Решение собраний понятие виды условия действительности. Основания возникновения, изменения и прекращения гражданских прав и обязанностей. Решение собраний как основание возникновения прав и обязанностей. Практические последствия признания решения собрания

Решение собраний понятие виды условия действительности. Основания возникновения, изменения и прекращения гражданских прав и обязанностей. Решение собраний как основание возникновения прав и обязанностей. Практические последствия признания решения собрания

Из ст. 181.1 ГК РФ следует, что под решением собрания законодатель понимает решение, принимаемое некой общностью субъектов гражданского права (участников отдельного гражданско-правового сообщества) и порождающее правовые последствия, на которые оно направлено, для всех лиц, имевших право участвовать в данном собрании (участников юридического лица, сособственников, кредиторов при банкротстве и других участников гражданско-правового сообщества), а также для иных лиц, если это установлено законом или вытекает из существа отношений. Основным критерием, объединяющим все решения собраний, является принцип их принятия большинством и подчинения меньшинства его воле Коллективное принятие решений имеет одно из фундаментальных значений в праве. Многие гражданско-правовые вопросы так или иначе, в большинстве своем, обусловлены принятием решений, с которыми закон связывает определенные юридические последствия.

C такими решениями сталкиваешься частенько, когда имеешь дело с различными собраниями.

При этом, иногда спрашивают: а как оформлять решения, которые принимаются на этих собраниях, в какой форме вообще могут проводиться эти собрания, когда они считаются состоявшимися (приобретают правовую силу) и т.д. Первоисточником для формирования ответов на все эти вопросы теперь являются положения Гражданского кодекса РФ (далее - ГК РФ) о решениях собраний.

С 01 сентября 2013 года вступила в силу глава 9.1. Гражданского кодекса РФ, устанавливающая основы регулирования решения собраний. О каких собраниях идет речь? Законодатель здесь дает лишь общие ориентиры. В принципе это могут быть любые собрания, на которых принимаются решения правового характера (например, собрание участников юридического лица, сособственников жилого дома, кредиторов при банкротстве и т.д.).

Как известно в гражданско-правовых сообществах принятие на собраниях тех или иных решений оформляется специальным документом - протоколом. Составляется он в письменной форме и особых требований к нему до последнего времени не было. Требования установленные в новой главе ГК РФ, в большинстве своем, уже применялись в обычаях делового оборота, новая глава кодекса лишь закрепила это в нормативном акте.

Итак, какие же нормы о решениях собраний решил закрепить законодатель? Новая глава ввела правовые основы по этому вопросу в трех направления

· Основные положения

· Принятие решения собраний

· Недействительность решений

Одним из первостепенных положений, устанавливающих требования к решениям собраний, является, конечно же, введение гражданским кодексом понятие кворума, то есть установленное законом число присутствующих участников собрания (заседания), достаточное для признания данного собрания правомочным принимать решения по вопросам его повестки дня (цели ради которой проводится собрание). Так согласно ст. 181.2 ГК РФ

Решение собрания считается принятым, если за него проголосовало большинство участников собрания и при этом в собрании участвовало не менее пятидесяти процентов от общего числа участников соответствующего гражданско-правового сообщества

Другим важным положением новой главы является установление перечня минимальных реквизитов, которые должен содержать документ, юридически оформляющий решения собраний. Например, в протоколе о результатах очного голосования согласно п. 4 ст. 181.2. ГК РФ должны быть указаны:

· дата, время и место проведения собрания

· сведения о лицах, принявших участие в собрании

Не менее значимым и необходимым положением является введение правил и норм о недействительности решений. Здесь законодатель пошел по аналогии со сделками, а именно ввел квалифицирующий признак недействительности, исходя из существенности "порока" (юридического дефекта).

Как и сделки недействительные решения бывают двух видов:

· ничтожные

· оспоримые

Ничтожные решения это те решения, которые недействительны по основаниям установленным законом. Законом прямо должно быть указано, что такое решение является ничтожным. В этом случае для признания решения ничтожным не надо никакого принятия судебного решения об этом, ничтожное решение недействительно в силу самого закона. Например, ГК РФ в ст. 181.5. приводит четыре таких основания по которым решения собрания признаются ничтожными:

1. если решение принято по вопросу, не включенному в повестку дня, за исключением случая, если в собрании приняли участие все участники соответствующего гражданско-правового сообщества

2. если решение принято при отсутствии необходимого кворума

3. если решение принято по вопросу, не относящемуся к компетенции собрания

4. если решение противоречит основам правопорядка или нравственности

Ничтожное решение не создает каких-либо правовых последствий на которые рассчитывали участники гражданско-правового сообщества принимая коллективное решение. Юридически его как будто бы и не было.

Оспоримые решение это решения, которые можно назвать условно недействительными. То есть эти решения недействительны только если их признает таковыми суд. Другими словами оспоримые решения являются в общем, в целом действительными (т.е. имеющими юридическую силу), пока в судебном порядке не будет установлено иное.

Важно то, что только суд может признать оспоримое решение недействительным, а суд, кстати, может и не возникнуть вовсе или возникнув, не признать оспоримое решение недействительным. И это важно! Оспоримое решение является недействительным лишь потенциально, но не априори. И об этом стоит помнить всегда.

Поэтому при принятии и оформлении решений собрания необходимо четко понимать, что допустимо и приемлемо, а что желательно избегать и не использовать в работе.

Итак, какие же снования вводит кодекс об отнесении решений к оспоримым?

Согласно ст. 181.4 ГК РФ решение собрания может быть признано судом недействительным при нарушении требований закона, в том числе в случае, если:

1. допущено существенное нарушение порядка созыва, подготовки и проведения собрания, влияющее на волеизъявление участников собрания

2. у лица, выступавшего от имени участника собрания, отсутствовали полномочия

3. допущено нарушение равенства прав участников собрания при его проведении

4. допущено существенное нарушение правил составления протокола, в том числе правила о письменной форме протокола

Однако, стоит отметить, здесь все не так однозначно и просто как с ничтожными решениями. Тут есть нюансы.

Во-первых, решение собрания не может быть признано судом недействительным по основаниям, связанным с нарушением порядка принятия решения, если оно подтверждено решением последующего собрания, принятым в установленном порядке до вынесения решения суда. Это правило аналогично действующему правилу в сделках. То есть, если есть последующее одобрение, то оспаривать по логике вещей то, что было до этого, является бессмысленным и должно расцениваться как злоупотребление правом.

Во-вторых, решение собрания не может быть признано судом недействительным, если голосование лица, права которого затрагиваются оспариваемым решением, не могло повлиять на его принятие и решение собрания не влечет существенные неблагоприятные последствия для этого лица.

В-третьих, субъектный состав, то есть кто имеет право оспорить решение, достаточно ограничен. Например, участник собрания, голосовавший за принятие решения или воздержавшийся от голосования, вправе оспорить в суде решение собрания в случаях, если его волеизъявление при голосовании было нарушено.

Кроме этого, есть пару процессуальных моментов в этом вопросе:

1. Решение собрания может быть оспорено в суде в течение шести месяцев со дня, когда лицо, права которого нарушены принятием решения, узнало или должно было узнать об этом, но не позднее чем в течение двух лет со дня, когда сведения о принятом решении стали общедоступными для участников соответствующего гражданско-правового сообщества

2. Лицо, оспаривающее решение собрания, должно уведомить в письменной форме заблаговременно участников соответствующего гражданско-правового сообщества о намерении обратиться с таким иском в суд и предоставить им иную информацию, имеющую отношение к делу

Оспоримое решение собрания, признанное судом недействительным, недействительно с момента его принятия

В настоящее время наиболее практически значимыми являются следующие виды решений:

1. решения коллегиальных органов управления юридического лица (собраний участников, советов директоров и др. ООО, АО, других юридических лиц);

2. решения собраний кредиторов при банкротстве;

3. решения собственников общего имущества в многоквартирном доме;

4. решения участников общей долевой собственности на земельные паи;

5. решения общих собраний членов потребительских кооперативов.

Одной из новелл Гражданского кодекса Российской Федерации стало расширение перечня оснований возникновения гражданских прав и обязанностей. Федеральным законом от 30 декабря 2012 года «О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» в качестве основания возникновения гражданских прав и обязанностей указаны решения собраний в случаях, предусмотренных законом (подпункт 1.1 пункт 1 ст. 8 ГК РФ). Тем самым, решения собраний рассматриваются как определенные разновидности договоров и иных сделок, предусмотренных законом, поскольку подпункт 11 является частью пункта 1 ст. 8 ГК РФ.

Причем разработчики не ограничились только тем, что дополнили ст. 8 ГК РФ в части перечня данных оснований соответствующим подпунктом (пп. 11 п. 1 ст. 8 ГК РФ - из решений собраний в случаях, предусмотренных законом), они пошли дальше - ввели в Гражданский кодекс новую главу 91 "Решения собраний", целиком посвященную правовой природе решений собрания, разместив ее в четвертом подразделе данного раздела Кодекса. По своей структуре новая глава включает в себя пять статей (181-(1-5). Содержание статей раскрывает общие положения решений собраний, порядок их принятия, основания признания их недействительными в силу оспоримости или ничтожности.

Анализ положений данной главы заставляет обратить внимание на ряд обстоятельств. Прежде всего размещение ее в одном подразделе с главой, раскрывающей правовую природу сделок, невольно наводит на мысль об их общей правовой природе. Между тем напрямую эта связь никак не просматривается .

В юридической литературе указывается, что юридические факты выступают в качестве связующего звена между правовой нормой и гражданским правоотношением . Это скорее общетеоретическое утверждение, никак не соотносящееся со ст. 8 ГК РФ, в которой говорится о возникновении гражданских прав и обязанностей у граждан и юридических лиц, а не о правоотношении. Более того, пп. 1 п. 1 ст. 8 ГК РФ представляет совершенно иную картину, как обычно утверждается в литературе: юридические факты делятся на действия и события, первые - на правомерные и неправомерные и т.д.

Юридические факты, определяемые в общей теории права как "конкретные жизненные обстоятельства, с которыми нормы права связывают возникновение, изменение и прекращение правоотношений", не отражают существо оснований возникновения, изменения и прекращения гражданских прав и обязанностей. Названные в ст. 8 ГК РФ основания не сводимы к фактам реальной действительности, а представляют собой прежде всего действия граждан и юридических лиц, с которыми связывается возникновение гражданских прав и обязанностей, а не правоотношений.

Решению собрания придается правоустанавливающее значение для всех лиц, как имевших право участвовать в данном собрании, так и для любых иных лиц, если это установлено законом или вытекает из существа отношений. Собрание как форма выработки и принятия решений представляет собой установленную законом процедуру выражения и согласования воль, имеющих право на участие в нем множества лиц. Оно как форма принятия решения может проходить в виде собственно собрания, а также конференции, съезда и в иных формах совместного принятия решений. Но в любом случае, вне зависимости от указанных форм проведения собраний, должны быть соблюдены установленные в гл. 91 ГК РФ правила, которые носят диспозитивный характер. Вместе с тем отступления от установленных общих требований к решению собраний допустимы лишь в случаях, если это предусмотрено законом либо иное предусмотрено в установленном законом порядке.

