Показания обвиняемого. Показания обвиняемого, особенности их оценки. Процессуальное значение признательных показаний обвиняемого Признавать ли вину

Показания обвиняемого. Показания обвиняемого, особенности их оценки. Процессуальное значение признательных показаний обвиняемого Признавать ли вину

Отечественная уголовно-правовая наука и практика исходят из того, что вина это психологическое отношение лица к совершаемому им общественно опасному деянию.

Признавать или не признавать свою вину в преступлении – это исключительно личное дело каждого отдельного человека будь он подозреваемый, обвиняемый или лицом, не обладающим этими статусами.

В такой ситуации, признание вины, это доведение до сведения органов предварительного расследования и суда своего отношения к вменяемому деянию. При этом совершенно не важно, какие мотивы движут лицом, привлекаемым к уголовной ответственности.

Вопрос о признании вины встаёт по каждому уголовному делу. В моей практике не было случаев, чтобы позвонил человек, в отношении которого ещё не возбуждено уголовное дело, и поставил бы вопрос о том, стоит ли ему идти в полицию и признавать свою вину.

Как правило, по большинству уголовных дел вопрос о признании вины сотрудники производящие следствие или дознание, оперативные сотрудники полиции стараются решить до появления в деле адвоката.

Дело в том, что у человека задержанного сразу после события преступления, задержанного внезапно во время совершения действий, которые могут считаться преступными, в ситуации, когда на нем имеются следы преступления, у такого человека практически всегда сужено восприятие действительности. Такой человек в западне, он не может сесть и спокойно подумать, а чем собственно ему грозит сложившаяся ситуация, как себя повести, имеется ли возможность доказать невиновность, у него может даже не возникнуть мысль открыть 2ГИС и связаться с каким-нибудь адвокатом. Даже если задерживаемый ведёт себя агрессивно, сопротивляется сотрудникам полиции, утверждает, что его задерживают незаконно, это вовсе не значит, что в сложившейся для него ситуации он мыслит широко и полностью отдаёт отчёт всем своим действиям.

В такой определённо психотравмирующей ситуации ни один из оперативных работников не скажет: «Ну, ладно, я вижу, вы совсем не можете собраться с мыслями, давайте вы сейчас успокоитесь, обсудите свою позицию с адвокатом, а завтра вечером, с новыми силами, вместе со своим защитником приедете к нам в отделения, и мы вас уже опросим». Такая позиция для оперативного работника была бы провалом, поэтому сотрудниками полиции применяются все возможные и невозможные методы для склонения человека к признанию вины. Ими могут быть применены вполне дозволенные, и даже, в каких-то ситуациях, оправданные с моральной точки зрения, методы психологического воздействия, позволяющие расширить возможность восприятия действительности в сторону принятия и признания своей виновности.

Мной замечено, что в подобных ситуациях позиция признание или не признание вины совершенно не зависит от волевых качеств человека. Волевой, сильный духом человек, может, как полностью признавать вину, так и полностью её отрицать. Все зависит от того, виновен ли он в действительности, смогли ли сотрудники полиции подобрать нужные «психологические ключики» к человеку, от того насколько сужено восприятие действительности человека, от состава вменяемому человеку преступления, от временного удаления событий преступления от момента задержания или опроса.

В ситуации, когда в силу ряда обстоятельств подозреваемый находится не под стражей, признательных показаний не дал и приходит к адвокату обсудить возможность заключения соглашения, этот человек надевает уже такую жёсткую броню защиты, что не раскрывается даже перед своим защитником. Практически всегда работа с такими доверителями начинается с долгой беседы, в которой, путём вопросов, сопоставления с доверителем обстоятельств приходится по крупицам восстанавливать для себя истинное положение дел.

Когда, на мой взгляд, как адвоката, действительно следует признавать вину:

  • 1. В случае действительно полного личностного признания подозреваемого (обвиняемого) своей виновности, когда человек не мыслит своего существования без факта искреннего раскаяния в преступлении, сам требует правосудия над собой;
  • 2. В ситуации, когда представленные следователем доказательства по всем элементам состава преступления неопровержимо свидетельствуют о наличии именно того преступления, которое вменяется подозреваемому (обвиняемому) и о его виновности в преступлении, то есть, когда полное непризнание вины несёт явно деструктивный характер;
  • 3. Если стороны конфликта пришли к мнению о возможности прекращения уголовного дела в связи с примирением сторон и для этого есть все юридические основания;
  • 4. Когда подозреваемый (обвиняемый) не отрицает факта совершения преступления и желает, чтобы уголовное дело в отношении него было прекращено в связи с деятельным раскаянием или рассматривалась в особом порядке, предусмотренном ст.316 УПК РФ.

Между тем, ни Уголовный кодекс, ни уголовно-процессуальный закон не содержат в себе такого понятия как «признание вины», не соотносит «признание вины» с назначением наказания или с какими-либо процессуальными последствиями. Фактически только постановление Пленума Верховного Суда РФ «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» от 22 декабря 2015 г. № 58 указывает на возможность считать признание вины в качестве обстоятельства смягчающего наказание.

Признание вины следует отличать от:

  • — согласия с предъявленным обвинением;
  • — явки с повинной;
  • — активного способствования раскрытию и расследованию преступления.

Само по себе признание вины, хотя и может быть признано обстоятельством смягчающим наказание, но не влечёт последствий предусмотренных ч.1, 5 ст.62 УК РФ, то есть закон не устанавливает для суда каких-то жёстких пределов снижения максимально возможного наказания.

Согласие с предъявленным обвинением и признание вины — понятия близкие по смыслу, но не равные.

