Процессуальная самостоятельность следователя хорьяков, сергей николаевич. Полномочия и процессуальная самостоятельность следователя Место производства предварительного расследования

Процессуальная самостоятельность следователя хорьяков, сергей николаевич. Полномочия и процессуальная самостоятельность следователя Место производства предварительного расследования

Следственное действие - это производимое следователем в соответствии с уголовно-процессуальным законом процессуальное действие, представляющее совокупность поисковых, познавательных и удостоверительных операций, направленное на выявление и закрепление фактических данных, имеющих значение для уголовного дела. Основным способом собирания и проверки доказательств на предварительном следствии является следственное действие. В основе следственных действий лежат познавательный и удостоверительный аспекты, что и отличает их от других процессуальных действий, производимых следователем. Каждое конкретное следственное действие предполагает использование определенных познавательных приемов: расспрос, сравнение, измерение, моделирование, описание и другие .

Таким образом, следственные действия - это такие способы собирания и проверки доказательств, которые детально регламентированы законом и обеспечены возможностью применения государственного принуждения. Значение следственных действий состоит в том, что они являются основным способом собирания доказательств, а значит, и основным средством установления истины по уголовному делу.

Следственными действиями являются:

очная ставка;

допрос (свидетеля, потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого, эксперта);

освидетельствование;

осмотр (места происшествия, местности, предметов, документов, трупа и других объектов);

обыск (в помещении, ином месте, личный обыск);

предъявление для опознания; следственный эксперимент;

назначение и производство экспертизы;

выемка (обычных предметов и документов, предметов и документов, составляющих государственную тайну, почтово-телеграфной корреспонденции);

наложение ареста на почтово-телеграфную корреспонденцию, эксгумация трупа, помещение лица в медицинское учреждение для производства экспертизы, получение образцов для сравнительного исследования и др.

Закон запрещает следователю совершать действия, связанные с опасностью для жизни и здоровья граждан или унижающие их честь и достоинство, домогаться показаний допрашиваемых лиц путем насилия, угроз и иных незаконных мер, производить следственные действия в ночное время, кроме случаев, не терпящих отлагательства, иным путем стеснять права граждан. При производстве следственных действий следователь должен соблюдать права и законные интересы граждан. Ряд процессуальных норм содержит специальные указания на недопустимость совершения действий, ущемляющих права граждан . Так, при производстве личного обыска и освидетельствования следователю запрещено присутствовать при обнажении обыскиваемого либо освидетельствуемого лица другого пола. При проведении следственных действий обязаны приниматься меры к охране государственной тайны, а также к неразглашению выявленных сведений об интимных сторонах жизни участвующих в следственных действиях лиц . Недопустимо производство следственных действий, наносящих не вызываемый необходимостью материальный ущерб гражданам и организациям.

В действующем законодательстве предусмотрены следующие виды следственных действий: осмотр, освидетельствование, следственный эксперимент, обыск, выемка, наложение ареста на почтово-телеграфные отправления, контроль и запись переговоров, допрос, очная ставка, предъявление для опознания, проверка показаний на месте, производство экспертизы. Следует отметить, что вопрос о системе следственных действий остается спорным в уголовно-процессуальной науке.3 Иногда к следственным действиям относят также задержание подозреваемого, наложение ареста на имущество, получение образцов для сравнительного исследования, а некоторые следственные действия, например, контроль и запись переговоров - следственными действиями не считают.

Кроме того, участие понятых предусмотрено при производстве следственного эксперимента, наложения ареста на имущество, предъявления для опознания, извлечения трупа из места его захоронения. В соответствии с законом при производстве осмотра, обыска, выемки, освидетельствования, а также других следственных действий, в случаях, предусмотренных законом, вызывается не менее двух понятых. Понятыми могут быть любые незаинтересованные в исходе дела лица. Понятые обязаны удостоверить факт, содержание и результаты следственных действий, при производстве которых они находились. Понятые должны присутствовать в течение всего срока производства следственного действия. Они подписывают протокол, удостоверяя правильность его составления. Не могут привлекаться в качестве понятых сотрудники органа, в производстве которого находится уголовное дело, например водители или иные работники прокуратур, органов дознания и предварительного следствия выполнение ими данной обязанности обеспечивает соблюдение закона, повышает достоверность протокола следственного действия, дает возможность суду проверить соответствие фактических данных, зафиксированных в данном протоколе, обстоятельствам, имевшим место в действительности.

Большинство следственных действий представляет собой непосредственное восприятие и фиксацию информации. Только экспертиза основана на опосредованном получении доказательств, когда скрытая информация выявляется с помощью самостоятельного исследования эксперта на основе его специальных познаний. Эта классификация позволяет разграничить случаи, когда надо проводить следственный эксперимент или освидетельствование, а когда - экспертизу. Последняя необходима, если для исследования объекта недостаточно одного только непосредственного восприятия.

Обязательным является участие специалиста в области судебной медицины, а при его отсутствии иного врача, в наружном осмотре трупа, а также при эксгумации. В случаях, предусмотренных законом, для участия в производстве следственного действия можно вызвать специалиста. В этом случае выступает любое лицо, обладающее специальными познаниями в той или иной области, которое не имеет в деле личного (прямого или косвенного) интереса. Требование следователя о вызове специалиста обязательно для руководителя предприятия, учреждения, организации, где он работает. Решение пригласить специалиста принимается следователем при наличии в том действительной необходимости, которая определяется им исходя из обстоятельств дела. Это требование оформляется в виде письменного запроса. Специалист имеет право делать подлежащие занесению в протокол заявления, связанные с обнаружением, закреплением и изъятием доказательств. Специалист обязан: явиться по вызову; участвовать в производстве следственного действия, используя свои специальные знания и навыки для содействия следователю в обнаружении, закреплении и изъятии доказательств; обращать внимание следователя на обстоятельства, связанные с обнаружением, закреплением и изъятием доказательств; давать пояснения по поводу выполняемых им действий.

Также, в ходе следственных действий могут использоваться необходимые научно-технические средства, которые можно условно разделить на две группы:

1) обеспечивающие полноту фиксации хода, содержания и результатов следственных действий;

Перед применением технических средств обязательно оповещаются лица, участвующие в следственном действии. В соответствии со ст. 201 УПК производятся на основании постановления следователя такие следственные действия как:

Обыск, согласно ст.230 УПК, за исключением обыска в жилище;

Освидетельствование, предусмотренное ст.226 УПК;

Эксгумация, предусмотренная ч.2 ст.225 УПК;

Выемка, согласно ст.231 УПК, за исключением выемки документов, содержащих сведения, представляющие государственную тайну и сведения о счетах в банке. В исключительных случаях, когда следственные действия затруднены отказом частных собственников жилого помещения или же обвиняемых, следователь действует согласно санкции прокурора. Это:

Производство обыска и (или) выемки в жилище;

Производство осмотра жилища при отсутствии согласия проживающих в нем лиц;

Производство выемки предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах в банках и иных кредитных организациях;

Производство личного обыска;

Наложение ареста на имущество, включая денежные средства физических и юридических лиц, находящиеся на счетах и во вкладах или на хранении в банках и иных кредитных организациях;

Наложение ареста на корреспонденцию и выемка ее в учреждениях связи;

Запись и контроль телефонных и иных переговоров.

Такие следственные действия как допрос, очная ставка, следственный эксперимент, предъявление для опознания, проверка показаний на месте проводятся следователем с его собственного усмотрения без вынесения постановления с оформлением протокола в соответствии с требованиями УПК. На основании ч.1 ст.232 УПК постановление о производстве обыска, а также о выемке документов, содержащих государственную или иную охраняемую законом тайну, должно быть санкционировано прокурором или его заместителем. Таким образом, мы получили три группы следственных действий в зависимости от уровня процессуальной самостоятельности следователя:

1. Следственные действия производимые на основании судебного решения по согласованию с прокурором;

2. Следственные действия, производимые на основании санкции прокурора;

3. Следственные действия, производимые следователем самостоятельно, без согласования с кем-либо. Но в этом случае процессуальная самостоятельность следователя может быть ограничена прокурором при вмешательстве в проведение предварительного следствия на основании ст.63 УПК РК.

Введение

Глава 1 Общая характеристика процессуальной самостоятельности следователя с. 12-70

1. Становление и развитие процессуальной самостоятельности следователя С. 12-26

2. Понятие и пределы процессуальной самостоятельности следователя С. 27-57

3. Процессуальные полномочия следователя и их закрепление в действующем законодательстве С.57- 70

Глава 2 Самостоятельность следователя при производстве процессуальных действий С. 71-118

1. Общие правила производства процессуальных действий на досудебных стадиях уголовного судопроизводства С.71 -90

2. Проявление процессуальной самостоятельности следователя при производстве следственных и иных процессуальных действий С.90-118

Глава 3 Самостоятельность следователя при заявлении ходатайств и принятии процессуальных решений С.119-180

1. Ходатайства в системе процессуальных полномочий следователя С.119-130

2. Самостоятельность следователя при принятии процессуальных решений на стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования С. 130-180

Заключение с.181-189

Список использованной литературы с. 190-211

Приложения С.212-218

Введение к работе

Актуальность темы исследования. В качестве назначения уголовного судопроизводства в ст. 6 УПК РФ определены защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, а также защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод. Указанная норма пронизывает все содержание деятельности органов и должностных лиц уголовного судопроизводства, нацеливает их на реализацию поставленных задач и одновременно на всемерную защиту личности от противоправного воздействия со стороны кого бы то ни было.

Следователь является одним из основных участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения. Именно на него возложена важная задача возбуждения уголовных дел при обнаружении признаков преступлений, осуществление предварительного расследования и подготовки материалов уголовного дела с тем, чтобы суд имел возможность вынести по данному уголовному делу законный, обоснованный и справедливый приговор.

Законодатель наделил следователя широким спектром полномочий, соответствующим его действительно важной роли в досудебном процессе. Вместе с тем следователь - это не единственный участник уголовного судопроизводства, осуществляющий свои полномочия на стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования. Весьма важное значение имеет не только реализация следователем своих полномочий, но и его взаимодействие с иными органами и должностными лицами (прокурором, начальником следственного отдела, судом). Именно в таком взаимодействии и проявляется процессуальная самостоятельность следователя как лица, ответственного за ход и результаты своей деятельности.