Безусловно, что решения собраний – это действия граждан и юридических лиц, но отличающиеся от договоров и иных сделок. Отличие решения собрания от сделки состоит, прежде всего, в том, что оно может порождать гражданско-правовые последствия только в случаях, предусмотренных законом. Например, решение общего собрания принимает решение об одобрении крупных сделок (п.п. 15 п. 1 ст. 48 Федерального закона «Об акционерных обществах» (далее - ФЗ об АО). Как известно, гражданские права и обязанности возникают как из договоров и иных сделок как предусмотренных законом, так и не предусмотренных им, но не противоречащих закону (п. 1 ст. 8 ГК РФ). Кроме того, решения собраний порождают правовые последствия, а не непосредственно гражданские права и обязанности. Так, решение об одобрении крупной сделки, предметом которой является имущество, стоимость которого составляет более 50 процентов балансовой стоимости активов общества, принимается общим собранием акционеров большинством в три четверти голосов акционеров - владельцев голосующих акций, принимающих участие в общем собрании акционеров. При этом в решении об одобрении крупной сделки должны быть указано лицо (лица), являющееся ее стороной (сторонами), выгодоприобретателем (выгодоприобретателями), цена, предмет сделки и иные ее существенные условия (п.п. 3 и 4 ФЗ об АО). Таким образом, решение собрания об одобрении крупной сделки является дополнительным основанием к ней, без которого сделка будет недействительной, ее вообще нельзя совершать без решения собрания акционеров, принятом в описанном выше порядке. Решение об одобрении крупной сделки общим собранием акционеров имеет самостоятельное значение и его нельзя рассматривать как согласие на совершение сделки (ст. 1571 ГК РФ), поскольку им определяются существенные условия и содержание сделки, заключаемой акционерным обществом .

Важно отметить, что правила главы 91 применяются в том случае, если законом или в установленном им

порядке не предусмотрено иное, т.е. что решения собрания не порождают правовые последствия, имеющие гражданско-правовой характер. Если рассматривать компетенцию общего собрания акционеров, то к таким вопросам, безусловно, можно отнести такие вопросы, как избрание членов ревизионной комиссии (ревизора) общества и досрочное прекращение их полномочий; утверждение аудитора; определение порядка ведения общего собрания акционеров; избрание членов счетной комиссии и досрочное прекращение их полномочий; утверждение внутренних документов, регулирующих деятельность органов общества (п.п. 9, 10, 12, 13, 19 п.1 ст. 48 ФЗ об АО). Хотя определение порядка ведения общего собрания акционеров может послужить основанием для признания решения собрания недействительным, если судом будет установлено, что при этом допущено существенное нарушение порядка созыва, подготовки и проведения собрания, влияющее на волеизъявление участников собрания (п.п. 1 п. 1 ст. 181.4 ГК РФ).

Положения п.1 ст.8 ГК РФ о том, что гражданские права и обязанности возникают из договоров, хотя и не предусмотренных законом, но не противоречащих ему, ставят договор в один ряд с законом, как основание возникновения гражданских прав и обязанностей. Не случайно, что в этом контексте находится положение п.2 ст.422 ГК РФ о приоритете условий договора перед законом, устанавливающим обязательные для сторон правила, чем те, которые действовали при заключении договора. Поэтому договор, не являясь формой права как источник норм, в то же время, как и закон, устанавливает обязательные для сторон гражданские права и обязанности. Права и обязанности сторон договора обязательны и для третьих лиц, поскольку последние не вправе их нарушать.

Одним из закрепленных способов защиты гражданских прав, непосредственно включенных в перечень ст. ГК РФ, является признание недействительным решения собрания. По аналогии с традиционным делением сделок на оспоримые и ничтожные в статье. 1813 закреплено деление недействительных решений собрания также на оспоримые и ничтожные. Оспоримое решение недействительно в силу признания судом, ничтожное решение, соответственно, не требует такого признания.

В отличие от соответствующих правил, посвященных сделкам , основания недействительности решений собрания могут быть установлены как в ГК РФ, так и в иных законах. Так, если общие основания недействительности (оспоримые и ничтожные) решений собрания перечислены соответственно в ст. ст. 181 4 и 5 ГК РФ, то к иным предусмотренным законом основаниям можно отнести любое несоблюдение собранием установленных законом требований (запретов), неукоснительное соблюдение которых выступает обязательным условием для принятия собранием соответствующего решения. Например, в ст. 43 Закона об акционерных обществах содержится достаточно широкий перечень ограничений, при наличии которых акционерное общество не вправе принимать решения о выплате дивидендов. Специальные законы, посвященные деятельности конкретных организационно-правовых форм юридических лиц, содержат значительное количество требований, которые можно отнести к основаниям, влекущим недействительность решений собрания.

Также в отличие от правил, посвященных сделкам, в п. 1 ст. 1813 содержится правило, в соответствии с которым проводится разграничение недействительных решений на оспоримые и ничтожные. Согласно данному правилу решение собрания ничтожно только в том случае, если это прямо следует из закона, во всех остальных случаях недействительное решение собрания оспоримо. Состав оспоримых решений собраний установлен ст.1814 ГК РФ. В частности, решение собрания может быть признано судом недействительным при нарушении требований закона, в том числе в случае, если:

1) допущено существенное нарушение порядка созыва, подготовки и проведения собрания, влияющее на волеизъявление участников собрания;

2) у лица, выступавшего от имени участника собрания, отсутствовали полномочия;

3) допущено нарушение равенства прав участников собрания при его проведении;

4) допущено существенное нарушение правил составления протокола, в том числе правила о письменной форме протокола.

Представляется, что анализ нормы п. 7 ст. 181 4 ГК РФ и ее соотношение с нормой п. 1 ст. 167 ГК РФ позволяют сделать вывод, что отмена решения собрания, на котором избран генеральный директор, например, акционерного общества, не дает достаточных оснований ставить вопрос о признании недействительными сделок, заключенных им как неуправомоченным лицом. Подобная позиция подорвет стабильность гражданского оборота. Нет оснований для признания таких сделок недействительными в силу нарушения органом юридического лица условий существования полномочий либо интересов юридического лица (ст. 174 ГК РФ).

Другое дело, когда решение собрания об одобрении крупной сделки или сделки, в которой имеется заинтересованность, составляет необходимый элемент состава таких сделок. В этих случаях признание судом решения собрания недействительным опровергает существо самой крупной сделки или сделки с заинтересованностью. Вопрос о влиянии решений собраний, признанных судом недействительными, на действительность сделок, заключенных с учетом принятых решений собраний, требует дальнейшего изучения.

В отличие от юридических составов ничтожных сделок применительно к аналогичным составам решений собраний в ст. 1815 установлен их перечень. При этом приведенный перечень юридических составов, при которых решение собрания является ничтожным, имеет закрытый характер.

Иные случаи ничтожных решений собраний, как указано в данной статье, могут быть предусмотрены только в законе. Вместе с тем это указание по существу дублирует общее требование п. 1 ст. 181 4 о том, что правила гл. 9.1, а соответственно, и ст. 1815 применяются, если иное не предусмотрено законом. По всей видимости, такой подход направлен на бесспорное использование не только возможности установления иных дополнительных случаев, когда решение собрания будет считаться ничтожным, но и возможности предусмотреть законом исключение применения какого-либо из предусмотренных в указанном перечне случаев ничтожности решений собрания .

В ст. 1815 предусмотрено четыре юридических состава ничтожности решений собрания, три из которых затрагивают наиболее распространенные случаи грубых нарушений, допущенных при подготовке или проведении собрания, общим признаком которых является нелегитимность такого собрания и, как следствие, принятого им решения:

Выход за рамки повестки дня;

Отсутствие кворума;

Выход за рамки компетенции.

Во всех перечисленных случаях решение собрания будет считаться ничтожным. Исключение предусмотрено только для случая выхода за рамки повестки дня собрания, если на таком собрании присутствуют все без исключения его участники, что вполне объяснимо, поскольку в данном случае не нарушаются права участников соответствующего сообщества в связи с их отсутствием на собрании.

Четвертым из предусмотренных юридических составов является ничтожность решений собрания в случае противоречия такого решения основам правопорядка или нравственности. Правоприменительная практика по данному основанию в отношении решений собраний пока отсутствует, вместе с тем полагаем, что такая практика должна соответствовать ничтожности сделок по аналогичному основанию.

Говоря о решении собрания как основании возникновения гражданских прав и обязанностей, нельзя не отметить, что данный правовой институт имеет связи не только с институтом сделок, но и с представительством. Однако современное гражданское законодательство не отражает подобной взаимосвязи.

Таким образом, ГК РФ рассматривает выражение воли участников гражданско-правового сообщества как волеизъявление, которое может быть действительным, т. е. налицо совпадение внутренней воли совокупности участников и ее выражения, так и в определенных случаях - недействительным. Несмотря на то, что волеизъявление участников гражданско-правового сообщества не направлено непосредственно на возникновение, изменение и прекращение гражданских прав и обязанностей как в сделке, тем не менее общие положения главы 9 ГК РФ могут использоваться при понимании решений собраний как правомерных действий.

Итак, решения собраний - это действия участников гражданско-правового образования, направленные на возникновение правовых последствий в случаях, указанных в законе и обязательные для всех лиц, имеющих право участвовать в данном собрании, а также иных лиц, когда это указано в законе или вытекает из существа отношений.

Список литературы

1. См.: Андреев В.К. Решение собраний // Цивилист. 2013, N 3.

2. См.: Гражданский кодекс Российской Федерации. Сделки. Решения собраний. Представительство и доверенность. Сроки. Исковая давность. Постатейный комментарий к главам 9 - 12 / Б.М. Гонгало, А.В. Демкина, М.Я. Кириллова и др.; под ред. П.В. Крашенинникова. // М.: Статут, 2013. 270 с.

3. См.: Гражданское право. Учебник / Под. ред. Ю.К. Толстого. // М., 2013. С. 108. (автор – Н.Д. Егоров).

4. Гражданское право: Учебник / Под ред. Ю.К. Толстого. // М., 2013.

5. См.: Иванишин П.З. Решение собрания как основание возникновения гражданских прав и обязанностей // Гражданское право. 2011. N 2. С. 8 - 12.

6. См.: Мельников В.С. Некоторые теоретические и практические проблемы недействительности сделок // Российское правосудие. 2007. № 11(19) С. 9-16.

1. Согласно ст. 8 ГК гражданские права и обязанности могут возникать из решений собраний в случаях, предусмотренных законом.

Легального определения решения собраний в законе не содержится. Постановление Пленума ВС РФ N 25 (п. 103) характеризует решение собрания как решение гражданско-правового сообщества, т.е. определенной группы лиц, наделенной полномочиями принимать на собраниях решения, с которыми закон связывает гражданско-правовые последствия, обязательные для всех лиц, имевших право участвовать в таком собрании, а также для иных лиц, если это установлено законом или вытекает из существа отношений . В частности, к решениям собраний относятся решения коллегиальных органов управления юридического лица (собраний участников, советов директоров и т.д.), решения собраний кредиторов при банкротстве, решения долевых собственников и многие другие.

Юридическая природа решений собраний является предметом дискуссии. Большинство авторов рассматривают решение собрания как локальный нормативный акт. Существует также мнение, что решение собрания является разновидностью сделки, однако законодатель явно разграничивает эти категории : в ст. 8 ГК решения собраний и сделки указаны в качестве отдельных самостоятельных оснований возникновения гражданских прав и обязанностей.

