Проблема интегративной концепции права. Интегративный подход к правопониманию. Подходы к типологии государств

Проблема интегративной концепции права. Интегративный подход к правопониманию. Подходы к типологии государств

Ее представители рассматривают право как совокупность признаваемых в данном обществе правил, направленных на обеспечение социальной справедливости.

Защита нормативами равенства, регулирующих борьбу и согласование свободных воль в их взаимоотношениях друг к другу.

Классовая (марксистская) теория

Марксистская теория основывается на историко-материалистическом учении об общественном развитии, а также на классовую трактовку государства и права. Основные положения этой концепции изложены в произведениях Ф. Энгельса, К. Маркса, В.И. Ленина и (в меньшей степени) Г.В. Плеханова.

Право и возникающие на его основе правовые отношения отражают характер экономических связей между людьми. Марксистская концепция права выделяет его классово-волевой характер. В обобщенном виде право они определяли как возведенную в закон волю господствующего класса, содержание которой определяется материальными условиями жизни вашего (господствующего) класса. Такая трактовка, впервые высказанная по отношению к буржуазному праву в "Манифесте Коммунистической партии", в последующем была распространена на понимание сущности всего права.

Подобная трактовка сущности права в той или иной степени наиболее ярко проявилась в период существования СССР на всех этапах социалистического строительства следующим образом:

    лишение на конституционном уровне части населения избирательного права;

    деление населения на классы;

    отказ от института частной собственности;

    плановый характер экономики страны;

    однопартийная политическая система общества;

    формальный характер участия населения в вопросах управления делами государства через избирательную систему;

    возможность карьерного роста только через членство в рядах коммунистической партии Советского Союза (КПСС) и др.

Либертарно-юридическая теория

При либертарно-юридическом подходе выделяют следующие основные характеристики (принципы), которые воспринимаются и марксистской теорией: формальное равенство; всеобщность; свобода; справедливость; общеобязательность.

Каждый из перечисленных принципов, наряду с самостоятельным и обособленным значением, предназначен дополнять и придавать новые оттенки другим. Взятые в единстве, они позволяют в более полной степени отразить сущность права в целом. Далее рассмотрим ряд из перечисленных характеристик, присущих праву, в более развернутом виде.

Формальное равенство. Выражение "равенство" предполагает абстрагирование от различий, которыми обладают рассматриваемые объекты. При выборе критериев уравнивания придерживаются метода игнорирования несущественных различий между ними. Такой же подход используется и при определении сущности формального правового равенства как одного из основополагающих качеств права.

Спецификой правового равенства (и в целом права) является то, что основанием соблюдения равенства между субъектами является признание условия свободы индивида в общественных отношениях через такие понятия, как правоспособность, дееспособность и правосубъектность. В то же время правовое равенство предполагает соблюдение условий соразмерности и эквивалентности между сторонами.

Формальная определенность является одним из признаков права. Принцип формального правового равенства предусматривает гарантируемое государством формализованное и упорядоченное право индивидам на единых и общих для всех основаниях иметь реальную возможность пользоваться "услугами права". Его сущностная характеристика в различных исторических эпохах наполнялась новым содержанием. Например, в эпоху рабовладения в Древнем Риме принцип формального правового равенства не распространялся на рабов (они приравнивались не к субъектам права, а к его объектам). По Конституции РСФСР (1918 г.) избирательного права были лишены определенные категории граждан по факту их социальной принадлежности.

В настоящее время он закреплен в основополагающих международно-правовых документах и находит свое отражение в конституциях подавляющего большинства государств. Это выражается в предоставлении возможности одинакового права для всех на жизнь; возможность трудиться; свободу вероисповедания; идеологическое многообразие; безопасные условия жизни; достойные условия жизни; возможность получения квалифицированной юридической помощи и др. Таким образом, об одинаковом равенстве всех субъектов права можно говорить только в общем виде.

В конкретно-индивидуальных ситуациях дело обстоит несколько иначе. Каждое государство в отношении различных категорий граждан (титульных и иностранных) на законодательном уровне предусматривает определенные иммунитеты (депутатская неприкосновенность) и привилегии (всевозможные льготы ветеранам войны и труда, орденоносцам, детям-сиротам и т.д.). Подобная практика предусматривается и нормами международного права, в том числе и признанием института дипломатической неприкосновенности.

Свобода. Личная свобода и свобода воли индивида в праве рассматриваются как тождественные понятия. В той или иной интерпретации в праве всегда содержится волевой момент. Он может быть выражен в свободном волеизъявлении индивида посредством вступления в правоотношение определенного вида. Перечень определенных прав и свобод содержится в текстах конституций государств. На примерах признаваемых государствами за индивидами перечней прав и свобод можно судить о прогрессе мировой цивилизации в целом.

В Российской Федерации государство на законодательной основе под контролем органов прокуратуры и судебной власти оставляет за собой право ограничивать конституционные права и свободы граждан и организаций в следующих случаях:

    в условиях чрезвычайных ситуаций мирного времени (природные катаклизмы, техногенные аварии, социальные конфликты);

    в условиях действия особых правовых режимов чрезвычайного положения и военного положения;

    в период нахождения государства в состоянии войны, т.е. в военное время;

    в процессе борьбы с противоправными или преступными деяниями.

Определенному законом кругу правоохранительных органов разрешается осуществлять оперативно-розыскную деятельность негласными способами. К таким методам относятся:

    осмотр и выемка почтово-телеграфной корреспонденции, других почтовых отправлений и сообщений, передаваемых по техническим каналам связи;

    прослушивание телефонных и иных переговоров с использованием современной техники;

    вхождение в жилище вопреки воле проживающих в нем лиц и осмотр, обследование жилища (обыск), а в оперативно-розыскной деятельности - возможность установки подслушивающих, иных устройств и электронное (лазерное) наблюдение за жилищем без вхождения в него.

Юрисдикция Совета Европы оставляет за государствами некоторую свободу усмотрения в определении пределов изъятия прав. Эта позиция нашла отражение, например, в процессах по обвинению греческой военной хунты (1969 г.), а также в деле "Ирландия против Соединенного Королевства (1978 г.)", в котором затрагивались условия содержания заключенных в тюремных лагерях Северной Ирландии.

В ст. 17 Европейской конвенции о защите прав и свобод записано, что нельзя ссылаться на права, содержащиеся в Конвенции, для того чтобы ограничивать другие права, принадлежащие кому-либо. Имеется множество прецедентов, которые достаточно ясно иллюстрируют признание законности ограничения прав тех, кто пытается добиться ограничения прав других.

Например, в Англии считается, что на права и свободы, признаваемые в стране, в принципе могут распространяться только строго определенные ограничения. Однако здесь отсутствует официально утвержденный государством перечень прав и свобод, предоставленных на его территории. Это означает, что субъект имеет право на что угодно, если только это не противоречит существующему праву. Диапазон мер, применяемых государством по ограничению прав и свобод граждан, зависит от вида и реальности угроз.

Международным правом и национальным законодательством большинства стран запрещается применение мер, направленных на жестокое или унижающее человеческое достоинство обращение; ограничение права на жизнь; узаконивание рабства и применения пыток; использование обратной силы уголовного закона. Межамериканская конвенция о правах человека дополнительно к перечисленному выше предусматривает неприкосновенность еще следующих двух разновидностей прав: признание правосубъектности; свобода вероисповедания.

Справедливость (Justitia). В системе социальных норм справедливость рассматривается как возможность воздаяния равным за равное. Наряду с другими это одно из обязательных внутренних свойств и качеств права. Справедливость в праве выполняет роль своеобразного образца (стандарта, эталона качества), на котором проверяется внутренне качество самого закона.

Не менее важным является и его внешнее значение. Наличие справедливого закона позволяет людям убедиться в том, что в окружающем их социальном мире существуют правовые (справедливые) ориентиры, позволяющие всегда "найти и защитить правду" от нарушений, допускаемых кем бы то ни было.

По своей сути право в меньшей степени зависит от воли законодателя. Поэтому в нем понятие справедливости носит более объективный и достоверный характер, нежели в нормах законодательства. Это проистекает от того, что в государствах с антидемократическими политическими режимами понятия "законность" и "справедливость" не всегда могут совпадать.

Например, законности могут придаваться различные и далеко не правовые оттенки, не в полной мере совпадающие с понятием справедливости (революционная законность, социалистическая законность, целесообразность - как форма подмены законности).

Общеобязательность. В отличие от других видов социальных норм общеобязательность в праве всегда носит официально-властный характер. Это означает, что нормативный правовой акт принимается (издается) от имени государства в установленном законом порядке уполномоченным органом государственного управления или должностным лицом.

Поэтому он, а точнее сказать, выполнение изложенных в нем и носящих властно-волевой характер предписаний, наделяются поддержкой и защитой государства. Одновременно предусматривается возможность применения карательных санкций на правонарушителей. Определяется круг субъектов, обладающих правоприменительными полномочиями.

9.Основные теории происхождения государства

Человечество с давних пор интересовалось проблемами, касающимися государства и права. В результате сегодня мы имеем множество теорий происхождения и государства, и права. Эти теории разрабатывались в различные исторические периоды и изменялись в процессе развития общественных отношений и экономики.

Основными теориями происхождения государства принято считать следующие.

1. Теологическую теорию. Это теория о божественном начале в происхождении государства. Согласно данной концепции государство было создано и существует в современном мире по воле Бога, при этом право считается божественной волей. Таким образом, считалось, что власть церкви имеет более высокое положение, находится над светской властью, монарх при вступлении на престол освящался церковью, почитался представителем Бога на земле. Сторонники теологической теории: Ф. Аквинский, Ф. Лебюфф, Д. Эйве и др.

2. Патриархальную теорию . Согласно данной теории государство произошло в результате исторического развития семьи. Разросшаяся семья превратилась в государство. Поэтому монарх приходится отцом (патриархом) всем своим подданным, которые обязаны его слушаться и относиться к нему с большим почтением. Обязанность же монарха – забота о своих подданных и справедливое управление ими. Сторонниками патриархальной теории являются: Аристотель, Конфуций, Р. Филмер, Н.К. Михайловский и др.

3. Договорную теорию. По этой теории государство является продуктом человеческого разума, но не проявлением воли Бога. В результате государство возникло вследствие заключения людьми общественного договора между собой, для того чтобы обеспечить общую пользу и интересы. Если же будут нарушены или не выполнены условия общественного договора, то народ вправе расторгнуть его, причем даже через революцию. Сторонники договорной теории: Т. Гоббс, Дж. Локк, Ж.Ж. Руссо, А.Н. Радищев и др.

4. Материалистическую теорию. В соответствии с этой теорией образование государства стало результатом трансформации общества под действием социально-экономических причин. Сторонники материалистической теории: К. Маркс, Ф. Энгельс, В.И. Ленин, Г.В. Плеханов.

