Соединение уголовных дел объединение нескольких следственных производств в одно. Соединение уголовных дел и выделение уголовного дела: основания и процессуальный порядок Соединение уголовных дел находящихся в производстве следователя

Соединение уголовных дел объединение нескольких следственных производств в одно. Соединение уголовных дел и выделение уголовного дела: основания и процессуальный порядок Соединение уголовных дел находящихся в производстве следователя

Соединение уголовных дел – такой новый закон подписан Президентом РФ ещё в 2016 году. Соответствуя изменениям, у российских судов появилась возможность объединять несколько правовых дел в один судебный процесс, если ходатайство подаст одна из сторон.

Данное разрешение принимается, если есть повод для объединения, даже если в суд еуже идёт рассмотрение юридического дела. До нынешнего момента объединением занимался следователь и дознаватель на предварительной стадии разбирательства.

Как проходит


Соединение уголовных дел в одно судебное производство происходит действиями следователя и дознавателя.

Объединение касается:
  • ряда граждан, содеявших в сопричастности единое, определённое количество правовых нарушений;
  • объекта, содеявшего много правовых нарушений, краж, убийств;
  • человека, который обвиняется в умышленном сокрытии особо тяжёлых противоправных действий, расследуемых по этому уголовному нарушению.

Дозволено соединение в случае не установления объекта, который автоматически становится обвиняемым, и имеется предостаточно обоснований для предположения, что право нарушающие действия, содеянные объектом, рядом граждан.

Законодательством даётся право соединять дела по отношению к неустановленным лицам при имеющихся доказательствах преступления, совершённых гражданином или группировкой. Это может быть доказательная база – специфического способа, предмета, касающегося содеянного правонарушения.

Нет оснований совмещать правовые дела, если отсутствует совокупность преступных итогов неосторожных действий людей, не участвующих в одном преступлении или посягательстве на определённый объект.

Не объединяют в одно с новым правонарушением:
  1. Прекращённые дела.
  2. Приостановленные дела.


Группирование является общим условием предварительных расследований, которыми обеспечивается его всесторонняя, объективная полнота.

После вхождения в силу последнего обновления законодательства, если наличествуют подходящие обстоятельства,соединение уголовных дел судом происходит самостоятельным путём, без прокурорского вмешательства.

В редакции комментария к ст. 153 УПК указываются тезисы:

Чтобы соединить дела необходимо доказательство причастности лиц в совершённых правонарушениях. Только после обвинения можно производить совмещение.

Но в редакции комментария к кодексу также указывается, что существует закон исключения, разрешающийих объединение по отношению к подозреваемому, неустановленным лицам.

Основанием для соединения дел служит причастность разных людей к одному нарушению, связанность разнообразных действий с одними людьми.

Примеры объединения:

Благодаря объединению дел у судебных органов получается полно и всесторонне рассмотреть нарушения, докапоться до истины.

Чем помогает

Объединение происходит в одном производстве, по которому обвиняется один человек со статусом:

  • подследственного;
  • обвиняемого;
  • подсудимого.

Совершившего несколько правонарушений, помогает следственным и судовым органам, полностью дать оценку объёму и характеристике преступного действия и, как правило, назначить должное наказание.

Представителем, проводящим подготовительное расследование, устанавливается:

  1. Психологический склад личности подозреваемого или обвиняемого.
  2. Криминальная связь, покровители или люди, являющиеся сообщниками.
  3. Создаётся более подходящее условие для исследования окружения правонарушителя.

Данные обстоятельства помогают эффективно расследовать правонарушения, содеянные подозреваемым гражданином, к которому выдвинуто обвинение.

Если конкретно затрагивать процедуру объединения юридических дел нужно отметить, что в УПК РФ установление процессуального порядка объединения указано недостаточно подробно.

Законодательством не конкретизируется нужный порядок этого действия, поэтому случаются процессуальные ошибки.

Судам дали возможность соединять уголовные дела в одно производство, но…

15 июля 2016 года вступил в силу Федеральный закон от 03.07.2016 № 327-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в части наделения суда правом соединения уголовных дел в одно производство».

Институт соединения уголовных дел, ситуация с полномочиями суда в этой части до принятия поправок.

Соединение уголовных дел представляет собой механизм изменения объема производства по уголовному делу посредством его расширения.