Актуальность темы настоящего исследования повышает тот факт, что процессуальная самостоятельность следователя многие годы служила краеугольным камнем его полномочий, свидетельствовала о той важной роли, которую государство и общество отводили и отводят следователю в деле борьбы с преступностью. В настоящее же время сложилась весьма парадоксальная ситуация, когда наряду с провозглашением процессуальной самостоятельности следователя это понятие по сути подменяется тезисом о независимости следователей от иных органов государственной власти и местного самоуправления. С другой стороны, процессуальная самостоятельность следователя не безгранична. В своей деятельности он должен соблюдать установленные законом границы и не вторгаться в компетенцию иных органов и должностных лиц уголовного судопроизводства. Установлению таких границ, а в ряде случаев и их корректировке посвящено настоящее исследование.

Степень разработанности темы исследования. Вопросы, в той или иной мере касающиеся темы диссертационного исследования, освещались в трудах многих научных работников. Различные аспекты процессуальной самостоятельности следователя исследовали в своих трудах такие ученые, как Ю.Н. Белозеров, В.П. Божьев, В.Н. Григорьев, А.П. Гуляев, С.П.Ефимичев, Н.В, Жогин, Л.М. Карнеева, А.А. Клейн, Л.Д. Кокорев, Н.П.Кузнецов, A.M. Ларин, И.М. Лузгин, П.А. Лупинская, Ю.В. Манаев, И.Л.Петрухин, А.Б. Соловьев, В.А. Стремовский, М.С. Строгович, Ф.Н.Фаткуллин, Г.П. Химичева, О.В. Химичева, С.А. Шейфер и другие авторы.

Вместе с тем, как показало изучение литературы, она в большинстве своем либо посвящена более широкой проблематике (например, вопросам, касающимся полномочий следователя), либо, наоборот, имеет достаточно узкое предназначение (это касается отдельных полномочий данного должностного лица). Кроме того, большинство работ было подготовлено до принятия ныне действующего УПК РФ.

В связи с изложенным представляется, что монографическое исследование, посвященное процессуальной самостоятельности следователя, является весьма своевременным и позволит разрешить достаточно важную научную задачу.

Целью диссертационного исследования является разработка
теоретических положений, раскрывающих процессуальную

самостоятельность следователя как одного из основных участников уголовного судопроизводства, представляющих сторону обвинения, определение границ самостоятельности при производстве следственных и иеіьіх процессуальных действий, а также создание оптимального механизма взаимодействия следователя с иными участниками досудебного производства.

Цель исследования обусловила необходимость постановки и разрешения ряда задач:

    выявление сущности процессуальной самостоятельности следователя как основного отправного положения, характеризующего его процессуальный статус;

    установление пределов процессуальной самостоятельности следователя;

    выявление и разрешение проблем, возникающих в ходе реализации следователем своей процессуальной самостоятельности при производстве следственных и иных процессуальных действий;

    выявление и разрешение проблем, возникающих в процессе заявления следователем ходатайств и принятия решений в досудебном уголовном судопроизводстве;

    обоснование предложений, направленных на обеспечение процессуальной самостоятельности следователя;

    выдвижение и обоснование комплекса мер организационного характера, а также конкретных предложений по внесению в УПК РФ

6 изменений, направленных на обеспечение процессуальной самостоятельности следователя.

Объектом исследования являются правоотношения, возникающие в ходе реализации следователем полномочий, обеспечивающих его процессуальную самостоятельность. В качестве предмета исследования выступают нормы уголовно-процессуального права, закрепляющие процессуальную самостоятельность следователя, а также обеспечивающие реализацию следователем своих полномочий в уголовном судопроизводстве.

Методология и методика исследования. Методологической основой исследования являются положения философии как общего метода научного познания, а также логический, догматический, сравнительно-правовой методы, метод системного анализа, социологический и иные методы. Теоретической основой исследования стали труды ученых в области общей теории государства и права, уголовного, уголовно-процессуального права, а также философии, логики, криминологии и других наук.

Теоретическую основу исследования составляют содержащиеся в трудах по философии, логике, теории и истории государства и права, теории уголовного процесса, международного, конституционного и других отраслей права требования, предъявляемые к следователю как одному из основных участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения. Так, были использованы труды Р.С. Белкина, В.П. Даневского, А.С. Кобликова, А.Ф.Кони, И.Я. Фойницкого, С.С. Алексеева, B.C. Нерсесянца, П.А.Лупинской, Я.О. Мотовиловкера, И.Л. Петрухина, Н.Н. Полянского, М.С. Строговича, А.Л. Цыпкина, М.А. Чельцова, П.С. Элькинд и других научных деятелей.

Нормативная и информационная база исследования. Нормативной основой работы является Конституция РФ, УК РФ, УПК РФ, иные федеральные законы, международные договоры, ратифицированные Российской Федерацией, подзаконные нормативные правовые акты. К информационной основе относится законодательство иностранных

7 государств, разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, а также памятники права.

Эмпирической базой исследования послужили результаты изучения 212 уголовных дел, находившихся в производстве следователей. Проведено интервьюирование 187 следователей и 34 прокуроров г. Москвы и Московской области, а также Липецкой и Белгородской областей. Достоверность и обоснованность выводов, полученных в результате исследования, подтверждается использованием надлежащей методологии, научной литературы, достаточной нормативной базы, а также эмпирическими данными, собранными в процессе работы над диссертацией.

Научная новизна исследования состоит в том, что оно является одной из первых работ, в которых процессуальная самостоятельность следователя рассматривается применительно к положениям УПК РФ. В работе выявлены проблемы, которые возникают у следователя при его взаимодействии с иными участниками досудебного производства, представляющими сторону обвинения, и выработаны предложения по их разрешению.

На защиту выносятся следующие положения:

    В результате исследования теоретических и практических аспектов деятельности следователя обоснован вывод о том, что процессуальная самостоятельность следователя представляет собой совокупность нормативных предписаний, обеспечивающее возможность осуществления данным должностным лицом процессуальных действий и принятия процессуальных решений по своему внутреннему убеждению, основанному на законе и совести.

    Сделан вывод о том, что в истории отечественного уголовного судопроизводства процессуальная фигура следователя характеризовалась самостоятельностью, что обеспечивало полное и своевременное расследование уголовных дел. Исходя из этого, сформулированы и обоснованы предложения по совершенствованию механизма

8 предварительного расследования, в котором следователь будет занимать одно из ключевых мест.

3. Соотношение понятий «полномочия» и «компетенция»
применительно к процессуальной самостоятельности следователя позволяет
сделать вывод о том, что полномочия определяют круг тех действий и
решений, которые вправе осуществлять (принимать) следователь, а
компетенция отграничивает полномочия следователя от полномочий иных
органов и должностных лиц уголовного судопроизводства.

4. При реализации следователем полномочий, обусловливающих его
процессуальную самостоятельность, он в любом случае не должен нарушать
предписания закона, а также правомерные требования иных участников
уголовного судопроизводства.

5. Установлены пределы процессуальной самостоятельности
следователя, обеспечивающие исполнение следователем письменных
указаний прокурора, начальника следственного отдела, которые были даны в
пределах имеющихся у них полномочий.

6. Обоснован вывод о том, что при производстве процессуальных
действий или принятии процессуальных решений следователем по
письменному указанию прокурора, то ответственность за законность и
обоснованность этого действия (решения) должен нести не только
следователь, но и прокурор. Одновременно за следователем остается право
обжаловать данные письменные указания вышестоящему прокурору.

7. Сделан вывод, согласно которому процессуальная
самостоятельность следователя проявляется не только в том, что он имеет
возможность осуществлять процессуальные действия и принимать
процессуальные решения, но и в его взаимодействии с иными органами и
должностными лицами уголовного судопроизводства.

8. Предложено внести ряд изменений и дополнений в УПК РФ:

Статью 25 УПК РФ дополнить частью второй: «2. При несогласии с решением следователя прокурор выносит постановление об отказе в даче

9 согласия на прекращение уголовного дела». Аналогичной нормой дополнить ст. 28 УПК РФ;

дополнить статью 29 УПК РФ частью 2.1 следующего содержания: «В ходе досудебного производства суд принимает решения, перечисленные в части второй настоящей статьи, по ходатайству следователя, согласованному с прокурором»;

в статье 38 УПК РФ пункты 1-3 части второй изложить в редакции: «2. Следователь уполномочен: 1) разрешать вопрос о возбуждении уголовного дела в порядке, установленном настоящим Кодексом; 2) принимать уголовное дело к своему производству или передавать его прокурору с соблюдением подследственности, предусмотренной статьей 151 настоящего Кодекса; 3) самостоятельно направлять ход расследования, а также принимать решения о производстве следственных и иных процессуальных действий, задержании лица по подозрению в совершении преступления, избрании меры пресечения, применении иных мер процессуального принуждения, за исключением случаев, когда для этого требуется получение судебного решения и (или) санкции прокурора...»;

часть первую статьи 39 УПК РФ дополнить пунктом 4:

«1. Начальник следственного отдела уполномочен: ...4) передавать уголовное дело от одного следователя другому с обязательным указанием оснований такой передачи».

часть третью статьи 153 УПК РФ изложить в редакции: «3. Соединение уголовных дел производится на основании постановления прокурора, следователя или дознавателя»;

статью 166 УПК РФ дополнить частью 3.1: «Если следственное действие производилось по письменному указанию прокурора, в протоколе делается соответствующая отметка».

Часть вторую статьи 189 УПК РФ изложить в редакции: «2. Следователь вправе использовать тактические приемы допроса по

10 собственному усмотрению, за исключением наводящих вопросов, а также приемов, противоречащих действующему законодательству»;

Часть четвертую статьи 173 изложить в редакции: «4. Повторный допрос обвиняемого в случае отказа обвиняемого от дачи показаний на первом допросе производится в общем порядке, установленном настоящим Кодексом. При повторном допросе обвиняемого лицу разъясняются его права, предусмотренные частью четвертой статьи 47 настоящего Кодекса».

Теоретическое значение исследования состоит в том, что в работе в результате обобщения и анализа имеющегося научного материала обоснованы теоретические положения, раскрывающие процессуальную самостоятельность следователя как исходное требование, обеспечивающее позитивную реализацию его полномочий. Диссертационное исследование может составить основу для разработки механизма обеспечения процессуальной самостоятельности следователя. Автор в результате проведенного исследования предложил и обосновал комплекс изменений в действующее законодательство.

