Сборник статей - системная психотерапия супружеских пар. Читать книгу «Системная психотерапия супружеских пар» онлайн полностью — Сборник статей — MyBook Техники выведения системы из равновесия

Сборник статей - системная психотерапия супружеских пар. Читать книгу «Системная психотерапия супружеских пар» онлайн полностью — Сборник статей — MyBook Техники выведения системы из равновесия

Введение
А. Я. Варга

Брак кажется универсальной формой совместности взрослых людей. Со временем он значительно постарел. Теперь странным кажется брак подростков: «Мой Ваня / Моложе был меня, мой свет, / А было мне тринадцать лет», и нормальным представляется брак людей, которым осталась лишь пара лет на то, чтобы создать ребенка или двух. За всю историю человечества брак видоизменялся, но никогда не прекращал своего существования. Мы знаем полигамные и полиандрические браки, знаем гомосексуальные союзы и считаем одинокую жизнь чем-то «неправильным», особенно если речь идет о молодом существе, да, честно говоря, и о немолодом тоже.

Большинство людей страдает от одиночества и понятие счастья связывает с союзом с другим человеком, где есть совместные радости, взаимопомощь, поддержка и любовь. За последние лет десять брак стал очень хрупким и уязвимым – можно сказать, что он болен.

Супружеская психотерапия это то, что лечит брак или помогает ему относительно безболезненно для детей завершить свое существование.

В данном сборнике описаны различные варианты системной психотерапии пар. Первая статья посвящена эволюции брака в современном мире. Она объясняет, почему брак стал сегодня таким непрочным и незащищенным. В ней также анализируются возможные перспективы развития брака и связанные с этим социокультурным процессом изменения психотерапевтических парадигм.

В разделе «Методы и техники супружеской психотерапии» представлены статьи, описывающие как классические подходы к супружеской психотерапии (структурная психотерапия, подход Вирджинии Сатир, психотерапия коммуникаций в супружеской паре), так и постклассические (нарративная психотерапия супружеских пар и ориентированная на решение краткосрочная психотерапия). Кроме того, в этот раздел включены: интегративный подход – эмоционально-сфокусированная психотерапия супружеских пар, работа с парами в подходе Мюррея Боуэна, а также описан случай командной работы с супружеской парой.

В разделе «Стрессоры супружеской жизни» описаны наиболее частые «вредности» брака – рождение детей и алкоголизм. Последняя статья этого сборника посвящена смерти брака – разводу и психотерапии семьи в том случае, если один или оба члена супружеской пары считают, что дальнейшая совместная жизнь невозможна.

Все статьи, за исключением статьи об алкоголизме Давида Беренсона, написаны сотрудниками кафедры системной семейной психотерапии Института практической психологии и психоанализа. Преподаватели кафедры являются прежде всего практикующими психотерапевтами, поэтому в статьях описывается реальная сегодняшняя психотерапевтическая практика в огромном мегаполисе.

Сборник будет полезен специалистам помогающего профиля, студентам-психологам и всем, интересующимся загадками современного брака.

Современный брак: новые тенденции
А. Я. Варга, Г. Л. Будинайте

Брак как общественно сконструированное устройство совместности двух людей переживает кризис. Никто не счастлив одинаково, и все страдают по-разному. Нет больше общепринятых правил, как жить друг с другом правильно и хорошо. Количество браков уменьшается и в Западном мире, и в России. При этом везде растет количество разводов (однако в России разводов официально регистрируется больше – возможно, в силу все еще более частой регистрации браков). Так, по данным Росстата, у нас распадается каждый второй брак.

Ситуация изменилась качественным образом. Понимание содержания этих изменений дает возможность увидеть трудности и ресурсы, возникающие при выстраивании супружеских отношений сегодня. Кроме того, такое понимание необходимо помогающему специалисту для эффективной работы.

* * *

Качественные изменения брачных отношений совпали с наступлением новой эпохи – эпохи постмодернизма, которая началась приблизительно в середине XX в. (строго датировать такие явления, проявляющиеся «неравномерно» в разных областях жизни, сложно). Постмодернизм расшатал все основные представления, нормы, ценности и стандарты предыдущей культурной эпохи. В значительной степени это касается и области супружеских отношений. До этого долгое время люди жили в условиях традиционного, патриархального брака, достигшего кульминации своего развития в эпоху Нового времени. Для этой эпохи были характерны вера человека в прогресс и торжество разума. Люди ценили порядок, в том числе и в семейной жизни.

Традиционный брак был основан на четкой иерархии, где мужчина главный, и на разделении функций в семье – мужчина содержал семью, но его основная деятельность протекала вне ее, а женщина занималась домом, хозяйством и детьми. Брак считался удачным, если люди добросовестно выполняли свои роли и функции: муж приносил заработок в семью, женщина старательно вела дом, экономила деньги, была внимательной, заботливой матерью. Жена должна была подчиняться мужу, слушаться его, жить той жизнью, которую он ей предлагал и – на те деньги, которые муж зарабатывал, быть там, где он находился. Общественно одобряемый муж не позволял себе насилия и жестокости по отношению к жене и детям. Одновременно с этим общество было терпимо к рукоприкладству в семье со стороны мужчины (его – по отношению к жене и обоих – по отношению к детям). Осуждались лишь увечья.

Брак был моральной обязанностью. Женщины в подавляющем большинстве находились на содержании либо отца, либо мужа. Поэтому считалось, что холостяк поступал антиобщественно: не оставлял потомства и обрекал какую-то женщину на печальное одинокое существование. При этом брак мыслился как союз на всю жизнь. Фактически он редко длился дольше двадцати лет. Продолжительность жизни была небольшой, и до смерти одного или обоих супругов люди еле-еле успевали «поднять» детей.

Декларировалось, что половая жизнь вне брака недопустима для обоих полов, хотя негласно добрачные отношения мужчин допускались и даже поощрялись, в то время как добрачные отношения женщины строго осуждались. Это было связано с тем, что появление детей полагалось возможным у женщины только в браке, поскольку только это гарантировало нормальное, полноценное их воспитание – одинокая незамужняя женщина обеспечить ребенку такого воспитания не могла, автоматически обрекая его на жизненные тяготы. Нормальный брак, кроме того, обязательно предполагал рождение нескольких детей. Очевидно, что роль так называемой расширенной семьи была очень весомой. Жили большими семьями из нескольких поколений.

Многие браки заключались по сговору родителей, по расчету. Любовь как основа брачного союза стала культурной нормой – наряду с до сих пор существующей идеей брака по расчету, не только финансовому, но и психологическому – лишь в начале XX в. Сексуальная совместимость не считалась, а в обществах, сохраняющих традиционалистский уклад, до сих пор не считается обязательной для брака, по крайней мере, для женщин. Таким образом, брак должен был быть основан на «духовной близости и родстве душ» (что на деле означало готовность обоих разделять общепринятые правила жизни), а плотская связь была необходима лишь для создания потомства.

Такому укладу соответствовало мироощущение людей, в котором эти законы понимались как общечеловеческие, объективные, «богом данные и природой обусловленные», а все отклонения от них рассматривались либо как злонамеренность, либо как аномалия (социальная, психическая и прочая). При всех ограничениях, ими накладываемых, «в обмен» они предлагали ясность поведенческого сценария брачной жизни и правил поведения.

