Обобщение судебной практики по делам о признании права граждан на реабилитацию. Частичная реабилитация: правовая позиция Президиума Верховного Суда РФ Право на реабилитацию в уголовном процессе

Обобщение судебной практики по делам о признании права граждан на реабилитацию. Частичная реабилитация: правовая позиция Президиума Верховного Суда РФ Право на реабилитацию в уголовном процессе

Елагина Анна Александровна, судья Нижегородского областного суда.

Анализируется законодательство, регламентирующее реабилитационный процесс, а равно практика его применения.

Ключевые слова: УПК РФ, реабилитация, реабилитационный процесс.

Practice of rehabilitation

The author analyses the legislation regulating the process of rehabilitation as well as the practice of application thereof.

Key words: Criminal Procedure Code of the RF, rehabilitation, rehabilitation process.

В соответствии со ст. 6 УПК РФ уголовное судопроизводство имеет своим назначением не только защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступления, но также защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения (осуждения), ограничений ее прав и свобод, в т.ч. реабилитацию каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию.

Согласно ст. 53 Конституции РФ каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) государственной власти или их должностных лиц. Таким образом, государство берет на себя ответственность за вред, причиненный гражданину незаконными действиями (или бездействием), в т.ч. органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда. В свою очередь, это положение соответствует и общепризнанному принципу, закрепленному в ст. 2 Международного пакта о гражданских и политических правах.

Конкретизируя конституционно-правовой принцип ответственности государства за незаконные действия (или бездействие) органов государственной власти или их должностных лиц, федеральный законодатель установил порядок и условия возмещения причиненного лицу в уголовном судопроизводстве вреда в отраслевых законодательных актах. Прежде всего в УПК РФ, нормами гл. 18 которого регламентируются основания возникновения права на реабилитацию, порядок признания этого права и возмещения различных видов вреда, а также в ГК РФ, ст. 1070 которого закрепляет, в частности, ответственность за вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда.

В УПК РФ реабилитация определяется как порядок восстановления прав и свобод лица, незаконно или необоснованно подвергнутого уголовному преследованию, и возмещения причиненного ему вреда (п. 34 ст. 5). По буквальному смыслу ч. 1 ст. 133 УПК РФ такой вред возмещается государством лишь тогда, когда он является результатом уголовного преследования.

Под реабилитированным подразумевается лицо, имеющее, в соответствии с УПК РФ, право на возмещение вреда, причиненного ему в связи с незаконным или необоснованным уголовным преследованием, в ходе реализации мер по изобличению лиц, виновных в совершении преступления. Таким образом, право на реабилитацию имеет лицо, в отношении которого уголовное преследование осуществлялось как при отсутствии оснований, так и по причинам, связанным с нарушением порядка, предусмотренного УПК РФ в ходе уголовного преследования, при применении мер по изобличению его в совершении преступления.

Однако по смыслу ст. 133 УПК РФ предусматривается также и право на возмещение вреда любого лица, незаконно подвергнутого мерам процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу.

Следует отметить, что в настоящее время УПК РФ не содержит запрета на возмещение вреда лицу, оправданному по части обвинения, по той лишь причине, что одновременно это лицо было признано виновным в совершении каких-либо других преступлений.

Как неоднократно подчеркивал Конституционный Суд РФ в своих решениях (Определения КС РФ от 16 февраля 2006 г. N 19-О, от 20 июня 2006 г. N 270-О, от 18 июля 2006 г. N 279-О, от 19 февраля 2009 г. N 109-О-О), ст. 133 УПК РФ не содержит положений, исключающих возможность возмещения вреда лицу, в отношении которого было вынесено постановление (определение) о прекращении уголовного преследования по реабилитирующему основанию, по той лишь причине, что одновременно это лицо было признано виновным в совершении какого-либо другого преступления.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ, по смыслу закона в таких ситуациях суд, исходя из обстоятельств конкретного уголовного дела и руководствуясь принципами справедливости и приоритета прав и свобод человека и гражданина, может принять решение о возмещении данному лицу вреда, если таковой был причинен в результате уголовного преследования по обвинению, не нашедшему подтверждения в ходе судебного разбирательства.

Однако данное обстоятельство не свидетельствует о наличии у лица права на непосредственное возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах, конкретные требования о возмещении которых решаются в порядке ст. 399 УПК РФ или в порядке гражданского судопроизводства <1>.

Процессуальный порядок реабилитации включает:

  1. признание права на реабилитацию;
  2. уведомление реабилитируемого;
  3. обращение реабилитированного с требованием о возмещении вреда;
  4. реальное возмещение вреда.

В соответствии с ч. 1 ст. 134 УПК РФ суд в приговоре, определении, постановлении, а следователь, дознаватель в постановлении признают за оправданным либо лицом, в отношении которого прекращено уголовное преследование, право на реабилитацию. Одновременно реабилитированному направляется извещение с разъяснением порядка возмещения вреда, связанного с уголовным преследованием.

Требование закона о признании за оправданным права на реабилитацию выполняется при вынесении большинства оправдательных приговоров по всему предъявленному обвинению. Однако в ряде дел отсутствуют сведения о направлении реабилитированному извещения с разъяснением порядка возмещения вреда, связанного с уголовным преследованием.

Подобное извещение должно содержать разъяснения порядка возмещения вреда, предусмотренного конкретными статьями гл. 18 УПК РФ со ссылкой на данные нормы УПК РФ и раскрытием их содержания, с указанием суда, правомочного решить данный вопрос, разъяснение порядка обращения за возмещением имущественного вреда.

Не может являться надлежащим извещением и разъяснение в протоколе судебного заседания права на реабилитацию и права на возмещение имущественного и морального вреда в порядке ст. ст. 133 - 136 УПК РФ.

Отсутствие в некоторых оправдательных приговорах признания права на реабилитацию хотя и является нарушением закона, однако к какому-либо ущемлению прав реабилитированных не ведет, т.к. случаев отказа в принятии заявлений о возмещении ущерба по данному основанию как в порядке гражданского, так и в порядке уголовного судопроизводства судами области не допускалось, поскольку основанием для рассмотрения вопросов реабилитации, возмещения вреда является не констатация наличия такого права, а принятие одного из перечисленных в ст. 134 УПК РФ решений, вступивших в законную силу.

В случаях, когда данные судебные решения указания на такое право оправданного не содержат, вынесения дополнительного акта о признании права на реабилитацию действующее уголовно-процессуальное законодательство не предусматривает. Согласно п. 1 ст. 397 УПК РФ в порядке исполнения приговора рассматриваются вопросы возмещения вреда реабилитированному, а не признания его права на это.

Достаточно часто в возвращениях, а также кассационных и апелляционных жалобах Министерство финансов РФ ссылается на то обстоятельство, что компетентным органом не принято решения о реабилитации конкретного лица, в связи с чем у заявителя отсутствует такое право. Указанные доводы признаются судом безосновательными, поскольку отсутствие в приговоре, постановлении, определении указания на признание за лицом права на реабилитацию не может служить основанием для отказа в реабилитации <2>.

При этом с учетом положений ст. 133 УПК РФ и ст. 1070 ГК РФ вред, причиненный гражданину в результате незаконного или необоснованного уголовного преследования, возмещается в случаях: незаконного осуждения; незаконного привлечения к уголовной ответственности; незаконного задержания, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу и иных мер процессуального принуждения; незаконного применения принудительных мер медицинского характера и т.п.

Вред возмещается государством в полном объеме (в т.ч. с учетом требований ст. 15 ГК РФ) независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда за счет казны Российской Федерации. Одновременно с этим на реабилитированного не должна быть возложена обязанность доказать наличие вины конкретных должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры или суда в причинении ему вреда.

Согласно ч. 1 ст. 135 УПК РФ возмещение реабилитированному имущественного вреда включает в себя возмещение:

  1. заработной платы, пенсии, пособия, других средств, которых он лишился в результате уголовного преследования;
  2. конфискованного или обращенного в доход государства на основании приговора или решения суда его имущества;
  3. штрафов и процессуальных издержек, взысканных с него во исполнение приговора суда;
  4. сумм, выплаченных им за оказание юридической помощи;
  5. иных расходов.

Наибольшую долю среди таких дел составляют заявления реабилитированных, связанные с возмещением сумм, выплаченных ими за оказание юридической помощи. В частности, из 9565423 руб., выплаченных за счет казны РФ реабилитированным в 2011 г., 610200 руб. составили расходы на оказание юридической помощи. При этом суды при компенсации расходов учитывают произведенные заявителем выплаты не только профессиональным адвокатам юридических консультаций или адвокатских кабинетов, но также и иным лицам, допущенным по решению суда в качестве защитников в соответствии с положениями ч. 2 ст. 49 УПК РФ.

В настоящее время до принятия на территории России федерального закона, регулирующего вопросы и порядок возмещения вреда, причиненного гражданину в результате его незаконного уголовного преследования, продолжают действовать (в той части, в которой они не противоречат ст. ст. 133 - 139 УПК РФ):

  • Указ Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 г. (далее - Указ от 18 мая 1981 г.) <3>, которым утверждено Положение о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда (далее - Положение о порядке возмещения ущерба);
<3> Указ Президиума ВС СССР от 18 мая 1981 г. "О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей" (утв. Законом СССР от 24 июня 1981 г.) (вместе с Положением о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда) // Ведомости ВС СССР. 1981. N 21. С. 741.
  • Инструкция по применению Положения о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда <4> (далее - Инструкция о порядке возмещения ущерба).
<4> Инструкция по применению Положения о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда (с изм. от 19 июля 2011 г.) (утв. Минюстом СССР, Прокуратурой СССР, Минфином СССР 2 марта 1982 г.) // Бюллетень нормативных актов министерств и ведомств СССР. 1984. N 3.

Согласно подп. 5 п. 2 Положения о порядке возмещения ущерба возмещению в порядке реабилитации подлежат лишь суммы, выплаченные гражданином юридической консультации за оказание юридической помощи.

Вместе с тем данное указание не соответствует требованиям ч. 1 ст. 133 УПК РФ об обязанности государства возместить вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда.

Поскольку защитники (адвокат или иное лицо, допущенное в качестве защитника к участию в деле по решению суда) в соответствии с положениями ч. 1 ст. 49 УПК РФ осуществляют защиту прав и интересов подозреваемых и обвиняемых и оказывают им юридическую помощь при производстве по уголовному делу, подлежат возмещению в порядке реабилитации не только суммы, выплаченные гражданином юридической консультации за оказание юридической помощи, но и суммы, выплаченные иному лицу, допущенному к делу в качестве защитника.

Суммы, выплаченные за оказание юридической помощи, согласно п. 4 ч. 1 ст. 135 УПК РФ относятся к имущественному вреду, причиненному реабилитированному, поэтому подлежат взысканию в его пользу независимо от того, сам ли он или другие лица по его поручению либо с его согласия произвели данные выплаты.

При рассмотрении вопроса о возмещении имущественного вреда реабилитированным ставится вопрос и о взыскании убытков в виде упущенной выгоды (чаще в случае с индивидуальными предпринимателями). В данном случае следует отметить, что отсутствуют основания для рассмотрения этого требования в порядке уголовного судопроизводства; необходимо указанное требование оставлять без рассмотрения для разрешения вопроса в порядке гражданского судопроизводства, поскольку согласно ст. 135 УПК РФ возмещение реабилитированному имущественного вреда включает в себя возмещение средств, которых он лишился в результате уголовного преследования, т.е. реального ущерба.

На возможность компенсации упущенной выгоды при реабилитации указано в ряде решений Конституционного и Верховного Судов РФ.

Так, Конституционный Суд РФ указал, что действующее законодательство при возмещении вреда реабилитированным гражданам не ограничивает данное право только ущербом, причиненным незаконным изъятием имущества, но предполагает и возмещение иных убытков, включая упущенную выгоду <5>.

В тех случаях, когда реабилитированным в порядке ст. 399 УПК РФ предъявляются требования о возмещении вреда различного вида (имущественного вреда, морального ущерба, упущенной выгоды и т.д.), суду надлежит рассматривать и принимать решение по существу (о полном или частичном их удовлетворении или об отказе в их удовлетворении) только по тем требованиям, которые подлежат рассмотрению в уголовно-процессуальном порядке. Требования же, подлежащие рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства, должны быть оставлены без рассмотрения, о чем также указывается в постановлении судьи, вынесенном по результатам рассмотрения материала в порядке ст. 399 УПК РФ, с разъяснением реабилитированному права на обращение с соответствующим иском в порядке гражданского судопроизводства.

В настоящее время согласно действующей редакции ст. 133 УПК РФ право на реабилитацию имеет лишь подсудимый, уголовное преследование в отношении которого прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения.

Таким образом, положения гл. 18 УПК РФ по уголовным делам частного обвинения не применяются, поскольку она регулирует вопросы возмещения государством вреда, причиненного гражданину в результате уголовного преследования, в случаях если оно осуществляется от имени государства органом дознания, дознавателем, следователем, прокурором и судом.

Защита прав лиц от незаконного уголовного преследования по делам частного обвинения может быть реализована иным образом, что нашло отражение в решениях Конституционного Суда РФ.

Такая защита может быть осуществлена путем принятия судом по заявлению этого лица решения о возмещении ему вреда в ином процессуальном порядке на основе норм гражданского права <6>.

При оправдании подсудимого по делу частного обвинения суд вправе взыскать процессуальные издержки полностью или частично с лица, по жалобе которого было начато производство по данному делу (ч. 9 ст. 132 УПК РФ).

Возмещение же иного вреда за счет средств частного обвинителя главой 18 УПК РФ не предусматривается.

Следует отметить, что необходимость обеспечения требования УПК РФ о реабилитации каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию (ч. 2 ст. 6), не исключает использования гражданско-правового механизма защиты прав добросовестных участников уголовного процесса от злоупотреблений своим правом со стороны частного обвинителя, когда его обращение в суд с заявлением о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица не имеет под собой никаких оснований и продиктовано не потребностью защитить свои права и охраняемые законом интересы, а лишь намерением причинить вред другому лицу. При установлении наличия злоупотребления правом вред, в порядке ст. 1064 ГК РФ, может быть возмещен за счет частного обвинителя в полном объеме.

В случае отмены обвинительного приговора в апелляционном, кассационном или надзорном порядке по делам частного обвинения реабилитация возможна.

В соответствии с положениями ст. 135 УПК РФ реабилитированный вправе обратиться с требованием о возмещении имущественного вреда 1) в суд, постановивший приговор, вынесший постановление, определение о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования, либо 2) в суд по месту жительства реабилитированного, либо 3) в суд по месту нахождения органа , вынесшего постановление о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования, либо об отмене или изменении незаконных или необоснованных решений.

Каких-либо существенных затруднений в определении порядка рассмотрения ходатайств реабилитированных о возмещении ущерба суды области не испытывали, рассматривая заявления о возмещении имущественного вреда в порядке, установленном ст. 399 УПК РФ для разрешения вопросов, связанных с исполнением приговора.

В случаях если вопросы реабилитации рассматривались в рамках гражданского судопроизводства, такие иски в силу ст. ст. 24, 29 ГПК РФ подсудны районным судам.

Возмещение морального вреда реабилитированному предусмотрено ст. 136 УПК РФ.

  1. Прокурор от имени государства приносит официальное извинение реабилитированному за причиненный ему вред.
  2. Если сведения о задержании реабилитированного, заключении его под стражу, временном отстранении его от должности, применении к нему принудительных мер медицинского характера, об осуждении реабилитированного и иных примененных к нему незаконных действиях были опубликованы в печати, распространены по радио, телевидению или в иных средствах массовой информации , то по требованию реабилитированного, а в случае его смерти - его близких родственников или родственников либо по письменному указанию суда, прокурора, руководителя следственного органа, следователя, дознавателя соответствующие средства массовой информации обязаны в течение 30 суток сделать сообщение о реабилитации .
  3. По требованию реабилитированного, а в случае его смерти - его близких родственников или родственников суд, прокурор, следователь, дознаватель обязаны в срок не позднее 14 суток направить письменные сообщения о принятых решениях, оправдывающих гражданина, по месту его работы, учебы или месту жительства .
  4. Иски о компенсации за причиненный моральный вред в денежном выражении предъявляются в порядке гражданского судопроизводства.