2. Согласно ГК (п. 1 ст. 181.1) правила гл. 9.1 «Решения собраний» Кодекса применяются постольку, поскольку иное не установлено специальными законами. Специальные законы содержат, как правило, более детальную регламентацию отношений, связанных с проведением собраний. Так, Закон о банкротстве регламентирует порядок проведения собраний кредиторов должника-банкрота, Закон об обществах с ограниченной ответственностью - порядок проведения общего собрания участников общества, ЖК - порядок проведения общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме и общего собрания членов товарищества собственников жилья.

Решение собрания порождает правовые последствия для всех лиц, имевших право участвовать в данном собрании (даже если они не принимали участия в голосовании или голосовали против того или иного решения), а также для иных лиц, если это установлено законом или вытекает из существа отношений (например, решение общего собрания акционеров может порождать права и обязанности для других органов данного юридического лица).

Понятие, основания и особенности гражданско-правовой ответственности.

Основанием для гражданско-правовой ответственности выступает гражданское правонарушение, то есть нарушение гражданского обязательства. Нарушением обязательства является его невыполнение или выполнение с нарушением условий, определенных содержанием обязательства (ненадлежащее выполнение).

Лицо, нарушившее обязательство, несет ответственность при наличии ее вины (умысла или неосторожности), если другое не установлено договором или законом, причем лицо считается невиновной, если она докажет, что приняла все зависящие от нее меры относительно надлежащего выполнения обязательства. Отсутствие своей вины доказывает лицо, нарушившее обязательство.

В случае нарушения обязательства наступают правовые последствия, установленные договором или законом, в частности:

1) прекращение обязательства вследствие одностороннего отказа от обязательства, если это установлено договором или законом, или расторжение договора;

2) изменение условий обязательства;

3) уплата неустойки;

4) возмещение убытков (реальных потерь и упущенной выгоды) и морального вреда.

Вместе с тем, закон устанавливает основания освобождения от ответственности за нарушение обязательства. Лицо, нарушившее обязательство, освобождается от ответственности за нарушение обязательства, если она докажет, что это нарушение произошло вследствие случае (стечение обстоятельств, вследствие которых исполнение обязательства стало невозможным, но в этом никто не виноват) или непреодолимой силы (природные явления, которым человек не мог предотвратить (землетрясение, наводнение и т.д.). Одновременно заметим, что не считается случаем, в частности, невыполнение своих обязанностей контрагентом должника, отсутствие на рынке товаров, нужных для выполнения обязательства, отсутствие у должника необходимых средств.

Гражданско-правовая ответственность по определенным критериям классифицируется по видам. При нарушении условий договора наступает договорная ответственность. Если нанесен ущерб лицу, которое не находилось в договорных отношениях с тем, кто причинил вред, то речь идет о позадоговірну ответственность.

Если в гражданском правоотношении участвует несколько обязанных лиц, то может иметь место долевая, солидарная или субсидиарная ответственность.

Долевая ответственность - это такая, когда каждая из обязанных лиц несет ответственность только в своей доле.

Солидарная ответственность - это такая, при которой кредитор имеет право требовать исполнения обязанности частично или в полном объеме как от всех должников совместно, так и от любого из них в отдельности. Исполнение солидарного обязательства одним из нескольких должников освобождает остальных от ответственности. Должник, исполнивший солидарную обязанность, имеет право на обратное требование (регресс) к каждому из остальных солидарных должников в равной доле, если другое не установлено договором или законом, за вычетом доли, приходящейся на него. Солидарная ответственность наступает только в случаях, прямо предусмотренных законом или договором.

Субсидиарная (дополнительная) ответственность имеет место при наличии, кроме основного должника, еще и дополнительного. В случае невозможности возместить ущерб основным должником к ответственности привлекается субсидиарный. Например, за причиненный вред несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет несет ответственность он сам при наличии у него собственного имущества. Если такого имущества он не имеет, то возместить причиненный им вред, обязаны его родители или попечители.

Закон устанавливает особенности ответственности за вред, причиненный несовершеннолетним лицом.

Согласно ст. 1179 ГК несовершеннолетнее лицо (в возрасте от 14 до 18 лет) отвечает за причиненный им вред самостоятельно на общих основаниях. В случае отсутствия у несовершеннолетнего лица имущества, достаточного для возмещения причиненного им вреда, этот вред возмещается в доле, которой не хватает, или в полном объеме ц родителями (усыновителями) или попечителем, если они не докажут, что вред был причинен не по их вине. Если несовершеннолетнее лицо находилось в заведении, которое по закону осуществляет относительно нее функции опекуна, это заведение обязано возместить убытки в части, которой не хватает, или в полном объеме, если он не докажет, что вред был причинен не по его вине.

Труханов Кирилл Игоревич, руководитель Арбитражной практики юридической фирмы VEGAS LEX , адвокат, магистр частного права.

Федеральный закон от 07.05.2013 N 100-ФЗ <1> существенно дополнил ГК РФ, введя в него гл. 9.1 "Решения собраний". Автор излагает свои взгляды на правовую природу решений собраний и исследует вопросы практической значимости новых положений Гражданского кодекса.

<1> Федеральный закон от 07.05.2013 N 100-ФЗ "О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации".

Ключевые слова: решения собраний, корпоративные решения, сделки, исковая давность.

Понятие решения собрания

Из ст. 181.1 ГК РФ следует, что под решением собрания законодатель понимает решение, принимаемое некой общностью субъектов гражданского права (участников отдельного гражданско-правового сообщества) и порождающее правовые последствия, на которые оно направлено, для всех лиц, имевших право участвовать в данном собрании (участников юридического лица, сособственников, кредиторов при банкротстве и других участников гражданско-правового сообщества), а также для иных лиц, если это установлено законом или вытекает из существа отношений.

Основным критерием, объединяющим все решения собраний, является принцип их принятия большинством и подчинения меньшинства его воле (так называемый Mehrheitsprinzip) <2>, изученный на данный момент только в одной области частного права более-менее детально - в корпоративном праве. Из довольно большого числа посвященных этой теме работ львиная доля затрагивает проблематику решений общего собрания акционеров, и, к сожалению, анализ правовой природы решений собраний только применительно к такого вида решениям послужил причиной некой однобокости применяемых подходов. Это связано прежде всего с тем, что исследователи непременно увязывают их с личностью юридического лица, которая в других случаях просто отсутствует (к примеру, в решении собственников помещений в многоквартирном доме). Вместе с тем большинство выводов учения о решениях собрания акционеров могут быть применены и к другим видам подобных решений. Это наглядно подтверждается текстом гл. 9.1 ГК РФ, в которой многие общие правила о решениях собраний привнесены из судебной практики по оспариванию решений общих собраний акционеров. Кроме того, анализируя данный вид решений, многие исследователи корпоративного права упускают из виду, что схожие явления юридической действительности существуют и за рамками корпоративного права и даже гораздо в большем количестве, чем может показаться на первый взгляд. Последним обстоятельством, очевидно, обусловлена тенденция признания исключительности за правовой природой решений общего собрания акционеров, придания им характера юридических фактов sui generis, акцентирования внимания на отличиях этих решений от других явлений правовой действительности, главным образом - от юридических сделок.

<2> См.: Thomas C. Zerres. Recht: Ein Lehrbuch in das Zivil- und Zivilprozessrecht, 5, . u. erw. Aufl., 2005. S. 55.

В гл. 9.1 ГК РФ законодатель предложил единый набор правил, применимых для всех видов решений собраний.

Безусловно, введенный в Гражданский кодекс термин "решение собрания" - не российское изобретение, он широко известен в иностранных правопорядках.

Так, в Гражданском уложении Германии (ГГУ) и немецкой цивилистической литературе термин ("решение") используется весьма активно, применяясь к решениям: правлений различных объединений (Verein) - в § 28 и 70; общих собраний участников объединения - в § 32; участников товариществ (Personengesellschaften) - в § 712; об управлении и пользовании, принимаемым лицами, которым принадлежит одно право, - в § 745.

Сфера действия правил гл. 9.1 ГК РФ

Анализируя вопросы применения новых правил гл. 9.1 ГК РФ, необходимо обратить внимание на два важных аспекта.

Правила, предусмотренные гл. 9.1 ГК РФ, применяются, если законом или в установленном им порядке не предусмотрено иное (п. 1 ст. 181.1 ГК РФ).

Это положение, которым и начинается гл. 9.1 ГК РФ, исключает многие споры, которые могли бы возникнуть в силу коллизии между новыми правилами ГК РФ, с одной стороны, и федеральными законами и подзаконными актами, регулирующими вопросы общих собраний акционеров/участников, - с другой.

Правила, установленные специальным законом, а также в установленном законом порядке (например, некоторые акты ФСФР России, принятые в развитие положений федеральных законов), будут иметь приоритет над общими правилами гл. 9.1 ГК РФ.

Правила гл. 9.1 ГК РФ применяются к решениям собраний, принятым после дня вступления в силу соответствующих изменений в ГК РФ <3>, т.е. после 1 сентября 2013 г.

<3> Пункт 8 ст. 3 Федерального закона от 07.05.2013 N 100-ФЗ "О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации".

Решение собрания как юридическая сделка

Правила о решениях собраний помещены законодателем в отдельную главу 9.1 - после гл. 9, посвященной сделкам. Обе главы находятся в подразд. 4 ГК РФ "Сделки. Решения собраний. Представительство".

Такой подход законодателя, на наш взгляд, не дает оснований считать, что решения собраний имеют исключительную правовую природу, отличную от правовой природы гражданско-правовой сделки.

Все высказанные мнения о правовой природе решений собраний четко подразделяются на два подхода. К первому относятся те точки зрения, которые не признают решения собраний гражданско-правовой сделкой и предлагают рассматривать их в качестве юридических фактов sui generis. Ко второму принадлежат идеи, согласно которым такие решения являются именно гражданско-правовой сделкой. В современной российской юридической литературе на сегодняшний день преобладает первый подход.

На наш взгляд, затруднения при квалификации решения собрания как сделки в принятой системе юридических фактов вызваны прежде всего тем, что в современной юридической литературе и практике понятие сделки рассматривается в основном применительно к договорному праву, в то время как сфера применения понятия гражданско-правовой сделки гораздо шире, а договор - всего лишь один из самых простых и распространенных видов сделок.

Б.П. Архипов, изучая вопросы реорганизации акционерного общества, предложил "рассматривать решения совета директоров, решения общих собраний реорганизуемых обществ о реорганизации и подписание исполнительными органами обществ реорганизационных договоров совокупностью сделок, формирующих сложный юридический состав сделки реорганизации" <4>.

<4> Архипов Б.П. Юридическая природа фактического состава, опосредующего реорганизацию акционерного общества // Законодательство. 2002. N 3. С. 52.

Г.В. Цепов, анализируя правовую природу решений общего собрания акционеров, предлагает разделять их на две категории - "решения-сделки" и "решения-несделки" - в зависимости от того, направлены они на создание, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей или нет. К первой категории автор относит решения об увеличении (уменьшении) уставного капитала, дроблении и консолидации акций, избрании членов совета директоров и досрочном прекращении их полномочий, образовании исполнительного органа и т.д. Ко второй - утверждение годовых отчетов и годовой бухгалтерской отчетности, квалифицируя их с точки зрения юридических фактов как поступки <5>.

