Развитие науки ведет к гибели человечества. Будущее нашей цивилизации: гибель или бессмертие? Развитие науки угрожает человеческой цивилизации

Развитие науки ведет к гибели человечества. Будущее нашей цивилизации: гибель или бессмертие? Развитие науки угрожает человеческой цивилизации

Кризис науки – составная часть кризиса техноцивилизации

Корни кризиса мировой науки следует искать в том, что наука стала использоваться для эксплуатации природы. Г. Галилей сравнивал эксперимент с испанским сапогом, в который нужно зажать природу, чтобы она открыла свои тайны; наш И. Мичурин призывал: «Мы не можем ждать милостей от природы, взять их у неё – наша задача».

Ф. Бэкон уже в XVII веке сформулировал лозунг: «Победить природу!» (цитируется по статье И.Р. Шафаревича «Будущее России», газета «Завтра», № 7, 2005 год). Ныне мы пожинаем плоды этой «победы». Учёный – посредник между природой и людьми – пренебрёг этой миссией и участвовал в тягчайшем преступлении – использовал знание законов природы для её варварской эксплуатации.

Научно-техническая революция XX века способствовала неограниченному расширению масштабов производства, повышению эффективности использования природных ресурсов, что сделало жизнь комфортной, независимой от климатических изменений, неурожаев, эпидемий, но одновременно внушила человеку абсолютно ложное ощущение могущества, «власти над природой».

Наука приняла решающее участие в создании техноцивилизации , которая выстраивалась под руководством спекулятивной финансовой системы, действующей ради получения сверхприбылей для «глобальной элиты».

Зависимость от финансовых мошенников стала трагедий для науки. Попав под власть финансовых спекулянтов, наука стала коммерческой.

Учёные избрали циничный девиз: «Мы делаем то, за что платят!» Наука, и, прежде всего, наука западная, всегда выполняла заказ, продиктованный конкурентной борьбой финансовых структур за сферы влияния и рынки сбыта.

Наука стала инструментом в борьбе за соревнование в мире двух Сверхдержав , поэтому в ХХ веке капиталовложения в науку распределялись примерно следующим образом (данные академика В.И. Страхова):

50% – разработка оружия;

30% – разработка технических средств;

10% – фундаментальная наука, естественные науки, математика;

5% – общественные науки;

5% – образование и медицина.

Расплатой за такую позицию науки стала быстро нарастающая узость мышления учёных, скудоумие, не позволяющее позаботиться о последствиях использования своих открытий. Наука продемонстрировала, что разум без совести способен вызвать огромные разрушения .

В погоне за почестями и деньгами учёные даже не попытались убедить политиков, что защищать Родину, уничтожая природу – это безумие, чреватое гибелью всего живого и принялись под давлением политиков разрабатывать новые типы оружия – химическое, бактериологическое, атомное.

В производстве атомного оружия, в его испытаниях и применении, в получении ядерного топлива в промышленных масштабах – во всех этих действиях учитывались лишь политическая и экономическая целесообразность, и весьма поверхностно просчитывались экологические последствия, что привело не только к сильному заражению обширных регионов (Хиросима и Нагасаки , Семипалатинский полигон, Южный Урал – район комбината «Маяк», атолл Бикини и др.), но и к общему повышению радиационного фона планеты .

Но, судя по воспоминаниям учёных – авторов советского атомного проекта (Френкель, Харитон, Зельдович, Тамм, Гинзбург), они не задумывались над тем, сколько людей погибнет и заболеет при испытаниях, какой вред будет нанесён природе – след атомного взрыва не был просчитан.

Зато воспоминания изобилуют описанием коммерческого успеха авторов типа: «пролился золотой дождь», премии составляли до 40 зарплат, за колючую проволоку в Арзамасе доплачивали 70% к зарплате. Упоминаются элитные квартиры, дачи и пр. Так, академик В. Гинзбург в своих воспоминаниях весело и без стыда сознаётся, что А. Сахаров , не имевший поначалу отношения в атомному проекту, был в него включён потому, что ему в тот момент очень нужна была квартира.

Следовало бы в раковых корпусах повесить фамилии этих «замечательных героев-физиков», чтобы пациенты знали, кому они обязаны ранней и мучительной смертью. И в Японии, где рост раковых заболеваний не прекратился даже через десятилетия после атомной бомбёжки, следовало бы обнародовать эти имена.

Сегодня учёные, трусливо и угодливо следуя за безумными финансистами и политиками, озабоченными лишь ростом своих капиталов, участвуют в раскручивании атомной энергетики, хотя «мирный атом» очевидно, не является вполне мирным, даже в отсутствии катастроф типа Чернобыльской.

И проблемы гидроэнергетики – малоэффективной экономически и чрезвычайно опасной экологически не находят себе места в официальных научных дискуссиях. Только редкие отчаянные «диссиденты » от науки рискуют их обсуждать (см., например, труды М.Я. Лемешева, Б.М. Ханжина и др. «Социально-экологический апокалипсис» , В.Г. Васильева «Энергетика планеты Земля»).

И космическая отрасль, при молчаливом попустительстве учёных, действует ради демонстрации военной силы государств, их престижа, ради выполнения малозначащих экспериментов, ради получения денег, например за катание туристов. То, что каждый запуск – катастрофическое повреждение атмосферы , нарушение озонового слоя, выброс огромных масс высокотоксичных веществ, расход тысяч тонн невосполняемых ресурсов планеты – это не принимается в расчёт. Осуществляемый сегодня массовый запуск спутников-шпионов и спутников для систем связи также не оценён с точки зрения экологического вреда.

О биологической опасности, связанной с масштабным распространением генетически модифицированных продуктов (ГМО), которые плохо изучены и безопасность которых не доказана, говорит доктор биологических наук , член Экологической Женской Ассамблеи при ООН И. Ермакова :

«Ряд независимых научных исследований показывает вред, который они могут нанести человеку и окружающей среде, приведя к гибели всего живого на планете. Статистика показывает страшные факты: ежегодно 800.000 детей в России рождаются с разными формами патологии (около 70%). В России смертность в два раза выше рождаемости, а средняя продолжительность жизни сократилась более чем на 10 лет. Наблюдается резкое сокращение численности животных и растений, исчезновение многих видов. Процесс деградации и разрушения можно остановить, только сохранив науку в России , что спасёт Россию и всю планету, которая из-за человеческой беспечности, глупости и трусости оказалась на пороге мощнейшей экологической катастрофы и самоуничтожения.

Тем не менее, генетически модифицированные культуры распространяются по планете. В 2004-м году ими было засеяно в мире около 81 млн. га, то есть 17% всех площадей, пригодных к земледелию, что на 15% больше чем в 2003-м году. Это происходит вследствие экономической выгоды от использования генно-модифицированных продуктов компаниями-производителями. Да и учёным невыгодно терять хорошо оплачиваемую работу, поскольку под эти исследования выделяются гранты. Поэтому, наука не должна зависеть от коммерсантов, а должна поддерживаться государством. А пока российские прилавки наводнили опасные для здоровья продукты питания, которые некому проверять и изучать, а независимые учёные, честно проводящие исследования генно-модифицированных продуктов, подвергаются атакам транснациональных компаний…» (газета «Время» № 11-12, 2006 г.).

Но, по словам директора центра «Политика управления риском генной инженерии живых организмов » А. Голикова, «если новый продукт или технология экономически оправданы, то они придут». Добавим: несмотря на любые предостережения учёных. А генетически модифицированные продукты коммерчески выгодны, ибо не требуют обработки против вредителей – ни одна живая тварь на Земле, кроме человека, не хочет их есть.

Их проталкиванием на продовольственный рынок занимаются не только коммерсанты вроде главы Зернового союза России Аркадия Злочевского , который кричит с телеэкранов, что он хочет есть только трансгенные продукты, но и «учёные» вроде директора Института питания РАМН Тутельяна . Увы, сегодня наука изобилует индивидуумами, которым кресло дороже жизни на Земле. И чем меньше ума и совести у такого «учёного», тем более высокое кресло он занимает.

Эксплуатировать интеллектуалов ради получения прибыли или занять их бессмысленными мелочами – такова политика глобальных финансовых структур, командующих сегодня всеми сферами жизни и в том числе наукой . А учёные, стремясь к финансовому благополучию, сами покорно сдали свои позиции идеологов, духовных наставников общества, общественных лидеров и покорно согласились сделать науку примитивно-утилитарной.

Наука превращена в фабрику технических штучек , обеспечивающих компаниям прибыли. Современные выставки научных достижений напоминают демонстрацию заводных игрушек, где что-то светится, шевелится и попискивает.

Безответственность учёных – источник серьёзной экологической опасности. Вот парочка новых «прорывных» научных проектов.

Мотивация этих проектов более чем сомнительна: авторы создания гигантского ускорителя лепечут, что хотят проверить теорию взрыва, хотя вполне могут устроить взрыв практический, заставив всех землян проверять смутные теории на себе. Биологи столь же невнятно вещают о возможности лечения стволовыми клетками эмбрионов, полученных в результате скрещивания, болезни Паркинсона и Альцгеймера. Но возможные катастрофические последствия таких экспериментов всерьёз не обсуждаются. Учёные отделываются шуточками о конце света – им хорошо платят. И никому не придёт в голову подумать о сохранности природы, о предотвращении болезней не сомнительным лечением, а восстановлением чистоты природной среды обитания человека.

Ещё в начале ХХ века гениальный В. Вернадский предупреждал, что человек, став основной геологообразующей силой планеты, подошёл к порогу допустимого. Академик Н. Моисеев в своей книге «Мировое сообщество и судьбы России» писал, что «самым опасным и трагичным для человека может оказаться потеря стабильности биосферы… перехода биосферы в некое новое состояние, в котором параметры биосферы исключают возможность существования человека».