Таких дел значительное количество (граждане активно защищают свои права - за 2011 г. принято порядка 300 решений).

Указанные иски рассматриваются в соответствии со ст. ст. 1100, 1101 ГК РФ. Следует указать, что компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины должностных лиц в случаях его причинения гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде; в иных случаях ответственность за моральный вред может быть установлена лишь при наличии вины должностных лиц. Размер компенсации морального вреда определяет суд в зависимости от характера причиненных лицу физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации должны учитываться требования разумности и справедливости; а также фактические обстоятельства, при которых был причинен моральный вред, характер физических и нравственных страданий, индивидуальные особенности пострадавшего.

Характер физических и (или) нравственных страданий лица, которому причинен вред, зависит от фактических обстоятельств причинения морального вреда, характера и объема причиненных истцу страданий, индивидуальных особенностей потерпевшего, иных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесенных им страданий.

На определение размера компенсации влияют разные обстоятельства.

Учитывая объективные сложности, в т.ч. и для самого реабилитированного, в доказывании негативных последствий морального вреда, назрела необходимость нормативного закрепления презумпции морального вреда (в случае юридической реабилитации реабилитированный имеет безусловное право на денежную компенсацию со стороны государства в бесспорном порядке, без специального доказывания негативных последствий).

Хотелось бы отметить, что в практике возникает вопрос о компенсации морального вреда близким родственникам реабилитированного. Моральный вред при конкретных обстоятельствах может быть компенсирован.

Данный вопрос разрешается также в рамках гражданского судопроизводства с применением положений ст. 1069 ГК РФ.

Согласно ст. 1070 ГК РФ вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, возмещается за счет казны Российской Федерации, а в случаях, предусмотренных законом, за счет казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

Согласно ст. 1071 ГК РФ в случаях, когда в соответствии с указанным Кодексом или другими законами причиненный вред подлежит возмещению за счет казны Российской Федерации, от имени казны выступает соответствующий финансовый орган, если в соответствии с п. 3 ст. 125 ГК РФ эта обязанность не возложена на другой орган.

В соответствии с ч. 1 ст. 242.2 БК РФ обязанность по исполнению судебных актов по искам о возмещении вреда, причиненного действиями государственных органов Российской Федерации или их должностных лиц, возложена на Министерство финансов РФ.

От имени Министерства финансов РФ по специальному поручению могут выступать в суде государственные органы, органы местного самоуправления, а также юридические лица и граждане (п. 3 ст. 125 ГК РФ).

Возможность восстановления иных прав реабилитированного (трудовых, пенсионных, жилищных) предусмотрена ст. 138 УПК РФ. Заявления подобного рода рассматриваются в порядке, установленном ст. 399 УПК РФ для разрешения вопросов, связанных с исполнением приговора.

Особенностью рассмотрения таких материалов является то, что если требование о возмещении вреда судом не удовлетворено или реабилитированный не согласен с принятым судебным решением, то он вправе обратиться в суд в порядке гражданского судопроизводства.

Обобщение судебной практики по делам о признании права граждан на реабилитацию


Настоящее обобщение проведено с учетом направленной в наш адрес заместителем Председателя Верховного Суда Российской Федерации "Примерной программы изучения судебной практики по делам о признании права граждан на реабилитацию".

В ходе обобщения изучена информация, представленная городскими (районными) судами и мировыми судьями республики, а также практика рассмотрения дел данной категории в Верховном Суде Республики Карелия.

В 2009 году городскими и районными судами республики оправдано 16 лиц; в отношении 1 лица принято решение о прекращении дела по реабилитирующим основаниям. 4 оправдательных приговора были отменены судом кассационной инстанции и дела направлены на новое рассмотрение.

По всем указанным делам суды признавали право оправданных на реабилитацию. Кроме того, право на реабилитацию, согласно представленным судами республики данным, было признано в отношении 4 лиц, оправданных судом в части предъявленного обвинения.

Верховный Суд Республики Карелия в 2009 году оправдал 1 лицо в связи с непричастностью к предъявленному обвинению, признав за ним право на реабилитацию.

Мировыми судьями Республики Карелия было постановлено 52 оправдательных приговора, в том числе по делам частного обвинения - 50; прекращено по реабилитирующим основаниям уголовное преследование в отношении 199 лиц, в том числе по делам частного обвинения - 196.

Из указанного числа отменены оправдательные приговоры с вынесением обвинительного приговора в отношении 5 лиц (ранее оправданных по делам частного обвинения), а также отменены 3 постановления мировых судей о прекращении дел по реабилитирующим основаниям.

По делам публичного обвинения мировые судьи признавали право на реабилитацию оправданных лиц.

Также следует отметить, что в отношении трех оправданных лиц по делам частного обвинения мировые судьи также признали право на реабилитацию.

Судом кассационной инстанции отменены три обвинительных приговора, постановленные мировыми судьями и оставленные без изменения судом апелляционной инстанции и уголовные дела прекращены на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ - в связи с отсутствием в деянии состава преступления. За двумя лицами (ранее осужденными за преступления, предусмотренные ч. 1 ст. 175 УК РФ и ч. 1 ст. 322.1 УК РФ) суд кассационной инстанции признал право на реабилитацию. В отношении лица, ранее осужденного по ч. 1 ст. 130 УК РФ право на реабилитацию в кассационном определении не признано.

Один осужденный оправдан судом кассационной инстанции в части предъявленного обвинения (ч. 4 ст. 150 УК РФ). В кассационном определении не указано на признание за ним права на частичную реабилитацию.

Судом надзорной инстанции в 2009 году не принималось решений о прекращении уголовного преследования по реабилитирующим основаниям.

Судами Республики Карелия в 2009 году рассмотрено по существу 7 заявлений о взыскании морального вреда, 1 заявление о признании права на реабилитацию и 3 заявления о взыскании имущественного вреда, причиненного гражданину в результате уголовного преследования.

По результатам судебного рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства удовлетворены 6 заявлений граждан о взыскании морального вреда, причиненного уголовным преследованием.

По данным заявлениям суд взыскал с Министерства Финансов Российской Федерации за счет казны Российской Федерации 1 395 000 рублей в пользу заявителей. Сумма компенсации морального вреда составляла от 25 000 рублей до 500 000 рублей.

В удовлетворении одного заявления о взыскании морального вреда, причиненного уголовным преследованием по делу частного обвинения, суд отказал, указав на то, что в ходе судебного разбирательства не получено сведений о злоупотреблении своими правами частного обвинителя при реализации конституционного права на обращение в суд.

По одному заявлению судом принято решение об отказе в праве на реабилитацию в связи с тем, что лицо не обладает статусом "реабилитированного" (в отношении него не выносился оправдательный приговор, не принималось решение о прекращении уголовного преследования по реабилитирующим основаниям).

Три заявления реабилитированных граждан о возмещении имущественного вреда рассмотрены судом в порядке, предусмотренном ст. 399 УПК РФ.

Судом удовлетворены требования заявителей на общую сумму 294 530 рублей. Указанная сумма взыскана с Министерства Финансов Российской Федерации за счет казны Российской Федерации.

Суды республики трижды принимали решение об отказе в принятии заявлений граждан о возмещении вреда, причиненного уголовным преследованием:

В одном случае заявительница, не обладающая статусом реабилитированного лица, просила взыскать расходы, понесенные в связи с незаконным применением к ней мер процессуального принуждения (отстранение от должности). Суд отказал в принятии заявления, указав, что, поскольку расследование по делу продолжается, основания для удовлетворения заявленных требований отсутствуют.

Второе заявление не было принято к производству суда в связи с тем, что лицо предъявило требования о взыскании морального вреда к ненадлежащему ответчику- судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Карелия.

Третье заявление не было принято к производству суда в связи с тем, что в нарушение требований главы 18 УПК РФ, требование о возмещении имущественного вреда было заявлено в порядке гражданского судопроизводства.

Более подробная информация по вышеуказанным делам приведена ниже, при ответах на вопросы Примерной программы.


Применение статьи 133 УПК РФ


1. а) Должно ли признаваться право на реабилитацию за лицами, в отношении которых прекращено уголовное преследование, отменен или изменен обвинительный приговор ввиду принятия закона, устраняющего преступность или наказуемость совершенного деяния с прекращением дела по пункту 2 части 1 статьи 24 УПК РФ за отсутствием состава преступления (часть 2 статьи 24 УПК РФ).

Суды Республики Карелия не признают право на реабилитацию за лицами, в отношении которых прекращено уголовное преследование, отменен или изменен обвинительный приговор ввиду принятия закона, устраняющего преступность или наказуемость совершенного деяния с прекращением дела по пункту 2 части 1 статьи 24 УПК РФ за отсутствием состава преступления (часть 2 статьи 24 УПК РФ).

Согласно части 4 ст. 133 УПК РФ, принятие закона, устраняющего преступность или наказуемость деяния, предусмотрено в числе случаев, при наличии которых право на реабилитацию у соответствующего участника уголовного судопроизводства не возникает.

Преступность и наказуемость деяния, согласно ст. 10 УК РФ, определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения деяния.

Представляется, что прекращение уголовного преследования в связи с принятием нового закона, устраняющего преступность и наказуемость деяния, само по себе не является свидетельством незаконности осуществлявшегося против лица уголовного преследования, оно не означает исправление допущенной ошибки или иного нарушения закона, поскольку на момент судопроизводства действия должностных лиц осуществлялись на основании и в строгом соответствии с действующим законодательством.

Постановлением о прекращении уголовного преследования в связи с принятием нового закона, устраняющего преступность и наказуемость деяния, констатируется невозможность дальнейшего осуществления уголовного преследования в отношении обвиняемого, хотя ранее выдвигавшиеся против него обвинения и не признаются необоснованными.

Вместе с тем, в тех случаях, когда будет установлена невиновность лица, обвиняемого в совершении деяния, преступность и наказуемость которого устранены новым законом, право на реабилитацию должно быть признано.

б) Должно ли признаваться право на реабилитацию за лицами, в отношении которых прекращено уголовное преследование, отменен или изменен обвинительный приговор по п. 3 части 1 ст. 24 УПК РФ в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности с учетом положений п. 4 части 2 ст. 133 УПК РФ.

Суды Республики Карелия не признают право на реабилитацию за лицами, в отношении которых прекращено уголовное преследование, отменен или изменен обвинительный приговор по п. 3 части 1 ст. 24 УПК РФ в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности.

Указанная позиция основана на следующем:

Статья 53 Конституции Российской Федерации гарантирует каждому право на возмещение государством вреда лишь в тех случаях, когда вред причинен незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

Согласно статьям 133-134 УПК РФ, применение реабилитации в конкретном деле является результатом принятия в рамках уголовного судопроизводства решения, снимающего с лица выдвинутые обвинения, - оправдательного приговора, постановления (определения) о прекращении уголовного дела или уголовного преследования в связи с отсутствием события или состава преступления, в связи с непричастностью лица к совершенному преступлению и по некоторым другим основаниям.

Правила названных статей, однако, не распространяются на случаи прекращения уголовного преследования по так называемым нереабилитирующим основаниям, в частности, в связи с истечением сроков давности (часть четвертая статьи 133 УПК РФ).

Прекращение уголовного дела в связи с истечением сроков давности само по себе не является свидетельством незаконности осуществлявшегося против лица уголовного преследования, оно не является исправлением ошибки или иного нарушения закона, а означает отказ от дальнейшего доказывания виновности лица, хотя снования для осуществления в отношении него уголовного преследования сохраняются.

Лицо, в отношении которого уголовное преследование прекращено в связи с истечением сроков давности, вправе возражать против такого решения и настаивать на продолжении производства по делу, с тем, чтобы уголовное дело завершилось решением, влекущим реабилитацию (ч. 2 ст. 27 УПК РФ).

Такую позицию неоднократно высказывал Конституционный Суд Российской Федерации (определение N 531-О от 21 декабря 2006 года по жалобе Седова Г.Ю., определение N 777-О-О от 20 ноября 2008 года по жалобе Рамазанова К.Р., определение N 1627-О-О от 17 декабря 2009 года по жалобе Деминой Л.И., Диденко А.В., Листова В.Б.).


в) Должно ли признаваться право на реабилитацию за лицами, в отношении которых отменен приговор и прекращено уголовное дело по реабилитирующим основаниям в кассационном порядке (что не предусмотрено ст. 133 УПК РФ)

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Карелия признает право на реабилитацию за лицами, в отношении которых отменен приговор или прекращено уголовное дело по реабилитирующим основаниям, несмотря на то, что в ст. 133 УПК РФ отсутствует указание на необходимость признания права на реабилитацию в таких случаях.

Так, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Карелия 28 мая 2009 года отменила приговор мирового судьи Лоухского судебного участка Республики Карелия от 11 февраля 2009 года и апелляционное постановление Лоухского районного суда Республики Карелия от 02 апреля 2009 года в отношении Б. и прекратила дело на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием в деянии состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 175 УК РФ; освободила Б. из-под стражи и признала за ней право на реабилитацию и обращение в Лоухский районный суд Республики Карелия с требованием о возмещении имущественного и морального вреда.

Правоприменительная практика исходит в таких случаях из общих положений о реабилитации, закрепленных в Конституции РФ и УПК РФ.

Конституции Российской Федерации гарантирует каждому право на возмещение государством вреда в случаях, когда вред причинен незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

Согласно п. 34 ст. 5 УПК РФ, реабилитация-это порядок восстановления прав и свобод лица, незаконно или необоснованно подвергнутого уголовному преследованию, и возмещения причиненного ему вреда.

Поскольку суд кассационной инстанции отменяет приговор суда первой инстанции как незаконный и необоснованный и принимает решение об оправдании лица либо прекращении в отношении него дела по реабилитирующим основаниям, то признание права на реабилитацию за таким лицом является логичным и соответствуют вышеприведенным положениям Конституции Российской Федерации и ст. 133 УПК РФ.


г) Должно ли признаваться право на реабилитацию за лицами, уголовное преследование в отношении которых прекращено в случаях, когда до вступления приговора в законную силу преступность и наказуемость деяния были устранены новым законом.

Суды Республики Карелия не признают право на реабилитацию в таких случаях, поскольку, согласно части 4 ст. 133 УПК РФ, принятие закона, устраняющего преступность или наказуемость деяния, предусмотрено в числе случаев, при наличии которых право на реабилитацию у соответствующего участника уголовного судопроизводства не возникает.

Устанавливая такого рода правила, статья 133 УПК Российской Федерации реализует положения статьи 53 Конституции Российской Федерации, в силу которых право на возмещение государством вреда гарантируется лишь в случаях, когда вред причинен незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

Согласно ст. 10 УК РФ, преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения деяния, поэтому до принятия нового уголовного закона органы предварительного расследования действуют на основании и соответствии с действующим законодательством.

Представляется, что прекращение уголовного преследования в связи с принятием нового закона, устраняющего преступность и наказуемость деяния, само по себе не свидетельствует о незаконности осуществлявшегося против лица уголовного преследования и не означает исправление допущенной ошибки или иного нарушения закона.

Постановлением о прекращении уголовного преследования в связи с принятием нового закона, устраняющего преступность и наказуемость деяния, констатируется невозможность дальнейшего осуществления уголовного преследования в отношении подозреваемого или обвиняемого, хотя ранее выдвигавшиеся против него обвинения и не признаются необоснованными.

Вместе с тем закон обязывает суд проверять наличие достаточных для прекращения дела оснований и условий в отношении данного лица (доказанность его вины в совершении деяния, преступность и наказуемость которого устранены новым законом). Сторонам необходимо обеспечить возможность высказать свою позицию по данному вопросу.

Как отмечал Конституционный Суд РФ (определение от 05 ноября 2004 года N 360-О по жалобе Краюшкина Е.В.) часть четвертая статьи 133 УПК РФ не препятствует суду рассмотреть по существу находящееся в его производстве дело, если до вынесения приговора новым уголовным законом устраняется преступность и наказуемость инкриминируемого обвиняемому деяния, и решить вопрос о признании (или об отказе в признании) за ним права на реабилитацию.

Представляется, что ошибочное привлечение лица к уголовной ответственности (например, после принятия нового закона, которым устранены преступность и наказуемость деяния), порождает право на реабилитацию, поскольку такие действия являются незаконными.


