Ограниченно вменяемым признается лицо которое. Сравнительное уголовное право. Особенности ограниченной вменяемости

Ограниченно вменяемым признается лицо которое. Сравнительное уголовное право. Особенности ограниченной вменяемости

И ПРОБЛЕМЫ ЕЕ ПРИМЕНЕНИЯ В УГОЛОВНОМ ПРАВЕ РФ

Д. А. ПЕСТОВ

В статье дается трактовка понятия ограниченной вменяемости, перечисляются подходы современных научных деятелей к данному институту уголовного права, делаются промежуточные выводы о необходимости совершенствования данного института уголовного права. Ограниченная вменяемость представляет собой своеобразную форму закрепления субъективного вменения в уголовном праве и индивидуализации наказания, так как учитывает меру регулятивных возможностей личности при совершении конкретных общественно опасных деяний и в соответствии с этой мерой определяет ответственность виновного лица.

Ключевые слова ограниченная вменяемость, уголовная ответственность, научная проблема, вменяемость, невменяемость.

Исходным понятием в характеристике субъективной стороны лица, совершившего преступление, являются определения «вменяемости - невменяемости». Вменяемость как юридический институт в уголовном праве - это предпосылка вины и ответственности субъекта . Если под сущностью вины нужно понимать отрицательное отношение субъекта к охраняемым уголовным правом благам, то под сущностью вменяемости понимают способность личности во время совершения преступления осознавать свое отрицательное отношение к охраняемым уголовным правом объектам. Только сознательный характер поступков и действий лица делает его ответственным за то, что он совершает, а закон вправе потребовать от лица совершения тех или иных действий или, наоборот, воздержания от них .

Вменяемость лица, совершившего преступление, согласно ст. 19 УК РФ, является одним из необходимых условий уголовной ответственности. Лицо невменяемое не подлежит уголовной ответственности за совершенное им деяние. В соответствии с уголовным законом условия невменяемости определяются следующей формулой: «Не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, то есть не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики».

Таким образом, невменяемость - это неспособность лица в момент совершения общественно опасного деяния отдавать себе отчет в своих действиях либо руководить ими вследствие болезненного расстройства психической деятельности.

В отличие от категории невменяемости, которая весьма четко сформулирована в законе, понятие вменяемости в нормативном порядке не закреплено. Однако вменяемость упоминается лишь как само собой разумеющееся требование, которое должно соблюдаться при привлечении к уголовной ответственности и наказании лица, совершившего преступление. Для законодателя, таким образом, вменяемость выступает в качестве презумпции. Данный вопрос не выясняется до тех пор, пока у следственно-судебных работников не возникает сомнения по поводу его вменяемости. Отсюда следует, что при расследовании любого совершенного лицом преступления важно особое внимание уделять анализу состояния психического здоровья лица. Необходимо устанавливать способность субъекта в полной мере осознавать значение своих действий и руководить ими в ситуации преступления. Различие понятий вменяемости и невменяемости в том, что деяние, совершенное в невменяемом состоянии, не является преступлением, а представляет собой общественно опасное деяние психически больного лица. По отношению к такому лицу можно применить лишь принудительные меры медицинского характера.

Таким образом, вменяемость и невменяемость являются двумя качественно различными психическими состояниями человека. Однако среди при-

влекаемых к уголовной ответственности лиц (среди преступлений против жизни и здоровья - примерно до 60 %) есть немало лиц, обладающих патологическими аномалиями психики, не исключающими вменяемости. О поступках таких лиц нельзя судить с такой же строгостью, как и в отношении лиц с нормальной психикой. В связи с этим, УК РФ 1996 г. впервые в ст. 22 закрепляет норму, регулирующую уголовную ответственность лиц с психическими расстройствами, не исключающими вменяемости, но ограничивающими их способность к осознанно-волевому поведению. К психическим расстройствам, не исключающим вменяемости, эксперты относят посттравматиче-скую и иную психопатизацию, расстройства личности (психопатии), посттравматические стрессовые расстройства (например, «афганский» синдром), начальные стадии цереброваскулярной (сосудистой) энцефалопатии, легкие формы интеллектуального снижения, неврозы, соматогенные невротические синдромы и другое. Лица, страдающие указанными психическими расстройствами, по смыслу ст. 22 УК РФ привлекаются к уголовной ответственности, однако объем сознания и воля субъекта позволяют констатировать его иную степень виновности, ответственности и меру наказания . Существует множество точек зрения по вопросу, как же обобщенно называть такое состояние психики лица. Одни авторы именуют это состояние - уменьшенной, другие - ограниченной, третьи - пограничной вменяемостью, а некоторые даже частичной вменяемостью . Думается, что различий в понимании данных терминов не имеется, все они связывают наличие у лица психического расстройства в рамках вменяемости.

Вокруг института ограниченной вменяемости на страницах научной печати уже давно ведется дискуссия, которая затрагивает все аспекты проблемы: от целесообразности введения в УК нормы об ограниченной вменяемости до иных форм решения этой проблемы.

Вопросы дифференциации и индивидуализации уголовной ответственности и наказания виновного в зависимости от свойств личности находят свое выражение еще в эпоху древнерусского права (Х1-Х111 вв.).

Преступником могло быть только лицо, обладающее свободной волей и сознанием. Уголовное право Древней Руси определяло субъекта преступления в целом как элемента сословных отношений, все остальные признаки его не интересовали. Поэтому в уголовном законодательстве этого времени отсутствуют понятия вменяемости и невменяемости.