Действующее законодательство (ст.153 УПК РФ) содержит перечень случаев, когда допускается соединение в одном производстве уголовных дел: 1) в отношении нескольких лиц, совершивших одно или несколько преступлений в соучастии; 2) в отношении одного лица, совершившего несколько преступлений; 3) в отношении лица, обвиняемого в заранее не обещанном укрывательстве преступлений, расследуемых по этим уголовным делам; 4) лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого, не установлено, но имеются достаточные основания полагать, что несколько преступлений совершены одним лицом или группой лиц.

Причины соединения уголовных дел достаточно очевидны: обеспечение всестороннего исследования обстоятельств дела, процессуальная экономия, соблюдение разумных сроков судопроизводства и т.д.

Решение о соединении уголовных дел принимает руководитель следственного органа либо прокурор.

Но необходимость соединения уголовных дел может возникнуть и в судебном производстве. В таком случае уголовное дело возвращается прокурору (п. 4 ч. 1 ст. 237 УПК РФ). Другими словами, суд лишен возможности самостоятельно разрешить данный вопрос.

Инициаторы законопроекта исходили из целесообразности наделения суда правом соединять уголовные дела в одно производство, поскольку решения судов о возвращении дел для соединения препятствуют своевременной защите интересов потерпевших, нарушают их право на скорейшее судебное разбирательство в разумный срок.

Законодательные новеллы, объем полномочий суда при соединении уголовных дел

Конечная версия закона свелась к следующим моментам:

При наличии оснований для соединения уголовных дел, возникших после поступления уголовного дела в суд, последний вправе по ходатайству стороны принять решение о соединении уголовных дел в одно производство. Это исключение из общего правила, согласно которому суд возвращает уголовное дело по ходатайству стороны или по собственной инициативе, если имеются основания для соединения уголовных дел (п.4 ч.1 ст.237, ст.239.2 УПК РФ);

По уголовному делу проводится предварительное слушание при наличии ходатайств стороны о соединении уголовных дел. По результатам предварительного слушания судья принимает решение о соединении или невозможности соединения уголовных дел в одно производство и о назначении судебного заседания (п.8 ч.2 ст.229, п.8 ч.1 ст.236 УПК РФ).

Первоначальный текст принятого Государственной Думой закона не исходил из необходимости заявления сторонами ходатайства для вынесения судом решения о соединении уголовных дел. Однако такой вариант не устроил Совет Федерации, который отклонил законопроект. Верхняя палата парламента нашла в таком подходе противоречие самой концепции действующего ныне УПК РФ (суд является независимым арбитром, не исполняет несвойственные ему функции следствия и обвинения; ср.согласно УПК РСФСР 1960 г. суд мог самостоятельно соединять уголовные дела своим собственным решением, ст. 26).

Кроме того, согласно закону суд может принять решение о соединении уголовных дел только в том случае, если основания для этого возникли после поступления уголовного дела в суд.

Практика применения закона покажет, с какими трудностями столкнутся суды в дальнейшем.

Обеспечение полного, всестороннего и объективного расследования преступлений требует, чтобы оно производилось в одном производстве в случаях, определенных законом, или, наоборот, при возникшей необходимости расследуемые в одном деле преступные эпизоды выделялись в отдельные уголовные производства. В связи с этим закон предусматривает институты соединения уголовных дел.

Соединение уголовных дел - образование одного уголовного дела из двух и более уголовных дел, возбужденных, как правило, в различные сроки и нередко - различными органами.

Соединение уголовных дел возможно лишь по закрепленным в законе основаниям, к числу которых относятся:

  • 1) по обвинению нескольких лиц в совершении в соучастии одного или нескольких преступлений. Расследование в одном производстве преступления, совершенного несколькими лицами, позволяет наиболее полно и правильно установить роль каждого из соучастников, что влечет соответственно и правильную уголовно-правовую квалификацию их деяний;
  • 2) по обвинению одного лица в совершении нескольких преступлений.

По этому основанию соединяются дела о различных преступлениях при условии, что совершены они одним лицом;

  • 3) в заранее не обещанном укрывательстве преступлений или недонесении о них. По данному основанию соединяются уголовные дела как о лице, совершившем преступление, так и о лице, укрывшем его или не сообщившем о совершении его соответствующим органам. Раздельное расследование и рассмотрение этих дел в суде невозможно потому, что сопутствующее преступление может иметь место, если доказано наличие основного преступного факта;
  • 4) кроме предусмотренных ст. 153 УПК оснований соединение уголовных дел возможно и по другим основаниям. Например, уголовное дело по факту хищения целесообразно расследовать в одном производстве с делом о халатности должностного лица, способствующего данному хищению; о преступлении, совершенном несовершеннолетним, одновременно с делом, по обвинению взрослого в вовлечении несовершеннолетнего в преступную деятельность.