Согласие с предъявленным обвинением – это согласие обвиняемого с вменяемыми ему фактическими обстоятельства содеянного, формой вины, мотивами совершения деяния, юридической оценкой содеянного, а также характером и размером вреда, причинённого деянием (Постановление Пленума Верховного Суда РФ в от 05.12.2006 № 60 «О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел»)

Исходя из этих разъяснений, согласиться с предъявленным обвинением можно и не признавая вины, не раскаиваясь, и никоим образом не способствуя раскрытию преступления. Например, обвиняемый прекрасно знает, что виновен в большем преступлении, но, понимая, что лучше получить наказание по более мягкой статье, соглашается с предъявленным обвинением, не способствуя дальнейшему раскрытию преступления.

Активное способствование раскрытию преступления признается обстоятельством смягчающим наказание, когда лицо сообщает о совершенном с его участием преступлении либо о своей роли в преступлении и представляет органам дознания или следствия информацию, имеющую значение для раскрытия и расследования преступления (например, указывает лиц, участвовавших в совершении преступления, сообщает их данные и место нахождения, сведения, подтверждающие их участие в совершении преступления, а также указывает лиц, которые могут дать свидетельские показания, лиц, которые приобрели похищенное имущество; указывает место сокрытия похищенного, место нахождения орудий преступления, иных предметов и документов, которые могут служить средствами обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела) /п.30 постановления Пленума Верховного Суда РФ «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» от 22 декабря 2015 г. № 58 /.

Явка с повинной – это добровольное сообщение лица о совершенном им или с его участием преступлении, сделанное в письменном или устном виде. Такое сообщение может быть заявлено только до официального оформления задержания лица подозреваемого в совершении преступления, и безусловно предполагает в себе признание вины.

Признание фактических обстоятельств дела и признание юридической квалификации действий

Пожалуй, самым важным для защиты аспектом признания вины, это согласие или не согласие лица с юридической оценки содеянного, данной должностным лицом расследовавшим уголовное дело.

Защите важно понимать, что признание, может быть правдивым, а может являться результатом самооговора или заблуждения. В подобных случаях возникают ситуации, когда обвиняемый вину признает полностью, поскольку полагает, что следствием правильно изложены обстоятельства дела, однако не согласен с юридической оценкой содеянного. Допустим, считает, что имеются обстоятельства значительно снижающих общественную опасность деяния, или что, например, убийство происходило не с особой жестокостью, или что не имеется превышение пределов необходимой обороны, или и т.п.

В такой сложной ситуации следует ходатайствовать перед следствием о переквалификации действий обвиняемого, или например, о признание смягчающим обстоятельством противоправное поведение потерпевшего, ставшее причиной совершения преступления. Все это имеет смысл, если избранная позиция в дальнейшем позволит рассмотреть дело в особом порядке.

В ситуации рассмотрения дела в особом порядке, при наличии смягчающего обстоятельства активное способствование раскрытию и расследованию преступлению, суд должен будет назначить наказание в порядке предусмотренной ч.5 ст.65 УК РФ, то есть не более двух третей от двух третей максимального наказания. К примеру, при максимальном наказании в виде лишения свободы сроком на 7 лет, в порядке ч.5 ст.65 УК РФ, максимальное наказание не может превышать 3 лет 6 месяцев лишения свободы.

Как установлено уголовно-процессуальным законодательством, доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в предусмотренном законом порядке устанавливают наличие или отсутствие обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела (ч. 1 ст. 74 УПК).

Эти сведения подлежат оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все вместе в совокупности - с точки зрения достаточности для разрешения уголовного дела (ч. 1 ст. 88 УПК). Правоприменители оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью. Никакие доказательства не имеют заранее установленной силы (ч. ч. 1 - 2 ст. 17 УПК).

Признание обвиняемым своей вины в совершении преступления может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении его виновности совокупностью имеющихся по уголовному делу доказательств (ч. 2 ст. 77 УПК).

Если лицо добровольно сообщает какие-либо значимые сведения, относящиеся к совершенному преступлению, то не должно быть препятствий для использования полученных сведений в доказывании, независимо от отношения к уголовному преследованию. Обвиняемый заявляет о своей невиновности, отрицает какое-либо участие в преступлении, ссылается на алиби - и в деле появляется относимое и допустимое доказательство, которое нужно тщательно проверить и оценить с точки зрения его достоверности. То же правило действует и в обратной ситуации: если обвиняемый говорит, что именно он совершил преступление, рассказывает, как это произошло, где спрятаны использованные орудия и похищенные вещи и т.п. Новиков С.А. Собственное признание вины - «regina probationum» современного российского уголовного процесса? // Библиотека криминалиста. Научный журнал. - 2015. - № 2 (19). - С. 163.

Таким образом, любые получаемые от обвиняемого или подозреваемого сведения (если они относятся к делу и получены законным способом, без принуждения) должны быть тщательно проверены и оценены, после чего могут, при признании их достоверными, наряду с другими доказательствами ложиться в обоснование того или иного процессуального решения.

Лицо, подвергающееся уголовному преследованию, должно иметь и сейчас в действительности имеет реальную возможность высказаться по поводу возникшего подозрения или предъявленного обвинения. Это важнейшее условие реализации права такого лица на защиту. Однако не следует путать право высказаться по поводу начавшегося преследования с обязанностью давать показания против самого себя. Никто не должен принуждаться к даче самоизобличающих показаний или объяснений (nеmо tеnеtur ассusаrу sу iрsum) Новиков С.А. Я виновен!: Доказательственное значение собственного признания вины в современном уголовном процессе России // Известия вузов. Правоведение. - 2009. - № 1. - С. 142..

Очевидно, что любые используемые в доказывании сведения должны быть облечены в установленную законом форму (ч.2 ст.74 УПК РФ). В полной мере это касается сообщаемых каким-либо лицом сведений о его собственном участии в совершении преступления. Таким образом, признание вины может выступать в различных процессуальных формах.

