Происхождение сатаны по библии. Если Бог знал, что сатана восстанет, а Адам и Ева согрешат, почему Он создал их? Подробное объяснение со ссылками на источники

Происхождение сатаны по библии. Если Бог знал, что сатана восстанет, а Адам и Ева согрешат, почему Он создал их? Подробное объяснение со ссылками на источники

М ир полон людьми, которые желают бороться со злом – негодуют на него, скрежещут зубами, проклинают, изготавливают все более мощное оружие и пускают его в ход… Но что такое вообще зло? Откуда оно берется? Кто создал дьявола? Перед тем, как сражаться, проводят тщательную разведку, пытаются выяснить о враге все, что только можно - и борьбу со злом надо начинать не с борьбы, а с рассуждения и понимания. С кем мы воюем? Как? За что ведется эта война?

С одной стороны, христианство - весьма воинственная религия. Апостолы не делают секрета из того, что стать христианином - значит попасть в действующую армию. Вам предстоят труды, возможно, лишения, преследования или даже смерть. Если вы жалуетесь на то, что церковная жизнь недостаточно комфортна, вы забыли о том, что это окоп, а не санаторий.

С другой стороны, эта битва протекает не так, как земные битвы - самые передовые ее воины, монахи, за всю свою жизнь мухи не обидели. Никого не подавили, не сокрушили, не принудили к повиновению, но напротив, сами пребывают в сокрушении и повиновении. Да что говорить о монахах - мученики, наивысший пример христианского воинствования, проявляют себя не как крепкие солдаты, опытные в обращении со смертоносными орудиями, которые убивают своих врагов. Напротив, это люди, без сопротивления принимающие смерть.

Более того, сам наш Военачальник ни убил, ни ранил, ни изувечил, ни запугал никого - когда от него ждали, что Он уничтожит своих врагов, Он сам принял смерть от их рук.

Это непривычный и пугающий вид мужества - он все эти две тысячи лет остается непривычным и пугающим. Святой Апостол Петр имел достаточно мужества, чтобы броситься на защиту Господа с мечем, против явно превосходящих сил противника. Но Господь сказал ему: «возврати меч твой в его место, ибо все, взявшие меч, мечом погибнут» (Матф. 26:52) И через небольшое время Петр трижды отрекся - когда от него потребовалось просто признать, что и он «из учеников этого Человека».

Потому что мужество, которого требует Господь, непохоже на мужество этого мира. Как не похожа и война, которую Он ведет, на войны, которые в этом мире ведутся. Это война с гораздо, гораздо более страшным противником, и от ее развития зависит нечто гораздо, гораздо более важное.

У нас, христиан, есть уникальная информация, благодаря которой мы видим мир в совершенно иной системе координат. И мы понимаем, что он гораздо больше - у него есть духовное измерение, гораздо более обширное и важное, чем тот материальный мир, который мы воспринимаем органами чувств. Это измерение не находится где-то в другой вселенной - они пронизывает материальный мир и активно взаимодействует с ним. Могущественные духовные существа пребывают рядом с нами - Божии ангелы простирают над нами свой покров и хранят нас от зла. Хотя мы не видим их, они принимают самое деятельное участие в нашей жизни. Но не все обитатели духовного мира добры. Он охвачен мятежом и гражданской войной. Как говорит книга Откровения, «И произошла на небе война: Михаил и Ангелы его воевали против дракона, и дракон и ангелы его воевали [против них], но не устояли, и не нашлось уже для них места на небе. И низвержен был великий дракон, древний змий, называемый диаволом и сатаною, обольщающий всю вселенную, низвержен на землю, и ангелы его низвержены с ним» (Откр. 12:7-9)

Еще до грехопадения человека могущественный ангел восстал против Бога и обратился в того, кого Писание называет дьяволом (то есть клеветником) и сатаной (то есть противником), драконом и змеем. Он увлек за собой часть ангелов, которые обратились в «духов злобы поднебесных». Эти духовные мятежники непрестанно ищут разрушить Божие творение - и, особенно взаимоотношения Бога и человека.

Хотя мы, как правило, не видим ангелов - и бесов (да и век бы их не видеть), они проявляют себя в нашей жизни - прежде всего, побуждая нас к определенным мыслям и поступкам. Как говорит Евангелие, именно сатана вложил Иуде мысль предать Спасителя, он же подбил Ананию и Сапфиру солгать Духу Святому (Деян. 5:3 ), он использует любые возможности, чтобы искушать христиан (1 Кор. 7:5 ), он идет на различные уловки, и даже притворяется ангелом света (2 Кор. 11:14 ), он обольщает народы, чтобы побудить их к мятежу против Бога (Откр. 20:7 ).

Можно приводить и другие подобные стихи Писания, но картина ясна - зло это не слепая стихия. За злом мира стоит личностная, целенаправленно действующая духовная сила, или, учитывая других падших духов, силы. Именно они являются нашими врагами, и с ними мы ведем войну. Как говорит святой Апостол Павел:

«...потому что наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесной. Для сего приимите всеоружие Божие, дабы вы могли противостать в день злый и, все преодолев, устоять. Итак станьте, препоясав чресла ваши истиною и облекшись в броню праведности, и обув ноги в готовность благовествовать мир; а паче всего возьмите щит веры, которым возможете угасить все раскаленные стрелы лукавого; и шлем спасения возьмите, и меч духовный, который есть Слово Божие» (Еф. 6:12-17 )

За что ведется эта война?

Человеческие войны ведутся за ресурсы и территории, владычество и контроль. Разумеется, война между Богом и сатаной ведется не за это. Бог есть Творец всего видимого и невидимого, Он - неоспоримый Владыка мира, который Он создал и поддерживает в бытии. Сатана - всего-навсего падшее и мятежное творение. Но есть нечто гораздо более важное, чем вся вселенная, чем все звезды и галактики - бессмертные души людей. Именно за них и ведется борьба. Бог создал людей (как и ангелов) свободными и хочет привести их к вечной жизни в любви и радости; сатана стремится втянуть людей в своей мятеж, чтобы в итоге погубить их. Выражение «битва за умы и сердца» может звучать как штамп, но в данном случае это именно она - битва за души людей. Ни Бог, ни дьявол не интересуются геополитикой - вернее, интересуются ей лишь постольку, поскольку она как-то отражается на вечном спасении конкретных лиц. Ваша душа в глазах Бога гораздо важнее всего мира, всех его ресурсов и богатств, империй и царств, наций и военных союзов. Как говорит Господь, «Ибо какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит?» (Мар. 8:36)

Единственная битва, которая имеет вечные последствия - это битва за души людей, потому что именно люди созданы для вечной жизни, которую могут навеки обрести - а могут и утратить. Поэтому война идет за Вашу душу - и души Ваших ближних. Дьявол, по ненависти к людям, определенно желает им и временных бедствий - но его главная цель состоит в том, чтобы погубить их бессмертные души.

Как? Отторгнув нас от общения со Христом - через грех и неверие. Каким оружием? Ложью.

Что же мы знаем о нашем враге?

Прежде всего, он - лжец. Как говорит Господь, «Он был человекоубийца от начала и не устоял в истине, ибо нет в нем истины. Когда говорит он ложь, говорит свое, ибо он лжец и отец лжи» (Иоан.8:44 ) Дьявол - опытный манипулятор. Он знает, как использовать людей - их надежды, страхи, мечты, обиды - против них самих. Он - мастер того, что в наши дни называют «психологической войной». Собственно, его война и носит психологический характер. Чтобы действовать в мире, он нуждается в помощи людей - которых использует в своих интересах и обманывает.

Он похож на мошенников-людей, которые знают как очаровать своих жертв, заручиться их полным доверием, воззвать к их лучшим чувствам и помочь им почувствовать себя буквально на седьмом небе - избранными, особенными, как внушить им ложные надежды и разжечь в них несбыточные ожидания. Принципиальная разница тут, однако, в том, что жертвы мошенников лишаются, чаще всего, денег и имущества, хотя и значительного - например, квартиры; а дьявол приходит, чтобы погубить бессмертную душу.

Дьявол умеет быть чрезвычайно привлекательным и убедительным; в отличие от того дельца из анекдота, который продавал холодильники эскимосам, он продает не просто бесполезные, а смертельно вредные вещи - смерть под видом жизни, ложь под видом правды, ад под видом рая.

Он знает, как довести людей до самой пламенной, самоотверженной веры в самую жалкую ложь. Он знает, как убедить национал-социалиста или большевика, что массовое убийство невинных людей - это замечательное дело, за которые потомки будут ему благодарны. Он знает, как внушить террористу, что взорвав себя вместе со случайными и невинным людьми, он попадет в рай.

Он знает, как заставить людей довериться обманщикам, как если бы они открывали истину, и губителям, как если бы они были спасителями.

Он всегда готов прийти на помощь человеку, который ищет оправдать свой грех и губительную глупость, ободрить и воодушевить тех, кто идет по пути погибели.

