Штрафные батальоны великой отечественной войны. Правда о штрафниках великой отечественной войны

Штрафные батальоны великой отечественной войны. Правда о штрафниках великой отечественной войны

Для начала небольшой ликбез, что такое штрафной батальон и история этого явления. Штрафные части - специальные воинские формирования в армии, куда во время войны или боевых действий в качестве своеобразного наказания направляются провинившиеся военнослужащие, совершившие самые разные преступления. Впервые в России штрафные формирования появились еще сентябре 1917 года, однако из-за полного коллапса в государстве и развале в армии, данные части не принимали участия в боях и были впоследствии расформированы. Штрафные батальоны в РККА появились на основе сталинского приказа №227 от 28 июля 1942 года. Формально, данные формирования в СССР существовали с сентября 1942 по май 1945 года.

Миф 1. «Штрафные части в РККА были многочисленны, половина красноармейцев воевала в штрафбатах».

Обратимся к сухой статистике численности штрафников в СССР. Согласно, архивным статистическим документам, численность (округленно) штрафников в РККА: 1942г. - 25 т. 1943г. - 178 т. 1944г. - 143 т. 1945г. - 81 т. Всего - 428 т. Таким образом всего в штрафных частях во время великой отечественной войны побывало 428 тысяч человек. Если учесть, что за время Великой Отечественной Войны, ряды вооруженных сил Советского Союза прошло 34 млн. человек, получается доля солдат и офицеров которые были штрафниками не более 1,25%. Исходя из приведенных выше статистических данных, становиться понятным, что численность штрафных батальонов сильно преувеличена и влияния штрафных частей на общую обстановку как минимум не решающая.

Миф 2. «Штрафные части формировались только из заключенных и преступников СССР».

Данный миф разбивает собственно текст самого приказа №227. «…Сформировать в пределах фронта от одного до трех (смотря по обстановке) штрафных батальонов (по 800 человек), куда направлять средних и старших командиров и соответствующих политработников всех родов войск, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, и поставить их на более трудные участки фронта, чтобы дать им возможность искупить кровью свои преступления против Родины». Для рядовых бойцов и младших командиров, виновных в аналогичных нарушениях, в пределах армии создавалось от 5 до 10 штрафных рот (от 150 до 200 человек в каждой). Таким образом стоит отличать штрафную роту и батальон, это принципиально разные боевые части.

Штрафные батальоны формировались из офицерского состава, которые провинились перед социалистическим отечеством, а не преступники, которых специально собрали в отдельный батальон, что бы их «немцы убили». Конечно, в штрафные части могли попасть не только военнослужащие, направлялись так же и лица, осужденные органами Советского Союза, но судам и военным трибуналам было запрещено отправлять осужденных в качестве наказания в штрафные части лиц, которые были замешаны в контрреволюционной деятельности, а так же лиц осужденных за грабежи, разбой, многократное воровство и всех лиц которые имели в прошлом судимость за выше перечисленные преступления, а так же тех кто не один раз дезертировал из РККА. По остальным делам, для отправки лица на службу в штрафные части, учитывалась личность осужденного, подробности совершения преступления и другие подробности дела. Не всем и не каждому выпадал шанс искупить своё преступление кровью перед Родиной.

Миф 3. «Штрафбаты были небоеспособны».

Однако наоборот, штрафные батальоны отличались серьезной боеспособностью и ставили эти части на самые опасные, и трудные участки фронта. Штрафные батальоны не нужно было насильно поднимать в бой, желание вернуть офицерские погоны и реабилитироваться перед Родиной было крайне велико.

По воспоминаниям Александра Пыльцина (российский и советский писатель, участник Великой Отечественной войны, историк. Награждён дважды орденом Красной Звезды, орденом Отечественной войны II степени, орденом Красного Знамени и медалью «За отвагу»): «Наши подразделения были срочно переброшены на самое опасное направление, усилив собой боевые порядки полка. Перемешавшись с его солдатами, мы заметили, что в их рядах возникло какое-то оживление. Ведь понимали они, что рядом с ними в роли рядовых бойцов находились недавние офицеры в самых разных званиях и в атаку они пойдут вместе. И в них будто влилась какая-то свежая необоримая сила».

Во время наступления на Берлин штрафникам приказали первыми форсировать Одер и создать плацдарм для стрелковой дивизии. Перед боем они рассуждали так: «Хоть сколько-нибудь из более чем сотни штрафников роты, да доплывут, а если доплывут - то не было еще у них невыполнимых задач. И пусть маленький плацдарм захватят, но будут удерживать его до последнего. У штрафников назад пути не будет», - вспоминал Пыльцин.

Миф 4. «Солдат штрафных частей не жалели и отправляли на убой».

Обычно данный миф идет рядом с текстом из сталинского приказа №227 «...поставить их на более трудные участки фронта, чтобы дать им возможность искупить кровью свои преступления против Родины». Однако, почему-то забывают привести специальные пункты из «Положения о штрафных батальонах действующей армии», в котором указанно: «п.15. За боевое отличие штрафник может быть освобожден досрочно по представлению командования штрафного батальона, утвержденному военным советом фронта. За особо выдающееся боевое отличие штрафник, кроме того, представляется к правительственной награде». Исходя из этого становиться понятно, что главное для освобождения от наказания штрафбатом является не смерть и «пролитие крови», а боевые заслуги.

Конечно, штрафные части теряли больше солдат чем обычные гарнизоны РККА, однако не стоит забывать, что их отправляли на «самые трудные участки фронта», при этом штрафные части показывали свою боеспособность. К примеру, по результатам Рогачевско-Жлобинской операции в феврале 1944 года, когда Восьмой штрафной батальон действовал в тылу врага в полном составе, из чуть более 800 штрафников, около 600 были переведены в обычные части РККА, без «пролития крови», а именно за боевые заслуги перед Родиной. Редкая боевая задача выполненная штрафниками, оставалась без внимания командования и награждения солдат. Командование было заинтересованно в отбывания наказания красноармейцев в штрафных частях и в выполнении приказа, а не в их бессмысленной смерти на фронте. В своё время, К.К. Рокоссовский, хорошо охарактеризовал слова «искупить кровью», как не более чем эмоциональное выражение, призванное обострить чувство долга и ответственности на войне за свою вину.

Миф 5. «Штрафники шли в бой без оружия».

На самом деле, штрафные батальоны, имели вооружение ничуть не хуже чем в обычных частях РККА, а кое-где - даже и лучше, связано это было с тем, что эти части отправляли, как правило, только на «самые сложные участки фронта». Из воспоминаний уже упомянутого выше А.В. Пыльцына: «Хочу обратить внимание читателя на то, что наш батальон постоянно пополнялся новым оружием в достаточном количестве. У нас уже были ещё не широко применяемые в войсках новые автоматы ППШ вместо ППД. Получили мы и новые противотанковые ружья ПТРС (т.е. Симоновские) с пятизарядным магазином. И вообще недостатка в оружии мы никогда не испытывали.

Об этом я говорю потому, что нередко в послевоенных публикациях утверждалось, будто штрафников гнали в бой без оружия или давали одну винтовку на 5—6 человек и каждый, кто хотел вооружиться, желали скорейшей гибели того, кому оружие досталось. В армейских штрафных ротах, когда их численность превышала иногда тысячу человек, как мне рассказывал уже через много лет после войны офицер Михайлов Владимир Григорьевич (к сожалению, теперь уже покойный), командовавший тогда такой ротой, бывали случаи, когда просто не успевали подвезти нужное количество оружия и тогда, если перед выполнением срочно поставленной боевой задачи не оставалось времени на довооружение, одним давали винтовки, а другим — штыки от них. Свидетельствую: это никак не относилось к офицерским штрафбатам. Оружия, в том числе и самого современного, там всегда хватало» .

Таким образом, подходя к вопросу о штрафных частях, не в коем случае нельзя говорить о бесполезности таких подразделений и тем более отрицать героизм солдат, которые точно также сражались за свободу и независимость социалистического Отечества, как и другие части РККА. В тоже время, ни в коем случае нельзя говорить, что всё держалось на штрафных частях, что кругом были штрафные части и что их использовали как «пушечное мясо». Это самое настоящие кощунство по отношению к людям, которые прошли штрафные подразделения СССР.

ЦАМО РФ. Картотека Военно-медицинского музея по учету госпиталей.
Пыльцын А. В. «Штрафбат в бою. От Сталинграда до Берлина без заградотрядов».
Пыльцын А. В. «Страницы истории 8-го штрафного батальона Первого Белорусского фронта».

В периодической печати и опубликованной литературе существуют ряд мифов и легенд о штрафных формированиях Красной Армии: «штрафные подразделения превращались в своеобразную военную тюрьму»; для них в Советской Армии была «придумана разведка боем»; своими телами штрафники разминировали минные поля; штрафбаты «бросали в атаки на самые неприступные участки обороны немцев»; штрафники были «пушечным мясом», их «жизнями добивались победы в самый тяжелый период Великой Отечественной войны»; в штрафные формирования не направляли уголовников; штрафбаты вовсе не обязательно было снабжать боеприпасами и провиантом; за штрафбатами стояли заградотряды Народного комиссариата внутренних дел (НКВД) с пулеметами и др.