Рассмотрим несколько ситуаций, встречающихся на практике.

Представим вначале вполне обыденную картину: обвиняемый (подозреваемый) признает собственное участие в совершении преступления в ходе допроса или очной ставки. В этом случае сообщаемые им сведения облекаются в форму показаний. Доказательство ли это? Безусловно, да! Показания обвиняемого и подозреваемого прямо предусмотрены уголовно-процессуальным законом в качестве самостоятельных видов доказательств (п. 1 ч. 2 ст. 74, ст. ст. 76 - 77 УПК).

Предположим теперь, что к следователю обращается некое лицо (уже получившее определенный процессуальный статус или еще нет) с добровольным сообщением о совершенном им преступлении, т.е. с заявлением о явке с повинной (это лицо может озаглавить составленное им сообщение как угодно: «Явка с повинной», «Чистосердечное заявление», «Добровольное сообщение» и т.п.). Более того, такое сообщение может быть сделано не только в письменном, но и в устном виде, и тогда оно подлежит занесению в специально составляемый протокол. Является ли заявление о явке с повинной доказательством? Ответ и здесь должен быть только положительным: да, является! Письменное заявление о явке с повинной, а равно протокол, в котором отражено устное заявление о явке с повинной, отнесены действующим законом к такому виду доказательств, как иные документы (п. 6 ч. 2 ст. 74, ст. ст. 84, 142 УПК РФ) Дибиров М.Г. Система уголовно-правовых привилегий, обусловленных постпреступным поведением виновного // Человек: преступление и наказание. - 2015. - № 1. - С. 114..

Третий пример: лицо задерживается по подозрению в совершении преступления в порядке ст. 92 УПК РФ и делает заявление по существу подозрения, которое подлежит занесению в протокол задержания (скажем, задержанный заявляет о раскаянии в совершенном преступлении и указывает место, где спрятал орудие преступления). Такой протокол с внесенным в него заявлением задержанного является доказательством - с точки зрения процессуальной формы перед нами вновь иной документ (п.6 ч.2 ст.74, ч.ч. 1,2 ст.92 УПК РФ).

Возможные пути появления в уголовном деле сообщенных лицом самоизобличающих сведений не исчерпываются приведенными примерами. Так, лицо может признаться в совершении преступления в ходе гласного опроса, проводимого оперативным работником в рамках осуществления оперативно-розыскной деятельности; затем такие результаты могут быть в установленном порядке представлены следователю. Возбуждению уголовного дела может предшествовать производство по делу об административном правонарушении, а значимые сведения о собственных противоправных действиях могут быть сообщены лицом, в отношении которого велось такое производство, в форме объяснений, полученных в порядке, предусмотренном ст. 26.3 КоАП РФ Звечаровский И.Э., Авсеницкая К.В. Явка с повинной: границы и уголовно-правовое значение // Уголовное право. - 2013. - № 6. - С. 26.. На наш взгляд, и в подобных случаях полученные сведения могут использоваться в доказывании по уголовному делу, а письменные объяснения опрошенных лиц рассматриваются уголовно-процессуальным законом опять же как иные документы (п. 6 ч. 2 ст. 74, ст. 84 УПК РФ).

Самоизобличающие сведения, сообщаемые лицу, в чьем производстве находится уголовное дело, могут быть облечены и в какую-либо другую, но также допустимую процессуальную форму (помимо показаний и иных документов). Например, если в ходе обыска лицо, у которого только что были обнаружены орудия преступления или ранее похищенные вещи, заявляет о своем раскаянии и сообщает, где и при каких обстоятельствах им совершено преступление, то такое заявление отражается в протоколе обыска. В последующем данный протокол со всеми содержащимися в нем сведениями (в том числе заявлением о совершенном хищении) рассматривается как самостоятельное доказательство - протокол следственного действия (в приведенном примере - протокол обыска; п. 5 ч. 2 ст. 74, ст. ст. 83, 166, 182 УПК РФ).

Таким образом, признание вины как доказательство, не меняясь по существу, может выступать в различных процессуальных формах, причем в силу действия принципа свободной оценки доказательств та или иная допустимая процессуальная форма не имеет какого-либо преимущественного значения по отношению к другой. Так, самоизобличающие сведения, изложенные лицом в собственноручном «чистосердечном заявлении», не «сильнее» и не «слабее» по юридической силе аналогичных сведений, сообщенных на допросе и получивших статус показаний. Соответственно, нельзя, исходя из той или иной процессуальной формы, отдавать приоритет определенному источнику доказательств и в ситуациях, когда одно и то же лицо сообщает противоречивые сведения, например, сначала, явившись с повинной, в собственноручном заявлении излагает обстоятельства совершенного преступления, а затем в ходе допроса рисует совсем другую картину произошедшего. Те и другие допустимые сведения должны быть тщательно проверены и оценены в совокупности со всеми собранными по делу доказательствами, после чего и будет сделан вывод об их достоверности.

Также следует отметить, что признание обвиняемого должно быть оценено в совокупности со всеми собранными по делу доказательствами. Независимо от того, признает себя обвиняемый виновным или нет, доказательства по делу должны быть собраны со всей возможной полнотой, всесторонностью и объективностью. Расследование уголовного дела должно приводить к тому, чтобы в случаях действительной виновности обвиняемого обвинение подтверждалось такими убедительными доказательствами, которые с несомненностью устанавливают виновность обвиняемого, как бы он сам ни относился к обвинению.

При наличии соответствующего заявления обвиняемого и при соблюдении ряда других условий суд вправе по уголовным делам о преступлениях, наказание за которые, предусмотренное УК РФ, не превышает 10 лет лишения свободы, постановить приговор без проведения судебного разбирательства в общем порядке. В этом случае судья не проводит в общем порядке исследование и оценку доказательств, собранных по уголовному делу, ограничиваясь исследованием обстоятельств, характеризующих личность подсудимого, а также смягчающих и отягчающих наказание (ч. 5 ст. 316 УПК РФ). Подчеркнем, что закон говорит не о согласии обвиняемого на применение сокращенного порядка постановления приговора, а именно о согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением, т.е. о полном признании им своей вины.