Он всегда может изобразить злобу праведным гневом, глупость - мудростью, преступление - подвигом. Он пропагандист столь блестящий, что все земные пропагандисты - жалкие подмастерья. Он умеет предложить каждому свою приманку - кого-то он постарается вовлечь в оккультизм, кого-то укрепить в твердокаменном материализме; кому-то станет внушать идеи национального превосходства, кому-то, напротив, мечту о братстве народов - только вот путь к этому братству он прочертит через реки крови.

Истина одна, устраивает ли она нас или нет; ложь может быть какой угодно - неудивительно, что разные формы лжи могут яростно бороться друг с другом; одна из любимых забав диавола - заставить людей ненавидеть, преследовать и убивать друга ради его выдумок, которыми он соблазнил обе стороны.

Поэтому так опасно бороться со злом - зло, с которым человек борется, может быть вполне реальным, тяжким, возмутительным - но при этом он сам может выступать на стороне другого зла. А дьявол при этом постарается снизить у человека критичность к его действиям - и действиям «своих». Поскольку я борюсь со «злом» я есть добро, а поскольку я есть добро - какие ко мне могут быть претензии?

Очень часто так бывало - и бывает - что люди борются с бесами под визгливый смех этих самых бесов. Потому что они в это время сидят у них на загривке.

Снимает ли эта изощренность дьявола ответственность с человека? Нет. Писание подразумевает, что человек может сказать «нет». Да и цель лукавого - погубить нашу душу, что было бы невозможно без нашего соучастия. Обольщение лукавого - это то, на что человек соглашается сам. Этот момент согласия человек может прятать от самого себя (в чем лукавый, несомненно, ему поможет) - но он есть.

Наступает момент, когда человек решает, что он охотнее будет слушаться дьявола, чем Бога. Или, поскольку дьявол никогда не подает визитной карточки - выбирает в качестве руководящей силы своей жизни кого-то или что-то, что не является Богом. Племя, нацию, теорию, идеологию, деньги, удовольствия.

Иногда вместо Бога человек может выбрать религию - да, дьявол может быть глубоко религиозен, даже ревностно благочестив. (Если вы думаете, что такое бывает только у мусульман, вы плохо знаете историю; современность, впрочем, тоже).

Противостойте ему

Как же мы можем противостать этой изощренной сверхчеловеческой силе? Собственно, сами по себе мы не можем - как овцы не могут противостоять волку. Но у овец есть Пастырь. Как говорит святой Апостол Иоанн, «Для сего-то и явился Сын Божий, чтобы разрушить дела диавола» (1 Иоан. 3:8)

Мы должны пребывать в общении со Христом - то есть, прежде всего, в Его Церкви, приступая к установленным Им Таинствам. Как говорится в молитве перед Святым Причащением: «… да не мнозе удаляяйся общения Твоего от мысленного волка звероуловлен буду». Одна из первых задач противника - отторгнуть нас от общения с Церковью - или не дать в нее войти, если мы пока еще снаружи.

Мы призваны тщательно хранить заповеди Божии - и отдавать себе отчет, что любой помысел и любое внушение, побуждающее нас нарушить заповедь (под каким бы то ни было предлогом) исходит, в конечном итоге, от врага нашего спасения. Как говорит святой Апостол Петр, «Трезвитесь, бодрствуйте, потому что противник ваш диавол ходит, как рыкающий лев, ища, кого поглотить» (1 Пет. 5:8)

Конечно, это не значит, что мы должны испуганно озираться в поисках дьявола - он как раз использует это против нас. Трезвиться - это значит отдавать себе отчет в реальности духовной битвы и оценивать происходящее именно с точки зрения его духовного значения и духовных последствий. Как те или иные мои решения скажутся на моих отношениях с Богом? Не пытаюсь ли я приобрести что-то в этом мире ценой вреда для своей души? Не заключаю ли - прямо сейчас - сделки с обманщиком?

А взирать надо на Господа. Хитросплетенную паутину лжи бывает невозможно распутать - но она исчезает от света Истины. Ложь - во всех ее формах и видах - побеждается истиной. А Истина есть Христос. Мы наносим поражение злу не тогда, когда размахиваем кулаками, а когда ревностно стараемся быть угодными Господу нашему Иисусу Христу и делаем то, что Он говорит.

Ы; м. и ж. [греч. satanas из др. евр.] 1. [с прописной буквы] только м. По религиозным представлениям: глава злых духов, воплощение злого начала; властелин ада, дьявол, чёрт. Сатана там правит бал (книжн.; там действуют силы зла). □ в сравн.… … Энциклопедический словарь

- (евр. sâtân, арам. sitenâ или sâtânâ, «противник в суде, в споре или на войне, препятствующий, противоречащий, обвинитель, наушник, подстрекатель», ср. араб. шайтан; греч. перевод διάβολος, откуда рус. дьявол, нем. Teufel, «чёрт», и араб. Иблис) … Энциклопедия мифологии

Муж. диавол или черт, бес, нечистый, злой дух, шайтан. Сатанин, что лично его; нский, к нему относящийся. Сатанинская злоба. Сатанинщина, сатановщина, дьявольщина, бесовщина. Сатанить, бесноваться, или вдаваться в сатанинские дела; | рассыпаться… … Толковый словарь Даля

См … Словарь синонимов

Сатана - в аду с душой Иуды в руках. Фрагмент иконы Страшный суд. Новгородская школа. Середина XV в. Сатана в аду с душой Иуды в руках. Фрагмент иконы Страшный суд. Новгородская школа. Середина XV в. в иудаизме и христианстве главный антагонист Бога и… … Энциклопедический словарь «Всемирная история»

Др. русск. сатана σατανᾶς (ХIV в., Срезн. III, 263), также ст. слав. сотона, русск. цслав. сотона (Остром., Мар., Зогр., Еuсh. Sin., Супр.); см. Дильс, Aksl. Gr. 117 и сл.; древнее заимств. из греч. σατανᾶς от др. еврейск. sāṭān; см. Фасмер,… … Этимологический словарь русского языка Макса Фасмера

- (еврейск. satan). 1) по священному писанию, дух искуситель, главный из павших ангелов. 2) род обезьян из сем. узконосых. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Чудинов А.Н., 1910. САТАНА еврейск. satan, от satan, араб.… … Словарь иностранных слов русского языка

В иудаизме и христианстве главный антагонист Бога и всех верных Ему сил на небесах и на земле, враг человеческого рода, царь ада и повелитель бесов. В Ветхом Завете слово Сатана имя нарицательное. С особой враждой он относится к носителям… … Исторический словарь

САТАНА, сатаны, мн. нет, муж. (др. евр. satan враг). 1. Дьявол, злой дух, олицетворенное злое начало в разных вероучениях (рел.). «Мария в тишине коварному внимала сатане.» Пушкин. || Бранное слово, то же, что чорт во 2 знач. (прост.). 2. Вид… … Толковый словарь Ушакова

САТАНА, ы, муж. В религиозной мифологии: то же, что дьявол, а также (прост., муж. и жен.) бранно о человеке. С. там правит бал (там действуют силы зла; книжн.). Муж и жена одна с. (посл.: их мысли, поведение одинаковы). | прил. сатанинский, ая,… … Толковый словарь Ожегова

сатана - САТАНА, ы, м То же, что дьявол. Миром правит Бог, сатана может править лишь балом карнавалом, круженьем, мельканьем, пустотой (диакон А.Кураев) … Толковый словарь русских существительных

Книги

  • "Сатана" и" Воевода" . Самое грозное ядерное оружие , Железняков Александр Борисович. "Satan" ("Сатана") -так американцы прозвали советский боевой ракетный комплекс Р-36 М, самую мощную и совершенную МБР, реализовавшую стратегию гарантированного ответного удара. 8…
  • «Сатана» и «Воевода». Самое грозное ядерное оружие мира , Железняков А.Б.. "Satan" (" Сатана")– так американцы прозвали советский боевой ракетный комплекс Р-36 М, самую мощную и совершенную МБР, реализовавшую стратегию гарантированного ответного удара. 8…

Диавол (от церковнославянского дїа́волъ , древнегреческого διάβολος - «клеветник») — один из отпавших от Бога ангелов, ещё до создания Богом видимого мира. Впоследствии — одно из наименований главы темных сил.

Диавол - существо, которое Бог создал благим, добрым, светоносным (греческое слово «Эосфорос» и латинское «Люцифер» означают «светоносец»). В результате противления Богу, божественной воле и божественному Промыслу светоносец отпал от Бога. С тех пор, как произошло отпадение светоносца и некоторой части ангелов от Бога, в мире появилось зло. Оно не было создано Богом, но было привнесено свободной волей диавола и демонов.

На заре существования тварного бытия, еще до создания Богом видимого мира, однако уже после сотворения ангелов в духовном мире произошла грандиозная катастрофа, о которой мы знаем только по ее последствиям. Часть ангелов, воспротивившись Богу, отпала от Него и сделалась враждебной всему доброму и святому. Во главе этого отпавшего воинства стоял Эосфор, или Люцифер, само имя которого (букв. «светоносный») показывает, что первоначально он был добрым, но затем по своей собственной воле «и по самовластному произволению изменился из естественного в противоестественное, возгордился против сотворившего его Бога, захотел воспротивиться Ему, и первый, отпав от блага, очутился во зле» (Иоанн Дамаскин). Люцифер, которого также называют диаволом и сатаной, принадлежал к одному из высших чинов ангельской иерархии. Вместе с ним отпали и другие ангелы, о чем иносказательно повествуется в Апокалипсисе: «…И упала с неба большая звезда, горящая подобно светильнику… и поражена была… третья часть звезд, так что затмилась третья часть их» (Апок. 8:10, 12).