5. Психологическую теорию. Данная теория состоит в том, что возникновение государства связывается с особенными свойствами человеческой психики, а именно с тягой к власти одних над другими и потребностью одних подчиняться другим. Сторонники психологической теории: Л.И. Петражицкий, Д. Фрезер, 3. Фрейд и др.

6. Теорию насилия . Сторонники теории насилия считают, что государство возникло как результат насилия, через завоевания более слабых и беззащитных народов более сильными и организованными племенами. Представители теории насилия: Е. Дюринг, К. Каутский и др.

7. Патримониальную теорию . Согласно патримониальной теории государство образовалось от права собственности на землю и права владения ей теми лицами, которые проживают на этой земле. Сторонник патримониальной теории – А. Галлер.

8. Органическую теорию. Сторонники органической теории считали , что государство появилось и развивалось дальше как биологический организм. Представители органической теории: Г. Спенсер, А.Э. Вормс и др.

10. Современные подходы к типологии государства.

Типология государства – это специальная классификация, которая подразделяет государства на определенные типы.

Типом государства называют совокупность важных признаков, характеризующих классовые и экономические стороны государства.

Обращаясь к истории развития государственности, а также к типологии государств, можно выделить несколько подходов к этому вопросу.

Подходы к типологии государств:

    формационный подход. Данный подход был разработан в рамках марксистско-ленинской теории государства и права. Согласно ему под типом государства понимается система основных признаков, свойственных государствам определенной общественно-экономической формации, которая проявляется в общности их экономической базы, классовой структуры и социального назначения;

    цивилизационный подход.

Для определения типа государства при формационном подходе учитывают:

    соответствие уровня государства определенной общественно-экономической формации. Общественно-экономическая формация исторический тип общества, который основан на определенном способе производства;

    класс, инструментом власти которого становится государство;

    социальное назначение государства.

Формационный подход выделяет следующие типы государств:

    рабовладельческий;

    феодальный;

    буржуазный;

    социалистический.

По формационному подходу после смены экономической формации происходит переход от одного исторического типа государства к другому, более новому.

Формационный подход имеет следующие достоинства:

    продуктивность деления государств на основании социально-экономических факторов;

    возможность объяснения поэтапного развития, естественно-исторического характера формирования государства.

Недостатки:

    односторонность;

    не учитываются духовные факторы.

В настоящее время распространено несколько трактовок понятия «цивилизация», а также несколько видов типологии цивилизационного подхода. Например, довольно часто под «цивилизацией» понимают культуру, развитие общества в целом. «Цивилизация – это замкнутое и локальное состояние общества, отличающееся общностью религиозных, национальных, географических и других признаков» (А. Тойнби). В этом случае в зависимости от признаков выделяют египетскую, западную, православную, арабскую и другие цивилизации. Тем самым можно говорить о цивилизациях:

    современных и древних;

    западных, восточных, православных и др.

В цивилизационном подходе различают следующие признаки: хронологические, производственные, генетические, пространственные, религиозные и др.

С цивилизационным подходом связывают теорию «стадий экономического роста» (У. Ростоу), теорию «единого индустриального общества», теорию «менеджеризма», теорию «постиндустриального общества», теорию «конвергенции» и др.

Положительные черты цивилизационного подхода :

    выделение духовных, культурных факторов;

    более четкая типология государств.

Недостатки:

    низкая оценка социально-экономического фактора;

    преобладание типологии общества над типологией государства.

11.Цивилизационный подход к типологии государства.

Типология государства:

    1) Специфическая классификация, предназначенная для разделения прошлых и настоящих государств на группы по общим признакам с целью раскрытия их социальной сущности.

    2) Разновидность классификации, которая включает два аспекта: исследование оснований деления на типы и характеристику типов.

Первые попытки типизации принадлежат Аристотелю. В настоящее время в теории государства и права существует два подхода: формационный (Маркс, Энгельс) и цивилизационный.

Основа цивилизационного подхода – цивилизация (Ц).

В качестве критерия использовались не столько экономические явления, как культурные, религиозные, географические.

Тойнби выработал понятие цивилизации и определил 26 цивилизаций.

Цивилизация (Тойнби) – относительно замкнутое локальное состояние общества, отличающееся общностью религиозных, культурных, психологических, географических и иных признаков, два из которых остаются неизменными (религия и территория).

Плюсы подхода: учитываются конкретные исторические условия развития.

Минус - игнорируются экономические факторы.

Типы цивилизаций: православная, египетская, китайская, арабская, западная, дальневосточная и другие.

По Ростоу тип государства связан со стадией научно-технического прогресса и жизненного уровня населения. Согласно его теории все общества по экономическому развитию можно отнести к одной из пяти стадий:

    Традиционное;

    Переходное, в котором закладываются основы преобразований;

    Общество, переживающее процесс сдвига;

    Созревающее общество;

    Общество, достигшее высокого уровня народного потребления (государство всеобщего благоденствия).

На последней стадии находились лишь США и другие высокоразвитые капиталистические государства.

Другие ученые выделяют следующие виды цивилизаций и типы государств:

    1) восточные, западные и смешанные,

    2) древние, средневековые и современные,

    3) крестьянские, промышленные и научно-технические,

    4) доиндустриальные, индустриальные и постидустриальные,

    5) локальные, особенные и современные.

12.Классовая и общесоциальная сущность государства.

Государство – это особая организация политической власти, которая управляет обществом с помощью права и специально созданного аппарата.

Признаки государства, отличающие его от других организаций и учреждений общества:

1) наличие публичной власти;

2) осуществление представительства и управления всем обществом;

3) наличие сложного и организованного механизма управления в виде системы государственных органов, которые находятся в иерархической зависимости;

4) объединение на своей территории людей независимо от их расовой, национальной, религиозной и иной принадлежности;

5) ограничение своей территории государственными границами, которые обозначают пределы осуществления государственной власти;

6) наличие суверенитета, который выражается в верховенстве власти на всей его территории и независимости в международных отношениях;

7) наличие государственных символов – флага, гимна, герба;

8) осуществление правотворческой деятельности;

9) соблюдение закона и порядка с помощью специально созданных карательных и правоохранительных аппаратов – суда, прокуратуры, полиции и др.;

10) распоряжение национальными ресурсами;

11) наличие особой финансовой и налоговой системы;

12) наличие связи с правом, так как только государство обладает правом и одновременно обязанностью издавать в пределах своей территории законы и подзаконные нормативные акты;

13) наличие вооруженных сил и органов безопасности, обеспечивающих оборону, суверенитет и территориальную целостность. Понятие государства включает в себя и сущность, т. е. свойство, которое отражает главные, определяющие, устойчивые и закономерные признаки государства.

Согласно научным положениям марксизма государство по своей сущности – это организация политической власти общества в лице экономически господствующего класса. Положения марксизма обедняли и искажали представление о государстве, так как были односторонними и содержали понимание сущности государства и его социального назначения только с классовых позиций.

Марксистский подход к понятию государства отвергал все немарксистские учения о государстве, большинство из которых говорили о понятии государства как института социального компромисса и достижения общественного блага. Эти теории также являлись односторонними, так как признавали в государстве только общесоциальную, общечеловеческую сторону.

Общечеловеческое предназначение государства – находить социальный компромисс между различными слоями населения и обеспечивать общесоциальную направленность при выполнении государственных функций. Поэтому в сущности государства должны одновременно учитываться общечеловеческое и классовое начала.

13. Структура современного государственного аппарата.

Государственный аппарат (механизм) - система государственных органов и учреждений, при помощи которых осуществляются государственная власть и государственное управление. Структура государственного аппарата определяется функциями государства и зависит от тех конкретных задач, которые оно призвано решать в конкретно-историческую эпоху. Первичной ячейкой государственного аппарата выступают его органы и учреждения. Государственные органы - составные части аппарата государства (физические лица или организации), наделенные государственно-властными полномочиями и участвующие в осуществлении функций государства. Эти органы имеют юридическую основу деятельности (нормы права); действуют от имени государства; могут применять принуждение; структурно обособлены. Государственные учреждения - государственные организации, выполняющие те или иные функции государства, но не наделенные властными полномочиями (образовательные и научно-исследовательские учреждения, библиотеки, почты, телеграфы, вокзалы и другие учреждения связи и транспорта). Государственный аппарат состоит из следующих структурных элементов: 1. Служащие, профессионально занимающиеся управлением и получающие за это материальное вознаграждение. 2. Иерархичная система государственных органов и учреждений, которые правомочны совершать действия, направленные на урегулирование всех сфер общественной жизни. 3. Материальные средства, которые необходимы для функционирования первых двух элементов. Многообразие функций государства, форм и методов их реализации обусловливает наличие достаточно развитой системы государственных органов. В их числе в современном демократическом государстве выделяют: главу государства; органы законодательной власти; органы исполнительной власти; органы судебной власти; органы государственного принуждения (органы внутренних дел, государственной безопасности, прокуратура, исправительные учреждения); вооруженные силы. Компетенция государственного органа - это объем и перечень государственно-властных полномочий, закрепленных за этим органом, а также его юридические обязанности. Кроме этого, часто в понятие компетенции включается перечень вопросов, по которым данный орган вправе самостоятельно принимать властные решения. Принципы организации и деятельности государственного аппарата Принцип представительства интересов граждан во всех звеньях государственного аппарата Принцип разделения властей, который исключает возможность произвола со стороны государственных органов и должностных лиц. Принцип демократизма у позволяющий учитывать интересы большинства граждан государства Принцип законности, означающий обязательность соблюдения законов во всех звеньях государственного аппарата Принцип гласности, обеспечивающий открытость деятельности государственных органов Принцип профессионализма и компетентности государственных служащих, гарантирующий высокий уровень решения вопросов государственной жизни Принцип федерализма (в федеративных государствах), обеспечивающий разграничение предметов ведения между федерацией и ее субъектами Структура госаппарата: 1) Разделение властей: система законодательных (представительных) учреждений; исполнительно-распорядительные органы; судебные органы. 2) Выполняемые функции: органы, осуществляющие внешние функции (вооруженные силы, разведка, органы межгосударственных отношений, информации); органы, осуществляющие внутренние функции (органы правопорядка, безопасности: полиция, суд, прокуратура и др.; органы социально-экономического регулирования: финансово-налоговый аппарат, учреждения связи, транспорта, коммунальной службы и др.; органы духовного производства: учреждения образования, культуры, органы информации и др.) Государственный аппарат осуществляет свою деятельность в двух формах: организационной - направлена на внедрение в деятельность органов государства научных и эффективных методов организации труда, выработку и реализацию рекомендаций по ее совершенствованию и т. п. и правовой - носит властный характер, реализуется в общеобязательных предписаниях, адресованных соответствующим субъектам. Таким образом, государственный аппарат - это воплощение, выражение государственной власти, олицетворение ее.

14. Принципы организации и деятельности органов государства

Принципы организации и деятельности государственного аппарата – основополагающие идеи построения, функционирования и развития аппарата государства.