Следовательно, заявление о согласии с предъявленным обвинением, являющееся, по сути, не чем иным, как признанием вины, имеет очень большое значение по названной категории уголовных дел. Оно может повлечь сокращенное судебное разбирательство, не требующее непосредственного исследования судом всей совокупности собранных доказательств, их тщательной проверки и оценки, а также предопределить вынесение обвинительного приговора. Иными словами, заявление о согласии с обвинением может радикально повлиять на весь процесс доказывания.

Итак, заявление обвиняемого о согласии с предъявленным обвинением по уголовным делам, наказание за которые не превышает 10 лет лишения свободы, может очень существенно повлиять на процесс доказывания по делу. Доказательственное значение самоизобличающие заявления приобретают лишь тогда, когда содержат конкретные сведения, относящиеся к совершенному преступлению, а не просто выражают согласие лица с предъявленным обвинением. Поэтому если обвиняемый просил рассмотреть дело в особом порядке, соглашаясь с обвинением, а затем дело по какой-либо причине рассматривается в общем порядке, то на ранее имевшееся согласие с предъявленным обвинением нельзя ссылаться как на доказательство.

Показания обвиняемого - это сведения, сообщенные им на до­просе, проведенном в ходе досудебного производства по уголовно­му делу или в суде, и зафиксированные в установленном законом порядке. Дача показаний является для обвиняемого правом, а не обязан­ностью. Он не несет никакой ответственности за дачу заведомо ложных показаний или за отказ от дачи показаний, что является одной из важных гарантий обеспечения права на защиту.

Обвиняемый допрашивается на следствии после предъявления ему обвинения, а в суде - когда ему уже известно содержание об­винительного заключения или заменяющего его документа. Поэто­му предметом показаний обвиняемого являются об­стоятельства, образующие содержание предъявленного ему обви­нения.

Обвиняемый, если он признается в совершении преступления, не только излагает ход событий, но и, как их непосредственный участник и лицо, заинтересованное в исходе дела, дает им объясне­ние, свою интерпретацию, в частности излагает мотивы своих дей­ствий, их причину. Он может дать какую-либо свою версию собы­тий, какое-то иное их объяснение, может привести какие-то смяг­чающие или оправдывающие обстоятельства. Кроме того, обвиняе­мый вправе давать в своих показаниях оценку имеющихся в деле доказательств, может отвергать их или ставить под сомнение. В показаниях обвиняемого могут содержаться сведения о его личности, в частности биографические данные. Таким об­разом, предмет показаний обвиняемого шире предмета свидетель­ских показаний.

Каково доказательственное значение показаний обвиняемого ? С одной сторон, обвиняемый лучше, чем кто-либо другой, осведомлен обо всех обстоятельствах совершенного преступления. Поэтому он является обладателем наиболее полной Доказательственной информации. Но, с другой - обвиняемый чаще всего более чем кто-нибудь заинтересован в сокрытии этой информации или ее искажении, поскольку от исхода дела зависит его судьба.

Показания обвиняемого традиционно делятся на два вида: пока­зания, в которых содержится признание им своей вины (полное или частичное), и показания, в которых эта вина отрицается.

ПРИЗНАНИЕ: не только порочные методы расследования могут по­влечь ложный самооговор обвиняемого. Практике известно немало случаев такого самооговора, сделанного из самых различных по­буждений: с целью взять на себя вину близкого человека, скрыть совершение другого, более тяжкого преступления, из-за боязни выдать подлинных виновников и др. Так, обвиняемый, совершив­ший десяток краж, может признаться еще в одной краже, совер­шенной фактически другим лицом, поскольку это на его судьбу существенно не повлияет; Таким образом признание обвиняемым своей вины, взятое изолированно, еще ничего не означает. Вместе с тем нельзя недооценивать значения правдивых показаний обвиняемо­го.

Доказательственное значение имеет не сам факт признания обвиняе­мым своей вины, а конкретная информация об обстоятельствах со­вершения преступления. Эти сведения должны подтверждаться совокуп­ностью собранных по делу доказательств. Таким образом, доказательством является не факт признания обвиняемым своей вины, а сообщаемые им сведения, свидетельст­вующие о его причастности к совершению преступлению и объек­тивно подтверждаемые в ходе проверки. Признание обвиняемым своей вины может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении признания совокуп­ностью имеющихся доказательств по делу (ч. 2 ст. 77 УПК).

Согласно п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК к недопустимым доказательствам относятся показания обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголов­ному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от за­щитника, и не подтвержденные им в суде. Это правило также служит важной гарантией недопустимости применения незакон­ных методов воздействия с целью получения признания обвиняе­мого.

Вместе с тем необходимо различать доказательственное значе­ние признания обвиняемым своей вины и правовое значение тако­го признания . Так, прекращение уголовного дела или уголовного преследования по нереабилитирующим основаниям возможно лишь с согласия обвиняемого (ст. 26-28 УПК), что предполагает и признание им своей вины (поскольку он соглашается с таким осно­ванием). В судебном разбирательстве вообще возможен особый порядок принятия решения при согласии обвиняемого с предъяв­ленным ему обвинением (ст. 314-317 УПК). Эти правила являются реализацией принципа состязательности сторон. Исходя из этого принципа законодатель идет на отказ (полный или частичный) от доказывания, его сокращение, когда обвиняемый против этого не возражает, когда нет спора сторон.