Диавол и демоны оказались во тьме по собственной свободной воле. Каждое разумное живое существо, будь то ангел или человек, наделено от Бога свободной волей, то есть правом выбора между добром и злом. Свобода воли дана живому существу для того, чтобы оно, упражняясь в добре, могло онтологически приобщаться к этому добру, то есть чтобы добро не оставалось только чем-то, данным извне, но становилось его собственным достоянием. Если бы благо было навязано Богом как необходимость и неизбежность, ни одно живое существо не могло бы стать полноценной свободной личностью. «Никто никогда не стал добрым по принуждению», - говорят Святые Отцы. Через непрестанное возрастание в добре ангелы должны были восходить к полноте совершенства вплоть до всецелого уподобления сверхблагому Богу. Часть из них, однако, сделала выбор не в пользу Бога, тем самым предопределив и свою судьбу, и судьбу Вселенной, которая с этого момента превратилась в арену противоборства двух полярных (хотя и неравных между собой) начал: доброго, Божественного и злого, демонического.

Демоны не знают мыслей человека, но они, безусловно, знают те мысли, которые сами этому человеку внушили. Опять же, они не могут знать, приняли мы эти мысли или нет, но догадываются об этом по нашим действиям. Что касается помыслов от Бога или каких-то естественных, то они могут догадаться о них по нашему поведению, но в точности знать их не могут.

Внутрь человеческой души бес (или демон) войти не может, туда может проникнуть только Господь сверхъестественным Божественным действием. Бес может жить лишь в теле человека, овладевая до той или иной степени его душевными или телесными проявлениями, т.е. либо бесноватый человек изредка подвергается припадкам, либо полностью теряет контроль над собой.

Бес может войти в тело человека под действием колдовства - если, конечно, человек не прибегает к помощи Божией, не исповедуется, не причащается, не молится. А может быть и какое-то попущение Божие, для вразумления.

Единственное, на что диавол способен, - это подбросить человеку какой-либо греховный помысел, например, мысль о самоубийстве. И делает он это не потому, что ему открыт внутренний мир человека, его сердце, но лишь ориентируясь на внешние признаки. Внушив человеку какие-то помыслы, диавол не способен проконтролировать, что произойдет с ними дальше. И если человек умеет различать, какая мысль пришла от Бога, какая от его собственного человеческого естества, а какая от диавола, и отвергать греховные мысли при самом их появлении, диавол ничего сделать не сможет. Диавол становится сильнее по мере того, как греховный или страстный помысел проникает в человеческий ум.

В Откровении святого Иоанна Богослова сказано: окончательная победа Христа над антихристом, добра над злом, Бога над диаволом, будет одержана. В Литургии Василия Великого мы слышим, что Христос сошел Крестом во ад, чтобы разрушить царство диавола и привести всех людей к Богу, то есть Своим присутствием и благодаря Своей крестной смерти Он пронизал Собою все то, что мы субъективно воспринимаем как царство диавола. А в стихирах, посвященных Кресту Христову, мы слышим: «Господи, оружие на диавола Крест Твой дал еси нам»; там же говорится, что Крест - это «ангелов слава и демонов язва», это орудие, перед которым трепещут демоны, «трепещет и трясется» диавол.

Как действует дьявол

Дьявол склонил человека к себе чрез посредство лжи, прельстил человека, праотцы приняли ложь под личиною истины. «С того времени естество наше, зараженное ядом зла, стремится произвольно и невольно ко злу, представляющемуся добром и наслаждением искаженной воле, извращенному разуму, извращенному сердечному чувству. Произвольно: потому что в нас еще есть остаток свободы в избрании добра и зла. Невольно: потому что этот остаток свободы не действует как полная свобода; он действует под неотъемлемым влиянием повреждения грехом. Мы родимся такими; мы не можем не быть такими: и потому все мы, без всякого исключения, находимся в состоянии самообольщения и бесовской прелести». Возвращение человека к Богу крайне трудно, почти не возможно, не возможно со стороны своих собственных сил, по причине преграждения пути к Истине «бесчисленными обольстительными лжеобразами Истины». Дьявол облачает в благовидность требования наших страстей, использует пагубные влечения нашей падшей природы для удержания нас в своих сетях. Одним из видов обольщения, по свт. Игнатию, есть то, что мы считаем себя вечными на этой земле. В нас вложено от Бога ощущение бессмертия, но мы не видим, что по причине падения, поражены смертью и бессмертная душа и тело наше, забываем о смертном часе и предстоящем суде.
Однако самое страшное, что, по своей слепоте, с которой мы рождаемся, мы довольны своим состоянием, мы беспечны, любуемся своей слепотой. «Не смотря на мою ужасную греховность, я редко вижу свою греховность. Не смотря на то, что во мне добро смешано со злом, и сделалось злом, как делается ядом прекрасная пища, смешанная с ядом, я забываю бедственное положение добра, данного мне при сотворении, поврежденного, искаженного при падении. Я начинаю видеть в себе мое добро цельным, непорочным и любоваться им: мое тщеславие уносит меня с плодоносной и тучной пажити покаяния в далекую страну! в страну каменистую и бесплодную, в страну терний и плевел, в страну лжи, самообольщения, погибели».
Принятое нами таинство Крещения, по свт. Игнатию, конечно же, восстанавливает наше общение с Богом, возвращает свободу, вновь дарует духовную силу, отселе Дух Святой соприсутствует человеку в течение всей его жизни. Мы получаем даже более, чем имел первозданный человек в своем непорочном состоянии: в Крещении мы облекаемся во образ Богочеловека. Но, вместе с полученной силой отвергать страсти оставлена и свобода вновь покоряться им, как «и в чувственном раю предоставлено было на произвол первозданному человеку или повиноваться заповеди Божией, или преслушать ее». Более того, Крещением не уничтожено свойство падшего естества рождать из себя смешанные зло с добром для испытания и укрепления нашего произволения в избрании добра Божьего. «При крещении, - говорит свт. Игнатий, - сатана, жительствующий в каждом человеке падшего естества, изгоняется из человека; предоставляется произволу крещенного человека или пребывать храмом Божиим и быть свободным от сатаны, или удалить из себя Бога и снова соделаться жилищем сатаны». Свт. Игнатий сравнивает действие Крещения с привитием к дикой яблони сучка от яблони благородной. Не должно уже допускать рождения отраслей от ствола дикой яблони, они должны рождаться от яблони благородной. Ссылаясь на св. Исаака Сирина (Сл. 1, 84), прп. Марка Подвижника (Слово о Крещении), Ксанфопулов (гл. 4, 5, 7), свт. Игнатий говорит, что в Крещении Христос насаждается в наши сердца, как семя в землю, дар этот сам по себе совершен, но мы его своей жизнью или развиваем или заглушаем. Состояние обновления, полученное в Крещении, «нуждается в поддержании жительством по евангельским заповедям». Необходимо доказать свою верность Христу сохранением и приумножением принятого от Него дара. Но, свт. Игнатий приводит слова свт. Иоанна Златоуста, что мы храним славу Крещения лишь один или два дня, а затем погашаем ее бурей житейских попечений. Духовное сокровище не отнимается, но находится под спудом нашего омрачения, Христос и тогда пребывает в нас, только мы оживлением нашего ветхого человека отняли у Него возможность к совершению нашего спасения. «Делая по крещении зло, доставляя деятельность падшему естеству, оживляя его, человек теряет более или менее духовную свободу: грех снова получает насильственную власть над человеком; диавол снова входит в человека, соделывается его владыкою и руководителем». Только, многократно замечает свт. Игнатий, «власть греха вкрадывается в нас неприметно: неприметно мы теряем свободу духовную», мы не видим своего плена, не видим своего ослепления именно по причине ослепления. «Наше состояние плена и рабства обнаруживается для нас только тогда, когда мы приступим к исполнению евангельских заповедей: тогда разум наш с ожесточением восстает против разума Христова, а сердце дико и враждебно взирает на исполнение воли Христовой, как бы на смерть свою и на убийство свое; тогда опытно познаем мы горестную потерю свободы, свое страшное падение».
Но утраченное возвращается вновь уже в таинстве Покаяния, «родившийся и потом умерший может ожить при посредстве покаяния». Вступив в борьбу с грехом в себе, в эту тончайшую невидимую брань, которой исполнено умное делание, начав делание покаяния, которое есть «последствие и действие благодати, насажденной Крещением», мы вновь достигнем оживления для нас, деятельного обнаружения этого данного нам в крещении таинственного дара благодати Божией, заключающегося «в соединении естества человеческого с Божиим естеством и в исцелении первого от прикосновения ко второму». И «если изменить естество может только Бог, то сознание повреждения, произведенного в естестве первородным грехом, и смиренное моление о исцелении и обновлении естества Творцем его, есть сильнейшее действительнейшее оружие в борьбе с естеством». Кто ощутил бедность падшего естества, тот реально, самой жизнью своей осознал необходимость приобщения Христу, тот уже надеется не на себя, не на свое ослепление, не на свои падшие силы, но единственно на Христа, на помощь свыше, тот отвергается своей воли, всего себя приносит в жертву Богу, стремится к Нему всем умом, сердцем, всем существом своим, чем и исполнен непрестанный подвиг умного делания.