Требования к принципам:

1) нормативность, т. е. прямое либо косвенное закрепление в законодательстве и обязательность при формировании государственных органов;

2) непротиворечивость, т. е. недопущение наличия двух взаимоисключающих принципов;

3) полнота, т. е. предварительное определение наиболее важных аспектов формирования и осуществление деятельности государственных органов;

4) относительная самостоятельность, т. е. исключение возможности взаимного дублирования нескольких принципов.

Виды принципов организации и деятельности государственного аппарата: 1)общие – принципы, которые относятся к государственному механизму в целом: а)социально-политические:

– разделение властей на законодательную, исполнительную и судебную ветви;

– демократизм, предоставляющий одинаковую возможность для всех граждан влиять на политику и осуществлять контроль над государственными органами;

– гласность, предусматривающая постоянное и систематическое освещение деятельности государственных органов средствами массовой информации;

– законность, означающий соблюдение и непротиворечие всеми государственными органами правовых предписаний;

– профессионализм и компетентность, предусматривающие наличие определенных знаний и навыков для управленческой деятельности;

– гуманизм, соблюдение которого обеспечивает приоритет прав и интересов личности при осуществлении деятельности государственным аппаратом;

– национальное равноправие, определяющее предоставление возможности любому лицу для замещения им государственной должности на равных условиях и независимо от его расы, национальности, вероисповедания и т. д.;

– федерализм, закрепляющий равноправность региональных государственных органов с общефедеральными государственными органами;

б) организационные:

– иерархичность;

– дифференциация и законодательное фиксирование функций и полномочий;

– ответственность за принимаемые решения, неисполнение либо ненадлежащее исполнение должностных обязанностей в пределах предусмотренной компетенции;

– сочетание коллегиальности и единоначалия, выборности и назначения;

– соотношение отраслевых и территориальных начал управления;

2) частные – принципы, которые распространяются только на отдельные органы механизма государства.

Для осуществления функций государственной власти ее отдельные звенья наделяются комплексом полномочий и вправе действовать самостоятельно, во многом независимо друг от друга, сохраняя рычаги взаимного сдерживания и контроля. В государственном механизме РФ выделяют законодательную, исполнительную и судебную ветви власти. В совокупности эти органы образуют основу конституционной системы органов российского государства.

Конкретное содержание принципа разделения властей состоит в следующем:

    законы должны обладать высшей юридической силой и приниматься только законодательными (представительными) органами;

    исполнительная власть должна заниматься в основном исполнением законов и только ограниченным нормотворчеством, быть подотчетной главе государства и лишь в некотором отношении парламенту;

    между законодательными и исполнительными органами должен быть обеспечен баланс полномочий, исключающий перенесение центра властных решений, а тем более всей полноты государственной власти на одну из ветвей власти;

    судебные органы независимы и в пределах своей компетенции действуют самостоятельно;

    ни одна из трех ветвей власти не должна вмешиваться в прерогативы другой власти, а тем более сливаться с другой властью;

    споры о компетенции должны решаться только конституционным путем и через правовую процедуру, т.е. Конституционным Судом РФ;

    конституционная система должна предусматривать правовые способы сдерживания каждой ветви власти двумя другими, т.е. содержать взаимные противовесы всех ветвей власти, устанавливать способы их взаимного влияния.

Органы законодательной власти РФ включают Федеральное Собрание РФ и законодательные органы субъектов РФ. Законодательные органы одновременно являются представительными органами, т.е. представляющими и выражающими интересы народа. Эти органы обладают исключительным правом на принятие законов. Органы законодательной власти всегда состоят из большого числа депутатов, что служит гарантией широкого народного представительства. Органы законодательной власти наделяются определенными полномочиями по контролю, участию в назначении должностных лиц, но основная их функция состоит в принятии законов.

Органы исполнительной власти наиболее разветвлены и многообразны. Именно они организуют исполнение законов и указов, издают большое количество организационно- распорядительных актов. Органы исполнительной власти в президентских республиках не подотчетны и не подконтрольны органам законодательной власти, хотя и действуют в тесном сотрудничестве с ней. В органах исполнительной власти практически нет выборности, эти органы обычно учреждаются, а их руководители назначаются Президентом РФ, Председателем Правительства РФ, главами исполнительной власти субъектов РФ. Органы исполнительной власти могут действовать как на началах коллегиальности (Правительство РФ), так и единоначалия (министерства).

Органы исполнительной власти могут иметь различную подчиненность. Так, например, некоторые из них выходят напрямую на Президента РФ (Министерство обороны Российской Федерации и другие силовые органы), другие на Председателя Правительства РФ.

Органы судебной власти включают федеральные суды и суды субъектов РФ. Цель этих органов - осуществление правосудия, применение законов и иных нормативных правовых актов.

Указанные виды органов получены в результате классификации по основанию принцип разделения властей. Однако, как и в любом другом государстве, в Российской Федерации существуют органы, не входящие ни в одну из ветвей власти. В то же время эти органы действуют в соответствии с Конституцией РФ и федеральными законами. По своему статусу они являются независимыми органами государственной власти. К числу таких органов относятся: Прокуратура РФ, Центральный банк РФ, Счетная палата РФ, Центральная избирательная комиссия РФ, Уполномоченный по правам человека в РФ, Академия наук РФ.

Разделенные власти для осуществления своих функций должны строить взаимодействие на основах координации. Приведем примеры взаимного влияния ветвей власти друг на друга.

Высший орган исполнительной власти - Правительство Российской Федерации является участником законодательного процесса. Во-первых, оно обладает правом законодательной инициативы, и, следовательно, может внести проект закона в Государственную Думу. Во-вторых, у него есть возможность влиять на законодательный процесс посредством дачи заключений на проекты законов (ч. 3 ст. 104 Конституции Российской Федерации).

Конституционный Суд РФ вправе объявить любой закон - полностью или частично - неконституционным, т.е. утратившим юридическую силу. Эти примеры свидетельствуют о том, что законодательная власть действует не сама по себе, а в определенной системе, равновесие которой достигается взаимными противовесами других основных властей. Федеральное Собрание РФ, в свою очередь, имеет конституционные рычаги воздействия на Правительство РФ и на формирование судебных органов. Такая взаимная сбалансированность помогает поддерживать конституционный правопорядок.

16.Правоохранительные органы в механизме современного государства.

Понятие правоохранительных органов:

Правоохранительные органы - система государственных и негосударственных субъектов правоотношений, осуществляющие деятельность по охране, обеспечению прав и свобод человека и гражданина, правопорядка, законности.

Виды правоохранительных органов:

1. Органы, относящиеся к судебной власти

а) Верховный суд РФ

б) Высший арбитражный суд РФ

в) Конституционный суд РФ

г) Нижестоящие суды

2. Органы исполнительной власти, осуществляющие правоохранительную деятельность.

а) Министерство внутренних дел

б) Федеральная служба по контролю над оборотом наркотиков (ФСКН)

в) Министерство юстиции РФ

г) Федеральная служба охраны (ФСО)

д) другие

3. Прокуратура РФ

4. Органы юридической помощи.

Задачи правоохранительных органов:

1. Конституционный контроль

2. Поддержание режима законности и конституционной законности

3. Защита прав человека

4. Охрана общественного порядка

5. Обеспечение безопасности

6. Недопущение осуществления противоправных деяний

Понятие правоохранительной деятельности:

Правоохранительная деятельность - деятельность конкретных субъектов правоотношений по поддержанию законности, правопорядка, соблюдения прав человека и гражданина.

Виды правоохранительной деятельности:

1. Предупреждение, выявление и раскрытие преступлений

2. Осуществление правосудия

3. Обеспечение деятельности судов

4. Правоохранительная деятельность

5. Оперативная деятельность

6. Прокурорский надзор

7. Правозащитная деятельность

Законодательство о правоохранительных органах и правоохранительной деятельности

Законодательство о правоохранительных органов и правоохранительной деятельности - это совокупность нормативной правовых актов действующих на всей территории РФ, содержащие в себе правовые нормы, призванные регулировать деятельность системы правоохранительных органов и осуществляемой ими правоохранительной деятельности.

К системе законодательства о правоохранительных органах и правоохранительной деятельности можно отнести следующие акты, содержащие нормы права:

1. Конституция РФ - нормативный правовой акт высшей юридической силы.

2. Федеральные конституционные законы - нормативные правовые акты, принимаемые по вопросам, указанным в Конституции. Расширяет и развивает основные положения действующей конституции.

3. Федеральные законы - нормативные правовые акты раскрывающие и детализирующие положения и нормы, изложенные в Конституции РФ

4. Конституции и уставы субъектов РФ - нормативные правовые акты принимаемые субъектами РФ по предмету своего ведения. Не могут противоречить Конституции РФ, ФКЗ, ФЗ и международным договорам РФ.

5. Подзаконные нормативные акты - нормативные правовой акт, обладающий меньшей перед законом силой.

К видам подзаконных нормативных правовых актов в сфере правоохранительной деятельности можно отнести следующие нормативно-правовые акты:

Указы и распоряжения Президента РФ.

Постановления и распоряжения Правительства РФ.

Акты (приказы, распоряжения) конкретных министерств и ведомств (МВД, Министерство юстиции и т.д.)

Постановления и заключения Конституционного суда РФ.

Акты Верховного суда РФ и Высшего Арбитражного суда РФ.

17. Правовые принципы деятельности правоохранительных органов.

В деятельности правоохранительных органов закрепились определенные идеи правовой политики, концептуальные под­ходы, которые с определенными различиями присущи практи­чески каждому субъекту (органу), осуществляющему право­вую охрану личности, общества и государства. Принципы правоохранительной деятельности должны воплощать в себе принципы права, правовой культуры с учетом целей, задач, средств, форм и методов правовой охраны соответствующих общественных отношений. Внутренние идеи, духовные нача­ла, а не только правовые нормы и своды законов воплощают принципы правоохранительной деятельности. Чем меньше нарушений в деятельности правоохранительных органов, чем честнее его сотрудники и работники, тем больше доверия и помощи им со стороны населения, и наоборот. Корысть, кор­румпированность, личная выгода, духовная нечистоплотность и т. п. в работе отдаляют население от правоохранительных органов и исполнительной власти.

Основными принципами, наиболее типичными для дея­тельности всех или большинства правоохранительных орга­нов, являются:

То, что не запрещено явно, дозволено2 - означает дозво­ленность любых незапрещенных действий и решений, кото­рые следует рассматривать как правомерное поведение. С позиции государства в лице его правоохранительных органов, реализующих общественные интересы действие данного принципа несколько сужено, когда утверждается, что в право­охранительной деятельности «дозволено то, что разрешено».: Естественно, что правоохранительная деятельность осуществ­ляется строго во исполнение правовых норм, и потому неко­торое сужение свободы действий имеет место.