д) Должно ли признаваться право на реабилитацию за лицами, обоснованно осужденными за совершение преступлений, которым в последующем наказание было снижено, либо в связи с принятием закона, смягчающего наказание, либо в связи с внесением в приговор изменений в кассационном или надзорном порядке, в результате чего вновь назначенное им наказание оказалось меньше, чем реально отбытое.

Согласно п. 34 ст. 5 УПК РФ, реабилитация- это порядок восстановления прав и свобод лица, незаконно или необоснованно подвергнутого уголовному преследованию, и возмещения причиненного ему вреда.


В этой связи полагаем, что в тех случаях, когда наказание снижается лицам, обоснованно осужденным за совершение преступлений, право на реабилитацию не должно возникать.

Вместе с тем в таких ситуациях считаем возможным принимать во внимание положения части 5 статьи 133 УПК РФ, согласно которой в иных случаях (не предусмотренных ч. 1-3 ст. 133 УПК РФ) вопросы, связанные с возмещением вреда, разрешаются в порядке гражданского судопроизводства.

Представляется, что к таким ситуациям могут быть отнесены указанные в примерной программе случаи внесения в приговор изменений в кассационном или надзорном порядке, в результате чего вновь назначенное обоснованно осужденным лицам наказание оказывается меньше, чем реально отбытое.

Здесь же отметим, что суды не признают право на реабилитацию за лицами, в отношении которых было признано незаконным постановление суда об отмене условно-досрочного освобождения.

Так, 05 ноября 2009 года Беломорский суд Республики Карелия отказал в признании права на реабилитацию Р. Из материалов дела следует, что постановлением суда от 30 января 2007 года было отменено условно-досрочное освобождение осужденному и он направлен для отбывания неотбытой части наказания в места лишения свободы сроком на 11 месяцев 26 дней. Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Карелия от 12 марта 2007 года данное постановление отменено, Распопин освобожден из-под стражи, дело направлено на новое рассмотрение, по результатам которого в удовлетворении представления начальника Беломорского РОВД об отмене Р. условно-досрочного освобождения отказано. 25 марта 2009 года содержание Р. под стражей (по постановлению от 30 января 2007года) признано незаконным и в возмещение морального вреда в его пользу взыскано 5 000 рублей с Министерства Финансов РФ.

Отказ суда в признании права на реабилитацию Р. мотивирован тем, что в отношении него не выносился оправдательный приговор, уголовное дело по основаниям, указанным в ч. 2 ст. 133 УПК РФ не прекращалось, обвинительный приговор от 20 июля 2005 года не отменялся и не изменялся, в связи с чем оснований для признания права на реабилитацию в связи с содержанием его под стражей с 30 января по 12 марта 2007 года, не имеется.


2. В каких случаях суды принимают решение о возмещении вреда лицам, подвергнутым мерам процессуального принуждения, в ходе производства по уголовному делу (ч. 3 ст. 133 УПК РФ).

Есть ли случаи возмещения такого вреда гражданам, незаконно подвергшимся принудительному приводу в качестве свидетеля и понесшим при этом убытки, либо подвергшимся досмотру или обыску с причинением не вызывавшегося необходимостью ущерба, либо понесшим убытки в связи с необоснованным наложением ареста на имущество, финансовые средства, изъятием документации в тех случаях, когда такие граждане сами не привлекались к уголовной ответственности.

В силу ч. 3 ст. 133 УПК РФ правом на возмещение вреда обладает не только подозреваемый, обвиняемый, подсудимый, осужденный, но и любое лицо, незаконно подвергнутое мерам процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу.

К мерам процессуального принуждения в силу раздела IV УПК РФ относятся: задержание, меры пресечения, обязательство о явке, привод, временное отстранение от должности, наложение ареста на имущество, ценные бумаги, денежное взыскание.

Такие меры процессуального принуждения, как обязательство о явке, привод, денежное взыскание в силу ч. 2 ст. 111 УК РФ могут быть применены к потерпевшему, свидетелю, гражданскому истцу и ответчику, специалисту, эксперту, переводчику, понятому, в связи с чем указанные лица в силу ч. 3 ст. 133 УПК РФ имеют право на возмещение в порядке реабилитации вреда, причиненного незаконными и необоснованными действиями соответствующих должностных лиц.

С требованиями о возмещении вреда другие лица, помимо подозреваемых, обвиняемых, подсудимых, осужденных, незаконно подвергнутые мерам процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу, в суды Республики Карелия в 2009 году не обращались.

В судебной практике имел место факт отказа в принятии заявления о возмещении имущественного вреда, обусловленного незаконным применением мер процессуального принуждения, от лица, привлекаемого к уголовной ответственности.

Так, в Петрозаводский городской суд Республики Карелия с заявлением о взыскании компенсации в связи с реабилитацией обратилась П. Заявительница мотивировала свои требования тем, что на стадии предварительного расследования к ней незаконно применены меры процессуального принуждения: на основании судебного постановления с 15 января 2009 года она была временно отстранена от должности в связи с привлечением к уголовной ответственности. Данное решение отменено судом надзорной инстанции; в связи с незаконным отстранением от должности она не получала заработную плату 3 месяца 21 день. Заявительница поставила вопрос о взыскании этих средств с Правительства РК в лице Министерства Финансов РК.

Суд отказал в принятии заявления П., указав, что по смыслу части 3 статьи 133 УПК РФ во взаимосвязи с частью второй той же статьи, право на реабилитацию имеют любые лица, незаконно подвергнутые мерам процессуального принуждения, за исключением подозреваемых, обвиняемых, подсудимых и осужденных. Из представленных заявительницей материалов следует, что временное отстранение от должности было применено к П. как к подозреваемой. Лица, имеющие указанный статус, подлежат реабилитации (п. 2 ч. 2 ст. 133 УПК РФ) в случае прекращения в отношении них уголовного преследования по основаниям, предусмотренным п.п. 1 , 2 , 5 и 6 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, и п.п. 1 , 4-6 ч. 1 ст. 27 УПК РФ. Однако заявительницей не представлено процессуальное решение о прекращении в отношении нее уголовного преследования, а также о признании за ней права на реабилитацию. Согласно сообщению следователя, уголовное преследование в отношении П. не прекращалось, поэтому заявление не подлежит принятию к рассмотрению.


Применение статьи 134 УПК РФ


1) Следует ли признавать право на реабилитацию за лицами, в отношении которых постановлен оправдательный приговор или прекращено уголовное дело не по всему объему предъявленного обвинения, а лишь частично.

В последние года суды республики признают право на реабилитацию за лицами, в отношении которых постановлен оправдательный приговор или прекращено уголовное дело не по всему объему предъявленного обвинения в тех случаях, когда лицу был причинен вред в результате уголовного преследования по обвинению, не нашедшему подтверждения в ходе судебного разбирательства.

Так, Петрозаводский городской суд Республики Карелия, признав Ч. и Н. виновными в совершении преступления, предусмотренного п.п. "а , в" ч. 2 ст. 158 УК РФ, и назначив каждому из них наказание в виде 2 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в колонии-поселении, признал их невиновными в совершении двух преступлений, предусмотренных п. "а" ч. 3 ст. 158 УК РФ, и оправдал за непричастностью к совершению указанных преступлений.

За Ч. и Н. суд признал право на реабилитацию, то есть право на возмещение имущественного ущерба, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах.

В тех случаях, когда в аналогичных ситуациях суды первой инстанции не признавали право на реабилитацию за лицами, оправданных по части обвинения, судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Карелия вносила соответствующие изменения в приговор.

Кондопожский городской суд Республики Карелия одновременно с постановлением обвинительного приговора в отношении П. вынес постановление о прекращении уголовного преследования по обвинению П. по ч. 3 ст. 30 - ч. 1 ст. 158 УК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления (государственный обвинитель отказался от обвинения).

П. обжаловал данное постановление в суд второй инстанции в связи с непризнанием за ним права на реабилитацию.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Карелия изменила обжалуемое постановление, указав о признании за П. права на реабилитацию и направлении ему извещения с разъяснением порядка возмещения вреда, связанного с уголовным преследованием в соответствии со ст. 135 УПК РФ.

Судебная практика по данному вопросу учитывает разъяснения Конституционного Суда Российской Федерации, которые содержаться в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 18 июля 2006 года N 279-О по жалобе гражданки Рысевой Н.Н.

Конституционный суд установил, что ст. 53 Конституции Российской Федерации гарантирует каждому право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

Порядок возмещения вреда, причиненного гражданину в ходе уголовного судопроизводства, определяется главой 18 "Реабилитация" УПК Российской Федерации (ст.ст. 133 - 140 ), ст.ст. 151 , 1069 , 1070 , 1099 - 1101 ГК Российской Федерации и Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 года "О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей".

Ни в ст. 133 УПК Российской Федерации, ни в других законодательных нормах, регламентирующих возмещение ущерба, причиненного гражданину незаконным уголовным преследованием, не содержится положений, исключающих возможность возмещения вреда лицу, в отношении которого было вынесено постановление (определение) о прекращении уголовного преследования по реабилитирующему основанию, по той лишь причине, что одновременно в другой части обвинения это лицо было признано виновным в совершении преступления либо уголовное преследование в отношении него было прекращено по основанию, не указанному в пунктах 2 и 3 части второй статьи 133 УПК Российской Федерации.

В таких ситуациях с учетом обстоятельств конкретного уголовного дела и в соответствии с принципами справедливости и приоритета прав и свобод человека и гражданина Конституционный Суд Российской Федерации пришел к выводу, что суды вправе принять решение о частичном возмещении реабилитированному лицу вреда, если таковой был причинен в результате уголовного преследования по обвинению, не нашедшему подтверждения в ходе судебного разбирательства.

Таким образом, реабилитация может быть не только полной, но и частичной.


2) Признают ли суды право на реабилитацию при оправдании или прекращении по реабилитирующим основаниям дела по одной или нескольким статьям УК РФ, в тех случаях, когда это повлекло необоснованное содержание лица под стражей, потерю работы, дохода или заработка.

Во всех ли подобных случаях суды признают за лицом право на реабилитацию, либо только в случаях отмены приговора и прекращения дела в надзорном порядке в соответствии с п. 4 ч. 2 ст. 133 УПК РФ.

Как было отмечено в ответе на предыдущий вопрос, суды республики признают право на реабилитацию при оправдании или прекращении по реабилитирующим основаниям дела по одной или нескольким статьям УК РФ в тех случаях, когда лицу был причинен вред в результате уголовного преследования по обвинению, не нашедшему подтверждения в ходе судебного разбирательства.

Необоснованное содержание лица под стражей, потеря работы, дохода или заработка относятся к вреду, который подлежит возмещению. В таких случаях суды признают за лицом право на реабилитацию.


3) Имелись ли в практике случаи, когда суд, при оправдании или прекращении по реабилитирующим основаниям дела по одной или нескольким статьям УК РФ, признавал за такими лицами лишь право на возмещение имущественного ущерба, причиненного незаконным привлечением к уголовной ответственности, не признавая за ними право на реабилитацию.

Согласно представленным данным, в судебной практике республики не было случаев, когда суд, при оправдании или прекращении по реабилитирующим основаниям дела по одной или нескольким статьям УК РФ, признавал за такими лицами лишь право на возмещение имущественного ущерба, причиненного незаконным привлечением к уголовной ответственности, не признавая право на реабилитацию.


4) Указывают ли суды в приговорах, кассационных и надзорных определениях и постановлениях о признании за оправданным, либо лицом, в отношении которого прекращено уголовное дело, права на реабилитацию.

Результаты обобщения свидетельствуют о том, что суды в приговорах и кассационных определениях и постановлениях указывают о признании права на реабилитацию за оправданным, либо лицом, в отношении которого прекращено уголовное дело.

Следует отметить, что по делам частного обвинения такое указание отсутствует.


5) Является ли отсутствие соответствующего указания о праве на реабилитацию в приговоре, определении, постановлении основанием для отказа судом в принятии заявления о возмещении ущерба в соответствии со статьей 133 УПК РФ.

В судебной практике республики не было случаев отказа в принятии заявлений о возмещении ущерба в соответствии со статьей 133 УПК РФ в связи с отсутствием соответствующего указания о праве на реабилитацию, в приговоре, определении, постановлении суда.

Представляется, что отсутствие указания о реабилитации лица в судебном постановлении не препятствует обращению оправданного гражданина в суд с заявления о возмещении ущерба в соответствии со статьей 133 УПК РФ.

Данное мнение основано на следующем:

Согласно п. 35 ст. 5 УПК РФ "реабилитированный" - это лицо, имеющее в соответствии с УПК РФ право на возмещение вреда, причиненного ему в связи с незаконным или необоснованным уголовным преследованием.


6) Является ли отсутствие соответствующего указания о праве на реабилитацию в приговоре, определении постановлении основанием для отказа судом в принятии искового заявления в порядке гражданского судопроизводства о возмещении ущерба в соответствии со статьей 1070 ГК РФ.

В судебной практике республики не было случаев отказа в принятии заявлений о возмещении ущерба в соответствии со статьей 1070 ГК РФ в связи с отсутствием соответствующего указания о праве на реабилитацию, в приговоре, определении, постановлении суда.

Как и в предыдущем ответе на вопрос полагаем, что отсутствие указания о реабилитации лица в судебном постановлении (приговоре, постановлении о прекращении уголовного преследования) не препятствует обращению оправданного гражданина в суд с исковым заявления о возмещении ущерба в соответствии со статьей 1070 ГК РФ.

Согласно п. 35 ст. 5 УПК РФ, "реабилитированным" является лицо, имеющее в соответствии с УПК РФ право на возмещение вреда, причиненного ему в связи с незаконным или необоснованным уголовным преследованием.

Закон (ст. 133 УПК РФ) не связывает статус данного лица ("реабилитированный") с принятием судом решения о признании за гражданином права на реабилитацию.

Только вынесение оправдательного приговора или постановления о прекращении уголовного преследования по реабилитирующим основаниям (за исключением случаев, перечисленных в п. 4 ст. 133 УПК РФ) являются безусловными основаниями для возникновения права на реабилитацию.


7) Всегда ли реабилитированным гражданам направляются извещения с разъяснением порядка возмещения вреда, связанного с уголовным преследованием.

Как показали результаты настоящего обобщения, суды республики в большинстве случаев направляют извещения с разъяснением порядка возмещения вреда, связанного с уголовным преследованием.

Вместе с тем, выявлены факты ненаправления таких извещений четырем лицам, в отношении которых были постановлены оправдательные приговоры (Лоухский, Олонецкий и Прионежский районные суды).

Следует отметить, что в указанных приговорах за оправданным признавалось право на реабилитацию, то есть право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах.

Считаем, что направление извещения одновременно с решением о реабилитации служит гарантией своевременной реализации права лица на возмещение вреда, причиненного уголовным преследованием.


8) Каким судом направляются такие извещения реабилитированным гражданам в тех случаях, когда приговор отменен или изменен вышестоящим судом - вышестоящим судом или судом, вынесшим необоснованный приговор.

Если приговор отменен или изменен вышестоящим судом, извещения реабилитированным гражданам направляет вышестоящий суд.

В указанных случаях требования о возмещении вреда реабилитированными лицами предъявляются в суд первой инстанции (постановивший приговор), поскольку согласно ч. 2 ст. 135 УПК РФ в случаях прекращения уголовного дела или изменения приговора вышестоящим судом, требование о возмещении вреда направляется в суд, постановивший приговор.


Статья 135 УПК РФ


1. В каком объеме должна возмещаться реабилитированным лицам заработная плата и другие доходы (п. 1 ч. 1 ст. 135 УПК РФ), в тех случаях, когда их размер, рассчитанный в соответствии с п.п. 8 и 9 Инструкции по применению "Положения о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия", утвержденного Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 года, оказывается ниже заявленных требований и не позволяет полностью компенсировать утраченные суммы заработка и других доходов.

Полагаем, что при возникновении ситуации, указанной в данном вопросе, необходимо руководствоваться положениями Конституции РФ и Уголовно-Процессуального Кодекса РФ.

Так, к числу прав граждан, закрепленных в Конституции РФ, относится право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц (ст. ст. 52 и 53 ).

Указанные нормативные акты имеют приоритет над вышеназванной Инструкцией по применению "Положения о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия", утвержденного Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 года.

Считаем, что в противном случае принцип полного возмещения вреда будет нарушен.