В публикуемом материале на документальной основе раскрывается процесс создания и боевого применения штрафных батальонов и рот и заградительных отрядов. Они впервые были созданы в Красной Армии в годы Гражданской войны. Опыт их создания был использован в годы Великой Отечественной войны. Начало формированию штрафных батальонов и рот и заградительных отрядов положил приказ № 227 наркома обороны (НКО) СССР И.В. Сталина от 28 июля 1942 г. Чем же было вызвано появление на свет этого документа, окрещенного приказом «Ни шагу назад!»?

Формирование штрафных батальонов и рот

В ходе успешного контрнаступления Красной Армии под Москвой и развернувшегося затем ее общего наступления противник был отброшен на запад на 150−400 км, ликвидирована угроза Москве и Северному Кавказу, облегчено положение Ленинграда, освобождены полностью или частично территории 10 областей Советского Союза. Вермахт, потерпев крупное поражение, был вынужден на всем советско-германском фронте перейти к стратегической обороне. Однако многие операции Красной Армии остались незавершенными из-за переоценки Ставкой Верховного Главнокомандования (ВГК) возможностей своих войск и недооценки сил противника, распыления резервов, неумения создать решающее превосходство на важнейших участках фронта. Этим воспользовался противник, который в летне-осенней кампании 1942 г. снова захватил инициативу в свои руки.

Просчеты, допущенные Ставкой ВГК и командованием ряда фронтов в оценке обстановки, привели к новым поражениям советских войск в Крыму, под Харьковом, юго-восточнее Ленинграда и позволили противнику развернуть крупное наступление на южном участке советско-германского фронта. Враг продвинулся на глубину 500—650 км, прорвался к Волге и Главному Кавказскому хребту, перерезал коммуникации, связывающие центральные районы с югом страны.

В ходе летне-осенней кампании 1942 г. потери Советских Вооруженных Сил составили: безвозвратные − 2064,1 тыс. человек, санитарные − 2258,5 тыс.; танков - 10, 3 тыс. ед., орудий и минометов − около 40 тыс., самолетов − более 7 тыс. ед. Но, несмотря на тяжелые поражения, Красная Армия выдержала мощный удар и, в конце концов, остановила противника.

И.В. Сталин, учитывая сложившуюся обстановку, 28 июля 1942 г. в качестве наркома обороны подписал приказ № 227. В приказе говорилось:

«Враг бросает на фронт все новые силы и, не считаясь с большими для него потерями, лезет вперед, рвется в глубь Советского Союза, захватывает новые районы, опустошает и разоряет наши города и села, насилует, грабит и убивает советское население. Бои идут в районе Воронежа, на Дону, на юге и у ворот Северного Кавказа. Немецкие оккупанты рвутся к Сталинграду, к Волге и хотят любой ценой захватить Кубань, Северный Кавказ с их нефтяными и хлебными богатствами. Враг уже захватил Ворошиловград, Старобельск, Россошь, Купянск, Валуйки, Новочеркасск, Ростов-на-Дону, половину Воронежа. Части войск Южного фронта, идя за паникерами, оставили Ростов и Новочеркасск без серьезного сопротивления и без приказа Москвы, покрыв свои знамена позором.

Население нашей страны, с любовью и уважением относящееся к Красной Армии, начинает разочаровываться в ней, теряет веру в Красную Армию. А многие проклинают Красную Армию за то, что она отдает наш народ под ярмо немецких угнетателей, а сама бежит на восток.

Некоторые неумные люди на фронте утешают себя разговорами о том, что мы можем и дальше отступать на восток, так как у нас много земли, много населения и что хлеба у нас всегда будет в избытке. Этим они хотят оправдать свое позорное поведение на фронтах.

Но такие разговоры являются насквозь фальшивыми и лживыми, выгодными лишь нашим врагам.

Каждый командир, красноармеец и политработник должен понять, что наши средства не безграничны. Территория Советского государства — это не пустыня, а люди — рабочие, крестьяне, интеллигенция, наши отцы, матери, жены, братья, дети. Территория СССР, которую захватил и стремится захватить враг, — это хлеб и другие продукты для армии и тыла, металл и топливо для промышленности, фабрики, заводы, снабжающие армию вооружением и боеприпасами, железные дороги. После потери Украины, Белоруссии, Прибалтики, Донбасса и других областей у нас стало намного меньше территории, стало быть, стало намного меньше людей, хлеба, металла, заводов, фабрик. Мы потеряли более 70 миллионов населения, более 800 миллионов пудов хлеба в год и более 10 миллионов тонн металла в год. У нас нет теперь уже преобладания над немцами ни в людских резервах, ни в запасах хлеба. Отступать дальше − значит загубить себя и загубить вместе с тем нашу Родину. Каждый новый клочок оставленной нами территории будет всемерно усиливать врага и всемерно ослаблять нашу оборону, нашу Родину.

Поэтому надо в корне пресекать разговоры о том, что мы имеем возможность без конца отступать, что у нас много территории, страна наша велика и богата, населения много, хлеба всегда будет в избытке. Такие разговоры являются лживыми и вредными, они ослабляют нас и усиливают врага, ибо, если не прекратим отступления, останемся без хлеба, без топлива, без металла, без сырья, без фабрик и заводов, без железных дорог.

Из этого следует, что пора кончить отступление.

Ни шагу назад! Таким теперь должен быть наш главный призыв.

Надо упорно, до последней капли крови защищать каждую позицию, каждый метр советской территории, цепляться за каждый клочок Советской земли и отстаивать его до последней возможности.

Наша Родина переживает тяжелые дни. Мы должны остановить, а затем отбросить и разгромить врага, чего бы это нам ни стоило. Немцы не так сильны, как это кажется паникерам. Они напрягают последние силы. Выдержать их удар сейчас, в ближайшие несколько месяцев, − это значит обеспечить за нами победу.

Можем ли выдержать удар, а потом и отбросить врага на запад? Да, можем, ибо наши фабрики и заводы в тылу работают теперь прекрасно, и наш фронт получает все больше и больше самолетов, танков, артиллерии, минометов.

Чего же у нас не хватает?

Не хватает порядка, дисциплины в ротах, батальонах, полках, дивизиях, в танковых частях, в авиаэскадрильях. В этом теперь наш главный недостаток. Мы должны установить в нашей армии строжайший порядок и железную дисциплину, если мы хотим спасти положение и отстоять Родину.

Нельзя терпеть дальше командиров, комиссаров, политработников, части и соединения которых самовольно оставляют боевые позиции. Нельзя терпеть дальше, когда командиры, комиссары, политработники допускают, чтобы несколько паникеров определяли положение на поле боя, чтобы они увлекали в отступление других бойцов и открывали фронт врагу.

Паникеры и трусы должны истребляться на месте.

Отныне железным законом для каждого командира, красноармейца, политработника должно являться требование — ни шагу назад без приказа высшего командования.

Командиры роты, батальона, полка, дивизии, соответствующие комиссары и политработники, отступающие с боевой позиции без приказа свыше, являются предателями Родины. С такими командирами и политработниками и поступать надо, как с предателями Родины.

Таков призыв нашей Родины.

Выполнить этот приказ − значит отстоять нашу землю, спасти Родину, истребить и победить ненавистного врага.

После своего зимнего отступления под напором Красной Армии, когда в немецких войсках расшаталась дисциплина, немцы для восстановления дисциплины приняли некоторые суровые меры, приведшие к неплохим результатам. Они сформировали более 100 штрафных рот из бойцов, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, поставили их на опасные участки фронта и приказали им искупить кровью свои грехи. Они сформировали, далее, около десятка штрафных батальонов из командиров, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, лишили их орденов, поставили их на еще более опасные участки фронта и приказали им искупить свои грехи. Они сформировали, наконец, специальные отряды заграждения, поставили их позади неустойчивых дивизий и велели им расстреливать на месте паникеров в случае попытки самовольного оставления позиций и в случае попытки сдаться в плен. Как известно, эти меры возымели свое действие, и теперь немецкие войска дерутся лучше, чем они дрались зимой. И вот получается, что немецкие войска имеют хорошую дисциплину, хотя у них нет возвышенной цели защиты своей родины, а есть лишь одна грабительская цель — покорить чужую страну, а наши войска, имеющие возвышенную цель защиты своей поруганной Родины, не имеют такой дисциплины и терпят ввиду этого поражение.

Не следует ли нам поучиться в этом деле у наших врагов, как учились в прошлом наши предки у врагов и одерживали потом над ними победу?

Я думаю, что следует.

Верховное Главнокомандование Красной Армии приказывает:

1. Военным советам фронтов и прежде всего командующим фронтами:

А) безусловно ликвидировать отступательные настроения в войсках и железной рукой пресекать пропаганду о том, что мы можем и должны якобы отступать и дальше на восток, что от такого отступления не будет якобы вреда;

Б) безусловно снимать с поста и направлять в Ставку для привлечения к военному суду командующих армиями, допустивших самовольный отход войск с занимаемых позиций без приказа командования фронта;

В) сформировать в пределах фронта от одного до трех (смотря по обстановке) штрафных батальонов (по 800 человек), куда направлять средних и старших командиров и соответствующих политработников всех родов войск, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, и поставить их на более трудные участки фронта, чтобы дать им возможность искупить свои преступления против Родины.