Но власти не слушают предупреждения учёных . За короткий период в сто с небольшим лет деятельность человека, вооружённого научными достижениями, вызвала так называемую «научно-техническую революцию», которая почти полностью исчерпала природные ресурсы, накопленные планетой за миллиарды лет, привела к катастрофическому загрязнению воздуха и вод, нанесла Земле и околоземному пространству чудовищное, возможно, невосстанавливаемое повреждение

Ежедневно на Земле добывается 89 миллионов баррелей нефти. Всего природных ресурсов ежедневно добывается и расходуется столько, что для их возобновления природе потребуется около 100 лет. За год человечество сжигает такое количество углеводородов, которое аккумулируется Землёй в течение более миллиона лет.

Руководитель Федерального агентства по недропользованию А. Ледовских успокаивает нас: «Нефти нам хватит ещё примерно на 50 лет, газа – на 100». Правда, чиновник не уточнил, кому это «нам» – нефти и газа в России хватит. Судя по росту цен на бензин и газ, речь идёт явно не о большинстве населения. Тогда о ком? О российских миллиардерах? Им нефти и газа точно хватит.

По данным журнала «Forbes» (май, 2008 г.) в России стало уже 100 долларовых миллиардеров «Нам нефти хватит!» – это единственное, что волнует власть, хотя ситуация в стране и в мире требует срочного пересмотра отношения к добыче ископаемых ресурсов.

Техноцивилизация, уже поглотившая львиную долю невосполнимых запасов сырья, большую часть пространства Земли, почти исчерпала ресурсы не только для своего развития, но и для поддержания своего существования. Техногенные катастрофы стали сегодня повседневной реальностью. Искусственный мир , который создал человек, балансирует на грани гибели. Соответственно, на грани гибели оказалась и наука, ориентированная исключительно на создание техносферы, наука , работающая на коммерсантов, забывшая о сбережении природы.

Именно безответственная готовность учёных делать то, за что платят, не заботясь о последствиях своих упражнений, привела к ситуации, которая всё чаще обозначается как «техносуицид» человечества – гипертрофированное разрастание техносферы, убивающее биосферу Земли и человека.

Наблюдая за тем, как развивается технический прогресс, наука и медицина, все чаще приходишь к мысли, что к концу XXI века человечество обретет силу древних богов, о которых когда-то слагались мифы. Но к чему все это приведет и что ждет нас на пути к Олимпу?

Все технические революции, которые мы наблюдаем, можно считать этапами большого пути к одной великой цели: созданию планетарной цивилизации. Переход к ней должен стать, вероятно, величайшим событием в истории человечества. Мало того, поколение живущих сегодня людей можно смело считать самым значительным из всех, что когда-либо жили на нашей планете. Именно они должны определить, достигнет ли человечество этой великой цели или будет ввергнуто в пучину хаоса. С того момента, когда наши предки впервые вышли из Африки около 100 000 лет назад, миновало около 5000 поколений, но лишь одно поколение - сегодняшнее - определит судьбу нашего мира.

В отличие от профессиональных историков, которые рассматривают историю через социальные движения, войны, деяния королей, распространение идей и прочее, физики рассматривают историю через призму потребления энергии.
На протяжении бессчетных тысяч лет человек был ограничен одной пятой лошадиной силы, т.е. силой своих рук. Целые эпохи человека, по существу, сложно отличить от жизни диких животных: маленькие племена, добыча пропитания в суровом и враждебном мире. Не существовало никаких записей, вся информация передавалась из уст в уста у одиноких степных костров. Средняя ожидаемая продолжительность жизни составляла 18–20 лет. Все имущество человека ограничивалось тем, что он мог унести на плечах. Большую часть жизни человек страдал от голода, а после смерти пропадал бесследно, ничего после себя не оставив.
Но вот завершился последний ледниковый период и люди сумели одомашнить лошадей и быков, тем самым увеличив энергию, которой могли распоряжаться до 1 л.с.

Излишки, возникшие в результате сельскохозяйственной революции, породили новые нетривиальные способы сохранения и приумножения богатства. Возникли математика и письменность, позволившие организовать учет благосостояния. Потребовались календари, чтобы определять сроки сева и сбора урожая; потребовались писцы и счетоводы, способные следить за капиталом и облагать его налогом. За счет излишков были созданы большие армии, королевства, империи, возникли рабство и древние цивилизации.
Промышленная революция показала, что капитал могут создавать машины, а массовое производство может приносить сказочное богатство. Крестьяне, изголодавшиеся в очередной неурожайный год и измотанные тяжким трудом на полях, бежали в города и превращались в промышленных рабочих. Затем тележников и кузнецов сменили автослесари, а двигатель внутреннего сгорания дал человечеству сотни лошадиных сил.
И вот, наконец, сегодня мы наблюдаем очередную волну: сейчас источником капитала стала информация. Богатство стран теперь измеряется электронами, бегающими по всему миру по проводам. Уже сейчас вокруг нас повсюду используются и развиваются интернет-платежи, электронные валюты (в т.ч. и игровые валюты, криптовалюты, такие как, например, нашумевший Bitcoin), различные системы оплаты. Наука, коммерция и развлечения сегодня путешествуют со скоростью света. Человек, где бы он ни находился, в любое время может получить всю необходимую информацию.

Цивилизации типа I, II и III

Живущим сегодня людям довелось жить в период,
который можно рассматривать как три или четыре
самых необычайных столетия в истории человечества.
Джулиан Саймон

Но к чему приведет человечество экспоненциальный рост потребления энергии? Можем ли мы ответить на вопрос: что случится с человечеством через сотню или даже тысячу лет такого развития?
Физики для классификации цивилизаций оценивают их на основе законов термодинамики, а также все по тому же критерию: потребляемой энергии. Сканируя небо в поисках внеземных цивилизаций, они ищут вовсе не биологические формы жизни, а объекты с выработкой энергии, соответствующей цивилизациям типа I, II и III. Впервые такую иерархию предложил русский астрофизик Николай Кардашев в 1960-е для классификации радиосигналов от возможных цивилизаций в открытом космосе.

Он прекрасно понимал, что цивилизации могут кардинально различаться по культуре, общественному устройству, принципу управления и т. п., но законы природы неумолимы и поэтому даже самые высокоразвитые цивилизации вынуждены им подчиняться. Благодаря этому, ясно, что с Земли мы можем зарегистрировать и измерить лишь одно - потребление энергии, и классифицировать цивилизации следует именно по этому критерию. Кроме того, согласно Второму закону термодинамики , любая высокоразвитая цивилизация создаст энтропию в виде использованного тепла, которое неизбежно уйдет в космос. Поэтому даже если эта цивилизация попытается замаскировать свое присутствие, будет невозможно скрыть слабое свечение, создаваемое их энтропией.

Цивилизация I типа – это цивилизация, которая использует всю энергию, приходящуюся от звезды на планету, или точнее 10 16 Вт. При помощи этой энергии такая цивилизация может управлять ураганами, корректировать погоду, строить города даже в океанах. Их ракеты бороздят космос, но их источники энергии в основном ограничены родной планетой. Такие цивилизации – настоящие хозяева своей планеты и поэтому называются планетарными.

Цивилизация II типа использует энергию всей звезды, или приблизительно 10 26 Вт. Такие цивилизации, вероятно, могли бы даже контролировать солнечные вспышки. Кроме глупости обитателей планеты, ничто известное науке не сможет уничтожить такую цивилизацию. Кометы и метеоры можно будет направлять в другую сторону, ледниковые периоды можно будет предотвратить, изменяя климатические условия, даже угрозы взрыва близлежащей сверхновой можно избежать, просто-напросто покинув родную планету и транспортировав цивилизацию подальше от опасности.

Цивилизация III типа уже исчерпали энергию одной солнечной системы и колонизировали обширные участки родной галактики. Мощность потребления таких цивилизаций оценивается величиной порядка 10 36 Вт – такую энергию дают 10 миллиардов звезд. Цивилизацией III типа можно, пожалуй, назвать Империю из саги «Звездные войны» или, может быть, боргов из «Звездного пути». Те и другие колонизировали значительную часть своей галактики, захватив миллионы звездных систем. Они могут путешествовать по галактике как угодно.

Таким образом, типы различаются между собой в 10 миллиардов раз, т.е. энергопотребление цивилизаций III типа в 10 миллиардов раз больше, чем у цивилизаций II типа.

Согласно этой шкале наша земная цивилизация относится к 0 типу, ведь мы до сих пор получаем энергию из остатков погибших растений, т. е. из нефти и угля. Даже управление ураганами, которые несут в себе силу сотен ядерных бомб, находится за пределами наших технологических возможностей. Однако американский астроном Карл Саган предложил интерполировать значения шкалы для обозначения меньших порядков. Саган использовал следующую формулу:


где K – рейтинг цивилизации, а W – энергопотребление в ваттах.

По состоянию на 2007 год значение по шкале Кардашева составляет примерно 0,72. Важно отметить, что по формуле Сагана, значение 0,72 означает, что человечество использует около 0,16 % от общего объема энергетического бюджета планеты. Так что нам еще идти и идти до планетарной цивилизации I типа, ведь в отношении выработки энергии цивилизация первого типа все же в тысячу раз превосходит цивилизацию типа 0,7.

Чтобы понять, сколько нам потребуется времени на этот переход, можно произвести нехитрые вычисления. Чем грандиознее экономика, тем больше энергии ей требуется, а поскольку ВВП многих стран находится в пределах 1-2% в год, можно ожидать роста потребления энергии примерно с такой же скоростью. При таких скромных показателях нам понадобится 100-200 лет для достижения статуса планетарной цивилизации. Для достижения уровня цивилизации II типа потребуется от 1000 до 5000 лет. И, наконец, для III типа нужно от 100 000 до невероятного по людским меркам 1 000 000 лет.