<5> Цепов Г.В. Акционерные общества: теория и практика: Учеб. пособие. М., 2007. С. 145.

Дифференциация всех решений собраний на "решения-сделки" и "решения-несделки" представляется логичной: действительно, они могут представлять собой различные по своей природе волеизъявления - как защищаемые правом и направленные на определенные правовые последствия, так и безразличные для права. Исследователи всегда обращали внимание на то обстоятельство, что любая юридическая сделка есть волеизъявление, но не всякое волеизъявление представляет собой юридическую сделку <6>. К примеру, совет директоров акционерного общества, уполномоченный решать любые вопросы общего руководства деятельностью общества, может принять следующее решение: "В 2014 г. принять меры для развития сельскохозяйственного направления деятельности организации". Подобное решение (волеизъявление), очевидно, не является гражданско-правовой сделкой, как и договоренность друзей сходить в кино, приглашение на танец, обещание лучше учиться и т.п. Между тем решение общего собрания акционеров, в отличие от решения совета директоров, может быть принято только по вопросам, отнесенным к его компетенции Федеральным законом "Об акционерных обществах". Последнее обстоятельство говорит, по крайней мере, о том, что законодатель дает определенную правовую охрану всем решениям общего собрания акционеров, которые принимаются в рамках установленной законом компетенции, и связывает со всеми такими решениями (волеизъявлениями) определенные правовые последствия. Если бы такие решения не имели определенных правовых последствий и были безразличны для права, то не имело бы смысла устанавливать закрытый перечень вопросов, по которым они могут быть приняты, и относить решение таких вопросов к исключительной компетенции общего собрания. Сказанное позволяет предположить, что разделение именно решений общего собрания акционеров на "решения-сделки" и "решения-несделки" может быть недостаточно обоснованным.

<6> См., например: Гамбаров Ю.С. Гражданское право. Общая часть. М., 2003. С. 684.

А.В. Егоров пишет: "Решения собрания акционеров являются особой разновидностью сделок, поскольку, отвечая общим признакам сделок, они отличаются от них тем, что при выработке общей позиции участников собрания решение может быть принято не только при полном совпадении воль (классическая сделка), но и большинством голосов. Этот постулат практически не оспаривается в стране, представители которой выступили родоначальниками теории сделок, - Германии. В российской теоретической литературе этот вопрос глубоко не исследовался, однако нет никаких оснований, чтобы отступать от подходов мировой практики, тем более наша судебная практика стихийно идет в этом же направлении - взять оспаривание решений по правилам о сделках и т.п." <7>.

<7> Егоров А.В. Закон и практика: от борьбы к единству // ЭЖ-Юрист. 2004. N 3.

Как уже указывалось выше, термин в корпоративном праве применяется для обозначения актов (решений), принимаемых общим собранием акционеров, участников и др. В одной из работ, посвященных корпоративному праву, в частности, указывалось: "Волеобразование в решении является довольно типичным для всего корпоративного права. Поэтому представляется довольно интересным рассмотрение решения как вида сделки..." <8> (здесь и далее перевод автора. - Ред. .

<8> Gesellschaftsrecht: ein Studienbuch // Von Hueck. , 2003. S. 145.

Таким образом, решения общих собраний акционеров (участников) хотя и отличаются заметным своеобразием с позиций волеобразования (которое заключается главным образом в том, что для придания решению юридической силы не нужно получать согласие всех участников, имеющих право участвовать в принятии решения), но все же рассматриваются в качестве отдельного вида сделки.

Указанная особенность такого вида сделок является главным основанием для их отграничения от договоров, которые представляют собой вид гражданско-правовых сделок, требующих согласованного волеизъявления всех сторон договора.

В самом известном учебнике по гражданскому праву Германии рассматривается как один из видов гражданско-правовой сделки наряду с односторонними сделками (Einseitige ) и договорами <9>, а в другом, посвященном общей части ГГУ, - как вид многосторонней сделки наряду с договорами и общими действиями (Gesamtakte). При этом гражданско-правовая природа этого явления как юридической сделки вообще не ставится под сомнение (не рассматривается в качестве спорной). В качестве примера такой сделки приводится решение общего собрания союза стрелков о создании (утверждении) нового знамени (флага) <10>.

<9> Allgemeiner Teil des Rechts / von Dr. Karl Larenz, von Dr. Manfred Wolf. 9, neubearb. und erw. Aufl. , 2004. S. 406 - 408.
<10> Allgemeiner Teil des BGB / Dr. Hans Brox. 23, neubearb. Aufl. ; Berlin; , 1999. S. 56.

В австрийской цивилистической литературе также используется категория. Так, в одном из самых популярных австрийских учебников по гражданскому праву в главе о сделках указано: "Особый вид сделок образуют так называемые решения. Они представляют собой результат волеобразования коллективных союзов (объединений, обществ), который возникает посредством волеизъявлений членов или органов. В отличие от договоров, которые связывают только стороны, решения связывают также других членов, которые, несмотря на надлежащее извещение, не принимали участия в принятии решения или голосовали против него. Решения регулируют преимущественно внутренние отношения, например указание органа. Для того чтобы решения имели правовое воздействие в отношении третьих лиц, необходимо, чтобы это было прямо предусмотрено" <11>. Таким образом, прямо утверждается, что решение является видом гражданско-правовой сделки. Из явлений российской действительности под приведенное понятие подходят решения как общих собраний участников (акционеров), так и собраний кредиторов при банкротстве, общих собраний собственников помещений в многоквартирном доме, общих собраний участников долевой собственности на земельный участок сельскохозяйственного назначения и некоторые другие.

<11> Grundriss des Rechts: Band I / Auf Grundlage der von Dr. Helmut Koziol und Dr. Rudolf Welser. 13 Aufl. Wien, 2006. S. 114.

В наиболее общем виде юридическая сделка представляет собой частное волеизъявление, направленное на наступление правового результата. Ключевой момент в этом определении - именно направленность на наступление правового результата, поскольку сам он находится за пределами сделки, на что обращается внимание и в современной юридической литературе <12>.

<12> Брагинский М.И. Сделки: понятие, виды и формы (комментарий к новому ГК РФ) // Правовые нормы о предпринимательстве. Вып. 2. М., 1995. С. 43.

Из сказанного следует очевидный вывод: решения собраний являются юридическими сделками. Более того, даже если некоторые такие решения не нацелены непосредственно на наступление правового результата, но сопровождаются последствиями, аналогичными последствиям юридических сделок, то не признавать такие решения юридическими сделками было бы крайне непрактично. Еще Ю.С. Гамбаров отмечал: "Если большинство сделок направлено на установление, изменение и прекращение юридических отношений, то встречаются, несомненно, и такие юридические действия, которые не характеризуются этим направлением, но сопровождаются последствиями, подобными последствиям юридических сделок. Таковы, например, дача и отмена полномочия, отказ в одобрении какой-либо сделки, уговор о заключении сделки в определенной форме и т.п. Не считать эти юридические действия сделками было бы, по верному замечанию Регельсберга, непрактично, так как к ним применяются в огромном большинстве случаев те же положения о дееспособности, представительстве, влиянии принуждения, ошибки и т.д., что и к остальным сделкам" <13>.

<13> Гамбаров Ю.С. Указ. соч. С. 691.

Исключительно важным представляется вопрос о том, все ли решения собраний являются юридическими сделками. Очевидно, что если компетенция собрания не ограничена законом, то собрание (к примеру, совет директоров) вправе принять решение по любому вопросу и оно может не являться юридической сделкой. Так же как и два лица могут достигать между собой различных соглашений: какие-то из них будут являться договорами, а другие не будут регулироваться правом, оставаясь для последнего совершенно безразличными (к примеру, договоренность сходить вечером в театр). Таким же образом необходимо, по нашему мнению, трактовать и вопрос с решением: если группа лиц большинством голосов достигла какого-то соглашения и оно имеет юридическое значение (определенные правовые последствия в области частного права), то можно говорить о наличии решения собрания . Если же такого соглашения нет, а принятое решение для права безразлично, то нет и решения собрания. К данному выводу можно прийти и с другой позиции. Признаком или особенностью решения собрания немецкие цивилисты считают его юридическую обязательность (т.е. обязательность, основанную на нормах права) для всех участников (аналогичное правило теперь прямо закреплено в п. 2 ст. 181.1 ГК РФ). Если же принятое решение не является сделкой и безразлично для права, то оно не может обладать и признаком юридической обязательности.

Таким образом, решение собрания всегда будет являться юридической сделкой.

Решение, принятое большинством голосов или теми же лицами, которые уполномочены принимать решение собрания, а равно решение, обладающее иными отдельными признаками, делающими его похожим на решение собрания, но по своей сути являющееся безразличным для права, не является решением собрания. Решение собрания всегда будет частным волеизъявлением, направленным на достижение некоего правового результата.

Субъект сделки - решение собрания

Кто же является субъектом такой сделки, как решение собрания? Найти ответ на этот вопрос гораздо сложнее, чем выяснить, какие решения являются по своей сути юридической сделкой.

Представляется, что особенность решения собрания как гражданско-правовой сделки состоит в том, что она относится к категории многосторонних.

Многосторонний характер сделки определяется не числом участников, а числом сторон в правоотношении. Ими, очевидно, будут лишь те лица, которые выразили свою волю на принятие определенного решения (голосовали "за"). Те лица, которые не участвовали в собрании, где было принято решение, хотя имели на это право, либо участвовали, но голосовали против принятия решения, не будут являться сторонами сделки, хотя такое решение и будет иметь для них определенную юридическую силу (принцип обязательности решения собрания для всех участников).

Все решения собраний можно поделить на две группы. К первой относятся те решения, которые связаны с личностью юридического лица, например решения общих собраний: акционеров акционерного общества (Федеральный закон от 26.12.1995 N 208-ФЗ "Об акционерных обществах"); участников общества с ограниченной ответственностью (Федеральный закон от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью"); членов садоводческого, огороднического или дачного некоммерческого объединения (Федеральный закон от 15.04.1998 N 66-ФЗ "О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан"), а также другие решения органов юридических лиц. Особенностью решений собраний этой группы является, в частности, то, что они могут рассматриваться и как решения (акты) юридического лица, а собрания, на которых они принимаются, - в качестве органов юридического лица.

Ко второй группе относятся те решения собраний, которые не связаны с наличием личности юридического лица. К ним относятся, в частности, решения: общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме (Жилищный кодекс РФ); собрания кредиторов (Федеральный закон от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)"); общего собрания участников долевой собственности (Федеральный закон от 24.07.2002 N 101-ФЗ "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения"). В некоторых случаях, например, когда речь идет о собрании кредиторов, принятие решения, разумеется, непосредственно связано с наличием юридического лица (должника). Однако такое решение (в отличие от аналогичных актов первой группы) не может рассматриваться как решение самого такого юридического лица, поскольку данное решение принимают не органы или участники (акционеры), а кредиторы юридического лица.