2. Военным советам армий и прежде всего командующим армиями:

А) безусловно снимать с постов командиров и комиссаров корпусов и дивизий, допустивших самовольный отход войск с занимаемых позиций без приказа командования армии, и направлять их в военный совет фронта для предания военному суду;

Б) сформировать в пределах армии 3—5 хорошо вооруженных заградительных отрядов (до 200 человек в каждом), поставить их в непосредственном тылу неустойчивых дивизий и обязать их в случае паники и беспорядочного отхода частей дивизии расстреливать на месте паникеров и трусов и тем помочь честным бойцам дивизий выполнить свой долг перед Родиной;

В) сформировать в пределах армии от пяти до десяти (смотря по обстановке) штрафных рот (от 150 до 200 человек в каждой), куда направлять рядовых бойцов и младших командиров, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, и поставить их на трудные участки армии, чтобы дать им возможность искупить кровью свои преступления перед Родиной.

3. Командирам и комиссарам корпусов и дивизий:

А) безусловно снимать с постов командиров и комиссаров полков и батальонов, допустивших самовольный отход частей без приказа командира корпуса или дивизии, отбирать у них ордена и медали и направлять их в военные советы фронта для предания военному суду;

Б) оказывать всяческую помощь и поддержку заградительным отрядам армии в деле укрепления порядка и дисциплины в частях.

Приказ прочесть во всех ротах, эскадронах, батареях, эскадрильях, командах, штабах».

В приказе № 227 отсутствует упоминание об опыте, полученном в Гражданской войне, но дается ссылка на опыт противника, который практиковал использование штрафных батальонов. Опыт противника, несомненно, требовалось изучать и творчески применять на практике. Но Верховный Главнокомандующий И.В. Сталин, являвшийся во время Гражданской войны членом Реввоенсовета Республики и реввоенсовета ряда фронтов, имел представление о создании подобных формирований в Красной Армии.

Маршал Советского Союза А.М. Василевский, оценивая приказ № 227, в книге «Дело всей жизни» пишет: «Приказ этот сразу же привлек внимание всего личного состава Вооруженных Сил. Я был очевидцем, как заслушивали его воины в частях и подразделениях, изучали офицеры и генералы. Приказ № 227 − один из самых сильных документов военных лет по глубине патриотического содержания, по степени эмоциональной напряженности... Я, как и многие другие генералы, видел некоторую резкость и категоричность оценок приказа, но их оправдывало очень суровое и тревожное время. В приказе нас, прежде всего, привлекло его социальное и нравственное содержание. Он обращал на себя внимание суровостью правды, нелицеприятностью разговора наркома и Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина с советскими воинами, начиная от рядового бойца и кончая командармом. Читая его, каждый из нас задумывался над тем, все ли силы мы отдаем борьбе. Мы сознавали, что жестокость и категоричность требований приказа шла от имени Родины, народа, и важно было не то, какие будут введены меры наказания, хотя и это имело значение, а то, что он повышал сознание ответственности у воинов за судьбы своего социалистического Отечества. А те дисциплинарные меры, которые вводились приказом, уже перестали быть непременной, настоятельной необходимостью еще до перехода советских войск в контрнаступление под Сталинградом и окружения немецко-фашистской группировки на берегу Волги».

Маршал Советского Союза Г.К. Жуков в своих «Воспоминаниях и размышлениях» отмечал: «Кое-где в войсках вновь появились панические настроения и нарушения воинской дисциплины. Стремясь пресечь падение морального духа войск, И.В. Сталин издал 28 июля 1942 года приказ № 227. Этим приказом вводились жесткие меры борьбы с паникерами и нарушителями дисциплины, решительно осуждались «отступательные» настроения. В нем говорилось, что железным законом для действующих войск должно быть требование «Ни шагу назад!». Приказ был подкреплен усиленной партийно-политической работой в войсках».

Во время Великой Отечественной войны отношение к приказу № 227 было неоднозначным, о чем свидетельствуют документы того времени. Так, в спецсообщении начальника Особого отдела НКВД Сталинградского фронта старшего майора госбезопасности Н.Н. Селивановского, направленном 8 августа 1942 г. заместителю народного комиссара внутренних дел СССР комиссару государственной безопасности 3 ранга В.С. Абакумову, подчеркивалось: «Среди командного состава приказ правильно понят и оценен. Однако среди общего подъема и правильной оценки приказа фиксируется ряд отрицательных, антисоветских пораженческих настроений, проявляющихся среди отдельных неустойчивых командиров...». Подобные факты приводились и в донесении начальника политуправления Волховского фронта бригадного комиссара К. Калашникова от 6 августа 1942 г. начальнику Главного политуправления Красной Армии.

После издания приказа № 227 были приняты меры по доведению его до личного состава, формированию и определению порядка применения штрафных и заградительных подразделений и частей. 29 июля начальник Главного политического управления Рабоче-Крестьянской Красной Армии (РККА) А.С. Щербаков потребовал от начальников политуправлений фронтов и округов и начальников политотделов армий «лично проследить за тем, чтобы приказ Наркома был немедленно доведен до частей и подразделений, зачитан и разъяснен всему личному составу Красной Армии». В свою очередь, народный комиссар ВМФ адмирал флота Н.Г. Кузнецов в директиве № 360/ш от 30 июля предписал командующим флотами и флотилиями принять приказ № 227 «к исполнению и руководству». 31 июля нарком юстиции Н.М. Рычков и прокурор СССР К.П. Горшенин подписали директиву № 1096, которая предписывала военным прокурорам и председателям трибуналов принять «решительные меры к оказанию командованию и политорганам реальной помощи к выполнению задач, поставленных в приказе народного комиссара обороны».

Еще до издания приказа № 227 в 42-й армии Ленинградского фронта 25 июля 1942 г. была создана первая штрафная рота. 28 июля, в день подписания приказа № 227, в действующей армии было создано 5 отдельных штрафных рот, 29 июля - 3 отдельных штрафных батальона и 24 отдельные штрафные роты, 30 июля - 2 отдельных штрафных батальона и 29 отдельных штрафных рот, а 31 июля - 19 отдельных штрафных рот. Свои штрафные роты и взводы имели Балтийский и Черноморский флоты, Волжская и Днепровская военные флотилии.

Кем формировались штрафные батальоны и роты

10 августа И.В. Сталин и генерал А.М. Василевский подписали директиву № 156595, которая требовала сводить в штрафные танковые роты личный состав, уличенный в саботаже или во вредительстве, а также направлять в штрафные пехотные роты «безнадежных, злостных шкурников из танкистов». Штрафные роты были созданы, в частности, в 3-й, 4-й и 5-й танковых армиях.

15 августа начальник Главного политического управления РККА А.С. Щербаков подписывает директиву № 09 «О политической работе по выполнению приказа НКО № 227 от 28 июля 1942 г.». 26 августа нарком юстиции Н.М. Рычков издал приказ «О задачах военных трибуналов по проведению в жизнь приказа НКО СССР № 227 от 28 июля 1942 г.». Порядок учета военнослужащих, направленных в штрафные батальоны и роты, был определен в директиве № 989242 Генерального штаба Красной Армии от 28 августа.

9 сентября 1942 г. нарком обороны И.В. Сталин подписал приказ № 0685, который требовал «летчиков-истребителей, уклоняющихся от боя с воздушным противником, предавать суду и переводить в штрафные части в пехоту». Летчики направлялись не только в штрафные пехотные части. В соответствии с положением, разработанном в том же месяце в штабе 8-й воздушной армии, предусматривалось создание штрафных эскадрилий трех типов: истребительной на самолетах Як-1 и ЛаГГ-3, штурмовой на Ил-2, легкобомбардировочной на У-2.

10 сентября 1942 г. заместитель наркома обороны генерал-майор артиллерии В.В. Аборенков издал приказ, согласно которому предписывалось немедленно направить в штрафные стрелковые батальоны «виновных в небрежном отношении к вверенной им боевой технике» из состава 58-го гвардейского минометного полка.

26 сентября заместитель наркома обороны генерал армии Г.К. Жуков утвердил положения «О штрафных батальонах действующей армии» и «О штрафных ротах действующей армии». Вскоре, 28 сентября за подписью заместителя наркома обороны СССР армейского комиссара 1 ранга Е.А. Щаденко издается приказ № 298, в котором были объявлены для руководства:

«1. Положение о штрафных батальонах действующей армии.

2. Положение о штрафных ротах действующей армии.

3. Штат № 04/393 отдельного штрафного батальона действующей армии.

4. Штат № 04/392 отдельной штрафной роты действующей армии…».

Несмотря на то, что штаты штрафных батальонов и рот были четко определены соответствующими положениями, их организационно-штатная структура была различной.

Приказом № 323 от 16 октября 1942 г., подписанном заместителем наркома обороны СССР армейским комиссаром 1 ранга Е.А. Щаденко, положения приказа № 227 были распространены и на военные округа. Направлению в штрафные части в соответствии с приказом № 0882 заместителя наркома обороны Е.А. Щаденко от 12 ноября подлежали и военнообязанные и военнослужащие, симулирующие болезнь и так называемые «членовредители». Распоряжением № орг/2/78950 Главного организационно-штатного управления Главного упраформа Красной Армии от 25 ноября была установлена единая нумерация штрафных батальонов.