Практическое значение исследования состоит в том, что сформулированные в диссертации выводы могут быть использованы в правоприменительной деятельности при организации и осуществлении досудебного уголовного судопроизводства. Результаты исследования также могут использоваться в учебном процессе.

Апробация результатов исследования происходила в форме обсуждения диссертационных материалов на научно-практических конференциях, подготовки научных публикаций, внедрения соответствующих разработок в учебный процесс, нормотворческую и правоприменительную деятельностью.

Основные положения и выводы диссертации доложены автором на научно-практических семинарах и конференциях, проводившихся в Московском университете МВД России (2004, 2005 г.), а также на научно-практической конференции, проводившейся в Тульском государственном

университете (2005 г.). Основное содержание работы изложено в 3 научных публикациях.

Структура и объем работы обусловлены целью и задачами исследования. Работа состоит из введения, трех глав, включающих в себя семь параграфов, заключения, списка литературы и двух приложений.

Становление и развитие процессуальной самостоятельности следователя

Изучение истории становления и развития процессуальной самостоятельности следователя в России имеет весьма важное значение, поскольку полученные результаты могут быть использованы при разрешении многих проблем современности. В частности, это позволит выявить истоки закрепленного в действующем законодательстве положения о процессуальной самостоятельности следователя, установить пределы такой самостоятельности, а также определить, каким образом процессуальные полномочия следователя соотносятся с полномочиями иных органов и должностных лиц уголовного судопроизводства.

В период развития российской государственности, обозначаемый как дореформенный (т. е. до Судебной реформы 1961-1864 г.г.), процессуальной фигуры следователя не существовало. Хотя досудебное производство по различным категориям преступлений существовало, данными полномочиями были наделены различные должностные лица, в частности, сотрудники полиции, различных комиссий, расследовавших отдельные категории преступлений, прокурорские чины, и др. Более того, полиция осуществляла и разбирательство по маловажным делам.

Относительно деятельности полиции по осуществлению предварительного расследования А.Ф. Кони высказался следующим образом: «Безотчетный произвол, легкомысленное лишение свободы, напрасное производство обысков, отсутствие ясного сознания о действительном составе преступления, неумелость и нередко желание «покормиться», «выслужиться» или «отличиться» были характерными признаками производства таких следственных действий, причем ввиду того, что собственное признание обвиняемого считалось законом за «лучшее доказательство всего света», бывали случаи добывания его истязаниями и приемами замаскированной пытки».

Законом от 8 июня 1860 г. следственная часть была изъята из ведения общей полиции, включена в судебное ведомство и подчинена министру юстиции. Обязанность производства следствия возлагалась на особых судебных следователей, утверждаемых в должности непосредственно министром юстиции. Таким образом, судебная власть отделялась от исполнительной, которая в своей деятельности ограничивалась «исключительно полицейскими обязанностями».

Впервые следователь как должностное лицо, обладавшее широкими полномочиями в сфере уголовного судопроизводства, был обозначен в Уставе уголовного судопроизводства 1864 г.4 Данную процессуальную фигуру можно оценить весьма неоднозначно. С одной стороны, следователь именовался «судебным следователем», что обосновывало его непредвзятость по отношению к предварительному расследованию. По должности следователь был подчинен окружному суду, а не прокурору, представлявшему обвинительную власть5. С другой стороны, судебный следователь контролировал действия должностных лиц полиции, которые осуществляли дознание по различным категориям уголовных дел. Именно от судебного следователя зависело направление предварительного следствия. Только окружной суд по представлению судебного следователя мог приостановить или прекратить производство по уголовному делу или дать ему другое направление. Кроме того, «судебное место» разрешало все сомнения и затруднения, которые возникали у судебного следователя в ходе досудебного производства. Суд имел право требовать от судебного следователя письменные сведения о положении производимого им следствия в случае жалобы на неправильное задержание лица, если следствие производилось в другом городе.

При производстве предварительного следствия судебный следователь в силу ст. 264-265 Устава был обязан с полным беспристрастием выяснять как обстоятельства, уличающие обвиняемого, так и обстоятельства, его оправдывающие. Только протоколы, которые были составлены судебным следователем, могли быть использованы в суде, а содержащиеся в них сведения признавались доказательствами. Протоколы органов дознания доказательственного значения не имели.

Понятие и пределы процессуальной самостоятельности следователя

Процессуальная самостоятельность следователя как нормативное положение закреплена в ст. 38 УПК РФ. Вместе с тем и она имеет свои пределы, наличие которых обусловлено как собственными полномочиями следователя, так и возможностью воздействия на следователя со стороны иных участников уголовного судопроизводства.

Большинство авторов процессуальную самостоятельность определяют как элемент его полномочий, состоящий в праве самостоятельно принимать все решения о направлении предварительного следствия и производстве следственных действий и полной ответственности за их законное и своевременное проведение1. Как указывает профессор В.П. Божьев, «...наделение следователя самостоятельностью в решении разнообразных вопросов в ходе проведения расследование - необходимое условие выполнение возлагаемых на него обязанностей. Без свободы выбора ни следователь, ни прокурор не могут осуществлять своих уголовно-процессуальных обязанностей». Однако, по нашему мнению, понятия «процессуальная самостоятельность следователя» и «полномочия следователя» соотносятся между собой как философские категории «причина» и «следствие». Наличие у следователя процессуальной самостоятельности является исходным положением, определяющим его процессуальные полномочия. Там, где процессуальная самостоятельность следователя ограничивается, ограничиваются и его полномочия (пример, при получении судебных решений на производство следственных действий, указанных в ч. 2 ст. 29 УПК РФ следователь обращается в суд с ходатайством, получив на это согласие прокурора).

Действуя в пределах предоставленной ему законом процессуальной самостоятельности, следователь вправе выбирать различные варианты поведения из числа дозволенных. Нельзя не заметить, что на выбор вариантов поведения следователя влияют самые разнообразные факторы. Авторы обоснованно выделяют в качестве главных из них следующие: социально-политические условия, в которых действует данная система судоустройства и судопроизводства; задачи, поставленные перед этой областью государственной деятельности и принимаемые в ней решения; уровень правового регулирования по принятию решений; особенности правил принятия решений; гносеологические принципы, лежащие в основе познания фактических оснований решений; идеологическое обеспечение правоприменения (правосознание, правовая культура); социально-психологическая детерминация решений, психологический механизм действия правовых и моральных норм, мотивация решений; ценностная детерминация в профессиональной ориентации правоприменителя; личностные свойства лица, принимающего решения (образование, возраст, стаж работы, профессиональные знания, умения, навыки); и, наконец, условия труда, загруженность, техническое и научное оснащение, научная организация труда и др.

Мы также в целом согласны с Н.И. Кулагиным, который считает, что наличие у следователя процессуальной самостоятельности поможет ему эффективнее защищать права и законные интересы потерпевших от преступлений, а также тех лиц, которые их совершили. Вместе с тем следует дополнить, что самостоятельность следователя не может быть безграничной, иначе она превратится в бесконтрольность и, как следствие, в безответственность.

Представляется, что существуют два фактора, которые создают надлежащий режим пользования следователем своей процессуальной самостоятельностью.

Первый из них прямо закреплен в законе в виде правовых норм, устанавливающих «внешние границы» самостоятельности. Это -предписания закона, которые устанавливают пределы компетенции следователя при производстве по конкретному уголовному делу. Например, если следователь, пользуясь своей самостоятельностью, допустил нарушение закона в конкретной правоприменительной ситуации, это одновременно нарушает и предписания закона, и положение п. 3 ч. 2 ст. 38 УПК РФ.

Вторая составляющая режима использования следователем своей процессуальной самостоятельности заключается в том, что он не вправе нарушать правомерные требования иных участников уголовного судопроизводства - как органов и должностных лиц, так и лиц, вовлеченных в производство по уголовному делу.

Общие правила производства процессуальных действий на досудебных стадиях уголовного судопроизводства

Исследуя пределы процессуальной самостоятельности следователя, видится целесообразным выделить общие правила производства процессуальных действий и выработать предложения по оптимальному их формулированию.

В соответствии с п. 9 ст. 5 УПК РФ досудебное производство включает в себя уголовное судопроизводство с момента получения сообщения о преступлении до направления прокурором уголовного дела в суд для его рассмотрения по существу. Таким образом, процессуальные действия, осуществляемые в рамках досудебного производства, следователь производит на двух стадиях - возбуждение уголовного дела и предварительное расследование.

Несомненный интерес для проблематики нашего исследования представляет разграничение понятий «процессуальные действия» и «следственные действия». Под следственными действиями И.М. Лузгин понимает способ собирания, исследования и оценки доказательств. Ученый подразделяет их на две группы: «действия, содержанием которых является главным образом обнаружение, исследование и оценка доказательств» и «действия, содержанием которых является управление процессом расследования, определение его пределов, сроков и порядка проведения» . Ряд процессуалистов понимают под следственными лишь те действия, которые направлены на обнаружение, закрепление и проверку доказательств. И.Е. Быховский определяет следственное действие как «вид познавательной деятельности следователя и иных управомоченных законом лиц, осуществляемой в стадии предварительного расследования и при расследовании вновь раскрывшихся обстоятельств на основании и в соответствии с регламентированным законом порядком обнаружения, исследования, фиксации и изъятия доказательств» . С.А. Шейфер считает, что законодатель использует рассматриваемое понятие в широком и узком смысле. В первом случае - это «все процессуально значимые акты следователя». Во втором - это «действия, именуемые обычно собиранием доказательств». Б.С. Тетерин и Е.З. Трошкин выделяют три группы следственных действий: 1) «по обнаружению, закреплению, проверке и оценке доказательств»; 2) «по признанию лиц участниками процесса»; 3) «направленные на пресечение преступления, обеспечение привлечения к ответственности виновных лиц» . По нашему мнению, данные определения, несомненно, играют важную роль в формировании понятия «следственные действия». Вместе с тем в большинстве из них в данное понятие включаются не только лишь следственные, но и иные процессуальные действия, а также процессуальные решения (в частности, направленные на наделение лица тем либо иным процессуальным статусом).

Весьма полное определение следственных действий предложили А.А.Чувилев и Т.Н. Добровольская. По мнению авторов, под ними следует понимать «группу уголовно-процессуальных действий, являющихся основными средствами установления обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела и характеризующихся самостоятельной и детальной процедурой производства» . Вместе с тем заметим, что указание на следственные действия как на средство установления обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, является категорией, определяющей значение данных действий, но не раскрывающей их содержания.

