали совестные суды, созданные еще при Екатерине II. Совестной суд состоял из судьи и 6 заседате­лей, избиравшихся по 2 представителя от дворянского, городского и сельского сословий. B этих судах рассматривались дела о пре­ступлениях несовершеннолетних и умалишенных, имущественные споры между родственниками, а также другие гражданские дела, если стороны соглашались решать спор в совестном суде. Деятель­ность совестных судов носила примирительный характер. Сторона, неудовлетворенная решением совестного суда, имела право обра­титься в обычный суд.

Сохранились также низшие сословные уездные суды, рас­сматривавшие дела дворян и государственных крестьян. Городовые магистраты и ратуши решали дела купцов и мещан.

Bo всех крупных городах, а иногда и в каждой части города действовали торговые словесные суды. Они рассматривали споры между торговцами по поводу векселей, счетов и т.п. Апелляцион­ной и ревизионной инстанцией для словесных судов являлись го­родовые магистраты.

Следует отметить, что в судебной системе Российской импе­рии в начале XDC в. был создан особый суд - коммерческий, при котором состоял прокурор. B его состав входили председатель, че­тыре члена и один консультант (докладчик или секретарь). Причем члены суда избирались купцами из своего сословия.

Юрисдикция коммерческого суда распространялась на купе­ческие сделки, иски городских и иногородних купцов, а также в отношении представителей других сословий, касавшихся исключи­тельно торговых дел. Суд имел право принимать окончательное решение по делам, стоимость иска которых была менее 500 руб., дела с более высокой исковой стоимостью должны были рассмат­риваться в порядке апелляции в Сенате. Коммерческие суды созда­вались, прежде всего, в приморских городах, а затем стали форми­роваться и в других местах, где широко развивалась торговля.

Кроме того, в Петербурге, Москве, Вильно и Архангельске функционировали надворные суды, рассматривавшие дела иного­родних граждан, а также военнослужащих, оказавшихся в отдале­нии от расположения своих воинских подразделений.

Дела, связанные с малозначительными имущественными спорами и проступками, рассматривали волостные и сельские рас­правы, созданные в 1838 r. Существовали также ведомственные суды: военные, морские, духовные, лесные, горные и др.

Таким образом, в России в первой половине XIX в. суд не был отделен от администрации, сохранялся принцип сословности, а судебные функции выполняли не только суды, но и местная адми­нистрация. Так, решения губернских палат по уголовным и граж­данским делам по-прежнему должны были утверждаться губерна­торами, а некоторые должностные лица полиции (городничие, ча­стные приставы, квартальные надзиратели и становые приставы) имели право рассматривать дела о кражах, сумма иска которых не превышала 20 рублей.

Судебный процесс в первой половине XK в. характеризовался следующими особенностями: 1) судебные заседания проходили тай­но, при закрытых дверях; 2) на суде не могли присутствовать не только посторонние лица, а также стороны и свидетели; 3) дела рас­сматривались судом на основании одних лишь письменных показа­ний; 4) устные свидетельские показания на суде не допускались.

Приговоры и решения суд выносил только на основе письмен­ных материалов следствия. Собственное признание обвиняемого по- прежнему являлось важнейшим доказательством его виновности.

При этом широкое применение получили пытки. B основе приговора было не убеждение судей, а формальные соображения, в зависимо­сти от того, сколько было свидетелей “за” и “против”. Если у суда не было необходимых доказательств виновности обвиняемого, то дело прекращалось. Однако данное лицо в соответствии с приговором оставляли на всю жизнь “в подозрении”, что значительно осложняло их положение в обществе. “Сельские общества нередко высылали, - отмечает C.A. Егоров, - опороченных таким судебным решением сочленов на постоянное жительство в Сибирь”".

Была значительно затруднена возможность обжаловать при­говор или решение суда, так как для этого необходимы были боль­шие средства. Поэтому жалобы в течение многих лет находились в судах нерассмотренными.

Тайный характер судопроизводства предоставлял широкий простор для различных злоупотреблений, необоснованных обвине­ний, взяток и т.п.