Переход к первому типу

Прекратить стремиться к будущему, где технология и биология сливаются в единое целое и ведут к сингулярности, - это все равно, что отказаться от своей сущности.
Deus Ex: Human Revolution

Читая статьи на любимом Хабре, статьи в газете, видя новости по зомбоящику, мы постоянно видим все новые свидетельства того, что человечество стоит на пороге перехода от условного типа 0 к типу I. Цивилизация I типа рождается на наших глазах.
  • Языки. Сегодня люди на нашей планете говорят на 600 языках, но уже в ближайшие несколько десятков лет 90% из них обречены на исчезновение, по мнению Майкла Краусса (Michael Е. Krauss) из Центра коренных языков Университета Аляски. Революция телекоммуникаций все больше ускоряет этот процесс, поскольку люди, живущие даже в самых отдаленных районах, получают свободный доступ к ресурсам на английском языке. Однако ушедшие языки останутся навсегда в хранилище человеческих знаний – интернете. Таким образом, английский язык имеет все условия стать планетарным языком. Уже сегодня английский де-факто стал языком науки, финансов, бизнеса и развлечений, а также самым популярным иностранным языком на планете.
  • Интернет. Люди получили возможность общаться друг с другом, находясь при этом в различных частях земного шара. Skype и прочие технологии позволяют нам использовать интернет как планетарное средство связи. Некоторые люди уже считают, что у них больше общего с кем-то с другой части планеты, чем с соседом. И весь этот процесс только начинает ускоряться, и продолжит по мере прокладки новых оптико-волоконных сетей, запуска новых спутников. Достаточно вспомнить недавний проект от Google по запуску сети из воздушных шаров для всемирного доступа к интернету.
    Остановить этот процесс уже невозможно.
  • Экономика. Сегодня, не принимая в расчет общих тенденций мировой экономики невозможно рассматривать экономику одной отдельной страны в целом. Финансовый кризис в одной стране неизбежно затрагивает все остальные страны и волной катится по всему миру. Так было уже не единожды за последнее десятилетие, и мы все это помним. Таким образом, мы все – свидетели зарождения единой планетарной экономики. Об этом ясно свидетельствует подъем Евросоюза. Веками воевавшие европейские государства бросили все старые распри и объединились вместе. Теперь в ЕС сосредоточено больше всего капиталов на планете. В дальнейшем другие страны, видя невозможность сохранять конкурентоспособность в одиночку, продолжат объединяться в экономические блоки. Даже Таможенный союз Беларуси, России и Казахстана продиктован этой необходимостью.
  • Культура. Уже сегодня, в какой бы части света вы ни путешествовали – везде заметны одни и те же культурные тенденции в музыке, моде, искусстве. Голливуд, оценивая будущий успех нового фильма, тщательно просчитывает впечатление, которое тот должен произвести на представителей разных культур. Главными источниками дохода для Голливуда - и свидетельством зарождения планетарной культуры - служат фильмы на кросс-культурные темы с участием международных знаменитостей. В мире моды происходит то же самое – всемирно известные бренды делают моду одинаковой в масштабе всей планеты. Все больше людей, войдя в средний класс, приобщаются к мировой моде. Высокая мода теперь доступна не только привилегированной элите. Глобальная культура станет связующим звеном в общении людей разных культур. Это уже произошло со многими местными элитами мира. Эти люди говорят на своем языке и соблюдают свои традиции, но при общении с людьми других культур говорят по-английски и следуют международным правилам поведения. Это модель зарождающейся цивилизации I типа.
  • Туризм. Тысячелетия люди проживали свою жизнь в основном в тех же местах, где и родились. Разные культуры и народы мало контактировали друг с другом. Но сейчас с развитием средств коммуникаций, путешествовать становится как никогда просто. Студенты с одним рюкзаком за плечами и малым количеством денег умудряются объехать всю Европу или Америку. И сейчас туризм – это одна из самых быстрорастущих отраслей. Экономика некоторых стран даже держится в основном только на туризме.
  • Средний класс. Сотни миллионов людей из Китая, Индии и других стран постоянно пополняют эту категорию. Это поистине величайший социальный подъем за историю человечества. Этих людей, прекрасно разбирающихся в культурных и экономических тенденциях на планете, мало волнуют войны или религия, но в большей степени для них важны политическая и социальная стабильность и потребление. Их цель - обзавестись домиком в пригороде и двумя машинами.
  • Экология. Люди постепенно осознают, что экологические катастрофы не имеют национальных границ и могут стать причиной международных конфликтов. Все чаще экологические угрозы широко обсуждаются по всему миру. После того, как над Южным полюсом образовалась озоновая дыра, страны объединились и договорились ограничить производство и потребление фреонов, которые используются в холодильниках и промышленных системах. В декабре 1997 г. в Японии был принят Киотский протокол , обязывающий развитые страны и страны с переходной экономикой сократить или стабилизировать выбросы парниковых газов, ведь угроза парникового эффекта куда страшнее озоновой дыры.
  • Войны. Они по-прежнему будут происходить, но их характер изменится по мере распространения демократии в мире. Когда благосостояние людей растет и им есть, что терять, войны вести все труднее. Более того в развитых странах рождается меньше детей, поэтому некому с такой же легкостью пополнять ряды армии, как это было раньше. В демократическом обществе с живой прессой, оппозиционными партиями и многочисленным средним классом, который в войне может потерять все, военную лихорадку культивировать сложно. Когда матери хотят знать, зачем их детей посылают на войну, а пресса высказывается скептически – это еще сложнее. Более того, падение цен на межконтинентальные перелеты делают регулярными контакты разных народов и интеграцию культур. Непонимание порождает враждебность, но, согласитесь, довольно сложно затеять войну с тем, кого хорошо знаешь.

Переломный момент в истории

Итак, теперь вы убедились, что человечество находится на переломном моменте в истории развития нашей цивилизации – переходу к первому типу. Но что таит в себе этот переход?

Именно сейчас определяется, будет ли человечество процветать или же погибнет по собственной глупости. Этот переход невероятно опасен, потому что мы по-прежнему являемся заложниками первобытной дикости и варварства, но с тем отличием, что теперь у нас есть ядерное, химическое и биологическое оружие. В нашем обществе, как и раньше, существуют расизм, сектантство, нетерпимость, ненависть – природа человека не изменилась за последние тысячелетия.

Путь к первому типу будет сопровождаться все усиливающейся энтропией (парниковый эффект, загрязнение, ядерные войны, болезни), что в итоге может нас и погубить. Космолог Мартин Рис дает отрезвляющую оценку шансов на успешное преодоление этой проблемы: пятьдесят на пятьдесят. Терроризм, создание бактерий и вирусов, достижения биоинженерии и другие технологические кошмары – одна из сложнейших проблем человечества.

Возможно, именно по этой причине мы не наблюдаем другие цивилизации в нашей галактике. Их погубили внутренние противоречия или собственное загрязнение, в то время как они стремились достичь статуса цивилизации первого типа.

Так что, этот переход станет испытанием огнем для всей нашей цивилизации и главная роль – роль кузнеца принадлежит нашему поколению. Если мы выживем, мы станем сильнее – подобно тому, как закаляется сталь.

Классификация по информации

Мы создали такую сложную, быстро меняющуюся и информационно перегруженную окружающую среду, что должны все чаще справляться с избытком информации таким же образом, как животные, которых мы давно превзошли.
Роберт Чалдини. «Психология влияния»

Информационная революция заставила ученых обратить внимание на то, что не только энерговооруженность может показать уровень развития цивилизации, но также количество информации, которое цивилизация способна перерабатывать.

Условия развития для разных цивилизаций во Вселенной не могут быть одинаковы. Можно вообразить планету, где атмосфера хорошо проводит электричество. В таких условиях любой компьютер быстро сгорит, так что жители этой планеты могут использовать только самые примитивные электрические приборы. Будет трудно создать интернет, что будет сильно тормозить развитие науки и экономики. В конечном счете, такая цивилизация сможет подняться по шкале Кардашева, но этот подъем будет очень долгим и болезненным.

Саган предложил применить информационный критерий для еще одной классификации. Он выделил типы от A до Z, где к типу A относятся примитивные цивилизации, в которых еще нет письменности, но уже существует разговорный язык. Чтобы понять, сколько информации может содержать такая цивилизация, Карл Саган предложил использовать игру «20 вопросов», когда нужно отгадать загаданный предмет, при этом задав не более 20 вопросов, ответ на которые лишь «да» или «нет» (например вопрос: «Это съедобное?»). В итоге мы поделим мир на 2 20 частей (или приблизительно 10 6). То есть информационное содержание цивилизации типа A равняется 10 6 бит информации.

Древняя Греция была цивилизацией с развитой письменностью, богатой литературой и содержала около миллиарда единиц (10 9) информации, что соответствует типу С.

Приблизительно оценив современное количество книг в библиотеках, приблизительное количество страниц в каждой книге, количество фотографий, видеозаписей, Саган пришел к цифре 10 15 бит. Так что нас можно классифицировать как тип H. Учитывая наше энергопотребление мы – цивилизация типа 0,7H.

Когда земная цивилизация разовьется до типа 1,5J или 1,8K, овладеет технологиями межзвездных полетов – возможно, именно тогда произойдет наш первый контакт с внеземными цивилизациями. Но до этого момента у нас впереди еще как минимум несколько столетий или даже тысячелетий. Информационная оценка галактической цивилизации III типа возможна, если умножить количество планет в нашей галактике, благоприятных для жизни, на информационное содержание каждой планеты. Саган оценивает такие цивилизации как тип Q. В то время как тип Z соответствует цивилизации, способной использовать информационное содержание миллиарда галактик, то есть практически всей видимой вселенной.