Бесы, демоны

Бес - перевод греческого слова демон, которое у Гомера, Гезиода и др. означает нечто среднее между богами и людьми, а у Платона и души умерших добрых людей. По верованию древних, такие души делались покровительственными гениями, которые оказывали влияние на личное благосостояние. Сократ часто говорит о своем «демоне». У Семидесяти слово это употребляется для воспроизведения еврейских слов «боги» (Пс. 94, 3), «диаволы» - шедим (Втор. 32, 17), «зараза» (Пс. 90, 6 - «бес полуденный», - «зараза, опустошающая в полдень») и проч. У Иосифа Флавия оно всегда употребляется о злых духах. Бесы, по его определению, суть души нечестивых людей («Иуд. Война», VII, 6, 3). В Новом Завете этот термин употребляется несколько раз вообще в смысле языческих богов или идолов (Деян. 17, 18; 1 Кор. 10, 20), но обычно - о злых духах или диаволах, которые хотя веруют и трепещут (Иак. 2, 19), признают Ииcyca Сыном Божиим (Матф. 8, 29), но суть слуги своего князя - Вельзевула - сатаны (Матф. 12, 24). См. под сл. Вельзевул , Диавол, Сатана.

Источник: Православная богословская энциклопедия

Злые силы в Ветхом Завете

О наличии в мире демонских существ есть свидетельство уже в кн. Бытие, где описывается искушение змеем первых людей. Однако представления о злых силах формируются в течение длительного времени, включая при этом и некоторые элементы, заимствованные из народных верований. При описании действий темных сил используется также «фольклор, который населяет развалины и пустынные местности разнообразным смутным присутствием, вперемежку с дикими зверями: это — волосатые сатиры (Ис 13. 21; 34. 13 LXX), Лилит, женский демон ночей (34. 14)… Им отводятся проклятые места, как Вавилон (13) или земля Едома (34). Обряд очищения предписывает предать демону Азазелю козла, на которого возложены грехи Израиля (Лев 16. 10)» (Brunon J.-B., Grelot P. Бесы // Леон-Дюфур. Словарь библ. богосл. Стб. 45). На развитие ветхозаветной демонологии, по-видимому, указывает и разночтение 1 Пар 21. 1: «И восстал сатана на Израиля, и возбудил Давида сделать счисление Израильтян», где автор книги приписывает сатане то, что в тексте 2 Цар 24. 1: «Гнев Господень опять возгорелся на Израильтян, и возбудил он в них Давида сказать: пойди, исчисли Израиля и Иуду» — ставится в зависимость от гнева Господа. Это сравнение текстов показывает, в каком направлении развивается ветхозаветная богословская мысль в понимании действий злокозненных сил. Первоначально эта мысль старается избегать открытого противопоставления мира добра (Бога) и мира зла (сатаны), чтобы не подать повода к дуализму, к к-рому израильский народ подталкивало языческое окружение. Поэтому в одних случаях сатана изображается появляющимся перед Господом наряду с др. ангелами, называемыми в Книге Иова «сынами Божиими» (Иов 1. 6); в др.- описывается его первоначальное падение и самообоготворение с использованием образа царя Тира: «Сын человеческий! Плачь о царе Тирском и скажи ему: так говорит Господь Бог: ты — печать совершенства, полнота мудрости и венец красоты. Ты находился в Едеме, в саду Божием… ты был помазанным херувимом… ты совершен был в путях твоих со дня сотворения твоего, доколе не нашлось в тебе беззакония… ты согрешил, и Я низвергнул тебя, как нечистого, с горы Божией, изгнал тебя… От красоты твоей возгордилось сердце твое, от тщеславия твоего ты погубил мудрость твою; за то Я повергну тебя на землю, пред царями отдам тебя на позор» (Иез 28. 12-17). Неоднократное упоминание злых сил в ветхозаветных текстах встречается также в связи с часто возникающим искушением умилостивить демонов с помощью магических обрядов и заклинаний.Злые силы при этом фактически превращались в богов, поскольку им совершалось поклонение и приносились жертвы. Для израильтян это были «новые» боги, «которых они не знали» и «которые пришли от соседей» (т. е. язычников); Библия прямо называет таких богов бесами (Втор 32. 17). Бог иногда допускал это искушение для израильтян, чтобы испытать их любовь и верность Ему (Втор 13. 3). Однако Израиль часто изменял Богу, принося «жертвы бесам» (Втор 32. 17). При этом измена иногда превращалась в чудовищное преступление, ибо «в жертву бесам» израильтяне «приносили сыновей своих и дочерей своих» (Пс 105. 37-38). К помощи темных сил они прибегали и в тех случаях, когда по примеру язычников занимались ворожбой, заговорами, чародеяниями. В 1 Цар 28. 3-25 подробно описан случай с аэндорской волшебницей, вызывавшей по просьбе Саула дух прор. Самуила . Волхвованием занималась и нечестивая царица Иезавель (4 Цар 9. 22). Царь Манассия «и гадал, и ворожил, и завел вызывателей мертвецов и волшебников» (4 Цар 21. 6). Охозия «посылал послов вопрошать Веельзевула, божество Аккаронское» (4 Цар 1. 2, 3, 16). Все это — «мерзости» (Втор 18. 12), от к-рых Бог предостерегает Свой народ: «Не должен находиться у тебя прорицатель, гадатель, ворожея, чародей, обаятель, вызывающий духов, волшебник и вопрошающий мертвых» (Втор 18. 10-11). Все эти служители бесовских сил лишь строят себе иллюзии своего могущества; они всегда побеждаются силой Божией. Иосиф благодаря живущему в нем Духу Божию одерживает верх над прорицателями фараона (Быт 41); Моисей оказывается сильнее егип. чародеев (Исх 7-9); Даниил посрамляет халдейских «тайноведцев и гадателей» (Дан 2; 4; 5; 14). Поэтому демонское воинство побеждается не магическими заклинаниями, к которым прибегала религия Вавилона, а молитвой к Богу, Который может запретить сатане совершать свои злокозненные действия (Зах 3. 2), и к арх. Михаилу, ведущему вместе со своим воинством постоянную брань с демонскими полчищами (Дан 10. 13; Тов 8. 3).

В ВЗ имеет место не только добровольное подчинение и служение демонским силам. Последние могли сами нападать на человека и даже вселяться в него, о чем свидетельствует воздействие злого духа на царя Саула, от к-рого «отступил Дух Господень» (1 Цар 16. 14; 18. 10). О мучениях, претерпеваемых людьми от злых сил, упоминает Книга Товита (6. 8), называющая одного из демонов персид. именем Асмодей (3. 8).

Демонология в Новом Завете

Раскрывается через призму борьбы и победы Иисуса Христа, а затем и христиан над диаволом. Сын Божий для того и воплотился, «чтобы разрушить дела диавола» (1 Ин 3. 8) и «дабы смертью лишить силы имеющего державу смерти, то есть диавола» (Евр 2. 14). Борьба Христа с князем тьмы начинается с искушения в пустыне, хотя и напоминающего собой искушение первых людей, однако несравненно более сильного.