Возмещению подлежат заработная плата, пенсия, пособие, другие средства, которых лишился реабилитированный в результате уголовного преследования, т.е. все реальные доходы лица.


Размер подлежащей возмещению суммы заработка должен определяться исходя из среднемесячной заработной платы с учетом индексации цен, с зачетом заработка, полученного гражданином за время отстранения от работы. Подлежит возмещению также вред, причиненный за время, в течение которого гражданин принимал меры к восстановлению на работе.

К "другим средствам" (п. 1 ч. 1 ст. 135 УПК) следует относить все легальные доходы, которые получал реабилитированный до привлечения к уголовной ответственности (законно полученные доходы в результате предпринимательской деятельности, стипендия, доходы от сдачи имущества в аренду и др.).

При осуществлении расчетов следует учитывать уровень инфляции.


2. Какие иные расходы подлежат возмещению в соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 135 УПК РФ? Относятся ли к ним только расходы которые понесены реабилитированным непосредственно в связи с уголовным преследованием, либо должны включаться затраты на восстановление здоровья, возмещение убытков связанных с утратой своего дела, упущенной выгодой и другие.

Эти расходы должны быть подтверждены заявителем конкретными фактическими данными, свидетельствующими как о размере расходов, так и о причинной связи между понесенными расходами и незаконным уголовным преследованием заявителя.

Согласно представленным судами Республики Карелия данным, в 2009 году реабилитированные граждане обращались в основном с исками о возмещении сумм, выплаченных за оказание юридической помощи (п. 4 ч. 1 ст. 135 УПК РФ).

Вместе с тем, для сведения сообщаем, что в 2010 году Верховный Суд Республики Карелия, рассмотрев иск Ч. о возмещении имущественного вреда, причиненного в результате уголовного преследования, взыскал в пользу заявителя с Министерства Финансов Российской Федерации за счет казны Российской Федерации сумму, выплаченную адвокату за оказание юридической помощи, а также транспортные расходы, связанные с явкой оправданного в судебные заседания, с учетом уровня инфляции.

В удовлетворении требований заявителя о возмещении ущерба в связи с необходимостью получения банковского кредита для оплаты услуг адвоката (и соответственно возмещения выплаченных банку процентов за пользование кредитом, а также за страхование жизни и уплату комиссионного сбора) суд отказал, поскольку требования заявителя не нашли подтверждения в судебном заседании.

Также суд отказал в удовлетворении требования о выплате компенсации за время, связанное с ознакомлением с материалами уголовного дела в порядке ст. 217 УПК РФ (из расчета должностного оклада заявителя по месту работы с учетом всех начислений), поскольку в судебном заседании заявитель пояснил, что ознакомление производилось в свободное от работы время и, соответственно, заработную плату на предприятии он получил в полном объеме.

Вышеприведенный пример судебной практики свидетельствует о том, что расходы, связанные с уголовным преследованием, подлежат возмещению при их надлежащем обосновании и подтверждении.


3. На какие органы возлагают суды обязанность по возмещению ущерба причиненного реабилитированному гражданину в результате незаконного привлечения к уголовной ответственности.

При принятии решения о возмещении ущерба, причиненного реабилитированному гражданину в результате незаконного привлечения к уголовной ответственности, суды республики возлагают данную обязанность на Министерство Финансов Российской Федерации за счет казны Российской Федерации.

Данная позиция базируется на следующем:

Согласно ч. 1 ст. 133 УПК РФ вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда.

В соответствии со ст. 1070 ГК РФ вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, возмещается за счет казны Российской Федерации, а в случаях, предусмотренных законом, - за счет казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

В силу ст. 1071 ГК РФ в случаях, когда причиненный вред подлежит возмещению за счет казны Российской Федерации, от ее имени выступает Минфин России в лице Управления Казначейства России.

Именно на Минфин России возложена обязанность по исполнению судебных актов по искам к Российской Федерации о возмещении вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) государственных органов Российской Федерации или иных должностных лиц, а также судебных актов по иным искам о взыскании денежных средств за счет казны Российской Федерации (ст. ст. 165 и 242.2 БК РФ).

В судебной практике республики имели место случаи ненадлежащего определения заявителем ответчика.

Так, Н. обратился в суд в порядке гражданского судопроизводства с требованием о взыскании с судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Карелия денежной компенсации в размере 200 тысяч рублей за незаконное, по-мнению заявителя, решение о продлении срока содержания его под стражей. Сегежский суд Республики Карелия отказал в принятии данного заявления, указав на ненадлежащее определение ответчика.


4. В каких случаях суды рассматривают заявления граждан, о возмещении имущественного вреда, причиненного в связи с незаконным привлечением к уголовной ответственности, осуждением или содержанием под стражей, в порядке гражданского судопроизводства (статьи 1069 и 1070 ГК РФ), а не в порядке, предусмотренном статьей 399 УПК РФ.

Согласно ч. 5 статья 135 УПК РФ требование о возмещении имущественного вреда разрешается судьей в порядке, установленном статьей 399 УПК РФ для разрешения вопросов, связанных с исполнением приговора.

С учетом указанных требований закона, заявления граждан о возмещении имущественного вреда, причиненного в связи с незаконным привлечением к уголовной ответственности, осуждением или содержанием под стражей рассматриваются судами в порядке, предусмотренном ст. 399 УПК РФ.

Так, Сегежский суд Республики Карелия отказал в принятии к рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства заявления Ц. о возмещении имущественного вреда причиненного в связи с незаконным привлечением к уголовной ответственности. Ц. обратилась в суд в порядке гражданского судопроизводства с требованием к Сегежскому Управлению Федерального казначейства РФ по РК, Сегежскому РОВД о возмещении расходов на оплату услуг адвоката, т.е. материального ущерба, причиненного органами следствия в связи с незаконным привлечением к уголовной ответственности. Суд, установив, что указанные требования подлежат рассмотрению в порядке уголовного судопроизводства, отказал в принятии заявления в порядке гражданского судопроизводства.


5. По делам частного обвинения:

а) Признают ли суды право на реабилитацию за гражданами, в отношении которых вынесен оправдательный приговор по делам частного обвинения. Указывают ли суды в оправдательном приговоре по таким делам о реабилитации и праве на возмещение ущерба.

Большинство мировых судей республики не признают право на реабилитацию за гражданами, в отношении которых вынесен оправдательный приговор по делам частного обвинения, а также не указывают в оправдательном приговоре по таким делам о реабилитации и праве на возмещение ущерба.

В единичных случаях суды указывали о признании права на реабилитацию по делам частного обвинения.

Считаем, что основания для признания права на реабилитацию по делам частного обвинения отсутствуют, поскольку реабилитация предполагает право на возмещение вреда, причиненного в результате незаконных действий (бездействия) органов государственной власти (должностных лиц) в ходе уголовного преследования.

По делам же частного обвинения обвинителем является частное лицо, реализующее свое конституционное право на обращение в суд с заявлением о возбуждении уголовного дела частного обвинения.

Действующее законодательство о реабилитации за счет казны Российской Федерации не должно распространяться на уголовные дела частного обвинения, прекращенные судом в связи с неявкой частного обвинителя, в связи с отказом частного обвинителя от обвинения, либо по которым подсудимый оправдан судом.

Представляется, что ответчиками по таким делам должны признаваться граждане- частные обвинители, возбудившие и осуществлявшие уголовное преследование.

При этом реализация потерпевшим его процессуальных прав, хотя и по делам частного обвинения, не меняет публично-правовой сущности уголовной ответственности и не является основанием для постановки его в равные условия с государством в части возмещения вреда в полном объеме независимо от наличия его вины.

Эта позиция выражена и в Определениях Конституционного Суда Российской Федерации от 25 января 2007 года N 136-О-О по жалобе Яковлева И.А. и N 643-О-О от 28 мая 2009 года по жалобе Васева А.М., в которых отмечается, что тот факт, что положения ч. 2 ст. 133 УПК РФ не содержат указания на распространение их действий на случаи возмещения вреда лицу, уголовное преследование в отношении которого осуществлялось в порядке частного обвинения и было прекращено в связи с отказом частного обвинителя от обвинения, не может расцениваться как свидетельство отсутствия у государства обязанности содействовать реабилитированному лицу в защите его прав и законных интересов, затронутых необоснованным уголовным преследованием. Такая защита может быть осуществлена путем принятия судом по заявлению этого лица решения о возмещении ему вреда в ином процессуальном порядке на основе норм гражданского права. Так, часть вторая статьи 136 УПК РФ прямо предусматривает предъявление исков о возмещении морального вреда в денежном выражении в порядке гражданского судопроизводства. При этом согласно статье 151 ГК РФ суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации морального вреда, если гражданину такой вред причинен действиями, нарушающими его личные неимущественные права, а также в других случаях, предусмотренных законом.


б) С кого взыскивается ущерб по делам частного обвинения, по которым вынесен оправдательный приговор (прекращено дело) - с частного обвинителя или возмещается за счет казны Российской Федерации. Учитывается ли при решении этого вопроса основания, по которым вынесен оправдательный приговор (прекращено дело) частного обвинения - неявка частного обвинителя, недоказанность обвинения и т.п.

Полагаем, что ущерб по делам частного обвинения, по которым вынесен оправдательный приговор (прекращено дело) должен взыскиваться с частного обвинителя.

При решении вопроса о взыскании ущерба по делам частного обвинения необходимо учитывать, что частный обвинитель по таким делам реализует свое процессуальное право на обращение в суд с заявлением о привлечении к уголовной ответственности лица, которое, по его убеждению, совершило преступление.

В тех случаях, когда имеются доказательства того, что частный обвинитель злоупотребил своим правом, вред, причиненный оправданному лицу, подлежит возмещению.

В тех случаях, когда вина частного обвинителя в злоупотреблении своими правами не доказана, суды не признавали право на возмещение ущерба оправданному.

Так, Пряжинский районный суд Республики Карелия отказал в удовлетворении иска К. к Б. о возмещении морального вреда в размере 10 000 рублей. Мировой суд оправдал К. по предъявленному частным обвинителем Б. обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ, в связи с его непричастностью к совершению данного преступления. Заявитель требовал возместить причиненный ему моральный вред.

Суд указал, что для привлечения частного обвинителя к гражданско-правовой ответственности, предусмотренной ст. 151 ГК РФ, необходимо установить противоправность его действий. В силу ч. 1 ст. 46 Конституции РФ, каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Действующее законодательство не предусматривает иного способа защиты прав потерпевшего по делам частного обвинения, как обращение в суд в частном порядке. Требования оправданного по делу частного обвинения о взыскании компенсации морального вреда могут быть удовлетворены лишь при условии установления факта противоправности действий частного обвинителя, а именно, если заявление о преступлении не имело никаких оснований, а обращение в суд в частном порядке было направлено исключительно на причинение вреда другому лицу (злоупотребление правом). Таких обстоятельств по делу не установлено.

Вместе с тем полагаем, что при отмене обвинительного приговора по делам частного обвинения вышестоящей судебной инстанцией, обязанность возмещения вреда может быть возложена на государство, поскольку его орган (суд первой инстанции) принял ошибочное решение. Такое решение может быть принято в случае причинения уголовным преследованием вреда оправданному лицу.


в) В каком порядке (исковом или в порядке статьи 399 УПК РФ) рассматриваются заявления о взыскании ущерба при оправдании (прекращении дела) по делам частного обвинения.

Заявления о взыскании ущерба при оправдании (прекращении дела) по делам частного обвинения должны рассматриваться в порядке гражданского судопроизводства. Прилагаемая копия судебного решения по заявлению Кузикко подтверждает данную позицию.

Вместе с тем суд, в соответствии с ч. 9 ст. 132 УПК РФ, вправе полностью или частично взыскать процессуальные издержки при оправдании подсудимого по уголовному делу частного обвинения с лица, по жалобе которого было начато производство по данному уголовному делу.


г) Рассматривались ли судами дела по заявлениям оправданных лиц о привлечении к ответственности за заведомо ложный донос или заведомо ложные показания лиц, являвшихся частными обвинителями по этим делам.

В анализируемый период времени суды не рассматривали дела по заявлениям оправданных граждан о привлечении к уголовной ответственности за заведомо ложный донос или заведомо ложные показания лиц, являвшихся частными обвинителями по этим делам.


Применение статьи 136 УПК РФ


1) Всегда ли суды указывают в решениях в соответствии с ч. 1 статьи 136 УПК РФ конкретное должностное лицо органов прокуратуры обязанное принести извинение реабилитированному лицу за причиненный ему вред.

Нет, в судебных решениях не указывается конкретное должностное лицо органов прокуратуры, обязанное принести извинение реабилитированному лицу за причиненный ему вред.


2) В каком порядке рассматриваются заявления реабилитированных граждан о неисполнении прокурором решения суда о принесении извинений реабилитированному лицу в порядке статьи 125 УПК РФ или в порядке гражданского судопроизводства.

В судах республики не рассматривались заявления граждан о неисполнении прокурором решения суда о принесении извинений реабилитированному лицу.

Вместе с тем, следует отметить, что в 2009 году в Верховный Суд Республики Карелия поступило одно заявление в порядке ст. 125 УПК РФ о необходимости исполнения требований закона о принесении официальный извинений.

Так, приговором Верховного Суда Республики Карелия от 22 апреля 2008 года В. был оправдан на основании п.п. 3 , 4 ч. 2 ст. 302 УПК РФ в связи с отсутствием в его действиях состава преступления и на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей.

Суд признал за В. право на реабилитацию.

В день постановления приговора оправданному было передано извещение суда с разъяснением порядка возмещения вреда, связанного с уголовным преследованием. В том числе разъяснено, что в соответствии со ст. 136 УПК РФ, предусматривающей возмещение морального вреда, прокурор от имени государства приносит официальное извинение реабилитированному за причиненный ему вред.

15 апреля 2009 года В. обратился в Верховный Суд Республики Карелия с требованием о возмещении имущественного вреда в сумме 30 тыс. рублей, которые были выплачены им за оказание ему юридической помощи по данному делу. Указанное заявление рассматривалось в порядке, предусмотренном ст. 399 УПК РФ.

В ходе рассмотрения данного заявления в Верховный Суд Республики Карелия от В. поступило также заявление в порядке ст. 125 УПК РФ о необходимости исполнения требований закона о принесении официальный извинений, обязании прокурора Республики Карелия либо его заместителя от имени государства принести заявителю официальное письменное извинение за причиненный вред, а также обязании прокуратуры Республики Карелия опубликовать в карельских средствах массовой информации (в том числе электронных) официальное сообщение прокуратуры РК о реабилитации В. и вступлении в силу оправдательного приговора.

В судебном заседании прокурором Кудрявцевой Л.Ю. было заявлено, что исполняющий обязанности прокурора Республики Карелия поручил ей, как участвующему в деле прокурору, передать заявителю - В. официальное письменное извинение от имени государства за причиненный вред в связи с привлечением к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 293 УК РФ. Исполняя данное поручение, прокурор, зачитав текст официального письменного извинения, вручила его заявителю В.

Согласившись с текстом и процедурой принесения официального письменного извинения и.о. прокурора Республики Карелия от имени государства, В. просил суд о прекращении производства по его заявлению в этой части, с чем согласились все участники судебного разбирательства.

В этой связи судом прекращено производство в части принесения от имени государства официального письменного извинения реабилитированному В. прокурором Республики Карелия за причиненный вред, вызванный уголовным преследованием, в связи с его отказом от заявленных требований.

В остальной части требования В. удовлетворены.

Представляется, что заявления граждан о неисполнении прокурором решения суда о принесении извинений реабилитированному лицу должны рассматриваться в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК РФ.

К данному выводу приходим на основе следующего:

В части 1 статьи 136 УПК РФ закреплено положение о том, что прокурор от имени государства приносит официальное извинение реабилитированному за причиненный ему вред.

По смыслу закона, заявления о принесении извинений реабилитированному лицу должны рассматриваться в порядке, предусмотренном ст. 399 УПК РФ.

Незаконное бездействие прокурора нарушает конституционное право на возмещение вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

В этой связи полагаем, что заявления реабилитированных граждан о неисполнении прокурором решения суда о принесении извинений реабилитированному лицу должны рассматриваться в порядке статьи 125 УПК РФ, а не гражданского судопроизводства.


3) В каком размере взыскивается моральный вред, причиненный реабилитированным гражданам - указать минимальный и максимальный размер взысканного вреда.