Что касается развития судебной системы страны в целом, то она практически сохранялась в том виде, в каком она сложилась еще в конце XVIII - начале XK в. Особенно это наглядно отраже­но на местах, на уровне уездов и губерний. Главами администра­тивных органов в губернии были губернаторы, опиравшиеся в сво­ей деятельности на губернские правления.

B соответствии с законом 1845 г. губернское правление со­стояло из общего присутствия и канцелярии. Председательствовал на общем присутствии губернатор, а оно само включало вице- гУбернатора, советников и асессоров. Возглавляли губернии губер-

" Егоров C.A. История отечественного государства и права, IX - первая по­ловина XD(века. Опыт проблемного изложения. - Ярославль, 2000. - С. 328.

наторы, а на окраинах страны во главе нескольких губерний обыч­но назначали генерал-губернатора.

B начале 30-х годов XDC в. были в два раза увеличены сроки пребывания на выборных должностях в судебных учреждениях. “Закон 1831 г. для выборных должностей вводил, - пишет

В. Бочкарев, - по судебному ведомству шестилетний срок, взамен прежнего трехлетнего, и вместе с тем уравнивал выборную службу с правительственной”1. K тому же в Манифесте от 6 декабря 1831 г. вводилась выборная система для председателей губернских судеб­ных палат, которые ранее назначались на эти должности. При этом подчеркивалось, что избираться они должны были непременно дворянством.

Очевидно, такими мерами царское правительство пыталось привлечь к работе в органах управления видных представителей местного дворянства. Однако, как указывает В. Бочкарев: “На су­дебные должности преимущественно попадали представители мел­копоместного дворянства, все же, что было в губернии покрупнее и позначительнее, или совсем не служило, или старалось сделать блестящую карьеру в столице, в высших правительственных учре­ждениях’ .

B уезде функционировал, как и прежде, нижний земский суд, который возглавлял руководитель уезда капитан-исправник. Прав­да, в 1837 г. местная судебная система была незначительно преоб­разована. Нижний земский суд теперь включал исправника, непре­менного заседателя и 2 сельских заседателей.

Bo главе волостей были волостные правления (волостной го­лова, заседатели и писарь), станами руководили приставы.

Рассуждая об образовательном уровне судей, В. Бочкарев указывал, что “образовательного ценза для судей закон не устанав­ливал, и каждый дворянин, имеющий какой-нибудь чин, или купец, приписанный к гильдии, мог быть избран на любую должность в местных судебных установлениях...”, вследствие чего “в судах пер­вой инстанции неграмотные или малограмотные составляли боль­шинство”. Даже Сенат не всегда был укомплектован достаточно образованными чиновниками. Так, “в 1841 г., например, в семи пе­тербургских департаментах Сената и двух общих собраниях, имевших отдельные канцелярии, было всего только 6 человек с высшим образованием”.

Однако “главной язвой, разъедавшей старые суды, было, - подчеркивает В. Бочкарев, - поголовное взяточничество, в котором повинны были решительно все, от мелкой приказной сошки до сильных высокопоставленных чиновников министерства юсти­ции”. 0 повсеместном распространении взяточничества в судеб­ных учреждениях красноречиво свидетельствует тот факт, ‘Чго сам министр юстиции граф Панин, составляя рядную запись в пользу своей дочери в петербургском уездном суде, вынужден был, в силу обычая, дать, правда, не лично, а через директора департамента Топильского, 100 рублей надсмотрщику, в руках которого находи­лось это дело”4.

Волокита была в то время характерна практически для всех судебных учреждений, включая и Сенат. “Дела иногда в одной первой инстанции залеживались по 10-15 лет, а по известномуделу Шидловских, - как указывает В. Бочкарев, - в течение семи лет Сенатом было издано до 12 противоречивых указов; и только через 20 лет решен был формальный вопрос о порядке направления этого дела; по существу же оно ни разу не разбиралось в течение всего этого времени”.

B целом “в старых судах во всем решительно господствовала, - как указывает В. Бочкарев, - канцелярия, и секретарь, как знаток бумажного крючкотворства, играл в ней первенствующую роль. Заседатели являлись простыми статистами, а в большинстве случа­ев просто отсутствовали во время разбора тех или иных дел”.