Представляется, что дефиницию понятия «следственные действия» можно выработать, исходя из сравнения данного термина с термином «процессуальные действия». Согласно п. 32 ст. 5 УПК РФ к разряду процессуальных относятся следственные, судебные или иные действия, предусмотренные настоящим Кодексом. Таким образом, данным термином охватываются любые действия при условии их регламентации нормами именно уголовно-процессуального права. Определения следственных действий в УПК РФ не содержится, хотя данный термин встречается в большом количестве уголовно-процессуальных норм. В ряде случаев встречается и сочетание «следственные и иные процессуальные действия». Из сопоставления указанных норм следует вывод, что данные понятия идентичными не являются, хотя и находятся по отношению друг к другу в определенной взаимосвязи.

Так, ключевыми словами в понятии «процессуальные действия» является то, что они производятся в порядке, установленном уголовно-процессуальным законодательством. Правило же, наиболее полно характеризующее следственное действие, гласит о том, что это - основной способ собирания доказательств (ч. 1 ст. 86 УПК РФ). Иными словами, следственные действия характеризуются тем, что они приоритетно направлены на исследование доказательств, т.е. на их собирание и проверку1.

Таким образом, все следственные действия являются процессуальными, так как они регламентированы УПК РФ, однако из числа процессуальных следственными являются лишь те процессуальные действия, которые направлены на собирание и проверку доказательств.

Ходатайства в системе процессуальных полномочий следователя

Процессуальная самостоятельность следователя, как уже упоминалось выше, не является безграничной. Ряд решений и действий следователя требуют получения судебного решения и (или) санкции прокурора. При этом следователь на основе имеющихся в уголовном деле доказательств формулирует вывод о целесообразности производства того либо иного следственного или иного процессуального действия, применения ряда мер процессуального принуждения, после чего доводит свое предложение до сведения государственных органов и должностных лиц, наделенных соответствующими полномочиями.

В настоящее время, как и по ранее действовавшему УПК РСФСР,.эта деятельность следователя протекает в форме заявления ходатайств. Заметим, что по изученным нами 212 уголовным делам следователи обращались с одним или несколькими ходатайствами в 187 случаях. Вместе с тем изучение УПК РФ показывает, что до настоящего времени определения сущности, правовой природы и иных вопросов, связанных с выявлением места и роли ходатайств в системе процессуальных полномочий следователя, являются дискуссионными. Название гл. 15 «Ходатайства» УПК РФ несколько шире, чем ее реальное содержание, так как в ней закреплен порядок подачи заявлений, рассмотрения и разрешения ходатайств лишь таких участников уголовного судопроизводства, как подозреваемый, обвиняемый, его защитник, потерпевший, его законный представитель, и представитель, частный обвинитель, эксперт, а также гражданский истец, гражданский ответчик, их представители (ч. 1 ст. 119 УПК РФ).

Вместе с тем непосредственно в тексте УПК РФ речь о ходатайствах, заявляемых следователем, идет во многих его статьях. Так, из содержания п. 5 ч. 2 ст. 37 УПК РФ вытекает, что следователь обращается в суд с ходатайством об избрании, отмене или изменении меры пресечения либо о производстве иного процессуального действия, которое допускается на основании судебного решения, для чего требуется вначале согласовать данное ходатайство с прокурором. В ст. 108 УПК РФ, устанавливающей порядок заключения лица под стражу, установлено право следователя на обращение в суд с соответствующим ходатайством. Аналогичная процедура используется при избрании меры пресечения в виде домашнего ареста, а также при разрешении вопроса о продлении срока содержания под стражей. Статья 165 УПК РФ, устанавливающая судебный порядок получения разрешения на производство следственного действия, детально регламентирует порядок обращения следователя с соответствующим ходатайством в суд. Помимо указанных положений закона, нормы, касающиеся подачи следователем ходатайства, закреплены в иных статьях УПК РФ (п. 5 ч. 3 ст. 38, ч. 4 ст. 65, ч. 2 ст. 91, ч. 4 ст. 94, ч. 1-2 ст. 114, ч. 1 ст. 115, ч. 3 ст. 144, ч. 5 ст. 177, ч. 3 ст. 185, ч. 3 ст. 186, ч. 1 ст. 195).

Поскольку вопросы, связанные с ограничением1 процессуальной самостоятельности следователя, во многих случаях порождаются тем, что полномочиями наделяются иные участники уголовного судопроизводства (прокурор и суд), рассмотрение проблем заявления и разрешения ходатайств следователя видится весьма актуальным и значимым как для уголовно-процессуальной теории, так и для правоприменительной практики.

Проблема заявления следователем ходатайств имеет несколько составляющих: 1) применение при заявлении ходатайства следователем своих государственно-властных полномочий; 2) правоотношения, возникающие между следователем и прокурором, получившим ходатайство для его согласования; 3) правоотношения, возникающие между следователем и судьей, которому для ходатайство поступило для рассмотрения и разрешения. Представляется, что каждый из указанных выше аспектов связан с вопросом о процессуальной самостоятельности следователя, так как все участники правоотношений должны осуществлять свои полномочия в строгом соответствии с законом и реальной необходимостью.

Прежде всего следует заметить, что в общепринятом значении этого слова ходатайство представляет собой официальную просьбу1. Именно в этом ключе слово «ходатайство» употребляет и законодатель. Исследование правовой природы и нормативного выражения ходатайства позволяет обосновать вывод, что ходатайство обладает следующими признаками: 1) оно заявляется в официальном порядке; 2) оно предъявляется тому лицу, в полномочия которого входит его разрешение; 3) ходатайство представляет собой просьбу, т.е. желание, чтобы по нему было принято конкретное решение; 4) ходатайство вызывает обязанность органа или должностного лица, к которому оно поступило, рассмотреть и разрешить его в установленном законом порядке.

Процессуальная самостоятельность следователя

Процессуальная самостоятельность следователя- положение уголовно-процессуального законодательства, согласно которому следователь самостоятельно принимает все решения о направлении следствия и производстве следственных действий (за исключением случаев, когда законом предусмотрено получение санкции или согласия прокурора) и несет полную ответственность за их законное и своевременное проведение. Правом вмешательства в процессуальную деятельность следователя обладают только прокурор и руководитель следственного органа путем дачи ему письменных указаний о производстве следствия. В то же время следователю предоставлено право отстаивать свое мнение об основных решениях, принимаемых по делу (ч.3 ст.38 УПК РФ), и при этом высказывать свои возражения. Юридический словарь. Под общ. ред. Безлепкина. - М. 2002. - С 438.

Следователь осуществляет государственно-правовую функцию расследования преступлений. Для ее понимания, осуществления и совершенствования важно исследование сущности принципа процессуальной самостоятельности следователя как субъекта расследования. Следователь является основным субъектом расследования потому, что он самостоятельно производит основное количество следственных и иных процессуальных действий.

Уголовно-процессуальное законодательство устанавливает необходимые гарантии законности и обоснованности принимаемых следователем процессуальных решений. К таким гарантиям относятся закрепленные в действующих нормах принципы уголовного процесса: законности, всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, презумпция невиновности, обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту, язык, на котором ведется предварительное расследование и другие.

Все они составляют единую систему, ибо в своем осуществлении взаимосвязаны и взаимообусловлены. Эта взаимосвязь проявляется в любом действии, при вынесении любого процессуального решения следователя. Каждый принцип есть вместе с тем условие обеспечения эффективности других принципов и всего процесса в целом.

Принцип процессуальной самостоятельности следователя представляет реальную гарантию законности и обоснованности процессуальных решений следователя, поскольку дает ему возможность в пределах установленной законодательством компетенции вполне самостоятельно формулировать выводы и суждения на основе проверенных достоверных доказательств. Презюмируется при этом, что никто лучше следователя, в чьем производстве находится дело и кто лично непосредственно вникает в сущность исследуемых обстоятельств, не может оценить доказательства в их совокупности и принять наиболее оптимальные и верные и рациональные решения по каждому возникающему правовому вопросу.

Следователь в уголовном процессе, независимо от ведомства, в котором он состоит - это наделенный широкими полномочиями деятель российской юстиции, выполняющий важные государственные функции - уголовное преследование, изобличение лиц, совершивших преступление, защиту граждан от неосновательного привлечения к ответственности, разрешение дела по существу. Процессуальная самостоятельность следователя обеспечивается тем, что в случае несогласия с письменным указанием прокурора или руководителя следственного органа по любому возникающему в ходе расследования вопросу следователь вправе представить в установленном порядке свои возражения. Иные должностные лица, включая руководителей отделов внутренних дел, не вправе вообще вмешиваться в процессуальную деятельность следователя, давать указания по расследуемому им делу. Никто абсолютно, включая прокурора или руководителя следственного органа, не может навязать следователю принятие решений, вопреки его убеждению.

Несогласие с письменным указанием прокурора или руководителя следственного органа по принципиальным вопросам, связанным с принятием процессуальных решений, означает во всех случаях не только право, но и обязанность следователя внести возражение. Нарушение принципа процессуальной самостоятельности нередко допускаются самими следователями. Не имея собственного твердого убеждения, они безоговорочно выполняют указания прокурора, следственных или оперативных начальников, полагаясь целиком на их «авторитет». Следователь, в соответствии с принципом процессуальной самостоятельности, должен принимать такие решения, в законности и обоснованности которых он полностью уверен; он должен иметь по каждому вопросу свое собственное мнение и не может действовать вопреки своему убеждению и совести. В случае принятия незаконного и необоснованного решения следователь несет за это персональную ответственность наряду с прокурором или руководителем следственного органа, давшими соответствующее указание. Вынесение процессуального решения вопреки своему убеждению должно во всех случаях рассматриваться и как нарушение норм процессуального законодательства, и как невыполнение своего служебного долга, и как беспринципность - свойство несовместимое с процессуальным и служебным положением следователя. В этой связи нельзя согласиться с односторонней трактовкой принципа процессуальной самостоятельности следователя - только как право принимать решения по своему внутреннему убеждению. Необходимо подчеркнуть также и обязанность следователя действовать исключительно в соответствии со своими убеждениями.