Рассмотрим теперь другой вид показаний подозреваемого, об­виняемого - отрицание ими своей вины. Такие показания тоже подлежат тщательной и всесторонней проверке, и все доводы обви­няемого должны быть либо опровергнуты, либо подтверждены. Если же ни того, ни другого не удалось и остались сомнения в наличии (отсутствии) каких-либо обстоятельств, то они толкуются в пользу обвиняемого.

Отрицание обвиняемым своей вины само по себе не является оправдательным доказательством, так как не содержит каких-либо конкретных фактических данных, свидетельствующих о его неви­новности. Если же обвиняемый, отрицая свою вину, ссылается на определенные обстоятельства, сообщает о каких-либо фактах, обя­занность по установлению, соответствуют ли они действительнос­ти, лежит на следователе, прокуроре и суде. В таких случаях вывод о виновности обвиняемого может быть сделан, если его показания опровергнуты, а вина доказана бесспор­ными доказательствами. В силу принципа презумпции невинов­ности и правила об обязанности доказывания тот факт, что обви­няемый, отрицая свою вину, не приводит никаких данных в свое оправдание, не может расцениваться как обвинительное доказа­тельство.

Заключение эксперта и его показания.

Заключение эксперта - представленные в письменном виде (1) содер­жание исследования и (2) выводы по вопросам, поставленным перед экс­пертом лицом, ведущим производство по уголовному делу, или сторо­нами (ч. 1 ст. 80). Заключение эксперта как доказательство обладает следующими признаками :

а) оно представляет собой результат экспертизы, кото­рая назначается по поручению следователя, дознавателя, прокурора или суда, и проводится с соблюдением особого процессуального по­рядка;

б) исходит от лиц, обладающих специальными познаниями в интересующей производство по данному делу области; специальные познания могут относиться к науке, технике, искусству, ремеслу (ст. 2 Федерального закона ≪О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ≫).

в) является итогом проведения этими лицами самостоятельного исследования со­бранных по делу доказательств и иных материалов;

г) имеет форму доказательства особого вида.

Основная задача эксперта - дать ответы на вопросы, поставленные ему в постановлении (определении) о на­значении экспертизы. Однако если при производстве судебной экс­пертизы эксперт установит обстоятельства, которые имеют значение для уголовного дела, по поводу которых ему не были поставлены во­просы, то он вправе указать на них в своем заключении (п. 4 ч. 3 ст. 57, ч. 2 ст. 204).

Заключение эксперта может быть (виды ):

2) вероятным , или некатегорическим;

3) о невозможности решить поставленный вопрос (на­пример, установить, кем оставлены отпечатки пальцев на орудии преступ­ления, не представилось возможным).

В соответствии с п. 4 ч. 2 ст. 57 эксперт не вправе выходить за пре­делы своей специальной компетенции, т. е. делать выводы по вопро­сам, которые не могут быть разрешены на основе его специальных по­знаний. Уголовно-правовая оценка фактических обстоятельств дела является исключительным правом следователя, дознавателя, проку­рора и суда.

Содержание заключения эксперта подробно регламентировано ст. 204 УПК и ст. 25 названного Закона. Традиционно в теории и на практике в заключении эксперта выделяются три части - вводная, исследовательская и выводы. В вводной части указывается время и место производства экспертизы, по какому делу и кем назначена, основания ее производства (т. е. обстоятельства дела, требующие для своего установления соответствующих специальных знаний), сведения об эксперте и об экспертном учреждении, которому поручена экспертиза, вопросы, поставленные на разрешение эксперта и объекты и материалы, представленные для производства экспертизы. Если экспертиза производится не в государственном экспертном учреждении, то в вводной части должна быть отметка о предупреждении эксперта об ответственности за дачу заведомо ложного заключения, заверенная подписью эксперта. Здесь же приводятся сведения о лицах, присутствовавших при производстве экспертизы, если таковое присутствие имело место. В исследовательской части излагаются содержание и результаты исследования, дается оценка полученных результатов и приводится обоснование даваемых выводов. Выводы представляют собой ответы на поставленные вопросы. Они должны быть изложены четким и ясным языком, не допускающим различных истолкований и понятным лицам, не обладающим специальными знаниями. Заключение подписывается экспертом (экспертами), а если экспертиза проводилась в экспертном учреждении, то заверяются печатью этого учреждения.

Заключение эксперта не имеет никаких преимуществ перед другими доказательствами и подлежит обязательной проверке и оценке по общим правилам. Оценка заключения эксперта включает в себя прежде всего установление его допустимости как доказательства. Необходимым условием допустимости заключения эксперта является соблюдение процессуального порядка назначения и проведения экспертизы . Должна быть проверена также компетентность эксперта и его незаинтересованность в исходе дела. Нужно иметь в виду, что экспертному исследованию могут быть подвергнуты только объекты, которые надлежащим образом процессуально оформлены. В случае существенных нарушений, влекущих их недопустимость, заключение эксперта также теряет доказательственную силу . И наконец, следователем и судом должны быть проверены правильность оформления заключения эксперта, наличие в нем всех необходимых реквизитов.

При оценке относимости заключения эксперта нужно иметь в виду, что она прежде всего зависит от относимости объектов , которые исследовались экспертом. Если их относимость не подтверждается, то автоматически теряет это свойство и заключение эксперта.

Наиболее сложным компонентом оценки следователем, судом заключения эксперта является определение его достоверности (правильности, обоснованности). Такая оценка включает в себя определение надежности примененной экспертом методики, достаточности представленного эксперту материала и правильности исходных данных, полноты проведенного экспертом исследования (например, все ли три полости вскрывались при исследовании трупа) и др.

Помимо обычной судебной экспертизы существуют ее особые процессуальные виды: комиссионная, комплексная, дополнительная и повторная.