* * *

Традиционная семья в Европе уже с расцветом индустриальной эпохи в XIX в. начала претерпевать определенные изменения, которые к началу XX в. нарастали все быстрее. Эпоха, приведшая в своей кульминации к модернистской идее последовательного научного изучения и изменения на этой рациональной основе не только природы, но и социальной жизни (К. Маркс), психики (З. Фрейд) и т. п., не могла не повлиять и на патриархальный уклад семьи. При этом те страны, в которых индустриализация и другие модернистские преобразования прошли позже и в ускоренном темпе (например, Россия, Турция, Япония), претерпевали эти изменения, очевидно, иным («кентаврическим») способом, нежели Европа, – в существенной степени сохраняя традиционную семью и в то же время приобретая черты некоторых, иногда очень явных (как в России в 1920-е годы) ее революционных изменений .

* * *

Время от начала и до середины XX в. было отмечено рядом социальных процессов, которые активно расшатывали традиционный брак. Часть этих тенденций и порожденных ими явлений нашло свое дальнейшее развитие в интересующую нас эпоху постмодернизма.

Такими «точками перелома» выступили:

Эмансипация женщин. Женщины постепенно, но неуклонно добивались возможности получения образования, а затем и профессии; повысился личностный статус женщины – за ними было закреплено избирательное право (хотя здесь имеется большой разброс исторических дат в разных странах). Начался процесс смены соотношения «сил и функций» в традиционном браке, его привычный уклад оказался под угрозой.

Все большее осознание роли сексуальных отношений и возрастающий интерес к ним. Эмансипация женщин, развитие и популяризация психоаналитической теории З. Фрейда, другие упоминаемые ниже факторы, с одной стороны, отражали, а с другой – способствовали нарастающим изменениям. Эти изменения пугали и на уровне общественной идеологии часто принимались в штыки. Например, повесть «Крейцерова соната» (1889), выступая, казалось бы, воплощением христианских исканий Л. Н. Толстого, выражающая ужас перед необузданностью «животных» проявлений человека и развивающая идею о необходимости ограждать женщин от секса потому, что у них есть нормальный нравственный протест против «животного», была запрещена в России. Переводы ее также запрещались и в Америке, поскольку рассматривались как открытое обсуждение запретной для «приличного общества» темы. Общество реагировало именно на этот аспект повести. Лежащая на поверхности идея Толстого о том, что хороший брак не должен основываться на сексуальных отношениях, впечатления не произвела, потому что в обществе она была принята давно.

В 1928 г. в Англии выходит также очень «влиятельное» произведение «Любовник леди Чаттерлей» Дэвида Лоуренса. В нем высказывается прямо противоположная идея – хорошая сексуальная жизнь исключительно важна для женщины, из такого опыта может вырасти не только любовь, но и брак – на основе гармонии телесного и духовного, несмотря на очевидный мезальянс главных героев – аристократки и простолюдина.

Противозачаточные средства более или менее современного типа появились с середины XIX в., их промышленное производство – с начала XX в., но до известного времени речь шла только о пре зервативах (заметим, что их появление вызвало разную реакции церквей – протестантская церковь признала возможность их употребления, католическая и православная – нет). Тоталитарные режимы, как правило, противозачаточные средства запрещали. Первые оральные контрацептивы, т. е. средства, которые могла использовать уже сама женщина по своему усмотрению, были изобретены к середине 1960-х годов. Это совпадает со временем так называемой «сексуальной революции», которая многими рассматривается уже как яркое проявление эпохи постмодернизма . Распространение противозачаточных средств привело к тому, что секс стал практически свободным от риска появления детей, и, соответственно, от брака. Страх беременности не мешал более сексуальному наслаждению. Кроме того, противозачаточные средства дали возможность супругам произвольно регулировать и планировать появление детей без отказа от секса. Наступала эпоха осознания значения и качества сексуальных отношений, широкого исследования сексуальности.

Легитимизация развода. Практически все страны еще с начала XX в. прошли этот процесс, хотя он шел очень неравномерно (в католических странах – например, в Италии и Испании развод был узаконен только в 1970-е годы, в то время как Англия узаконила его еще в Новое время (1670!). При этом надо учитывать, что официальное признание возможности развода не равноценно его «легитимности» в общественном сознании. Но, так или иначе, все более последовательно закреплялась идея, что брак необязательно должен быть один, что можно и не состоять в браке, особенно если человек уже состоял в нем; соответственно, браков-союзов может быть за жизнь несколько, есть возможность прекращать отношения, если они не устраивают, стремиться улучшить их и т. п.

Урбанизация - постепенная нарастающая миграция людей в крупные города, особенно выраженная с начала XX в., – создала необходимость соответствовать требованиям жизни в крупном городе . Для жизни в городе ядерная семья (т. е. только пара родителей и их дети) подходит больше, чем многопоколенная. Снизилась роль патриархальных традиций в поддержании жизни семьи. Ослабло влияние расширенной семьи на ядерную, уменьшились возможности использовать старшее поколение для помощи по хозяйству и уходу за детьми. Постепенно стал формироваться общественный институт «платной помощи» супругам – по воспитанию детей, ведению домашнего хозяйства и пр. Изменилась роль женщины в семье – она стала работать, развиваться профессионально.

Есть показатели высокой статистической связи урбанизации с уменьшением рождаемости, что противоречит широко распространенному мнению о влиянии на падение рождаемости в первую очередь контрацептивов. Здесь при более подробном анализе обнаруживаются неоднозначные тенденции, прежде всего, так называемые «культурные различия» урбанизации .

Постоянный, начиная с конца XIX – начала XX в., прогресс медицины

Библиотека Института практической психологии и психоанализа – 5

Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=9367539

«Системная психотерапия супружеских пар / Научный редактор и составитель А. Я. Варга»: Когито-Центр; Москва; 2012

ISBN 978-5-89353-370-5

Аннотация

Книга посвящена крайне актуальной теме – психотерапии супружеских пар. Современный брак уже несколько десятилетий находится в кризисе – семьи распадаются, все больше людей вообще не создают семьи. В то же время люди отнюдь не утратили потребность быть в паре и все так же испытывают дискомфорт от одиночества.

Авторы – сотрудники кафедры системной семейной психотерапии Института практической психологии и психоанализа, имеют большой опыт работы с проблемными парами. Описаны современные подходы к психотерапии пар, представлена их типология. Приведены техники психологической помощи супружеским парам, затронуты вопросы психотерапии развода, работы с семьями, страдающими от алкоголизма своих членов, изменения семейного климата в семье после рождения детей.

Все разделы книги написаны живым, доступным языком, проиллюстрированы примерами, что делает ее интересной не только для практических психологов, но и для всех, кого волнуют проблемы современной семьи.

Системная психотерапия супружеских пар

Научный редактор и составитель А. Я. Варга

Введение

А. Я. Варга

Брак кажется универсальной формой совместности взрослых людей. Со временем он значительно постарел. Теперь странным кажется брак подростков: «Мой Ваня / Моложе был меня, мой свет, / А было мне тринадцать лет», и нормальным представляется брак людей, которым осталась лишь пара лет на то, чтобы создать ребенка или двух. За всю историю человечества брак видоизменялся, но никогда не прекращал своего существования. Мы знаем полигамные и полиандрические браки, знаем гомосексуальные союзы и считаем одинокую жизнь чем-то «неправильным», особенно если речь идет о молодом существе, да, честно говоря, и о немолодом тоже.