Процессуальная самостоятельность и независимость следователя являются не только правовым, но и этическим принципом. От следователя требуется действительное, неформальное соблюдение требований закона о полном, всестороннем и объективном расследовании всех обстоятельств дела в их совокупности. В этом состоит также его высокий моральный долг.

Для установления истины по делу следователь по каждому уголовному делу должен сам собрать, проверить и оценить доказательства; сам убедиться в их достоверности и не поддаваться постороннему воздействию, особенно тех лиц, которые лично не исследовали доказательств. Именно в этом находит свое выражение этико-правовая сущность принципа процессуальной самостоятельности следователя; именно здесь проявляется непосредственная связь между принципом процессуальной самостоятельности следователя (оценкой им доказательств по внутреннему убеждению) и установлением объективной истины по делу.

Процессуальная самостоятельность следователя относится как к сфере принятия им решений, так и в целом ко всей его процессуальной деятельности: планирование расследования, выбору наиболее эффективных и основанных на законе тактических приемов и методов расследования, направленных к быстрому и полному раскрытию преступлений.

Существенные гарантии реальности процессуальной самостоятельности следователя содержатся также в нормах материального права - уголовного и административного: обеспечение, например, личной неприкосновенности следователя от посягательства на него в любой форме; определенный порядок назначения, увольнения и привлечения к дисциплинарной ответственности и т. д.

Все это дает основание для вывода о наличии в действующем законодательстве системы норм, образующих институт процессуальной самостоятельности следователя. Их определяющая цель состоит в обеспечении законности и установлении объективной истины по расследуемому уголовному делу, ибо в случае постороннего воздействия на следователя или нарушения им самим своего служебного и морального долга - вынести решение только на основе своего убеждения - ставится под удар важная процессуальная гарантия достижения объективной истины.

В связи с изложенным можно сформулировать следующее определение.

Принцип процессуальной самостоятельности следователя - это закрепленное в нормах действующего законодательства положение, состоящее в праве и обязанности следователя принимать все решения по находящемуся в его производстве уголовному делу и материалам самостоятельно, по своему внутреннему убеждению, совести и долгу, отвечая в полной мере за их законность, обоснованность, справедливость и своевременное проведение в жизнь.

В. П. Божьев и А. И. Трусов отмечают, что следователем можно считать такое лицо, которому «... достаточно надежно гарантированы процессуальная самостоятельность, независимость и подчинение только закону...»

Несмотря на стремления укрепить правовое положение следователя, придать данной процессуальной фигуре истинную самостоятельность, она оказалась значительна урезана.

По новому законодательству установлен судебный контроль за применением мер пресечения и другими мерами процессуального принуждения, тем самым нормы уголовно-процессуального законодательства приведены в соответствие с Конституцией Российской Федерации. Хотя основной закон наделяет суд правом принятия решений только по четырём процессуальным действиям, то по УПК РФ -более двадцати действий следователя требуют согласия суда. ФКЗ от 31.12.96 N 1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации"(в ред.от 05.04.2005),правовая система Консультант Плюс 2009 год.

Несмотря на передачу от прокурора суду полномочий, затрагивающих наиболее важные конституционные права и свободы человека и гражданина, прокурорский надзор за деятельностью следователя не только сохранен, но и расширен. Суд не вправе без согласования с прокурором не только решить вопрос по существу, но даже принять к рассмотрению ходатайство следователя. Следователь теперь обязан согласовывать с прокурором все решения о возбуждении ходатайства о проведении следственных мероприятий перед судом. ФЗ от 17.01.92 № 2202-1 «О прокуратуре РФ» (в ред. от 28.11.2009),правовая система Консультант Плюс 2009 год.

Также прокурор может лично участвовать в производстве предварительного следствия и в необходимых случаях производить отдельные следственные действия, разрешать отводы, заявленные следователю, отстранять следователя от дальнейшего производства расследования, передавать уголовные дела от одного следователя другому, отменять незаконные и необоснованные постановления, продлевать срок предварительного расследования, утверждать обвинительное заключение, возвращать уголовное дело на дополнительное расследование. Как мы видим перечень действий следователя, на которые требуется согласие прокурора, значителен.

При столь значительном расширении форм судебного контроля на предварительном следствии возникает вопрос о его соотношении с прокурорским надзором. Деятельность следователя оказывается под двойным контролем, что осложняет не только его работу, но и влечёт ограничение некоторых прав граждан и юридических лиц, увеличение сроков расследования. Снижается быстрота, оперативность в исследовании обстоятельств преступлений, которые обретают всё более сложные квалифицированные виды. Стоит вспомнить слова гуманиста и юриста

Ч. Беккариа, который писал: «Чем скорее следует наказание за преступлением, чем ближе к нему, тем оно справедливее, тем оно полезнее».

При рассмотрении данной проблемы заслуживает интерес мнение И. Л. Петрухина. Он считает, что нет надобности в том. чтобы одни и те же контрольные функции выполняли различные органы: «Нет смысла иметь на предварительном следствии как бы двойной заслон от ошибок и злоупотреблений. При хорошо поставленном судебном контроле прокурорский надзор в некоторых отношениях становится излишним». В связи с этим он предлагает, чтобы при обращении в суд следственный орган ставил в известность прокурора и при отсутствии возражений передавал материалы в суд, где сам обосновывал бы необходимость проведения следственного действия. При этом прокурор оставляет за собой право участвовать в суде, если его участие будет способствовать принятию законного и обоснованного решения. Данный вариант представляется вполне приемлемым, тем более в связи с расширением сферы судебного обжалования действий любого органа государственной власти, права граждан в случае возможных нарушений будут восстановлены.

Уголовно-процессуальный кодекс РФ наделил обширными процессуальными правами руководителя следственного органа (ст. 39). Кроме контрольных полномочий в отношении следователя, он получил право отмены постановлений следователя о приостановлении предварительного следствия, внесения прокурору ходатайства об отмене и иных постановлений, незаконных или необоснованных на его взгляд. Также руководитель следственного органа вправе возбудить уголовное дело в порядке, установленном УПК, принять уголовное дело к своему производству и произвести предварительное следствие в полном объеме, обладая при этом полномочиями следователя или руководителя следственной группы (ч. 2 ст. 39 УПК РФ).

Таким образом, из смысла данной статьи следует, что практически все процессуальные решения, действия следователя по расследованию уголовного дела подпадают под ведомственный контроль руководителя следственного органа.

Процессуальная самостоятельность следователя (дознавателя) - положение уголовно-процессуального законодательства, согласно которому следователь самостоятельно принимает все решения о направлении следствия и производстве следственных действий (за исключением случаев, когда законом предусмотрено получение санкции или согласия прокурора) и несет полную ответственность за их законное и своевременное проведение. Правом вмешательства в процессуальную деятельность следователя обладают только прокурор и начальник следственного отдела путем дачи ему письменных указаний о производстве следствия. В то же время следователю предоставлено право отстаивать свое мнение об основных решениях, принимаемых по делу (ч.3 ст.38 УПК РФ), и при этом высказывать свои возражения .

Следователь осуществляет государственно-правовую функцию расследования преступлений. Для ее понимания, осуществления и совершенствования важно исследование сущности принципа процессуальной самостоятельности следователя как субъекта расследования. Следователь является основным субъектом расследования потому, что он самостоятельно производит основное количество следственных и иных процессуальных действий .

Уголовно-процессуальное законодательство устанавливает необходимые гарантии законности и обоснованности принимаемых следователем процессуальных решений. К таким гарантиям относятся закрепленные в действующих нормах принципы уголовного процесса: законности, всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, презумпция невиновности, обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту, язык, на котором ведется предварительное расследование и другие.

В юридической литературе высказаны суждения об отнесении к основополагающим руководящим началам, имеющий нормативно-правовой характер в уголовном судопроизводстве принцип процессуальной самостоятельности следователя, закрепленный в ст. 38 УПК РФ. Тем самым подчеркивается определенная значимость данного принципа для дальнейшего укрепления законности и улучшения всей следственной работы.

Принципы уголовного процесса - это вытекающие из природы Российского государства, теоретически обоснованные и законодательно закрепленные основные правовые положения, которые выражают демократическую и гуманистическую сущность уголовного процесса, определяют построение всех его процессуальных форм, стадий и институтов и направляют уголовно-процессуальную деятельность на достижение задач и целей, поставленных государством перед уголовным судопроизводством в целом и стадии предварительного расследования в частности .

Все они составляют единую систему, ибо в своем осуществлении взаимосвязаны и взаимообусловлены. Эта взаимосвязь проявляется в любом действии, при вынесении любого процессуального решения следователя. Каждый принцип есть вместе с тем условие обеспечения эффективности других принципов и всего процесса в целом.

Принцип процессуальной самостоятельности следователя представляет реальную гарантию законности и обоснованности процессуальных решений следователя, поскольку дает ему возможность в пределах установленной законодательством компетенции вполне самостоятельно формулировать выводы и суждения на основе проверенных достоверных доказательств. Презюмируется при этом, что никто лучше следователя, в чьем производстве находится дело и кто лично непосредственно вникает в сущность исследуемых обстоятельств, не может оценить доказательства в их совокупности и принять наиболее оптимальные и верные и рациональные решения по каждому возникающему правовому вопросу .

Это - одна из важнейших сторон рассматриваемой проблемы.

Необходимо, далее, учитывать, что положение о процессуальной самостоятельности следователя относится к принципам так же, как применительно к судебной деятельности к ним относится независимость судей, присяжных заседателей и подчинение их только закону; оба они выражают одинаковую сущность процессуальной деятельности ее участников - государственных органов.

Недостаточно четкой представляется в связи с этим трактовка процессуальной самостоятельности следователя не как принципа уголовного процесса, а лишь как условия осуществления независимости судей и их подчинения только Конституции и федеральному закону или как положения, ограждающего внутреннее убеждение следователя . Несомненна, конечно, связь между указанными принципами, так же как их самостоятельное значение; термины «независимость» и «самостоятельность» могут в данном случае рассматриваться как синонимы при определении сущности процессуальной деятельности следователей и судей. Конечно, процессуальная самостоятельность и независимость следователя и независимость судей - понятия отнюдь не тождественные . Если следственная деятельность осуществляется под постоянным контролем начальника следственного отдела и надзором прокурора, которые вправе давать следователю обязательные письменные указания по расследуемому им делу, то судьям такого рода указания по расследуемому им делу никто давать не может. Сущность процессуальной деятельности, в основе которой лежат принципы процессуальной самостоятельности участников процесса - государственных органов неизменна, но условия их осуществления различны.