4 декабря 1942 г. заместитель наркома обороны А.С. Щербаков подписывает приказ № 0931, в соответствии с которым за «бездушно бюрократическое отношение к материально-бытовым нуждам политработников, находящихся в резерве ГлавПУРККА при Военно-политическом училище им. М.В. Фрунзе» от должностей были отстранены и направлены в действующую армию в штрафной батальон помощник начальника училища по материально-техническому обеспечению майор Копотиенко и начальник обозно-вещевого снабжения училища старший лейтенант интендантской службы Говтвяниц.

Согласно приказу № 47 от 30 января 1943 г., подписанному заместителем народного комиссара обороны СССР генерал-полковником Е.А. Щаденко, в штрафной батальон сроком на 3 месяца, с разжалованием в рядовые был направлен младший лейтенант 1082-го стрелкового полка Карамалькин «за критиканство, попытку оклеветать своих начальников и разложение дисциплины в своем подразделении».

Согласно директиве № 97 заместителя наркома обороны армейского комиссара 1 ранга Е.А. Шаденко от 10 марта 1943 г. требовалось «после быстрой проверки немедленно направлять в штрафные части» бывших военнослужащих, которые «в свое время без сопротивления сдались противнику в плен или дезертировали из Красной Армии и остались на жительство на территории, временно оккупированной немцами, или, оказавшись окруженными в месте своего жительства, остались дома, не стремясь выходить с частями Красной Армии».

По приказу № 0374 наркома обороны от 31 мая 1943 г. предписывалось решением Военного совета Калининского фронта направить в штрафные батальоны и роты «лиц начальствующего состава, виновных в перебоях в питании бойцов или недодаче продуктов бойцам». Не избежали участи штрафников и работники Особых отделов. 31 мая нарком обороны И.В. Сталин по результатам проверки работы Особого отдела 7-й отдельной армии издал приказ № 0089, которым «за преступные ошибки в следственной работе» следователи Седогин, Изотов, Соловьев были уволены из органов контрразведки и направлены в штрафной батальон.

Приказом № 413 наркома обороны И.В. Сталина от 21 августа 1943 г. командному составу военных округов и недействующих фронтов было предоставлено право направлять военнослужащих в штрафные формирования без суда «за самовольную отлучку, дезертирство, неисполнение приказания, разбазаривание и кражу военного имущества, нарушение уставных правил караульной службы и иные воинские преступления в случаях, когда обычные меры дисциплинарного воздействия за эти проступки являются недостаточными, а также всех задержанных дезертиров сержантского и рядового состава, бежавших из частей действующей армии и из других гарнизонов.

В штрафные формирования направлялись не только военнослужащие-мужчины, но и женщины. Однако опыт показал, что направлять в штрафники женщин-военнослужащих, совершивших нетяжкие преступления, нецелесообразно. Поэтому 19 сентября 1943 г. начальникам штабов фронтов, военных округов и отдельных армий была направлена директива Генштаба № 1484/2/орг, которая требовала не направлять в штрафные части женщин-военнослужащих, осужденных за совершенные преступления.

В штрафные подразделения согласно совместной директивы НКВД/НКГБ СССР № 494/94 от 11 ноября 1943 г. направлялись и советские граждане, сотрудничавшие с оккупантами.

В целях упорядочения практики передачи осужденных в действующую армию 26 января 1944 г. был издан приказ № 004/0073/006/23, подписанный заместителем наркома обороны маршалом А.М. Василевским, наркомом внутренних дел Л.П. Берией, наркомом юстиции Н.М. Рычковым и Прокурором СССР К.П. Горшениным.

Приказом № 0112 первого заместителя наркома обороны СССР маршала Г.К. Жукова от 29 апреля 1944 г. в штрафной батальон сроком на два месяца был направлен командир 342-го гвардейского стрелкового полка 121-й гвардейской стрелковой дивизии подполковник Ф.А. Ячменев «за невыполнение приказа Военного совета армии, за оставление противнику выгодных позиций и непринятие мер к восстановлению положения, за проявленную трусость, ложные доклады и отказ от выполнения поставленной боевой задачи».

В штрафные части направлялись и лица, допускавшие беспечность и бесконтрольность, в результате чего в тылу гибли военнослужащие, например, согласно приказу наркома обороны И.В. Сталина, подписанному в мае 1944 г.

Практика показала, что при выполнении этого приказа допускались существенные нарушения, на устранение которых был направлен приказ № 0244, подписанный 6 августа 1944 г. заместителем наркома обороны маршалом А.М. Василевским. Примерно такого же рода приказ за № 0935, касающийся офицеров флотов и флотилий, подписал 28 декабря 1944 г. и нарком ВМФ адмирал флота Н.Г. Кузнецов.

В разряд штрафных переводились и войсковые части. 23 ноября 1944 г. нарком обороны Сталин подписал приказ № 0380 о переводе 214-го кавалерийского полка 63-й кавалерийской Корсуньской Краснознаменной дивизии (командир полка гвардии подполковник Данилевич) в разряд штрафных за утерю Боевого знамени.

Формирование штрафных батальонов и рот осуществлялось не всегда успешно, как того требовало руководство наркомата обороны и Генерального штаба. В этой связи заместитель наркома обороны Маршал Советского Союза Г.К. Жуков 24 марта 1943 г. направил командующим фронтами директиву № ГУФ/1902, которая требовала:

«1. Сократить число штрафных рот в армиях. Собрать штрафников в сводные роты и, таким образом, содержать их в комплекте, не допуская бесцельного нахождения в тылу и используя их на наиболее трудных участках боевых действий.

2. В случае значительного некомплекта в штрафных батальонах вводить их в бой поротно, не ожидая прибытия новых штрафников из лиц начсостава с целью прикрытия некомплекта всего батальона».

В положениях о штрафных батальонах и ротах отмечалось, что постоянный состав (командиры, военные комиссары, политруки и др.) назначались на должность приказом по войскам фронта и армии из числа волевых и наиболее отличившихся в боях командиров и политработников. Это требование, как правило, выполнялось в действующей армии. Но были и исключения из этого правила. Например, в 16-м отдельном штрафном батальоне командиры взводов нередко назначались и из числа искупивших вину штрафников. Согласно положениям о штрафных батальонах и ротах всему постоянному составу сроки выслуги в званиях, по сравнению с командным, политическим и начальствующим составом строевых частей действующей армии, сокращались наполовину, а каждый месяц службы в штрафных формированиях засчитывался при назначении пенсии за шесть месяцев. Но это, по воспоминаниям командиров штрафных подразделений, не всегда выполнялось.

Переменный состав штрафных батальонов и рот составляли военнослужащие и гражданские лица, направленные в эти формирования за различные проступки и преступления. По нашим подсчетам, произведенным на основании приказов и директив наркома обороны СССР, наркома ВМФ, заместителей наркома обороны, наркомов внутренних дел государственной безопасности, определено около 30 категорий таких лиц.

Итак, в приказах и директивах наркома обороны и его заместителей были четко определены виды проступков, за которые военнослужащие и другие лица могли быть направлены в штрафные формирования, а также круг лиц, имевших право отправлять провинившихся и осужденных в штрафные части. Во фронтах и армиях также издавались приказы, касающиеся порядка формирования штрафных частей и подразделений. Так, приказом № 00182 командующего Ленинградским фронтом генерал-лейтенанта артиллерии Л.А. Говорова от 31 июля 1942 г. лица командного и политического состава 85-й стрелковой дивизии, явившиеся «основными виновниками невыполнения боевой задачи» были направлены во фронтовой штрафной батальон, а «младший командный и рядовой состав, проявивший трусость на поле боя», − в армейскую штрафную роту. 6 мая 1943 г. была издана директива № 005 командующего фронтом генерал-полковника И.И. Масленникова, требовавшая направить в штрафной батальон или предать суду военного трибунала военнослужащих, проявивших трусость на поле боя.

В опубликованной литературе и воспоминаниях фронтовиков содержатся сведения о том, что не всегда командиры и начальники придерживались правил, установленных в приказах и директивах. Это, как показало исследование, касалось примерно 10 категорий штрафников:

1. Осужденные несправедливо, которых оговорили и оклеветали, чтобы свести с ними счеты.

2. Так называемые «окруженцы», которые сумели вырваться из «котлов» и выйти к своим войскам, а также воевавшие в составе партизанских отрядов.

3. Военнослужащие, которые утратили боевые и секретные документы.

4. Командиры и начальники, виновные в «преступно-беспечной организации службы боевого охранения и разведки».

5. Лица, отказывавшиеся в силу своих верований, брать в руки оружие.

6. Лица, пособничавшие «вражеской пропаганде».

7. Военнослужащие, осужденные за изнасилование.

8. Гражданские заключенные (воры, бандиты, рецидивисты и т.п.).

9. Мошенники.

10. Работники оборонных предприятий, допустившие халатность.

В изданной литературе приводятся различные сведения об оснащении штрафных батальонов и рот оружием и боевой техникой. Одни авторы пишут, что штрафники были вооружены лишь легким стрелковым оружием и гранатами, являясь «легкими» стрелковыми подразделениями». В других публикациях приводятся сведения о наличии в штрафных подразделения трофейного автоматического оружия, минометов. Для выполнения конкретных задач в подчинение командира подразделения штрафников временно придавались артиллерийские, минометные и даже танковые подразделения.