Большинство людей страдает от одиночества и понятие счастья связывает с союзом с другим человеком, где есть совместные радости, взаимопомощь, поддержка и любовь. За последние лет десять брак стал очень хрупким и уязвимым – можно сказать, что он болен.

Супружеская психотерапия это то, что лечит брак или помогает ему относительно безболезненно для детей завершить свое существование.



В данном сборнике описаны различные варианты системной психотерапии пар. Первая статья посвящена эволюции брака в современном мире. Она объясняет, почему брак стал сегодня таким непрочным и незащищенным. В ней также анализируются возможные перспективы развития брака и связанные с этим социокультурным процессом изменения психотерапевтических парадигм.

В разделе «Методы и техники супружеской психотерапии» представлены статьи, описывающие как классические подходы к супружеской психотерапии (структурная психотерапия, подход Вирджинии Сатир, психотерапия коммуникаций в супружеской паре), так и постклассические (нарративная психотерапия супружеских пар и ориентированная на решение краткосрочная психотерапия). Кроме того, в этот раздел включены: интегративный подход – эмоционально-сфокусированная психотерапия супружеских пар, работа с парами в подходе Мюррея Боуэна, а также описан случай командной работы с супружеской парой.

В разделе «Стрессоры супружеской жизни» описаны наиболее частые «вредности» брака – рождение детей и алкоголизм. Последняя статья этого сборника посвящена смерти брака – разводу и психотерапии семьи в том случае, если один или оба члена супружеской пары считают, что дальнейшая совместная жизнь невозможна.

Все статьи, за исключением статьи об алкоголизме Давида Беренсона, написаны сотрудниками кафедры системной семейной психотерапии Института практической психологии и психоанализа. Преподаватели кафедры являются прежде всего практикующими психотерапевтами, поэтому в статьях описывается реальная сегодняшняя психотерапевтическая практика в огромном мегаполисе.

Сборник будет полезен специалистам помогающего профиля, студентам-психологам и всем, интересующимся загадками современного брака.

Брак кажется универсальной формой совместности взрослых людей. Со временем он значительно постарел. Теперь странным кажется брак подростков: «Мой Ваня / Моложе был меня, мой свет, / А было мне тринадцать лет», и нормальным представляется брак людей, которым осталась лишь пара лет на то, чтобы создать ребенка или двух. За всю историю человечества брак видоизменялся, но никогда не прекращал своего существования. Мы знаем полигамные и полиандрические браки, знаем гомосексуальные союзы и считаем одинокую жизнь чем-то «неправильным», особенно если речь идет о молодом существе, да, честно говоря, и о немолодом тоже.

Большинство людей страдает от одиночества и понятие счастья связывает с союзом с другим человеком, где есть совместные радости, взаимопомощь, поддержка и любовь. За последние лет десять брак стал очень хрупким и уязвимым – можно сказать, что он болен.

Супружеская психотерапия это то, что лечит брак или помогает ему относительно безболезненно для детей завершить свое существование.

В данном сборнике описаны различные варианты системной психотерапии пар. Первая статья посвящена эволюции брака в современном мире. Она объясняет, почему брак стал сегодня таким непрочным и незащищенным. В ней также анализируются возможные перспективы развития брака и связанные с этим социокультурным процессом изменения психотерапевтических парадигм.

В разделе «Методы и техники супружеской психотерапии» представлены статьи, описывающие как классические подходы к супружеской психотерапии (структурная психотерапия, подход Вирджинии Сатир, психотерапия коммуникаций в супружеской паре), так и постклассические (нарративная психотерапия супружеских пар и ориентированная на решение краткосрочная психотерапия). Кроме того, в этот раздел включены: интегративный подход – эмоционально-сфокусированная психотерапия супружеских пар, работа с парами в подходе Мюррея Боуэна, а также описан случай командной работы с супружеской парой.

В разделе «Стрессоры супружеской жизни» описаны наиболее частые «вредности» брака – рождение детей и алкоголизм. Последняя статья этого сборника посвящена смерти брака – разводу и психотерапии семьи в том случае, если один или оба члена супружеской пары считают, что дальнейшая совместная жизнь невозможна.

Все статьи, за исключением статьи об алкоголизме Давида Беренсона, написаны сотрудниками кафедры системной семейной психотерапии Института практической психологии и психоанализа. Преподаватели кафедры являются прежде всего практикующими психотерапевтами, поэтому в статьях описывается реальная сегодняшняя психотерапевтическая практика в огромном мегаполисе.

Сборник будет полезен специалистам помогающего профиля, студентам-психологам и всем, интересующимся загадками современного брака.

Современный брак: новые тенденции

А. Я. Варга, Г. Л. Будинайте

Брак как общественно сконструированное устройство совместности двух людей переживает кризис. Никто не счастлив одинаково, и все страдают по-разному. Нет больше общепринятых правил, как жить друг с другом правильно и хорошо. Количество браков уменьшается и в Западном мире, и в России. При этом везде растет количество разводов (однако в России разводов официально регистрируется больше – возможно, в силу все еще более частой регистрации браков). Так, по данным Росстата, у нас распадается каждый второй брак.

Ситуация изменилась качественным образом. Понимание содержания этих изменений дает возможность увидеть трудности и ресурсы, возникающие при выстраивании супружеских отношений сегодня. Кроме того, такое понимание необходимо помогающему специалисту для эффективной работы.

Качественные изменения брачных отношений совпали с наступлением новой эпохи – эпохи постмодернизма, которая началась приблизительно в середине XX в. (строго датировать такие явления, проявляющиеся «неравномерно» в разных областях жизни, сложно). Постмодернизм расшатал все основные представления, нормы, ценности и стандарты предыдущей культурной эпохи. В значительной степени это касается и области супружеских отношений. До этого долгое время люди жили в условиях традиционного, патриархального брака, достигшего кульминации своего развития в эпоху Нового времени. Для этой эпохи были характерны вера человека в прогресс и торжество разума. Люди ценили порядок, в том числе и в семейной жизни.

Традиционный брак был основан на четкой иерархии, где мужчина главный, и на разделении функций в семье – мужчина содержал семью, но его основная деятельность протекала вне ее, а женщина занималась домом, хозяйством и детьми. Брак считался удачным, если люди добросовестно выполняли свои роли и функции: муж приносил заработок в семью, женщина старательно вела дом, экономила деньги, была внимательной, заботливой матерью. Жена должна была подчиняться мужу, слушаться его, жить той жизнью, которую он ей предлагал и – на те деньги, которые муж зарабатывал, быть там, где он находился. Общественно одобряемый муж не позволял себе насилия и жестокости по отношению к жене и детям. Одновременно с этим общество было терпимо к рукоприкладству в семье со стороны мужчины (его – по отношению к жене и обоих – по отношению к детям). Осуждались лишь увечья.