Следователь в уголовном процессе, независимо от ведомства, в котором он состоит - это наделенный широкими полномочиями деятель российской юстиции, выполняющий важные государственные функции - уголовное преследование, изобличение лиц, совершивших преступление, защиту граждан от неосновательного привлечения к ответственности, разрешение дела по существу . В соответствии со ст. 38 УПК РФ, при производстве предварительного расследования следователь все решения о направлении следствия и о производстве следственных действий принимает самостоятельно, за исключением случаев, когда законодательством предусмотрено согласование с прокурором, и несет полную ответственность за их законное и своевременное проведение. Процессуальная самостоятельность следователя обеспечивается тем, что в случае несогласия с письменным указанием прокурора или начальника следственного отдела по любому возникающему в ходе расследования вопросу следователь вправе представить в установленном порядке свои возражения. Иные должностные лица, включая руководителей отделов внутренних дел, не вправе вообще вмешиваться в процессуальную деятельность следователя, давать указания по расследуемому им делу. Никто абсолютно, включая прокурора или начальника следственного отдела, не может навязать следователю принятие решений, вопреки его убеждению.

Несогласие с письменным указанием прокурора или начальника следственного отдела по принципиальным вопросам, связанным с принятием процессуальных решений, означает во всех случаях не только право, но и обязанность следователя внести возражение. Нарушение принципа процессуальной самостоятельности нередко допускаются самими следователями. Не имея собственного твердого убеждения, они безоговорочно выполняют указания прокурора, следственных или оперативных начальников, полагаясь целиком на их «авторитет» . Иные следователи настолько привыкают к опеке, что каждое сколько-нибудь ответственное решение стараются согласовать с непосредственным следственным начальником или прокурором. Такая позиция следователей есть ничто иное, как обратная сторона нарушения принципа процессуальной самостоятельности следователя.

Следователь, в соответствии с принципом процессуальной самостоятельности, должен принимать такие решения, в законности и обоснованности которых он полностью уверен; он должен иметь по каждому вопросу свое собственное мнение и не может действовать вопреки своему убеждению и совести. В случае принятия незаконного и необоснованного решения следователь несет за это персональную ответственность наряду с прокурором или начальником следственного отдела, давшими соответствующее указание. Вынесение процессуального решения вопреки своему убеждению должно во всех случаях рассматриваться и как нарушение норм процессуального законодательства, и как невыполнение своего служебного долга, и как беспринципность - свойство несовместимое с процессуальным и служебным положением следователя. В этой связи нельзя согласиться с односторонней трактовкой принципа процессуальной самостоятельности следователя - только как право принимать решения по своему внутреннему убеждению. Необходимо подчеркнуть также и обязанность следователя действовать исключительно в соответствии со своими убеждениями .

Процессуальная самостоятельность и независимость следователя являются не только правовым, но и этическим принципом. От следователя требуется действительное, неформальное соблюдение требований закона о полном, всестороннем и объективном расследовании всех обстоятельств дела в их совокупности. В этом состоит также его высокий моральный долг.

Индивидуальные черты следователя, его психология, мировоззрение и весь его моральный облик проявляются во всех тех конкретных действиях и решениях, которые выполняются и выносятся им в связи с расследуемым делом. Действия и решения следователя в конечном счете становятся достоянием широкой гласности. Отсюда - любое отступление от требований закона, проявление необъективности, нарушение правил следственной этики и низкая правовая культура расследования порождает сомнение в соблюдении принципа процессуальной самостоятельности следователя и не могут не нанести в целом вреда воспитанию граждан уважения законности и правопорядка.

Внутреннее убеждение следователя - это не просто личное усмотрение или проявление субъективизма. Во всех случаях имеется в виду убеждение, основанное на всестороннем, полном и объективном рассмотрении самим следователем всех обстоятельств дела в их совокупности.

Для установления истины по делу следователь по каждому уголовному делу должен сам собрать, проверить и оценить доказательства; сам убедиться в их достоверности и не поддаваться постороннему воздействию, особенно тех лиц, которые лично не исследовали доказательств. Именно в этом находит свое выражение этико-правовая сущность принципа процессуальной самостоятельности следователя; именно здесь проявляется непосредственная связь между принципом процессуальной самостоятельности следователя (оценкой им доказательств по внутреннему убеждению) и установлением объективной истины по делу .

Процессуальная самостоятельность следователя относится как к сфере принятия им решений, так и в целом ко всей его процессуальной деятельности: планирование расследования, выбору наиболее эффективных и основанных на законе тактических приемов и методов расследования, направленных к быстрому и полному раскрытию преступлений.

Осуществление принципа процессуальной самостоятельности следователя обеспечивается взаимосвязанной системой нормативных актов, устанавливающих его процессуальные полномочия, принципы оценки доказательств по внутреннему убеждению следователя, законности и обоснованности принимаемых им решений, требование объективности и личной заинтересованности в деле и ряд других.

Существенные гарантии реальности процессуальной самостоятельности следователя содержатся также в нормах материального права - уголовного и административного: обеспечение, например, личной неприкосновенности следователя от посягательства на него в любой форме; определенный порядок назначения, увольнения и привлечения к дисциплинарной ответственности и т. д.

Все это дает основание для вывода о наличии в действующем законодательстве системы норм, образующих институт процессуальной самостоятельности следователя. Их определяющая цель состоит в обеспечении законности и установлении объективной истины по расследуемому уголовному делу, ибо в случае постороннего воздействия на следователя или нарушения им самим своего служебного и морального долга - вынести решение только на основе своего убеждения - ставится под удар важная процессуальная гарантия достижения объективной истины.

Интересы укрепления законности и гарантий прав и свобод граждан, попадающих в сферу уголовного судопроизводства, требуют постоянного внимания к повышению престижа и авторитета следственной деятельности. Достигается это на основе укрепления и развития рассматриваемого нами принципа, повышения профессионального мастерства следователей, выполнения поставленных перед уголовным судопроизводством задач.

В связи с изложенным можно сформулировать следующее определение.

Принцип процессуальной самостоятельности следователя - это закрепленное в нормах действующего законодательства положение, состоящее в праве и обязанности следователя принимать все решения по находящемуся в его производстве уголовному делу и материалам самостоятельно, по своему внутреннему убеждению, совести и долгу, отвечая в полной мере за их законность, обоснованность, справедливость и своевременное проведение в жизнь.

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации существенно изменил прежний порядок уголовного судопроизводства, в том числе на стадии предварительного следствия. Но эти изменения произошли явно не в сторону укрепления процессуальной самостоятельности следователя, что мы и попытаемся рассмотреть в данной статье

Процессуальная самостоятельность является важнейшим элементом правового статуса следователя и его значение велико для успешного решения стоящих перед ним задач. Как уже отмечалось выше Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации определяет, что следователь вправе самостоятельно направлять ход расследования, принимать решения о производстве следственных и иных процессуальных действий, за исключением случаев, когда в соответствии с законом требуется получение судебного решения и санкции прокурора (ст. 38). Также новый уголовно-процессуальный закон наделяет следователя свободой оценки доказательств, определив данную правовую норму как один из принципов уголовного судопроизводства. Статья 17 УПК РФ указывала, что следователь, наряду с иными субъектами уголовного процесса, оценивает имеющиеся в уголовном деле доказательства по своему внутреннему убеждению, на основе их совокупности, руководствуясь при этом законом и совестью. Аналогичные положения содержали нормы УПК РСФСР. Других упоминаний и разъяснений понятия процессуальной самостоятельности новое законодательство, как и прежнее, не содержит, что и предопределяет неоднозначное решение этого вопроса.

Термин «процессуальная самостоятельность» появился в научной литературе в период, когда административные органы и должностные лиц стали активно вмешиваться в ход расследования по уголовным делам, таким образом оказывая влияние на осуществление правосудия. Этот период связан с переходом следствия во власть административных органов, когда следователь оказался в ведомственном и процессуальном подчинении прокурору, а затем, когда и начальник следственного отдела был наделен процессуальными полномочиями.

Такое положение обезличивало следователя как процессуальное лицо, поэтому были предприняты попытки оградить его от чрезмерного постороннего влияния и обеспечить самостоятельное принятие решений по уголовным делам. Из научных источников понятие процессуальной самостоятельности было воспринято законодателем и в 1958 году оно было задекламировано в статье 30 Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик. Это же положение было закреплено в Уголовно-процессуальном кодексе РСФСР 1960 года. Но одновременно с этим, УПК РСФСР определил полномочия прокурора на стадии предварительного следствия, которые позволили ему осуществлять не только надзор, но и непосредственно руководство следствием. Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 14 декабря 1965 г были внесено дополнение в УПК РСФСР, по которой начальник следственного отдела получил право дачи указаний по уголовным делам и ряд иных процессуальных полномочий .

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации 2001 года почти без изменения оставил прежнюю норму (ст. 127 УПК РСФСР), определяющую самостоятельность решений следователя. Но в то же время объём полномочий, по которым он может самостоятельно принимать решения, значительно сужен (ст. 38 УПК РФ).

Если проанализировать и сравнить правовой статус различных участников уголовного процесса, то мы увидим явные ограничения правомочий следователя. Практически от декларированной процессуальной самостоятельности и независимости следователя ничего не осталось. Судебная реформа, проводившаяся в последнее десятилетие, в ходе которой активно высказывались об усилении роли следователя, поднятия его престижа, вселив надежду, ничего от нее не оставила после принятия УПК РФ. Если еще Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик 1958 г. и принятый в их развитие УПК РСФСР еще и содержали, хотя и порой формальные признаки независимости и самостоятельности, то по новому закону следователь представлен только исполнителем чужих решений.

Здесь необходимо вспомнить те тенденции, в которых развивалась научная мысль в ходе судебной реформы и подготовки нового уголовно-процессуального закона. Многие процессуалисты, оценивая правовое положение следователя, предложили исправить ситуацию, если не пересмотром функции следователя, то хотя бы обеспечением подлинной самостоятельности и независимости.