Соединение уголовных дел производится постановлением органа уголовного преследования, в производстве которого находится одно из расследуемых дел. По общему правилу, дело присоединяется к тому из них, по которому расследуется более тяжкое преступление или по которому произведен больший объем работ.

Срок расследования при соединении уголовных дел исчисляется со дня возбуждения дела, которое начато производством первым.

По общему правилу каждое преступление расследуется самостоятельно. Однако на практике часто возникают ситуации, когда в ходе расследования одного уголовного дела по одному преступлению выясняется, что либо обвиняемый совершил еще другие преступления, или это расследуемое преступление он совершил в соучастии с другими лицами. В том и другом случае перед органом, ведущим уголовный процесс, возникает необходимость возбуждения уголовных дел по выявленным преступлениям или в отношении соучастников.

Или же в ходе реализации функции уголовного преследования могут возникать ситуации, когда по одному и тому же факту разные уполномоченные органы самостоятельно возбуждают уголовные дела и параллельно ведут досудебное расследование. Обнаружение данного факта ведет к немедленному исключению двух производств в отношении одного и того же круга лиц и обстоятельств. В противном случае допускается нарушение принципа недопустимости повторного осуждения и уголовного преследования.

Могут возникать ситуации, когда раздельное производство в отношении разных обвиняемых по поводу одних и тех же событий препятствует созданию целостной картины преступления, что затрудняет достижение целей правосудия.

В этих случаях в целях более полного, всестороннего и объективного исследования обстоятельств уголовного дела, максимальной индивидуализации личности обвиняемого, установления роли и степени вины каждого соучастника, а также экономного использования процессуальных средств закон допускает возможность соединения в одном производстве нескольких уголовных дел.

Приведенные и аналогичные случаи требуют принятия решения, связанного с соединением уголовного дела. Важность правильного решения вопроса о соединении уголовного дела подчеркивается правом судьи вернуть уголовное дело для дополнительного расследования или выделения дела (ч.1 п. 4 ст. 237 УПК).

Считаем, что не должны соединяться в одном производстве:

Первое основание для запрета соединять уголовное дело означает, что единство свидетельской базы, наличие общего потерпевшего ещё не говорит о взаимосвязанности действий нескольких обвиняемых. Для соединения уголовных дел в одно производство необходимо, чтобы вина одного лица находилась в прямой зависимости от вины другого. Отсутствие признаков сговора, соучастия, согласованности в действиях нескольких обвиняемых в отношении одного и того же потерпевшего не позволяет осуществлять уголовный процесс в пределах одного уголовного дела применительно к разным обвиняемым.

Второе основание запрета заключается в том, что совершение преступлений двумя и более лицами относительно друг друга ставит их одновременно в положение потерпевшего и обвиняемого. Совмещение статусов двух конкурирующих процессуальных фигур в одном физическом лице ведет к взаимоисключению предоставленных законом прав и возложенных обязанностей. Это означает, что признание приоритетным одного статуса и умаление другого статуса, одновременно принадлежащих одному лицу, повлечет серьезное ущемление его конституционных прав и свобод в той или другой части.

Во избежание подобных ситуаций, влекущих нарушение законности, считаем необходимым внести в УПК РФ четкий запрет на соединение дел, по которым обвиняемые совершили преступления относительно друг друга.

Третье основание запрета соединять уголовные дела по своему содержанию несколько сходно со вторым. Различие прав, предоставленных потерпевшему, обвиняемому в частном и публичном порядке, предполагает взаимоисключение ряда процессуальных гарантий.

Например, если дела частного обвинения подлежат прекращению за примирением сторон, то такого основания для прекращения не предусмотрено для уголовных дел публичного обвинения. Столкновение законных интересов, отстаиваемых по двум формам уголовного преследования, в пределах одного уголовного дела может повлечь значительное нарушение принципа законности.

Четвертое основание предполагает усмотрение органа, ведущего уголовный процесс, при котором основным критерием для принятия решения является целесообразность.

Не может служить основанием для соединения нескольких уголовных дел наличие общих участников процесса (потерпевших, свидетелей, гражданских истцов и т.п.), если действия обвиняемых являются разрозненными и составляют разные преступления, с отсутствием соучастия.

Метод исключения, при установлении оснований для запрета соединения дел, позволяет нам установить основания для соединения дел, к которым относятся:

  • - обвинение двух и более лиц в соучастии в совершении одного или нескольких преступлений;
  • - обвинение одного лица в совершении двух и более преступлений, а также в заранее не обещанном укрывательстве этих же преступлений и недонесении о них.