Согласованность личных, общественных и государствен­ных интересов прослеживается прежде всего при снятии не­обоснованных ограничений, при приоритете защиты интере­сов личности, общества и затем государства. Ранее все было; наоборот. Действовал приоритет государственных интересов.

Соблюдение человеческого достоинства, прав, свобод и за­конных интересов личности, общества и государства- при-, знается в качестве принципа общечеловеческих ценностей. Чем мягче санкции и меры ответственности в отрасли права, тем полнее раскрывается рассматриваемый принцип, и наоборот. Самые тяжкие нарушения конституционных прав имеют место в сфере уголовно-правовой борьбы с правонарушениями и пре-" ступностью.

Законность - это соблюдение законов личностью, общест­вом и государством в лице его официальных структур (зако­нодательной, исполнительной и судебной) власти.

Состязательность - определение в законодательстве прежде всего равных или примерно равных условий установ­ления и оценки фактов, имеющих юридическое значение (оп­рос и допрос свидетеля, проведение очной ставки между уча­стниками процесса и свидетелями и т. п.).

Перечень и содержательная направленность принципов деятельности правоохранительных органов применительно к отдельным видам органов качественно и количественно могут сильно изменяться. В данном параграфе сделана попытка вы­делить наиболее типичные принципы, претендуя на исчерпы­вающий их перечень.

18. Функции современного государства.

К основным функциям современного российского государства относятся:

Внутренние:

♦ обеспечение народовластия;

♦ экономическая,

♦ социальная функции;

♦ налогообложение;

экологическая функция;

♦ обеспечения законности и правопорядка, охраны прав и свобод граждан.

Внешние:

Внешнеэкономическая - партнерства и интеграции в мировую экономику;

Обороны страны;

Поддержки мирового правопорядка;

Борьба с терроризмом;

Экологическая;

Сотрудничества с другими государствами в решении глобальных проблем современности (экологической, сырьевой, продовольственной, энергетической, демографической и др.).

Функции направлены на выполнение конкретных задач и достижение целей, которые встают на определенных этапах развития общества.

Интегративная концепция права - тип правопонимания, основанный на представлениях о праве как единстве правовых идей, норм и отношений (действий), в которых идеи и нормы реализуются и воспроизводят себя. Это право, выраженное в принципах (идеях), получивших законодательное признание и подтверждение (осуществление) в правовой деятельности. Опасность одностороннего подхода к праву - узконормативного или широкого - сейчас очевидна. И ныне, каких бы взглядов на право ученые-юристы не придерживались, все - против такой односторонности. Господствующая тенденция современного развития правоведения - углубление представлений о праве (правовых идеях, принципах, нормах, отношениях, действиях) как едином целом. Задача заключается в том, чтобы восстановить на более широкой теоретической основе расчлененное анализом единство всех сторон права, с помощью синтеза (интеграции) представить его как целое, показав суть и взаимодействие отмеченных сторон, место и меру каждой из них. Этой задаче отвечает интегративный подход , способ теоретического познания и практического освоения социально-правовой действительности, позволяющий «собрать» воедино, объединить на общей основе все компоненты права - идеи, нормы, правовые представления и чувства, отношения (действия), отобразив тем самым естественно-правовую природу права, его нормативность, обязательность, восприимчивость индивидуальным и массовым правосознанием и его деятельностный характер. C позиции интегративного подхода в праве все в одинаковой мере важно. Право, с этой точки зрения, есть правовая идея, воплощенная в норме (законе), интериоризированная сознанием и реализующаяся (экстериоризированная) в фактических правомерных действиях и отношениях - в правовом порядке. В таком аспекте право предстает системой общественного порядка, реальной силой общества, противостоящей произволу и беспорядку.

Интегративный подход позволяет точнее подойти к оценке объективного и субъективного в праве, осмыслить роль фактической правомерной деятельности в правообразовательном процессе, а следовательно, и природу так называемого фактического права, не отторгая и не относя к «предправовым» факторам то, что изначально наделено правовыми свойствами. Утверждение интегративного подхода к праву имеет важное мировоззренческое значение, ориентируя массовое и профессиональное правосознание на понимание того, что правовое регулирование отношений и поступков возможно лишь там, где объективно существует доказуемость и исполнительность правоотношений средствами юридического процесса (О. Э Лейст), что действие права предполагают определенные условия, требует необходимые ресурсы, наличие специальных структур, способных принять право и при необходимости принуждать к его исполнению.



В рамках интегративного подхода каждое из проанализированных выше типов правопонимания - естественно-правовое, нормативное, социологическое и психологическое - выступает не только противовесом иному, но и представлено как усиление, дополнение к другому. Тем самым становится возможным не только исключить абсолютизацию какого-то одного взгляда на право, но и связать право с реальным бытием человека, его ценностями и интересами.

Интегративный подход представляет собой методологическую платформу для сближения различных концепций права, позволяет максимально учесть требования полноты и всесторонности научного анализа в оценке природы права, определении источников, механизмов и закономерностей его действия в обществе. Он не разводит по разным полюсам естественно-правовой, нормативный, социологический и психологический подходы к праву, но на общей методологической основе синтезирует их достоинства.

Стержнем интегративного правопонимания, его системообразующим началом является идея действия (действующего) права, синтезирующая своим содержанием все сущностные правовые характеристики и формы проявления (бытия) права в социальном пространстве: 1) право как идея, принцип; 2) право как институционализированная совокупность норм (позитивное право, законодательство); 3) право как элемент сознания, психики человека; 4) право в общественных отношениях (право как социальный порядок) (см.Действие права ).

С учетом этого право есть объективно обусловленная, отвечающая требованиям социальной справедливости, поддерживаемая авторитетом и силой государственной власти система нормативной регуляции, представленная взаимосвязанными, реально действующими правовыми принципами и установлениями, или правовым порядком.

Интегративная концепция права - тип правопонимания, основанный на представлениях о праве как единстве правовых идей, норм и отношений (действий), в которых идеи, нормы реализуются и воспроизводят себя. Это право, выраженное в идеях (принципах), получивших законодательное признание и подтверждение (осуществление) в правовой деятельности. Опасность одностороннего подхода к праву - узконормативного или широкого – сейчас очевидна. И ныне, каких бы взглядов на право ученые юристы не придерживались, все – против такой односторонности. Господствующая тенденция современного развития правоведения - углубление представлений о праве (правовых идеях, принципах, нормах и т.д.) как едином целом. Задача заключается в том, чтобы восстановить на более широкой теоретической основе расчлененное анализом единство всех сторон права, с помощью синтеза (интеграции) представить его как целое, показав суть и взаимодействие отмеченных сторон, место и меру каждой из них. Этой задаче отвечает интегративный подход , способ теоретического познания и практического освоения социально-правовой действительности, позволяющий собрать воедино, объединить на общей основе все компоненты права - идеи, нормы, правовые представления и чувства, отношения, отобразив тем самым естественно-правовую природу права, его нормативность, обязательность, восприимчивость индивидуальным и массовым правосознанием и его деятельностный характер. С позиции интегративного подхода в праве все в одинаковой степени важно. Право, с этой точки зрения, есть правовая идея, воплощенная в норме (законе), интериоризированная сознанием и реализующаяся в фактических правомерных действиях и отношениях в правовом порядке. В таком аспекте право предстает системой общественного порядка, реальной силой общества, противостоящей произволу и беспорядку.

Реализация интегративного подхода к правопониманию позволяет точнее подойти к оценке объективного и субъективного в праве, осмыслить роль фактической правомерной деятельности в правообразовательном процессе, а следовательно, и природу т.н. фактического права, не отторгая и не относя к «предправовым» факторам то, что изначально наделено правовыми свойствами. Утверждение интегративного подхода к праву имеет важное мировоззренческое значение, ориентируя массовое и профессиональное правосознание на понимание того, что правовое регулирование отношений и поступков возможно лишь там, где объективно существует доказуемость и исполнительность правоотношения средствами юридического процесса, что действие права предполагает определенные условия, требует необходимые ресурсы, наличие специальных структур, способных принять право и при необходимости принуждать к его исполнению.

В рамках интегративного подхода естественно-правовое, нормативное, социологическое и психологическое правопонимание выступает не только противовесу иному, но и представлено как усиление, дополнение к другому. Тем самым становится возможным не только исключить абсолютизацию какого-то одного взгляда на право, но и связать право с реальным бытием человека, его ценностями и интересами.

Этот подход представляет собой методологическую платформу для сближения различных концепций права, позволяет максимально учесть требования полноты и всесторонности научного анализа в оценке природы права, определения источников, механизмов и закономерностей его действия в обществе. Он не разводит по разным полюсам естественно-правовой, нормативный, социологический и психологический подходы к праву, но на общей методологической основе синтезирует их достоинства.

Стержнем интегративного правопонимания, его системообразующим началом является идея действия права, синтезирующая своим содержанием все сущностные правовые характеристики и формы проявления права в социальном пространстве:

1. право как идея, принцип;

2. право как институционализированная совокупность норм (позитивное право, законодательство);

3. право как элемент сознания, психики человека;

4. право в общественных отношениях (право как социальный порядок).

Нормативность как социальное явление. Проблемы определения понятия, специфики и критериев идентификации правовой нормы. Норма и приказ. Функции правовой нормы. Норма как основа юридического поля.

Нормативность – это социальное явление, которое коренится в природе человека и присуще всякой социальной общности. Нормативность означает упорядоченность в мышлении и общественной жизни, когда они подчиняются определенным правилам.

Нормативность права означает, что право состоит из общих норм, т.е. таких правил поведения (стандартов, образцов), которые обязательны для всех, не ограничены во времени, в пространстве и по кругу лиц и определяют дозволенное и запрещенное поведение, закрепляют меры юридической ответственности за поведение, противоречащее праву.

Понятие правовой нормы относится к числу важнейших категорий ТГП. Нет в правовой системе другого составного элемента, который был бы связан с иными столь тесно и непосредственно, как нормы права. Любое правовое явление раскрывает и проявляет себя определенным образом только во взаимоотношении и взаимодействии с правовыми нормами. Прежде всего через них происходит воздействие государства на правовую систему общества в целом и на составляющие ее элементы в отдельности.

Правовая норма является моделью поведения и как таковая определяет границы возможного и должного поведения в конкретных отношениях и тем самым обеспечивает меру свободы субъектов права. Существует множество определений правовых норм. В основном, авторы формулируют их понятие исходя из совокупности признаков правовой нормы.

Правовые нормы обладают всеми качествами социальных норм (как и обычаи, традиции, нормы морали, религиозные нормы и корпоративные нормы – они являются средствами организации общественных отношений: регулируют поведение людей в обществе), но вместе с тем имеют особые признаки , которые обусловлены неразрывной связью норм позитивного права с государством.