Большое внимание проблеме обеспечения процессуальной самостоятельности было уделено в «Концепции судебной реформы в РСФСР», принятой Верховным Советом Российской Федерации 24 октября 1991 года, которая констатировала, что в нашем уголовном процессе не обеспечена процессуальная самостоятельность следователя. Вот некоторые выдержки из этого документа. «Известно, что самостоятельность следователя и его личная ответственность должны отличать следователя от чиновника администрации - они являются необходимым условием успешности и законности расследования дела. Провозглашенная законом процессуальная самостоятельность следователя является декларацией, лишенной реальных гарантий. Закон одновременно представляет право прокурору давать следователю указания по любым вопросам расследования. Это указания являются обязательными Только в некоторых случаях следователь вправе не согласиться с ними и передать дело вышестоящему прокурору, который поручает расследование другому следователю или отменяет указание.»

Было отмечено, что норма о самостоятельности следователя на практике не реализуется, так как для части следователей прокурор является непосредственным руководителем, от решения которого зависят многие служебные вопросы, а следователи органов внутренних дел вообще находятся в двойном подчинении.

Несомненно, что ограничения самостоятельности следователя приводят и к недостаткам в расследовании уголовных дел, обеспечении прав участников процесса. B. C. Шадрин в недостаточной процессуальной самостоятельности видит одну из причин незаконного и необоснованного привлечения граждан к уголовной ответственности, «обеспечение же процессуальной самостоятельности в свою очередь является важным условием надлежащего обеспечения прав и интересов личности при производстве расследования» . Страдают не только незаконно привлечённые к уголовной ответственности, но и ущемляются интересы потерпевшей стороны, других субъектов, вовлечённых в процесс, Ограничение самостоятельности значительно снижает творчество, инициативу и активность в работе следователя, отсюда и отношение к результатам расследования.

В. П. Божьев и А. И. Трусов отмечают, что следователем можно считать такое лицо, которому «... достаточно надежно гарантированы процессуальная самостоятельность, независимость и подчинение только закону... » .

Аналогичная точка зрения высказывалась и иными авторами4. Вышеизложенные взгляды, анализ научной литературы и изучение мнения практических работников показали, что большинство считают определённую действующим законом процессуальную самостоятельность следователя недостаточной.

Несмотря на стремления укрепить правовое положение следователя, придать данной процессуальной фигуре истинную самостоятельность, она оказалась значительна урезана.

По новому законодательству установлен судебный контроль за применением мер пресечения и другими мерами процессуального принуждения, тем самым нормы уголовно-процессуального законодательства приведены в соответствие с Конституцией Российской Федерации. Хотя основной закон наделяет суд правом принятия решений только по четырём процессуальным действиям, то по УПК РФ - более двадцати действий следователя требуют согласия суда. Введение судебного контроля на предварительном следствии - необратимый процесс на пути построения демократического государства, интеграции России в мировое сообщество. Наиболее существенное ограничение прав и свобод личности возможно только на основании судебного решения. Но при этом должна обеспечиваться эффективность и оперативность деятельности органов следствия, осуществляющих уголовное преследование, что на наш взгляд новый уголовно-процессуальный кодекс не решает. Нет и ответа на вопрос участия судьи при окончательном рассмотрении дела после санкционирования следственных мероприятий. Возможно, что при расследовании сложных уголовных дел судья неоднократно будет оценивать доказательства, решать вопросы о мерах процессуального принуждения и после этого он должен вынести беспристрастный объективный вердикт .

Несмотря на передачу от прокурора суду полномочий, затрагивающих наиболее важные конституционные права и свободы человека и гражданина, прокурорский надзор за деятельностью следователя не только сохранен, но и расширен. Суд не вправе без согласования с прокурором не только решить вопрос по существу, но даже принять к рассмотрению ходатайство следователя. Следователь теперь обязан согласовывать с прокурором все решения о возбуждении ходатайства о проведении следственных мероприятий перед судом. Согласие прокурора также требуется на решения следователя о возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон, изменением обстановки, с деятельным раскаянием, об избрании меры пресечения в виде залога, о выемке предметов и документов, содержащих государственную или иную охраняемую федеральным законом тайну, о соединении уголовных дел.

Также прокурор может лично участвовать в производстве предварительного следствия и в необходимых случаях производить отдельные следственные действия, разрешать отводы, заявленные следователю, отстранять следователя от дальнейшего производства расследования, передавать уголовные дела от одного следователя другому, отменять незаконные и необоснованные постановления, продлевать срок предварительного расследования, утверждать обвинительное заключение, возвращать уголовное дело на дополнительное расследование. Как мы видим перечень действий следователя, на которые требуется согласие прокурора, значителен. По Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР 1960 года не требовалось согласие прокурора на возбуждение уголовного дела, производство осмотра жилища, наложение ареста на имущество и ряд других решений следователя. Тем не менее, предложений сузить круг процессуальных действий, принимаемых с согласия прокурора, в период его действия высказывалось достаточно много . B. C. Шадрин считает, что зависимость следователя от прокурора при осуществлении им своих действий и решений выходит далеко за пределы исключений, когда законом предусмотрено получение санкции, «хотя расследование ведёт следователь, прокурор имеет все возможности в любой момент вмешаться в него и побудить следователя к правильной, с его точки зрения, корректировке хода и результатов расследования в порядке осуществления надзора за исполнением следователем требований закона» .

При столь значительном расширении форм судебного контроля на предварительном следствии возникает вопрос о его соотношении с прокурорским надзором. Деятельность следователя оказывается под двойным контролем, что осложняет не только его работу, но и влечёт ограничение некоторых прав граждан и юридических лиц, увеличение сроков расследования. Снижается быстрота, оперативность в исследовании обстоятельств преступлений, которые обретают всё более сложные квалифицированные виды. Стоит вспомнить слова гуманиста и юриста Ч. Беккариа, который писал: «Чем скорее следует наказание за преступлением, чем ближе к нему, тем оно справедливее, тем оно полезнее» .

При рассмотрении данной проблемы заслуживает интерес мнение И. Л. Петрухина. Он считает, что нет надобности в том. чтобы одни и те же контрольные функции выполняли различные органы: «Нет смысла иметь на предварительном следствии как бы двойной заслон от ошибок и злоупотреблений. При хорошо поставленном судебном контроле прокурорский надзор в некоторых отношениях становится излишним» . В связи с этим он предлагает, чтобы при обращении в суд следственный орган ставил в известность прокурора и при отсутствии возражений передавал материалы в суд, где сам обосновывал бы необходимость проведения следственного действия. При этом прокурор оставляет за собой право участвовать в суде, если его участие будет способствовать принятию законного и обоснованного решения. Данный вариант представляется вполне приемлемым, тем более в связи с расширением сферы судебного обжалования действий любого органа государственной власти, права граждан в случае возможных нарушений будут восстановлены.

Уголовно-процессуальный кодекс РФ наделил обширными процессуальными правами начальника следственного отдела (ст. 39). Кроме контрольных полномочий в отношении следователя, он получил право отмены постановлений следователя о приостановлении предварительного следствия, внесения прокурору ходатайства об отмене и иных постановлений, незаконных или необоснованных на его взгляд. Также начальник следственного отдела может проверять материалы уголовного дела, давать указания о направлении расследования, производстве отдельных следственных действий, привлечении лица в качестве обвиняемого, об избрании в отношении подозреваемого, обвиняемого меры пресечения, о квалификации обвинения и об объёме обвинения (ч. 2 ст. 39 УПК РФ). Таким образом, из смысла данной статьи следует, что практически все процессуальные решения, действия следователя по расследованию уголовного дела подпадают под контроль начальника следственного отдела.

При анализе норм УПК РФ, определяющих полномочия прокурора и начальника следственного отдела, возникает сомнение вообще о наличии у следователя какой-либо самостоятельности в принятии решений. Закон предусматривает только некоторые гарантии обеспечения самостоятельности .

К ним относится и право следователя не согласиться с указаниями прокурора и начальника следственного отдела по наиболее существенным вопросам предварительного следствия.

В отличие от УПК РСФСР 1960 года, основания для представления возражений расширены такими, как: несогласие об избрании меры пресечения либо отмене или изменении меры пресечения, отказ в даче согласия на возбуждение перед судом ходатайства об избрании меры пресечения или производстве иных процессуальных действий, а также при отводе следователя или отстранении его от дальнейшего ведения дела.

Следователь вправе представить письменные возражения на указания начальника следственного отдела прокурору (ст. 39 УПК РФ). В этой же статье указано, что следователь вправе представить и в суд письменные возражения на указания начальника следственного отдела, но не уточняется, в каких конкретно случаях следователь может обращаться к прокурору или в суд. Закон также не содержит процедурных вопросов рассмотрения прокурором или судом возражений следователя, что уже делает эту гарантию неэффективной.

Данный правовой механизм на протяжении многих десятилетий уже показал свою несостоятельность. Внесение возражений на указания прокурора или начальника следственного отдела встречаются в практике довольно редко. Из 106 опрошенных нами следователей только 12 % указали, что пользуются своим правом представления возражений вышестоящему прокурору. Среди причин, по которым они не пользуются этим правом, наиболее часто указываются: нежелание вступать в конфликт с прокурором - 76 %, отсутствие практики представления возражений -23%. Обжалования прокурору указаний начальника следственного отдела практически не встречаются .

УПК РФ лишил следователя одного из основных процессуальных полномочий - права на возбуждение уголовного дела. Ранее уголовно-процессуальное законодательство всегда стояло на позициях предоставления следователю права самостоятельного принятия такого решения и неясно, чем руководствовались разработчики нового закона. Только А. Я. Вышинский своим директивным указанием от 31 августа 1934 г. лишал следователя права на самостоятельное возбуждение уголовного дела. Согласно Основам уголовного судопроизводства и УПК РСФСР 1960 г следователь вновь был наделён широкими полномочиями в стадии возбуждения уголовного дела. Следователь практически слагает с себя ответственность за законность возбуждения уголовного дела и соответственно за дальнейший результат расследования .

Уголовно-процессуальный кодекс РФ указывает на обязательность для исполнения всеми учреждениями, предприятиями, организациями, должностными лицами и гражданами требований, поручений и запросов следователя (ст. 21 ч. 4 УПК РФ), но при этом не предусматривает последствий их неисполнения и ответственности. «Нет ответственности за неявку к следователю без уважительных причин, за нарушение порядка во время проведения следственных действий, отказ в предоставлении информации, документов, выделении специалистов и т. д. Подобные действия должны наказываться в административном порядке, причём далеко не символическим штрафом. » - пишет О. Темираев и совершенно прав. Не понятно, на что надо уповать следователю при повальном правовом нигилизме.