Искушение Христа в пустыне

Древний змей снова идет путем обмана, прикрываясь текстами Свящ. Писания, к-рые он использует в качестве аргументов своей лжи (Мф 4. 1-11; Лк 4. 1-13). Посрамленный Иисусом Христом, он оставляет Его «до времени» (Лк 4. 13). Однако борьба Спасителя с сатаной и его темным царством не прекращается на протяжении всего Его общественного служения. Явление, с к-рым Христу приходится встречаться довольно часто, представляет собой беснование людей. Широкое распространение этой болезни на рубеже ВЗ и НЗ не было случайным: пришествие Мессии произошло в то время, когда дух народа был крайне ослаблен, а его нравственные силы во многом утрачены. По словам Христа, «нечистый дух» входит в человека лишь тогда, когда находит жилище его души «незанятым, выметенным и убранным», разумеется, не для встречи с Богом, а для вселения в него темных сил. «Тогда (нечистый дух.- М. И.) идет и берет с собою семь других духов, злейших себя, и, вошедши, живут там» (Мф 12. 43-45). Непосредственное пребывание злокозненных сил в человеке причиняет ему большие страдания (Лк 8. 27-29), однако демонское воздействие в таких случаях не становится абсолютным. При любых обстоятельствах Бог «нечистым духам повелевает со властью, и они повинуются Ему» (Мк 1. 27). Власть изгонять бесов имеет не только Сам Христос, но и Его ученики (Мк 16. 17; Лк 9. 1; 10. 17). При этом обладание такой властью не является исключительным дарованием: «…тому не радуйтесь, что духи вам повинуются; но радуйтесь тому, что имена ваши написаны на небесах» (Лк 10. 20). В евангельских притчах Христос описывает, помимо бесоодержимости, др. способы воздействия демонских сил на человека. В притче о сеятеле и семени говорится о том, что семя евангельской проповеди далеко не всегда находит благоприятную почву в сердцах людей. Иногда этому препятствует диавол, к-рый «уносит слово (Божие.- М. И.) из сердца их, чтобы они не уверовали и не спаслись» (Лк 8. 12). В притче о пшенице и плевелах рисуется картина мира, к-рый «лежит во зле» (1 Ин 5. 19), где добро, Источником к-рого является Бог, живет по соседству со злом, к-рое «сеет» диавол (Мф 13. 24-30, 37-39). Бесоодержимость может оказаться не только результатом безнравственной жизни человека, но и способом его воспитания. Так, ап. Павел предал коринфского кровосмесника «сатане во измождение плоти, чтобы дух был спасен» (1 Кор 5. 1-5). Воспитательный характер может носить любое диавольское искушение, если оно воспринимается и переносится должным образом. Ап. Павел пишет о себе: «…чтобы я не превозносился чрезвычайностью откровений, дано мне жало в плоть, ангел сатаны, удручать меня, чтобы я не превозносился. Трижды молил я Господа о том, чтобы удалил его от меня. Но Господь сказал мне: «довольно для тебя благодати Моей, ибо сила Моя совершается в немощи»» (2 Кор 12. 7-9). Действия темных сил сопровождаются, как правило, коварством и обманом, потому что диавол «не устоял в истине, ибо нет в нем истины; когда говорит он ложь, говорит свое, ибо он лжец и отец лжи» (Ин 8. 44). Сатана может даже принимать «вид Ангела света» (2 Кор 11. 14), а пришествие антихриста «по действию сатаны» будет сопровождаться «всякою силою и знамениями и чудесами ложными» и «всяким неправедным обольщением» (2 Фес 2. 9-10). «Мысль солгать Духу Святому» (Деян 5. 1-3) также была внушена Анании «отцом лжи», а предательство Иуды состоялось после того, как «диавол… вложил в сердце» его это преступное намерение (Ин 13. 2). Согласие Иуды предать Христа стало поистине сатанинским грехом, поэтому после этого сатана беспрепятственно входит в сердце предателя (Лк 22. 3). Иисус Христос прямо называет Иуду «диаволом»: «…не двенадцать ли вас избрал Я? Но один из вас диавол» (Ин 6. 70). В обращенном к ап. Петру обличении: «Отойди от Меня, сатана» (Мф 16. 23) — Христос, по мнению некоторых толкователей, называет сатаной не апостола, а диавола, к-рый продолжал Его искушать и к к-рому Христос уже обращался с такими же словами (Мф 4. 10). «Он (Иисус Христос.- М. И.) взглянул на мгновение чрез Петра и увидел за ним прежнего Своего врага…» (Лопухин. Толковая Библия. Т. 8. С. 281). Ослепленные злобой иудеи приписывали бесоодержимость Иоанну Крестителю (Мф 11. 18; Лк 7. 33) и даже Самому Христу (Ин 8. 52; 10. 20). Однако бесноватый не может ни исцелять больных (Ин 10. 21), ни изгонять бесов (Мф 12. 24-29; Лк 11. 14-15). «Если сатана сатану изгоняет, то он разделился сам с собою: как же устоит царство его?» (Мф 12. 26; ср.: Мк 3. 23-27). Иисус Христос побеждает диавола не «силой веельзевула, князя бесовского» (Мф 12. 24), а «Духом Божиим» (Мф 12. 28) — это значит, что «сильный», т. е. диавол, уже «связан» (Мф 12. 29), «осужден» (Ин 16. 11) и «изгнан будет вон» (Ин 12. 31). Однако он не прекращает ожесточенной борьбы как с Христом (Ин 14. 30), так и с Его последователями. Он просит сеять апостолов, «как пшеницу» (Лк 22. 31). «Как рыкающий лев», диавол «ходит… ища кого поглотить» (1 Петр 5. 8); он имеет «державу смерти» (Евр 2. 14); христиан он «будет ввергать… в темницу» (Откр 2. 10). Апостолам, совершавшим дело евангельского благовествования, сатана чинит всяческие препятствия (1 Фес 2. 18). Поэтому, объясняет ап. Павел, «наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесной» (Еф 6. 12). Однако «раскаленные стрелы лукавого» (Еф 6. 16) не должны наводить страх на христиан. Темные духи «трепещут» перед Богом (Иак 2. 19); насилие, к-рое они противопоставляют силе Божией, на самом деле бессильно. Если человек проявит покорность Богу и противостанет диаволу, тот тотчас «убежит» от него (Иак 4. 7).

Являясь духами, темные силы не ограничены пространством, однако предпочитают находиться в полюбившихся им местах. Если ветхозаветные тексты называют такими местами преимущественно языческие капища, то в НЗ неоднократно говорится о вселении бесов в людей. При этом духи тьмы самих бесоодержимых иногда насильно загоняли в безжизненные и мрачные места, в пустыни и гробницы (Лк 8. 29; Мф 8. 28). Просьба послать их в стадо свиней, с к-рой они обратились к Иисусу Христу (Мф 8. 31; Лк 8. 32), может объясняться тем, что свиньи, согласно ветхозаветному закону, относились к животным нечистым. В Откровении Иоанна Богослова сообщается, что Вавилон за свое распутство «сделался жилищем бесов и пристанищем всякому нечистому духу» (18. 2), а Пергам, в к-ром процветало язычество и велась жестокая борьба с христианством, стал городом, «где живет сатана», устроивший в нем свой «престол» (2. 13).

Активность, с какой сатана действует в различные исторические периоды, зависит от того, насколько Бог попускает ему проявлять свою злую волю. Одержав победу над Адамом и Евой в начале истории (Быт 3. 1-7), враг человеческого рода превратился в «князя», по воле к-рого (Еф 2. 2) мн. люди жили в течение всего ветхозаветного периода (Евр 2. 15). Они ходили «во тьме» и жили «в стране тени смертной» (Ис 9. 2). Будучи рабами диавола, они стали «мертвыми» из-за собственных грехов и преступлений (Еф 2. 1-2). И лишь с Боговоплощением появилась надежда на то, что «князь мира изгнан будет вон» (Ин 12. 31).
Своими страданиями, смертью и воскресением Иисус Христос действительно побеждает диавола и приобретает полную власть «на небе и на земле» (Мф 28. 18), и благодаря этой победе «князь мира сего осужден» (Ин 16. 11) и связан в своих действиях (Откр 20. 1-3). Тысячелетний срок, на к-рый «змий древний» был «скован» (Откр 20. 2), толкователи определяют как период от Боговоплощения до Второго пришествия Христова (Aug. De civ. Dei. XX 8), когда свою злокозненность диавол уже не может проявлять в полной мере. По истечении этого периода он будет освобожден «на малое время» (Откр 20. 3) и выступит не только как искуситель отдельных людей, но и как обольститель всего мира. Тогда он явится как «ангел бездны» (Откр 9. 11), как «зверь, выходящий из бездны» (Откр 11. 7), и в лице антихриста, в к-рого вселится, проявит свою губительную энергию в высшей степени. Однако торжествовать он будет недолго; вместе с антихристом он будет брошен «в озеро огненное» (Откр 19. 20). Его богоборчество окажется настолько очевидным, что исключит всякую необходимость присутствия на Страшном Суде для определения его дальнейшей участи. Диавол и соблазненные им ангелы, отвергнув Бога, тем самым отвергли вечную жизнь, заменив ее существованием в смерти, к-рое есть не что иное, как вечные мучения (см. статьи Ад, Апокатастасис).

Демонская природа и иерархия

Грех люцифера повредил только его природу. По своим последствиям он не был подобен греху первородному, совершенному Адамом и Евой и наложившему отпечаток на весь человеческий род. Остальные ангелы, согрешившие после люцифера, пали «через пример, через влияние, которое одна личность может оказывать на другие личности… Люцифер увлек за собой других ангелов, но пали не все…» (Там же. С. 252). Природа ангелов, устоявших в добре, никаких изменений из-за падения демонских сил не претерпела.

Обладая духовной природой, темные силы, как и ангелы, оставшиеся верными Богу, по-видимому, имеют и нек-рую телесность (см. ст. Ангелология), однако они не подчинены законам физиологии. Представления о том, что ангелы могут вступать в половые сношения с людьми, навеянные ошибочным объяснением текста Быт 6. 1-4, Церковью не признаны. В их пользу ничего не говорит и Тов 6. 15, где демон предстает любящим невесту Товии, ибо демонская любовь всегда выступает «со знаком минус». Случай с невестой Товии нашел объяснение в христ. аскетической лит-ре, где подробно описывается плотская брань подвижника с бесами блуда.