Размер взыскиваемого морального вреда, причиненного реабилитированным гражданам, зависит от конкретных обстоятельств дела, характера причиненных физических и нравственных страданий, индивидуальных особенностей лица. Суд при принятии решения учитывает принципы разумности и справедливости,

Минимальный размер взысканного вреда- 25 000 рублей, максимальный- 500 000 рублей.


4) Взыскивается ли моральный вред по искам граждан, в отношении которых судом не указано о праве на реабилитацию.

Таких случаев в судебной практике республики не было.

Вместе с тем представляется, что отсутствие указания о реабилитации лица в судебном постановлении (приговоре, постановлении о прекращении уголовного преследования) не препятствует обращению оправданного гражданина в суд с иском о взыскании морального вреда.

Данное мнение основано на следующем: согласно п. 35 ст. 5 УПК РФ "реабилитированный" - это лицо, имеющее в соответствии с УПК РФ право на возмещение вреда, причиненного ему в связи с незаконным или необоснованным уголовным преследованием.

Закон (ст. 133 УПК РФ) не связывает статус данного лица ("реабилитированный") с принятием судом решения о признании за гражданином права на реабилитацию.

Основополагающим является вынесение в отношении лица оправдательного приговора или постановления о прекращении уголовного преследования по реабилитирующим основаниям (за исключением случаев, перечисленных в п. 4 ст. 133 УПК РФ).


Применение статьи 138 УПК РФ


Всегда ли суды решают вопросы о восстановлении трудовых, пенсионных, жилищных и иных прав реабилитированных граждан в порядке, установленном статьей 399 УПК РФ. Имеются ли случаи передачи судами решения этих вопросов в порядке гражданского судопроизводства. Если такие случаи есть, то по каким основаниям суды передают решение этих вопросов в порядке гражданского судопроизводства.

Согласно представленным судами республики сведениям, в 2009 году заявления о восстановлении трудовых, пенсионных, жилищных и иных прав реабилитированных граждан не рассматривались.

По смыслу закона (ч. 1 ст. 138 УПК РФ) такие заявления должны рассматриваться в порядке, установленном статьей 399 УПК РФ.

Если требование о возмещении вреда судом не удовлетворено или реабилитированный не согласен с принятым судебным решением, то он вправе обратиться в суд в порядке гражданского судопроизводства.


Применение статьи 139 УПК РФ


1) Рассматривались ли заявления о возмещении вреда юридическим лицам. Сколько рассмотрено таких заявлений. Сколько заявлений удовлетворено, по скольким приняты решения об отказе в удовлетворении. По каким основаниям было отказано в удовлетворении заявлений.

В 2009 году заявления о возмещении вреда юридическим лицам судами республики не рассматривались.


2) Какой вред просили возместить юридические лица: вред причиненный имуществу юридического лица; вред, причиненный деловой репутации юридического лица; моральный вред.

Ответить на данный вопрос не представляется возможным в связи с отсутствием судебной практики по данной тематике.


3) В каком размере взыскивался вред, причиненный юридическим лицам - указать минимальный и максимальный размер взысканного вреда.

Ответить на данный вопрос также не имеем возможности.


4) От чьего имени подаются заявления по таким делам - от имени юридического лица или от имени его учредителя (владельца).

Таких заявлений в суды общей юрисдикции республики не поступало.


5) В каком порядке рассматриваются требования о возмещении вреда юридическим лицам - в порядке главы 18 УПК РФ, либо в порядке гражданского судопроизводства.

Представляется, что требования о возмещении вреда, причиненного юридическим лицам незаконными действиями (бездействием) и решениями суда, прокурора, следователя, дознавателя, органа дознания могут быть рассмотрены как в порядке, предусмотренном главой 18 УПК РФ, так и в порядке гражданского судопроизводства.

При этом в порядке главы 18 УПК РФ должны рассматриваться требования юридических лиц, которые напрямую связаны с реабилитацией.

Данная позиция основана на следующем:

Статья 139 УПК РФ предусматривает возможность юридического лица обратиться за возмещением вреда в связи с производством по уголовному делу по основаниям и в порядке, установленным Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, и не исключает возможности того же юридического лица обратиться за защитой своих нарушенных прав в порядке статьи 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которой государство отвечает за неправомерные действия государственных органов и их должностных лиц.

Пункт 5 статьи 133 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации устанавливает, что вопросы, связанные с возмещением вреда, в случаях, когда они не связаны с реабилитацией лиц, указанных в пункте 2 той же статьи, разрешаются в порядке гражданского судопроизводства.

Следовательно, требование о возмещении вреда, причиненного юридическому лицу незаконными действиями должностных лиц в рамках уголовного судопроизводства, может быть рассмотрено и в порядке гражданского судопроизводства.

Результаты настоящего обобщения свидетельствуют о необходимости формирования единой судебной практики по применению положений о реабилитации.

Вопросы, обозначенные в Примерной программе, являются актуальными, поскольку не по каждому из них сформирован единый подход.

В этой связи считаем целесообразным разъяснить в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации положения о применении реабилитации по всем приведенным в Примерной программе вопросам.

Конституция Российской Федерации, провозглашая человека, его права и свободы высшей ценностью, а признание, соблюдение и защиту прав и свобод человека и гражданина - обязанностью государства (статья 2), гарантирует каждому право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц (статья 53).

Конституционным гарантиям находящегося под судебной защитой права на возмещение вреда корреспондируют положения Всеобщей декларации прав человека 1948 года (статья 8), Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 года (подпункт "а" пункта 3 статьи 2, пункт 5 статьи 9, пункт 6 статьи 14), Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года (пункт 5 статьи 5) и Протокола N 7 к данной Конвенции (статья 3), закрепляющие право каждого, кто стал жертвой незаконного ареста, заключения под стражу или осуждения за преступление, на компенсацию.

В уголовном судопроизводстве право граждан на реабилитацию и порядок его реализации закреплены в нормах главы 18 УПК РФ.

В связи с вопросами, возникающими у судов при применении норм главы 18 УПК РФ, регламентирующих возмещение вреда, причиненного в результате незаконного или необоснованного уголовного преследования, и в целях обеспечения единства судебной практики Пленум Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 126 Конституции Российской Федерации,

постановляет:

1. Под реабилитацией в уголовном судопроизводстве понимается порядок восстановления прав и свобод лица, незаконно или необоснованно подвергнутого уголовному преследованию, и возмещения причиненного ему вреда (пункт 34 статьи 5 УПК РФ).

Возмещение лицу имущественного вреда, причиненного в ходе уголовного судопроизводства, устранение последствий морального вреда и восстановление его в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах осуществляются по основаниям и в порядке, предусмотренным статьями 133-139, 397, 399 УПК РФ, нормами других федеральных законов и иных нормативных правовых актов, регламентирующих указанные вопросы.

Положения норм Указа Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 года "О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей", утвержденного Законом СССР от 24 июня 1981 года, Положения о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, утвержденного Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 года, Инструкции по применению данного Положения, утвержденной Министерством юстиции СССР, Прокуратурой СССР, Министерством финансов СССР 2 марта 1982 года и согласованной с Верховным Судом СССР, Министерством внутренних дел СССР, Комитетом государственной безопасности СССР, могут учитываться судами при разрешении вопросов о реабилитации лишь в части, не противоречащей федеральным законам Российской Федерации.

2. С учетом положений части 2 статьи 133 и части 2 статьи 135 УПК РФ право на реабилитацию имеют как лица, уголовное преследование которых признано незаконным или необоснованным судом первой инстанции по основаниям, предусмотренным в части 2 статьи 133 УПК РФ, так и лица, в отношении которых уголовное преследование прекращено по указанным основаниям на досудебных стадиях уголовного судопроизводства либо уголовное дело прекращено и (или) приговор отменен по таким основаниям в апелляционном, кассационном, надзорном порядке, по вновь открывшимся или новым обстоятельствам.

На досудебных стадиях к таким лицам относятся подозреваемый или обвиняемый, уголовное преследование в отношении которых прекращено по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 2, 5 и 6 части 1 статьи 24 УПК РФ (отсутствие события преступления; отсутствие в деянии состава преступления; отсутствие заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению, за исключением случаев, предусмотренных частью 4 статьи 20 УПК РФ; отсутствие заключения суда о наличии признаков преступления в действиях одного из лиц, указанных в пунктах 2 и 2 части 1 статьи 448 УПК РФ, либо отсутствие согласия соответственно Совета Федерации, Государственной Думы, Конституционного Суда Российской Федерации, квалификационной коллегии судей на возбуждение уголовного дела или привлечение в качестве обвиняемого одного из лиц, указанных в пунктах 1 и 3-5 части 1 статьи 448 УПК РФ) или пунктами 1 и 4-6 части 1 статьи 27 УПК РФ (например, непричастность подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления; наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению либо определения суда или постановления судьи о прекращении уголовного дела по тому же обвинению; наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого неотмененного постановления органа дознания, следователя или прокурора о прекращении уголовного дела по тому же обвинению либо об отказе в возбуждении уголовного дела).

Применительно к судебным стадиям уголовного судопроизводства к лицам, имеющим право на реабилитацию, соответственно относятся: подсудимый, в отношении которого вынесен оправдательный приговор; подсудимый, уголовное преследование в отношении которого прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения и (или) по иным реабилитирующим основаниям; осужденный - в случаях полной или частичной отмены обвинительного приговора суда и прекращения уголовного дела по основаниям, предусмотренным пунктами 1 и 2 части 1 статьи 27 УПК РФ.

Право на реабилитацию имеет также лицо, к которому были применены принудительные меры медицинского характера, в случае отмены незаконного или необоснованного постановления суда о применении данной меры.

3. Исходя из положений Конституции Российской Федерации о праве каждого на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц, и пункта 4 части 2 статьи 133 УПК РФ право на реабилитацию имеет не только лицо, уголовное преследование в отношении которого прекращено по основаниям, предусмотренным частью 2 статьи 133 УПК РФ, по делу в целом, но и лицо, уголовное преследование в отношении которого прекращено по указанным основаниям по части предъявленного ему самостоятельного обвинения (например, при прекращении уголовного дела за отсутствием состава преступления, предусмотренного статьей 105 УК РФ, при обвинении в убийстве и краже).

4. Обратить внимание судов на то, что к лицам, имеющим право на реабилитацию, указанным в части 2 статьи 133 УПК РФ, не относятся, в частности, подозреваемый, обвиняемый, осужденный, преступные действия которых переквалифицированы или из обвинения которых исключены квалифицирующие признаки, ошибочно вмененные статьи при отсутствии идеальной совокупности преступлений либо в отношении которых приняты иные решения, уменьшающие объем обвинения, но не исключающие его (например, осужденный при переквалификации содеянного со статьи 105 УК РФ на часть 4 статьи 111 УК РФ), а также осужденные, мера наказания которым снижена вышестоящим судом до предела ниже отбытого.

Если указанным лицам при этом был причинен вред, вопросы, связанные с его возмещением, в случаях, предусмотренных частью 3 статьи 133 УПК РФ (например, при отмене меры пресечения в виде заключения под стражу в связи с переквалификацией содеянного с части 1 статьи 111 УК РФ на статью 115 УК РФ, по которой данная мера пресечения применяться не могла), разрешаются в порядке, предусмотренном главой 18 УПК РФ.

5. Судам следует иметь в виду, что согласно части 4 статьи 133 УПК РФ правила указанной статьи не распространяются на лиц, в отношении которых меры процессуального принуждения или обвинительный приговор отменены или изменены ввиду издания акта об амнистии, истечения сроков давности, недостижения возраста, с которого наступает уголовная ответственность, или в отношении несовершеннолетнего, который хотя и достиг возраста, с которого наступает уголовная ответственность, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими в момент совершения деяния, предусмотренного уголовным законом, или принятия закона, устраняющего преступность или наказуемость деяния, поскольку прекращение уголовного дела (освобождение от наказания) в указанных случаях само по себе не является свидетельством незаконности или необоснованности уголовного преследования.

Однако, если уголовное дело было возбуждено, несмотря на наличие указанных выше обстоятельств, либо вред причинен вследствие продолжения уголовного преследования после возникновения или установления таких обстоятельств, за исключением случаев продолжения уголовного преследования в связи с возражением лица против его прекращения по данным основаниям, лицо имеет право на возмещение вреда в порядке главы 18 УПК РФ.

Если суд в ходе судебного разбирательства придет к выводу о наличии оснований для оправдания лица, возражавшего против прекращения уголовного дела по нереабилитирующему основанию, то это лицо подлежит реабилитации.

6. Физические лица, не указанные в части 2 статьи 133 УПК РФ, незаконно подвергнутые в ходе производства по уголовному делу мерам процессуального принуждения, а также юридические лица, которым незаконными действиями (бездействием) и решениями суда, прокурора, следователя, дознавателя, органа дознания в ходе производства по уголовному делу причинен вред (например, вследствие незаконного наложения ареста на имущество юридического лица), не отнесены уголовно-процессуальным законом к кругу лиц, имеющих право на реабилитацию. Однако в случае причинения вреда указанным лицам они имеют право на его возмещение в порядке, предусмотренном главой 18 УПК РФ (часть 3 статьи 133 УПК РФ, статья 139 УПК РФ).

7. Лица, не имеющие права на реабилитацию и на возмещение вреда на основании части 3 статьи 133 УПК РФ, в случае причинения им вреда дознавателем, следователем, прокурором или судом в соответствии с частью 5 статьи 133 УПК РФ имеют право на его возмещение в порядке гражданского судопроизводства (например, в случае причинения вреда при проведении оперативно-розыскных мероприятий до возбуждения уголовного дела; в случае причинения вреда лицам, к которым при производстве по уголовному делу непосредственно меры процессуального принуждения не применялись).

8. Обратить внимание судов на то, что право на реабилитацию при постановлении оправдательного приговора либо прекращении уголовного дела по основаниям, указанным в части 2 статьи 133 УПК РФ, имеют лица не только по делам публичного и частно-публичного обвинения, но и по делам частного обвинения.

Ввиду того, что уголовное преследование по уголовным делам частного обвинения (за исключением случаев, предусмотренных пунктом 2 части 1 и частью 4 статьи 147 УПК РФ) возбуждается частным обвинителем и прекращение дела либо постановление по делу оправдательного приговора судом первой инстанции не является следствием незаконных действий со стороны государства, правила о реабилитации на лиц, в отношении которых вынесены такие решения, не распространяются.

Вместе с тем лицо имеет право на реабилитацию в тех случаях, когда обвинительный приговор по делу частного обвинения отменен и уголовное дело прекращено по основаниям, указанным в части 2 статьи 133 УПК РФ, в апелляционном, кассационном, надзорном порядке, в связи с новыми или вновь открывшимися обстоятельствами либо судом апелляционной инстанции после отмены обвинительного приговора по делу постановлен оправдательный приговор.

9. Основанием для возникновения у лица права на реабилитацию является постановленный в отношении его оправдательный приговор или вынесенное постановление (определение) о прекращении уголовного дела (уголовного преследования) по основаниям, указанным в части 2 статьи 133 УПК РФ, либо об отмене незаконного или необоснованного постановления о применении принудительных мер медицинского характера.

Право на реабилитацию признается за лицом дознавателем, следователем, прокурором, судом, признавшими незаконным или необоснованным его уголовное преследование (принявшими решение о его оправдании либо прекращении в отношении его уголовного дела полностью или частично) по основаниям, перечисленным в части 2 статьи 133 УПК РФ, о чем в соответствии с требованиями статьи 134 УПК РФ они должны указать в резолютивной части приговора, определения, постановления.

После вступления в законную силу указанных решений суда, а также вынесения (утверждения) постановлений дознавателем, следователем, прокурором реабилитированному лицу должно быть направлено извещение с разъяснением установленного статьями 133, 135, 136, 138, 139 УПК РФ порядка возмещения вреда, связанного с уголовным преследованием, в котором, в частности, должно быть указано, какой вред возмещается при реабилитации, а также порядок и сроки обращения за его возмещением.

Обратить внимание судов на то, что отсутствие в приговоре, постановлении, определении указания на признание за лицом права на реабилитацию не может служить основанием для отказа в реабилитации.