Учение об ограниченной вменяемости появилось в теории уголовного права в XIX столетии. В Уложениях о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. находилась норма, согласно которой вина уменьшалась, если виновный учинял преступление «по легкомыслию, глупости или крайнему невежеству, которым воспользовались другие для вовлечения его в сие преступление» . Однако, несмотря на свою длительную историю, оно не имело общего признания у криминалистов. И в советском уголовном праве, в частности, Руководящих началах по уголовному праву РСФСР 1919 г., были отражены вопросы, касающиеся совершения деяния лицом в состоянии невменяемости, вопрос об ограниченной вменяемости не поднимался: «Суду и наказанию не подлежат лица, совершившие деяние в состоянии душевной болезни и вообще в таком состоянии, когда совершившие его не отдавали отчета в своих действиях...» (ст. 14) .

Наука уголовного права содержит противоречивые взгляды относительно необходимости выделения отдельного понятия «ограниченная вменяемость». Многие юристы, психиатры советского времени (Н. С. Таганцев, С. В. Познышев,

В. П. Сербский, В. Х. Кандинский и др.) относились отрицательно к законодательному закреплению ограниченной вменяемости. По мнению сторонников отрицания ограниченной (уменьшенной) вменяемости, данное понятие неверно как с юридической, так и с психиатрической точки зрения. Их суждения сводились к следующему: если принять во внимание то, что между вменяемостью и невменяемостью есть что-то среднее, то следует вопрос: какова сущность данного переходного явления, состояния? Однако наука не знает такого третьего переходного состояния. Поскольку при привлечении лица к уголовной ответственности необходимо установить его вменяемость, не может идти речи о степени понимания значения своих действий и степени способности руководить своими поступками. Либо лицо отдает отчет в своих действиях, либо нет; либо лицо способно руководить своими поступками, либо не способно. Середины тут не существует. Лицо, совершившее общественно опасное деяние, является или вменяемым, или невменяемым. В отдельных случаях можно говорить о степенях вины, а не вменяемости . В курсе советского уголовного права под редакцией Н. А. Беляева и М. Д. Шаргородского отмечается, что «включение в закон понятия уменьшенной вменяемости противоречило бы принципам вины и уголовной ответственности и привело бы к тому, что нельзя

было бы определить виновность лица. Вина неделима и недробима. . Признание лица уменьшен-но вменяемым поставило бы его в весьма неопределенное положение, а уголовную ответственность лишило бы точных и конкретных оснований» . При этом авторы учебника не отрицают возможности применения к лицам с психическими аномалиями, наряду с наказанием, специальных мер медицинского характера. Итак, возражения «противников» ограниченной вменяемости сводятся к тому, что:

Среднего состояния между вменяемостью и невменяемостью не существует и существовать не может;

Далеко не каждое психическое расстройство, не исключающее вменяемости, может являться основанием для смягчения наказания. Кроме того, проявления таких расстройств чрезвычайно разнообразны, и это крайне затрудняет определение медицинского критерия вменяемости .

Психические расстройства, не исключающие вменяемости, могут проявляться в столь коварных злодеяниях, что даже сторонники ограниченной вменяемости не решатся рекомендовать в этих случаях смягчение наказания.

По мнению сторонников ограниченной (уменьшенной) вменяемости нет четкой грани между лицами психически здоровыми и больными, а существует ряд переходных ступеней. Исходя из этого, ограниченная вменяемость рассматривается ими как промежуточное состояние между нормальным психическим состоянием и состоянием психической болезни, при котором вследствие отклонений в психическом развитии лица способность понимать социальный смысл совершаемого и руководить своими поступками в значительной степени ослаблена, хотя и не исключена полностью. Лицо принимает волевые решения, но со значительно более низким уровнем по сравнению со здоровым человеком, без достаточной критической оценки всех последствий . Как нам кажется, в юридической литературе содержится немало весьма неудачных положений о понимании значения института ограниченной вменяемости в уголовном праве. К примеру, утверждалось, что ограниченную (уменьшенную) вменяемость необходимо рассматривать как обстоятельство, устраняющее уголовную ответственность, ее нельзя приравнивать к вменяемости, поэтому уменьшенно вменяемых надо направлять в лечебницы, наказывать их нецелесообразно ; к уменьшенно вменяемым вполне допустимы неопределенные приговоры.

Следует признать тот факт, что законодатель все же неопределенно формулирует название статьи 22 УК РФ. Не совсем удачна ее диспозиция в той части, которая называет психическое расстройство, не исключающее вменяемости, но не описывает его признаки. Это, в свою очередь, приводит к смешиванию медицинского критерия ограниченной вменяемости и невменяемости, неправильному соотношению различных аномалий психики с психическими расстройствами, не исключающими вменяемости. При невменяемости болезненное состояние психики поглощает момент осознания лицом фактического характера и общественной опасности своих действий (бездействия) либо процесс руководства ими. А при ограниченной вменяемости определенные психические отклонения от нормы лишь частично лишают лицо в момент совершения преступления возможности осознания фактического характера и общественной опасности своего поведения либо возможности руководить им. Отсюда следует, что помимо обнаружения медицинского критерия ограниченной вменяемости важно установить наличие критерия юридического. Юридический критерий ограниченной вменяемости означает, что лицо ввиду наличия психических расстройств, не исключающих вменяемости, не в состоянии в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими. В свою очередь, юридический критерий ограниченной вменяемости делится на признаки: интеллектуальный и волевой. Интеллектуальный признак означает неспособность лица в момент совершения преступления в силу умственных способностей в полной мере осознавать фактический характер преступления. Волевой признак заключается в том, что лицо не способно в полной мере руководить своими действиями (бездействием). Для установления юридического критерия ограниченной вменяемости достаточно одного из указанных признаков.