Признаки правовой нормы (критерии идентификации ):

1. норма права - общее правило поведения (государство адресует норму не конкретным индивидам, а всем субъектам права - физическим и юридическим);

2. это обязательное правило поведения (ненадлежащее исполнение либо несоблюдение норм права влечет непринятие мер государственного принуждения);

3. это формально-определенное поведение (правовые нормы формулируются в официальных документах в виде точных предписаний, чем обеспечивается их правильное понимание и реализация);

4. это двустороннее правило поведения (предписание, которое закрепляет норма, включает в себя права и обязанности участников правоотношения, данные права и обязанности корреспондируются – выполнение обязанности одной стороной влечет использование парв другой стороной);

5. это модально-аксиологическое правило (она одновременно выступает как мера возможного поведения и как критерий его оценки);

6. это системное правило поведения (каждая норма регулирует общественные отношения в единстве с другими нормами, т.е. как элемент системы права, находящийся во взаимосвязи и взаимодействии с другими элементами);

7. это институциональное правило поведения (предписание, закрепленное нормой права, исходит от государства и является его властным велением, охраняющим государственно значимые общественные отношения).

Соответственно, норма права - это общеобязательное, социально-определенное, представительно обязывающее системное правило поведения, установленное либо санкционированное государством, обеспеченное его силой, закрепляющее права и обязанности участников общественных отношений и являющееся критерием оценки поведения как правомерного либо неправомерного.

Общеобязательный характер правовой нормы позволяет говорить, что норма - естьприказ государства субъектам правоотношений об их возможном и должном поведении, их взаимных субъективных правах и юридических обязанностях. Поэтому правовая норма – единственная в ряду социальных норм, которая поддерживается в своей реализации, охраняется от нарушений принудительной силой государства.

Правовая норма – первичная клеточка права, частица содержания, структурный элемент его системы. Она - есть основа юридического поля. Право и единичная норма соотносятся между собой как общее и отдельное, которые наряду с четами сходства имеют и свои особенности.

Право - это система юридических норм, которая в наиболее полном и общем виде выражает в этих нормах государственную волю общества, ее общечеловеческий и классовый характер, пронизана едиными закономерностями и принципами, обусловленными экономической, политической и духовной структурой общества.

Проблемы классификации правовых норм. Центральные и периферийные случаи правовой нормы. Проблемы статуса специализированных (нетипичных) правовых норм. Первичные и вторичные правила. «Основная норма» и «правила признания».

Правовые нормы делятся на виды по различным основаниям.

Первая и наиболее очевидная классификация - в зависимости от принад­лежности правовой нормы к той или иной отрасли права: гражданско-правовые нормы, административно-правовые нормы, нормы трудового права и т. д.

В зависимости от функций права юридические нормы можно поделить на регулятивные и охранительные. Регулятивные нормы обеспечивают пози­тивное регулирование поведения, а охранительные - их защиту в случае на­рушения.

По характеру изложения в нормативно-правовом акте они делятся на управомочиваюшие, обязывающие и запрещающие. Это деление достаточно ус­ловно, ибо любая правовая норма, непосредственно регулирующая поведе­ние, имеет предоставительно-обязывающий характер.

По времени действия - на общие (установленные на неопределенный срок) и временные (действующие лишь на определенном отрезке времени).

По степени свободы воли адресатов - на императивные и диспозитивные. Первые содержат категорические предписания, которые не оставляют места усмотрению сторон. Вторые действуют постольку, поскольку иное не уста­новлено соглашением сторон.

По юридической силе - на нормы закона и нормы подзаконных актов.

По сфере действия юридические нормы подразделяются на общие и местные (переферийные).

Общие нормы не предусматривают спец.условий и каких-либо ограничений их действия. Таковыми являются федеральные правовые нормы.

Периферийными нормами являются нормы ограниченного действия и локальные нормы.

Нормы ограниченного действия - это нормы-предписания, пределы реализации которых связываются с определенными пространственными, субъектными, временными и ситуационными факторами (региональные нормы, нормы, действующие ограниченное время, нормы, рассчитанные на экстримальную ситуацию и тд.) Локальные нормы действуют действуют в пределах отдельной государственной, кооперативной организации или их структурных подразделений, выражают характер, цели и специфику деятельности конкретного трудового коллектива, определенного общественного объединения.

Одна из наиболее важных классификаций - разделение норм права в зависимости от роли регулирования общественных отношений. На этом основании выделяют типичные и нетипичные нормы права. Нетипичные нормы права сами непосредственно не регулируют поведение, но по­могают в этом другим нормам через системные связи права. К таким нормам относятся:

а) общие нормы (например, устанавливающие общие условия исполнения обязательств, нормы о правосубъектности);

б) дефинитивные (нормы-дефиниции), формулирующие законодатель­ные определения понятий (понятие преступления, понятие юридического лица и др.);

в) декларативные (нормы-принципы);

г) оперативные, которые отменяют нормы права, распространяют их дей­ствие на новые сферы, продлевают их действие и т.д.;

д) коллизионные, которые призваны решать «коллизии» между нормами права, их столкновения, то есть регулировать выбор между нормами.

Право (позитивное право) по своей структуре (по Харту) состоит из правил (норм), делящиеся на первичные и вторичные.

Первичные правовые правила - это правила обязывания. Они возлагают обязанности без учета воли соответствующих лиц. Они связаны с угрозой санкции, которая как мотив должна удерживать от запрещенного поведения.

Вторичные правовые правила предоставляют частную или публичную власть. Правила, предоставляющие частную власть, дают частным лицам способность самим строить свои правовые связи с другими с помощью договоров, завещаний и т.д. Правила, предоставляющие публичную власть, определяют деятельность в сфере законодательства, правосудия, управления. Вторичные правила не требуют от адресатов вести себя определенным образом, а дают возможность отдельным лицам при определенных условиях создавать права и обязанности.

Если бы, говорит Харт в духе мыслимого эксперимента, правовая система состояла бы лишь из первичных правил, она страдала бы такими недостатками, как неопределенность (из-за отсутствия критерия о действии или бездействии соответствующего правила), статичность (из-за отсутствия возможности приспосабливать правила к изменяющимся обстоятельствам), недейственность ее социального давления (из-за отсутствия инстанции, которая могла бы окончательно и авторитетно решить, будет или нет определенным действием нарушено какое-то правило).

Эти недостатки можно преодолеть, по Харту, с помощью вторичных правил, которые действуют как правила о правилах. Так, средством против неопределенности является введение правила признания , которое определяет, как должно быть создано правило, чтобы оно могло быть правилом системы права. Таким правилом признания в простейшем случае может быть авторитетно установленный список (реестр) первичных правил с указанием условий, при которых действуют другие нормы.

«Основная норма» - понятие, введенное Кельзеном. Согласно Кельзену, основная норма обосновывает объективную действительность правопорядка и истолковывает субъективный смысл конституции и созданных в соответствии с ней норм принудительного порядка как их объективный смысл, т. е. как объективно действительные правовые нормы.

Логическая необходимость восхождения всей системы норм к основной норме обусловлена в схеме Кельзена тем, что должное (норма) может быть выведено лишь из другого должного (более высокой нормы), а вся система позитивных норм нуждается (для своей действительности в плоскости долженствования) в постулате (допущении) основной нормы. Основная норма обосновывает действительность всех норм, принадлежащих к одному и тому же порядку, и конституирует единство этого множества норм. В силу такого единства правопорядок можно описать посредством не противоречащих друг другу правовых высказываний (суждений). Подобные суждения могут быть истинными или ложными. Но сама норма не истинна и не ложна: она либо действительна, либо недействительна.

Основная норма непосредственно соотносится с определенной реально установленной конституцией, созданной на основе обычая или посредством законодательной деятельности, а опосредованно -- с созданным в соответствии с данной конституцией правопорядком. В силу такой соотнесенности с вполне определенной конституцией основная норма и обосновывает действительность этой конституции и соответствующего ей правопорядка.

Таким образом, отмечает Кельзен, основную норму не изобретают и не постулируют произвольно, ибо для каждого правопорядка есть своя основная норма и не существует выбора между различными основными нормами. Поскольку основная норма не может быть желаемой нормой и поскольку эта норма (точнее, высказывание о ней), по Кельзену, логически необходима для обоснования объективной действительности позитивных правовых норм, она, сама не будучи позитивной нормой, может быть лишь нормой мыслимой, а именно нормой, которая мыслится как предпосылка правопорядка, когда действенный порядок принуждения истолковывается как система действительных правовых норм.

Право – сложный социальный феномен. Поэтому поиск ответов на вопрос, что такое право, в чем его сущность, ведется многие века. И, поскольку развивается человеческое общество, изменяются условия жизни людей, постольку меняются и их представления о праве.

Учения о праве демонстрируют огромное разнообразие подходов к его пониманию. И, все же, можно констатировать, что все представления о праве опираются на общую основу: право для людей всегда выступало как определенный порядок в обществе. Но за этой общей основой начинались различия.

Право, как правовая действительность, правовая материя, выступает в трех проявлениях, в трех формах: во-первых, в форме правосознания, идей, представлений о праве; во-вторых, в форме правовых норм; в-третьих, в форме общественных отношений, порождающих правовые нормы и, в свою очередь, испытывающих воздействие этих норм.

Эта триединая сущность права практически присутствует во всех научных представлениях о нем. Но вот роль и значение каждого из трех правовых начал оказываются различными в различных правовых школах. Каждая из них формирует свой образ права.

Определенный образ права, характеризуемый совокупностью наиболее общих теоретических признаков права и наиболее общих признаков практического (ценностного) к нему отношения характеризует понятие «тип правопонимания».

Принадлежность к тому или иному типу правопонимания имеет определяющее значение для конкретного учения о праве. Именно тип правопонимания определяет парадигму (смысловую модель, принцип и образец) юридического познания, собственно научно-правовое содержание, предмет и метод соответствующего учения о праве.

Юристы, как утверждал И. Кант, двести лет спорят о том, что такое право. И эти споры продолжаются по сей день. Поэтому, и сегодня не существует единого подхода к пониманию права.

С определенной долей условности все современные типы правопонимания можно подразделить на две группы:

1. Традиционные типы правопонимания (естественно-правовая концепция, юридический позитивизм, социологический подход);

2. Нетрадиционные (интегративные) типы правопонимания (либертарно-юридический; коммуникативный подход; диалогическая концепция и реалистический позитивизм).

Именно эти направления в своей совокупности позволяют выявить все основные аспекты такого сложного и многогранного социального феномена, каким является право.

Достаточно условно традиционные типы правопонимания можно дифференцировать на три группы, в зависимости от того, что является для них исходным в подходе к праву и что соответственно влияет на понимание права, на критерии и требования, предъявляемые к праву.

У одной из этих групп исходными служат известные философские формулы - «идеи правят миром» и «человек есть мера всех вещей». Для относящихся сюда школ право есть (или должно быть) отражением разумных, правильных (в понимании авторов) идей, интересов и представлений человека. Это так называемые природные концепции , которые обычно объединяют под названием « естественное право ».