10. В соответствии с положениями статей 135 и 138 УПК РФ требования реабилитированного о возмещении вреда (за исключением компенсации морального вреда в денежном выражении), восстановлении трудовых, пенсионных, жилищных и иных прав разрешаются судом в уголовно-процессуальном порядке. При этом суд, рассматривающий требования реабилитированного о возмещении вреда или восстановлении его в правах в порядке главы 18 УПК РФ, вправе удовлетворить их или отказать в их удовлетворении полностью либо частично в зависимости от доказанности указанных требований представленными сторонами и собранными судом доказательствами.

В части требований, оставленных без рассмотрения в порядке, установленном статьей 399 УПК РФ, реабилитированный вправе обратиться в суд в порядке гражданского судопроизводства.

Требования реабилитированного в той части, в которой они были разрешены по существу в порядке уголовного судопроизводства, не подлежат рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства (пункт 2 части 1 статьи 134 ГПК РФ, абзац третий статьи 220 ГПК РФ).

11. Исковое заявление о возмещении вреда, причиненного в результате незаконного или необоснованного уголовного преследования (в части требований, оставленных без рассмотрения в порядке уголовного судопроизводства), в соответствии с частью 6 статьи 29 ГПК РФ может быть подано реабилитированным по его выбору в суд по месту своего жительства или в суд по месту нахождения ответчика. При этом реабилитированный освобождается от уплаты государственной пошлины (подпункт 10 пункта 1 статьи 333 Налогового кодекса Российской Федерации).

При разрешении требований реабилитированного суд не вправе возлагать на него обязанность доказать наличие вины конкретных должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в причинении ему вреда в связи с незаконным или необоснованным уголовным преследованием, поскольку в силу положений пункта 1 статьи 1070 ГК РФ, а также части 1 статьи 133 УПК РФ такой вред подлежит возмещению независимо от вины указанных лиц.

12. В соответствии с положениями статей 135 и 138 УПК РФ требования реабилитированного о возмещении имущественного и морального вреда (за исключением компенсации морального вреда в денежном выражении), о восстановлении трудовых, пенсионных, жилищных и иных прав разрешаются в порядке, установленном для разрешения вопросов, связанных с исполнением приговора, судом, постановившим приговор, вынесшим постановление, определение о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования, либо судом по месту жительства реабилитированного, либо судом по месту нахождения органа, вынесшего постановление о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования, об отмене либо изменении незаконных или необоснованных решений. Если уголовное дело прекращено или приговор изменен вышестоящим судом, то с требованием о возмещении вреда реабилитированный вправе обратиться в суд, постановивший приговор, либо с учетом положений части 2 статьи 396 УПК РФ в суд по месту своего жительства.

В случае разрешения вопроса о возмещении имущественного вреда, восстановлении трудовых, пенсионных, жилищных и иных прав судом по месту жительства реабилитированного, судом, вынесшим постановление, определение о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования, об отмене либо изменении незаконных или необоснованных решений, копия постановления суда должна быть направлена в суд, постановивший приговор, для приобщения к материалам уголовного дела.

13. С учетом положений статей 133 УПК РФ и 1070 ГК РФ вред, причиненный гражданину в результате незаконного или необоснованного уголовного преследования, например, незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного задержания, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу и иных мер процессуального принуждения, незаконного применения принудительных мер медицинского характера, возмещается государством в полном объеме (в том числе с учетом требований статьи 15 ГК РФ) независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда за счет казны Российской Федерации.

14. К участию в делах по требованиям реабилитированных о возмещении имущественного вреда в качестве ответчика от имени казны Российской Федерации привлекается Министерство финансов Российской Федерации. Интересы Министерства финансов Российской Федерации в судах представляют по доверенности (с правом передоверия) управления Федерального казначейства по субъектам Российской Федерации.

15. Согласно статье 135 УПК РФ возмещение лицу имущественного вреда при реабилитации включает в себя возмещение заработной платы, пенсии, пособия, других средств, которых лицо лишилось в результате уголовного преследования; возврат имущества или возмещение ущерба, причиненного конфискацией или обращением имущества в доход государства на основании приговора или решения суда; возмещение штрафов и процессуальных издержек, взысканных с него во исполнение приговора суда; возмещение сумм, выплаченных им за оказание юридической помощи защитникам, и иных расходов, понесенных реабилитированным вследствие незаконного или необоснованного уголовного преследования, подтвержденных документально либо иными доказательствами.

Неполученные заработная плата, пенсия, пособие, другие средства, которых реабилитированный лишился в результате уголовного преследования, исчисляются с момента прекращения их выплаты. Исходя из положений части 1 статьи 133 УПК РФ о полном возмещении вреда период, за который они подлежат возмещению, определяется судом с учетом конкретных обстоятельств дела.

При определении размера сумм, подлежащих взысканию в пользу реабилитированного за оказание юридической помощи, судам следует учитывать, что положения части 1 статьи 50 УПК РФ не ограничивают количество защитников, которые могут осуществлять защиту одного обвиняемого, подсудимого или осужденного. Размер возмещения вреда за оказание юридической помощи определяется подтвержденными материалами дела фактически понесенными расходами, непосредственно связанными с ее осуществлением.

Под иными расходами, возмещение которых реабилитированному предусмотрено пунктом 5 части 1 статьи 135 УПК РФ, следует понимать как расходы, которые понесены реабилитированным лицом непосредственно в ходе уголовного преследования, так и расходы, понесенные им в целях устранения последствий незаконного или необоснованного уголовного преследования, включая затраты на возмещение расходов, связанных с рассмотрением вопросов реабилитации, восстановления здоровья и других.

16. Реабилитированный вправе обратиться в суд с требованием о возмещении имущественного вреда в течение сроков исковой давности, установленных Гражданским кодексом Российской Федерации, со дня получения извещения с разъяснением порядка возмещения вреда (часть 2 статьи 135 УПК РФ). Пропущенный срок исковой давности в соответствии со статьей 205 ГК РФ может быть восстановлен.

17. Требование реабилитированного о возмещении имущественного вреда должно быть рассмотрено судом не позднее одного месяца со дня его поступления (часть 4 статьи 135 УПК РФ). О месте и времени судебного заседания должны быть извещены реабилитированный, его представитель и законный представитель (при их наличии), прокурор, соответствующий финансовый орган, выступающий от имени казны Российской Федерации, и другие заинтересованные лица.

Учитывая, что уголовно-процессуальным законом для реабилитированных установлен упрощенный по сравнению с исковым порядком гражданского судопроизводства режим правовой защиты, освобождающий их от бремени доказывания оснований и размера возмещения имущественного вреда, при рассмотрении требований реабилитированных о возмещении такого вреда суд в случае недостаточности данных, представленных реабилитированным в обоснование своих требований, оказывает ему содействие в собирании дополнительных доказательств, необходимых для разрешения заявленных им требований, а при необходимости и принимает меры к их собиранию.

18. Исходя из положений части 1 статьи 133 УПК РФ и части 4 статьи 135 УПК РФ о возмещении вреда реабилитированному в полном объеме и с учетом уровня инфляции размер выплат, подлежащих возмещению реабилитированному, определяется судом с учетом индекса роста потребительских цен по месту работы или жительства реабилитированного на момент начала уголовного преследования, рассчитанного государственными органами статистики Российской Федерации в субъекте Российской Федерации на момент принятия решения о возмещении вреда.

19. Возмещение морального вреда, согласно статье 136 УПК РФ, помимо компенсации морального вреда в денежном выражении, предусматривает принесение прокурором реабилитированному официального извинения от имени государства за причиненный ему вред; помещение в средствах массовой информации сообщения о реабилитации, если сведения о применении мер уголовного преследования в отношении реабилитированного были распространены в средствах массовой информации; направление письменных сообщений о принятых решениях, оправдывающих гражданина, по месту его работы, учебы или по месту жительства.

Если вопрос о принесении извинения прокурором поставлен реабилитированным перед судом, суд возлагает исполнение такой обязанности на прокурора соответствующего уровня, о чем указывает в постановлении.

20. Иски о компенсации морального вреда в денежном выражении в соответствии со статьей 136 УПК РФ предъявляются в порядке гражданского судопроизводства.

Исходя из положений статей 23 и 24 ГПК РФ такие дела подсудны районным судам либо гарнизонным военным судам в соответствии с их подсудностью.

Учитывая, что возмещение морального вреда является одной из составляющих реабилитации, включающей в себя, кроме того, право на возмещение имущественного вреда, восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах (часть 1 статьи 133 УПК РФ), и принимая во внимание, что в соответствии с частью 6 статьи 29 ГПК РФ иски о восстановлении трудовых, пенсионных и жилищных прав, возврате имущества или его стоимости, связанные с возмещением убытков, причиненных гражданину незаконным осуждением, незаконным привлечением к уголовной ответственности, незаконным применением в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, могут предъявляться в суд по месту жительства или месту нахождения ответчика либо в суд по месту жительства истца, исходя из аналогии закона (часть 4 статьи 1 ГПК РФ) иск о компенсации морального вреда в денежном выражении также может быть предъявлен реабилитированным в суд по месту жительства или месту нахождения ответчика либо в суд по месту своего жительства.

21. При определении размера денежной компенсации морального вреда реабилитированному судам необходимо учитывать степень и характер физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред, иные заслуживающие внимания обстоятельства, в том числе продолжительность судопроизводства, длительность и условия содержания под стражей, вид исправительного учреждения, в котором лицо отбывало наказание, и другие обстоятельства, имеющие значение при определении размера компенсации морального вреда, а также требования разумности и справедливости. Мотивы принятого решения о компенсации морального вреда должны быть указаны в решении суда.

22. В случае обращения реабилитированного в соответствии с частью 2 статьи 138 УПК РФ в суд по вопросу о восстановлении в воинском, специальном, почетном звании или классном чине, а также о возвращении ему государственных наград, которых он был лишен, суд, рассмотрев требование реабилитированного в порядке, предусмотренном статьей 399 УПК РФ, и признав его обоснованным, должен указать на это в своем постановлении и в целях реализации прав реабилитированного направить копию постановления в соответствующий государственный орган для решения вопроса о восстановлении реабилитированного лица в воинском, специальном, почетном звании или классном чине, а также о восстановлении его в правах на государственные награды.

23. Исходя из положений части 2 статьи 134 УПК РФ при наличии у суда, прокурора, следователя, дознавателя на момент вступления в законную силу решения о признании права на реабилитацию сведений о смерти реабилитированного и месте жительства его наследников, близких родственников, родственников или иждивенцев они обязаны направить данным лицам извещение с разъяснением порядка возмещения вреда, связанного с уголовным преследованием. Если сведения о месте жительства указанных лиц отсутствуют, извещение должно быть направлено им не позднее 5 суток со дня их обращения в органы дознания, органы предварительного следствия, к прокурору или в суд.

24. Право требовать возмещения имущественного вреда, причиненного реабилитированному, в случае его смерти имеют его наследники.

Учитывая, что право на компенсацию морального вреда в денежном выражении неразрывно связано с личностью реабилитированного, оно в соответствии со статьей 1112 ГК РФ не входит в состав наследства и не может переходить в порядке наследования. Поэтому в случае смерти реабилитированного до разрешения поданного им в суд иска о компенсации морального вреда производство по делу подлежит прекращению на основании абзаца седьмого статьи 220 ГПК РФ.

Судам необходимо иметь в виду, что присужденная реабилитированному лицу, но не полученная им при жизни денежная компенсация морального вреда входит в состав наследства.

25. Постановление суда о производстве выплат и возврате имущества в соответствии со статьей 137 УПК РФ может быть пересмотрено в порядке, установленном главами 43-45 УПК РФ, а с учетом положений статей 402, 413 УПК РФ - и в порядке, установленном главами 48, 49 УПК РФ.

Исходя из того, что требование реабилитированного о восстановлении трудовых, пенсионных, жилищных и иных прав подлежит рассмотрению в порядке исполнения приговора, постановление, принятое судом по его требованию, с учетом положений статей 401, 402, 413 УПК РФ также может быть пересмотрено в порядке, установленном главами 43-45, 48, 49 УПК РФ.

26. Рекомендовать судам в случае выявления при рассмотрении уголовных дел и требований реабилитированных о возмещении вреда фактов нарушения прав граждан и юридических лиц, а также других нарушений закона обращать внимание соответствующих органов и должностных лиц на данные обстоятельства в частных определениях (постановлениях).

Председатель Верховного Суда Российской Федерации
В. Лебедев
Секретарь Пленума, судья Верховного Суда Российской Федерации
В. Дорошков

В статье приведен обзор и анализ позиций Верховного Суда РФ, Конституционного Суда РФ и Европейского суда по правам человека, относящихся к нормам главы 18 «Реабилитация» УПК РФ, которые были озвучены за последние несколько лет.

Проблематика применения норм уголовно-процессуального закона о восстановлении прав реабилитированного лица до сих пор остается актуальной как для научных кругов, так и для практиков. Несмотря на часто звучащие слова о малом количестве оправдательных приговоров, логика Верховного Суд РФ, который неоднократно говорил о необходимости оценивать это число с учетом приговоров, выносимых в особом порядке , прекращенных на стадии следствия и судом уголовных дел, представляется более адекватной реалиям.

По данным Судебного департамента при ВС РФ в 2012 году число оправданных составило 4421 человека, при этом только районными судами было рассмотрено 2490 ходатайств о возмещении вреда реабилитированному (в соответствии с и УПК РФ), из которых почти 1,5 тысячи удовлетворено. Это цифры превышают статистические данные 2011 года, которые составляют 1851 и 1230 соответственно.

Право на реабилитацию в уголовном процессе

При этом в 2014-2015 годах высшие суды подчеркивают, что право на реабилитацию возникает у обвиняемого отнюдь не во всех случаях, когда частное обвинение не подтвердилось. Основания к реабилитации имеются, лишь если выдвинутое обвинение было заведомо необоснованным, и в действиях частного обвинителя усматриваются признаки злоупотребления правом.

Частичная реабилитация

Право на реабилитацию возникает и у лиц, уголовное преследование в отношении которых прекращено по реабилитирующим основаниям по части предъявленного обвинения (определение КС РФ от 18.07.2006 № 279-О, постановление Пленума ВС РФ от 29.11.2011 № 17). Однако если объем обвинения лица лишь уменьшен: действия переквалифицированы на менее тяжкие, из обвинения исключены квалифицирующие признаки, ошибочно вмененные статьи (при отсутствии идеальной совокупности преступлений), - права на реабилитацию у этого лица не возникает. Не имеют его и осужденные, мера наказания которым была снижена вышестоящим судом до предела ниже отбытого (определение КС РФ от 17.12.2009 №1627-О-О, постановление Пленума ВС РФ от 29.11.2011 № 17).

В то же время, если неверная квалификация деяния повлекла причинение обвиняемому вреда, он имеет право на реабилитацию (постановление Пленума ВС РФ от 29.11.2011 № 17). Такая ситуация возникает, например, когда к обвиняемому была применена мера пресечения в виде заключения под стражу, а в результате переквалификации ему вменяется в вину совершение преступления, за которое не предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше трех лет, в связи с чем такая мера пресечения не могла к нему применяться.

В случае прекращения уголовного преследования лица по нереабилитирующему основанию права на реабилитацию у него не возникает. Однако если уголовное дело было незаконно возбуждено либо уголовное преследование незаконно продолжено вопреки наличию препятствовавших тому обстоятельств, составляющих такие основания (например, несмотря на истечение сроков давности уголовного преследования), лицо имеет право на возмещение причиненного тем самым вреда (постановление Пленума ВС РФ от 29.11.2011 № 17).

Отметим, что в этом вопросе Европейский суд толкует основания к возникновению права на реабилитацию несколько шире, признавая возможность необходимости реабилитации, например, в случаях, когда к лицу была применена мера пресечения в виде заключения под стражу, а в дальнейшем это лицо было осуждено к наказанию, не связанному с лишением свободы (см. постановление ЕСПЧ от 27.06.2013 по делу «Абашев против России»).

Возмещение вреда при отсутствии права на реабилитацию

Как следует из ч.5 ст.133 УПК РФ, отсутствие у лица права на реабилитацию в порядке гл. 18 УПК РФ само по себе не означает невозможности для него возмещения вреда, причиненного дознавателем, следователем, прокурором или судом.