Брак был моральной обязанностью. Женщины в подавляющем большинстве находились на содержании либо отца, либо мужа. Поэтому считалось, что холостяк поступал антиобщественно: не оставлял потомства и обрекал какую-то женщину на печальное одинокое существование. При этом брак мыслился как союз на всю жизнь. Фактически он редко длился дольше двадцати лет. Продолжительность жизни была небольшой, и до смерти одного или обоих супругов люди еле-еле успевали «поднять» детей.

Декларировалось, что половая жизнь вне брака недопустима для обоих полов, хотя негласно добрачные отношения мужчин допускались и даже поощрялись, в то время как добрачные отношения женщины строго осуждались. Это было связано с тем, что появление детей полагалось возможным у женщины только в браке, поскольку только это гарантировало нормальное, полноценное их воспитание – одинокая незамужняя женщина обеспечить ребенку такого воспитания не могла, автоматически обрекая его на жизненные тяготы. Нормальный брак, кроме того, обязательно предполагал рождение нескольких детей. Очевидно, что роль так называемой расширенной семьи была очень весомой. Жили большими семьями из нескольких поколений.

Многие браки заключались по сговору родителей, по расчету. Любовь как основа брачного союза стала культурной нормой – наряду с до сих пор существующей идеей брака по расчету, не только финансовому, но и психологическому – лишь в начале XX в. Сексуальная совместимость не считалась, а в обществах, сохраняющих традиционалистский уклад, до сих пор не считается обязательной для брака, по крайней мере, для женщин. Таким образом, брак должен был быть основан на «духовной близости и родстве душ» (что на деле означало готовность обоих разделять общепринятые правила жизни), а плотская связь была необходима лишь для создания потомства.

Такому укладу соответствовало мироощущение людей, в котором эти законы понимались как общечеловеческие, объективные, «богом данные и природой обусловленные», а все отклонения от них рассматривались либо как злонамеренность, либо как аномалия (социальная, психическая и прочая). При всех ограничениях, ими накладываемых, «в обмен» они предлагали ясность поведенческого сценария брачной жизни и правил поведения.

Традиционная семья в Европе уже с расцветом индустриальной эпохи в XIX в. начала претерпевать определенные изменения, которые к началу XX в. нарастали все быстрее. Эпоха, приведшая в своей кульминации к модернистской идее последовательного научного изучения и изменения на этой рациональной основе не только природы, но и социальной жизни (К. Маркс), психики (З. Фрейд) и т. п., не могла не повлиять и на патриархальный уклад семьи. При этом те страны, в которых индустриализация и другие модернистские преобразования прошли позже и в ускоренном темпе (например, Россия, Турция, Япония), претерпевали эти изменения, очевидно, иным («кентаврическим») способом, нежели Европа, – в существенной степени сохраняя традиционную семью и в то же время приобретая черты некоторых, иногда очень явных (как в России в 1920-е годы) ее революционных изменений .

Семейная психотерапия с супругами

Семейная психотерапия с супругами – основная конфигурация семейной психотерапии. В своей статье «Слияние и дифференциация в браке» Фил Клевер (Klever, 1998) предлагает следующую стратегию работы на основе Теории семейных систем Боуэна.

Выявление эмоционального процесса внутри пары

Прежде всего надо понять, как поглощается тревога в супружеской паре. Первый шаг – выявление эмоционального процесса внутри пары, что требует прояснения схем эмоциональной чувствительности внутри пары. Традиционно выделяют процессы: эмоциональное дистанцирование, супружеский конфликт, болезнь или дисфункция у одного из супругов. Но для клинической оценки и внесения некоторой объективности в эмоционально заряженную ситуацию полезно узнать еще ряд фактов, касающихся брака, таких как продолжительность знакомства и совместной жизни, кто кому сделал предложение, как планировалась свадьба, кто присутствовал или не присутствовал на ней, какова была реакция семьи на брак и как время, выбранное для свадьбы, соотносилось с другими семейными переменами – смертями, переездами, рождениями и т. д.

Выявление эмоционального процесса внутри пары состоит из двух частей:

Определение частоты, продолжительности, интенсивности эмоционального процесса;

Выявление форм взаимодействия между супругами, способствующих развитию симптома в системе.

Для выявления эмоционального процесса внутри пары полезно проанализировать следующие параметры:

Определение дистанции и взаимодействия в браке

Эмоциональная дистанция почти всегда является инстинктивным бегством от интенсивной эмоциональности в паре. Важно понять, насколько супруги могут сознательно регулировать ее самостоятельно.

Способность открыто говорить о личных эмоциональных проблемах

Терапевт может задать следующие вопросы: Что происходит, когда вы говорите об этом с партнером? Как часто вы вдвоем обсуждаете что-то личное? Кто обычно затевает обсуждение? Кто говорит больше? Какой процент ваших мыслей и чувств, касающихся вас, вашего партнера и ваших отношений вы ему/ей рассказываете? За время вашего брака бывал ли этот процент большим или меньшим? Есть ли проблемы, о которых вы друг с другом не говорите? Назовите их.

Способность слушать и понимать друг друга

При затрагивании в беседе эмоционально заряженных тем супруги зачастую неверно понимают позиции друг друга. Этот аспект оценки определяет способность супругов иметь объективный взгляд на партнера.

Осведомленность о мыслях и чувствах

Одни люди осознают свои мысли и чувства, но держат это при себе. Другие так сосредоточены на отношениях, что не отдают себе в этом отчета. Во втором случае прогноз для терапии хуже, чем в первом.

Количество часов в неделю, проводимых совместно

Один крайний вариант – когда пара почти не бывает вместе из-за несовпадающего рабочего расписания или настойчивого нежелания видеть друг друга. Другой крайний вариант – пара проводит почти все время вместе и не может представить себе разлуки. В обоих случаях предполагается дисбаланс сил слияния и индивидуальности.

Физическое влечение и удовлетворенность сексуальными контактами

С одной стороны, существуют пары, не имеющие физического влечения и сексуальных контактов. Здесь речь идет о физическом дистанцировании. Однако подобные пары не всегда имеют дистанцию в других областях. На другом конце ряда – пары, постоянно сосредоточенные на сексе. Подобная сексуальность может быть основным связующим звеном в браке и зачастую является главным регулятором уровня тревоги. Оба варианта соответствуют очень высоким уровням слияния.

Взаимодействие между супругами, оказывающее влияние на их дистанцирование

Для осмысления ситуации имеет смысл задать следующие вопросы: Что вы думаете и делаете, когда он отстранен от вас? Когда вы неотступно следуете за ней, что она делает? Что вы и ваш партнер делаете, чтобы помочь вам стать более открытой и неофициальной? Если бы вы реагировали по-другому на напряженность вашей партнерши, что бы случилось – как вы думаете? Как ваша отстраненность воздействует на партнера? Что заставляет вас тревожиться по поводу контакта с партнершей?

Понимание конфликта и взаимодействие в браке

Конфликт может быть продуктивным процессом, если муж и жена отстаивают в нем собственные позиции, но при этом уважают и позицию партнера. Если источник конфликта – лишь эмоциональные выплески и стремление изменить другого, он отражает эмоциональную реактивность пары и становится проблемой.