Исходя из вышеизложенного можно сделать вывод о необходимости более четкой законодательной регламентации данного института уголовного права. Вопрос об ограниченной вменяемости остается открытым, и следует лишь уповать на высокую квалификацию медиков - экспертов, выносящих то или иное решение, ведь зачастую именно им приходится решать судьбы людей и именно от их решения зависит вопрос, какие меры наказания будут применены к лицу, переступившему закон.

Литература

1. Жижиленко А. Спорные вопросы уменьшенной вменяемости в уголовном кодексе РСФСР // Право и жизнь. 1924. Кн. 7-8. С. 47.

2. Иванов Н. Г. Уголовная ответственность лиц с аномалиями психики // Государство и право. 1997. № 3.

3. Козаченко И. Я., Спасенников Б. А. Вопросы уголовной ответственности и наказания лиц, страдающих психическими расстройствами, не исключающими вменяемости // Государство и право. 2001. № 5.

4. Курс советского уголовного права. Часть общая. Ленинград, 1968. С. 378.

5. Лазарев А. М. Субъект преступления: учеб. пособие для студентов ВЮЗИ. М., 1981. С. 39-41.

6. Михеев Р. И. Проблемы вменяемости и невменяемости в советском уголовном праве. Владивосток, 1983.

7. Пестовская Е. В. Проблема невменяемости в уголовном праве // Статьи, заметки, обсуждения. Сайт Прокуратуры Ростовской области. иКЬ: Шр://№^^ prokuror.rostov.ru/ne_3441915/рг_рпп!_1

8. Российское законодательство Х-ХХ вв.: в 9 т. Т. 6. Законодательство первой половины XIX века. 1988.

9. Руководящие начала по уголовному праву РСФСР // СУ РСФСР. 1919. № 66. Федеральный правовой портал. иЯЬ: http://law.edu.ru

10. Уголовное право. Общая часть: учебник для вузов / отв. ред. И. Я. Козаченко, З. А. Незнамова. 3-е изд., изм. и доп. М., 2004. С. 177.

CATEGORY «LIMITED SANITY» AND PROBLEMS APPLYING IT TO CRIMINAL LAW OF RUSSIAN FEDERATION

This paper gives a treatment of the notion of limited sanity. Approaches of present-day scientists to this institution of the criminal law are enumerated. Interim conclusions about the necessity to perfect this institution of the criminal law are made. Limited sanity is an original form of fixing the subjective imputation in the criminal law and the punishment individualization as it takes into consideration the measure of regulating capabilities of an individual, when committing certain socially dangerous acts, and fixes a punishment for a perpetrator of an offence in according to this measure.

Key words: criminal liability; scientific problem; sanity; insanity.

3. Разграничение и практическое значение невменяемости и ограниченной вменяемости

3.1 Разграничение невменяемости и ограниченной вменяемости

Вменяемость лица, совершившего преступление , согласно ст. 19 УК РФ, является одним из необходимых условий уголовной ответственности. Лицо невменяемое не подлежит уголовной ответственности за совершенное им деяние. В соответствии с уголовным законом условия невменяемости определяются следующей формулой: «Не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, то есть не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики». Таким образом, невменяемость - это неспособность лица в момент совершения общественно опасного деяния отдавать себе отчет в своих действиях либо руководить ими вследствие болезненного расстройства психической деятельности. В отличие от категории невменяемости, которая весьма четко сформулирована в законе, понятие вменяемости в нормативном порядке не закреплено. Однако вменяемость упоминается лишь как само собой разумеющееся требование, которое должно соблюдаться при привлечении к уголовной ответственности и наказании лица, совершившего преступление. Для законодателя, таким образом, вменяемость выступает в качестве презумпции; данный вопрос не выясняется до тех пор, пока у следственно-судебных работников не возникает сомнения по поводу его вменяемости. Отсюда следует, что при расследовании любого совершенного лицом преступления важно особое внимание уделять анализу состояния психического здоровья лица. Необходимо устанавливать способность субъекта в полной мере осознавать значение своих действий и руководить ими в ситуации преступления. Различие понятий вменяемости и невменяемости в том, что деяние, совершенное в невменяемом состоянии, не является преступлением, а представляет собой общественно опасное деяние психически больного лица. По отношению к такому лицу можно применить лишь принудительные меры медицинского характера.

Таким образом, вменяемость и невменяемость являются двумя качественно различными психическими состояниями человека.

3.2 Практическое значение невменяемости и ограниченной вменяемости

Как известно, уголовный закон установил, что субъектом преступления может быть лишь вменяемое лицо . Вменяемость наряду с достижением установленного возраста выступает в качестве условия уголовной ответственности и является одним из общих признаков субъекта преступления.

Вменяемость (от слова "вменять", в смысле "вменять в вину") - в широком, общеупотребительном значении этого слова означает способность нести ответственность перед законом за свои действия. В уголовном праве данное понятие употребляется в более узком, специальном смысле, как антитеза понятию "невменяемость". Именно этим последним понятием оперирует уголовный закон.

Вменяемость – предпосылка конкретного вида юридической ответственности – уголовной. Она – исходный пункт принципа субъективного вменения, важнейшего принципа уголовного права и уголовной политики. Только при наличии вменяемости могут быть поставлены и разрешены вопросы: о субъекте уголовной ответственности и личности преступника; о виновности субъекта; степень его вины; наличии самого основания уголовной ответственности – состава преступления

Вменяемость – т.е. способность быть виновным, ответственным и юридически признаваться преступником. Поскольку же названная способность «фиксирована» в уголовном законе, она является обязательным юридическим признаком основания уголовной ответственности (состав преступления), характеризующим субъекта преступления. Отсутствие указанного признака (при невменяемости) исключает основание уголовной ответственности – состав преступления, а следовательно и наличие самого преступления.