Характерной чертой политики Николая I в области государ­ственного устройства России, было то, что собственная его импе­раторского высочества Канцелярия фактически по своему значе­нию была выше всего государственного аппарата управления. При­чем небольшая группа высших чиновников из ближайшего окру­жения императора принимала решения по важнейшим вопросам внешней и внутренней политики. Bo время правления Николая I в структуре данной канцелярии было образовано шесть отделений, которые по своему функциональному назначению практически не отличались от действовавших в то время министерств. Особое ме­сто в деятельности канцелярии занимало II отделение, осущест­вившее большую работу по завершению кодификации российского законодательства и участвовавшее в подготовке различных проек­тов по совершенствованию аппарата управления, в том числе и су­дебных учреждений страны.

B целом судебная система первой половины XEX в. мало чем отличалась от структуры судоустройства последней четверти XVIIl в. B нее входили особые суды для дворян, горожан, крестьян, специальные коммерческие, совестные, межевые и т.д. Кроме того, судебные функции выполняли и такие административные органы, как губернские правления, управления полиции и др. B частно­сти, “к концу первой половины XIX в. оказалась подробно раз­работана, - отмечает Л.И. Земцов, - структура крестьянского самоуправления (на примере казенных деревень), частью кото­рой были судебные функции, в том числе и с правом суда по мел­ким проступкам в крестьянской среде”.

Таким образом, можно вполне согласиться с утверждением

Н.Н. Ефремовой о том, что изменения в судебной системе России “проводились в основном по следующим направлениям: 1) ограни­чение числа инстанций; 2) изменение правил делопроизводства с целью его ускорения; 3) декларирование ограничения вмешательства администрации в отправление правосудия; 4) повышение образова­тельного уровня кадрового состава судебного ведомства”. Ho даже эти незначительные перемены осуществлялись зачастую медленно и недостаточно эффективно, не затрагивая саму структуру и принципы организации судебной системы России. Характеризуя волокиту и чрезмерную медлительность в ходе рассмотрения дел, С.В. Юшков указывал, что “в 1831 г. в петербургских губернских учреждениях было обнаружено 120 тыс. нерешенных дел, среди которых 5361 де. ло относилось к должностным преступлениям”.

B целом судебные учреждения в России в первой половине XDC в. находились под сильным влиянием административных ор­ганов. Полиция осуществляла проведение следствия и исполнение приговора. Она также нередко брала на себя и судебные функции по незначительным делам. Рассмотрение дел в суде происходило при закрытых дверях. K тому же в судебных учреждениях процве­тали повсеместное взяточничество и волокита. Bce это свидетель­ствовало о серьезном кризисе судебной системы России, практиче­ски не претерпевшей существенных изменений со времени “Учре­ждения для управления губерний Всероссийской империи” 1775 г., и о насущной необходимости ее реформирования.

Правосудие в Российской империи

ВКонтакте

Одноклассники

Татьяна Савинченко


Суд над убийцами императора Александра II. Источник: aria-art.ru

Дальнейшие изменения судебной системы связаны с Петром I и его масштабными преобразованиями всей страны: Россия становилась империей, и для нового масштаба государства требовалось и новое судебное устройство. В 1697 году Петр издал указ «Об отмене в судных делах очных ставок, о бытии вместо оных распросу и розыску, о свидетелях, об отводе оных, о присяге, о наказании лжесвидетелей и о пошлинных деньгах», который заменил состязательный процесс следственным. В 1719 году высшими судебными органами стали Сенат и Юстиц-коллегия. Юстиц-коллегия являлась органом управления и апелляционной инстанцией, а Сенат мог давать судам разъяснения по сложным вопросам. В судебную систему также входили провинциальные, городовые, надворные суды в крупных административных центрах, нижние суды в провинциях. Был организован военный суд из двух инстанций: низшей - полкового кригстрехта и апелляционной - Генерального кригстрехта. Генеральный кригстрехт также был судом первой инстанции для государственных преступлений, преступлений высших военных чинов и преступлений, направленных против этих чинов. С 1722 года функции нижних судов стали выполнять воеводы и особо учрежденные военные комиссары, наделенные судебными функциями. Судебные комиссары подчинялись воеводам - вновь произошло сближение судебных и административных органов.