Оценка повторяемости, продолжительности и интенсивности конфликтов

Следующие вопросы помогут разобраться в конфликте: Как часто вы сражаетесь или бранитесь? Когда сражаетесь, как долго это длится? Насколько это шумно? Как вы останавливаетесь? Это выходит из-под контроля? Как часто вы обзываете друг друга нехорошими словами? Как часто вы кидаете друг в друга разными предметами, пугаете друг друга, толкаете, бьете? Часто ли вызывали полицию? После выпивки или под наркотиком сражаетесь сильнее? Было ли в истории вашего брака время, когда вы сражались больше или меньше, чем сейчас? Чем выше интенсивность и опасность конфликтов, тем важнее принимать мужа и жену раздельно.

Степень фокусировки на другом человеке Часто в конфликтующей паре оба супруга придерживаются убеждения, что если бы партнер изменился, брак стал бы намного благополучнее. Следующие вопросы помогают прояснить взаимозависимость сторон и поощряют размышления о браке: Когда он/она сердится на вас, что вы думаете и делаете? Как он/она реагирует на ваш гнев? Как вам удается так его/ее расстраивать? Что было бы трудным или легким в споре с вами или в жизни с вами? Как вы относитесь к вдумчивому обсуждению ваших трудностей? Что помогает вам менее остро реагировать на различия между вами? Как управляться с привычкой вашего мужа к насильственным действиям? Что было бы, если бы вы держали свою линию при муже, который вас бьет?

Защитное и конструктивное отношение к проблеме

Как правило, в конфликтах оба супруга бывают убеждены, что вся беда в партнере. Терапевт может задать вопросы: Как часто вы или ваш партнер испытываете потребность защищаться? Что случится, если вы не будете этого делать? Как вам удается пробудить такую реакцию в партнере? Устойчивое защитное поведение является способом перенести главный акцент с себя на другого. Оно отражает неспособность взять на себя ответственность за свой вклад в проблему и успешно справляться со своими эмоциональными реакциями.

Оценка реципрокного функционирования

Теория Боуэна предполагает, что люди вступают в брак с теми, у кого существует сходный базисный уровень дифференциации. Но вследствие проекции и триангуляции один супруг становится более тревожным и демонстрирует меньшую дифференциацию. В результате у него больше симптомов, тогда как другой чувствует себя гораздо лучше. Зачастую такие пары видят главную проблему не в браке, а в симптомах первого супруга. «Компетентный» супруг сосредоточивается на «некомпетентных» сторонах другого, а тот действует как зависимый, реагируя на «компетентного» Хотя этот процесс и может осознаваться, он обычно проходит на автоматическом уровне.

Оценка частоты, глубины и интенсивности реципрокного функционирования

Сюда входит скрупулезная оценка физических, психических и социальных симптомов каждого из супругов. Эта оценка затрагивает следующие аспекты: возникновение, частоту, серьезность и глубину симптома; уровень ограничений; влияние симптома на рабочую, домашнюю и социальную деятельность; уровень ответственности, необходимый для того, чтобы справиться с симптомом; степень влияния симптома на способность владеть собой и на уровень ответственности в отношении окружающих; степень вовлечения общества или семьи в управление симптомом – привлекались ли медицинские службы, были ли госпитализации, лекарственное лечение, а также привлекались ли полиция или суд.

Выявление взаимодействия между супругами, способствующего реципрокному взаимодействию

Полезно задать следующие вопросы: Когда он выглядит подавленным, как вы обычно поступаете? Когда она оплачивает ваши счета, что вы замечаете в себе? Как действуют на вас его сетования из-за вашего пьянства? Как вы относитесь к тому, что последние два года ваш муж не имел никаких доходов?

Определение взаимосвязанных треугольников

При оценке процесса триангуляции полезно проверить указанные ниже обстоятельства.

Локализация симптомов в нуклеарной семье

Поскольку физические, психологические, социальные и брачные симптомы являются побочным результатом триангуляции, идентификация носителя симптомов позволяет определить, кто накопил больше недифференцированности, а кто является источником проекции.

Кто из супругов говорит (и как говорит ) с другими о своем браке

Обычно разговоры с другими о своем браке позволяют супругам временно чувствовать себя лучше. Здесь важны два фактора: способность супругов понять свою взаимную ответственность за трудности, а также способность третьей стороны занять нейтральную позицию и отнести источник напряжения к самому браку.

Кто с кем связан

Хотя беседы – способ установить триангуляцию, треугольник действует прежде всего на невербальных уровнях. Схемы контакта или присоединения являются ключевыми моментами, помогающими точно определить, кто внутри и кто вне треугольника.

Воздействие на брак

Важно оценить, в какой степени треугольник влияет на спокойствие или возбуждение в супружеской жизни.

Оценка связей на стороне

Хотя часто в паре считается, что ответственность за связь лежит лишь на том супруге, который завел связь на стороне, обычно и жена, и муж обоюдно ответственны за положение в браке. Оценка способности обоих нести ответственность за свою часть отношений и понимать зависимость друг от друга позволяет клиницисту определить, насколько супруги способны выйти за границы ситуации.

Влияние межпоколенных треугольников

Следующие три источника дают информацию для понимания отношений между несколькими поколениями:

Степень слияния или дифференциации в первичном треугольнике и в расширенной семье, выраженная в очевидной зависимости или дистанцировании и разрыве;

Степень слияния или дифференцирования в отношениях сиблингов;

Стабильность браков и взаимоотношений мужчин и женщин в разных поколениях.

Определение, в какой степени тревога и стресс влияют на эмоциональный процесс в браке и на взаимосвязанные треугольники

Пары варьируют по степени понимания последствий стресса и того, как их реакция на стрессы отражается на браке. Хроническое дистанцирование и конфликты обычно усиливаются при возрастании тревоги. Для оценки важны и индивидуальные, и общие для пары реакции на стресс. Следует задавать такие вопросы: Что вы думаете о причине стресса? Как вы откликнулись на усилившиеся отстраненность жены и критичность брата? Какие мысли руководят вами, когда вы боретесь с тревогой? Что помогает вам отчетливо думать о тревоге? Также должны быть заданы вопросы для выявления стрессоров, перемен во взаимоотношениях и их влияния на семейную жизнь.

Дифференциация «я» в браке и расширенной семье

Клиенты, работающие над дифференциацией, стараются лучше разобраться в проблемах своей семьи, сами разрабатывают для себя план и выполняют его, обучаются наблюдать за собой, за окружающими и за отношениями, так как дифференциация – не только понимание, но и действие.

Формирование более стабильного брака требует не только увеличения близости, но и развития индивидуальности. Развитие индивидуальности человека является противовесом слиянию в браке. Для дифференциации и уменьшения реактивности очень важно понимать свое место в семье, брать на себя ответственность за собственные действия и эмоциональную реактивность. Следует быть ответственным в семейных отношениях, важно собирать сведения о семье и поддерживать прочные личные отношения с членами семьи.

Дифференциация в браке может означать переход на новые позиции в важных эмоциональных проблемах брака. Это особенно касается супруга, критикующего партнера за его способ решения проблем, но не предлагающего ничего конструктивного. Такой член пары стоит скорее на реактивной, чем на активной позиции. Вопросы, полезные для самоопределения: Каковы мои представления о хорошем супруге? При каких условиях я смогу посчитать себя хорошим супругом в конце дня, месяца или года? Какие факторы будут свидетельствовать о том, что я делаю все, что могу?