Классификация по энтропии

Дорога цивилизации вымощена консервными банками.
Альберто Моравиа

Чтобы всесторонне оценить развитие цивилизации, одной энергии и информации не достаточно. Чем больше энергии потребляет цивилизация и чем больше производит информации, тем больше страдает окружающая среда. И это не просто мусор. Отходы цивилизаций I и II типа могут попросту их погубить.

Нечто похожее было изображено в мультфильме «ВАЛЛ-И», где человечество так сильно загадило Землю, что в итоге оставило все как есть и переселилось на космические корабли.

  • Первый тип – цивилизация, которая сдерживает рост энтропии, используя для этого все возможные средства, ограничивает рост тепла и накопление отходов. В конечном счете, в ходе экспоненциального роста энергопотребления, цивилизация осознает, что дальнейший рост энергетических запросов может сделать планету непригодной для жизни. Разумно используя возобновляемые источники энергии, нанотехнологии, исключая лишние потери и неэффективность, такая цивилизация будет отодвигать этот момент.
  • Второй тип – это цивилизация, которая продолжает расширяться, расти и увеличивать энергопотребление, не сильно задумываясь об энтропии. Когда родная планета придет в негодность, эта цивилизация оставит ее и переселится на другие планеты. Но космическая экспансия очень сложное и дорогое удовольствие, и, если энтропия будет расти быстрее, чем способность цивилизации к экспансии, то тогда такую цивилизацию будет ждать гибель.

Шаги к будущему

Невозможно представить, на какие высоты может подняться через тысячу лет власть человека над материей. Может быть, мы научимся лишать вес тяжести и придавать ему абсолютную легкость, чтобы легче было перевозить. Сельское хозяйство, возможно, будет требовать меньше труда и давать удвоенный продукт. Все болезни можно будет предотвратить или вылечить, не исключая даже и старость, а жизнь продлить на сколько угодно, до допотопных мерок и даже более.
Бенджамин Франклин

Что касается нашей земной цивилизации, то поскольку космические полеты будут еще в течение нескольких столетий безумно дороги, а терраформирование близлежащих планет и лун будет представлять собой гигантскую научную и экономическую проблему, то наша развивающаяся цивилизация потенциально может задохнуться в собственном лишнем тепле, если не сумеет миниатюризировать и рационализировать обработку информации.

Человеческий мозг содержит около ста миллиардов нейронов (число галактик в видимой вселенной) и практически не выделяет тепла. Сейчас ученые пытаются симулировать работу нейронной сети головного мозга с помощью суперкомпьютера (Симуляция 1-й секунды активности 1% мозга заняла 40 минут на кластере из 82 944 процессоров), но по-видимому, если бы стояла задача создать компьютер, способный производить вычисления со скоростью в квадриллионы байт в секунду - задача, которую мозг выполняет без всякого напряжения, - то такой компьютер, вероятно, занимал бы несколько кварталов, а для его охлаждения потребовалась бы целое водохранилище. Мы можем размышлять над тонкими материями и при этом совсем не потеем.

Конечно же, мозг это вовсе не компьютер, тут нет центрального процессора или операционной системы. Мозг – это нейронная сеть, в которой модели памяти и мышления распространены по всему мозгу, а не сосредоточены в центральном процессоре. И электрические сигналы между нейронами являются по сути химическими, так что мозг не может совершать быстрых сложных вычислений, но зато компенсирует свою медленную работу возможностью параллельной обработки данных и может фантастически быстро принимать новые задачи.

Сейчас ученые пытаются применять идеи, заимствованные у природы. Идут работы над развитием ДНК-компьютеров и квантовых компьютеров . Вместе с развитием нанотехнологий мы сможем находить более эффективные пути развития, нежели создание огромных количеств лишнего тепла, угрожающего нашему существованию.

Хотя космические полеты в большей части XXI века останутся уделом самых богатых людей и государств, создание "космического лифта " может все изменить. Углеродные нанотрубки достаточно прочные и легкие, чтобы выполнять функцию троса такого лифта. Создание лифта оценивается в 7-12 млрд долларов США. НАСА уже финансирует соответствующие разработки американского Института научных исследований, включая разработку подъёмника, способного самостоятельно двигаться по тросу.

Но даже если такая технология станет реальностью, лифт будет способен доставлять грузы или астронавтов на околоземную орбиту, а не к другим планетам. Все проблемы космических колоний упираются в тот факт, что полет на Луну (не говоря уже о полетах к другим планетам) во много раз превышает стоимость полета на околоземное пространство. Размещение человеческой колонии на Луне или Марсе обанкротит любое государство, не принося никакого дохода.

Кроме экономических проблем, необходимо учитывать опасность людям на борту, космическая радиация, длительное нахождение в невесомости, возможность катастрофы (мы все еще используем ракеты на жидком топливе, и вероятность катастроф составляет один к семидесяти) – все эти проблемы еще долго будут мешать нам осваивать Солнечную систему.

Конечно, через пару столетий все изменится: стоимость полетов снизится достаточно чтобы активно поддерживать и развивать колонии на Марсе которые мы сможем создать, возможно, уже через пару десятков лет. Высадка первых людей на Марсе, согласно проекту Mars One , состоится уже в 2023 году.

Создание солнечно-ионного двигателя может стать толчком для межзвездных полетов. Такие двигатели будут обладать малой тягой, зато они могут поддерживать эту тягу годами. Они будут концентрировать солнечную энергию, разогревать газ, например цезий, а затем выпускать его через сопло, что обеспечит умеренную тягу, которую можно будет поддерживать почти до бесконечности.

Хотя держа курс на цивилизацию I типа, мы вряд ли потянемся к звездам, скорее всего мы еще в течение многих столетий будем оставаться на Земле, преодолевая националистические, фундаменталистские, расистские и сектантские проблемы, борясь с повышением температуры на планете, парниковым эффектом и бесчисленным множеством других проблем.

Наука позволила человечеству поднять разрушенные города и страны из руин войны, обеспечить мир и процветание миллиардам людей. Истинное могущество науки в том, что она увеличивает наши возможности и придает силы, предоставляя нам выбор. С одной стороны, наука способствует изобретательности, творчеству и терпению, присущим человечеству, но с другой - усиливает и наши явные недостатки. Человечеству очень важно обрести мудрость и направить меч науки в нужную сторону.

В нашем обществе трудно обрести мудрость. Айзек Азимов однажды сказал: «Самое печальное в нынешнем обществе то, что наука аккумулирует знания быстрее, чем общество обретает мудрость». Мартин Рис предостерегает: «Если мы друг друга поубиваем, то уничтожим поистине космические возможности. Так что если кто-то верит, что жизнь на Земле - это явление уникальное, то это не означает, что жизни всегда предстоит быть незаметной деталью этой вселенной».

Что ж, мы живем в интереснейшее время. Наука и техника открывают перед человечеством новые миры, о которых прежде мы могли только мечтать. Именно наше поколение решит, погибнет ли человечество или обретет бессмертие, сделав шаг к цивилизации I типа.

P.S.

Во время написания этой статьи, я много раз обращался к моим любимым книгам «Параллельные миры» и «Физика будущего», написанных известным популяризатором науки Митио Каку . Советую их к прочтению всем.
Это моя первая статья, потратил на ее написание несколько вечеров. Извиняюсь, что получилась такой объемной, зато, надеюсь, интересной.

Теги: Добавить метки

По словам команды философов, математиков и ученых из Оксфордского университета будущего человечества, появляется все больше доказательств того факта, что наша зависимость от технологий может стать причиной гибели человеческой расы.

СМИ активно обсуждают целый спектр вероятных катастроф, которые могут уничтожить человечество, но самые «популярные» угрозы, среди которых падение астероида, землетрясение и извержения вулканов, вряд ли погубят население планеты в ближайшем будущем.


Таково мнение Ника Бострома, философа и директора Университета будущего человечества, который совместно с коллегами пытается определить действительные причины гибели людей.

По словам Бострома, в настоящий момент между странами завязалась самая настоящая технологическая гонка, поэтому людям придется стать достаточно мудрыми, чтобы использовать инновации лишь во благо.

К таким хорошо известным угрозам, как ядерный холокост, добавляются быстро развивающиеся технологии, среди которых машинный интеллект и наносистемы, которые несут как беспрецедентные возможности, так и риски.

Технология производства деструктивных наноботов выглядит намного более простой, нежели создание эффективной защиты от подобных атак. Поэтому, вполне возможно, придется пережить период уязвимости, когда нельзя будет допустить, чтобы эти технологии попали в «неправильные» руки.

Не стоит забывать, что перед человечеством по-прежнему стоит угроза ядерного холокоста. Несмотря на проводимое сейчас ядерное разоружение, нельзя исключать будущие гонки в этой области. А это может привести к созданию арсеналов, в разы превышающих те, что создавались в период холодной войны.

Также есть вероятность создания плохо запрограммированного искусственного интеллекта. Рано или поздно подобная технология появится, но если ученые ошибутся в расчетах, то интеллектуальное превосходство машин позволит им полностью уничтожить человечество.

Еще одну опасность несут генетические эксперименты. Развитие генетических технологий, происходящее в настоящий момент, может позволить любому «злому гению» разработать «вирус конца света». Причем опасные вирусы могут появиться случайно в рамках лабораторных опытов, начав распространяться по всей планете.

Еще одна потенциальная угроза, про которую говорят экологи, это разрушение экосистем и истощение ресурсов. Природные ресурсы, необходимые для существования высокотехнологичной цивилизации, быстро исчезают. Поэтому, если что-то, например катаклизм, разрушит технологии, которыми мы обладаем, то снова достигнуть нынешнего уровня прогресса будет очень сложно.

Прямым путем к гибели может стать преднамеренное злоупотребление нанотехнологиями. Развитие науки позволит создать самовоспроизводящихся роботов размером с бактерию, которые могут быть использованы против людей.

Стивен Хокинг предупреждает, что значительные прогрессы в науке и технологии будут серьезной угрозой для нашего существования перед человечеством, являются наиболее опасными из веков.