Но все же, вопреки сложившемуся мнению, не всякий страдающий психическим расстройством является невменяемым. Расстройство психической деятельности может быть различным по своей тяжести. Лишь когда оно достигло такой степени, что человек вследствие этого не осознает значения своих действий или не может руководить ими, только тогда можно считать его невменяемым.

В русском законодательстве уже в 1845 г. в Уложении о наказаниях было закреплено понятие невменяемости. Это выгодно отличало наше законодательство от зарубежного. Кодекс Наполеона (1810г.), действовавший в то время, связывал невменяемость только с одним признаком - "безумием". Уголовное уложение 1903 г. содержало почти современную норму: "Не вменяется в вину преступное деяние, учиненное лицом, которое, во время его учинения, не могло понимать свойства и значение совершенного или руководить своими поступками вследствие болезненного расстройства душевной деятельности, или бессознательного состояния, или же умственного неразвития, происшедшего от телесного недостатка или болезни".

Уголовное законодательство послеоктябрьского периода вплоть до РСФСР 1960 г. шло по пути редакционного уточнения этой формулы. В действующем УК прежняя норма о невменяемости, как прошедшая испытания практикой и признанная наукой, подверглась лишь незначительным изменениям.

Часть 1 ст. 21 УК РФ гласит "Не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, то есть не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия или иного болезненного состояния психики".

Из этого положения закона можно заключить, что вменяемость - это такое состояние психики, при котором человек в момент совершения общественно опасного деяния может осознавать значение своих действий и руководить ими и потому способен быть ответственным за свои действия.

Способность понимать фактическую сторону и социальную значимость своих поступков и при этом сознательно руководить своими действиями отличает вменяемого человека от невменяемого. Преступление совершается под воздействием целого комплекса внешних обстоятельств, играющих роль причин и условий преступного поведения. Но ни одно из них не воздействует на человека, минуя его сознание. Будучи мыслящим существом, человек с нормальной психикой способен оценивать обстоятельства, в которых он действует, и с их учетом выбирать вариант поведения, соответствующий его целям.

Невменяемый не может нести уголовную ответственность за свои объективно опасные для общества поступки, прежде всего потому, что в них не участвовали его сознание и (или) воля. Общественно опасные деяния психически больных обусловлены их болезненным состоянием. Какой бы тяжелый вред обществу они ни причинили, у общества нет оснований для вменения этого вреда им в вину. Применение наказания к невменяемым было бы несправедливым и нецелесообразным еще и потому, что по отношению к ним недостижимы цели уголовного наказания - исправление осужденного и предупреждение совершения новых преступлений (имеется в виду частная превенция).

К лицам, совершившим общественно опасные деяния в состоянии невменяемости, по назначению суда могут быть применены принудительные меры медицинского характера в случаях, когда психические расстройства связаны с возможностью причинения этими лицами иного существенного вреда либо с опасностью для себя или других лиц. Это особые меры, которые не являются наказанием, а имеют целью излечение указанных лиц или улучшение их психического состояния, а также предупреждение совершения ими новых деяний, предусмотренных статьями Особенной части УК. Что примечательно, к невменяемым, не представляющим опасности для общества, принудительные меры медицинского характера не применяются. Однако суд вправе своим определением направить такое лицо на амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра (ст.100 УК РФ, ст.406 , 412 УПК РФ).

Во всех случаях, когда у суда или органа следствия возникает сомнение относительно вменяемости, обязательно проводится судебно-психиатрическая экспертиза. На основании заключения экспертизы окончательное решение о признании человека вменяемым или невменяемым выносит суд.

На мой взгляд, невменяемый - это прежде всего «преступник», являющийся «душевнобольным» человеком. С целью правильной оценки лица, совершившего преступление, считаю, что нужно отграничивать понятия невменяемого лица от душевнобольного и преступника.

Душевнобольной (в отличие от невменяемого) – это лицо, которое по своему психическому состоянию и характеру совершенного общественно опасного деяния нуждается в больничном содержании и лечении в принудительном порядке. Уголовному (материальному и процессуальному) праву известны термины и понятия: «душевнобольной», и «невменяемый». Однако по объему и содержанию эти понятия различаются между собой. Понятие «душевнобольной» в уголовном праве по объему шире понятия «невменяемый». В него входят также лица, заболевшие психической болезнью после совершения преступления, но до вынесения судом приговора; заболевших психической болезнью во время отбывания наказания; совершившие преступление и страдающие психическими расстройствами, не исключающими вменяемости.

От преступника невменяемый отличается тем, что в структуре личности невменяемого содержатся психические нарушения такой степени, которые исключают его социально-психологическую способность проявлять свое отрицательное (виновное) отношение к интересам общества и государства в форме умысла или неосторожности. А также, общественная опасность преступника и общественная опасность невменяемого различны по природе, истокам возникновения, сущности и содержанию. Но различны и уголовно-правовые меры, предпринимаемые для устранения общественной опасности невменяемого и преступника.

Принудительные меры медицинского характера применяются к невменяемому с целью обеспечения общественной безопасности, предупреждения повторных общественно опасных деяний со стороны невменяемого, а также в интересах самого невменяемого с целью его излечения, и ресоциализации.

В уголовно-процессуальном законе предусмотрено прекращение уголовного дела в отношении невменяемого при отсутствии оснований для применения принудительных мер медицинского характера.