Комиссионная судебная экспертиза - это экспертиза, проводимая несколькими (не менее чем двумя) экспертами одной специальности (ст. 200 УПК). Обычно производство экспертизы поручается нескольким экспертам в случае ее особой сложности, трудоемкости или значимости по делу. Согласно ведомственным нормативным актам Минздравсоцразвития России комиссионно проводятся все судебно-психиатрические экспертизы и некоторые виды судебно-медицинских экспертиз. В остальных случаях вопрос о комиссионном характере экспертизы может быть решен следователем или судом, назначившим экспертизу, либо руководителем экспертного учреждения. Если члены комиссии придут к общему выводу, они составляют единое заключение. В случае разногласий эксперты, не согласные с другими мнениями, дают отдельное заключение.

Комплексная судебная экспертиза - это экспертиза, в которой участвуют эксперты разных специальностей (ст. 201 УПК). Каждый эксперт может исследовать лишь те объекты, которые относятся к его компетенции. Общий вывод дается по результатам, полученным различными экспертами. В связи с указанными особенностями комплексной экспертизы существенную специфику имеет и содержание даваемого экспертами заключения . В его исследовательской части отдельно излагается каждый вид исследования, проведенный отдельным экспертом (экспертами) определенной специальности, и сформулированные по итогам этого исследования промежуточные выводы. Эта часть заключения подписывается тем экспертом (экспертами), который провел данное исследование и сформулировал эти выводы. После описания всех видов исследований, проведенных различными экспертами, следует так называемая синтезирующая часть (такое наименование она получила на практике). В ней дается общий анализ итогов исследования и обосновываются общие (конечные) выводы. Эта часть составляется и подписывается только теми экспертами, которые принимают участие в формулировании общих выводов.

Дополнительная судебная экспертиза назначается при недостаточной ясности или полноте заключения эксперта, а также при возникновении новых вопросов в отношении ранее исследованных обстоятельств уголовного дела (ст. 207 УПК). Неясность экспертного заключения может выразиться в нечеткости формулировок, их расплывчатости, неопределенности и т. п.

Повторная судебная экспертиза назначается в случаях возникновения сомнений в обоснованности заключения эксперта или наличия противоречий в выводах эксперта или экспертов по тем же вопросам (ст. 207 УПК). Основное отличие между дополнительной и повторной экспертизами состоит в том, что при дополнительной экспертизе решаются вопросы, которые ранее не были разрешены, а при повторной - заново исследуются (перепроверяются) уже разрешенные вопросы. Поэтому различен и процессуальный порядок этих видов экспертиз. Дополнительная экспертиза поручается тому же или другому эксперту, а повторная - другому эксперту или другим экспертам (ст. 207 УПК).

Производство повторной экспертизы чаще всего поручается более квалифицированному эксперту (или более авторитетному экспертному учреждению) и, как правило, осуществляется комиссионно, ее заключение не имеет никаких преимуществ перед предшествующим. Следователь и суд вправе принять или отвергнуть.

Показания эксперта - это сведения, сообщенные им на допросе, проведенном после получения его заключения, в целях разъяснения или уточнения данного заключения, когда это возможно без проведе­ния самостоятельных исследований (ч. 2 ст. 80 ). Эксперт дает заключение от своего имени, по своему внутреннему убеждению и несет за него личную ответственность. Заключение дается экспертом на основании проведенного им исследования.

Заключение специалиста и его показания.

Заключение специалиста - это представленное в письменном виде суждение по вопросам, поставленным перед специалистом сторонами (ч. 3 ст. 80). Специалист привлекается сторонами или судом к участию в деле для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов в ходе любых следственных действий; применения тех­нических средств в исследовании материалов уголовного дела; по­становки вопросов эксперту; для разъяснения вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию (ч. 1 ст. 58). Соответственно, в своем заключении он может высказать суждения:

а) относительно ранее выполненных им действий в процессе обнаружения, закрепле­ния и изъятия предметов и документов;

б) о вопросах, которые, с его точки зрения, следует поставить перед экспертом;

в) по другим спе­циальным вопросам, разъяснения которых требуют стороны.

Одна­ко специалист, в отличие от эксперта, не вправе проводить каких-либо самостоятельных специальных исследований, и его заключение может содержать ответы только на такие вопросы, которые не требу­ют проведения подобных исследований.

Закон не регламентирует ни содержания заключения специалиста, ни его структуры. Не определен и процессуальный порядок его получения.

Показания специалиста - сведения, сообщенные им на допросе об обстоятельствах, требующих специальных познаний, а также разъяс­нение своего мнения (ч. 4 ст. 80). Отличие показаний специалиста от его заключения состоит в том, что если заключение может быть истре­бовано или представлено сторонами для приобщения к делу в «гото­вом» письменном виде, то показания даются специалистом устно в ходе его допроса.

В ст. 80 УПК не указано, по чьей инициативе может быть вызван специалист для допроса и кто имеет право ставить перед ним вопросы. Видимо, таким правом располагают стороны, поскольку они вправе ставить вопросы специалисту, дающему заключение. Более того, согласно ч. 4 ст. 271 УПК, суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании специалиста, явившегося в суд по инициативе сторон.

Как следует из содержания ч. 1 ст. 58 УПК, суд также вправе ставить перед специалистом вопросы, входящие в его компетенцию. Поэтому вызов специалиста для допроса (в отличие от получения от него заключения) может быть произведен и по инициативе суда.

Закон не определяет, в каком качестве и в каком процессуальном порядке должен быть допрошен специалист. Такого следственного действия, как допрос специалиста, в УПК не предусмотрено. По сложившейся практике он допрашивается в качестве свидетеля (точнее, его разновидности - сведущего свидетеля).

Как доказательство показания подозреваемого представляют собой сведения, сообщенные им на допросе, проведенном в ходе досудебного производства, в соответствии с требованиями ст. ст. 187 - 190 УПК РФ, определяющими место, время, порядок вызова и общие правила проведения допроса. Ход и результаты проведения допроса должны быть отражены в протоколе допроса (см. комментарий к ст. ст. 187 - 190 УПК РФ).