Другая часть работы с дифференциацией Я в браке относится не к самому браку, а к индивидуальному осознаванию своих принципов, целей и смыслов жизни. Чем менее человек способен управлять собой, тем больше он принимает руководство других или дает им указания. Следовательно, можно снизить чувствительность в брачных отношениях за счет снижения зависимости.

Воздействие на брачные симптомы становится еще сильнее, когда человек начинает работать со своей индивидуальностью в рамках расширенной семьи. Оставаться личностью и при этом оставаться включенным и ответственным членом семьи – долгосрочное предприятие. При наличии симптомов в браке необходимо получить более полную информацию о браке родителей, о таких фактах, как продолжительность ухаживания и длительность брака, реакция расширенной семьи на брак, виды родительских реакций, острые проблемы в браке, сходство и различие в возрасте между родителями и клиентом, место клиента в брачном треугольнике, причины для развода, следствия развода для клиента и других членов семьи. Полезно получить такие сведения и относительно братьев – сестер, дедушек – бабушек и тетей – дядей.

Терапевтические приемы

В работе с супругами Боуэн применял четыре основных терапевтических приема:

1. Поддерживал между ними эмоциональную систему достаточно активной (для того, чтобы она была значимой), но без излишней эмоциональной реактивности (чтобы ее можно было наблюдать объективно). Терапевт задает вопросы по очереди то одному, то другому супругу, выясняя, что думает один по поводу того, что сказал терапевту другой. Это купирует непосредственное эмоциональное взаимодействие между супругами на сессии и позволяет каждому «слышать» другого, будучи вне действия эмоционального поля, а следовательно, вести себя менее автоматически в эмоциональных ситуациях.

2. Оставался детриангулированным, в стороне от эмоционального процесса между двумя членами семьи. Фундаментальный принцип этого психотерапевтического метода требует именно того, чтобы терапевт оставался детриангулированным, т. е. не становился членом того эмоционального поля, в которое погружена супружеская пара. Два человека автоматически используют в общении с терапевтом те же механизмы, что и с любым третьим лицом. Таким образом, на приеме воспроизводится проблемный паттерн. Если терапевт сможет оставаться вне эмоционального поля супругов и не реагировать на них так, как обычно реагируют на них другие, то их привычные паттерны смогут быть модифицированы.

3. Устанавливал и сохранял «я-позицию» (что является аспектом дифференциации Я) по отношению к клиентам. Впоследствии это позволяет им принимать аналогичные позиции по отношению друг к другу.

4. Просвещал клиентов, рассказывая о функционировании эмоциональных систем. Поощрял их усилия, направленные на дифференциацию от родительских семей. Воспитываясь в родительских семьях, именно в них каждый из супругов приобретает паттерны эмоционального реагирования. Вступая в брак, от своего партнера он будет ожидать реагирования, аналогичного тому, с которым он сталкивался в родительской семье, воспроизводя в своей семье те же треугольники и эмоциональные процессы, которые были характерны для его родительской семьи. Каждый из супругов привносит в семью груз прошлого, который может передаваться из поколения в поколение. Цель терапии состоит в том, чтобы побудить супружескую пару рассуждать о своих эмоционально нагруженных процессах более рационально – объективно. Важно понять, как возникает и как поглощается тревога в супружеской паре. Здесь также очень важно для терапевта поддерживать этот процесс в активном состоянии и при этом не вовлекаться в эмоциональную систему между супругами. В результате терапии каждый партнер может достичь лучшей дифференциации.

Важно, чтобы они смогли размышлять, так же как и эмоционально переживать. Когда люди вместе ходят на психотерапию, им трудно избавиться от установки «мы попытаемся изменить» и больше рассуждать исходя из установки «я пытаюсь измениться». Когда на супружеских сессиях превалирует подобная ориентация, каждый из участников часто больше озабочен тем, проходит ли (и каким образом) другой свою часть пути, нежели своей частью изменений. Другая проблема, которая часто может возникать на совместных сессиях, состоит в очень сильной реактивности участников, которая мешает им думать в ходе сессий. Работа в паре – всегда более тревожная ситуация, и поэтому люди склонны реагировать более реактивно и, как следствие, к концу сессии сильно переутомляются.

Позиция терапевта

В терапии клиенты могут воспроизводить те же паттерны, что присутствуют в их родительской и нуклеарной семье. Перенос клиента на терапевта является частью терапевтического процесса, требующего не реактивного эмоционального отреагирования, а тщательного анализа. Клиент может требовать от терапевта непрерывно соглашаться с ним, он может искать одобрения терапевта, просить совета, критиковать его или сердиться на него. Это как раз проявления зависимости клиента или его чувствительности в отношениях.

Другая сторона клинического слияния – контртрансфер терапевта. По этой причине терапевт может дистанцироваться, скучать, зевать, быть сонным, забывать о назначенной встрече, говорить клиенту, что надо делать, критиковать его, терять чувство юмора, искать одобрения или согласия клиента, беспокоиться о нем, относиться к нему чересчур личностно. Тем не менее позиция клинициста предполагает некоторую отдельность на фоне близости. Важно сохранять нейтральность и относиться к чувствам, возникающим в переносе и контрпереносе, как к информации для анализа.

Например. Супружеская пара: жена 22 года, муж 27 лет. Жалобы на непонимание, конфликты, дистанцирование и охлаждение в отношениях. Излагая проблему, супруги все время оспаривают слова друг друга, апеллируют к психотерапевту: «Ну разве нормальная женщина может так поступать? Вот вы бы так смогли? Ну, скажите же ей…», «И вот так он всегда! Разве такое можно выносить! Скажите хоть вы ему!». В процессе столь интенсивного взаимодействия терапевт испытывает желание отстраниться. Дальше у него есть два пути: отстраниться, заскучать – и это будет неверный путь, путь автоматического реагирования, или отнестись к своим чувствам рационально, поняв, что супруги испытывают нечто подобное. Конфликты утомляют, разочаровывают и вызывают желание отстраниться, что, собственно, и происходит в этой супружеской паре.

Клиницист организует структуру терапии и поддерживает равновесие, задавая вопросы для получения информации и поощрения мышления клиента, формулирует свой взгляд на ситуацию клиента, рассказывая истории, применяя метафоры, чувство юмора и прямые комментарии. Терапевт создает тщательно продуманную обстановку и фокусирует эмоциональные проблемы в семейной системе. Цель терапевта – постоянно быть в контакте с эмоционально значимыми темами, которые разделяют два других человека и он сам, не принимая ничьей стороны, не защищая себя и не контратакуя и всегда отвечая нейтрально.

Терапевт попадает в треугольник при любой терапии, однако это особенно касается терапии, затрагивающей проблемы брака. Обе стороны косвенно или прямо приглашают терапевта принять ее сторону, как, например, в вышеописанном случае. Важно оставаться детриангулированным, поддерживать контакт с обоими супругами, фокусироваться более на процессе, нежели на содержательной стороне, и на всем протяжении терапии непрерывно контролировать динамику треугольника. Если клиницист мыслит систематично и отслеживает свой контртрансфер, нейтральность автоматична и курс терапии принимает более осмысленный характер.