Подход к рассмотрению решения общего собрания акционеров как сделки, субъектом которой является само общество, имеет как явные преимущества, так и недостатки. К преимуществам можно отнести следующие моменты. Во-первых, когда решение принимается общим собранием, гражданские права и обязанности возникают в том числе и у самого общества. Поэтому рассмотрение такого решения как сделки общества, а не многосторонней сделки участников (акционеров) не порождает теоретической проблемы, когда права и обязанности возникают у общества в результате многосторонней сделки, участником которой общество не является. Во-вторых, при таком подходе не возникает вопроса, почему права и обязанности по сделке приобретают те, кто не выражал волеизъявления на участие в сделке. А такой вопрос неизбежен, если рассматривать решение общего собрания как многостороннюю сделку. Предлагаемый подход с этой точки зрения абсолютно логичен: субъект сделки-решения - общество, и именно у него в результате сделки возникают права и обязанности. В-третьих, он представляется крайне удачным с чисто утилитарной точки зрения - при оспаривании такой сделки требования нужно будет предъявлять к ее субъекту, т.е. к самому обществу, а не ко всем акционерам, число которых может быть велико.

К недостаткам рассматриваемого подхода можно отнести следующее:

  1. он применим только в отношении решений общего собрания акционеров (участников) и решений совета директоров, т.е. в отношении решений, в которых существует юридическое лицо. По отношению к таким явлениям правовой действительности, как решения собрания кредиторов при банкротстве и решения общих собраний собственников помещений в многоквартирном доме, данный подход использовать невозможно. Здесь нет фигуры юридического лица, которое можно было бы рассматривать в качестве субъекта сделки. Если же в таком случае не признавать решение многосторонней сделкой, то останется лишь сделать вывод, что сделка есть, а субъекта у нее нет. Подобное заявление потребует, по крайней мере, очень серьезной аргументации (если его вообще возможно обосновать);
  2. при таком подходе стирается грань между волеобразующими и волеизъявляющими органами юридического лица, на что уже обращалось внимание в юридической литературе <14>;
<14> См.: Ломакин Д.В. Очерки теории акционерного права и практики применения акционерного законодательства. М., 2005. С. 157.
  1. данный подход недооценивает роль волеизъявления акционеров (участников), не раскрывает и не пытается раскрыть правовую природу таких волеизъявлений.

Изложенное выше, на наш взгляд, подтверждает тезис о том, что все решения собраний являются по своей сути многосторонней юридической сделкой. Этот вывод одинаково справедлив для решений собраний, как связанных, так и не связанных с личностью юридического лица, т.е. для всех решений органов юридических лиц, принимаемых коллегиально большинством голосов.

Отметим, что признание за решением органа юридического лица свойств многосторонней сделки вовсе не означает в практическом плане необходимость привлекать к участию в судебном процессе по иску об оспаривании такого решения, к примеру, решения общего собрания акционеров, акционеров, голосовавших за его принятие, либо вообще всех акционеров данного юридического лица. Попытка в обязательном порядке привлекать таких лиц к участию в судебном деле выглядела бы абсурдной, особенно если речь идет об акционерном обществе с большим количеством акционеров. Очевидно, именно поэтому судебная практика исходит из того, что требования о признании недействительным решения общего собрания акционеров (совета директоров) должны предъявляться к самому обществу (см., напр., Определение ФАС Дальневосточного округа от 27.12.2005 N Ф03-А51/05-1/4116). Такой же подход преобладает и в юридической литературе <15>. Общество в этом случае осуществляет функции законного процессуального представителя акционеров с ограниченным объемом полномочий. Представитель общества в процессе по такому делу не может заявить о признании иска. Таким образом, предъявление иска к юридическому лицу при оспаривании решения его органа обусловлено исключительно соображениями практического характера, а не глубокими теоретическими выводами о субъекте сделки - решении собрания.

<15> См., например: Новоселова Л., Бациева Н. Обжалование решений совета директоров // ЭЖ-Юрист. 2004. N 27. С. 3.

Голосование

Во-первых, такая позиция находит теоретические обоснования в исследованиях континентального права. Так, в немецкой юридической литературе указывалось, что ГГУ "обозначает в качестве сделки как волеизъявление, так и совокупный состав правовой сделки, внутри которого отдельное волеизъявление представляет собой составную часть, например договор". Из этого делался вывод, что в качестве правовой сделки можно рассматривать и отдельное частное волеизъявление (правовая сделка в узком смысле), и совокупный правовой состав (правовая сделка в широком смысле) <16>.

<16> См.: Шапп Я. Система германского гражданского права. 2006. С. 200.

Во-вторых, с практической точки зрения рассмотрение голосования как самостоятельной юридической сделки в узком смысле имеет следующие практические предпосылки. Многие нормы о сделках, устанавливающие общие требования к сделкам, условия недействительности сделок, могут и должны применяться к голосованию. Здесь очень четко прослеживается его отличие от оферты (акцепта): если в последней имеется порок (к примеру, оферта была сделана под влиянием насилия или угрозы), то нет смысла оспаривать ее отдельно, поскольку такой порок влечет недействительность договора в целом, и в таком случае истцы требуют признать недействительной сделку (договор) в силу ст. 179 ГК РФ. Если же имеется порок в волеизъявлении при голосовании, то ситуация может быть гораздо более сложной. К примеру, лицо под влиянием угрозы проголосовало "за" по вопросу о реорганизации акционерного общества, однако голосование такого лица не могло повлиять на общие результаты голосования, следовательно, отсутствуют правовые основания признать решение общего собрания акционеров недействительным. В такой ситуации лицо, проголосовавшее под влиянием угрозы, не может воспользоваться правом требования выкупа акций, которое бы возникло у него, если бы оно голосовало против по вопросу о реорганизации. Очевидно, что сложность здесь заключается также в том, что мы не можем абсолютно точно утверждать, как проголосовало бы такое лицо, если бы ему не угрожали. Возможно, оно также проголосовало бы "за", и у него все равно не возникло бы права требовать выкупа акций. Однако, по нашему мнению, такому лицу должно быть предоставлено право отдельно оспорить свое волеизъявление при принятии решения общим собранием акционеров (голосовании) и потребовать выкупа обществом акций, принадлежащих данному акционеру.

Если обратиться к зарубежному законодательству, то, к примеру, ч. 1 ст. 13 Книги 2 Гражданского кодекса Нидерландов устанавливает заслуживающую внимания норму о том, что голосование (vote) может быть недействительным (null and void), в случаях когда недействительной считается односторонняя сделка. То есть в практической плоскости, с точки зрения Гражданского кодекса Нидерландов, в вопросах недействительности голосование представляет собой одностороннюю сделку.

В немецкой юридической литературе также встречается упоминание о том, что отдельный акт голосования может быть недействительным (die Unwirksamkeit einer einzelnen Stimme) <17>. При этом подчеркивается, что недействительность отдельного акта голосования ведет к недействительности всего решения только тогда, когда этот отдельный акт голосования необходим для того, чтобы решение было принято (т.е. если без этого отдельного недействительного акта голосования решение все равно было бы принято, то само оно остается действительным, несмотря на недействительность его составной части). Аналогичные правила теперь содержатся в ч. ч. 3 и 4 ст. 181.4 ГК РФ.

<17> См.: Neu M. Gesellschaftsrecht: schnell Erfasst. 2004. S. 62.

Практические последствия признания решения собрания сделкой

Практическим последствием признания за решениями собраний свойства юридической сделки является применение к ним общих положений о сделках.

До появления в ГК РФ гл. 9.1 основными мотивами непризнания решения собрания сделкой было желание судов обосновать неприменимость к решениям собраний положений ГК РФ о недействительности сделок и о сроках исковой давности.

В одних случаях арбитражные суды указывали, что решение собрания не является сделкой, с тем чтобы обосновать неприменение к такому решению ст. 167 ГК РФ. Так, ФАС Московского округа в Постановлении от 21.02.2001 N КГ-А40/458-01 указал: "Решение общего собрания акционеров общества не является сделкой, как это определено в ст. 153 ГК РФ, и признание решения общего собрания недействительным не влечет последствий недействительности сделки, предусмотренных ст. 167 ГК РФ". В данном деле речь шла о решении общего собрания об избрании членов совета директоров и генерального директора. Чтобы обосновать действительность сделок, совершенных от имени юридического лица единоличным исполнительным органом, решение об избрании которого впоследствии было признано недействительным, на отсутствие признаков гражданско-правовой сделки в решении собрания, в частности, указывали: ФАС Северо-Кавказского округа в Постановлениях от 13.07.2006 N Ф08-3145/2006, от 29.08.2007 N Ф08-5521/2007; ФАС Уральского округа в Постановлении от 25.10.2005 N Ф09-3355/05-С5; ФАС Волго-Вятского округа в Постановлении от 29.08.2007 по делу N А38-8209-1/26-2006; ФАС Московского округа в Постановлении от 25.04.2003 по делу N КГ-А40/2127-03; ФАС Северо-Западного округа в Постановлении от 14.08.2003 по делу N А13-2/03-12.

В других случаях арбитражные суды указывают, что решение собрания не является гражданско-правовой сделкой, стремясь обосновать неприменение к спорным правоотношениям норм о сроках исковой давности по недействительным сделкам (ст. 181 ГК РФ). Так, ФАС Дальневосточного округа в Постановлении от 11.09.2007 N Ф03-А51/07-1/3165 подчеркнул, что решение общего собрания участников не является сделкой, в связи с чем применяться должен не десятилетний срок исковой давности (п. 1 ст. 181 ГК РФ), а специальный двухмесячный срок (п. 4 ст. 43 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью"). ФАС Центрального округа в Постановлении от 04.10.2005 по делу N А09-8524/04-10 также указал, что решение общего собрания участников общества с ограниченной ответственностью не является сделкой, в связи с чем при признании такого решения недействительным следует применять нормы ст. 43 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" (двухмесячный срок).

Во всех указанных судебных актах арбитражные суды округов, по нашему мнению, делали вывод, что решение общего собрания акционеров не является сделкой исходя не из правовой природы таких решений, а из нежелания применять нормы о последствиях недействительности гражданско-правовой сделки и о сроках исковой давности по недействительным сделкам.

Логика судов заключалась, очевидно, в следующем. ГК РФ содержит нормы, устанавливающие последствия недействительности гражданско-правовой сделки, и нормы о сроках исковой давности для предъявления иска о признании сделки недействительной (о применении последствий недействительности ничтожной сделки), которые по отношению к сделкам должны использоваться в обязательном порядке. Если указанные нормы применять при недействительности решения общего собрания, то правовые последствия получаются абсурдными, подрывается стабильность оборота. Таким образом, выводы арбитражных судов о том, что решение собрания не является юридической сделкой, основаны исключительно на практической необходимости не применять отдельные нормы ГК РФ, регулирующие гражданско-правовые сделки к решению собрания. Поскольку же обосновать неприменение относящихся к сделкам норм ГК РФ проще всего, если сказать, что такие решения не являются юридической сделкой, то именно такой подход и выбрали суды. Заметим лишь, что недействительность решений собраний обладает определенной спецификой. Эту идею поддерживают практически все исследователи. Так, по утверждению А.А. Маковской, "...недействительность решений общих собраний акционеров и советов директоров, независимо от правовой природы этих актов, не рассматривается ни законодательством, ни судебной практикой в том же аспекте, что и недействительность сделок" <18>.