Вещевым и продовольственным снабжением штрафники обеспечивались согласно нормам, установленным в армии. Но, в ряде случаев, по воспоминаниям фронтовиков, были нарушения и в этом деле. В некоторых публикациях, например И.П. Горина и В.И. Голубева, говорится о том, что в штрафных подразделениях отсутствовали нормальные взаимоотношения между постоянным и переменным составом. Однако большинство фронтовиков свидетельствует об обратном: в штрафных батальонах и ротах поддерживались уставные взаимоотношения, крепкая дисциплина. Этому способствовала хорошо организованная политико-воспитательная работа, которая велась на тех же основаниях, что и в других частях действующей армии.

Штрафные формирования, комплектовавшиеся в основном из числа военнослужащих различных воинских специальностей, при наличии времени проходили доподготовку, чтобы они были способны решать поставленные перед ними задачи.

По данным труда «Россия и СССР в войнах XX века: Статистическое исследование», к концу 1942 г. в Красной Армии насчитывалось 24 993 штрафника. В 1943 г. их количество возросло до 177 694 человек, в 1944 г. — уменьшилось до 143 457, а в 1945 г. — до 81 766 человек. Всего же в годы Великой Отечественной войны в штрафные роты и батальоны было направлено 427 910 человек. Если судить по сведениям, включенным в Перечень № 33 стрелковых частей и подразделений (отдельных батальонов, рот, отрядов) действующей армии, составленный Генеральным штабом в начале 60-х годов XX века, то во время Великой Отечественной войны было сформировано 65 отдельных штрафных батальонов и 1028 отдельных штрафных рот; всего 1093 штрафные части. Однако А. Мороз, изучивший фонды штрафных частей, хранящиеся в Центральном архиве Министерства обороны Российской Федерации, считает, что в годы войны было сформировано 38 отдельных штрафных батальонов и 516 отдельных штрафных рот.

В труде «Россия и СССР в войнах XX века: Статистическое исследование» утверждается: «Штрафные части Красной Армии существовали юридически с сентября 1942 г. по май 1945 г.». В действительности, они существовали с 25 июля 1942-го по октябрь 1945 г. Например, 128-я отдельная штрафная рота 5-й армии участвовала в Харбино-Гиринской наступательной операции, которая проводилась с 9 августа по 2 сентября 1945 г. Рота была расформирована на основании директивы № 0238 штаба 5-й армии от 28 октября 1945 г.

Штрафные батальоны и роты использовались на наиболее опасных направлениях

Как уже отмечалось, много спекуляций существует по поводу того, как использовались штрафные батальоны и роты. Причем, наиболее расхожим является миф о том, что они служили своего рода «пушечным мясом». Это не соответствует действительности. Штрафные роты и батальоны в годы Великой Отечественной войны решали практически те же задачи, что и стрелковые части и подразделения. При этом они, как и предписывал приказ № 227, использовались на наиболее опасных направлениях. Наиболее часто их применяли для прорыва обороны противника, захвата и удержания важных населенных пунктов и плацдармов, проведения разведки боем. В ходе наступления штрафным частям приходилось преодолевать различного рода естественные и искусственные препятствия, в том числе заминированные участки местности. В результате живучесть приобрел миф о том, что они своими телами «разминировали минные поля». В этой связи отметим, что не только штрафные, но и стрелковые и танковые части неоднократно действовали на направлениях, где находились минные поля.

Штрафные части, в целом, стойко и отважно действовали в обороне. Они участвовали в форсировании водных преград, захвате и удержании плацдармов, в боевых действиях в тылу противника.

В связи с тем, что штрафные формирования использовались на наиболее трудных участках фронтов и армий, они, как считают авторы труда «Россия и СССР в войнах XX века: Статистическое исследование», несли большие потери. Только в 1944 г. общие потери личного состава (убитые, умершие, раненые и заболевшие) всех штрафных частей составили 170 298 человек постоянного состава и штрафников. Среднемесячные потери постоянного и переменного состава достигали 14 191 человек, или 52% от среднемесячной их численности (27 326 человек). Это было в 3?6 раз больше, чем среднемесячные потери личного состава в обычных войсках в тех же наступательных операциях 1944 г.

В большинстве случаев штрафников освобождали в сроки, установленные приказами наркома обороны и его заместителей. Но были и исключения, которые обусловливались отношением командования и военных советов фронтов и армий к штрафным частям. За мужество и героизм, проявленные в боях, штрафники награждались орденами и медалями, а некоторые из них были удостоены звания Героя Советского Союза.

Заградительные отряды Красной Армии

В первые дни Великой Отечественной войны руководители ряда партийных организаций, командующие фронтами и армиями принимали меры по наведению порядка в войсках, отступавших под натиском противника. Среди них, - создание специальных подразделений, которые выполняли функции заградительных отрядов. Так, на Северо-Западном фронте уже 23 июня 1941 г. в соединениях 8-й армии из отошедших подразделений пограничного отряда были организованы отряды по задержанию самовольно уходящих с фронта. В соответствии с постановлением «О мероприятиях по борьбе с парашютными десантами и диверсантами противника в прифронтовой полосе», принятым Советом Народных Комиссаров СССР 24 июня, по решению военных советов фронтов и армий создавались заградительные отряды из войск НКВД.

27 июня начальник Третьего управления (контрразведка) наркомата обороны СССР майор госбезопасности А.Н. Михеев подписал директиву № 35523 о создании подвижных контрольно-заградительных отрядов на дорогах и железнодорожных узлах в целях задержания дезертиров и всех подозрительных элементов, проникших на линию фронта.

Командующий 8-й армией генерал-майор П.П. Собенников, действовавшей на Северо-Западном фронте, в своем приказе № 04 от 1 июля потребовал от командиров 10-го, 11-го стрелковых и 12-го механизированного корпусов и дивизий «немедленно организовать отряды заграждений для задержания бежавших с фронта».

Несмотря на принятые меры, в организации заградительной службы на фронтах имелись значительные недочеты. В этой связи начальник Генерального штаба Красной Армии генерал армии Г.К. Жуков в своей телеграмме № 00533 от 26 июля от имени Ставки потребовал от главнокомандующих войсками направлений и командующих войсками фронтов «немедленно лично разобраться, как организована заградслужба, и дать начальникам охраны тыла исчерпывающие указания». 28 июля издается директива № 39212 начальника Управления особых отделов НКВД СССР, заместителя наркома внутренних дел комиссара госбезопасности 3 ранга B.C. Абакумова об усилении работы заградительных отрядов по выявлению и разоблачению агентуры противника, перебрасываемой через линию фронта.

В ходе боевых действий между Резервным и Центральным фронтами образовался разрыв, для прикрытия которого 16 августа 1941 г. был создан Брянский фронт под командованием генерал-лейтенанта А.И. Еременко. В начале сентября его войска по указанию Ставки нанесли фланговый удар с целью разгрома немецкой 2-й танковой группы, наступавшей на юг. Однако, сковав весьма незначительные силы противника, Брянский фронт не смог предотвратить выход вражеской группировки в тыл войскам Юго-Западного фронта. В этой связи генерал А.И. Еременко обратился в Ставку с просьбой разрешить создать заградительные отряды. Директивой № 001650 Ставки ВГК от 5 сентября такое разрешение было дано.

Эта директива положила начало новому этапу в создании и применении заградительных отрядов. Если до этого они формировались органами Третьего управления наркомата обороны, а затем Особыми отделами, то теперь решением Ставки было узаконено их создание непосредственно командованием войск действующей армии, пока только в масштабах одного фронта. Вскоре эта практика была распространена на всю действующую армию. 12 сентября 1941 г. Верховный Главнокомандующий И.В. Сталин и начальник Генштаба Маршал Советского Союза Б.М. Шапошников подписали директиву № 001919, которая предписывала иметь в каждой стрелковой дивизии «заградительный отряд из надежных бойцов численностью не более батальона (в расчете по одной роте на стрелковый полк), подчиненный командиру дивизии и имеющий в своем распоряжении кроме обычного вооружения средства передвижения в виде грузовиков и несколько танков или бронемашин». Задачами заградительного отряда являлись оказание прямой помощи комсоставу в поддержании и установлении твердой дисциплины в дивизии, в приостановке бегства одержимых паникой военнослужащих, не останавливаясь перед применением оружия, в ликвидации инициаторов паники и бегства и др.

18 сентября военный совет Ленинградского фронта принял постановление № 00274 «Об усилении борьбы с дезертирством и проникновением вражеских элементов на территорию г. Ленинграда», в соответствии с которым начальнику Охраны войскового тыла фронта поручалось организовать четыре заградительных отряда «для сосредоточения и проверки всех военнослужащих, задержанных без документов».

12 октября 1941 г. заместитель наркома обороны маршал Советского Союза Г.И. Кулик направил И.В. Сталину записку, в которой предложил «организовать по каждому шоссе, идущему на север, запад и юг от Москвы, группу командного состава» для организации отражения танков противника, которой придать «заградительный отряд для остановки бегущих». В тот же день Государственный Комитет Обороны принял постановление № 765сс о создании при НКВД СССР штаба охраны Московской зоны, которому в оперативном отношении подчинялись расположенные в зоне войска и районные организации НКВД, милиция, истребительные батальоны и заградительные отряды.

В мае-июне 1942 г. в ходе боевых действий была окружена и потерпела поражение Волховская группа войск Ленинградского фронта. В составе 2-й ударной армии, входившей в эту группу, для предотвращения бегства с поля боя использовались заградотряды. Такие же отряды действовали в это время на Воронежском фронте.