Для второй группы исходным является государство. Право для этих школ - продукт государственной воли, суверенной власти, которая таким образом устанавливает необходимый порядок отношений в обществе. Это так называемые позитивистские концепции , которые понимают действующее право таковым, как оно есть, а не должно быть.

Третья группа школ отталкивается от понятий общества, реальной жизни. Для них более важным является «право в жизни», нежели «право в книгах». Это так называемые социологические концепции (социология права). Их представители уделяют особое внимание конкретным правовым отношениям. Право – не только система норм, которые могут исходить как от государства, так и от некоего высшего авторитета, а прежде всего – правоотношения.

Естественно-правовая концепция правопонимания

В рамках естественно-правовой концепции обосновывается существование двух систем права – естественного и позитивного права.

Позитивное, или положительное, право – это официально признанное право, действующее в пределах границ того или иного государства, получающее выражение в законах и иных правовых актах государственной власти. Естественное право, в отличие от позитивного, проистекает из природы человеческого разума и всеобщих нравственных принципов. Поэтому оно разумно и справедливо, не сковано границами отдельных государств, распространяется на все времена и народы. Иными словами, естественное право – это некий идеальный образ, идеальное правовое начало, которое призвано определить, каким должно быть действующее право. Как справедливо заметил в этой связи Г. Ф. Шершеневич, «идеалу дается название «право», которому соответствует реальное понятие, и путем постоянного сочетания слова и понятия ум привыкает придавать идеалу ту реальность, какая соединена с названием» 4 .

Еще древние греки различали «право по закону» и «право, справедливое по природе», понимая под последним совокупность обязательств, заданных сверхпозитивными инстанциями. Римляне употребляли выражение «естественный закон», а в средние века распространенной была ссылка на «божественное право» или «вечный закон».

Во всех этих случаях имеется в виду, что конкретное положительное право, закрепляющее и охраняющее реально существующие интересы в качестве норм права, не может считаться «истинным» правом. Настоящее право должно иметь «внепозитивный» источник и выступать по отношению к действующему праву как некое «идеальное» право.

В идее естественного права выражена очень важная мысль: жизненные отношения базируются на некоем высшем начале, ориентируясь на которое и следует вырабатывать нормы человеческих взаимоотношений. Правовые нормы, которые действуют в правовом пространстве определенной страны, часто осуждаются из-за их несовершенства, и основанием для такого осуждения служит убеждение, что существует «идеальное» право, с которым критикуемые нормы права не согласуются. Это «идеальное» право стали называть «естественным» правом.

Юридический позитивизм.

Право, в соответствии с позитивистским подходом – это регулятор общественных отношений, представляющий собой систему общеобязательных, формально определенных норм, являющихся продуктом государственной деятельности. Нормы права рассматриваются как некое правило, модель должного поведения, они фиксируют не то, что есть, а то, что должно быть.

Позитивизм отрицает существование каких-либо естественно-правовых начал. В отличие от естественно-правовой доктрины, для которой несправедливый закон (т.е. не соответствующий естественно-правовым принципам) не создает права, позитивизм руководствуется формулой «закон есть закон», независимо от его содержания.

Теоретически обоснованные позитивистские концепции права появляются только в европейское Новое время. Отцом и теоретиком современного правового позитивизма считают Т. Гоббса, обращая внимание на ключевую его фразу: «Не истина, но авторитет создает закон». Следует обратить внимание на то, что право не «открывается», как это говорят теории «естественного права», а «создается». Это принципиальное положение позитивизма. В противоположность наивному мышлению естественного права Гоббс утверждает, что правовые нормы не являются природными нормами. Они производятся человеком и являются искусственными образованиями. Они «полагаются» людьми.

Одной из разновидностей правового позитивизма является нормативная концепция права, основными представителями которой считают Х. Кельзена и Г.Л.А. Харта. Иногда она называется в литературе «теорией императивов».

Таким образом, с точки зрения позитивистского правопонимания право представляет собой материализованную волю государственной власти и носит производный от государства характер. Никакого иного права, кроме опирающейся на государство системы нормативных установок, не существует. Обязательность правовых норм проистекает не из нравственности, а из обеспечивающего правовые предписания государственного принуждения.

Социологический подход к пониманию права.

То обстоятельство, что право существует только как социальный феномен, служит исходным аргументом для разворачивания социологических теорий обоснования права, которые исходят из того, что общество является средой, в которой следует искать «тайну права». Наиболее значительными из социологических теорий права являются концепции М. Вебера, Р. Иеринга, Э.Эрлиха и Л. Дюги.

В соответствии с социологическим подходом, право представляет собой совокупность правил поведения, которые возникают и приобретают общезначимый характер не по воле государства, а в силу объективных закономерностей общественного развития. Государство, заботясь о сохранении и динамическом развитии общества, наделяет юридической силой (обеспечивает системой юридических гарантий и санкций) уже сложившиеся в обществе правила, которые в силу своей социальной полезности признаются полезными и для государства. Другими словами, государство-законодатель не создает, а лишь «открывает» право, сложившееся и развивающееся в недрах общества.

Кроме того, социологический подход к правопониманию предполагает, что право приобретает свою фактическую (юридическую) значимость только в том случае, если оно реализуется, а раз так, то право – это не только совокупность документов, содержащих правовые предписания, но и сами отношения, этими предписаниями регламентированные. Иными словами, в рамках социологического подхода право – это неразрывная совокупность правовых норм и правоотношений, этими нормами регламентированных.

Такой подход оправдан, особенно в той мере, в какой отрицает «свободу воли», «волюнтаризм» законодателя и ориентирует науку на изучение реальных процессов, происходящих в обществе.

Подобно естественно-правовой доктрине данная теория ставит чуждый позитивизму вопрос о соотношении права и закона.

Итак, проблема типологии правопонимания является в достаточной степени сложной и не имеющей однозначного решения на сегодняшний день. Вместе с тем, в целях упрощения познавательного процесса, представляется целесообразным ориентироваться на наиболее распространенный вариант типологии, где типы правопонимания систематизируются в соответствии с основными научными подходами: естественно-правовым, позитивистским и социологическим.

Интегративные типы правопонимания

В отечественной юридической традиции термин «интегративное» (синтетическое) правопонимание впервые был предложен А.С. Ященко в начале XX в.

В своих работах ученый постарался объединить представления о праве в рамках нормативистской, социологической и естественно-правовой концепций.

Социалистическая революция 1917 года обусловила формирование в России социалистического государства тоталитарного типа и соответственно социалистического права и законности. При этом, социалистическое право выступало не как юридическая, а как идеологическая конструкция, инструмент обеспечения интересов правящего класса.

Понимание социалистического права как истинного противопоставлялось представлению о буржуазном праве как ложном. Право рассматривалось как возведенная в закон воля государства и, по сути, отождествлялось с законом государства.

Таким образом, единственным официальным (признаваемым) типом правопонимания считался нормативизм.

Завершение Второй мировой войны и последовавший Нюрнбергский процесс на нацистскими преступниками обозначил проблему соотношения права и закона.

Нацистов судили не по законам государства, в котором они жили и действовали (Нацистской Германии), а по общечеловеческим принципам, по сути, составляющим основу естественного права.

Таким образом, на практике возникал проблема, предполагавшая не тождественность национального государственного закона и права.

Распад СССР и переход России на демократический путь развития обусловили широкую научную дискуссию, связанную с критикой ортодоксального (не подверженного критике) нормативизма и обоснованием альтернативных подходов к правопониманию.

При этом, наряду с возрождаемыми и наполняемыми новым содержанием классическими (традиционными) концепциями правопонимания, прежде всего, естественным правом и социологической юриспруденцией, получили развитие комплексные (интегративные) концепции понимания права.

Либертарная концепция правопонимания

Наиболее известными представителями данной концепции являются В.С. Нерсесянц и В.А. Четвернин.

В контексте развиваемой либертарно-юридической теории В.С. Нерсесянц выделяет два основных типа правопонимания – юридический и легистский. По мнению ученого «история и теория правовой мысли и юриспруденции пронизаны борьбой двух противоположных типов правопонимания. Эти два типа понимания права и трактовки понятия права условно можно обозначить как юридический (от jus – право) и легистский (от lex – закон) типы правопонимания и понятия права» 5 . В основу такой типологии положен «момент различения или отождествления права и закона» 6 .

Для юридического правопонимания право – это не просто произвольное и субъективное властное веление, а нечто объективное и самостоятельное, обладающее своей (не зависящей от воли законодателя) собственной природой, своей сущностью и своей спецификой, словом – своим принципом. Этим принципом права является принцип формального равенства, выражающий существо и особенности права, его отличие от других социальных явлений, норм и регуляторов. 7 В рамках юридического правопонимания В.С. Нерсесянц выделяет юридико-либертарный тип, согласно которому право – «это всеобщая и необходимая форма свободы людей» 8 .

Так же, как и В.С. Нерсесянц, два основных типа правопонимания выделяет В.А. Четвернин. Но, используя аналогичный критерий типологии – «различения или отождествленя права и закона», ученый придает типологии иное терминологическое оформление, выделяя позитивистский и непозитивистский типы.

Позитивистский тип правопонимания, по мнению ученого, сводится к отождествлению права и закона (в широком смысле). Под правом позитивисты понимают «любые законы, административные акты, судебные решения и вообще любые приказы государственной власти, независимо от их содержания» 9 . В рамках данного типа правопонимания выделяются два понятия: легистское и социологическое 10 .

Непозитивистские тип правопонимания включает в себя различные направления политико-правовой мысли, в которых «проводится различение права и закона, объясняется приоритет права перед законом». С непозитивистской точки зрения «право правильно не потому, что оно записано в законе и существует в официальной форме, а по содержанию. Законы должны быть правовыми, должны содержать правовые нормы, но в действительности законы по содержанию могут быть и неправовыми, произвольными» 11 . К этому типу правопонимания В.А. Четвернин относит этическое и юридическое понятия права. 12 При этом сам ученый считает себя сторонником либертарного типа правопонимания, который, как можно понять из рассуждений самого автора, является разновиднстью непозитивистского типа и в рамках которого дается «собственно юридическое понятие права, т.е. то понятие, которое соответствует слову, термину «право»» 13 .

Для В.А. Четвернина право – это общеобязательные нормы, выражающие и обеспечивающие равную свободу индивидов в обществе и государстве. Правовое общение – это общение свободных и равных в своей свободе людей.

Таким образом, по мнению представителей либертаризма правом закон будет являться лишь тогда, когда его реализация обеспечивает:

Личную и материальную свободу субъектов;

Юридическое равенство;

Адекватный обмен прав и обязанностей в рамках правоотношения.

В случае, если нормативная система перечисленные условия не обеспечивает, она не считается правовой, несмотря на то, что может быть закреплена на уровне государственных законов.

Другими словами, право существует лишь там, где обеспечивается определенный минимум личной свободы и где в основу социальных отношений положен адекватный обмен.

Коммуникативная концепция правопонимания

Основоположником данной концепции является А.В. Поляков 14 .