Считаем, что целесообразнее было бы внести в УПК РФ дополнения о невозможности соединения уголовных дел по вышеуказанным основаниям, так как в настоящее время законодатель четко не прописывает данные нормы в УПК РФ.

Соединение нескольких уголовных дел в одном производстве позволяет правильно оценить факты преступной деятельности привлекаемых к уголовной ответственности лиц. В одном производстве могут быть соединены дела, по которым исследуются обстоятельства совершения одного или нескольких преступлений несколькими лицами (групповые и многоэпизодные дела), а также дела, по которым исследуются обстоятельства совершения нескольких преступлений одним лицом.

При соединении уголовных дел, среди которых имеются приостановленные или прекращенные, право отмены постановления о приостановлении и прекращении дела имеет орган, ведущий уголовный процесс по месту соединения дел, поскольку материалы уголовного дела находятся у органа, принявшего решение о соединении уголовных дел. Органу, прекратившему или приостановившему дело, направляется копия постановления.

Считаем, что отсутствие запрета четко прописанного в УПК РФ, является упущением законодательства, запрет на соединение дел при наличии к тому оснований является обязательным для соблюдения.

Так же хотелось бы отметить и тот факт, что в законе отсутствует запрет на соединение двух уголовных дел в отношении одного и того же лица при разновременном поступлении их в суд.

Считаем, что необходимо дополнить нормы УПК РФ, дополнительной статьей в которой будут отражены все запреты на соединение уголовных дел.

Таким образом, соединение уголовных дел в одном производстве является правом (а не обязанностью), которое реализуют органы расследования посредством вынесения постановления. Инициатива может исходить как от органа расследования, так и от самого прокурора, поскольку он надзирает за расследованием уголовных дел.

Факультативный характер предписания о правилах соединения дел дает право органу, ведущему уголовный процесс, решать этот вопрос исходя из конкретно складывающейся ситуации.

Юридическим основанием для соединения дел является постановление об этом органе, ведущем уголовный процесс. В целях соблюдения законности и осуществления надзора копия постановления направляется прокурору в течение двадцати четырех часов с момента вынесения соответствующего постановления.

Таким образом, необходимость соединения уголовных дел определяется задачами предварительного расследования и уголовного судопроизводства в целом. Соединение уголовных дел в одном производстве позволяет в максимальной степени сконцентрировать силы и средства органов расследования, наиболее полно выяснить все обстоятельства совершенных преступлений (или одного преступления в соучастии), эффективно исследовать имеющиеся доказательства.

В заключении данного параграфа хотелось бы предложить редакцию статьи о запрете соединения уголовных дел, и читать ее в следующей редакции:

«Запрет на соединение уголовных дел»

В одном производстве не могут быть соединены уголовные дела:

  • 1) одинаковые обвинения в отношении разных лиц;
  • 2) обвинения в отношении лиц, которым приписывается совершение преступлений относительно друг друга, кроме случаев, когда рассматривается дело частного обвинения;
  • 3) дела, по одному из которых уголовное преследование осуществляется в частном порядке, а по другому - в публичном порядке;
  • 4) все другие обвинения, совместное рассмотрение которых может помешать объективному рассмотрению дела.

Уголовно-процессуальный кодекс, N 174-ФЗ | ст. 153 УПК РФ

Статья 153 УПК РФ. Соединение уголовных дел (действующая редакция)

1. В одном производстве могут быть соединены уголовные дела в отношении:

1) нескольких лиц, совершивших одно или несколько преступлений в соучастии;

2) одного лица, совершившего несколько преступлений;

3) лица, обвиняемого в заранее не обещанном укрывательстве преступлений, расследуемых по этим уголовным делам.

2. Соединение уголовных дел допускается также в случаях, когда лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого, не установлено, но имеются достаточные основания полагать, что несколько преступлений совершены одним лицом или группой лиц.

3. Соединение уголовных дел, находящихся в производстве следователя, производится на основании постановления руководителя следственного органа. Соединение уголовных дел, находящихся в производстве дознавателя, производится на основании постановления прокурора. Решение о соединении уголовных дел о преступлениях, подследственных в соответствии со статьями 150 и 151 настоящего Кодекса разным органам предварительного расследования, принимает руководитель следственного органа на основании решения прокурора об определении подследственности. В случае, если предварительное расследование осуществляется в форме дознания, указанное решение принимает прокурор.