Шансы на катастрофу на земле на протяжение тысяч лет практически стопроцентные. Астрофизик утверждает, что это может произойти за период от тысячи до 10 тысяч. лет. Единственным возможным решением, чтобы выжить, было бы основать колонии на других планетах, однако это займет более 100 лет.

«Мы должны быть очень осторожны»

По крайней мере, 100 лет не будет в космосе самостоятельных колоний, поэтому мы должны в это время быть очень осторожными, — утверждает Хокинг.

Убеждения, астрофизика, похоже, имеет подтверждение Королевским Астрономом Мартином Ризом. В своей книге он провозглашает нас на самоуничтожение с 2003 года — Our Final Century.

Прогресс убьет нас

Ученый среди угроз, с которыми мы сталкиваемся, наряду с прогрессом науки и техники назвал, между прочим, ядерное оружие, генно-модифицированные вирусы и глобальное потепление. По словам Хокинга, нам грозит искусственный интеллект. По его мнению, мы должны избежать ситуации, в которой роботы перестанут быть контролируемыми.

Большинство угроз, с которыми мы столкнемся, вытекает из прогресса, которого мы достигли в области науки и техники. Мы не остановим прогресс, так что мы должны знать о опасности и контролировать ее, — говорит Хокинг.

Астрофизик из Кембриджского Университета, которому недавно исполнилось 74 года, в возрасте 21 лет узнал, что у него боковой амиотрофический склероз. Редкое, медленно прогрессирующее заболевание, которое привело к параличу большинства его тела. Пришлось прожить еще 2-3 года, где болезнь полностью лишила его мотивации. Однако, с точки зрения времени, говорит, что был счастлив. А инвалидность не была препятствием в его научной области — теоретической физике. В течение 30 лет Хокинг в Кембриджском Университете занимал кафедру Лукаса, которую когда-то занимал сам Исаак Ньютон. Это одно из самых престижных академических должностей в Англии.

Есть много идей о том, как погибнет человечество. Теории о конце света очень много, одна из них это то, что нас»проглотит» Солнце.

Развитие науки угрожает человеческой цивилизации?

Книги, предрекающие гибель человечеству, появляются достаточно часто.

В 2003 г. в Великобритании вышла в свет одна из таких книг -- книга английского ученого Мартина Риса «Наш последний час». В ней 60-летний ученый предупреждает о самых главных угрозах человечества в XXI веке. В их числе -- ядерный терроризм, искусственно созданные смертоносные вирусы и генная инженерия, которая может изменять человеческий характер.

Автор -- профессор Кембриджского университета, ведущий специалист в таких областях, как физика черных дыр и проблема возникновения и эволюции Вселенной. Кроме того, Мартин Рис известен в научной среде как специалист, никогда не имевший склонности к громогласным публичным высказываниям, способным посеять страх.

И вот именно он озвучивает идею о том, что если человечество хочет предотвратить чудовищные техногенные катастрофы, которые могут унести в этом столетии миллионы и даже миллиарды жизней, то ему, человечеству, необходимо рассмотреть возможность ограничения научных исследований в ряде конкретных областей.

Биотехнологии, компьютерные технологии и нанотехнологии становятся все более сложными, получают все более широкое распространение. Недостаточно обдуманные действия или даже злой умысел ученых либо одного ученого могут повлечь гибель нашей цивилизации. Есть ли у нас шанс выжить? «Думаю, что шансы у нынешней цивилизации на Земле дожить до конца текущего столетия не лучше, чем пятьдесят на пятьдесят», -- уверен Мартин Рис.

Что может ускорить приближение катастрофы? Например, человек уже скоро сможет создать сверхминиатюрных самовоспроизводящих роботов. Они вырвутся из-под контроля и уничтожат все на нашей планете в поисках материалов, необходимых им для воспроизводства. Или еще пример. Физики в одном из экспериментов создадут, случайно или специально, черную дыру или «разрывы» в пространственно-временном континууме, что опять же приведет к гибели планеты.

По мнению ученого, теперь в науке ни одно решение о проведении эксперимента, способного повлечь катастрофические последствия, не должно приниматься до тех пор, пока население планеты или репрезентативная его часть не придут к выводу, что уровень риска лежит ниже удовлетворяющего всех порогового значения.

Но сколь близким к нулю должен быть риск, чтобы подобного рода эксперименты получили разрешение на проведение? Неужели все настолько серьезно?

Напомним о проекте, вызвавшем многочисленные споры. В Брукхейвенской национальной лаборатории на Лонг-Айленде (США) с помощью ускорителя элементарных частиц физики пытаются получить кварк-глюонную плазму -- очень горячий и плотный «суп» из субатомных частиц, возникший 13,7 млрд лет назад -- сразу после Большого взрыва, давшего начало нашей Вселенной. При проведении этого эксперимента создается очень высокая концентрация энергии. Вот один из вариантов дальнейшего развития события: образуется небольшая черная дыра, которая втягивает в себя все вокруг и уничтожает планету. Конечно, сторонники эксперимента предоставили расчеты, доказывающие, что ничего подобного не произойдет. Кроме того, существуют независимые оценки, показывающие, что подобные уровни концентрации энергии возникают в космическом пространстве естественным путем при взаимодействии частиц космических лучей -- и катаклизмов вселенского масштаба не возникает. Мартин Рис соглашается с тем, что катастрофа очень и очень маловероятна. Но, тем не менее, предупреждает, что нельзя быть на сто процентов уверенным в том, что может реально произойти при проведении такого эксперимента. Стоит ли подвергать риску планету и людей, на ней живущих, даже если шансы возникновения подобной космической катастрофы чрезвычайно малы? Согласно некоторым оценкам, они составляют один на 50 миллионов.

В 2008 году закончилось строительство Большого андронного коллайдера (БАК) -- ускорителя заряженных частиц встречных пучках, предназначенного для разгона протонов и тяжёлых ионов (ионов свинца) и изучения продуктов их соударений. Коллайдер построен в научно-исследовательском центре Европейского совета ядерных исследований, на границе Швейцарии и Франции, недалеко от Женевы. По состоянию на 2008 год БАК является самой крупной экспериментальной установкой в мире.

В начале 20 века в физике появились две основополагающие теории -- общая теория относительности (ОТО) Альберта Эйнштейна, которая описывает Вселенную на макроуровне, и квантовая теория поля, которая описывает Вселенную на микроуровне. Проблема в том, что эти теории несовместимы друг с другом. Например, для адекватного описания происходящего в черных дырах (область в пространствевремени, гравитационное притяжение которой настолько велико, что покинуть её не могут даже объекты, движущиеся со скоростью света) нужны обе теории, а они вступают в противоречие. БАК позволит провести эксперименты, которые ранее было невозможно провести и вероятно, подтвердит или опровергнет часть этих теорий. В БАК физики хотят поймать бозон Хиггса, именуемый также «частицей Бога». На теоретическом обосновании ее существования строятся все современные теории происхождения вселенной. Если «частицу Бога» не найдут, все аккуратно выведенные физиками законы окажутся всего лишь неверными гипотезами.

БАК будет самым высокоэнергичным ускорителем элементарных частиц в мире, на порядок превосходя по энергии своих ближайших конкурентов.

Официальный запуск коллайдера был произведен 10 сентября 2008 года. После аварии в криогенной системе 19 сентября было принято решение, что БАК возобновит работу в июле 2009 года.

Некоторые специалисты и представители общественности высказывают опасения, что имеется отличная от нуля вероятность выхода проводимых в коллайдере экспериментов из под контроля и развития цепной реакции, которая при определённых условиях теоретически может уничтожить всю планету. Из-за подобных настроений БАК иногда расшифровывают как Last Hadron Collider (Последний Адронный Коллайдер). В этой связи наиболее часто упоминается теоретическая возможность появления в коллайдере микроскопических черных дыр, а также теоретическая возможность образования сгустков антиматерии и магнитных монополей с последующей цепной реакцией захвата окружающей материи.

Рис.

ОТО в виде, предложенном Эйнштейном, не допускает возникновения микроскопических чёрных дыр в коллайдере. Однако они будут возникать, если верны теории с дополнительными пространственными измерениями. По мнению сторонников катастрофического сценария, хотя такие теории и умозрительны, вероятность того, что они верны, составляет десятки процентов. Излучение Хокинга, приводящее к испарению чёрных дыр, также является гипотетическим -- оно никогда не было экспериментально подтверждено. Поэтому есть достаточно большая вероятность того, что оно не действует.

Ученый приводит список других угроз для человечества -- это, по его мнению, ядерный терроризм, смертельные вирусы, вышедшие из-под контроля машины и генная инженерия, способная менять человеческую личность. Все они могут стать последствием как невинной ошибки, так и злонамеренных действий одного человека. Например, к 2020 году биотеррор или ошибка в биологических исследованиях могут стать причиной смерти 1 млн. человек, считает Рис. В ряд опасных технологий ученый поставил также исследования ДНК, нанотехнологии и клонирование, а также эксперименты с ускорителями частиц.

По мнению Мартина Риса, над человечеством всегда висел дамоклов меч всеобщего уничтожения и чем дальше, тем жить становится все рискованней и рискованней. Вряд ли мы живыми перевалим через следующий столетний рубеж. Если вероятность всемирной катастрофы до 1900 года можно было оценить в 20 % (Рис говорит, например, о всегда висевшей над нами угрозе столкновения с гигантскими астероидами, пандемиях и внезапной активизации «супервулкана», способного затмить продуктами своей деятельности свет на всей Земле), то в наше время при сохранении старых угроз появились новые -- ядерные конфликты, экологические бедствия (в том числе угроза глобального потепления), искусственный интеллект, киборги, биотеррор и «биоеррор» («bioerror» -- катастрофическая ошибка при выведении новых организмов с помощью биотехнологий, распространение смертельных вирусов, созданных в научных лабораториях).