Из книги Психология и психотерапия семьи автора Эйдемиллер Эдмонд

Что такое семейная психотерапия и кто такие семейные психотерапевты? В нашей стране накоплен немалый опыт изучения семейных отношений, семейного воспитания и проведения семейной психотерапии (Мягер В. К., Мишина Т. М., 1976; Эйдемиллер Э. Г., Юстицкий В. В., 1980, 1990, 1999; Захаров А.

Из книги Медицинская психология. Полный курс автора Полин А. В.

Психоаналитическая (психодинамическая) семейная психотерапия Это направление в семейной психотерапии оказало большое влияние на развитие семейной психотерапии во всем мире.Флюгель (Flugel, 1921) при работе с пациентом фокусировал свое внимание на интрапсихических

Из книги Техники психотерапии при ПТСР автора Дзеружинская Наталия Александровна

Семейная системная психотерапия Теоретические положения Сторонники расширенного понимания содержания семейной психотерапии считают, что любое индивидуальное психотерапевтическое воздействие на членов семьи, преследующее цель позитивного влияния на семью в целом,

Из книги Экстремальные ситуации автора Малкина-Пых Ирина Германовна

Стратегическая семейная психотерапия Этот метод семейной психотерапии ориентирован на решение проблем, поэтому другие его названия – «короткая психотерапия», «проблеморешающая», «системная». Наиболее крупные представители стратегической семейной психотерапии –

Из книги Психотерапия. Учебное пособие автора Коллектив авторов

Семейная коммуникативная психотерапия В рамках системного подхода выделяют семейную коммуникативную психотерапию, которая выросла из школы Пало Алто. Ведущие фигуры – Г. Бейтсон, Д. Хейли, Д. Джексон и П. Вацлавик. По мнению М. Николса (Nickols M., 1984), коммуникативная

Из книги автора

Семейная психотерапия конструктов

Из книги автора

Семейная поведенческая психотерапия Теоретическое обоснование семейной поведенческой психотерапии содержится в работах Б. Ф. Скиннера, А. Бандуры, Д. Роттера и Д. Келли. Поскольку это направление в отечественной литературе изложено достаточно подробно (Хьелл Л., Зиглер

Из книги автора

Семейная психотерапия при невротических, соматоформных и психосоматических расстройствах Невротические и соматоформные расстройства относятся к одним из наиболее распространенных нервно-психических расстройств (Карвасарский Б. Д., 1990, 1998; Попов Ю. В., Вид В. Д., 1997). Их

Из книги автора

Семейная психотерапия при шизофрении Салливан предложил свой подход, отличный от подхода традиционного психоанализа, к пониманию природы психических заболеваний – «интерперсонологический» (Sullivan H. S., 1946, 1953, 1956). По его мнению, шизофрения у детей является

Из книги автора

Семейная психотерапия при акцентуациях и расстройствах личности у подростков «Семейная психотерапия является одним из главных методов в подростковой психиатрии, так как основным источником психогений у подростков является семья» (Личко А. Е., 1979). Семейные отношения

Из книги автора

Семейная психотерапия при зависимостях По мнению А. Ю. Егорова, аддиктивные расстройства, в которые входят химические, нехимические и пищевые формы зависимостей, характеризуются шестью основными признаками (Егоров А. Ю., 2007):1) зависимость, имеющая сверхценный

Из книги автора

Семейная психотерапия и семейное консультирование Семейная психотерапия является разновидностью психотерапии, которая направлена на позитивные изменения отношений между членами семьи, избавление членов семьи от эмоциональных расстройств, наиболее ярко выраженных у

Из книги автора

Семейная психотерапия Значительная распространенность в семьях лиц с боевыми и небоевыми ПТСР супружеских конфликтов, разводов, злоупотребления алкоголем, наркомании и т. д. обусловливают важность проведения семейной психотерапии (СП) как модификации отношений в

Применение структурной терапии в работе с супружеской парой. И. Ю. Хамитова

Практика помощи супружеской паре

Позиция терапевта и состав участников терапии

Прослеживая характер взаимодействия в семье и внося изменения с целью улучшить функционирование, терапевт использует чередование трех позиций: тесной, промежуточной и отстраненной (Минухин, Фишман, 1998). В тесной позиции внимание терапевта и фокус его воздействия сосредоточены на содержательной стороне взаимодействий. В промежуточной и отстраненной позиции - на процессах коммуникации членов семьи внутри подсистем и подсистем между собой. В целом «позиция терапевта содержит в себе парадокс: он может войти в систему только на основе изоморфизма, т. е. схожести с семьей, но помочь может, только используя анизоморфные стратегии. Поэтому важной задачей терапевта является способность переключаться с позиции „внутри“ на позицию „вне“» (Черников, 2001).

Если в двух словах, то роль терапевта - быть внутри системы, блокировать существующие стереотипные паттерны интеракций и стимулировать развитие более гибких паттернов.

Условия изменения и техники структурной терапии

Структурные семейные терапевты считают, что проблемы обусловлены дисфункциональными семейными структурами. Поэтому терапия направлена на изменение структуры семьи таким образом, чтобы она смогла решить свои проблемы. Целью терапии являются структурные изменения, и решение проблемы - это побочный продукт этих изменений.

Стратегия терапии должна быть тщательно спланирована и в целом следует данным стадиям:

1. Присоединение и аккомодация.
2. Фокусирование на сфере дисфункционального взаимодействия и постановка диагноза.
3. Выявление и видоизменение интеракций и помощью разыгрывания паттернов взаимодействия.
4. Создание границ.
5. Изменение равновесия.
6. Борьба с непродуктивными предположениями и перестройка реальности.

Техники присоединения к системе и аккомодации

Существуют три техники аккомодации , т. е. присоединения к системе: прослеживание, имитирование, поддержка.

Прослеживание напоминает техники отношений, заимствованные из клиент-центрированной психотерапии. Нерегламентированные вопросы, отражение содержания разговора и эмоций вместе с предупредительным поведением помогают психотерапевту наладить контакт с семьей. Более сложные техники прослеживания подразумевают умение пребывать в эмпатической позиции. При этом психотерапевт реагирует на такие мысли и чувства, на которые не удается ответить самим членам семьи. Иногда описание паттернов коммуникации облегчается при использовании метафор. Прослеживание эффективно лишь в том случае, когда психотерапевт настраивается на язык семьи, вместо того чтобы навязывать свой собственный (Minuchin,1974).

Поддержка — одна из методик, используемых при присоединении. Терапевт позволяет, чтобы на него распространялись основные правила, регулирующие семейные интеракции. Затем он суммирует и отражает мысли и чувства, важные для членов семьи в данный момент времени, выражая таким образом поддержку. Очень важно быть внимательным к значимым для семьи темам и уделить им немного времени.

Например, неверно будет игнорировать тот факт, что на приеме супруг много и с воодушевлением рассказывает о своей работе. В этом случае важно суммировать и отразить его мысли и чувства, подчеркнув важность работы в его жизни.