4. При соединении уголовных дел срок производства по ним определяется по уголовному делу, имеющему наиболее длительный срок предварительного расследования. При этом срок производства по остальным уголовным делам поглощается наиболее длительным сроком и дополнительно не учитывается.

  • BB-код
  • Текст

URL документа [скопировать ]

Комментарий к ст. 153 УПК РФ

Судебная практика по статье 153 УПК РФ:

  • Решение Верховного суда: Определение N 49-АПУ15-38, Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

    Постановление от 20 октября 2008 года о присоединении уголовного дела № к уголовному делу № (т.55 л.д.132-137) отвечает требованиям ст. 153 УПК РФ, и оно было согласовано с первым заместителем прокурора республики К (т.55 л.д. 131). При таких обстоятельствах, действии Даянова Л.Ф. и Латыпова Р.Х по рассматриваемому эпизоду обоснованно квалифицированы по пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162- ФЗ), и, вопреки доводам апелляционных жалоб, положения ст. 10 УК РФ в данном случае не нарушены...

  • Решение Верховного суда: Определение N 66-АПУ17-7, Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

    Положения ст. ст. 151, 153 , 162 УПК РФ в ходе расследования не нарушались, сроки предварительного следствия устанавливались и продлевались уполномоченными на то лицами и в установленном законом порядке...

  • Решение Верховного суда: Определение N 45-О12-13, Судебная коллегия по уголовным делам, кассация

    Вопреки доводам жалоб, уголовные дела и заместителем прокурора Свердловской области соединены в одно производство в соответствии с требованиями ст. 153 УПК РФ, с соблюдением требований ст.220 УПК РФ. Как следует из материалов уголовного дела, по ходатайствам осужденных и их адвокатов, им была предоставлена возможность ознакомления с материалами соединенного уголовного дела (в отношении Михалицина), в том числе и обвинительным заключением...

+Еще...

В теории уголовного процесса правила определения суда, которым должно рассматриваться соединенное (объединенное) уголовное дело, целым рядом авторов называется признаком подсудности по связи дел. При этом многими данный признак ставится в один ряд с родовым (предметным), территориальным (местным) и персональным признаками подсудности.

По разному определяется и содержание данного признака. Так, Ивлиев Г.П. указывает: «Подсудность по связи дел содержит правила, позволяющие определить, какой суд должен рассматривать дело при соединении в одном производстве дел по обвинению одного лица или группы лиц в совершении одного или нескольких преступлений, подсудных судам разного уровня». Более широко - взаимосвязью не только дел с разноуровневой подсудностью, а и взаимосвязью с различными судами одного уровня (звена) характеризуют признак подсудности по связи дел другие авторы.

По моему мнению, при соединении уголовных дел каждое входящее в совокупность дело имеет и сохраняет в дальнейшем свою индивидуальную подсудность. Анализ приведенных выше формулировок признака подсудности по связи дел показывает, что содержание понятия «подсудность по связи дел» раскрывается посредством определения подсудности каждого дела в отдельности. Иными словами, невозможно определить подсудность объединенного дела, не определив подсудность каждого дела, входящего в совокупность.

В связи с изложенным, считаю, что для выделения самостоятельного признака подсудности по связи дел не имеется никаких оснований.

Наиболее удачно, на мой взгляд, взаимосвязь подсудности с институтом соединения уголовных дел определил Р.Х. Якупов.

Он указывает: «Наряду с общим правилом определения подсудности уголовных дел закон предусматривает три дополнительных правила на случай конкуренции видов подсудности, возникающей при объединении уголовных дел...»

Действительно, закон, устанавливая правила определения суда, который правомочен рассматривать объединенное дело, по существу лишь определил порядок преодоления коллизий, связанных с конкуренцией подсудности дел, входящих в состав объединенного дела. При этом по сути нового ничего не возникает. Для определения подсудности соединенного дела используются традиционные -родовой (предметный), территориальный (местный) и персональный - признаки подсудности.

Итак, поскольку решение о соединении уголовных дел принимается исключительно прокурором, он при направлении дела в суд и решает вопрос о том, в каком суде оно должно рассматриваться.