<18> Маковская А.А. Правовые последствия недействительности решений общего собраний акционеров и совета директоров акционерного общества // Недействительность в гражданском праве: проблемы, тенденции, практика: Сб. ст. / Отв. ред. М.А. Рожкова. М., 2006. С. 351 - 385.

В гл. 9.1 ГК РФ законодатель устанавливает специальные правила в отношении недействительности решений собраний (выделяя, как и в общих положениях о сделках, оспоримые и ничтожные решения). Глава 9.1 ГК РФ также устанавливает специальный срок исковой давности для оспаривания решений собраний. Соответствующий иск может быть предъявлен в течение шести месяцев со дня, когда лицо, право которого нарушено, узнало или должно было узнать о принятом решении, но не позднее чем в течение двух лет со дня, когда сведения о принятом решении стали общедоступными для участников соответствующего гражданско-правового сообщества.

Учитывая наличие специальных правил в отношении вопросов недействительности и сроков исковой давности для иска о признании недействительным решения собрания, можно уверенно сказать: каких-либо практических препятствий для того, чтобы не признавать решение собрания юридической сделкой, не существует .

Теперь обратимся к вопросу о том, какие положения, относящиеся к юридической сделке, и в каком порядке могут применяться к решениям собраний.

Начнем с тезиса о том, что юридическая сделка может быть совершена на срок и под условием. Решение собрания, будучи по своей природе юридической сделкой, также может быть совершено на срок и под условием.

Так, применительно к решению общего собрания акционеров закон напрямую устанавливает, что в решении может содержаться указание на срок, по истечении которого оно не подлежит исполнению. Указанное положение может, очевидно, применяться к другим видам решений собраний, а не только к решениям общих собраний акционеров в акционерном обществе. При этом некоторые виды решений не могут быть совершены на определенный срок в силу их природы, поскольку либо не предполагают возможности их отложенного исполнения, либо для этих видов решений законодатель по иным причинам сознательно исключил такую возможность.

Решение собрания как юридическая сделка по общему правилу может быть совершено под условием (отлагательным или отменительным), т.е. в состав решения собрания как сделки может быть включено условие. Требования к таким условиям, очевидно, содержатся в общей теории о юридической сделке. Не вызывает сомнений, что существуют как сделки, не допускающие в своем составе ничего, кроме необходимых для данного типа сделки элементов, так и типы решений собраний, также не допускающие в своем составе дополнительных элементов, в том числе условия.

Если лица, участвующие в принятии собранием решения, стремятся поставить его под определенное условие, то это является выражением их свободной воли, которую нельзя ограничивать без достаточных к тому оснований. Решение о выплате дивидендов в акционерном обществе, решение общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме о передаче в пользование общего имущества без особых сложностей могут быть приняты под отлагательным условием. Однако решения об избрании генерального директора, о заключении мирового соглашения при банкротстве, на наш взгляд, вряд ли могут быть совершены под условием, поскольку включение условия в такие решения способно существенно нарушить принцип правовой определенности и стабильности оборота. Поэтому, очевидно, участник собрания не может совершить волеизъявление (проголосовать) под условием: в противном случае определенность с тем, принято решение или нет, отсутствовала бы вовсе.

К решениям собраний как к виду юридической сделки применимы нормы ГК РФ о представительстве. Здесь следует оговориться, что положения о представительстве применимы не к решению как к таковому, а к отдельным актам частного волеизъявления (голосованию). Решения собрания могут приниматься представителями. В этом случае по общему правилу применимы положения гл. 10 ГК РФ, регулирующие вопросы представительства, выдачи доверенности, определяющие источник полномочий, устанавливающие ограничения на совершение представителем сделок, устанавливающие требование к доверенности как к письменному уполномочию и др. В то же время некоторые нормы могут оказаться неприменимыми к решениям собраний. Так, норма п. 1 ст. 183 ГК РФ явно рассчитана на гражданско-правовые договоры и не может применяться, когда речь идет о голосовании на собрании неуполномоченного лица.

Комментарий к главе 9.1

Впервые в ГК введена глава, регулирующая такой вид юридических актов, как решения собраний.

Цель данной главы заключается в установлении общих правил о принятии решений собраниями как юридических лиц, так и других участников гражданского оборота (сособственников многоквартирных домов, кредиторов банкрота и др.), а также о признании таких решений недействительными.

Несмотря на то что положения данной главы носят общий характер, они применяются только в тех случаях, когда законом или в установленном им порядке не предусмотрено иное. Соответственно, они не распространяются на решения собраний хозяйственных обществ и иных юридических лиц, в отношении которых установлены специальные правила.

Правила данной главы подлежат применению к решениям собраний, принятым после дня вступления в силу Закона N 100-ФЗ, т.е. после 1 сентября 2013 г. (п. 8 ст. 3 Закона N 100-ФЗ).

Статья 181.1. Основные положения

Комментарий к статье 181.1

1. Одной из новелл ГК стало расширение перечня юридических фактов за счет решений собраний. Статья 8 ГК дополнена специальным основанием возникновения гражданских прав и обязанностей (подп. 1.1 п. 1), а вслед за этим законодатель ввел в ГК и новую гл. 9.1, посвященную порядку принятия и юридическим последствиям решений собраний. Содержание статей главы раскрывает общие положения решений собраний, порядок их принятия, основания признания их недействительными в силу оспоримости или ничтожности.

Введение такой главы в ГК связано с потребностями практики, в том числе судебной. До сих пор тем гражданско-правовым сообществам, для которых не введены единые требования по проведению собраний и фиксации принятых решений, приходилось либо пользоваться нормами об общих собраниях собственников общего имущества согласно корпоративному или жилищному законодательству, либо изобретать собственные процедуры принятия решений, в результате применения которых могли нарушаться чьи-то права. Например, на сегодняшний день в законодательстве не содержится подробное регулирование вопросов, связанных с решениями собраний кредиторов при банкротстве или с решениями собраний участников общей собственности.

Согласно п. 4.2.1 разд. II Концепции развития гражданского законодательства в ГК следовало урегулировать такой вид юридических актов, как решения собраний (решения участников юридического лица, решения сособственников, решения кредиторов в деле о банкротстве и др.), существенной особенностью которых как юридических актов является их обязательность в силу закона для всех участников собрания, в том числе и для тех, кто не принимал участия в собрании или голосовал против принятого решения.

Некоторые авторы поспешно, на наш взгляд, сделали вывод о том, что помещение данной главы в раздел о сделках и представительстве "невольно наводит на мысль об их общей правовой природе" (Иванишин П.З. Решение собрания как основание возникновения гражданских прав и обязанностей // Гражданское право. 2011. N 2. С. 8 - 12). Представляется, что решения собраний обладают самостоятельной правовой природой. Дискуссия о сходстве природы решений собраний и сделок на сегодня уже не так остра, так как судебная практика признает отсутствие тождества между ними. Например, в одном из решений суд указал: "...общее собрание участников общества как высший орган управления обществом не является субъектом гражданских правоотношений, в связи с чем решение общего собрания участников хотя и может устанавливать, изменять или прекращать гражданские права и обязанности, но по своей сути является не сделкой, а распорядительным актом органа управления юридического лица, а поэтому никаких правовых последствий для третьих лиц решение общего собрания породить не может. Таким образом, поскольку решения общего собрания участников общества не являются сделками, то законодательством установлен специальный порядок оспаривания этих решений" (Постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 9 октября 2012 г. N 06АП-4476/2012 по делу N А04-4080/2012). Из этого следует, что "к спорным правоотношениям не может применяться законодательство о сделках", - поддерживает коллег Арбитражный суд Республики Карелия (решение Арбитражного суда Республики Карелия от 29 апреля 2009 г. по делу N А26-1007/2009). Видимо, эту позицию разделяет и законодатель, так как стремится всячески размежевать эти правовые институты в ГК.

При сравнении правового регулирования решений собраний в российском и германском праве О.М. Родионова пишет, что решение собрания является не действием, а объективированным в форме акта-документа результатом деятельности по организации осуществления субъективного права голоса участниками собрания (см.: Родионова О.М. О правовой природе решений собраний и их недействительности в германском и российском гражданском праве // Вестник гражданского права. 2012. N 5. С. 66 - 93).

Из текста закона, однако, следует, что решение собрания есть акт выражения коллективной воли. При этом в отличие от односторонних сделок или договоров для того, чтобы решение получило силу, не требуется, чтобы воля была изъявлена всеми субъектами, которым предоставлено право принятия решения. Кроме того, решение собрания является, как правило, частью юридического состава. То есть для наступления желаемых гражданско-правовым сообществом юридических последствий требуется не только решение как таковое, но и наличие иных фактов, указанных в законе. Например, решение об избрании генерального директора общества требует и подписания договора с таким лицом.

2. Положения о решениях собраний должны применяться к решениям собраний, принятым после 1 сентября 2013 г. (п. 8 ст. 3 Закона N 100-ФЗ).

Очень важным представляется указание закона на то, что правила, предусмотренные гл. 9.1 ГК, применяются, если законом или в установленном им порядке не предусмотрено иное. На это обращалось внимание еще на стадии подготовки и обсуждения законопроекта. В частности, отмечалось, что правила гл. 9.1 ГК не являются ревизией правил о собраниях акционерных обществ и обществ с ограниченной ответственностью. Поэтому в п. 2 ст. 181.1 специально внесено указание на то, что эта глава действует только в тех ситуациях, когда этот вопрос не урегулирован специальным законом или уставом. Таким образом, эта глава, по заверениям представителей рабочей группы, не касается ни хозяйственных обществ, ни других видов юридических лиц, где этот вопрос уже решен.

Таким образом, правила о решениях собраний применяются в тех случаях, когда отсутствуют специальные правила в отношении собраний тех или иных гражданско-правовых сообществ.

3. Согласно п. 2 ст. 181.1 ГК решение собрания, с которым закон связывает гражданско-правовые последствия, порождает правовые последствия, на которые решение собрания направлено, для всех лиц, имевших право участвовать в данном собрании, а также для иных лиц, если это установлено законом или вытекает из существа отношений.

Новеллой гражданского законодательства в целом следует признать введение в текст закона понятия "гражданско-правовое сообщество", участники которого принимают решения на собрании.

В качестве примера таких сообществ в комментируемой статье указываются участники юридического лица, сособственники, кредиторы при банкротстве. Поскольку перечень не является исчерпывающим, к ним можно отнести и родительские собрания, собрания сособственников, наследников, членов гаражного кооператива, соседей-дачников и т.д.

При этом применительно к юридическим лицам речь в тексте статьи идет именно об их участниках, а не о членах коллегиальных органов (совете директоров, правлении и др.). Следовательно, правила о решениях собраний напрямую не распространяются на порядок принятия и оспаривания решений органов юридического лица.

Введение нового понятия, обозначающего коллективные образования, представляется знаковым. В литературе уже отмечалось, что объединения, не признаваемые субъектами гражданского права, все же обладают правоспособностью, в том числе за пределами гражданско-правовых отношений (см. подробнее: Харитонова Ю.С., Иванов В.И. Нетипичные субъекты права в свете теории конвергенции частного и публичного права // Российское законодательство: тенденции и перспективы: Монография / Под ред. Н.А. Фроловой. М., 2013).