И материальный и процессуальный уголовный закон, таким образом, исходит из характера, степени и динамики общественной опасности личности невменяемого, предусматривая случаи изменения принудительной меры медицинского характера или ее отмену, а также неприменение принудительных мер вообще (ст.102 УК РФ), если это лицо по характеру совершенного опасного деяния и по своему психическому состоянию не представляет опасности для общества.

3.3 Уголовная ответственности лиц с психическими расстройствами не исключающими вменяемость

Статья 22 Уголовного кодекса РФ впервые в российском законодательстве регулирует вопрос об ответственности лиц с психическими аномалиями, не исключающими вменяемости :

"1. Вменяемое лицо, которое во время совершения преступления в силу психического расстройства не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, подлежит уголовной ответственности.

2. Психическое расстройство, не исключающее вменяемости, учитывается судом при назначении наказания и может служить основанием для назначения принудительных мер медицинского характера".

Еще на ранних этапах развития общей и судебной психиатрии было замечено, что нет резкой границы между душевной болезнью и полным психическим здоровьем. Для оценки промежуточных состояний в прошлом веке была предложена концепция уменьшенной вменяемости. Эта концепция не получила широкой поддержки. Среди противников уменьшенной вменяемости был и один из основоположников судебной психиатрии профессор Московского университета В.П. Сербский. Он писал: "Введение в законодательство этого понятия - при невозможности дать какую-либо правильную мерку для приложения его на практике - вызвало бы значительные недоразумения и дало бы ложное направление разрешению вопроса о невменяемости, который допускает только два решения: или человек обладал свободой действия - и тогда он вменяем, или же он не обладал ею - и тогда он невменяем".

Уголовное уложение 1903г . не предусматривало уменьшенной вменяемости. Разработчик Общей части этого закона Н.С.Таганцев признавал, что и способность познавать и понимать окружающие нас явления, и способность оценивать познанное допускают весьма различные оттенки, что эти оттенки могут влиять на ответственность. Но они "не могут рассматриваться как особый вид или даже особый оттенок вменяемости, так как в этом отношении существует только двоякая возможность: или признать, что в данном случае существуют условия, устраняющие вменяемость, или установить, что таковые отсутствуют. В первом случае виновный освобождается от ответственности, во втором - подлежит наказанию; признать какое-либо третье, посредствующее состояние мы не можем ни теоретически, ни практически"*(304).

Российское уголовное право и в советский период не признавало понятия уменьшенной вменяемости. Оно исходило из того, что вменяемость не может иметь степеней. Лицо, совершившее общественно опасное деяние, признается либо вменяемым (тогда оно является субъектом преступления), либо невменяемым (тогда оно субъектом преступления быть не может). Именно потому, что вменяемость выступает в качестве признака субъекта преступления, понятие уменьшенной вменяемости рассматривалось как неудачное. Действительно, никто не может быть субъектом преступления частично, в уменьшенном размере.

Однако дискуссии среди юристов и психиатров о целесообразности введения в законодательство понятия уменьшенной (ограниченной) вменяемости никогда не прекращались. Это можно объяснить, во-первых, тем, что современное законодательство Франции, ФРГ, Швейцарии, Польши и ряда других стран Европы признает в той или иной формулировке концепцию уменьшенной вменяемости; во вторых, успехами психиатрии в изучении так называемых пограничных состояний и аномалий психического развития, не достигающих уровня психического заболевания (различные формы психопатии, неврозы, остаточные явления черепно-мозговых травм, алкоголизм, наркомания, токсикомания и т.д.).

Д.В. Сирожидиновым предпринята попытка дать полный перечень подобных аномалий, придав ему исчерпывающий характер. В этот перечень попали и некоторые "классические" психические заболевания (шизофрения, эпилепсия, маниакально-депрессивный психоз, прогрессивный паралич), если "выраженность психического расстройства не достигает психотического уровня. Очевидно, классификация психических аномалий в дальнейшем будет уточняться с учетом практики применения ст. 22 УК.

В юридической науке справедливо отмечалось, что лица с неполноценной психикой не могут быть в области уголовной ответственности приравнены к психически здоровым. Тем более, что психические аномалии, не исключающие вменяемости, во многих случаях выступают в качестве условия, способствующего преступлению. Проблема актуализировалась в последнее десятилетие в связи с ростом числа психических аномалий в обществе в целом и особенно числа правонарушений, совершаемых такими лицами. До 30-40% лиц, прошедших судебно-психиатрическую экспертизу и признанных вменяемыми, страдают различными формами нервно-психической патологии. А среди лиц, совершивших преступления против личности, число страдающих психическими аномалиями достигает 65-70%.

Попытка ввести в закон понятие "ограниченной вменяемости" вместо "уменьшенной" была сделана в ст. 15 Основ уголовного законодательства 1991 г. Но такая замена ничего не дала, и законодатель избегает в настоящее время и термина "ограниченная вменяемость". Он не употребляется в УК РФ, хотя по содержанию текст ст. 22 УК во многом близок к ст. 15 Основ.

Из положений ст. 22 УК РФ вытекает следующее. Во-первых, закон не признает промежуточного состояния между вменяемостью и невменяемостью. Во-вторых, признанное вменяемым лицо, которое во время совершения преступления не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, подлежит уголовной ответственности. В-третьих, наличие у виновного психических аномалий, не исключающих вменяемости, "учитывается судом при назначении наказания". В-четвертых, психическое расстройство, не исключающее вменяемости, может служить основанием для применения принудительных мер медицинского характера.

Статья 22 УК РФ не использует термины "уменьшенная вменяемость" или "ограниченная вменяемость". Очевидно, позиция законодателя по-прежнему состоит в том, что вменяемость не может иметь степеней. Да и сторонники уменьшенной вменяемости, упорно не замечающие этого и называющие данную статью нормой об уменьшенной (ограниченной) вменяемости, по сути дела, ведут речь об уменьшенной ответственности (или об уменьшенной виновности) лиц с психическими аномалиями.