Указ императора от 5 ноября 1723 года «О форме суда» вернул судам прежнюю форму процесса - состязательную. Процесс начинался с подачи истцом челобитной, копия которой давалась ответчику для подготовки к судебному процессу. Истец сам собирал все необходимые доказательства, однако ответчик мог ходатайствовать о приобщении к делу новых документов. Розыскной процесс оставался для государственных преступлений, таких как государственная измена, заговор, бунт.

Екатерина II изменила судебную систему, предоставив в 1775 году в «Учреждении для управления губерний Всероссийской империи» каждому сословию свой суд. В екатерининские времена сложилась система местных судов: общесословные (палаты уголовного и гражданского суда), специального назначения (совестной и надворный), сословные губернские и уездные.

Важный вклад в становление российской судебной системы в конце XVIII - начале XIX века внес выдающийся государственный деятель и великий русский поэт, действительный тайный советник, первый министр юстиции, генерал-прокурор и «разных орденов кавалер» Гавриил Романович Державин.

В начале XIX века стали образовываться коммерческие суды, рассматривавшие дела о торговой несостоятельности и т.д., действовали ведомственные и специализированные суды: военные, морские, горные, лесные, путей сообщения, волостные крестьянские суды.

Но главной проблемой в то время стало отсутствие систематизированного кодекса законов, ведь последним таким сводом было «Соборное уложение» середины XVII века. Естественно, многие его положения устарели, да и за прошедшие годы накопилось огромное количество новых юридических актов. Семь российских монархов безуспешно пытались навести порядок в этой правовой базе, но только Николай I в 1826 году создал специальную кодификационную комиссию - Второе отделение Собственной Его Величества канцелярии. Во главе комиссии император поставил Михаила Сперанского, талантливого администратора, одного из образованнейших людей своего времени. Небольшой коллектив чиновников во главе со Сперанским в семилетний срок проделал огромную работу по систематизации законодательства, итогом которой стал 15-томный Свод законов Российской империи. Специальным императорским манифестом с 1 января 1835 года ему была дана сила законодательного акта. За успешное проведение сложнейшей работы Сперанский в 1839 году, незадолго до смерти, был удостоен графского титула.

Одной из самых ярких страниц истории отечественного правосудия стала судебная реформа Александра II. Ей предшествовала серьезная подготовительная работа. В 1861–1864 годах было рассмотрено множество теоретических разработок и предложений, результатом стали законопроекты, которые после обсуждения в Государственном совете были подписаны императором 20 ноября 1864 года.

В императорском указе Сенату объявлялось: «Рассмотрев сии проекты, мы находим, что они вполне соответствуют желанию Нашему утвердить в России суд скорый, правый, милостивый и равный для всех подданных Наших, возвысить судебную власть, дать ей надлежащую самостоятельность и вообще утвердить в народе нашем то уважение к закону, без которого невозможно общественное благосостояние».

Александром и его сподвижниками была создана стройная, соответствующая своему времени судебная система, низшим звеном которой являлись мировые суды со съездами мировых судей. Основная нагрузка ложилась на окружные суды и судебные палаты. Высшим судебным органом оставался Сенат, в структуре которого действовало два кассационных департамента - по гражданским и уголовным делам. Наиболее важные политические дела рассматривал Верховный уголовный суд, дела в который передавались по повелению императора в исключительных случаях.

Основными принципами судебного процесса стали независимость суда, несменяемость судей, гласность и состязательность судопроизводства. Кроме того, были введены институт присяжных заседателей, институт адвокатов (присяжных поверенных) и институт прокуратуры.

Во время правления Александра III произошел некоторый возврат к прежней судебной системе. На местах мировые судьи были заменены земскими участковыми начальниками, выбиравшимися из дворян. Некоторые категории дел были изъяты из ведения суда присяжных, а в судопроизводстве по политическим делам была ограничена гласность. Всего к началу XX века в России действовало 105 окружных судов и 14 судебных палат.

Похожие публикации