Новый кодекс ограничил право следователя на внесение представлений о принятии мер по устранению обстоятельств, способствовавших совершению преступления. Если раньше следователь мог внести его на любом этапе расследования, то теперь только при окончании предварительного расследования (ст. 158 ч. 2 УПК РФ). При этом закон обязывает рассмотреть представление не позднее одного месяца со дня его вынесения с обязательным уведомлением о принятых мерах. Следователь, возможно, направляет ответ на представление в суд или же указывает, чтобы ответ был направлен сразу в суд, но уже сам не правомочен оценить полноту и качество принятых мер.

Обеспечение процессуальной самостоятельности следователя имеет огромное значение при выполнении задач предварительного следствия. Представление самостоятельности важно и тем, что таким образом на следователя возлагается ответственность за ход и результаты расследования. Ответственность может возникнуть только на основе свободы в принятии решений, а не при выполнении указаний, в правильности которых он не всегда убеждён. Кроме повышения персональной ответственности, самостоятельность способствует строгому и точному соблюдению правовых предписаний.

Процессуальную самостоятельность следователя, также и его независимость необходимо отнести к принципам уголовного судопроизводства. Хотя самостоятельность следователя и реализуется главным образом на досудебной стадии, но это не означает, что её реализация не отражается на осуществление правосудия. Следователь должен принимать решения и действовать по своему внутреннему убеждению и нести полную ответственность за расследование уголовного дела. Из этого следует, что решения должны изначально приниматься следователем самостоятельно даже тогда, когда требуется санкция или согласие судьи и прокурора. Постоянное обращение к чужому мнению, согласования и утверждения не позволяют следователю принимать решения по собственному убеждению. Все это неминуемо скажется на отношении к результатам расследования, его инициативе в решении задач следствия. Без закрепления в законодательстве процессуальной самостоятельности следователя как принципа судопроизводства её реализация представляется довольно призрачной.

Поэтому, если на данном этапе не будут обеспечены гарантии деятельности следователя, то это приведёт к дальнейшему обезличиванию этой процессуальной фигуры, снижению престижа этой профессии и утрате профессиональной, действенной категории юристов.

Мы рассмотрели общие вопросы, касающиеся процессуальной самостоятельности следователя (дознавателя). Далее будут рассмотрены вопросы процессуальной самостоятельности следователя (дознавателя) в конкретных ситуациях. Для этого необходимо дать развернутую классификацию принимаемых следователем процессуальных решений.

Как уже упоминалось выше ст. 38 УПК РФ определяет объём полномочий следователя. следователя в уголовном судопроизводстве. Следователи являются должностными лицами прокуратуры (п.1 ч.2 ст.151), органов ФСБ (п.2 ч.2 ст.151), ОВД (п.3 ч.2 ст.151), органов налоговой полиции (п.4 ч.2 ст.151). Этими полномочиями могут обладать также прокурор (п.2 ч.2 ст.37) и начальник следственного отдела (ч.2 ст.39) в случае принятия ими УД к своему производству.

Законодатель в ч. 2 ст. 38 УПК наделяет следователя значительными полномочиями по направлению хода расследования, производству следственных и иных процессуальных действий, которые составляют юридическую основу процессуальной самостоятельности следователя. Следователь имеет право самостоятельно выдвигать и проверять версии, планировать следственные и иные процессуальные действия, собирать, проверять и оценивать доказательства в порядке, установленном УПК. На основании этого можно дать следующую классификацию принимаемых следователем процессуальных решений по критерию процессуальной самостоятельности.

Следователь самостоятельно может принимать следующие процессуальные решения:

· признание доказательства недопустимым (ч.2 ст.88);

· принятие решения о приводе обвиняемого (подозреваемого), а также потерпевшего и свидетеля (ст.113);

· вызов граждан для допроса (ст.187);

· задержание лиц, подозреваемых в совершении преступлений (ст.91), вынесение постановления о привлечении их в качестве подозреваемых или обвиняемых;

· о выделении из уголовного дела в отдельное производство другого уголовного дела (ч.1 ст.154), выносить постановление о выделении из уголовного дела материалов, содержащих сведения о новом преступлении (ст.155).

В целях обеспечения в уголовном судопроизводстве конституционных прав человека и основных свобод УПК РФ ограничивает самостоятельность следователя при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу т.к. оно допускается только на основании судебного решения.

Процессуальная самостоятельность следователя со стороны прокурора непосредственно ограничивается при принятии следующих процессуальных решений:

· возбуждение уголовного дела (ч.1 ст.146);

· возбуждение перед судом ходатайства об избрании, отмене или изменении меры пресечения;

· вынесение постановления следователя о прекращении производства по УД (п.13 ч.2 ст.37);

· утверждение прокурором обвинительного заключения (п.1 ч.1 ст.221).


Юридический словарь. Под общ. ред. Безлепкина. М. 2002 .С 438.

Концепция судебной реформы в Российской Федерации. М 1992.

Громов Н.А. О принципе процессуальной самостоятельности следователя // Следователь. - М.; Юрист, 1997. - № 6. - с.19-21

Божьев В.П., Трусов А.И. Процессуальная самостоятельность и независимость следователя: история и современность // Проблемы формирования социалистического правового государства: Труды Академии. - М.; Изд-во Акад. МВД СССР, 1991. - с.118-124

Органы предварительного расследования России: прошлое, настоящее, будущее...: Учебное пособие / Деришев Ю.В.. - Омск; Изд-во Юрид. ин-та МВД России, 1998. С 49.

Шимановский В. В. Правовое положение следователя в советском уголовном процессе: Автореф. дис.. канд юрид.наук. -Л-д, 1965. С. 13, Гончаров И. Д. Развитие советского законодательства о процессуальном положении следователя: Дис... канд. юрид. наук. -Киев, 1974. С. 90; Гуляев А П. Следователь в уголовном процессе. -М., 1981. С. 106; Басков В. О предварительном следствии // Советская юстиция. 1990. №15. С. 16 и др.

Шадрин B. C. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений. -М., 2000. С. 58.

Колоколов Н.А. Проект УПК РФ: суждено ли нам сейчас пройти тернистый путь от иллюзий к реальности // Следователь. 2001. № 4. С. 13-16.

Петрухин И. Л. Прокурорский надзор и судебный контроль за следствием // Российская юстиция. 1998. № 9. С. 12.

Дармаева В.Д. О процессуальной самостоятельности следователя // Следователь: Федеральное издание. - М., 2002. - № 10. - с.43-46

Темираев О. Процессуальная самостоятельность следователя//Законность. 2000 № 4. С. 28-29

Александров И. В. Процессуальные и криминалистические проблемы организации расследования преступлений // Правовые и организационно-тактические проблемы борьбы с преступностью в Сибирском регионе: Сборник материалов научно-практической конференции, - Красноярск 1998 С 20-21;

Темираев О. Процессуальная самостоятельность следователя // Законность. 2000. № 4. С. 29.

Следователь – должностное лицо, уполномоченное осуществлять предварительное следствие по уголовному делу, а также иные полномочия, предусмотренные УПК РФ (п. 41 ст. 5 УПК).

следователь является полностью самостоятельным при расследовании преступлений. он сам осуществляет собирание доказательств, принимает решения о привлечении к обвиняемому меры пресечения, об окончании предварительного следствия.

только в случаях предусмотренных закономон должен получить санкцию прокурора.

следователь несет полную ответственность за законное и своевременное производство седственных действий.

следователь вправе

  • давать органам дознния поручения и указания о производстве следственных и розыскных действий,
  • требовать от органов дознания содействия при производстве следственных действий (обыска). такие поручения и указания обязательны для исполнения всеми гражданами, учреждениями и должностными лицами постановления следователя по делам, находящимся в его производстве.

следователь обязан

  • осуществлять расследование объективно,
  • выявлять как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого обстоятельства
  • принимать меры к обеспечению возмещения материального ущерба,
  • устранению причин и условий, способствоющих совершению преступления.
  • в связи с этим он вправе вносить представления, которые подлежат обязательному рассмотрению.

может вестись группой.ем. По сложным или большим по объему делам. В таком случае один из них принимает дело к производству и руководит действиями других (ст. 129 УПК). Ему принадлежит оконча­тельное решение по всем наиболее важным вопросам. От его имени составляются все важнейшие процессуальные акты. Это не лишает остальных участников группы процессуальной самосто­ятельности. Предусмотренные законом полномочия следователя принадлежат всем следователям неза­висимо от их ведомственной принадлежности.

Процессуальная самостоятельность следователя (дознавателя) - положение уголовно-процессуального законодательства, согласно которому следователь самостоятельно принимает все решения о направлении следствия и производстве следственных действий (за исключением случаев, когда законом предусмотрено получение санкции или согласия прокурора) и несет полную ответственность за их законное и своевременное проведение.

Правом вмешательства в процессуальную деятельность следователя обладают только прокурор и начальник следственного отдела путем дачи ему письменных указаний о производстве следствия. В то же время следователю предоставлено право отстаивать свое мнение об основных решениях, принимаемых по делу (ч.3 ст.38 УПК РФ), и при этом высказывать свои возражения.

Следователи прокуратуры расследуют дела о наиболее тяжких преступлениях: убийствах, изнасилованиях, бандитизме, организации преступных сообществ, о массовых беспорядках,

преступлениях против конституционных прав и свобод граждан, взяточничестве и о других опасных преступлениях,

а также все дела о преступлениях, совершенных судьями, прокурорами, следователями, должностными лицами ОВД, таможенных органов, и о преступных посягательствах на упомянутых лиц в связи с их служебной деятельностью.

Следователь уполномочен:

  1. возбуждать уголовное дело
  2. принимать уголовное дело к своему производству или передавать его руководителю следственного органа для направления по подследственности;
  3. самостоятельно направлять ход расследования, принимать решение о производстве следственных и иных процессуальных действий, за исключением случаев, когда в соответствии с настоящим Кодексом требуется получение судебного решения
  4. давать органу дознания в случаях и порядке, установленных настоящим Кодексом, обязательные для исполнения письменные поручения о проведении оперативно-розыскных мероприятий, производстве отдельных следственных действий, об исполнении постановлений о задержании, приводе, об аресте, о производстве иных процессуальных действий, а также получать содействие при их осуществлении;
  5. осуществлять иные полномочия, предусмотренные настоящим Кодексом.
Похожие публикации