По признанию многих, определение подсудности уголовного дела при наличии совокупности преступлений, если дела о каждом преступлении или в отношении каждого обвиняемого подсудны одному и тому же суду, не представляло раньше и не представляет теперь больших затруднений. Обычно трудности при определении подсудности возникают, когда дела об одних преступных деяниях подлежат рассмотрению в одном суде, а о других - в ином или если в деле содержится обвинение в совершении преступления несколькими лицами, дела о преступлениях которых подсудны различным судам. Закон содержит специальную норму, регулирующую порядок определения подсудности при соединении уголовных дел. В соответствии с частью первой статьи 26 УПК КР в случае обвинения одного лица или группы лиц в совершении нескольких преступлений, уголовные дела о которых подсудны судам разных уровней, уголовное дело о всех преступлениях рассматривается вышестоящим судом. На основании части второй указанной статьи рассмотрение уголовных дел военными судами в отношении лиц, не являющихся военнослужащими, не допускается, за исключением случаев, предусмотренных статьи 26 УПК КР.

Помимо специальной нормы, правила определения подсудности по связи дел содержатся и в других статьях УПК.

Если преступления, говорится в ст. 26 УПК КР, совершены в разных местах, то уголовное дело рассматривается судом, юрисдикция которого распространяется на то место, где совершено большинство расследованных по данному уголовному делу преступлений или совершено наиболее тяжкое из них.

Здесь необходим небольшой комментарий. Из текста приведенной нормы закона можно сделать вывод о наличии неопределенности в вопросах о том, кто должен в этом случае определить подсудность дела. Неясно, какому из указанных свойств (большинству дел или тяжести преступления) необходимо отдавать предпочтение и по каким мотивам. Создается впечатление о главенстве в данном случае усмотренческих начал.

По этому поводу можно встретить различные суждения. Так, В.П. Божьев считает, что если по одному делу расследовано несколько преступлений, совершенных в разных местах, то решение вопроса о подсудности законодатель передает вышестоящему суду, который выносит постановление об определении подсудности дела суду, юрисдикция которого распространяется на то место, где совершено большинство рассматриваемых преступлений или совершено наиболее тяжкое из них. А.П. Рыжаков на этот счет высказал иное мнение. Он полагает, что окончательное решение о том, какой суд будет рассматривать уголовное дело по первой инстанции - суд, на территории обслуживания которого совершено большинство расследованных по данному делу преступлений или на территории которого совершено наиболее тяжкое преступление, - решает судья, разрешающий вопрос о назначении судебного заседания. Нарушения правил подсудности не будет, какое бы он решение ни принял, считает А.П. Рыжаков.

Позволю себе не согласиться с приведенными точками зрения. В.П. Божьев, говоря о передаче законодателем решение вопроса о подсудности вышестоящему суду, имеет в виду, несомненно, соответствующую правовую норму. Между тем, такой нормы в действующем УПК не имеется. Прав А.П. Рыжаков в том, что окончательное решение по данному вопросу решает судья, разрешающий вопрос о назначении судебного заседания. Однако данный судья может решать его лишь в рамках ст. 26 УПК КР. Если дело направлено в суд, с соблюдением правил, указанных в данной статье закона, судья не вправе направлять его в другой суд. Так, если в суд поступило дело по признаку большинства расследованных на его территории дел, судья не вправе передать его в суд, по месту совершения наиболее тяжкого преступления. В ином случае будет иметь место спор о подсудности, что в силу УПК КР недопустимо.

С точки зрения того, кем определяется подсудность дела, близка позиция Н.А. Петухова. Он считает, что при определении территориальной подсудности уголовного дела о нескольких преступлениях, совершенных в различных местах, уголовно-процессуальный закон предусматривает альтернативу: дело рассматривается судом, юрисдикция которого распространяется на то место, где совершено большинство расследованных по нему преступлений, или судом по месту совершения наиболее тяжкого из них. Выбор суда в данном случае производит прокурор, направляющий дело в суд. Действительно, поскольку, как выше уже подчеркивали, вопросы соединения дел решаются исключительно прокурором, он при передаче в суд такого дела и обязан определить его подсудность.

Однако как должен решаться этот вопрос: произвольно или существуют соответствующие нормы, которыми должен руководствоваться прокурор при принятии такого решения?

Как уже отмечалось, считается, что при определении территориальной подсудности уголовного дела о нескольких преступлениях, совершенных в различных местах, уголовно-процессуальный закон предусматривает альтернативу: уголовное дело рассматривается судом, юрисдикция которого распространяется на то место, где совершено большинство расследованных по данному уголовному делу преступлений или совершено наиболее тяжкое из них.

Из приведенных положений может сложиться впечатление, что вопрос о том, каким судом будет рассматриваться дело, отдан на усмотрение прокурора.

По моему мнению, для подобных утверждений, кроме нечетких формулировок закона, никаких оснований не имеется.