Темные силы представляют собой царство зла, к-рое возглавляет сам диавол (ср.: Лк 11. 18), увлекший за собой в своем падении, по выражению прп. Иоанна Дамаскина, «бесконечное множество находившихся под его властью ангелов» (Ioan. Damasc. De fide orth. II 4). Нек-рые толкователи, рассматривая Откр 12. 3-4, 7-9, где говорится о том, что «большой красный дракон», «великий дракон… называемый диаволом и сатаною», «увлек с неба третью часть звезд и поверг их на землю», полагают, что звезды символизируют здесь ангелов, отпадших от Бога вместе с диаволом (Лопухин. Толковая Библия. Т. 8. С. 562-564). Несмотря на то что падение ангелов привнесло в тварный мир дисгармонию и беспорядок, само царство зла представляет собой определенную структуру, в основе которой лежит иерархический принцип. Об этом свидетельствует ап. Павел, называвший определенные чины диавольской иерархии «начальствами», «властями», «мироправителями тьмы века сего» (Еф 6. 12; Кол 2. 15). Поскольку нек-рые из этих названий используются апостолом и применительно к добрым ангелам (Еф 1. 21; Кол 1. 16), до конца неясно, как структурирована иерархия падшего ангельского мира. Существует 2 предположения, согласно к-рым входящие в нее ангелы или остались в том же чине, в каком они находились до падения, или же их чин определяется интенсивностью их злодеяний (Ioan. Cassian. Collat. VIII 8).

Источник: Православная энциклопедия

Дьявол и происхождение греха

Как злое существо, старающееся вредить человеку и ввести его в грех, сатана ясно выступает в книге Бытия, в которой повествуется, как он, войдя в змия, искушал наших прародителей и в конце концов склонил их нарушить заповедь Божию - вкусить плодов от запрещенного дерева (Быт.3); далее таким же злым существом является дьявол и в книге Иова (Иов.1:6-12, 2:1-7). В книге Паралипоменон говорится, что «восстал сатана на Израиля и возбудил Давида сделать счисление израильтян» (1Пар.21:1). Здесь сатана представляется возбудившим Давида к счислению израильтян и таким образом вовлекшим его в грех, который сам Давид исповедал перед Богом (1Пар.21:8) и за который Господь наказал израильский народ моровой язвой (1Пар.21:14).

Точно так же и в Новом Завете находятся ясные указания на то, что дьявол вводит человека в грех. Прежде всего само название его «искусителем» (Мф.4:3; 1Фес.3:5), т. е. соблазняющим человека ко греху. Искусителем сатана является даже по отношению к Иисусу Христу (Мф.4:1-11; Мк.1:12-13; Лк.4:1-13). В пустыне, куда удалился Иисус Христос после крещения, явился Ему сатана и стал прельщать Его всеми своими искусительными средствами, как-то: «похотью плоти, похотью очей и гордостью житейской» (1Ин.2:16). Но Иисус Христос оказал решительное противодействие всем искушениям сатаны, так что последний должен был удалиться от Него и сознать свое бессилие ввести Сына Божия в грех.
Влияние дьявола на происхождение греха в человеческом роде Спаситель ясно признает в Своей притче о семени и плевелах (Мф.13:24-30, 36-43). «Царство небесное, - говорит он, - подобно человеку, посеявшему доброе семя на поле своем. Когда же люди спали, пришел враг, и посеял между пшеницею плевелы, и ушел» (Мф.13:24-25). «Поле, - по объяснению Спасителя, - есть мир, доброе семя - сыны Царствия, а плевелы - сыны лукавого; враг, посеявший их, есть дьявол» (Мф.13:38-39). Таким образом, зло в мире представляется, по словах Спасителя, посеянным или происшедшим от дьявола. По свидетельству Евангелия, сатана внушил Иуде предать Иисуса первосвященникам и книжникам (Лк.22:3; Ин.13:2, 27). Апостол Иоанн также ясно признает дьявола виновником происхождения греха, когда говорит: «кто делает грех, тот от дьявола, потому что сначала дьявол согрешил. Для сего-то и явился Сын Божий, чтобы разрушить дела дьявола» (1Ин.3:8). Здесь греховные действия человека прямо называются делами дьявола. Значит, на происхождение их оказывает влияние дьявол; поэтому они и называются его делами. В словах апостола Петра, в которых он предостерегает христиан от козней дьявола, мы также находим указание на участие дьявола в происхождении греха. «Трезвитесь, бодрствуйте, - говорит апостол, - потому что противник ваш дьявол ходит, как рыкающий лев, ища, кого поглотить» (1Пет.5:8). Здесь дьявол представляется противником человека, старающимся погубить его; и он губит человека тогда, когда вводит его в грех.
Из представленных мест Ветхого и Нового Завета ясно видно, что дьявол оказывает влияние на происхождение греха в человеке.

Каким должно быть отношение христианина к диаволу?

Сегодня мы наблюдаем две крайности. С одной стороны, среди современных христиан немало тех, кто вообще не верит в реальность диавола, не верит в его способность влиять на их жизнь. Некоторые думают, что диавол - это мифическое существо, в котором персонифицировано мировое зло. С другой стороны, есть немало людей, которые придают диаволу преувеличенное значение, которые убеждены, что диавол влияет на все стороны жизни человека, и всюду видят его присутствие. Такие верующие постоянно боятся, что диавольские силы так или иначе на них подействуют.

На этой почве существует множество суеверий, от которых не свободны и люди церковные. Придумано множество «народных средств», которые препятствовали бы сатане проникнуть в человека. Например, некоторые люди, зевая, крестят рот, чтобы через него не вошел диавол. Иные успевают за один зевок перекрестить рот трижды. Мне приходилось слышать разговоры о том, что на правом плече у нас сидит ангел, а на левом - бес: осеняя себя крестным знамением, мы крестимся справа налево, перебрасывая ангела с правого плеча на левое, дабы он вступил в борьбу с бесом и победил его (соответственно, католики, которые крестятся слева направо, перекидывают беса на ангела). Кому-то это может показаться смешным и нелепым, но ведь есть люди, которые в это верят. И, к сожалению, это не анекдоты, а реальные разговоры, которые можно слышать в некоторых монастырях, духовных семинариях, приходах. Люди, которые так мыслят, живут в уверенности, что вся жизнь пронизана диавольским присутствием. Я слышал однажды, как иеромонах, выпускник духовной академии, учил верующих: когда вы встаете утром, то, прежде чем засунуть ноги в тапочки, перекрестите тапочки, потому что в каждом из них сидит бес. При таком отношении, вся жизнь превращается в пытку, потому что вся она пронизана страхом, постоянным опасением, что человека «испортят», сглазят, что на него наведут нечистую силу и т. д. С христианским отношением к диаволу все это ничего общего не имеет.

Чтобы понять, каким должно быть истинно христианское отношение к диаволу, мы должны обратиться, во-первых, к нашему богослужению, к таинствам, и, во-вторых - к учению Святых Отцов. Таинство Крещения начинается с заклинаний, обращенных к диаволу: смысл этих заклинаний - в том, чтобы изгнать диавола, гнездящегося в сердце человека. Затем новокрещаемый вместе со священником и восприемниками обращается к западу. Священник спрашивает: «Отрекаешься ли ты от сатаны, и всех дел его, и всего воинства его, и всей гордыни его?», Тот отвечает трижды: «Отрекаюсь». Священник говорит: «Дунь и плюнь на него». Это символ, в котором содержится очень глубокий смысл. «Дунь и плюнь на него» значит «относись к диаволу с презрением, не обращай на него внимания, он не заслуживает ничего большего».

В святоотеческой, в частности, монашеской, литературе отношение к диаволу и демонам характеризуется спокойным бесстрашием - иногда даже с оттенком юмора. Можно вспомнить историю о святом Иоанне Новгородском, который оседлал беса и заставил его свозить его в Иерусалим. Вспоминается и история из жизни Антония Великого. К нему пришли путники, которые долго шли через пустыню, и по дороге от жажды у них умер осел. Они приходят к Антонию, а он им говорит: «Что ж вы осла-то не уберегли?» Они с удивлением спрашивают: «Авва, откуда ты знаешь?», - на что тот спокойно отвечает: «Мне бесы рассказали». Во всех этих историях отражено подлинно христианское отношение к диаволу: с одной стороны, мы признаем, что диавол - это реальное существо, носитель зла, но, с другой, мы понимаем, что диавол действует лишь в рамках, установленных Богом, и никогда не сможет эти рамки преступить; более того, человек может взять диавола под контроль и управлять им.

В молитвах Церкви, в богослужебных текстах и в творениях Святых Отцов подчеркивается, что сила диавола иллюзорна. В арсенале диавола есть, конечно, разнообразные средства и способы, с помощью которых он может влиять на человека, у него есть огромный опыт всякого рода действий, направленных во вред человеку, но применить его он может лишь в том случае, если человек ему это позволит. Важно помнить, что диавол не может ничего нам сделать, если мы сами не откроем ему вход - дверь, форточку или хотя бы щель, через которую он проникнет.