В рамках коммуникативной концепции правопонимания право рассматривается как включающее в себя и идеальное, и материальное, рациональное и иррациональное, должное и сущее, объективное и субъективное, «естественное» и «сконструированное», статичное и деятельностное. Природа права не сводима ни к каким искусственным конструкциям и социокультурным закономерностям. Право может возникнуть как в государстве, так и непосредственно в обществе. При этом, условием правогенеза (возникновения права) является не возникновение государства, а формирование психосоциокультурных реалий, имеющих коммуникативную направленность, в которых находят свою объективацию правовые тексты, правовые нормы и правовые отношения, порождаемые интерсубъективной (коммуникативной) деятельностью членов социума.

Право одновременно представляет собой идею и текст, норму и правоотношения, императивно-атрибутивные переживания и социализированные ценности. Ни одно из этих положений не истинно (т.е. не может быть сведено к праву в целом) в своей отдельности и отвлеченности, только в рамках целостного восприятия права они приобретают эйдетический смысл.

По мнению А.В. Полякова, правом закон будет являться в том случае, если он обеспечивает правовую коммуникацию, т.е. перевод информации о праве в предусмотренное правовыми нормами поведение.

В свою очередь правовая коммуникация складывается из рациональной и иррациональной составляющих.

Рациональная составляющая (собственно коммуникация) предполагает объединение информационного воздействия и манипулятивного (поведенческого) воздействия.

Так, например: приказ «Встать!» - выполняется военными, сотрудниками милиции, поскольку оказывает на них соответствующее манипулятивное (поведенческое) воздействие. Подобный приказ, отданный в гражданской среде указанного воздействия, как правило, не имеет.

Какая же коммуникация является правовой? Правовую коммуникацию от неправовой, по мнению А.В. Полякова, отличает наличие «эйдоса» - правового смысла (субстанции), придающего коммуникации правовой характер.

Так, например эйдосом часов является время, следовательно неработающие часы эйдоса не имеют.

Закон также может иметь эйдос (если это правовой закон), а может его и не иметь (неправовой закон), следовательно правом закон является тогда, когда в нем присутствует эйдос права.

Другими словами, в основу права положен правовой эйдос, выражающийся в правомочии, т.е. наличной возможности для субъекта действовать оправданно тем или иным образом и требовать от других действий соответствующих правомочию. Причем, правомочие является правомочием, а обязанность является обязанностью тогда, когда они вытекают из признаваемых обществом и потому общезначимых и общеобязательных правил поведения (правовых норм).

Диалогическая концепция правопонимания

Основоположником диалогической концепции правопонимания является И.Л. Честнов. Данная концепция основывается на признании многомерности правовой реальности, которая включает субъекта права, нормы права, их отражение в правосознании и реализацию в правопорядке 15 . При этом экцентируется внимание на воспроизводстве, динамике правовой реальности, складывающейся из диалога индивидуального действия (включающего персональное восприятие права) конкретного субъекта, и порождаемой им нормы (структуры), которая понимается не только как образец юридически значимого поведения, но и ее восприятие в общественном правосознании и реализация в массовом юридически значимом поведении (правопорядке).

Сущность права в рамках диалогического подхода определяется социологически – как объективная функциональная значимость некоторых норм для выживания социума. Такой подход близок диалектической социологии права Е.Б. Пашуканиса, И.П. Разумовского, Л.И. Спиридонова, так как предполагает историческую и социокультурную обусловленность субъекта права, определяющую содержание меры свободы в данных конкретных условиях. Акцент на субъекте права дает основание И.Л. Честнову квалифицировать этот подход также как антрополого-диалогический 16 . Не отрицая важности законодательства, последнее понимается как одна из форм вешнего выражения права, которая должна соответствовать «генеральной» функции права – обеспечивать воспроизводство общества.

Диалектический (реалистический) позитивизм

В контексте диалектического (реалистического) позитивизма, основоположником которой является Р.А. Ромашов, право рассматривается в качестве регулятивно-охранительной системы, объединяющей общезначимые правила поведения (нормы), принятие и реализация которых направлена на обеспечение социальной безопасности и социального развития, и которые оказывают результативное воздействие на сознание и поведение сообщества 17 .

Из данного определения вытекают два основных признака права:

Общезначимость;

Результативность.

Общезначимость права, по мнению Р.А. Ромашова, представлена как на объективном, так и на субъективном уровне.

Объективно право считается общезначимым в силу его официального провозглашения таковым. Право как объективная реальность характеризуется тремя признаками:

Существование права не зависит от непосредственного участия конкретного субъекта в процессе правотворчества;

Действие права не зависит от субъективной оценки закрепляемых посредством правовых норм предписаний;

Реализация права не зависит от субъективного осуществления, либо напротив нарушения правовых предписаний (в первом случае реализация права приводит к позитивному результату для правоисполнителя, во втором, к юридической ответственности правонарушителя).

В субъективном смысле видение права предполагает два направления:

Право, каким его представляет субъект;

Право, каким оно должно быть, по мнению субъекта.

Субъекты, в ряде случаев, воспринимают законодательно закрепленные предписания как лишенные реальной значимости (бесполезные и безопасные) декларации. Следовательно, общезначимым, а стало быть, и правовым издаваемое предписание будет являться только тогда, когда соответствующий субъект осознает обязательность предусмотренного варианта поведения лично для себя, при этом число подобных субъектов должно быть достаточным для достижения вышеназванных целей правового воздействия (т.е. для социальной стабильности, безопасности, развития).

Результативность права проявляется в достижении целей правового воздействия. При этом, критерием результативности является опыт. В частности, опыт правового развития России в XX веке свидетельствует о неэффективности правовых систем Российской Империи и Советского Союза, результатом подобной неэффективности в первом случае была Великая Октябрьская Социалистическая Революция, во втором – распад СССР.

Если взять за основу предложенное Р.А. Ромашовым понимание права, то снимаются многие противоречия и, в частности, противоречие «право-государство-закон», а также «национальное и международное право». Не важно, кто устанавливает правило с точки зрения его провозглашения и официального закрепления, важно, чтобы тот, кто это делает, обеспечивал бы признание правила общезначимым со стороны субъектов, которым это правило адресовано и обеспечивал бы результативность осуществляемого при помощи правила поведения.

В подобном понимании говорить о праве как о явлении можно и в условиях архаических структур, и в условиях тоталитарных режимов, и в условиях современных демократий. Меняются формальные и содержательные аспекты, однако, суть права и правового регулирования остается неизменной.

Данная концепция предполагает оценку права как социального явления. При этом, в основу права может быть положена протонорма (архаическое право), религиозный догмат (средневековое право), государственно-партийная идеологема (советское право), юридическая норма (современное право).

В рамках концепции диалектического (реалистического) позитивизма в качестве реального права может рассматриваться только действующая система норм. Поскольку только действующие нормы могут оказывать результативное воздействие на общественные отношения.

Таким образом, вопрос о сущности права находится в центре внимания теоретико-правовой науки. Современные учения о сущности права представлены не только традиционными, но и интегративными (синтетическими) подходами к правопониманию. Данные подходы основаны на объединении представлений о праве в рамках нормативистской, социологической и естественно-правовой концепций.

Карнаушенко Леонид Владимирович, соискатель кафедры теории государства и права Московского университета МВД России, доктор исторических наук, доцент.

В статье на основе критического анализа ряда узловых методологических вопросов, касающихся организации правопонимания как содержательного процесса, выясняются условия, при которых интегративное правопонимание как самостоятельный тип правопонимания становится возможным.

Ключевые слова: правопонимание, интегративное правопонимание, методология, идея интегративности, системный анализ, комплексное исследование, дискурс.

The integrative understanding of the right: features, possibilities, objections

L.V. Karnaushenko

In article on the basis of the critical analysis of some the central methodological questions, concerning the organisations understanding of the right as substantial process, are found out conditions at which integrative understanding of the right as the independent type understanding of the right becomes possible.

Key words: understanding of the right, the integrative understanding of the right, methodology, idea of the integration, the system analysis, complex research, a discourse.

Правопонимание - не одна из проблем общеправовой теории, а предмет и цель этой теории в целом. Все остальные проблемы правовой теории можно с полным основанием рассматривать как конкретизации проблемы правопонимания. Более того, потеря смысловой связи с правопониманием делает решение любой проблемы неоднозначным и сомнительным с точки зрения сохранения целостности общеправовой теории.

Сама проблема правопонимания имеет сложносоставной характер, и узловое место в ее решении принадлежит, безусловно, выработке методологии, т.е. ответу на вопрос, что надо делать, чтобы достичь понимания того, что такое право в его как можно более общих характеристиках.

Правопонимание является непрерывным процессом, ведущим к периодической "перезагрузке" всей общеправовой теории. Тому есть как минимум две причины.

Первая - право содержательно постоянно меняется, оно динамично. Происходит это в первую очередь вследствие реактивной способности действующего права отражать изменения, происходящие в общественной жизни в целом. Чем интенсивнее эти изменения, тем динамичнее становится и право. При этом, однако, право далеко не во всем удовлетворяет современное общество, эффективность его недостаточна, хотя роль правовых начал и регуляторов возросла, и надежда на способность права обеспечить нормальную жизни людей привычна и еще не утрачена. Это добавляет динамики в действие права.

При этом возникает вопрос: не приводят ли интенсивные содержательные изменения (накопления) к изменениям более глубоким, сущностным, доходящим до уровня принципов права, его строя, характера? Может быть, современное право изменилось уже настолько, что сложившиеся классические подходы к его пониманию утратили способность выразить его адекватным образом?

Вторая причина состоит в том, что право представляет собой неоднородное, очень сложное явление, и процесс познания его сопровождается углублением в него, обнаружением новых смысловых пластов, что постоянно требует совершенствования познавательного (понимающего) инструментария.

Следствием и той, и другой причины являются неустанные попытки отечественных теоретиков выработать новые подходы к пониманию права, которые лучше отражали бы современное право, а сквозь призму его - природу права. Для успешного осуществления этих попыток рядом наук - этнографией, юридической антропологией, этологией, историей, конкретной социологией - накоплен богатейший фактологический материал, на котором выросла относительно новая наука - сравнительное правоведение. Однако все эти науки лишь объясняют существующую в конкретных условиях правовую практику, они сосредоточены преимущественно на содержательной особенности конкретных правовых систем, т.е. заняты вопросами существования права, в то время как вопрос о его сущности и природе остается открытым.

Поэтому вполне понятна активизация в общеправовой теории перехода от объяснения или оправдания правовой практики (что предпочитала делать марксистская юридическая теория) к познанию права на базе соразмерной поставленной задаче методологии. Прежде всего это выразилось в конструировании новых вариантов правопонимания.