Такой подход вполне рационален. Не должно вызывать сомнения, что аномалии психики, уменьшающие способность человека оценивать свои действия и руководить ими, должны учитываться при назначении наказания, а также при определении режима отбывания наказания. Но, во-первых, эта проблема не имеет отношения к признакам субъекта преступления. Во-вторых, здесь требуется избирательный подход.

Формулировка ч. 2 ст. 22 УК такова, что из нее не следует вывод об обязательном смягчении наказания лицам с психическими аномалиями. По-видимому, не случайно среди смягчающих обстоятельств, перечисленных в ст. 61 УК , данное обстоятельство не упомянуто. При оценке конкретного деяния, совершенного лицом, имеющим аномалии психики, необходимо учитывать, имелась ли причинная связь между этими аномалиями и совершенным преступлением. И только в тех случаях, когда психические аномалии являлись решающим звеном в общей цепи причинной связи, приводимой к совершению преступления и наступлению преступного результата, наказание виновному может быть смягчено*(309). Хотя поведение человека и не определяется патологическими чертами его личности, но такие черты могут быть условиями, способствующими и его преступному поведению.

Это подтверждается специальными исследованиями*(310). Учет психических аномалий представляет серьезные трудности для суда.

Этот учет не может основываться исключительно на гуманизме, как это имеет место при физических аномалиях (тяжелое соматическое заболевание, увечье, нуждаемость в постороннем уходе). Наличие у лица определенных нарушений интеллектуальных и эмоциональных функций может сказываться на мотивации его противоправного поведения, определять при психических аномалиях, не исключающих вменяемости, у лица сохраняется возможность осознавать свое преступное поведение и руководить им.

Не менее важно учитывать и этиологию психической аномалии. Следует ли смягчать наказание, если данная психическая аномалия являлась результатом какой-либо антиобщественной привычки или аморальности поведения лица (пристрастие к алкоголю, наркотизм и т.п.)? Думается, что отрицательный ответ здесь очевиден. Это подтверждено и изучением судебной практики.

И едва ли можно ставить вопрос о смягчении наказания, если вследствие той или иной психической аномалии преступление приняло особенно жестокий или дерзкий характер. Н.С.Таганцев писал, что "далеко не всегда в подобных состояниях можно приискать основания для уменьшения наказания".

В ч. 2 ст. 31 УК Польши также говорится, что в отношении лица, у которого в силу психического расстройства была ограничена возможность понимать свои действия или руководить ими, суд "может применить чрезвычайное смягчение наказания".

Очевидно, что формулировку ст. 22 УК РФ "учитывается судом" следует понимать не как "суд должен учесть", а как "суд может учесть". Учет судом какого-либо обстоятельства не обязательно означает смягчение или усиление наказания (индивидуализация наказания "по вертикали"), но и выбор наиболее рациональной меры уголовно-правового воздействия среди более или менее равных (индивидуализация "по горизонтали"). Можно предположить, что дальнейшее развитие уголовного законодательства приведет к созданию специальных видов наказаний, ориентированных на лиц с психическими и физическими аномалиями. Пока же суд руководствуется общим перечнем видов наказаний. Индивидуальный подход при этом может выражаться только в мере наказания. Единственное существенное отличие - это возможность применения к лицам с психическими аномалиями наряду с наказанием принудительных мер медицинского характера. Содержание этих мер раскрывается в ч. 2 ст. 99 УК РФ: "Лицам, осужденным за преступления, совершенные в состоянии вменяемости, но нуждающимся в лечении от алкоголизма, наркомании либо в лечении психических расстройств, не исключающих вменяемости, суд наряду с наказанием может назначить принудительную меру медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра". В соответствии с ч. 8 ст. 74 УИК РФ указанные лица отбывают наказание в лечебных исправительных учреждениях.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В ходе работы мы выяснили, что вменяемость - это способность лица регулировать свое поведение в момент совершения преступления. Для того чтобы признать лицо, совершившее общественно опасное деяние, вменяемым, необходимо установить, что оно обладает необходимыми психическими свойствами личности, а именно: в состоянии осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими. Осознание фактического характера и общественной опасности деяния, а также возможность руководить им зависят от: 1) определенного уровня интеллектуального развития; 2) социальной зрелости; 3) достижения указанного в УК возраста.

В соответствии с ч. 1 ст. 22 УК вменяемое лицо, которое во время совершения преступления в силу психического расстройства не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, подлежит уголовной ответственности. В указанной норме речь идет о так называемой ограниченной (уменьшенной) вменяемости. Ограниченная вменяемость устанавливается на основании юридического, медицинского и временного критериев. Психические расстройства, которые не исключают вменяемости, получили в психиатрии название психические аномалии. Психическая аномалия должна приводить к тому, что лицо в момент совершения преступления (временной критерий) именно из-за отклонений в психике (медицинский критерий) не может полностью осознавать фактический характер и общественную опасность совершаемого деяния или руководить им (юридический критерий).

Понятие невменяемости есть производным от понятия вменяемости, так как оно выступает как его антипод. Лицо, которое находится в состоянии невменяемости, не подлежит уголовной ответственности и наказанию за совершенное общественно опасное действие, поскольку она не является субъектом преступления. Неподсудным признается такое лицо, которое во время совершения общественно опасного действия, предусмотренное УК, "не могла сознавать свои действия (бездеятельность) или руководить ими вследствие хронического психического заболевания, временного разлада психической деятельности, слабоумия или другого болезненного состояния психики".