28 июля 1942 г., как уже отмечалось, издается приказ № 227 наркома обороны И.В. Сталина, который стал новым этапом в создании и применении заградительных отрядов. 28 сентября заместитель народного комиссара обороны СССР армейский комиссар 1 ранга Е.А. Щаденко подписал приказ № 298, в котором был объявлен штат № 04/391 отдельного заградительного отряда действующей армии.

Заградительные отряды в первую очередь создавались на южном крыле советско-германского фронта. В конце июля 1942 г. И.В. Сталин получил донесение о том, что 184-я и 192-я стрелковые дивизии 62-й армии оставили населенный пункт Майоровский, а войска 21-й армии — Клетскую. 31 июля командующему Сталинградским фронтом В.Н. Гордову была направлена директива № 170542 Ставки ВГК, подписанная И.В. Сталиным и генералом А.М. Василевским, которая требовала: «В двухдневный срок сформировать за счет лучшего состава прибывших во фронт дальневосточных дивизий заградительные отряды до 200 человек в каждом, которые поставить в непосредственном тылу и, прежде всего, за дивизиями 62-й и 64-й армий. Заградительные отряды подчинить военным советам армий через их особые отделы. Во главе заградительных отрядов поставить наиболее опытных в боевом отношении особистов». На следующий день генерал В.Н. Гордов подписал приказ № 00162/оп о создании в двухдневный срок в 21-й, 55-й, 57-й, 62-й, 63-й, 65-й армиях по пять заградительных отрядов, а в 1-й и 4-й танковых армиях − по три заградительных. Одновременно предписывалось в двухдневный срок восстановить в каждой стрелковой дивизии заградительные батальоны, сформированные по директиве Ставки Верховного Главнокомандования № 01919. К середине октября 1942 г. на Сталинградском фронте было сформировано 16, а на Донском − 25 заградительных отрядов, подчиненных особым отделам НКВД армий.

1 октября 1942 г. начальник Генерального штаба генерал-полковник А.М. Василевский направил командующему войсками Закавказского фронта директиву № 157338, в которой говорилось о плохой организации службы заградотрядов и их использовании не по назначению, а для ведения боевых действий.

В ходе Сталинградской стратегической оборонительной операции (17 июля − 18 ноября 1942 г.) заградительные отряды и батальоны на Сталинградском, Донском и Юго-Восточном фронтах задерживали военнослужащих, бегущих с поля боя. С 1 августа по 15 октября было задержано 140 755 человек, из которых арестовано 3980, расстреляно 1189, направлено в штрафные роты 2776 и штрафные батальоны 185 человек, возвращено в свои части и на пересыльные пункты 131 094 человека.

Командующий Донским фронтом генерал-лейтенант К.К. Рокоссовский, по докладу особого отдела фронта в Управление Особых отделов НКВД СССР от 30 октября 1942 г., предлагал использовать заградотряды для воздействия на пехоту неудачно наступавшей 66-й армии. Рокоссовский считал, что заградительные отряды должны были идти следом за пехотными частями и силой оружия заставлять бойцов подниматься в атаку.

Армейские заградотряды и заградбатальоны дивизий применялись и в ходе контрнаступления под Сталинградом. В ряде случаев они не только останавливали бегущих с поля боя, но и расстреливали некоторых из них на месте.

В летне-осенней кампании 1943 г. советские бойцы и командиры проявили массовый героизм и самопожертвование. Это, однако, не означает, что не было случаев дезертирства, оставления поля боя и паникерства. Для борьбы с этими позорными явлениями широко использовались заградительные формирования.

Осенью 1943 г. были приняты меры по совершенствованию структуры заградительных отрядов. В директиве 1486/2/орг начальника Генерального штаба маршала А.М. Василевского, направленной 18 сентября командующим войсками фронтов и 7-й отдельной армией, говорилось:

«1. В целях укрепления численного состава стрелковых рот нештатные заградительные отряды стрелковых дивизий, сформированные по директиве Ставки Верховного Главнокомандования № 001919 1941 года, расформировать.

2. В каждой армии, в соответствии с приказом НКО № 227 от 28.7.1942 г., должны содержаться 3—5 штатных заградительных отрядов по штату № 04/391, численностью 200 человек каждый.

В танковых армиях заградительных отрядов не иметь».

В 1944 г., когда войска Красной Армии успешно наступали на всех направлениях, заградительные отряды использовались все реже и реже. В то же время в прифронтовой полосе они применялись в полной мере. Это было обусловлено возрастанием масштабов бесчинств, вооруженных грабежей, краж и убийств гражданского населения. На борьбу с этими явлениями был направлен приказ № 0150 заместителя наркома обороны СССР маршала А.М. Василевского от 30 мая 1944 г.

Заградительные отряды часто использовались и для решения боевых задач. О неправильном использовании заградительных отрядов говорилось в распоряжении представителя Ставки ВГК Г.К. Жукова от 29 марта 1943 г. командующим 66-й и 21-й армиями. В докладной записке «О недостатках деятельности заградотрядов войск фронта», направленной 25 августа 1944 г. начальником политического управления 3-го Прибалтийского фронта генерал-майором А.А. Лобачевым начальнику Главного Политического управления Красной Армии генерал-полковнику А.С. Щербакову, отмечалось:

«1. Заградотряды не выполняют своих прямых функций, установленных приказом наркома обороны. Большая часть личного состава заградотрядов используется по охране штабов армий, охране линий связи, дорог, прочесыванию лесов и т.д.

2. В ряде заградотрядов крайне разбухли штаты штабов...

3. Штабы армий не осуществляют контроля за деятельностью заградотрядов, предоставили их самим себе, свели роль заградотрядов на положение обычных комендантских рот...

4. Бесконтрольность со стороны штабов привела к тому, что в большинстве заградотрядов воинская дисциплина стоит на низком уровне, люди распустились...

Вывод: Заградотряды в своем большинстве не выполняют задач, определенных приказом наркома обороны № 227. Охрана штабов, дорог, линий связи, выполнение различных хозяйственных работ и поручений, обслуживание командиров-начальников, надзор за внутренним порядком в тылах армии ни в коей мере не входит в функции заградотрядов войск фронта.

Считаю необходимым поставить вопрос перед Народным комиссаром обороны о реорганизации или расформировании заградотрядов, как утративших свое назначение в настоящей обстановке».

Однако не только использование заградительных отрядов для выполнения несвойственных им задач послужили причиной их расформирования. К осени 1944 г. изменилось и положение с воинской дисциплиной в действующей армии. Поэтому И.В. Сталин 29 октября 1944 г. подписал приказ № 0349 следующего содержания:

«В связи с изменением общей обстановки на фронтах необходимость в дальнейшем содержании заградительных отрядов отпала.

Приказываю:

1. Отдельные заградительные отряды к 15 ноября 1944 года расформировать. Личный состав расформированных отрядов использовать на пополнение стрелковых дивизий.

В труде «Россия и СССР в войнах XX века: Статистическое исследование» отмечается: «В связи с изменением в лучшую сторону для Красной Армии после 1943 г. общей обстановки на фронтах полностью отпала также необходимость в дальнейшем существовании заградительных отрядов. Поэтому все они к 20 ноября 1944 г. (в соответствии с приказом НКО СССР № 0349 от 29 октября 1944 г.) были расформированы».

Благодаря псевдоисторической литературе и кинематографу, о штрафных батальонах сложилось представление как о «пушечном мясе», которым мы «забросали немцев». Если посмотреть сериал «Штрафбат», возникает ощущение, что только благодаря штрафным батальонам мы и одержали победу в той страшной войне. Не умаляя роль штрафников, стоит сказать, что на деле же ситуация была совершенно иной.

Пушечное мясо

Во-первых, численность штрафных подразделений на Великой Отечественной войне была не столь высока, как это хотят представить. Ежегодная численность армии и флота на фронтах войны была 6 - 6,5 млн. человек, при этом доля штрафных подразделений была фактически ничтожна - от 2,7 процента в 1943 году, до 1,3 процента в 1945.
Представление о штрафниках как о «пушечном мясе» сложилось по той причине, что их, действительно, использовали на наиболее напряженных участках фронта. Что не было странным, поскольку они и создавались для того, чтобы у провинившихся была возможность «искупить кровью». Однако почему-то не всегда говорится о том, что те же задачи, которые выполняли штрафники, выполняли и линейные стрелковые и танковые подразделения. Высокая смертность в штрафбатах (3-6 раз выше общевойсковой) объяснялась именно спецификой выполняемых задач.

«Искупление кровью»

В штрафбат, вопреки сложившемуся представлению, шли не умирать, а искупать. Срок службы здесь составлял три месяца, либо до первого ранения (буквальное «искупление кровью»). При этом, если боец хорошо проявлял себя в бою, он мог быть переведен в линейные части досрочно и даже представлен к награде. Среди Героев Советского союза есть и те, кто удостоился этой награды именно за службу в штрафбате.
Например, в феврале 1944 года восьмой ОШБ отличился во время Рогачевско-Жлобинской операции. Батальон скрытно преодолел линию фронта и пять дней проводил успешные действия в тылу противника. По итогам этих пяти дней командующий 3-ей армией генерал Горбатов личным приказом освободил 600 из 800 штрафников. Кроме восстановления в званиях, бывшие штрафбатовцы также были награждены орденами Славы III степени и медалями «За отвагу» и «За боевые заслуги». И это не единичный случай, когда штрафников досрочно переводили в линейные части и награждали.