Диавол прекрасно сознает свою немощь и бессилие. Он понимает, что реальной власти воздействовать на людей у него нет. Именно поэтому он старается склонить их к сотрудничеству, к содействию. Найдя в человеке слабое место, он пытается тем или иным способом на него воздействовать, и нередко ему это удается. Прежде всего диавол хочет, чтобы мы боялись его, думая, что он обладает реальной властью. И если человек попадается на эту удочку, он становится уязвимым и подверженным «демонским стреляниям», то есть тем стрелам, которые диавол и демоны пускают в душу человека.

Как бороться с дьяволом

У Святых Отцов есть учение о постепенном и поэтапном проникновении греховного помысла в душу человека. С этим учением вы можете познакомиться, прочитав «Добротолюбие» или «Лествицу» святого Иоанна Синайского. Суть этого учения в том, что греховный или страстный помысел поначалу появляется лишь где-то на горизонте человеческого ума. И если человек, как говорят Отцы Церкви, «стоит на страже своего ума», он может отвергнуть этот помысел, «дунуть и плюнуть» на него, и он исчезнет. Если же человек заинтересуется помыслом, начнет рассматривать его, беседовать с ним, он завоевывает в уме человека все новые и новые территории - до тех пор, пока не охватит все его естество, - душу, сердце, тело, - и не подвигнет на совершение греха.

Путь диаволу и демонам к душе и сердцу человека открывают различного рода суеверия. Хотел бы подчеркнуть: вера прямо противоположна суеверию. С суевериями Церковь всегда вела жесткую борьбу - именно потому, что суеверие - суррогат, подмена истинной веры. Истинно верующий человек сознает, что есть Бог, но есть и темные силы; он разумно и сознательно строит свою жизнь, ничего не боится, возлагая всю надежду на Бога. Суеверный человек - по слабости, или по глупости, или под влиянием каких-либо людей или обстоятельств - подменяет веру набором верований, примет, страхов, из которых складывается какая-то мозаика, которую он и принимает за религиозную веру. Нам, христианам, надлежит всячески гнушаться суевериями. Нужно относиться ко всякому суеверию с тем презрением, с каким мы относимся к диаволу: «Дуни и плюни на него».

Вход диаволу в душу человека открывается и через грехи. Конечно, мы все грешим. Но грех греху рознь. Есть человеческие слабости, с которыми мы боремся, - то, что мы называем мелкими грехами и пытаемся преодолеть. Но есть грехи, которые, даже совершенные один раз, открывают ту дверь, через которую диавол проникает в ум человека. К этому может привести любое сознательное нарушение нравственных норм христианства. Если человек систематически нарушает, например, нормы супружеской жизни, он теряет духовную бдительность, теряет трезвение, целомудрие, то есть целостную мудрость, которая защищает его от нападений диавола.

Опасна, кроме того, всякая раздвоенность. Когда человек, подобно Иуде, начинает, помимо основной ценности, составляющей религиозную сердцевину жизни, прилепляться к другим ценностям, и его совесть, его ум и сердце раздваиваются, человек становится весьма уязвимым для действия диавола.

Я уже упомянул о так называемом «отчитывании». Хотел бы остановиться несколько подробнее на этом явлении, имеющем глубокие исторические корни. В Древней Церкви, как известно, существовали экзорцисты - люди, которым Церковь поручала изгонять бесов из одержимых. Церковь никогда не воспринимала беснование как психическую болезнь. Мы знаем из Евангелия немало случаев, когда в человеке поселялся бес, несколько бесов, или даже целый легион, и Господь Своею силою их изгонял. Затем дело изгнания бесов продолжили апостолы, а позже - те самые экзорцисты, которым Церковь поручала эту миссию. В последующие столетия служение экзорцистов как особое служение внутри Церкви практически исчезло, но все-таки сохранялись (и до сих пор сохраняются) люди, которые занимаются изгнанием бесов из одержимых либо по поручению Церкви, либо по собственной инициативе.

Нужно знать, что, с одной стороны, бесноватые - это реальность, с которой Церковь сталкивается в повседневной жизни. Действительно, есть люди, в которых живет бес, проникший в них, как правило, по их вине - потому что они тем или иным способом открыли для него доступ внутрь себя. И есть люди, которые молитвой и специальными заклинаниями, подобными тем, что священник читает перед совершением таинства Крещения, изгоняют бесов. Но на почве «отчитывания» существует множество злоупотреблений. Я, например, видел двух молодых иеромонахов, которые по собственному почину занимались изгнанием бесов из одержимых. Иногда они оказывали эту услугу друг другу - один отчитывал другого в течение двух часов. Никакой видимой пользы от этого не было.

Известны случаи, когда священники самовольно берут на себя роль экзорцистов, начинают привлекать бесноватых и создают вокруг себя целые общины. Не сомневаюсь в том, что есть священнослужители, владеющие божественной исцеляющей силой и действительно способные изгонять из людей бесов. Но у таких священнослужителей должна быть на это официальная санкция Церкви. Если человек возлагает на себя такую миссию по собственной инициативе, это чревато большими опасностями.
Однажды в частной беседе один достаточно известный экзорцист, православный священнослужитель, вокруг которого собираются толпы людей, признался: «Я не знаю, как это происходит». Кому-то из посетителей говорил: «Если у тебя нет уверенности в том, что ты действительно бесноватый, лучше туда не приходи, а то бес может выйти из другого человека и войти в тебя». Как видим, даже этот известный и уважаемый экзорцист не владел в полной мере теми процессами, которые происходят на почве «отчитывания», и не вполне понимал «механику» изгнания бесов из одного человека и вхождения их в другого.

Нередко люди с теми или иными проблемами - психическими или просто жизненными - приходят к священнику и спрашивают, могут ли они поехать к такому-то старцу на отчитку. Ко мне однажды обратилась женщина: «Мой пятнадцатилетний сын меня не слушается, я хочу его повезти на отчитку». То, что ваш сын непослушный - ответил я, - еще не означает, что в нем бес. Непослушание в какой-то степени даже естественно для подростков - через это они взрослеют, самоутверждаются. Отчитка - не панацея от жизненных трудностей.

Бывает также, что у человека появляются признаки психического заболевания, а близкие видят в этом влияние бесов. Конечно, психически больной человек более уязвим для действия бесов, чем человек духовно и умственно здоровый, но это еще не значит, что он нуждается в отчитке. Для лечения психически больных необходим психиатр, а не священник. Но очень важно, чтобы священник умел различать явления духовного и психического порядка, чтобы не принимал психическую болезнь за беснование. Если он пытается исцелять дефекты психики путем отчитывания, результат может быть обратный, прямо противоположный ожидаемому. Человек с неуравновешенной психикой, попадая в ситуацию, где люди кричат, визжат и т. п., может нанести непоправимый вред своему духовному, душевному и психическому здоровью.

В заключение хотел бы сказать о том, что действие, власть и сила диавола имеют временный характер. На какое-то время диавол отвоевал себе у Бога некую духовную территорию, некое пространство, на котором он действует так, будто является там господином. По крайней мере, он старается создать иллюзию того, что есть область в духовном мире, где он властвует. Таким местом верующие считают ад, где оказываются люди, погрязшие в грехах, не принесшие покаяние, не вставшие на путь духовного совершенствования, не обретшие Бога. В Великую субботу мы услышим замечательные и очень глубокие слова о том, что «царствует ад, но не вечнует над родом человеческим», и о том, что Христос Своим искупительным подвигом, Своей смертью на кресте и сошествием во ад уже одержал победу над диаволом - ту самую победу, которая станет окончательной после Его Второго пришествия. И ад, и смерть, и зло продолжают существовать, как они существовали до Христа, но им уже подписан смертный приговор, диавол знает, что его дни сочтены (я говорю не о его днях как существа живого, но о той власти, которой он временно располагает).

«Царствует ад, но не вечнует над родом человеческим». Это означает, что человечество не всегда будет находиться в том положении, в котором находится сейчас. И даже тот, кто оказался в царстве диавола, в аду, не лишается любви Божией, потому что и в аду присутствует Бог. Преподобный Исаак Сирин называл богохульным мнение о том, что грешники в аду лишены любви Божией. Любовь Божия присутствует всюду, но она действует двояко: на тех, кто находится в Царстве Небесном, она действует как источник блаженства, радости, вдохновения, для тех же, кто находится в царстве сатаны, это бич, источник мучений.

Мы должны помнить и о том, о чем говорится в Откровении святого Иоанна Богослова: окончательная победа Христа над антихристом, добра над злом, Бога над диаволом, будет одержана. В Литургии Василия Великого мы слышим, что Христос сошел Крестом во ад, чтобы разрушить царство диавола и привести всех людей к Богу, то есть Своим присутствием и благодаря Своей крестной смерти Он пронизал Собою все то, что мы субъективно воспринимаем как царство диавола. А в стихирах, посвященных Кресту Христову, мы слышим: «Господи, оружие на диавола Крест Твой дал еси нам»; там же говорится, что Крест - это «ангелов слава и демонов язва», это орудие, перед которым трепещут демоны, «трепещет и трясется» диавол.

Фильмы о дьяволе и демонах:

Ангелы и демоны. Закон Божий с протоиереем Андреем Ткачевым

Книга «Ангелы и бесы. Тайны духовного мира»

Каких грехов надо избегать более всего?