Отсутствие у лица права на реабилитацию в порядке гл. 18 УПК РФ само по себе не означает невозможности для него возмещения вреда, причиненного дознавателем, следователем, прокурором или судом

Если вред был причинен лицу, например, при проведении оперативно-розыскных мероприятий до возбуждения уголовного дела, либо косвенно (заключение под стражу близкого родственника), либо лицу, право которого на реабилитацию прямо не предусмотрено законом (например, свидетелю, в отношении которого фактически осуществлялось уголовное преследование), он подлежит возмещению в порядке гражданского или арбитражного судопроизводства с учетом в том числе положений ГК РФ (определение КС РФ от 11.05.2012 № 681-О). Такой вред также возмещается государством в полном объеме (ст. 15 ГК РФ) независимо от вины указанных органов.

Таким образом, закон разграничивает право на реабилитацию и право на возмещение вреда. Реабилитация - специальный публично-правовой механизм восстановления в правах лица, незаконно подвергнутого уголовному преследованию (постановление КС РФ от 19.07.2011 №18-П). Она призвана дополнительно гарантировать права личности, так как предусматривает упрощенный по сравнению с общим гражданско-процессуальным порядок возмещения вреда. Соответственно, отсутствие права на реабилитацию ни в коей мере не умаляет права лица обратиться за возмещением причиненного ему вреда в общем порядке ().

Более того, признание за лицом права на реабилитацию в порядке гл. 18 УПК РФ также не препятствует лицу в дальнейшем обращаться за восстановлением свих нарушенных прав в ином порядке в той части, в которой такое восстановление не было обеспечено процедурами реабилитации (см. постановление ЕСПЧ от 16.12.2010 по делу «Трепашкин против России».

Признание права на реабилитацию

Как следует из постановления Пленума ВС РФ от 29.11.2011 № 17, указание на признание за реабилитированным права на реабилитацию должно содержаться в резолютивной части соответствующего процессуального решения. При этом при направлении извещения в порядке ст.134 УПК РФ срок исковой давности для обращения реабилитированным за возмещением вреда начинает течь с момента его получения (ч. 2 ст. 135 УПК РФ, определение КС РФ от 13.05.2010 № 624-О-П). Это общий трехлетний срок исковой давности.

Возмещение имущественного вреда реабилитированному по уголовному делу

Вопросы размера и порядка возмещения реабилитируемому имущественного вреда регулируются УПК РФ. Эти вопросы регулируются также Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18.05.1981 «О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей», утв. Законом СССР от 24.06.1981, Положением о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, утв. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18.05.1981, Инструкцией по применению указанного Положения, утв. Минюстом СССР, Прокуратурой СССР, Минфином СССР 02.03.1982. Однако названные документы применяются лишь в части, не противоречащей УПК РФ и иным нормативно-правовым актам РФ (постановление Пленума ВС РФ от 29.11.2011 № 17).

В состав подлежащих возмещению сумм входят все расходы, понесенные реабилитированным в результате уголовного преследования, в полном объеме. То есть действует принцип полного возмещения вреда (определение КС РФ от 16.12.2010 № 1674-О-О).

Расходы подлежат возмещению с учетом уровня инфляции. Этот уровень для целей расчета выплат реабилитированному определяется судом с учетом индекса роста потребительских цен по месту работы или жительства реабилитированного на момент начала уголовного преследования, рассчитанного Росстатом на момент принятия решения о возмещении вреда (постановление Пленума ВС РФ от 29.11.2011 № 17). Порядок расчета данного индекса установлен Основными положениями о порядке наблюдения за потребительскими ценами и тарифами на товары и платные услуги, оказанные населению, и определения индекса потребительских цен, утв. Постановлением Госкомстата РФ от 25.03.2002 № 23.

Суммы, выплаченные за оказание юридической помощи, подлежат возмещению реабилитированному в полном объеме вне зависимости от сложности и объема уголовного дела, количества адвокатов и фактически затраченного ими времени на защиту, а также от имевшейся у обвиняемого возможности ходатайствовать о назначении ему защитника с оплатой за счет средств федерального бюджета (кассационное определение ВС РФ от 29.01.2013 № 89-О13-2). Эта достаточно «либеральная» интерпретация была несколько смягчена высшими судами в 2014-2015 годах. Отмечается, что суд должен установить причинно-следственную связь между незаконным уголовным преследованием и понесенными расходами, а потому, если цена юридических услуг не является рыночной, для компенсации таких расходов должна быть доказана их объективная необходимость в конкретном случае.

При этом в 2015 году на 180 градусов развернулась позиция судов по вопросу о возможности компенсации в порядке реабилитации расходов на юридическую помощь в случае, если договор об оказании юридической помощи был заключен не самим реабилитированным, а его родственником (что весьма часто встречается на практике, особенно в случаях применения к обвиняемому меры пресечения в виде заключения под стражу). Ранее суды исходили из того, что в такой ситуации право на возмещение вреда возникает, но реализовано оно может быть в порядке гражданского судопроизводства (определение КС РФ от 11.05.2013 № 665-О). В 2015 году Конституционный суд РФ указывает, что такие расходы могут быть возмещены в ходе процедуры реабилитации, при условии, что реабилитированный возместил их заключившему соглашение родственнику. При этом суд должен проверить фактически понесенное реабилитированным бремя затрат на юридическую помощь, однако все сомнения толкуются в его пользу.

Под иными расходами, возмещение которых предусмотрено в порядке реабилитации, понимаются как расходы, понесенные реабилитированным лицом непосредственно в ходе уголовного преследования, так и расходы, понесенные им в целях устранения последствий незаконного или необоснованного уголовного преследования, включая затраты на рассмотрение вопросов самой реабилитации, восстановление здоровья и другие (постановление Пленума ВС РФ от 29.11.2011 № 17). То есть это расходы, которые обвиняемый, не будучи привлеченным к уголовной ответственности, не понес бы. Поэтому, например, приобретение реабилитированным дополнительных продуктов питания, предметов первой необходимости, других промышленных товаров, а также получение передач в период содержания под стражей или отбывания наказания в виде лишения свободы не влечет возникновения права на возмещение соответствующих расходов (кассационное определение ВС РФ от 29.01.2013 № 89-О13-2).

Наконец нужно учитывать, что возмещению подлежит не только реальный ущерб, но и упущенная выгода (определение КС РФ от 17.12.2008 № 1037-О-О). Требования о возмещении имущественного вреда могут быть заявлены в порядке УПК РФ (порядок разрешения вопросов, связанных с исполнением приговора). В той части, в которой они были разрешены в указанном порядке, они с учетом положений ст.ст. , ГПК РФ не подлежат рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства.

В части требований, оставленных без рассмотрения, реабилитированный вправе обратиться в суд в порядке гражданского судопроизводства (постановление Пленума ВС РФ от 29.11.2011 № 17).

Для указанных требований предусмотрена альтернативная подсудность по выбору реабилитированного: они могут быть заявлены как в суд, постановивший приговор либо вынесший постановление, определение о прекращении уголовного дела, либо в суд по месту нахождения органа, вынесшего постановление о прекращении уголовного дела, так и в суд по месту жительства реабилитированного.

Реабилитированный в силу положений ч. 1 ст. 333.36 НК РФ освобождается от уплаты государственной пошлины при обращении в суд с требованием о возмещении вреда.

Возмещение морального вреда реабилитированному

Принесение официального извинения предусмотрено лишь для дел частно-публичного и публичного обвинения, для частного обвинителя обязанность извиниться перед реабилитированным не установлена.

При этом необходимость принесения такого извинения возложена на прокурора законам и не ставится в зависимость от соответствующего волеизъявления реабилитированного (см. апелляционное постановление Московского городского суда от 07.08.2013 по делу N 10-7214/2013).

Следует обратить внимание, что моральный вред может быть компенсирован не только при оправдательном приговоре, но и - исходя из обстоятельств дела - в других случаях (Определение КС РФ от 18.01.2011 № 47-О-О). Также нужно отметить, что в отличие от возмещения имущественного вреда, компенсация морального вреда реабилитированному осуществляется в порядке не уголовного, а гражданского судопроизводства.

Практика российских судов свидетельствует о том, что размер возмещения морального вреда должен определяться с учетом критериев, выработанных ЕСПЧ.

Обжалование решения о производстве выплат

Статья 137 УПК РФ закрепляет право обвиняемого обжаловать решения о производстве ему выплат в счет компенсации вреда в порядке реабилитации в апелляционном и кассационном порядке. Обжалование таких решений возможно только после разрешения по существу уголовного дела, в рамках которого осуществлялось уголовное преследование (определение КС РФ от 24.03.2005 № 138-О).

Восстановление иных прав реабилитированного

В силу ст. 138 УПК РФ восстановлению подлежат все права реабилитированного, нарушенные в результате незаконного уголовного преследования.

Применительно к трудовым правоотношениям это может означать восстановление на работе лица, трудовой договор с которым был расторгнут по инициативе работодателя в связи с однократным грубым нарушением работником трудовых обязанностей в виде совершения по месту работы хищения, растраты, умышленного уничтожения или повреждения имущества (п. г ч. 6 ст. 81 ТК РФ), либо трудовой договор с которым был прекращен в связи с осуждением работника к наказанию, исключающему продолжение прежней работы (п. 4 ст. 83 ТК РФ). Также это может быть отмена решения о возложении на работника полной материальной ответственности в связи с причинением им ущерба в результате преступных действий (п. 5 ст. 243 ТК РФ) и другое.

Лицу, потерпевшему от незаконного уголовного преследования, предоставлено право предъявить требования о восстановлении трудовых, пенсионных, жилищных и иных прав реабилитированного как в уголовно-процессуальном порядке, так и в порядке гражданского судопроизводства, причем независимо от того, предъявлялось ли этот требование предварительно в порядке уголовного судопроизводства (определение ВС РФ от 17.10.2008 № 26-В08-8). То есть, применительно к этим требованиям лицо вправе самостоятельно выбирать способ судебной защиты нарушенных прав.

Право на реабилитацию возникает и у юридических лиц, которым был причинен вред незаконным уголовным преследованием. Однако споры о возмещении такого вреда подведомственны арбитражным судам (определение ВАС РФ от 07.11.2011 № ВАС-13830/11 по делу № А53-9390/10) и подлежат рассмотрению и разрешению в порядке арбитражного судопроизводства.

ДОКУМЕНТЫ СУДА

ОБОБЩЕНИЕ судебной практики применения районными (городскими) судами и мировыми судьями Волгоградской области положений главы 18 УПК РФ, регламентирующей право на реабилитацию

Судебной коллегией по уголовным делам Волгоградского областного суда проведено обобщение судебной практики рассмотрения районными (городскими) судами и мировыми судьями Волгоградской области дел, рассмотренных в порядке главы 18 УПК РФ в 2014, 2015 годах и первом полугодии 2016 года.

Анализ представленных дел показал, что в 2014 году судьями районных (городских) судов Волгоградской области рассмотрено 31 дело указанной категории, в 2015 году – 32 дела, в первом полугодии 2016 года – 13 дел.

Из общего количества дел данной категории по 30 делам основанием для обращения в суд с ходатайством о реабилитации являлось прекращение уголовного дела на стадии досудебного производства (ст.24 УПКРФ), по 26 делам – постановление оправдательного приговора (в том числе в случае частичного оправдания), по 3 делам – прекращение уголовного преследования в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения. У одного лица право на возмещение вреда возникло вследствие прекращения уголовного дела в суде апелляционной инстанции за малозначительностью преступления. По двум делам основанием для обращения явилось прекращение уголовного дела в суде по реабилитирующим основаниям.

В шести случаях имело место прекращения производства по ходатайству о реабилитации в связи с отменой руководителем следственного органа постановления следователя или дознавателя, которым за лицом, обратившимся в суд, признано право на реабилитацию. 12 ходатайств возвращено, по 4 отказано в принятии. Основанием для возврата и отказа в принятии ходатайств послужило то, что заявители, не являлись лицами, имеющими право на реабилитацию, либо вред причинен им был не в результате уголовного преследования.

В основном в ходатайствах ставились требования о взыскании имущественного вреда. В некоторых случаях наряду с требованиями о взыскании имущественного вреда ставились требования обязать прокурора принести официальное извинение, однако в последствие от указанных требований заявители отказывались, поскольку указанные действия прокурором были исполнены. По четырем делам ставились требования о признании права на реабилитацию.

В нижеприведенной таблице содержится информация об общем количестве рассмотренных каждым из судов и мировыми судьями области дел в порядке главы 18 УПК РФ, регламентирующей право на реабилитацию.

Наименование суда

Рассмотрено

2016 (1 пол.)

Центральный

Дзержинский

Тракторозаводский

Советский

Красноармейский

Краснооктябрьский

Ворошиловский

Камышинский

Кировский

Ленинский

Палласовский

Урюпинский

Волжский

Котовский

Михайловский

Городищенский

Светлоярский

Мировой судья судебного участка №55

Мировой судья судебного участка №56

Остальными судами за указанный период дела данной категории не рассматривались.

В соответствии со статьей 53 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц. В сфере уголовного судопроизводства реализация данной конституционной нормы обеспечивается применением института реабилитации.

К законодательным источникам, регулирующим отношения реабилитации, в первую очередь следует отнести главу 18 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. Возмещение лицу имущественного вреда, причиненного в ходе уголовного судопроизводства, устранение последствий морального вреда и восстановление его в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах осуществляются по основаниям и в порядке, предусмотренным статьями 133-139, 397, 399 УПК РФ, а также нормами других федеральных законов и иных нормативных правовых актов, регламентирующих указанные вопросы.

Вопросам реабилитации посвящено постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 ноября 2011 года № 17 «О практике применения судами норм главы 18 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих реабилитацию в уголовном судопроизводстве».

В соответствии с пунктом 34 части 5 УПК РФ реабилитация представляет собой порядок восстановления прав и свобод лица, незаконно или необоснованно подвергнутого уголовному преследованию, и возмещения причиненного ему вреда.

Согласно части 1 статьи 133 УПК РФ право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах.

Исходя из положений статьи 133 УПК РФ, право на реабилитацию имеют как лица, уголовное преследование которых признано незаконным или необоснованным судом первой инстанции по основаниям, предусмотренным в части 2 статьи 133 УПК РФ, так и лица, в отношении которых уголовное преследование прекращено по указанным основаниям на досудебных стадиях уголовного судопроизводства либо уголовное дело прекращено и (или) приговор отменен по таким основаниям в апелляционном, кассационном, надзорном порядке, по вновь открывшимся или новым обстоятельствам, а также лица, в отношении которых незаконно были применены принудительные меры медицинского характера.

В соответствии с частью 3 статьи 133 УПК РФ право на возмещение вреда в порядке, установленном главой 18 УПК РФ, имеет любое лицо, незаконно подвергнутое мерам процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу.

Анализ изученных дел показал, что имели место обращения с заявлением о реабилитации лиц, у которых такое право не возникло. В таких случаях суды в основном возвращали заявления, либо отказывали в его принятии. Необоснованного возврата или отказа в принятии заявлений не имелось.

Так, Н. обратился в суд с заявлением о признании права на реабилитацию, поскольку в ходе расследования уголовного дела ему незаконно избрана мера пресечения в виде заключения под стражу и незаконно продлевалась данная мера пресечения.

Постановлением Дзержинского районного суда г.Волгограда от 24 февраля 2014 года заявление Н. возвращено без рассмотрения по существу в связи с отсутствием оснований для возникновения у лица права на реабилитацию, поскольку Н. осужден и отбывает наказание, решений, предусмотренных ч.2 ст.132 УПК РФ, в отношении него не принималось. Апелляционным постановлением от 22 мая 2014 года постановление суда первой инстанции оставлено без изменения.

В другом случае заявитель обратился с ходатайством о признании за ним права на реабилитацию в связи с незаконным применением к нему принудительных мер медицинского характера, при этом указал, что в 1974 году был помещен в психиатрическую больницу, где до 1976 года находился на лечении, по решению суда признан недееспособным, в 2011 году по решению суда признан дееспособным. Постановлением Красноармейского районного суда г.Волгограда от 2 декабря 2014 года К. отказано в принятии заявления. Отказывая в принятии заявления к рассмотрению, суд указал, что помещение К. в психиатрический стационар имело место не в рамках уголовного судопроизводства, в связи с чем оснований для рассмотрения вопроса о реабилитации в порядке главы 18 УПК РФ не имеется. Апелляционным постановлением Волгоградского областного суда от 25 декабря 2014 года постановление суда первой инстанции оставлено без изменения.