Женские штрафные батальоны

В последнее время то и дело в печати и интернете появляются сообщения о существовании женских штрафных батальонов. Их не было. Женщины в штрафбатах были - и то, только до октября 1943 года, отдельных батальонов не было и быть не могло. Женщины-военнослужащие, по каким-либо причинам нарушившие приказ, провинившиеся, отправлялись в тыл. Переводы женщин в штрафбаты случались, но распространенной практикой это не было. За проявленный в бою героизм женщины из штрафных подразделений могли на общих основаниях быть переведены в линейные части и представлены к правительственным наградам.

Зеки

Особой роли заслуживает миф о том, что штрафбаты аи штрафроты активно наполнялись разного рода уголовным элементом. Якобы среди штрафников было много блатных и «политических». Это не так. Если и были в штрафных батальонах и ротах бывшие заключенные, то это были люди, осужденные за незначительные, нетяжкие преступления. Представить ситуацию, которая была показана в том же сериале «Штрафбат», когда рецидивист Глыбов занимает в штрафбате чуть ли не главное место, представить невозможно. Армия, какая бы они ни была, это прежде всего дисциплина и порядок. «Опасного элемента» избегали, и если и брали, то только в штрафные роты, но никак не в батальоны. «Политических» же не могли отправить в штрафной батальон по определению. Не было такой практики.

Оснащение

Ещё один миф о штрафбатах, не выдерживающий никакой критики, это то, что бойцы-штрафники шли чуть ли не с кастетами на танки. На деле ситуация с вооружением и снабжением в штрафных батальонах не отличалась от общефронтовой. Штрафбаты были обычными стрелковыми формированиями с легким вооружением - автоматами и винтовками. Если и были проблемы со снабжением, то не серьезнее, чем в линейных частях. В целом в штрафных батальонах сохранялась хорошая дисциплина и поддерживались уставные отношения, вопреки показанным в сериале «Штрафбат» почти воровской дисциплине «по понятиям».

Не мы первые

Штрафбаты - не изобретение «кровавого Сталина». Первые штрафные подразделения впервые появились в вермахте. Ещё до войны в немецкой армии было восемь дисциплинарных батальонов. Они в основном использовались для строительства и саперных работ. После капитуляции Польши Гитлер принял решение о расформировании этих частей, решив, что отныне в вермахте будут служить только люди достойные этой «высокой чести».

Однако свое решение фюреру пришлось поменять уже в декабре 1941 года. Мощное контрнаступление Красной армии показало, что ряды «достойных людей» стремительно редеют и рассыпаются под натиском советских войск. 16 декабря Гитлер издает приказ, аналогичный сталинскому «Ни шагу назад» (который, к слову, появился только полгода спустя, как и штрафные батальоны в советской армии). На Восточном фронте было сформировано 100 штрафных рот, которые получили название «части испытательного срока». Показательно, что служба в них определялась сроком, данным провинившемуся судом военного трибунала. Искупить вину кровью фашист-штрафник не мог. Если его ранили и он попадал в госпиталь, то оттуда прямиком направлялся в свой родной штрафбат.

Среди огромного количества трагических страниц Второй мировой войны история штрафных подразделений занимает особое место. Несмотря на то что с момента окончания войны прошло уже более 75 лет, вокруг штрафбатов до сих пор не утихают споры.

В советское время эту тему не любили. Нельзя сказать, что в СССР полностью отрицали существование штрафных рот и батальонов во время войны, но получить точную информацию о количестве штрафников, их использовании на фронте и потерях подобных подразделений историки не могли.

В конце 80-х годов, как водится, маятник качнулся в обратную сторону. В прессе стало появляться огромное количество материалов по штрафбатам, были сняты фильмы на эту тему. Стали модными статьи о героях штрафбатов, которым в спину стреляли НКВДшники из заградотрядов. Апофеозом этой кампании стал сериал про войну «Штрафбат», снятый режиссером Николаем Досталем в 2004 году. Несмотря на хороший актерский состав, об этом произведении можно сказать только одно: почти все показанное в нем – неправда.

Какая же она, правда о штрафбатах? Она горькая и жесткая, точно такая же, как и вся эпоха, к которой принадлежит это явление. Однако в теме штрафбатов нет той безысходности, которую часто изображают оппоненты коммунистического режима.

Идея создания штрафных подразделений абсолютно вписывалась в логику системы, предельно жесткой и бесчеловечной, она не вызывала тогда особых обвинений в несправедливости: виноват – искупи кровью. В то время миллионы советских граждан были стерты в «лагерную пыль» безо всякой возможности искупления.

Кстати, в этом отношении советские штрафбаты и штрафроты можно назвать более «гуманными», чем штрафбаты вермахта – о них знают гораздо меньше – выжить в которых можно было только чудом.

В последние годы появились неплохие исследования на эту тему, ветеранами, служившими в штрафбатах, написаны воспоминания (Пыльцин «Как офицерский штрафбат дошел до Берлина»), сняты документальные фильмы. Любой желающий может получить объективную информацию об этой стороне войны. Внесем и мы свою посильную лепту в это благое дело.

Штрафбат: наказание и искупление

Штрафные подразделения – это воинские части, укомплектованные военнослужащими, которые совершили те или иные – обычно не слишком тяжкие – преступления. За серьезные правонарушения обычно полагалась смертная казнь, которая в РККА и вермахте применялась весьма широко. Соответственно, военнослужащих штрафных частей обычно называли штрафниками.

В период Второй мировой войны в СССР существовали два вида штрафных подразделений: штрафные батальоны и штрафные роты. Примерно в середине войны – 1943 год – в РККА стали создаваться отдельные штурмовые стрелковые батальоны, в которые попадали солдаты и офицеры, длительное время находившиеся на оккупированной территории. Служба в подобных подразделениях практически ничем не отличалась от штрафбатов, аналогичной была и практика их использования. Однако были у штурмовых батальонов и некоторые отличия, о которых будет рассказано ниже.

Однако не следует считать, что штрафники – это советское изобретение: в Германии штрафные части появились еще до начала Второй мировой. Хотя, практика использования провинившихся солдат на самых опасных участках боевых действий гораздо старше.

Штрафников использовали еще в Древней Спарте, об этом писал древнегреческий историк Ксенофонт. Особые подразделения, состоящие из дезертиров и уклонистов, были и в Великой армии Наполеона, для поднятия боевого духа сзади их «подбадривали» артиллерийским огнем.

В российской императорской армии штрафные части были сформированы в конце Первой мировой войны, в 1917 году. Но в то время даже такая мера не могла спасти ситуацию на фронте, штрафники участия в боях не принимали и через несколько месяцев эти подразделения были распущены.

Штрафные части использовались и в период Гражданской войны. В 1919 году по приказу Троцкого были сформированы штрафные роты для дезертиров и лиц, совершивших уголовные преступления.

В СССР появление штрафных рот и батальонов связано со знаменитым приказом №227, который наши военные историки часто называют приказом «Ни шагу назад!». Он был опубликован в июле 1942 года, в самый тяжелый для Советского Союза период войны, когда немецкие части рвались к Волге. Не будет преувеличением сказать, что в этот момент судьба страны висела на волоске.

Следует отметить, что личный состав штрафных подразделений в СССР делился на две категории: постоянный и переменный. К постоянному составу относилось командование батальона (роты), в том числе штаб подразделения, командиры рот и взводов, политработники, санинструкторы, старшины, связисты и писари. Так что командир штрафбата (или штрафроты) не мог быть штрафником. Командному составу подобных частей полагались довольно существенные льготы: один месяц службы засчитывался за шесть.

Теперь несколько слов о личном составе советских штрафных подразделений. В штрафбаты попадали офицеры, а в штрафроты, кроме солдат и сержантов, могли быть отправлены и гражданские лица, совершившие те или иные преступления. Однако судам и военным трибуналам было запрещено направлять в штрафроты людей, осужденных за особо тяжкие преступления (убийства, грабежи, разбой, изнасилования). Не могли попасть в подобные части и воры-рецидивисты или люди, ранее привлекавшиеся к суду по особо тяжким статьям УК. Логика подобных действий понятна: профессиональные преступники имеют особую психологию, которая мало совместима с армейской службой.

Не отправляли в штрафроты и осужденных по политическим статьям, что тоже можно легко объяснить: эти люди считались «врагами народа», которым нельзя доверять оружие.

Впрочем, большое количество фактов, дошедших до нас, свидетельствуют, что в штрафные части все-таки попадали и матерые уголовники, и люди, осужденные по 58-й статье. Однако это нельзя назвать массовым явлением.

Вооружение штрафных подразделений ничем не отличалось от того, что использовалось в строевых частях. То же самое можно сказать и о продовольственном довольствии.

Насколько важны были штрафники

Отдельные штурмовые батальоны

Эти подразделения появились в 1943 году. Они комплектовались военнослужащими, побывавшими на оккупированной территории: в плену или в окружении. Таки люди считались ненадёжными, их подозревали в возможном сотрудничестве с немцами.

В штурмовые батальоны отправляли на два месяца, при этом военнослужащие не лишались звания, но даже офицеры в таких подразделениях выполняли задачи обычных рядовых. Как и в штрафбатах, ранение означало окончание срока наказания, и боец направлялся в обычную строевую часть.