Биотехнология может решить многие проблемы человечества, но может и приблизить его смертный час. «Впервые подвержена угрозе непредсказуемых изменений сама человеческая природа», -- говорит Рис. Продукты биотехнологии и генная инженерия делают как никогда легким путь к пропасти, ведь всё может зависеть от неправильного решения или злого умысла одного-единственного человека или небольшой группы сторонников зловещего культа (вроде японской Аум Сенрикё или всем известной сейчас аль-Кайды). В качестве примера Рис приводит историю с паникой, которая охватила все Соединенные Штаты после 11 сентября 2001 года, когда вдобавок ко всему началось распространение сибирской язвы. Тысячи людей способны теперь проектировать вирусы и бактерии, которые в состоянии принести смерть миллионам. Даже если одна такая «извращённая личность» и не сможет погубить множество людей, этот тип биологического терроризма серьезно изменит нашу повседневную жизнь, предупреждает ученый.

Революция в информационной технологии может также сослужить дурную службу в распространении таких опасностей. Детали научных исследований теперь распространяются по всему свету чуть ли не со скоростью света. В то время как такое положение вещей несет вполне очевидные выгоды (например, астрономы-любители могут делать важные открытия и взаимодействовать при этом в режиме реального времени с профессионалами), то безусловно это палка о двух концах. Если ученые разгадывают генетический код специфического вируса (группа ученых из Университета Британской Колумбии (University of British Columbia) такое проделала недавно с вирусом SARS), то эта информация также может быть обнародована почти мгновенно. «Взаимодействие любительских астрономов безопасно, -- говорит Рис, -- но представьте подобную совместную работу международного сообщества биотехнологов-любителей!»

В список относительно свежих угроз техногенного характера Мартин Рис включил и бурно развивающуюся нанотехнологию. Есть ли хоть какая-то надежда для несчастного обреченного человечества? -- задает сам себе вопрос Мартин Рис. В этом деле он, оказывается, осторожный оптимист. Чтобы попытаться обмануть судьбу, британский ученый призывает к лучшей организации научных исследований и пристальному вниманию общественности к критичным научным данным и экспериментам. «Мы должны держать под контролем тех, кто обладает потенциально опасным знанием», -- напоминает Рис. Он также предлагает срочно предпринять усилия «по уменьшению числа людей, считающих себя чем-то исключительным, осознавшим свою инаковость, у которых может возникнуть желание причинить людям зло».

Теперь появились и иные угрозы. Не только технические изменения в этом столетии будут более быстрыми, чем ранее, это затронет и другие сферы. До сих пор одним из неизменных свойств на протяжении всей человеческой истории оставались человеческая природа и его физические данные; люди сами по себе не менялись, менялись лишь наше окружение и технологии. В этом столетии, похоже, человек изменится за счет генной инженерии, развития лекарственных средств, возможно, даже за счет вживления чего-нибудь в мозг для увеличения его способностей. Многое из того, что теперь кажется научной фантастикой, через сто лет может стать научным фактом. Фундаментальные изменения вроде этих, а также стремительное развитие биотехнологии, возможно -- нанотехнологии, возможно -- искусственного интеллекта, открывают захватывающие перспективы, но также и множество вариантов разрушения общества или даже всеобщего уничтожения.

Мы должны быть очень осторожными, если хотим пережить это быстрое развитие без серьезных проблем. В самое ближайшее время наибольшую угрозу будет представлять развитие биотехнологии и генной инженерии. Официальный доклад Национальной Академии Наук США 2006 года отмечает, что достаточно большое число людей могут получить возможность модифицировать вирусы так, что существующие вакцины будут неэффективны против них, что может привести к эпидемиям.

В марте 2006 года на пресс-конференции в центральном офисе «Интерфакса» в Москве выступил директор научно-исследовательского института (НИИ) вирусологии им. Ивановского РАМН Дмитрий Львов, который заявил, что до пандемии «птичьего гриппа» остался один шаг. «Не хватает одной аминокислотной замены в геноме, чтобы вирус стал передаваться от человека к человеку. И тогда начнется пожар». При этом Львов полагает, что средств от пандемии «птичьего гриппа» нет. «Все те, кто говорит, что можно бороться с распространением этого вируса, вероятно, могут предотвратить и землетрясение, цунами, ураган. Это природный катаклизм и никто не может бороться с этим», -- сказал академик. По его оценке, пандемия «птичьего гриппа» может поразить за короткое время до одной трети населения Земли, и человеческие потери в случае пандемии будут исчисляться десятками миллионов жизней.

Пугает то, что для этого вовсе необязательна огромная террористическая или преступная организация, достаточно лишь одного человека с недобрым складом ума. Такие люди могли бы модифицировать вирусы точно так же, как хакеры изменяют компьютерные программы.

Сама цивилизация приобретает иное качество ввиду своей новооткрытой уязвимости. Нынешняя цивилизация становится хорридной (horrid -- жуткий, ужасный). Хоррор -- это состояние цивилизации, которая боится сама себя, потому что любые ее же достижения -- почта, медицина, компьютеры, авиация, высотные здания, водохранилища, все средства транспорта и коммуникации -- могут быть использованы для ее разрушения.

Если поллюция, угроза природе, исходящая от цивилизации, окрашивала вторую половину XX века, то XXI век может пройти под знаком хоррора -- угроз цивилизации самой себе. На смену экологии как первоочередная забота приходит хоррология (horrology) -- наука об ужасах цивилизации как системе ловушек и о человечестве, как заложнике сотворенной им цивилизации.

Как отметил один американский ученый, если минувший век был эпохой «оружия массового поражения», то нынешний станет веком «знаний массового поражения». Сумеет ли общество создать средства внешнего и внутреннего контроля, адекватные новым технологиям, -- большой вопрос.

Ускорение темпов научно-технологического прогресса

Прогнозируемые варианты будущего включают как экологическую катастрофу, так и утопическое будущее, в котором беднейшие люди живут в условиях, которые сегодня можно считать богатыми и комфортными, и даже трансформацию человечества в постчеловеческую форму жизни, а также уничтожение всей жизни на Земле в нанотехнологической катастрофе.

В июле2006 года ведущий американский стратегический центр RAND Corporation официально представил доклад «Глобальная технологическая революция-2020» (Global Technology Revolution 2020).

Общий вывод исследования звучит так: «Сегодня мы находимся в самом центре глобальной технологической революции. За прошедшие тридцать лет в целом ряде технологических отраслей был осуществлен серьезный прорыв, благодаря которому уже в самом скором времени могут произойти радикальные изменения во всех сферах человеческой жизнедеятельности. Причем, по нашим оценкам, темпы развития этих прорывных отраслей в ближайшие пятнадцать лет не только не замедлятся, но и напротив, могут оказаться еще более впечатляющими».

Нет никаких признаков того, что в предстоящие полтора десятилетия замедлятся темпы научно-технологического прогресса. Каждая страна найдет свой собственный, иногда уникальный метод извлечения выгод из этого процесса. Однако для этого многим государствам мира требуется предпринять значительные усилия. При этом ряд технологий и открытий потенциально могут представлять угрозу для человеческой цивилизации.

Первую скрипку в мировом научно-техническом прогрессе будут продолжать играть страны Северной Америки, Западной Европы и Восточной Азии. В ближайшие полтора десятилетия ожидается уверенный прогресс Китая, Индии и стран Восточной Европы. Позиции России в этой сфере будут немного ослаблены. Разрыв между лидерами и технологически отсталыми странами мира будет углубляться.

В доклад вошел обзорный рейтинг современных научных и технологических возможностей стран мира, в рамках которого были проанализированы такие факторы, как количество ученых и инженеров на 1 млн. населения, количество опубликованных научных статей, расходы на науку, количество полученных патентов и пр. При подготовке рейтинга использовались данные за период с 1992 по 2004 год.

Согласно этому рейтингу, наибольшим потенциалом в создании новых материалов и технологий, а также их применении на практике, обладают США (получили 5.03 балла). США намного опережают ближайших преследователей. У занимающей второе место Японии только 3.08 балла, у Германии (третье место) -- 2.12. В первую десятку также вошли Канада (2.08), Тайвань (2.00), Швеция (1.97), Великобритания (1.73), Франция и Швейцария (по 1.60), Израиль (1.53).

Россия оказалась первой среди всех постсоветских государств и заняла в итоговом рейтинге 19-е место (0.89). Ее опередили Южная Корея, Финляндия, Австралия, Исландия, Дания, Норвегия, Нидерланды и Италия.

По мнению авторов доклада, Россия относительно успешно будет действовать в сфере применения на практике новых технологий в сфере здравоохранения, охраны окружающей среды, безопасности. Ее результаты в сфере развития сельскохозяйственных районов, укрепления вооруженных сил, улучшения работы органов власти будут менее впечатляющими. По всем этим направлениям ее опередят не только индустриально развитые страны, но и Китай, Индия и Польша.

В современную эпоху стало особенно заметно всё более ускоряющееся развитие Цивилизации. Причём, в последнее время всё меняется буквально на наших глазах, при жизни даже одного поколения.

Для наглядного сравнения, здесь уместно привести выдержку из записок римского императора Марка Аврелия, сделанных им в 70-е годы II в н. э.:

«...Да живи ты хоть три тысячи лет, хоть тридцать тысяч, только помни, что человек никакой другой жизни не теряет, кроме той, которой жив; и живет лишь той, которую теряет. Вот и выходит одно на одно длиннейшее и кратчайшее. Ведь настоящее у всех равно, хотя и не равно то, что утрачивается; так оказывается каким-то мгновением то, что мы теряем, а прошлое и будущее терять нельзя, потому что нельзя ни у кого отнять то, чего у него нет. Поэтому помни две вещи. Первое, что всё от века единообразно и вращается по кругу, и безразлично, наблюдать ли одно и то же сто лет, двести или бесконечно долго. А другое, что и долговечнейший и тот, кому рано умирать, теряет ровно столько же. Ибо настоящее -- единственное, чего они могут лишиться, раз это и только это, имеют, а чего не имеешь, то нельзя потерять».