Техники выведения системы из равновесия

Фокусирование на сфере дисфункционального взаимодействия и постановка диагноза. Семьи часто видят лишь те проблемы, которые имеются у идентифицированного пациента и определяются прошлыми событиями. Они надеются, что терапевт изменит этого индивида, при этом как можно меньше нарушив гомеостаз семьи. Семейные терапевты рассматривают симптомы идентифицированного пациента как выражение дисфункциональных моделей интеракций, затрагивающих всю семью. Структурный диагноз расширяет проблему, распространяя ее от отдельных членов на семейные системы, перемещая фокус с отвлеченных событий прошлого на те взаимоотношения, которые происходят в настоящем. Семейный диагноз нужен для преобразования семьи таким образом, чтобы все члены семьи получили выгоду.

Фокусировка часто проводится в рамках комплементарности. Это значит, что терапевт показывает членам семьи, как все они взаимосвязаны между собой, как действия одного дополняются действиями другого.

Примеры:
1. Муж не рассказывает жене о своих чувствах потому, что она его постоянно ругает и критикует, а она это делает потому, что он не рассказывает ей о своих чувствах.
2. Муж, будучи гиперфункционалом, испытывает постоянную потребность заботиться и опекать свою жену. Она же, в свою очередь, будучи гипофункционалом, испытывает постоянную потребность в его опеке и заботе.

Минухин делает упор на комплементарности, прося членов семьи помочь друг другу измениться. При достижении положительных результатов, он обязательно поздравляет их, подчеркивая взаимосвязанность (Браун, Кристенсен, 2001).

Выявление и видоизменение интеракций с помощью разыгрывания паттернов взаимодействия. Следующим шагом терапевта становится инсценировка, в ходе которой терапевт предлагает членам семьи альтернативные способы взаимодействия. Это чрезвычайно важный момент в работе, так как, подняв тревогу в системе и разбалансировав ее, терапевт посредством инсценировки дает семье новый опыт взаимодействия.

Когда члены семьи начинают общаться, возникают проблематичные взаимоотношения. Чтобы заметить их, нужно сосредоточиться на процессе, а не на содержании. Нельзя ничего выяснить о структуре, если слушать, кто в семье является сторонником наказания или кто говорит о других приятное. Структура семьи выявляется по тому, кто говорит, кому и каким образом.

Для обеспечения вмешательства структурные терапевты используют усиление (или повышение) интенсивности . Они добиваются усиления путем регулирования аффекта, повторов и продолжительности. Тон, громкость, скорость и выбор слов могут использоваться для повышения эмоционального напряжения утверждений.

Иногда усиление требует повторения одной и той же темы в различных контекстах.

Например, супругу, проявляющему гиперфункциональность по отношению к своей гипофункциональной супруге, возможно, придется приказать не вешать пальто за нее, не отвечать за нее и не делать множество других действий, которые она в состоянии сделать сама.

Формирование компетентности является еще одним методом видоизменения интеракций, а также критерием всей структурной семейной терапии. Усиление обычно используется, чтобы блокировать поток интеракций, формирование компетентности скорее изменяет направление этого потока. Путем выделения и формирования позитивных изменений структурные терапевты помогают членам семьи использовать функциональные альтернативы, которые всегда имеются в их репертуаре.

Даже когда люди почти все делают неэффективно, всегда можно найти то, что они делают успешно. Там, где это возможно, структурные терапевты избегают выполнять за членов семьи то, что они могут сделать сами. Здесь сообщением является: «Вы компетентны, вы можете это сделать».

Создание границ. Дисфункциональная динамика семьи объясняется и поддерживается наличием чрезмерно жестких или чрезмерно диффузных границ. Структурные терапевты вмешиваются, чтобы перестроить границы, увеличив либо близость, либо расстояние между семейными подсистемами.

В крайне спутанных семьях вмешательства терапевта призваны укрепить границы между подсистемами и повысить независимость отдельных личностей. Членов семьи призывают говорить за себя, прерывания блокируются, а парам помогают закончить разговор без вмешательства других. Терапевт, который хочет поддержать систему супругов и защитить ее от ненужного вмешательства детей, может сказать: «Вы заметили, что как только разговор заходит о ваших отношениях, вы все время переводите тему на ваших детей? Поговорите не отвлекаясь. Скажите ей (ему), не меняя темы, что вы думаете по этому поводу».

Хотя структурная семейная терапия изначально, исторически предполагала работу со всей семейной группой, последующие сеансы могут проводиться с отдельными личностями или подгруппами с целью укрепления границы супружеской или индивидуальной подсистем. Родители, которые настолько связаны со своими детьми, что никогда не разговаривают друг с другом наедине, как супруги, могут научиться это делать, если они встретятся с терапевтом отдельно как супружеская пара.

Структурные терапевты переводят семейные дискуссии с линейной перспективы на циркулярную , подчеркивая комплементарность отношений.
Примеры :
1. Жену, которая жалуется на непонимание со стороны мужа, приучают задумываться о том, что она сама делает, чтобы стимулировать или поддерживать такое его поведение. Тот, кто требует изменений, должен научиться изменить те способы, которыми он пытается добиться их.
2. Жена, которая ругает мужа за то, что он не проводит с ней достаточно времени, должна научиться делать это времяпрепровождение более приятным для него.
3. Мужу, который жалуется на то, что его жена никогда не слушает его, возможно, следует больше слушать ее, прежде чем она захочет ответить взаимностью.

Борьба с непродуктивными предположениями и перестройка реальности.

Вызов семейной реальности.

Минухин и Фишман разъясняют, каким образом представления семьи о собственных недостатках мешают поиску новых альтернатив: «Фактически представления семьи о мире крайне узки и концентрируются лишь на патологии. Расширение этих представлений, фокусирование на сильных сторонах семьи может привести к трансформации ее отношения к реальности».

Вызов симптому. Сторонник структурной терапии, воспринимая семью как организм, видит в симптоматическом поведении ответ «организма» на стресс. Поэтому задача терапевта - поставить под сомнение существующее в семье определение проблемы и характер реакции на нее. Такой вызов может быть прямым или косвенным, явным или скрытым, незамысловатым или парадоксальным. Бросая вызов симптому, Минухин транслирует веру в то, что семья способна вести себя по-иному. Например, он мог предложить супругам обращаться друг к другу всякий раз на повышенных тонах и ни в коем случая не соглашаться друг с другом. Или предложить сверхфункциональному мужу не позволять своей жене проявлять какую-либо инициативу, а его гипофункциональной супруге обращаться за помощью к супругу по малейшему поводу. Конечно, здесь мы имеем типичное использование парадокса.

Парадоксы - это когнитивные конструкции, которые фрустрируют или смущают членов семьи и заставляют их искать альтернативы. Минухин довольно часто использует этот прием, когда бывает полезно выразить скептицизм в отношении изменений людей.

Вызов семейной структуре . Семейная структура предписывает членам семьи, что, как, когда и в какой последовательности они должны делать, вступая в отношения друг с другом. Мировосприятие членов семьи в значительной мере зависит от их положения в различных подсистемах. Дисфункция в семье нередко связана либо с чрезмерной слитностью, либо с чрезмерной раздельностью членов семьи. Поэтому терапию можно считать процессом управления степенью близости и отчужденности.

Критерий завершения

Достижение структурных изменений в семье и разрешение предъявленной проблемы достигается путем:
. упорядочения иерархии;
. создания эффективной родительской коалиции;
. обособления супругов от их родителей;
. простраивания оптимальных внешних и внутренних границ.

Похожие публикации