Закон определяет основания признания лица подозреваемым. Только в установленных УПК РФ случаях лицо может и должно получить соответствующий правовой статус. Допрос подозреваемого производится не позднее 24 часов с момента вынесения постановления о возбуждении уголовного дела или его фактического задержания. Единственное исключение из этого правила - неизвестность места нахождения подозреваемого (ст. 46 УПК РФ).

Сведения, сообщенные подозреваемым на допросе, касаются существа возникших по поводу него подозрений. Для этого перед началом допроса ему разъясняется сущность этих подозрений и права, предоставляемые подозреваемому по закону (ч. 4 ст. 46 УПК РФ).

Согласно п. 2 ч. 4 ст. 46 УПК РФ подозреваемый имеет право отказаться от дачи объяснений и показаний. При этом особенно важно выявить мотивы, которыми он руководствуется, поскольку они могут свидетельствовать о его отношении к подозрению, о нарушениях закона, допущенных следователем, дознавателем или прокурором.

Допрос подозреваемого не может проводиться непрерывно более четырех часов. После часового перерыва, предназначенного для отдыха и приема пищи, допрос может быть продолжен. При этом общая продолжительность допроса в течение дня не должна превышать восьми часов. Аналогичные правила необходимо соблюдать при допросах обвиняемых и любых иных лиц.

Нарушение требований любой из названных статей УПК РФ при производстве допроса подозреваемого влечет за собой признание такого доказательства недопустимым.

Показания обвиняемого

Показания обвиняемого допускаются в качестве доказательств. Законом установлено, что сведения должны быть сообщены обвиняемым на допросе. Он проводится в ходе досудебного производства по делу или в суде в соответствии с требованиями ст. ст. 173, 174, 187 - 190, 275 УПК РФ, которые определяют порядок производства этого следственного действия и правила оформления протокола допроса обвиняемого (см. комментарий к ст. ст. 187 - 190 УПК РФ). Статья 275 УПК РФ определяет порядок допроса подсудимого (см. комментарий к ней). Соблюдение этих статей, а равно и всех тех статей, отсылки к которым в них имеются, - обязательное и безусловное требование, нарушение которого может сделать это доказательство недопустимым. В частности, чтобы показания обвиняемого были признаны доказательством по уголовному делу, необходимо соблюдение требований ст. 47 УПК РФ.

Сведения, сообщаемые обвиняемым на допросе, касаются практически всех элементов предмета доказывания. Никто лучше обвиняемого не знает все обстоятельства совершения преступления. Однако далеко не каждый обвиняемый стремится правдиво рассказать обо всем происшедшем. Чаще всего следователю, дознавателю, прокурору приходится преодолевать стремление обвиняемого скрыть правду. В этих случаях могут применяться различные тактические приемы, в выборе которых следователь не ограничен. Однако запрещается задавать обвиняемому (а также и подозреваемому) наводящие вопросы (ч. 2 ст. 189 УПК РФ), применять действия, унижающие честь и достоинство обвиняемого, создающие опасность для его жизни и здоровья. Обвиняемый (подозреваемый) не может подвергаться насилию, пыткам, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению (ст. 9 УПК РФ).

Использование при допросе обвиняемого вышеперечисленных незаконных приемов допроса влечет признание его показаний недопустимым доказательством. В случае принуждения подозреваемого или обвиняемого к даче показаний должен быть решен вопрос об уголовном преследовании лица, допустившего применение угроз, шантажа или иных незаконных действий, в соответствии с требованиями ст. 302 УК РФ.

Дача обвиняемым показаний - его право, а не обязанность. Никто не может и не должен принуждать обвиняемого к даче показаний. Особенность процессуального положения обвиняемого состоит в том, что он не может быть привлечен к уголовной ответственности за заведомо ложные показания и отказ от дачи показаний. Отказ обвиняемого от дачи показаний нельзя считать доказательством его виновности. Он имеет право отказаться подписывать протокол допроса, что само по себе не делает его показания недопустимым доказательством. Факт отказа обвиняемого от подписания протокола допроса фиксируется по правилам ст. 167 УПК РФ.

В досудебном производстве нередки случаи, когда обвиняемый меняет ранее данные показания. Вновь сообщаемые обвиняемым сведения подлежат фиксации в протоколе допроса по указанным выше правилам. Причины изменения обвиняемым ранее данных показаний должны устанавливаться следователем, дознавателем, прокурором. Для обоснования обвинения могут использоваться сведения, ранее сообщенные обвиняемым, которые он впоследствии изменил, но только в том случае, если они подтверждаются совокупностью иных доказательств, собранных по делу.

Аналогичное правило действует и в отношении признания обвиняемым своей вины.

Признание вины может быть положено в основу обвинения только при подтверждении его виновности совокупностью имеющихся доказательств, т.е. сведений о месте, времени, способе совершения преступления и об иных элементах предмета доказывания (ч. 1 ст. 73 УПК РФ).

В соответствии со ст. 75 УПК РФ показания подозреваемого, данные им в отсутствие защитника, не подтвержденные в ходе судебного заседания подозреваемым или обвиняемым являются недопустимыми доказательствами.

Способы обхода отказа от показаний

1) Если подозреваемый или обвин-й отказались от адвоката, следователь, чтобы закрепить показания подозрев-го и обвиняемого вправе пригласить на допрос понятых, что УПК РФ не запрещено. Потом понятых можно допросить в суде. Опред-е КС РФ от 06.02.2004 г. № 44-О:нельзя допрашивать следователя о сущности и данных допроса подозреваемого (обвиняемого) в отсутствие адвоката.