Раньше люди даже не замечали какого-либо прогрессивного развития. Теперь же, не заметить его трудно. Современный человек «среднего возраста», в течение только своей жизни мог наблюдать, как появились персональные компьютеры, Интернет, сотовые телефоны, а обладателем личного автомобиля теперь может стать уже каждый желающий и т. п.

Расстояния теперь не имеют такого уж большого значения. В начале 90-х годов прошлого века начался резкий рост процессов глобализации и взаимопроникновения экономик разных стран. Развитые страны уже, по сути, все больше превращаются в некий гигантский управляющий офис. Происходить это могло, однако, лишь при условии одновременной индустриализации развивающихся стран, куда перемещается основное производство. Это ведёт к углублению международного разделения труда.

Рост важнейших показателей -- народонаселение, энергопотребление, накопление продуктов промышленного производства, рост научной информации -- происходит экспоненциально. Поскольку такое развитие сопряжено с расходованием энергии и других ресурсов, ясно, что со временем они должны истощиться. Вопрос в том, когда это произойдет?

Социолог М. Сухарев в своей популярной работе «Взрыв сложности» рисует следующую картину:

«В развитии общества видна еще одна закономерность -- ускорение роста сложности со временем. Десятки тысяч лет жили на Земле племена, вооруженные копьями и луками. За несколько сотен лет мы проскочили промышленно-техническую цивилизацию. Сколько лет отпущено компьютерному этапу, не известно, но нынешняя скорость эволюции общества беспрецедентна.

Если мы экстраполируем эти тенденции в будущее, то получится, что скорость развития общества должна увеличиться настолько, что общественные формации начнут сменяться каждые пятьдесят, десять и меньше лет, а человечество в течение XXI века объединится в сверхгосударство».

Расчеты показывают, что при современных (экспоненциальных) темпах роста энергопотребления и промышленной переработки земного вещества довольно быстро достигаются пределы развития, за которыми дальнейший рост становится невозможным.

Если современные тенденции развития нашей Цивилизации сохранятся, утверждают учёные и экологи, то уже в первых десятилетиях XXI века наступит критическая ситуация, вызванная истощением ресурсов, падением промышленного производства, резким сокращением количества пищи на душу населения при одновременном сильном загрязнении окружающей среды.

«...Если сегодня не принять специальных мер, не изменить характер нашей цивилизации, (т.е. систем ценностей, которые определяют деятельность людей), то теряющая стабильность биосфера, даже без шоковых воздействий человека, перейдет в состояние, непригодное для его жизни.

Потерю стабильности биосферы вряд ли можно отождествить с экологическим кризисом: кризис можно пережить, найти из него выход, а возврата биосферы в состояние, пригодное для жизни человека, быть не может!».

Это означает, что современная техническая цивилизация может перестать существовать...

Всем достижениям технической цивилизации мы обязаны научно-техническому прогрессу и природным источникам энергии. Но запасы основных источников энергии (нефть, газ, уголь) конечны, срок их исчерпания -- несколько десятилетий. Переход на повсеместное использование ядерной и термоядерной энергии если и возможен, всё равно он не получится быстрым и безболезненным (а другие альтернативные источники энергии -- солнечная, ветровая и гидроэнергия вряд ли смогут покрыть экспоненциально растущие потребности Цивилизации).

Как пишет в своей работе астрофизик Л.М. Гиндилис:

«Острота ситуации состоит в том, что коллапс должен наступить очень скоро, в первых десятилетиях XXI века. Поэтому, если бы даже человечество знало, как «повернуть» (или хотя бы приостановить) этот процесс, обладало бы средствами и волей для того, чтобы осуществить поворот уже сегодня, -- у него просто не хватило бы времени, так как все негативные процессы обладают определенной инерцией, в силу которой их невозможно немедленно остановить...

Экономика Земли похожа на тяжело груженый транспорт, который на большой скорости мчится по бездорожью прямо к бездне. Видно мы уже проскочили точку, где надо было свернуть, чтобы вписаться в «траекторию поворота». И затормозить тоже не успеваем. Положение усугубляется тем, что никто не знает, где находятся руль и тормоз. Тем не менее и экипаж, и пассажиры настроены весьма благодушно, наивно полагая, что, «когда понадобится», они разберутся в устройстве транспорта и смогут совершить необходимый маневр. Не думаю, что нарисованная картина означает непременную гибель человечества, хотя тяжкие испытания для нас, видимо, неизбежны. Если человечество сможет пройти через эти испытания, то характер развития должен коренным образом измениться».

На симпозиуме VISION-21, который проводился в 1993 году Центром космических исследований NASA им. Льюиса и Аэрокосмическим институтом Огайо, прозвучало нашумевшее выступление математика и писателя Вернора Винджа. В нём, рассматривая перспективы развития компьютеров, Виндж предложил новый термин «технологическая сингулярность».

По его мнению, ускорение технического прогресса -- основная особенность XX века. Мы на грани перемен, сравнимых с появлением на Земле человека. Сугубая причина этих перемен заключается в том, что развитие техники неизбежно ведёт к созданию сущностей с интеллектом, превышающим человеческий. Наука может достичь такого прорыва разными путями (и это ещё один довод в пользу того, что прорыв произойдёт).

Компьютеры обретут «сознание» и возникнет сверхчеловеческий интеллект. В настоящее время нет единого мнения о том, сумеем ли мы создать машину, равную человеку, однако, если это получится, вскоре можно будет сконструировать еще более разумные существа.

Крупные компьютерные сети (и их объединенные пользователи) могут «осознать себя» как сверхчеловечески разумные сущности.

Машинно-человеческий интерфейс станет настолько тесным, что интеллект пользователей можно будет обоснованно считать сверхчеловеческим.

Биология может обеспечить нас средствами улучшения естественного человеческого интеллекта.

Первые три возможности напрямую связаны с совершенствованием компьютерного аппаратного обеспечения. Прогресс аппаратного обеспечения на протяжении уже нескольких десятилетий поразительно стабилен. Если исходить из этой тенденции, то интеллект, превосходящий человеческий, появится в течение ближайших тридцати лет.

Каковы будут последствия этого события? Когда прогресс будет направляться интеллектом, превосходящим человеческий, он станет куда стремительнее.

Такое событие аннулирует за ненадобностью весь свод человеческих законов, возможно, в мгновение ока. Неуправляемая цепная реакция начнет развиваться по экспоненте безо всякой надежды на восстановление контроля над ситуацией. Изменения, на которые, как считалось, потребуются «тысячи веков» (если они вообще произойдут), скорее всего, реализуются в ближайшие сто лет.

Вполне оправданно будет назвать данное событие сингулярностью.

Возможно, на взгляды Винджа повлияло неукоснительное следование всё ускоряющегося развития компьютерной техники так называемому «закону Мура»? Ведь вычислительная мощность компьютеров растет с поразительно высокой и удивительно постоянной скоростью.

В апреле 1965 года, примерно за три с половиной года до создания корпорации Intel, Гордон Мур, занимавший в ту пору должность директора отдела разработок компании Fairchild Semiconductors, в статье для журнала Electronics дал прогноз развития микроэлектроники, получивший вскоре название «закона Мура». Представив в виде графика (рис. 4) рост производительности запоминающих микросхем, он обнаружил любопытную закономерность: новые модели микросхем разрабатывались спустя более-менее одинаковые периоды -- 18--24 месяца -- после появления их предшественников, а емкость их при этом возрастала каждый раз примерно вдвое. Если такая тенденция продолжится, заключил Мур, то мощность вычислительных устройств экспоненциально возрастет на протяжении относительно короткого промежутка времени.

Наблюдение Мура, еще не возведенное в то время в ранг закона, впоследствии блестяще подтвердилось, а обнаруженная им закономерность наблюдается и в наши дни, причем с поразительной точностью, являясь основой для многочисленных прогнозов роста производительности. Например, за 30 лет, истекшие с момента появления микропроцессора 4004 в 1971 году и вплоть до выпуска процессора Pentium 4, количество транзисторов выросло более чем в 18000 раз: с 2300 до 42 миллионов.

Утверждение, сделанное в 1965 году, за прошедшие годы обрело статус чуть ли не закона природы и нашло подтверждение во множестве областей, как самой микроэлектроники, так и смежных с нею областей: согласно закону Мура усложняются и чипы оперативной памяти, и микропроцессоры, множится тактовая частота электронных компьютерных сердец, развиваются многие другие параметры и показатели. Даже размеры телескопов (площадь зеркала/линзы, чувствительность) подчиняются этому закону.

За истекшие более сорока лет, скептики сотни раз предсказывали закону Мура скорую кончину, но он продолжает действовать.

До математической точности «закону Мура» далеко: даже сложность микросхем он описывает весьма приблизительно и сам Мур, проводя редакцию в 1975 г., был вынужден опираться на цифры, полученные посредством приближения. По своей сути, закон Мура является не законом природы, а скорее эмпирическим правилом.


Рис.

нанотехнология микропроцессор антропный риск

Но ведь рано или поздно усложнение микроэлектронной продукции приведёт к исчерпанию возможностей существующих технологий (транзистор не может быть меньше атома).

В ведущей корпорации по производству процессоров (Intel) обнародованы планы на ближайшее будущее. На 2007-й был намечен переход на 45-нанометровый процесс, на 2009 год -- внедрение 32-нанометрового, а в 2011 году настанет черед технологического процесса 22 нм.

Минимальная возможная величина -- 4 нанометра. И если закон Мура будет продолжать исполняться, этот показатель будет достигнут уже к 2023 году.