Толкование нормы права, изложенной в ст. 26 УПК КР, в контексте содержания Конституции КР позволяет признать, что в ней отсутствует возможность произвольного выбора суда, который должен рассматривать дело. Я считаю, что в данном случае действует общее правило, согласно которому, если преступления совершены в разных местах, то уголовное дело рассматривается судом, юрисдикция которого распространяется на то место, где совершено большинство расследованных по данному уголовному делу преступлений. Если же в разных местах совершено одинаковое количество преступлений, уголовное дело рассматривается судом, юрисдикция которого распространяется на то место, где совершено наиболее тяжкое из них. Такое понимание действующего закона позволяет избежать неопределенности в практике его применения, а главное - соблюсти конституционную норму, предусматривающую правило о том, что никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

Необходимо признать, что порядок определения подсудности соединенных дел не урегулирован исчерпывающим образом, что вынуждает при решении конкретных вопросов нередко прибегать к смысловому толкованию законов либо к сложившейся судебной практике. Например, закон не дает ответа на вопрос о том, каким судом должно рассматриваться дело о двух преступлениях одинаковой тяжести, совершенных в разных районах, что, кстати, встречается довольно часто.

По смыслу ст. 26 УПК КР, считают авторы одного из учебников по уголовному процессу, дело, которое по тем или иным признакам подсудно одновременно нескольким судам одного уровня, рассматривается тем судом, в районе деятельности которого было закончено предварительное следствие или дознание.

Нельзя согласиться с таким выводом в отношении дел с множественностью преступлений, поскольку в данной статье закона речь идет о единичном преступлении, начатом в месте, на которое распространяется юрисдикция одного суда, а оконченном в месте, на которое распространяется юрисдикция другого суда. Закон определяет, что такое уголовное дело подсудно суду по месту окончания преступления.

Что касается дела, которое по признаку множественности преступлений подсудно одновременно нескольким судам одного уровня, к примеру, два одинаковых по тяжести преступления совершены на разных территориях, подпадающих под юрисдикцию разных судов одного уровня, то в данном случае имеет место пробел, не урегулированный нормами права.

Судебная практика в этих случаях идет по пути передачи таких дел для рассмотрения в суд того района КР, где было закончено предварительное расследование. При всей разумности такого решения, мы должны признать, что оно находится в противоречии со ст. 47 Конституции КР. Для устранения выявленного пробела необходимо внести в закон изменение.

Здесь можно было бы использовать положительный опыт ранее действовавшего УПК КиргССР, часть третья статьи 42 которого предусматривала правило о том, что: «Дело, которое по тем или иным основаниями подсудно одновременно нескольким одноименным судам, рассматривается тем судом, в районе деятельности которого было закончено предварительное следствие или дознание по делу». Само по себе это положение, действовавшее в рамках прежнего закона, несомненно, в силу своей универсальности создавало неопределенность в подсудности. В ныне действующем законе в совокупности с установленными правилами определения подсудности дел о преступлениях, совершенных в различных местах, эта норма органично бы вписалась в ст. 26 УПК КР и устранила бы выявленный пробел. Новая редакция данной нормы могла бы выглядеть следующим образом: «Если преступления совершены в разных местах, то уголовное дело рассматривается судом, юрисдикция которого распространяется на то место, где совершено большинство расследованных по данному уголовному делу преступлений или совершено наиболее тяжкое из них, в иных случаях - тем судом, в районе деятельности которого было закончено предварительное следствие или дознание по делу».

Внесенные предложения не бесспорны, но, по моему мнению, их реализация, конечно же, после соответствующих обсуждений способствовала бы совершенствованию правовых норм, регулирующих вопросы подсудности.

Уголовно-процессуальный закон, говоря о возможности объединения уголовных производств на стадии предварительного расследования, не всегда упоминает процессуальный статус лица, в отношении которого соединяются уголовные дела (п.п. 1 и 2 ч. 1 ст. 148 УПК КР). В случаях, когда лицо, совершившие деяние, запрещенное уголовным законом, не установлено, его процессуальный статус не может быть определен (ч. 2 ст. 148 УПК КР). В то же время редакция п. 3 ч. 1 ст. 148 УПК КР, предусматривающая соединение в одном производстве дел в отношении «лица, обвиняемого в заранее не обещанном укрывательстве преступлений, расследуемых по этим уголовным делам», указывает на то, что необходимым условием для объединения производств является процессуальный статус укрывателя преступлений - обвиняемый. При формулировке же остальных оснований закон говорит о лице или лицах, совершивших одно либо несколько преступлений. Вследствие этого, вполне логичным представляется, что объединение уголовных судопроизводств на стадии предварительного расследования возможно в отношении, как обвиняемых, так и подозреваемых.