С наибольшей активностью разрабатывается так называемое интегративное правопонимание. Сама по себе идея интегративного правопонимания не нова; возникла она еще в XIX в. Суть ее в том, что более глубокого и всестороннего видения права можно добиться за счет изучения права с разных сторон, в разных его проявлениях, в том числе и за счет своеобразного синтеза, компромисса, сочетания и т.п. отдельных элементов, свойственных разным типам правопонимания, главным образом естественно-правовой доктрине, социологическому и позитивистскому (собственно юридическому) правопониманию. Уже традиционно к наиболее последовательным выразителям этой идеи относят Дж. Холла (в том числе и как автора термина "интегративная юриспруденция"), П.А. Сорокина, из наших современников - Г. Дж. Бермана, Н. Лумана, Ж.-Л. Бержеля, а среди отечественных правоведов, XIX же века, - П.Г. Виноградова, Б.А. Кистяковского, А.С. Ященко.

Идея интегративности допускает множество возможных модификаций понимания права, иногда существенно разнящихся. Это естественно, ибо интегративный подход можно считать универсальным, объемлющим весьма разнородные знания о праве.

Как следствие, в рамках современной отечественной общеправовой теории сформировались несколько вариантов интегративного правопонимания, среди которых особо выделяются теории, обосновывающие либертарно-юридическое (В.С. Нерсесянц), институциональное (В.А. Четвернин) правопонимание; на это же направлены концепция реалистического позитивизма (Р.А. Ромашов), коммуникативная (А.В. Поляков), диалоговая (И.Л. Честнов) теории.

Несомненно, идея интегрирования разных знаний о праве в единую теорию плодотворна. Но ее воплощения (по крайней мере в указанных теориях) пока, на наш взгляд, не являются качественным прорывом в общеправовой и философско-правовой теории и должны быть восприняты с известной долей сомнения. Сомнения следующие.

  1. Возможен ли на самом деле синтез классических концепций правопонимания в некое новое правопонимание? По нашему мнению, такой синтез к определенному правопониманию не ведет.

В правопонимании, как и в предельно общей характеристике философского учения (например, в отнесении его к материалистическому или идеалистическому), в правовой теории проводится "водораздел", который не позволяет формироваться эклектичному взгляду на право, и замысленный интегративистами компромисс доктрин связан в действительности не с правопониманием, а с выработкой разностороннего знания о праве.

Правовые доктрины (так называемые типы правопонимания) формируются и существуют как альтернативные (конкретнее - как исключающие друг друга), а не как взаимодополнимые, частично согласующиеся, поддающиеся компромиссу; в этом их смысл и назначение. Невозможно, чтобы правопонимание в чем-то было нормативистским, в чем-то - естественно-правовым, в чем-то - социологическим, в чем-то - историческим и т.д. Иными словами, определенности, мировоззренческой ясности правопонимание смешанного типа не порождает; сложносоставное понимание не дает цельного видения и понимания права.

Попытки синтезировать элементы разных правовых концепций не ведут на самом деле к новому правопониманию, а являются лишь более или менее успешным внедрением элементов одной доктрины (или нескольких доктрин) в одну из уже существующих.

Так, например, Г.Дж. Берман <1> соединял правовой позитивизм, теорию естественного права и историческую школу, будучи убежденным, что каждая из трех школ выделяет такие измерения права, совмещение которых вполне возможно. Но основой такого совмещения, по его мнению, может быть только историческая юриспруденция. То есть элементы разных правопониманий интегрированы в историческое понимание права.

<1> См.: Берман Г.Дж. Западная традиция права. М.: Издательство МГУ; ИНФРА-М-НОРМА, 1998.

Можно также ввести элементы позитивистской теории в естественно-правовую, и наоборот, но нельзя на основе этой процедуры сформировать какое-то третье видение права.

  1. Способно ли правопонимание в каком-нибудь из своих вариантов (типов) охватить все факты правовой реальности (а к этому как раз и стремятся интегративисты)? И с этой ли проблемой связано правопонимание? Правопонимание есть выражение права в его сущности, а не в реальности (в проявлениях); оно схватывает право в целом, а не в совокупности его элементов. Поэтому оно, во-первых, интенционально, т.е. направляет познавательный процесс в определенную плоскость, и во-вторых, оно всегда тенденциозно, т.е. заставляет в реальности видеть то, что на самом деле отлично от нее (как всякая сущность от любого явления). Правопонимание есть задача мировоззренческого плана, а мировоззрение, даже опирающееся на научные знания (так называемое научное мировоззрение, которое, несомненно, лежит в основе интегративных теорий), все-таки не совпадает с познавательным процессом и не исчерпывается научными знаниями.

Таким образом, в указанном аспекте в интегративных теориях скорее аккумулируется (и связывается) разнородное знание о праве, чем складывается целостное правопонимание.

  1. Все интегральные теории в основу того или иного варианта правопонимания кладут некоторое базовое, системообразующее свойство. Этот подход является традиционным, на нем строятся практически все известные типы правопонимания. На наш взгляд, выработка правопонимания на основе одного смыслообразующего свойства не согласуется с самой познавательной задачей - получением интегративного правопонимания.

При таком методологическом подходе создается возможность конструировать модификации правопонимания, даже в рамках интегративной теории, практически бесконечно. Рано или поздно возникнет задача интегрировать в какую-нибудь "метаинтегративную" теорию все многообразие выработанных вариантов интегративного правопонимания. Ответ на вопрос о том, на какой методологической основе можно будет решить и эту задачу, очевиден - только на основе философской методологии.

В принципе интегративный подход требует философской методологии, которая сама по себе, конечно, неоднородна (например, диалектическая или феноменологическая методологии существенно различны), но тем не менее только она способна обеспечить выведение смыслообразующих свойств <2>. А поскольку именно этим путем и идут отечественные интегративисты, то не является ли в таком случае интегративное правопонимание лишь модификацией естественно-правовой теории (которая, как известно, тоже неоднородна)?

<2> См. об этом, в частности: Малахов В.П. Методологические и мировоззренческие проблемы современной юридической теории. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2011.

Следует, однако, заметить, что указанный подход не является единственно возможным. Действительно новый тип правопонимания возможно сконструировать, только используя иные методологические подходы.

  1. По нашему мнению, существо интегративного метода, на базе которого и складывается интегративное правопонимание - пока, по крайней мере, - недостаточно четко отличено от системного подхода к познанию права и от комплексного исследования. Конечно, они тесно связаны и частично перекрывают друг друга, однако вовсе не совпадают. Это ведет к путанице в оценке исследований отдельных ученых на предмет их отнесения к интегративной теории. Так, вряд ли стремление Б.А. Кистяковского изучать право с разных сторон, включая социологические, психологические, государственно-организационные и нормативные проявления, можно считать интегративным анализом. Это очевидный комплексный подход к изучению предмета. Или, например, задача интеграции культур Запада и Востока, которую формулировали П.А. Сорокин или Н. Луман, - помимо того, что межцивилизационный синтез является совершенно абстрактной, умозрительной позицией и в практическом плане утопичен, - вряд ли вообще связана с проблемой правопонимания.

Западные теоретики предпочитают относиться к праву как к полисистемному явлению, а потому реализуют скорее системный, нежели интегративный, подход. Но системный подход, хотя и служит одним из средств выработки интегративного правопонимания, сам по себе с решением задачи правопонимания не связан. Тем более он не может рассматриваться как альтернатива интегративному правопониманию <3>. Системного правопонимания нет.

<3> См., напр.: Евдеева Н.В. Интегративные теории правопонимания в современной России: Автореф. дис. ... к.ю.н. Н. Новгород, 2005. С. 12.

  1. Проблема правопонимания пока чаще всего видится в поиске универсального определения права, которое стало бы долгожданным ключом к решению любого теоретико-правового вопроса. Это прямое следствие выделения того или иного системообразующего свойства права. Однако определениями теория исчерпываться не может и не к ним сводится, хотя для юридической науки они играют и гораздо более существенную роль, чем в иных социальных науках.

Единого понятия права быть принципиально не может. "Право" - концепт, т.е. слово, обладающее неопределенным множеством значений; это такая смысловая единица, прежде всего правосознания, которая относится к, так сказать, фоновым смысловым единицам дискурса, задающим ему очевидность и понятность. Проговаривание его значений - непрекращающийся процесс. Значит, не может быть и единого, а тем более "единственно правильного" правопонимания. Различия в правопонимании не носят субъективного характера и не обусловлены исключительно интеллектуальной позицией ученого; они объективны и неустранимы.

Таким образом, правопонимание как содержательный процесс не связано с учетом всех значений слова "право", и с этой точки зрения интегративное правопонимание не является пониманием более высокого уровня, на котором синтезируются правовые доктрины, а представляет собой правопонимание, одноуровневое всем другим.

В связи с этим можно прислушаться к рекомендации отказаться, по крайней мере на данном этапе развития общеправовой теории, от попытки выработать единое определение права <4>, равно как и от попытки свести разные правовые доктрины в единую структурную концепцию.

<4> Там же. С. 25.

Высказанные сомнения относительно отдельных моментов, связанных с проблемой правопонимания, в том числе и интегративного, не являются основанием для неприятия позиций сторонников интегративной теории и с отказом от попыток получить какой-то новый синтез из сложившейся совокупности теоретических и эмпирических знаний о праве.

Авторская позиция относительно способа достижения интегративного правопонимания состоит в преодолении выявленных и изложенных выше недостатков методологического обеспечения данного базового интеллектуального процесса.

Во-первых, эта позиция связана с отказом от смешения типов правопонимания при выработке интегративного видения права. Иными словами, следует говорить не о переносе элементов разного правопонимания в общую концепцию, а просто о соединении разнородных знаний, полученных как в эмпирическом исследовании, так и умозрительно (в том числе и в рамках догматического, конструирующего мышления) в одну теорию. И это только предпосылка для постановки вопроса об интегративном правопонимании.

Во-вторых, эта позиция связана с отказом от поисков системообразующего свойства права как главного основания для выработки правопонимания. Следует согласиться с тем, что понимание права складывается из учета множества совершенно равнозначных (для понимания права) свойств, качеств, признаков и т.д. права. Иными словами, правопонимание является следствием не выработки исходных определений, даже очень объемных, а дискурса. Правопонимание - как фотон: будучи остановленным, он исчезает; правопонимание - непрерывный и незавершаемый процесс. И только при таком условии оно - суть общеправовой теории.

В-третьих, эта позиция связана с отказом от единственной методологии, с помощью которой можно выстроить правопонимание. Сочетание методологий позволяет получить интегративное правопонимание <5>.

<5> См.: Малахов В.П. Указ. соч.

Список использованной литературы

  1. Берман Г.Дж. Западная традиция права. М.: Издательство МГУ; ИНФРА-М-НОРМА, 1998.
  2. Евдеева Н.В. Интегративные теории правопонимания в современной России: Автореф. дис. ... к.ю.н. Н. Новгород, 2005. С. 12.
  3. Малахов В.П. Методологические и мировоззренческие проблемы современной юридической теории. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2011.
Похожие публикации