К тому времени или несколько позже, размеры всех элементов транзистора достигнут атомарных размеров и уменьшать их дальше будет просто невозможно, поэтому уже сейчас ищутся новые подходы. Каким путем пойдет дальнейшее развитие -- покажет время. Но один вывод можно сделать -- 2023 год это одна из критических точек. А если исходить из того, что развитие идёт по принципу -- прирост величины пропорционален самой величине (самоподобное развитие), то после каждой критической точки, время, остающееся до критической даты (точки сингулярности), будет в два раза меньше длительности цикла. Т. е., длительность микропроцессорного цикла: 2023-1971=52. Сингулярность наступит соответственно 2023+52/2=2049 г., что несколько позже, чем предсказал Вернор Виндж.

Основное следствие закона Мура: где-то между 2015 и 2035 годами вычислительная мощность персональных компьютеров сравняется с «сырой» вычислительной мощностью человеческого мозга (порядок последней оценивается в 1016 операций в секунду -- хотя сигналы в человеческом мозгу передаются крайне медленно, за счёт параллельной обработки его общая производительность пока выше), а затем и превзойдёт её. Это ещё совсем не означает обязательного появления ИИ, но такая возможность появится.

За последние 10 лет мы стали свидетелями революции в нейрофизиологии. Технологии сканирования мозга и молекулярная биология позволили в целом понять, как работают память, восприятие и сознание. Параллельно с этим продолжается неотвратимый рост производительности как персональных компьютеров, так и суперкомпьютеров. А последние уже сегодня практически сравнялись с производительностью человеческого мозга.

Для проекта по моделированию человеческого мозга, в 2005 г. была построена специальная версия суперкомпьютера под кодовым названием Blue Brain. С его помощью исследователи надеются пролить свет на главные загадки человеческого мозга -- познание, память, и если удастся, то и само сознание. Машина имеет пиковую скорость около 22,8 терафлопс.

Согласно предварительным расчетам, на построение полностью работоспособной модели человеческого мозга потребуется не менее десяти лет.

Знаменитый суперкомпьютер Deep Blue, который в 1997 г. впервые в истории обыграл чемпиона мира по шахматам Гарри Каспарова, имел производительность 1 терафлопс. А уже в 2006 г., компания IBM сообщила, что она приступает к созданию нового суперкомпьютера для Департамента Энергетики США, ведающему вопросами ядерной безопасности. Суперкомпьютер Roadrunner, имеющий пиковую производительность 1,6 петафлопс (что равно 1600 терафлопс или 1x1015 операций в секунду) сдан в 2008 г. Это более чем тысячекратный прирост производительности по сравнению с обыгравшем Каспарова суперкомпьютером, причём всего за срок порядка десяти лет.

В 1956 году, когда в IBM изобрели жесткий диск, хранение 1 Мб, с поправкой на инфляцию, обходилось в 65 тысяч долларов. Сегодня флэшка USB с 2 Гб данных эквивалентна устройству, которое в 1956 году стоило бы 130 млн. долларов.

А теперь экстраполируем эту тенденцию на ближайшее будущее. В 2025 году всего за 100 долларов можно будет приобрести в любом магазине носитель для хранения 6,3 петабайт данных. Чтобы лучше понять, что такое 6,3 петабайт, представьте, что все происходящее вокруг снималось бы на цифровую камеру с таким объемом памяти с начала промышленной революции -- то есть с 1700 года -- по настоящий момент. Даже в этом случае в камере осталось бы свободное дисковое пространство на несколько лет работы. И весь этот гигантский объем информации через 18-20 лет можно будет приобрести всего за 100 долларов!

Или такой пример. По оценкам IBM, к 2010 году объем цифровой информации в мире будет удваиваться каждые 11 часов. Мы создаем столько данных, что поиск полезной и нужной информации становится все более затруднительным.

Перспективы еще интереснее. Молекулярные компьютеры, которые станут реальностью уже через 10-20 лет, будут обладать производительностью в миллиарды раз большей нынешних, основанных на кремниевых микропроцессорных технологиях. Их процессоры будут в десятки тысяч раз меньше современных. Большие надежды в будущем возлагаются и на квантовые компьютеры.

Динамика развития микроэлектроники в предшествующие 30 лет и прогноз на следующее десятилетие на примере роста параметров больших интегральных схем оперативной памяти для персональных компьютеров отображена на рис. 5.


Рис. Динамика развития микроэлектроники в предшествующие 30 лет и прогноз на следующее десятилетие на примере роста параметров больших интегральных схем оперативной памяти для персональных компьютеров

Ускорение темпов биологической и общественной эволюции

Вместе с ускорением научно-технического прогресса идет ускорение темпов как биологической, так и человеческой эволюции.

Весьма интересное исследование этого вопроса провёл российский ученый А.Д. Панов в своей работе «Кризис планетарного цикла Универсальной истории и возможная роль программы SETI в посткризисном развитии». Для осмысления происходящих процессов, он использует понятие аттрактора, которое обычно определяется как траектория в пространстве состояний системы, к которой притягиваются все реальные траектории. Аттрактором истории является идеальная автомодельная последовательность, вокруг которой флуктуируют точки реальных революций.

«Можно сказать, что, несмотря на кризисный характер, вся предшествующая история человечества следует единственному гладкому аттрактору, характеризующемуся автомодельным ускорением исторического времени...

Идеальная автомодельная последовательность точек tn описывается уравнением

tn = t* -- T / an

В формуле a > 1 -- коэффициент ускорения исторического времени, показывающий, во сколько раз каждая последующая эпоха короче предыдущей. T задает длительность всего описываемого промежутка времени, n -- номер революции, а t*-- некоторый момент времени, который можно назвать моментом сингулярности...

Легко видеть, что при n стремящемся к бесконечности, последовательность tn неограниченно приближается к сингулярной точке t*, никогда ее не переходя. Промежутки между кризисами или революциями вблизи сингулярности стремятся к нулю, а плотность их бесконечна. Дальше сингулярности эволюция в автомодельном режиме не продолжается, а реально не может даже к ней приблизиться, так как ситуация, когда последовательные революции разделяют дни или часы, не имеет смысла.

Так как сингулярность предсказывалось уже в 2027 году, можно с уверенностью сказать, что время автомодельной истории истекло или истекает в ближайшем будущем. Поэтому приближающийся эволюционный кризис -- это не обычный эволюционный кризис, каких было много, это кризис всего аттрактора истории цивилизации. Можно сказать, что это кризис самого предшествующего многомиллионолетнего кризисного характера развития разума на Земле, кризис кризисов. Трудно делать отдаленные прогнозы развития цивилизации, но одно предсказание можно сделать с полной определенностью: эффекта ускорения исторического времени больше не будет, так как мы уже находимся вблизи точки, в которой эта скорость формально бесконечна. Теперь характер эволюции человечества неизбежно должен глубочайшим образом измениться, история должна пройти через точку сингулярности и пойти по совершенно новому руслу. Важно отметить, что проход через точку сингулярности вовсе не означает неминуемую катастрофу для человечества».

Переходя к рассмотрению биологической истории за всё время существования Земли, автор показывает, что аналогичная автомодельность характерна и для всего периода её развития (около 4 млрд. лет). «Наилучшее приближение дается коэффициентом автомодельности a = 2,66 (что удивительно близко к числу e = 2,718...)». Используя именно e и t* = 0 -- допуская, что сингулярность приходится ориентировочно на наше время (это упрощает формулу, но не делает её менее точной). Время Т примем равным 4 млрд. -- примерный срок биологической эволюции на Земле. Подставляя в формулу развития (t = Т/е”) натуральные числа начиная с нуля, получаем время ключевого события, которое можно сравнить с реальными «революционными» событиями происходившими в процессе эволюции на Земле. Формула отражает тот же принцип развития -- прирост величины пропорционален самой величине.

Как видно совпадение очень хорошее.

«Видно, что автомодельность имела место с удивительной точностью на протяжении всех 3,8 млрд. лет истории биосферы включая историю человечества (с двумя небольшими нарушениями, которые не вызывают удивления, так как речь идет не о точной автомодельности, а об автомодельном аттракторе)... Для сингулярной точки получается значение t* = 2004 год, что очень близко к 2027 году, полученному на основании анализа только человеческой истории. Разница между этими двумя датами определяется масштабом ошибки применяемой математической процедуры... Можно предположить, что полученный результат не случаен: вся эволюция биосферы и затем, ноосферы, действительно представляет собой единый процесс, подчиняющийся единому глубокому эволюционному закону, главным проявлением которого является автомодельное ускорение эволюции...

И вот как раз сейчас этому единому автомодельному процессу пришел конец. Не только история человечества, но и вся планетарная эволюция должна повернуть в какое-то совершенно новое русло. Поэтому современный системный кризис цивилизации -- это кризис глобального планетарного аттрактора Универсальной истории, а не только аттрактора истории человечества».

Петербургский историк И. М. Дьяконов в своем обзоре истории человечества «Пути истории» указал на экспоненциальное сокращение продолжительности исторических периодов -- фаз развития общества -- по мере приближения к нашему времени: «Нет сомнения, что исторический процесс являет признаки закономерного экспоненциального ускорения. От появления Homo Sapiens до конца I фазы прошло не менее 30 тыс. лет, II фаза длилась около 7 тыс. лет, III фаза -- около 2 тыс., IV фаза

около 1,5 тыс., V фаза -- около тысячи лет, VI -- около 300, VII фаза -- немногим более 100 лет; продолжительность VIII фазы пока определить невозможно».

Нанесенные на график эти фазы складываются в экспоненциальное развитие, которое предполагает в конце концов переход к вертикальной линии или, вернее, к точке -- так называемой, сингулярности. По экспоненциальному же графику развиваются научно-технические достижения человечества, а также численность населения Земли.

Похожие публикации