Исходя из этих посылок, спорной является позиция тех авторов, которые считают, что отсутствие требования о предъявлении обвинения не предоставляет должной гарантии соблюдения прав личности при соединении уголовных дел (С.А. Тумашов, С.А. Денисов).

Объединив уголовные дела в отношении одного и того же подозреваемого, можно на более раннем этапе расследования установить обстоятельства, свидетельствующие о непричастности лица к совершению преступления, что повлечет отмену примененных к нему мер процессуального принуждения, или же выявить новые доказательства виновности (изъять похищенное имущество, обеспечивающее заявленный гражданский иск и так далее).

Анализ действующего уголовно-процессуального законодательства, позволил прийти к выводу, что перечень оснований для соединения уголовных дел, изложенный в ст. 148 УПК КР, является исчерпывающим и не подлежит расширительному толкованию. Однако в деятельности органов предварительного расследования возникают случаи, не оговоренные в ст. 148 УПК КР, когда одно уголовное дело нельзя рассмотреть без другого. Диссертант поддерживает мнения, высказанные ранее в юридической литературе, о необходимости предоставления органам предварительного расследования и суду права на соединение уголовных дел, находящихся в иной связи, нежели соучастие или прикосновенность к преступлению в форме заранее не обещанного укрывательства преступлений (И.Е. Быховский и В.В. Шимановский, Д.В. Дробин). В результате, предлагается п. 3 ч. 1 ст. 148 УПК КР изложить таким образом, чтобы прокурор обладал правом соединять уголовные дела в отношении «лиц, обвинения которых связанны между собой, в случаях не указанных в пунктах 1, 2 части первой настоящей статьи».

Законодатель, употребив словосочетание «встречное заявление» в редакции УПК КР, допускающей соединение производств по заявлениям поданных гражданами в отношении друг друга, ввел ограничение, как по лицам, так и по деяниям, в отношении и по фактам которых они могут быть объединены. Исходя из этого, является допустимым соединение производств лишь по заявлениям, касающимся одного события (обоюдное причинение телесных повреждений) либо разных, но в случаях, когда вследствие совершения первого из деяний было совершено последующее (например, в результате оскорбления были нанесены телесные повреждения «обидчику» «оскорбленным лицом»).

Предоставление права на соединение уголовных дел лишь следователю и судье (ч. 3 ст. 148 УПК КР) является весьма верным решением законодателя, несмотря на то, что отсутствие у следователей и дознавателей подобных полномочий несколько осложняет процесс объединения производств. Это положение исключает возникавшую ранее на практике ситуацию, когда следователь принимал решение по делам, которые не находятся у него в производстве. Вместе с тем представляется не соответствующим действующему законодательству принятие решения о соединении уголовных дел прокурором, которому не поднадзорно хотя бы одно из объединяемых производств. Таким образом, для процессуального оформления соединения уголовных дел, поднадзорных различным прокурорам, необходимо, согласно ст. 148 УПК КР, обращаться к вышестоящему прокурору. Однако иногда такая процедура представляется весьма сложной и требующей значительных затрат времени.

В связи с этим считается целесообразным придать ч. 3 ст. 148 УПК КР альтернативный характер, вследствие чего данная норма позволит одному из прокуроров соединять любые уголовные дела при условии получения согласия на принятие этого процессуального решения у прокурора (прокуроров), которым поднадзорны остальные объединяемые производства. В работе предлагается следующая редакция ч. 3 ст. 148 УПК КР:

«Соединение уголовных дел производится на основании постановления прокурора. В случае если соединяемые уголовные дела поднадзорны различным прокурорам, то решение о соединении уголовных дел может быть принято одним из прокуроров с согласия прокуроров, которым поднадзорны объединяемые уголовные дела».

Исследование позволило установить, что процедура соединения уголовных дел на предварительном расследовании, как правило, состоит из четырех этапов:

1. Установление и подтверждение доказательствами наличия предусмотренного законом основания для объединения уголовных производств.

2. Истребование и направление материалов уголовных дел для соединения прокурором.

3. Вынесение постановления о соединении уголовных дел.

4. Исполнение решения об объединении уголовных дел.

В работе проанализированы каждый из этапов соединения уголовных дел, выявлены и обобщены ошибки, встречающиеся в практике при принятии и исполнении подобных решений, а также отражены рекомендации, направленные на предотвращение нарушений законности и оптимизацию процедуры объединения уголовных производств.

Похожие публикации