2) Отказ подозрев-го (обвин.) от защитника для следователя не обязателен => следователь вправе привлекать адвоката к участ. в следств-х действиях в любой момент. Указ-е положения внесены в УПК РФ в 2003 г.

3) рапорт опер. сотрудника. Использ-ся, когда дальнейш. следств. действия проводятся на основании показаний подозреваемого (обвиняемого) и добыв-ся новые доказательства. (На случай исключения показаний подозреваемого, являющихся источником данных о нахождении доказательств).

В главе 40 и в тексте ст. 314 УПК РФ говорится о согласии обвиняемого с предъявленным обвинением, а не о признании вины. Выражение «признание обвиняемым вины (признание себя виновным)» не раз используется в УПК (ч. 2 ст. 77, ч. 2 ст. 273 УПК РФ). Большинство обвиняемых, соглашаясь с предъявленным обвинением, рассматривают это согласие, как признание совей вины, не углубляясь в тонкости юридической терминологии. Великий Д.П. Особый порядок судебного разбирательства: теория и практика. // Российская юстиция 2005. № 4 В практике Новосибирских судов не зафиксировано ни одного случая, когда бы обвиняемый согласился с предъявленным обвинением, но не признал бы себя виновным.

Но что делать, если обвиняемый, который на вопрос суда ответит: Да, я согласен с предъявленным обвинением, но вину свою не признаю».

Мнение правоведов на этот счет разделились.

Так, Александров А.С., Дубовик Н.В. считают, что признание вины - важное условия возможности производства в особом порядке. Если вина не будет признана или будет признана частично, судья обязан прекратить производство в рамках главы 40 УПК РФ и назначить судебное разбирательство в общем порядке. Александров А.С. Основания и условия для особого порядка принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением.// Государство и право. 2003. № 12. Дубовик Н.В. «Сделка о признании вины» и «особый порядок»: сравнительный анализ.// Российская юстиция. 2004. № 4

Петрухин И.Л. придерживается такой же точки зрения, так как даже не заостряет внимание на различиях рассматриваемых формулировках и использует их как равнозначные. Первухин И.Л. Роль признания обвиняемого в уголовном процессе.// Российская юстиция. 2003. № 2

Воскобитова Л.А. обращает внимание на возможность согласия с предъявленным обвинением без обязательного признания вины. Обвиняемый заявляет только о том, что не оспаривает предъявленного обвинения, но не более того. Воскобитова Л.А. Уголовно-процессуальное право РФ. М., 2004. С. 540

И все же, признание вины и согласия с обвинением - разные действия обвиняемого, имеющие различное значение. Признание своей вины содержит элемент покаяния, стремление примириться с обществом, потерпевшим, характеризует личность обвиняемого и в определенных случаях может служить обстоятельством, смягчающих ответственность.

Так же доцент Великий Д.П. выделяет юридический аспект затронутой темы. Признание вины может быть положено в основу обвинения. Признание вины, сделанное на стадии предварительного расследования, запротоколированное в установленном порядке и подтвержденное другими доказательствами, имеет чисто доказательственное значение. При этом обвиняемый, признающий свою вину, может и не заявлять ходатайство о принятии решения в особом порядке. С другой стороны, обвиняемый, отказывающийся давать какие-либо показания на предварительном расследовании и, соответственно не высказывающийся о своей виновности, формально не лишен права заявить ходатайство об особом порядке. Логика очевидна: ознакомившись с материалами следствия, обвиняемый решил, что выгоднее использовать особый порядок и в этом случае он должен согласиться с предъявленным обвинением.

Согласие с предъявленным обвинением - это проявление диспозитивности, использование обвиняемым своих прав, не имеющих какого либо доказательственного значения. Это отказ от процессуального оспаривания предъявленного обвинения без объяснения причин. Великий Д.П. Особый порядок судебного разбирательства: теория и практика. // Российская юстиция 2005. № 4

Таким образом, признание вины - это действие обвиняемого, направленное на подтверждение факта совершения им данного преступления, а согласие с предъявленным обвинением - это дейтвия обвиняемого, выражающее его согласие на проведения производства в особом порядке, предусмотренном главой 40 УПК РФ.

Признание вины имеет материльно -правовое значение, а согласие с предъявленным обвинением - процессуальное.

Следует признать, что суд, желая оградить себя от каких-либо нежелательных последствий, вряд ли в такой ситуации пойдет на особый порядок, однако формально закон не запрещает ему это сделать.

Редькин А.В. обращает внимание на следующее. В случае, когда обвиняемому предъявляется обвинение органами предварительного расследования и он соглашается с обвинением, это означает, что он признает себя совершившим определенное преступление. Преступление, как известно из теории уголовного права, имеет свой состав: объект, объективную сторону, субъективную сторону и субъект. Субъективную сторону преступления образует именно вина, формы вины субъекта преступления.

В случае, когда обвиняемый признает себя совершившим определенное преступление, он автоматически признает наличие и всех элементов состава преступления в совершенном им деянии, в том числе и субъективной стороны. Поэтому говорить о том, что обвиняемый может согласиться с обвинением, не признавая своей вины в совершенном преступлении, будет несколько некорректно.

Практика применения ОПСР показывает, что «согласие с обвинением», о котором говорится в гл. 40 УПК РФ, правоприменитель приравнивает к признанию подсудимым вины. Редькин А.В. Особый порядок судебного разбирательства. М. 2004. С.88

Существующую практику применения особого порядка судебного разбирательства в аспекте необходимости признания обвиняемым вины, следует признать правомерной. Однако представляется целесообразным изменить нормативное регулирование данного института и прямо предусмотреть в УПК РФ необходимость признания обвиняемым вины в совершенном преступном деянии для того, чтобы уголовное дело было рассмотрено в особом порядке судебного разбирательства.

Похожие публикации