Признание в законодательстве правовых последствий решений собраний правосубъектных и неправосубъектных гражданско-правовых сообществ в этом смысле соответствует имеющимся потребностям теории и практики.

4. Решение собрания порождает правовые последствия для всех лиц, имевших право участвовать в данном собрании, а также для иных лиц, если это установлено законом или вытекает из существа отношений.

Право участвовать в собрании имеют лица, являющиеся членами сообщества на момент объявления о предстоящем собрании для принятия решения по определенным вопросам. Общий порядок принятия решений любых собраний установлен в ст. 181.2 ГК. Что касается установления, изменения или прекращения решениями собраний прав третьих лиц, то в данном случае законом сформулировано общее правило, которое не всегда поддерживали суды. Не признавая решение собрания сделкой, законодатель не может, однако, не указать на то, что решение собрания о назначении руководителя или реорганизации организации затрагивает права третьих лиц.

Статья 181.2. Принятие решения собрания

Комментарий к статье 181.2

1. В комментируемой статье законодатель систематизировал общие требования к порядку проведения собраний гражданско-правовых сообществ, тем самым регламентировав процедуру проведения собрания, чье решение носит гражданско-правовые последствия.

В комментируемой статье установлено общее правило, что решение собрания считается принятым, если за него проголосовало большинство участников собрания и при этом в собрании участвовало не менее 50% от общего числа участников соответствующего гражданско-правового сообщества.

Принято считать, что когда закон говорит о большинстве, имеется в виду именно простое большинство, т.е. количество голосов, превышающее 50% хотя бы на один голос. Это правило традиционно применяется для принятия решений на собраниях участников хозяйственных обществ, кооперативов, собственников общего имущества многоквартирного дома и других сообществ.

Важнейшее значение приобретает наличие кворума на собрании. Например, наличие общего собрания акционеров по вопросу, поставленному на голосование, принимается большинством голосов акционеров - владельцев голосующих акций общества, принимающих участие в собрании, если для принятия решения законом не установлено иное (ст. 49 Закона об акционерных обществах).

По этому поводу в п. 26 Постановления Пленума ВАС РФ N 19 было сделано разъяснение, что в случаях, когда стороны, участвующие в рассматриваемом судом споре, ссылаются в обоснование своих требований или возражений по иску на решение общего собрания акционеров, при этом судом установлено, что данное решение принято в отсутствие кворума для проведения общего собрания или принятия решения, суд должен независимо от того, было оно оспорено кем-либо из акционеров или нет, оценить такое решение как не имеющее юридической силы и разрешить спор, руководствуясь нормами закона. Соответствующая норма закреплена в действующей редакции ст. 49 Закона об акционерных обществах: решения общего собрания акционеров, принятые при отсутствии кворума для проведения общего собрания акционеров или без необходимого для принятия решения большинства голосов акционеров, не имеют силы независимо от обжалования их в судебном порядке.

Это правило может стать ориентиром для определения кворума на собраниях иных, помимо корпоративных, гражданско-правовых сообществ. Исходя из буквального толкования текста комментируемой статьи кворумом для легитимности проводимого собрания и принятия любого решения любого гражданско-правового сообщества является присутствие простого большинства участников сообщества на собрании. В противном случае решение собрания признается не имеющим юридической силы (см. комментарий к ст. 181.5 ГК), а собрание - несостоявшимся.

2. В отдельных законодательных актах установлены иные правила принятия решений по некоторым вопросам, которые, исходя из п. 1 ст. 181.1 ГК, как специальные имеют приоритет перед общим правилом.

Так, согласно ст. 36 Закона о потребительской кооперации решение общего собрания представителей потребительских обществ союза по вопросам его исключительной компетенции принимается квалифицированным большинством голосов (решение о реорганизации союза требует не менее 3/4 голосов представителей потребительских обществ союза, присутствующих на общем собрании представителей).

В соответствии со ст. 44 и 46 ЖК общее собрание собственников общих помещений в многоквартирном доме принимает решения о реконструкции многоквартирного дома, об использовании фонда капитального ремонта, о пределах использования земельного участка, на котором расположен дом, о пользовании общим имуществом собственников общих помещений иными лицами квалифицированным большинством в 2/3 голосов от общего числа голосов домовладельцев.

К решениям собраний иных гражданско-правовых сообществ могут быть предъявлены более жесткие требования. Однако в случае, если это прямо не закреплено в законе, сообществам потребуется выработать такие требования самостоятельно.

Более сложным является случай, когда в уставе юридического лица установлено требование принятия решения квалифицированным большинством голосов или единогласно в отличие от установленного общего требования специального закона.

Например, согласно ст. 11 Закона об акционерных обществах устав общества должен содержать сведения о порядке подготовки и проведения общего собрания акционеров, в том числе перечень вопросов, решение по которым принимается органами управления общества квалифицированным большинством голосов или единогласно. Аналогичное правило установлено в п. 2 ст. 12 Закона об обществах с ограниченной ответственностью: устав общества помимо прочего должен содержать сведения о порядке принятия органами общества решений, в том числе о вопросах, решения по которым принимаются единогласно или квалифицированным большинством голосов. Согласно ст. 9 Закона о потребительской кооперации в уставе потребительского общества должны определяться состав и компетенция органов управления и органов контроля потребительского общества, порядок принятия ими решений, в том числе по вопросам, решения по которым принимаются квалифицированным большинством голосов.

Таким образом, нормативные акты, регулирующие создание и деятельность отдельных видов юридических лиц, позволяют предусматривать в уставе требования большего числа голосов для принятия решений, чем установлено в самих законах. В таких случаях законодатель обязывает закрепить в уставе правила принятия решений по вопросам, решения по которым принимаются большинством голосов.

Наряду с этим закон может предусматривать случаи, когда решение общего собрания участников гражданско-правового сообщества должно быть принято единогласно. Редакция комментируемой статьи не запрещает сообществу самостоятельно усилить требование к порядку принятия решения единогласно, что следует зафиксировать заранее. Но при буквальном толковании приведенной нормы можно столкнуться с невозможностью усиления данного требования к принятию решения. В практике нередки споры о том, какой порядок принятия решения по числу необходимых голосов является приоритетным, если имеются расхождения по этому поводу в законе и уставе юридического лица.

Например, применительно к введению в устав ООО правил о принятии решений по некоторым вопросам компетенции общего собрания участников единогласно суды занимают противоположные позиции. В некоторых случаях суды полагают, что в уставе может быть предусмотрена необходимость принятия единогласного решения участников общего собрания по тем вопросам, для которых закон не требует единогласного решения, поскольку перечень вопросов, требующих единогласного решения всеми участниками общества, в уставе может быть расширен по усмотрению участников общества, а в законе не определен верхний предел голосов для принятия решения (Постановление Президиума ВАС РФ от 23 октября 2012 г. N 6530/12 по делу N А51-8502/2010).

В других случаях суды принимают противоположное решение о том, что в уставе общества не может быть предусмотрено единогласное решение общего собрания участников по тем вопросам, для которых закон не предусматривает единогласного решения, поскольку в законе в императивном порядке установлены случаи, когда необходимо принять решение всеми участниками общества единогласно (п. 8 ст. 37 Закона об обществах с ограниченной ответственностью). В остальных же случаях решения принимаются простым или квалифицированным большинством голосов от общего числа участников общества (Постановление ФАС Московского округа от 26 февраля 2008 г. N КГ-А40/141-08 по делу N А40-26096/07-132-254).

Предпочтительной представляется первая из приведенных позиций судов. Законодатель предоставляет участникам гражданско-правовых сообществ самостоятельно решать вопрос о том, какие требования предъявлять к порядку принятия решений по количеству проголосовавших за них голосов. Императивный характер норм о принятии тех или иных решений единогласно следует понимать как невозможность упрощения принятия решений именно по данным вопросам, но он не затрагивает возможность дополнительного ужесточения требований к принятию решений по иным вопросам повестки дня, по которым принимается решение.

Системное толкование п. 1 ст. 181.1 и п. 1 ст. 181.2 ГК позволяет говорить о приоритетном применении правил устава, принятого на основании закона, о квалифицированном или единогласном принятии решения по конкретному вопросу перед общими положениями о простом большинстве голосов для принятия решения.

3. Комментируемая статья устанавливает, что решение собрания может приниматься посредством заочного голосования. Заочное голосование представляет собой принятие решения без проведения очного собрания, т.е. без совместного присутствия участников гражданско-правового сообщества для обсуждения вопросов повестки дня и принятия решений по вопросам, поставленным на голосование.

Процедура проведения заочного голосования предусматривает передачу в письменной форме решений участников собрания по вопросам, поставленным на голосование, в место или по адресу, которые указаны в сообщении о проведении собрания. При этом законодатель не устанавливает, какое именно собрание - первоначальное, очередное или внеочередное - может быть проведено в очной, а какое - в заочной форме голосования. Из смысла закона следует, что форма заочного голосования применима к любому виду собрания сообщества.

Правила о порядке и особенностях проведения собраний в форме заочного голосования содержатся в различных нормативных актах. Например, согласно п. 3 ст. 21 Закона о садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан при необходимости решение такого сообщества может приниматься путем проведения заочного голосования. Решение общего собрания акционеров акционерного инвестиционного фонда путем проведения заочного голосования может быть принято, в отличие от других акционерных обществ, по любым вопросам, относящимся к компетенции общего собрания акционеров акционерного инвестиционного фонда (ст. 7 Закона об инвестиционных фондах). Однако не во всех приведенных актах подробно урегулирован порядок проведения собраний в заочной форме. Не сделано этого и в обновленной редакции ГК.

С вступлением в силу гл. 9.1 ГК собрание собственников общего имущества, наследников, иных участников гражданско-правовых сообществ также может проводиться в заочной форме.

В некоторых случаях закон ставит проведение собрания в заочной форме в зависимость от каких-либо обстоятельств. Так, в ст. 47 ЖК допускается: если при проведении общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме путем совместного присутствия собственников помещений в данном доме для обсуждения вопросов повестки дня и принятия решений по вопросам, поставленным на голосование, такое общее собрание не имело кворума, в дальнейшем решения общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме с такой же повесткой могут быть приняты путем проведения заочного голосования.

Обратим внимание, что в комментируемой статье законодатель ограничился лишь допущением проведения голосования в заочной форме, фактически не установив специальных требований ни к порядку проведения такого голосования (кроме п. 5 комментируемой статьи), ни по кругу вопросов, которые можно решить таким способом.

В то же время согласно п. 2 ст. 50 Закона об акционерных обществах общее собрание акционеров, повестка дня которого включает вопросы об избрании совета директоров, ревизионной комиссии, утверждении аудитора общества, а также некоторые иные вопросы (подп. 11 п. 1 ст. 48 Закона), не может проводиться в форме заочного голосования.

Не может проводиться в форме заочного голосования и общее собрание членов кооператива, повестка дня которого включает вопросы о реорганизации или ликвидации кооператива, об избрании правления кооператива, ревизионной комиссии, об утверждении годового отчета кооператива и годовой бухгалтерской отчетности кооператива (ст. 36 Закона о жилищных накопительных кооперативах). Аналогичные ограничения известны специальному законодательству и о юридических лицах иных организационно-правовых форм (например, ст. 38 Закона об обществах с ограниченной ответственностью, ст. 20 Закона о кредитной кооперации и др.).