Приведенную в законе совокупность признаков, которые характеризуют невменяемость, называют формулой невменяемости. В УК понятие невменяемости трактуется с помощью двух критериев: медицинского (биологического) и юридического (психологического). Медицинский критерий очерчивает все возможные психические заболевания, которые существенным образом влияют на сознание и волю человека. В части 2 ст. 19 юридический критерий невменяемости выражен двумя признаками: 1) интеллектуальной - лицо не могло сознавать свои действия (бездеятельность); 2) волевой - лицо не могло руководить ими.

Вменяемость и невменяемость являются двумя качественно различными психическими состояниями человека.

Уголовный закон установил, что субъектом преступления может быть лишь вменяемое лицо. Вменяемость наряду с достижением установленного возраста выступает в качестве условия уголовной ответственности и является одним из общих признаков субъекта преступления.

Психическое расстройство, не исключающее вменяемости, учитывается судом при назначении наказания и может служить основанием для назначения принудительных мер медицинского характера".

В связи с выше указанными данными, считаю поставленные цели и задачи выполненными.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Курс уголовного права том 1. 2005

2. Уголовно-исполнительный кодекс РФ (УИК РФ) от 08.01.1997 N 1-ФЗ

3. УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" (УК РФ) от 13.06.1996 N 63-ФЗ (принят ГД ФС РФ 24.05.1996)

4 .Уголовный Кодекс Германии действует в редакции 1987 г

5. Уголовный кодекс (УК), принятый в 1992

6. Уголовный кодекс Республики Польша от 6 июня 1997 года, пришедший на смену УК 1969 года, вступил в законную силу с 1 января 1998 года

8. УГОЛОВНОЕ ПРАВО Российской Федерации ОБЩАЯ ЧАСТЬ Учебник Издание исправленное и дополненное Под редакцией доктора юридических наук, профессора Л.В. Иногамовой-Хегай, доктора юридических наук, профессора А.И. Рарога, доктора юридических наук, профессора А.И. Чучаева. 2008.

9. Материалы взяты с сайта


С. 85-86. УГОЛОВНОЕ ПРАВО Российской Федерации ОБЩАЯ ЧАСТЬ Учебник Издание исправленное и дополненное Под редакцией доктора юридических наук, профессора Л.В. Иногамовой-Хегай, доктора юридических наук, профессора А.И. Рарога, доктора юридических наук, профессора А.И. Чучаева

С. 89-90. УГОЛОВНОЕ ПРАВО Российской Федерации ОБЩАЯ ЧАСТЬ Учебник Издание исправленное и дополненное Под редакцией доктора юридических наук, профессора Л.В. Иногамовой-Хегай, доктора юридических наук, профессора А.И. Рарога, доктора юридических наук, профессора А.И. Чучаева

В соответствии с ч. 1 ст. 22 УК вменяемое лицо, которое во время совершения преступления в силу психического расстройства не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, подлежит уголовной ответственности. В указанной норме речь идет о так называемой ограниченной (уменьшенной) вменяемости.

Психические отклонения влияют на поведение лица. В одном случае они полностью лишают лицо возможности осознавать значение своего деяния либо руководить ими, и тогда оно признается невменяемым, а в другом – эта возможность сужается.

Ограниченная вменяемость устанавливается на основании юридического, медицинского и временного критериев.

Юридический критерий ограниченной вменяемости означает, что лицо вследствие психических расстройств, не исключающих вменяемости, не в состоянии в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими.

Юридический критерий ограниченной вменяемости, так же как и одноименный критерий невменяемости, характеризуют интеллектуальный и волевой признаки. Интеллектуальный признак свидетельствует о том, что лицо в момент совершения преступления не способно в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия), что означает неспособность до конца понимать связь между совершаемым им деянием и наступившими последствиями, а также социальный смысл своего деяния, его опасность для общества. Волевой признак заключается в том, что лицо не способно в полной мере руководить своими действиями (бездействием).

Для установления юридического критерия ограниченной вменяемости достаточно одного из указанных признаков. Обычно неспособность в полной мере осознавать что-либо означает одновременное снижение волевого контроля.

Медицинский критерий ограниченной вменяемости во многом схож с медицинским критерием невменяемости: а) хроническое психическое расстройство, б) временное психическое расстройство, в) слабоумие, г) иное болезненное состояние психики. Перечисленные расстройства психики могут быть основанием для признания лица, совершившего общественно опасное деяние, как невменяемым, так и ограниченно вменяемым. Например, шизофрения, которая относится к хроническим психическим расстройствам, не всегда полностью лишает человека возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своего деяния либо руководить им, т.е. эта возможность может быть полностью не утрачена, а лишь ослаблена.

Психические расстройства, которые не исключают вменяемости, получили в психиатрии название психические аномалии. В психиатрической литературе аномалией называется отклонение от нормы. К психическим аномалиям относятся, например: психопатии – врожденные или приобретенные аномалии характера; акцентуации характера – нерезко выраженные отклонения характера; расстройство влечений и привычек (клептомания, пиромания, суицидомания, сексуальные перверсии).


Следовательно, медицинский критерий ограниченной вменяемости по объему шире медицинского критерия невменяемости.

Для того чтобы психические отклонения стали юридически значимыми, необходимо чтобы они оказывали влияние на эмоционально-волевую сферу деятельности лица. Психические аномалии сами по себе не могут определять преступное поведение. Например, лицо, страдающее сексуальными перверсиями, совершает кражу.