С атана. Какие образы вызывает в вашем воображении это слово? Злобное создание с рогами, хвостом и вилами? Симпатичный малыш в красном капюшоне на пороге вашего дома в Хеллоуин? Оставив в стороне культурные карикатуры, Сатана - это конкретное и реальное существо, известное христианам как великий лжец и обманщик, заклятый враг Бога и Его народа. Писание много говорит о его характере и поступках - кто он, и что он делает - но что относительно его происхождения? Откуда он взялся? Кто создал дьявола?

Болтливый змей

Библия открывается историей о творении, когда Бог провозглашал начало существования вселенной. Первые две главы являют захватывающие дух картины порядка, цельности и процветания. Не удивительно, что Создатель, обозрев Им созданное, объявил, что всё это «хорошо весьма» (Быт.1:31).

И вдруг, неожиданно появляется змей. Но это не просто обычный змей: он разговаривает, и надо сказать, что он очень разговорчивый. Очень быстро это извивающееся существо начинает разговор с Евой, соблазняя её саму и её молчаливого мужа - и вас, и меня - в бунт против Бога. По мере развития истории, становится ясно, что этот древний змей является воплощением самого Сатаны (Откр.12:9).

Происхождение дьявола

В Библии нет явного и ясного описания происхождения Сатаны. Предположительно, он начал своё существование спустя некоторое время после создания Богом совершенного мира (Быт.1:31) и до его появления в райском саду в виде змея (Быт.3:1). Несмотря на всё, что нам неизвестно, мы можем с определенной уверенностью утверждать, по крайней мере, следующие пять вещей.

1. Его создал Бог.

Писание утверждает, что всё было создано Богом и для Бога (Рим.11:36; 1Кор.8:6; Кол.1:16-17). Из этого естественным образом следует, что всеобъемлющая категория «всё» включает даже дьявола. В конце концов, если не Бог «стоит за» созданием Сатаны, тогда кто? Некое иное могущественное существо? Если так, тогда это существо должно контролировать, по крайней мере, одну сферу бытия. И тогда эта сфера не может быть полностью подвластна Богу и находиться под Его контролем.

2. Бог создал его добрым и хорошим.

Как источник всякого добра, красоты и истины, Бог создает только то, что соответствует Его природе - вещи, которые сами по себе хороши, прекрасны и истинны. Каждый аспект творения, на небесах ли, на земле ли, изначально был «хорош весьма». Павел выражает это просто: «Всякое творение Божие хорошо» (1Тим.4:4). Характер Бога - совершенная чистота, в Нем нет даже частички тьмы или обмана (1Иоан.1:5; Иак.1:13). И Сатана был создан как ангел для служения и прославления этого великого Бога.

Очевидно, что-то пошло не так.

3. Некоторые созданные Богом ангелы восстали против Него.

Есть два места в Новом Завете, где идет речь о времени, когда ангелы восстали против Бога и пали во зло и тьму:

Бог ангелов согрешивших не пощадил, но, связав узами адского мрака, предал блюсти на суд для наказания. (2Пет.2:4)

Ангелов, не сохранивших своего достоинства, но оставивших свое жилище, соблюдает в вечных узах, под мраком, на суд великого дня. (Иуд.1:6)

Согласно Писанию, однажды случился мятеж ангелов против Царя Небес.

4. Сатана имеет власть в сфере демонов.

Как «князь демонов (бесов)», скорее всего, именно Сатана инициировал и возглавил этот небесный мятеж (Матф.12:24). И тогда, Сатана является первым грешником, «потому что сначала диавол согрешил» (1Иоан.3:8).

Почему Бог допускает зло? Откуда появился дьявол?

    ВОПРОС ОТ ЕЛЕНЫ
    Почему Бог не создал человека идеально хорошим, без плохих качеств - зависти, злости, обид, чванства, вранья? Ведь если бы человек состоял только из доброй души и не имел в себе заложенного плохого и злого, не было бы стольких несчастий и страданий, начиная от несчастий в семье - например, мать выкидывает детей из окна или сын убивает своих родителей - и заканчивая глобальными войнами. Почему Бог сделал так, что человек может причинять зло и может отклониться от божественных заповедей? Только давайте попробуем обойтись без влияния князя тьмы, взяв за основу постулат о божественном происхождении всего, что есть и не есть.

Согласно Библии ничего не может существовать, если Бог не дает этому существование. «Все через Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть» (Ин. 1:3). «Все от Него, Им и к Нему» (Рим.11:36). «Ибо мы им живем и движемся и существуем» (Деян. 17:28). В других частях Библии (прежде всего в Псалмах) эта мысль встречается много раз. Однако Бог не является творцом зла и не поддерживает его существование. В этом смысле зла не существует. То, что мы называем злом, существует не само по себе, а как искажение Божьего замысла, как умаление, деградация того, что Он сотворил.

Согласно Библии, источником зла является Дьявол. Апостол Иоанн пишет: «Сначала Диавол согрешил» (1 Ин 3:8). Возжелав быть равным Богу, он из прекрасного существа (Люцифера, Светоносца, см. книги пророков Иезекииля 28:11-19, Исаии 14:12-14) превратился в противника Бога (по-еврейски - Сатана) и лжеца (по-гречески - Дьявола). Дьявол содействовал тому, чтобы Адам и Ева также усомнились в Боге и захотели сами определять, что будет добром, а что злом (Быт. 3). «Только это я нашел, что Бог сотворил человека правым , а люди пустились во многие помыслы» (Еккл. 7:29). В этом стремлении занять место Бога, в стремлении к обособлению от Него - источника всякого блага - и есть причина зла, т.е. ущербности человека и мира. Как цветок хиреет и вянет без солнца, так и все сотворенное Богом не может быть хорошим и добрым без Него. Одна из причин деградации нашей человеческой природы в том, что каждый из нас в лице Адама и Евы злоупотребил своей свободой, данной Богом, и отвернулся от своего Создателя. Как из грязного источника течет нечистая вода, так и мы от наших родителей наследуем искаженную грехом природу и передаем ее своим детям. Но благодаря Богу в нас присутствует тяга к добру и ненависть ко злу. И это стремление к добру и освобождение от греха мы с помощью Святого Духа должны в себе развивать. В лице Иисуса Христа, каждый человек уже является победителем в этой борьбе со злом (Рим 5:12-19).

Возникают вопросы: почему всесильный и всеблагой Бог допускает зло? (Более частные вопросы: Почему прекрасный и добрый ангел превратился в Дьявола? Почему потомки Адама и Евы рождаются физически и духовно больными, склонными ко злу?) Это одна из центральных проблем, поднимаемых в Слове Божием. В богословско-философской литературе она получила название теодицеи (богооправдания). Но даже отвечая на этот вопрос авторы Священного Писания замолкают, как бы призывая нас самим, на своем опыте определить прав ли Бог! На основании Библии, проблема теодицеи решается примерно следующим образом. Всесильный и всеблагой Бог допустил существование зла, чтобы разумные существа убедились кто прав Христос или Сатана, и сделали свободный, осознанный выбор между жизнью с Богом и жизнью без Него (т.е. смертью). Свобода не возможна без наличия альтернатив. В Библии неоднократно говорится о двух путях – пути жизни и смерти, узком и широком. И Бог взывает к людям, чтобы они выбрали жизнь.

Если бы Бог явным образом наказывал проявления морального зла и пресекал проявления зла природного, то люди преклонились бы перед Тем, Кто является Истиной, Жизнью, Любовью из-за страха перед Его наказанием и желанием получить защиту от Него, а не из-за искренней любви к Нему. В этом случае свободное, бескорыстное принятие добра человеком было бы затруднено. (Эти выводы можно сделать на основании Книги Иова). Да и Самого Бога, Его характер мы понимали бы неправильно, а следовательно не могли бы вступить с Ним в близкие отношения, жить по-настоящему счастливо.

По словам Дж. Янга, «Библия не дает нам теоретического ответа на вопрос: «Почему Бог допускает страдание?» Вместо этого мы находим там Бога, страдающего вместе с нами и искупающего наш грех через Распятие» (Янг. Дж. Христианство. М., 1998. С. 44). Таким образом, проблема зла в христианстве решается, прежде всего, благодаря жизни, смерти и воскресению Иисуса Христа. Чтобы уничтожить грех и его последствия, но помиловать грешников Сын Божий становится Человеком. Богочеловек живет безгрешной жизнью, являя всему миру любовь Отца, но безвинный приговаривается к позорной смерти. На Кресте Христос берет наказание, предназначенное Богом, за все зло, совершаемое людьми на Себя. Поэтому всякий принимающий Его заместительную жертву, получает от Бога прощение и силы для оставления греха и подготовке к вечной жизни.

Страдания Бога показывают как ненавистно Ему зло и как Он любит людей. Как Бог ценит человека! Как мы Ему дороги! Чтобы общаться с нами в вечности Он добровольно пошел на муки Креста. В бессилии Христа на Кресте проявляются сила и любовь Бога. Они находят свое проявление в тех, кто, следуя примеру Христа, борется со злом в своей жизни и несет добро ближним.


Игорь Муравьев



Здесь = > другие
Похожие публикации