Сам порядок и условия проведения голосования в заочной форме, поскольку в законодательстве не предусмотрено иное, целесообразно предусмотреть в уставе юридического лица. Не лишней будет в таком случае и выработка внутреннего регламента по проведению заочного голосования, который должен предусматривать текст бюллетеня для заочного голосования, порядок сообщения членам такого объединения предполагаемой повестки дня, ознакомления с необходимыми сведениями и документами, внесения предложений о включении в повестку дня дополнительных вопросов, а также указание конкретного срока окончания процедуры заочного голосования.

Следует отметить, что иногда такие правила содержатся в законе. Например, в п. 2 ст. 47 ЖК определено, что принявшими участие в общем собрании собственников помещений в многоквартирном доме, проводимом в форме заочного голосования, считаются собственники помещений в данном доме, решения которых получены до даты окончания их приема. Однако в большинстве случаев, учитывая, что речь идет о неправосубъектных с точки зрения гражданского права образованиях, правила проведения заочного голосования участникам сообщества придется вырабатывать самостоятельно.

В комментируемой статье не затронут вопрос о возможности проведения собрания в смешанной форме, когда часть участников собрания принимает решения очно, а часть отсутствующих представляет свое мнение в письменном виде путем заочного голосования. Например, акционерные общества с большим числом акционеров нередко используют смешанную форму проведения собрания, так называемую очно-заочную. Такая возможность следует из предоставляемого законом права акционерам, включенным в список лиц, которые имеют право на участие в общем собрании, принять непосредственное участие в собрании либо направлять заполненные бюллетени в общество (п. 3 ст. 60 Закона об акционерных обществах).

Применительно к жилищному законодательству, исходя из п. 2 ч. 5 ст. 45 ЖК, формами проведения общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме являются собрание (совместное присутствие) или заочное голосование. А.В. Голубев полагает, что взаимное дополнение волеизъявлений субъектов в результате применения названных форм по поводу участия в общем собрании, а также по существу поставленных на голосование вопросов, т.е. возможность принятия решения общим собранием путем смешанного голосования (на собрании и заочно), законом не предусмотрено. Поэтому, отмечает автор, для положительного решения вопроса о проведении собраний собственников помещений в многоквартирном доме в смешанной форме требуется внести дополнение в ЖК (см.: Голубев А.В. Решение общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме как гражданско-правовой договор // Законодательство и экономика. 2010. N 7. С. 60 - 68).

Таким образом, в обновленной редакции ГК не снял тех практических и теоретических вопросов, которые встают перед организаторами собраний гражданско-правовых сообществ в смешанной форме.

4. При наличии в повестке дня собрания нескольких вопросов по каждому из них принимается самостоятельное решение, если иное не установлено единогласно участниками собрания.

В данной норме содержится указание на повестку дня собрания. Между тем ни в самой норме, ни в основных положениях о решениях собрания содержание этого правового явления не раскрывается. Особенности формирования повестки дня, компетенция в принятии тех или иных решений не определены и фактически оставлены на усмотрение специального законодательства или гражданско-правового сообщества. Тем самым данная норма не может помочь решить те задачи, которые стоят перед ГК, - создать правовую определенность решений собраний и обеспечить их правовую безупречность.

В то же время вопросы определения компетенции собрания имеют решающее значение для признания решения действительным. Так, согласно п. 4 ст. 15 Закона о банкротстве в случае, если решение собрания кредиторов принято с нарушением установленных законом пределов компетенции собрания кредиторов, такое решение может быть признано недействительным арбитражным судом, рассматривающим дело о банкротстве, по заявлению лиц, участвующих в деле о банкротстве, лиц, участвующих в арбитражном процессе по делу о банкротстве, или третьих лиц, которое оформляется письменно.

5. Решение собрания выражается в юридическом акте - протоколе собрания, который оформляется письменно. Природа данного акта на сегодня определена не в полной мере. В судебной практике протокол собрания рассматривается как внешнее выражение воли участников собрания, доказательство проведения собрания и содержания круга вопросов, по которым принято решение.

Например, в одном из судебных решений суд указал следующее: "На основании судебного запроса Двадцатого арбитражного апелляционного суда Инспекция Федеральной налоговой службы по Московскому округу сообщила, что не имеет возможности предоставить заверенную копию протокола от 8 октября 2010 г. общего собрания участников ООО "УК "Движение" и заверенную копию заявления, приложением к которому является указанный протокол, поскольку в регистрационном деле ООО "УК "Движение" указанный протокол отсутствует. В результате рассмотрения спора суд сделал вывод об отсутствии в природе подлинного спорного протокола от 8 октября 2010 г. С учетом отсутствия доказательств созыва оспариваемого собрания и отсутствия подлинного протокола, в том числе и в налоговом органе, копия протокола не может быть расценена как доказательство проведения оспариваемого собрания" (Постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 22 июня 2012 г. по делу N А23-3482/2011).

В другом деле при рассмотрении требования о признании недействительными решения общего собрания учредителей кооператива, оформленного протоколом, акта налогового органа о государственной регистрации изменений в учредительные документы, об обязании налогового органа совершить действия по возврату изменений в исходное положение в соответствии с уставом кооператива суд указал, что "применение истцом в обоснование иска формулировок норм законодательства о сельскохозяйственной кооперации, регулирующих порядок обжалования решений общих собраний (о признании решения не имеющим силу), по аналогии к оспариванию протокола собрания (как формулирует исковые требования истец - о признании протокола не имеющим силу), не влияет на различие правовой природы и юридических последствий протокола собрания и принятых в ходе собрания решений, поскольку сам протокол лишь служит средством фиксации происходящего на собрании и письменно отражает, помимо прочего, результаты проведения собрания" (Постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 11 мая 2013 г. по делу N А09-10675/2012).

Распространенным является мнение судов о том, что при несогласии с принятым решением заинтересованное лицо подает иск о признании решения недействительным, а протокол является лишь подтверждением принятого решения. Поэтому неверным представляется исковое требование о признании протокола недействительным. Речь, конечно, должна идти о решении собрания по конкретному вопросу, поскольку "внутренний документ организации" (в терминологии судов) - протокол является формой фиксации принятых на собрании решений. В то же время суды обращают внимание и на то, влечет ли протокол правовые последствия для заявителей, т.е. устанавливает ли для них права или обязанности (см., например, Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 5 марта 2013 г. по делу N А27-16089/2012).

Таким образом, значение протокола не должно исчерпываться его оценкой как способа фиксации и доказательства решения собрания. Протокол как юридический акт может иметь и правообразующее значение для участников собрания и сообщества в целом. Но отождествлять протокол и зафиксированное в нем решение собрания не стоит. В одном из судебных решений суд так выразил свою позицию на этот счет: "Суд первой инстанции правомерно не нашел оснований для принятия утверждения, что данный акт неопровержимо подтверждает недействительность решения внеочередного общего собрания членов СПКК "Русичи", оформленного протоколом" (Постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 19 октября 2012 г. по делу N А63-10232/2012).

6. Согласно общему правилу комментируемой статьи протокол подписывается председательствующим на собрании и секретарем собрания.

Если требования о проведении собрания формализованы в специальном законе, вопрос о председателе собрания и секретаре, хотя и не в полном объеме, снимается на уровне нормативных актов. В гражданско-правовых сообществах, чья деятельность не урегулирована специальным законодательством, неизбежно возникнет вопрос, каким образом правильно применять данное положение ГК. Как правило, председатель собрания избирается для исполнения своих функций в течение определенного времени. Но возможны ситуации, когда председатель собрания по тем или иным причинам отсутствует (находится в отпуске, командировке, болеет и т.п.). Сообществу необходимо предусмотреть, кому поручить исполнение функций председательствующего или секретаря на период их отсутствия. Если собрание уже проводится, можно избрать председательствующего в ходе его проведения. Председательствующий может столкнуться и с необходимостью созыва нового собрания для решения иных вопросов организационного характера.

Законом может быть установлено и иное правило в отношении необходимых подписей на протоколе. Так, в связи с многочисленными жалобами и скандалами в сфере управления жилым фондом в России в отношении созданных ТСЖ органы исполнительной власти субъектов РФ до 1 марта 2013 г. должны были проверить правомерность решений домовладельцев об их создании. Внесенные в ЖК изменения (Федеральный закон от 4 июня 2011 г. N 123-ФЗ "О внесении изменений в Жилищный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации" // СЗ РФ. 2011. N 23. Ст. 3263) предполагают, что протокол общего собрания домовладельцев о создании ТСЖ подписывается всеми, кто проголосовал за создание ТСЖ, при регистрации ТСЖ представляются в регистрирующий орган в том числе протокол о создании ТСЖ, устав, сведения о лицах, проголосовавших за создание ТСЖ, и о долях в общем имуществе многоквартирного дома, которые принадлежат этим лицам (ч. 1.1, 5 ст. 136 ЖК в редакции указанного Закона). То есть в регистрации ТСЖ может быть отказано, если не представлен протокол собрания с подписями всех участников собрания, проголосовавших за создание ТСЖ.

По всем вопросам повестки дня оформляется единый протокол. В комментируемой статье, очевидно, речь идет о принятых решениях, а не вообще о решениях. Поскольку в повестке дня собрания может быть несколько вопросов, по каждому из которых принимается решение, об этом и делается соответствующая запись в едином документе - протоколе.

7. В ГК предусмотрены также общие требования к оформлению протокола собрания. При этом различаются реквизиты, обязательные для отражения в протоколе, для собраний, проводимых в очной и заочной форме. Однако разница состоит только в том, что в протоколе о результатах очного голосования должны быть указаны дата, время и место проведения собрания, а в протоколе о результатах заочного голосования - дата, до которой принимались документы, содержащие сведения о голосовании членов гражданско-правового сообщества. Также в протоколе очного собрания требуется указать сведения о лицах, голосовавших против принятия решения собрания, а в протоколе заочного голосования - только сведения о лицах, подписавших протокол. Остальные данные, обязательно отражаемые в протоколе, идентичны для протоколов очного и заочного собраний: сведения о лицах, принявших участие в голосовании; сведения о результатах голосования по каждому вопросу повестки дня; сведения о лицах, проводивших подсчет голосов.

Обращает на себя внимание то, что сведения о лицах, голосовавших против принятия решения собрания, вносятся в протокол только по требованию этих лиц. То есть данная информация не является обязательной для протокола. Однако при рассмотрении в суде споров о признании решения собрания недействительным потребуется представление доказательства голосования против.

8. В целом можно сделать вывод, что введение многочисленных неполных правил о проведении собрания усложнило процедуру проведения собраний, ранее не урегулированную законом, и не дало в достаточной мере инструментов для правового оформления их решений. До вступления в силу гл. 9.1 ГК юристы руководствовались по аналогии правилами о проведении собраний, предусмотренными в Законах об АО или ООО для корпоративных собраний, а также правилами ЖК для решения вопросов на собраниях собственников. Введение новелл ГК о решениях собраний не только не облегчило, но даже усложнило порядок принятия решений и последующей их защиты в судах для таких сообществ.

Похожие публикации