Применение штурмовых подразделений было аналогичным использованию штрафбатов.

Штрафбаты вермахта

В Германии также были штрафные подразделения, причем появились раньше советских, и отношение в них к военнослужащим отличалось еще большей жесткостью, чем в СССР.

В 1936 году в вермахте были созданы так называемые Особые подразделения, в которые военнослужащих отправляли за разные правонарушения. Эти части использовали для выполнения различных строительных и саперных работ. К участию в боевых действиях они не привлекались.

После победного завершения польской кампании Гитлер расформировал немецкие штрафные подразделения, заявив, что теперь военную форму будут носить только те, кто достоин этого. Однако начавшаяся кампания на Востоке заставила руководство Рейха пересмотреть это решение.

В 1942 году на фронте были сформированы так называемые пятисотые батальоны (500-й, 540-й, 560-й, 561-й), которые назывались еще «испытательными войсками». Эти подразделения очень напоминали советские штрафбаты, но немцы относились к ним немного по-другому. Считалось, что человеку, совершившему преступление, давался еще один шанс доказать свою любовь к Германии и фюреру. Военнослужащим, направленным в 500-й батальон, обычно грозил расстрел или концлагерь. Так что штрафбат был своего рода милостью к нему. Правда, весьма условной.

У немцев, в отличие от РККА, ранение не давало повода для прекращения наказания. Из 500-го батальона могли перевести в обычную строевую часть за доблесть в бою или выполнение какого-нибудь важного задания. Проблема была в том, что перевод производился по рапорту командира, который отправлялся наверх по инстанциям, где скрупулёзно изучался. На рассмотрение дела обычно уходило несколько месяцев, но их еще нужно было прожить в штрафбате.

Однако, несмотря на это, дрались 500-е батальоны весьма отчаянно. 561-й батальон защищал Синявинские высоты под Ленинградом, которые стоили Красной армии огромной крови. Парадоксально, но иногда 500-е батальоны выполняли функции заградотрядов, подпирая тылы неустойчивых дивизий. Через немецкий штрафбат прошло более 30 тыс. военнослужащих.

Существовали в вермахте и полевые штрафные подразделения, в которые комплектовались прямо в зоне боевых действий и тут же применялись.

Если у вас возникли вопросы - оставляйте их в комментариях под статьей. Мы или наши посетители с радостью ответим на них

О штрафбатах во время Великой Отечественной войны сказано немало. Среди этого потока информации встречается немало домыслов и заблуждений, впрочем, порой и правда может поразить не менее чем миф.

На перевоспитание

Можно сказать, что толчок идее возникновения штрафных батальонов дали первые месяцы войны. В условиях тотального отступления Красной Армии частым явлением стали случаи дезертирства или проявления трусости, на что командиры нередко реагировали наиболее жестким образом – расстрелом. Однако в октябре 1941 года наркоматом обороны был издан указ, в котором сообщалось, что офицеры в отдельных случаях злоупотребляют своими полномочиями, устраивая самосуд. Начались поиски путей, способных заменить репрессии перевоспитанием личного состава.

Решение созрело в июле 1942-го. Еще до выхода приказа №227 «ни шагу назад» была создана первая штрафная рота, после 28 июля в считанные дни командование сформировало еще 77 отдельных штрафных рот и 5 батальонов. За весь период войны в РККА появилось более 60 штрафбатов и свыше тысячи штрафных рот. По данным сборника «Россия и СССР в войнах XX века: Статистическое исследование», за годы Великой Отечественной в штрафные роты и батальоны было направлено 427 910 человек.

От танкистов до тыловиков

В штрафбаты направлялись военнослужащие из разных родов войск, самыми разными могли быть и причины. Так, в августе 1941 года генерал Василевский выпустил распоряжение, согласно которому в штрафные танковые роты сводился личный состав, уличенный в саботаже и вредительстве, а в штрафные пехотные роты следовало отправлять «безнадежных, злостных шкурников из танкистов».

9 сентября свет увидел подписанный Сталиным приказ №0685, требовавший летчиков истребителей, уклонявшихся от воздушного боя, предавать суду и переводить в штрафную пехоту. На следующий день вышел указ генерал-майор артиллерии Аборенкова предписывавший направлять в штрафные стрелковые батальоны тех, кто небрежно относился к технике и вооружению.

Не желавшие воевать ухитрялись убедительно инсценировать болезни или ранения, однако 12 ноября 1941 года очередь дошла и до них. В соответствие с приказом №0882 отправке в штрафные части подлежали все, кто симулирует болезни и занимается членовредительством. А с 1942 года в штрафбаты стали направлять и работников тыла – с формулировкой «за бездушное и бюрократическое отношение к своим обязанностям».

Попасть из тыла в штрафбат можно было и за совершенно незначительные провинности, например, за опоздание на работу свыше двадцати минут, что приравнивалось к прогулу. Если в первый раз за подобное нарушение объявляли выговор, то за повторное – судили: могли дать срок или отправить в штрафную часть.

Опасный контингент

Последнее время все чаще можно услышать разоблачение мифа о том, что основу штрафбатов составляли зэки. Здесь все зависело от части: где-то доля заключенных была мизерна, а где-то они преобладали. Так, заместитель командира 163-й штрафной роты 51-й Армии Ефим Гольбрайх вспоминал, что в качестве пополнения к его штрафной роте прислали эшелон уголовников, «человек четыреста и больше», чего хватило бы на батальон.

В фильмах про штрафбаты часто можно увидеть эпизод, как по распоряжению командира части избивают штрафника. Ветераны, воевавшие в штрафных частях, отмечают, что это вряд ли возможно, особенно если речь идет о зэке. Ведь в бою офицер мог оказаться впереди наказанного им солдата, а полю в спину получить никто не хотел.

Но у заключенных был свой резон воевать добросовестно. Ведь месяц в штрафбате мог им списать до 4-х лет тюрьмы, 2 месяца – до 7-ми, три месяца – до 10-ти. По словам Гольбрайха, бывали такие случаи, когда место убитого командира штрафного подразделения занимал зэк – из него получался далеко не худший начальник: ведь желание реабилитироваться было огромное.

Под ударом

Долгое время бытовало утверждение, что штрафные части служили своего рода «пушечным мясом». Военные историки его неоднократно опровергали. Но, тем не менее, следует признать, что вероятность погибнуть в штрафбатах была на порядок выше, чем в обычных частях РККА. По данным авторов сборника «Россия и СССР в войнах XX века: Статистическое исследование», только в 1944 году общие потери личного состава всех штрафных частей составили 170 298 человек. Ежемесячные потери в среднем составляли 14 191 человек, или 52% от среднемесячной численности штрафников. Эта цифра в три раза превышает уровень смертности среди военнослужащих обычных частей в тех же наступательных операциях за 1944 год.

И все-таки у штрафников был шанс покинуть место отбывания наказания. К примеру, в феврале 1944 года во время Рогачевско-Жлобинской операции отличились бойцы 8-го отдельного штрафного батальона. Командующий 3-й армией генерал Горбатов личным приказом освободил 600 из 800 штрафников. В отличие от наших штрафбатов немцы-штрафники, даже искупив свою вину подвигом, не могли рассчитывать на снисхождение командования, и вынуждены были коротать свой срок до конца.

Лучше чем в гвардии

«Одна винтовка на троих» – казалось, это утверждение как нельзя лучше подходит для военнослужащих штрафбатов. Но с этим не согласен ветеран Великой Отечественной Александр Пыльцын, командир роты 8-го офицерского штрафбата 1-го Белорусского Фронта. С его слов, учитывая, что штрафные части бросали на самые тяжелые участки фронта, их нельзя было не снабжать достаточным количеством оружия и боеприпасов.

Более того, штрафников зачастую наделяли самым передовым оружием, например, противотанковыми ружьями системы Симонова или 7,62-милиметровыми пулеметами системы Горюнова, которые еще даже не использовались в гвардейских частях. Бывшие штрафники рассказывали, что и кормили их отнюдь не хуже, а иной раз и лучше, чем в других подразделениях.

«Озверевшие соколы»

Журналист Виталий Карюков в беседе с маршалом авиации в отставке Александром Ефимовым узнал одну любопытную подробность. Оказывается, в годы войны существовали так называемые «штрафные эскадрильи». По словам военного, командование решило нецелесообразным отправлять всех проштрафившихся летчиков в обычный штрафбат, так как на подготовку их замены ушли бы многие месяцы.

Среди таких штрафников оказался будущий Герой Советского Союза Иван Федоров. Впрочем, он фактически добровольно напросился в штрафбат. В июле 1942 года, перегоняя как летчик-испытатель ЛаГГ-3 на передовую, он самовольно остался на Калининском фронте. А уже в августе он возглавил одну из только что созданных штрафных эскадрилий. За крутой нрав немцы наградили Федорова титулом «Красный дьявол», а его подопечных именовали «озверевшими соколами». В общей сложности на счету 64 летчиков эскадрильи Федорова 350 гитлеровских асов.

Но не все воевали добросовестно. Впоследствии к противнику на своих самолетах переметнулись 66 обиженных на советскую власть летчиков, и командование ВВС распорядилось расформировать штрафные эскадрильи, отправляя провинившихся в обычные штрафные части.

Похожие публикации