Необходимо отметить, что ограниченная вменяемость не является промежуточным состоянием между вменяемостью и невменяемостью. Она устанавливается в рамках вменяемости, так как у ограниченно вменяемого лица, хотя и не в полной мере, сохраняется способность осознавать фактический характер и общественную опасность своего поведения и руководить им.

Ограниченная вменяемость, являясь правовым понятием, устанавливается только судом на основании заключения комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы. Психические расстройства, не исключающие вменяемости, не исключают уголовную ответственность, но могут учитываться судом в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, также они в определенных случаях являются основанием для назначения принудительных мер медицинского характера. Эти меры применяются к лицу, признанному ограниченно вменяемым, наряду с наказанием, при наличии условий, предусмотренных ч. 2 ст. 97 УК, и только в форме амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра.

УК РФ вменяемое лицо, которое во время совершения преступления в силу психического расстрой­ства не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, подлежит уголовной ответственности.

В этом слу­чае речь идет об ограниченной (уменьшенной) вменяемости . Огра­ниченная вменяемость является не промежуточным состоянием между вменяемостью и невменяемостью, а характеризует степень проявления вменяемости, отражающую сужение возможностей лица осознавать социальную значимость своего поведения и ру­ководить им.

Как и невменяемость, она устанавливается на основании критериев:

  • ме­дицинского;
  • юридического;
  • временного.

Медицинский критерий ограниченной вменяемости, в отличие от аналогичного основания невменяемости, специфичен. В этом случае психическое расстройство лица не носит патологического характера, т. е. не признается психическим заболеванием. Ука­занное расстройство в психиатрии относят к психическим анома­лиям - отклонениям от нормы. Последние включают в себя ши­рокий круг нервно-психических нарушений: психопатии, акцен­туации характера, расстройство влечений и привычек и т. д.

Юридический критерий ограниченной вменяемости также об­ладает особенностью и характеризуется частичным снижением интеллектуальных и волевых способностей лица. Такое лицо сохра­няет возможность осознавать фактический характер и обществен­ную опасность совершаемого им деяния (интеллектуальный момент), руководить своим поведением (волевой момент), но не в полной мере. Для установления данного критерия достаточен один из указанных моментов - интеллектуальный или волевой. Кстати сказать, снижение интеллектуальной сферы, как правило, влечет и снижение волевых способностей человека.

Одновременное наличие медицинского и юридического крите­риев ограниченной вменяемости законом связывается со време­нем совершения преступления.

Установление наличия у лица психического расстройства, не исключающего вменяемости, осуществляется судом на основании комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы.

Согласно ч. 2 ст. 22 УК РФ состояние ограниченной вменяе­мости имеет двоякое уголовно-правовое значение:

  1. оно учитывается судом при назначении наказания;
  2. служит основанием для применения принудительных мер меди­цинского характера.

При назначении наказания ограниченная вменяемость может признаваться смягчающим наказание обстоятельством (в силу ис­черпывающего перечня отягчающих наказание обстоятельств она не может признаваться таковым).

Лицу, совершившему преступление в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемость, суд наряду с нака­занием может применить принудительную меру медицинского ха­рактера в виде амбулаторного наблюдения и лечения у психиатра (ч. 2 ст. 99 УК РФ).

1. Уменьшенная вменяемость

В соответствии с ч. 1 ст. 22 УК РФ вменяемое лицо, которое во время совершения преступления в силу психического расстрой­ства не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, подлежит уголовной ответственности. В этом слу­чае речь идет об ограниченной (уменьшенной) вменяемости. Огра­ниченная вменяемость является не промежуточным состоянием между вменяемостью и невменяемостью, а характеризует степень проявления вменяемости, отражающую сужение возможностей лица осознавать социальную значимость своего поведения и ру­ководить им.

Как и невменяемость, она устанавливается на основании ме­дицинского, юридического и временного критериев.

Медицинский критерий ограниченной вменяемости , в отличие от аналогичного основания невменяемости, специфичен. В этом случае психическое расстройство лица не носит патологического характера, т. е. не признается психическим заболеванием. Ука­занное расстройство в психиатрии относят к психическим анома­лиям - отклонениям от нормы. Последние включают в себя ши­рокий круг нервно-психических нарушений: психопатии, акцен­туации характера, расстройство влечений и привычек и т. д.

Юридический критерий ограниченной вменяемости также об­ладает особенностью и характеризуется частичным снижением интеллектуальных и волевых способностей лица. Такое лицо сохра­няет возможность осознавать фактический характер и обществен­ную опасность совершаемого им деяния (интеллектуальный момент), руководить своим поведением (волевой момент), но не в полной мере. Для установления данного критерия достаточен один из указанных моментов - интеллектуальный или волевой. Кстати сказать, снижение интеллектуальной сферы, как правило, влечет и снижение волевых способностей человека.

Одновременное наличие медицинского и юридического крите­риев ограниченной вменяемости законом связывается со време­нем совершения преступления.

Установление наличия у лица психического расстройства, не исключающего вменяемости, осуществляется судом на основании комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы.

Согласно ч. 2 ст. 22 УК РФ состояние ограниченной вменяе­мости имеет двоякое уголовно-правовое значение: во-первых, оно учитывается судом при назначении наказания; во-вторых, служит основанием для применения принудительных мер меди­цинского характера.

При назначении наказания ограниченная вменяемость может признаваться смягчающим наказание обстоятельством (в силу ис­черпывающего перечня отягчающих наказание обстоятельств она не может признаваться таковым).

Лицу, совершившему преступление в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемость, суд наряду с нака­занием может применить принудительную меру медицинского ха­рактера в виде амбулаторного наблюдения и лечения у психиатра (ч. 2 ст. 99 УК РФ).
Похожие публикации