Исходя из положений КонституцииРоссийской Федерации о праве каждого на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц, и пункта 4 части 2 статьи 133УПК РФ, право на реабилитацию имеет не только лицо, уголовное преследование в отношении которого прекращено по делу в целом, но и лицо, уголовное преследование в отношении которого прекращено по части предъявленного ему самостоятельного обвинения.

Решением Волжского городского суда Волгоградской области от 9 декабря 2014 года частично были удовлетворены требования Г. о взыскании имущественного вреда в виде расходов на оплату услуг адвоката. Заявитель просил взыскать имущественный вред в размере 473468 рублей - расходы, понесенные за оказание юридической помощи адвокатом. Указанный вред был причинен ему в результате незаконного привлечения к уголовной ответственности по ч.2 ст.210 УК РФ.

Как установлено судом, Г. по приговору Волжского городского суда Волгоградской области от 27 марта 2014 года осужден по ч.1 ст.30, п. «а», «г» ч.3 ст.228.1 УК РФ. Этим же приговоромГ.оправдан по ч.2 ст.210 УК РФ в связи с отсутствием в его действиях состава преступления, с признанием за ним права на реабилитацию.

Суд удовлетворил частично требования заявителя, установив размер вреда, причиненного именно в результате незаконного привлечения к уголовной ответственности по ч.2 ст.210 УК РФ. Апелляционным определением Волгоградского областного суда от 17 февраля 2015 года постановление суда оставлено без изменения.

Вместе с тем в пункте 4 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации №17 от 29 ноября 2011 года перечислены обстоятельства, не дающие обвиняемому, подозреваемому, осужденному право на реабилитацию, так как данные обстоятельства, не свидетельствуют о незаконности или необоснованности уголовного преследования:

1) преступные действия указанных лиц переквалифицированы или из обвинения этих лиц исключены квалифицирующие признаки;

2) из обвинения названных лиц исключены ошибочно вмененные статьи при отсутствии идеальной совокупности преступлений;

3) приняты иные решения, уменьшающие объем обвинения, но не исключающие его (например, при переквалификации содеянного со ст. 105УК РФ на ч. 4 чт. 111 УК РФ);

4) мера наказания осужденным снижена вышестоящим судом до предела ниже отбытого.

Так постановлением Центрального районного суда г.Волгограда от 16 декабря 2015 года в удовлетворении требований К. о возмещении имущественного вреда в порядке реабилитации отказано. Судом установлено, что 3.06.2014 года в отношении К. возбуждено уголовное дело по ч.4 ст.158 УК РФ, постановлением следователя от 27.07.2015 года уголовное преследование в отношении К. по ч.4 ст.158 УК РФ прекращено за отсутствием состава преступления, однако в этом же постановлении указано, что в действиях К. содержится состав преступления предусмотренного ч.1 ст.293 УК РФ. Постановлением Центрального районного суда г.Волгограда от 28.04.2015 года уголовное дело в отношении К. по ч.1 ст.293 УК РФ прекращено вследствие акта об амнистии, то есть по нереабилитирующим основаниям. Отказывая в удовлетворении требований о возмещении вреда в порядке реабилитации, суд указал, что в отношении К. приняты действия, уменьшающие объем обвинения, но не исключающие его.

Апелляционным постановлением от 2 марта 2016 года постановление суда первой инстанции оставлено без изменения.

Таким образом, переквалификация действий, по которым лицу изначально предъявлено обвинение, но позже те же деяния по тем же обстоятельствамквалифицированы по другой статье УК РФ, само по себе не свидетельствует о его праве на реабилитацию.

Реабилитированный вправе обратиться с требованием о возмещении имущественного вреда в течение трех лет со дня получения копии документов, содержащих сведения о признании за ним права на реабилитацию, и извещения с разъяснением порядка возмещения вреда, связанного с уголовным преследованием.

По изученным делам в основном все заявители обращались в установленный законом срок. По одному из изученных дел имел место необоснованный отказ в удовлетворении требований о возмещении имущественного вреда в связи с истечением сроков исковой давности.

Так, постановлением Центрального районного суда г.Волгограда от 22 апреля 2015 года Д. отказано в удовлетворении требований о возмещении имущественного вреда в связи с пропуском установленного законом срока на обращение в суд. Апелляционным постановлением Волгоградского областного суда от 24 июня 2015 года постановление суда первой инстанции отменено. Отменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции указал, что в соответствии с ч.2 ст.135 УПК РФ срок исковой давности для обращения с заявлением в порядке реабилитации исчисляется со дня получения извещения, с разъяснением порядка возмещения вреда, однако суд не установил и не указал дату получения Д. постановления о прекращении в отношении него уголовного преследования и извещения с разъяснением порядка возмещения вреда.

При новом рассмотрении постановлением Центрального районного суда г.Волгограда от 26 августа 2015 года требования Д. удовлетворены, при этом установлено, что уголовное преследование по ч.3 ст.159 УК РФ в отношении Д. прекращено 17.03.2003 года, сведения о прекращении дела ему направлены 21.03.2003 года, однако в связи с отсутствием сведений о получении извещения о реабилитации, суд пришел к выводу, что срок исковой давности не пропущен.

Лица, обращавшиеся с ходатайствами о возмещении вреда, подвергались незаконному уголовному преследованию в основном по делам публичного обвинения, имели место и обращения и по делам частного обвинения.

В соответствии с ч.2.1 ст.133 УПК РФ, введенной в действие Федеральным законом от 5 апреля 2013 года Федеральным законом №54-ФЗ, право на реабилитацию, в том числе право на возмещение вреда, в порядке, установленном настоящей главой, по уголовным делам частного обвинения имеют лица, указанные в пунктах 1 - 4 части второй настоящей статьи, если уголовное дело было возбуждено в соответствии с частью четвертой статьи 20 настоящего Кодекса, а также осужденные по уголовным делам частного обвинения, возбужденным судом в соответствии со статьей 318 настоящего Кодекса, в случаях полной или частичной отмены обвинительного приговора суда и оправдания осужденного либо прекращения уголовного дела или уголовного преследования по основаниям, предусмотренным пунктами 1 , и 5 части первой статьи 24 и пунктами 1 , и 5 части первой статьи 27 настоящего Кодекса.

До введения в действие указанной нормы права по этому же пути складывалась правоприменительная практика с учетом постановления Конституционного Суда РФ от 17.10.2011 № 22-П, которым положения ч.ч.1 и 2 ст.133 УПК РФ в той мере, в какой данные положения – по смыслу, придаваемому им сложившейся правоприменительной практикой, - служат основанием для отказа лицу, в отношении которого выдвигалось частное обвинение, в возмещении государством вреда, причиненного незаконными и (или) необоснованными решениями суда (судьи), признаны не соответствующими Конституции РФ.

Вместе с тем анализ изученных дел показал, что суды не всегда правильно принимали решения, по заявлению реабилитированных по делам частного обвинения.

Постановлением Волжского городского суда Волгоградской области от 21 февраля 2014 года Л. отказано в возмещении затрат, понесенных в связи с осуществлением в отношении него уголовного преследования, за счет средств казны РФ. Судом было установлено, что Л. привлечен к уголовной ответственности на основании заявления С., обратившегося к мировому судье с заявлением о привлечении Л. к уголовной ответственности по ч.1 ст.116 УК РФ. Приговором мирового судьи Л. признан виновным в совершении преступления предусмотренного ч.1 ст.116 УК РФ. Апелляционным приговором Волжского городского суда Волгоградской области от 5 сентября 2013 года Л. оправдан по ч.1 ст.116 УК РФ.

Отказывая в удовлетворении требований Л., суд указал, что в данном случае причинителем вреда является частный обвинитель.

Апелляционным постановлением Волгоградского областного суда от 9 апреля 2014 года постановление Волжского городского суда от 21 февраля 2014 года отменено, в пользу заявителя с Министерства финансов за счет средств казны РФ взыскана сумма, потраченная Л. за оказание юридической помощи.

Право гражданина на реабилитацию удостоверяется процессуальным документом, которым завершено производство по уголовному делу с выводом о невиновности лица, которое подверглось уголовному преследованию.

Признание права на реабилитацию в соответствии со статьей 134 УПК РФосуществляется тем лицом или органом, который вынес соответствующее решение.

При этом отсутствие в приговоре, постановлении, определении указания на признание за лицом права на реабилитацию не служит само по себе основанием для отказа в реабилитации.

В этом случае вопрос о наличии у лица права на реабилитацию может быть разрешен самостоятельно в порядке части 1 статьи 397, статьи 399 УПК РФ.

По вступлении в законную силу итогового документа по уголовному делу реабилитированному гражданину должно быть направлено письменное разъяснение о порядке возмещения вреда, причиненного уголовным преследованием.

Из изученных дел, по трем делам Михайловского районного суда Волгоградской области основанием для обращения в суд с заявлением о признании права на реабилитацию послужило отсутствие в приговорах, по которым лица были частично оправданы, указания на признание за лицом права на реабилитацию.Требования заявителей были удовлетворены.

Постановлением Кировского районного суда г.Волгограда от 5 февраля 2016 года за Л. признано право на реабилитацию в порядке ст.399 УПК РФ, поскольку в постановлении суда о прекращении уголовного преследования в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения, Л. не разъяснено право на реабилитацию. Признавая за Л. право на реабилитацию, суд одновременно разъяснил ему порядок возмещения вреда, связанного с незаконным уголовным преследованием, направил ему извещение о признании права на реабилитацию.

Представляется, что решение Кировского районного суда является наиболее правильным, поскольку признание за лицом права на реабилитацию и выполнение действий, направленных на извещение лица о признании за ним права на реабилитацию и разъяснения ему порядка возмещения вреда в дальнейшем исключит споры о применении сроков исковой давности.

В порядке главы 18 УПК РФ реабилитированный вправе требовать возмещения ему имущественного вреда.

Под имущественным вредом согласно части 1 статьи 135 УПК РФ подразумевается:

Заработок (в том числе надбавки к зарплате, назначение, выплата и размер которых зависит от непрерывного трудового стажа), пенсия, пособия и другие средства, утраченные в результате уголовного преследования;

Конфискованное или обращенное в доход государства на основании приговора или решения суда имущество;

Штрафы и процессуальные издержки во исполнение приговора вследствие изъятия имущества, нажитого преступным путем или вещественных доказательств, судебных издержек;

Суммы, выплаченные за оказание юридических услуг адвокатам;

Иные расходы.

По смыслу закона гражданин вправе рассчитать, обосновать документально и потребовать от государства денежной компенсации любых убытков, происхождение которых находится в прямой причинной связи с уголовным преследованием невиновного и представляет собой ущерб определенного материального блага, а равно упущенную выгоду, в том числе и в сфере предпринимательской деятельности.

Требования гражданина о возмещении вреда, причиненного ему в связи с незаконным уголовным преследованием, должны основываться на конкретных фактах и обстоятельствах, подтверждающих: факт причинения вреда, его размер, причинно-следственную связь между незаконным уголовным преследованием и наступившими последствиями.

Постановлением заместителя руководителя следственного отдела по г.Камышину прекращено уголовное дело в отношении Б. по ч.2 ст.145.1, ч.3 ст.159 и ст.315 УК РФ на основании п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ, за ним признано право на реабилитацию.

Реабилитированный обратился в суд с ходатайством о возмещении причиненного ему вреда, в виде стоимости активов ООО «Т.» 4046000 рублей, недополученной заработанной платы в размере 613476 рублей за период с 15 сентября 2008 года по 27 декабря 2010 года, возмещение долга ООО «Т.» в размере 9544579 рублей, образовавшегося перед ним за вышеуказанный период.

Постановлением Камышинского городского суда Волгоградской области от 10 мая 2016 года отказано в требованиях Б., при этом суд установил, что уголовное дело в отношении Б. возбуждено 30 сентября 2011 года, однако заявитель просил возместить ему невыплаченную заработанную плату за период времени до возбуждения уголовного дела. Согласно трудовой книжки, Б. был уволен с должности директора ООО «Т.» 6 декабря 2010 года. Постановлением Камышинского городского суда от 17 ноября 2011 года Б. в рамках возбужденного уголовного дела был отстранен от должности директора, которую уже не занимал, с назначением ему государственного ежемесячного пособия. Долг ООО «Т.» образовался также в период, когда уголовное дело в отношении Б. не было возбуждено. Судом также признаны несостоятельными доводы о том, что Б. лишился доли чистых активов в результате незаконного привлечения к уголовной ответственности, поскольку никаких следственных действий в рамках уголовного дела, направленных на отчуждение активов Б., не производилось, аресты на акции и активы не накладывались.

Таким образом, основанием для отказа в возмещении имущественного вреда, указанного в заявлении Б., послужило отсутствие доказательств, свидетельствующих о наличии причинно-следственной связи между незаконным уголовным преследованием Б. и наступившими, по мнению заявителя, последствиями в виде ущерба.

Апелляционным постановлением Волгоградского областного суда от 30 июня 2016 года постановление суда первой инстанции оставлено без изменения.

В силу положений ст. 133 УПК РФ признание за Б. права на реабилитацию свидетельствует лишь о наличии у него права на возмещение имущественного вреда в случае его причинения.

Вместе с тем прекращение уголовного дела по реабилитирующим основаниям не свидетельствует о бесспорности требований заявителя о возмещении имущественного вреда.

Не менее важный вопрос, возникающий в правоприменительной практике: определение размера расходов частично реабилитированному, понесенных на оказание юридической помощи.

Конституционный Суд Российской Федерации в своих решениях указал, что ни в статье 133УПК РФ, ни в других законодательных нормах, регламентирующих возмещение ущерба, причиненного гражданину незаконным уголовным преследованием, не содержится положений, исключающих возможность возмещения вреда лицу, в отношении которого вынесено постановление (определение) о прекращении уголовного преследования по реабилитирующему основанию, по той лишь причине, что одновременно в другой части обвинения это лицо признано виновным в совершении преступления либо уголовное преследование в отношении его прекращено.

Анализ изученных дел показал, что суды в целом правильно разрешают дела о возмещении расходов частично реабилитированным лицам.

При этом размер возмещения вреда за оказание юридической помощи определяется судами, исходя из общего объема обвинения и сложности дела, а также с учетом фактически понесенных расходов, непосредственно связанных с ее осуществлением по этому обвинению, и конкретных обстоятельств, которыми были обусловлены такие расходы.

Представляет интерес постановление Урюпинского городского суда Волгоградской области от 30 декабря 2014 года. Ю. обвинялся органом предварительного следствия в пяти эпизодах преступлений, предусмотренных ч.3 ст.160 УК РФ и по одному эпизоду преступления, предусмотренного ч.3 ст.30, ч.4 ст.160 УК РФ. После возвращения уголовного дела прокурору по постановлению Урюпинского городского суда Волгоградской области от 16 января 2012 года, постановлением старшего следователя от 16 мая 2013 года уголовное преследование в отношении Ю. по пяти эпизодам преступлений, предусмотренных ч.3 ст.160 УК РФ, прекращено по основанию, предусмотренному п.1 ч.1 ст.27 УПК РФ за непричастностью к совершению преступлений. Приговором Урюпинского городского суда Волгоградской области от 19 мая 2014 г. Ю. осужден по ч.3 ст.30, ч.4 ст.160 УК РФ. Суд, рассматривая ходатайство Ю. о возмещении расходов, связанных с оплатой труда адвокатов, и определяя размер сумм, подлежащих возмещению реабилитированному, исходил из того, что Ю. обвинялся в совершении шести самостоятельных преступлений, по пяти из которых в отношении него уголовное преследование прекращено по реабилитирующим основаниям, в связи с чем объем обвинения уменьшился на 83,3 %. В связи с чем сумма, подлежащая взысканию в порядке реабилитации, судом определена пропорционально уменьшенному объему обвинения от общей суммы затрат, потраченных за оказание юридической помощи.

Апелляционным постановлением от 9 апреля 2015 года постановление суда первой инстанции оставлено без изменения.

К одному из немаловажных и спорных вопросов относится проблема определения пределов возмещения имущественного вреда реабилитированному.

В соответствии с частью 1 статьи 133 УПК РФ вред, причиненный гражданинув результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органов предварительного расследования и суда.

Возникает закономерный вопрос: могут ли быть такие суммы ограничены, исходя из принципов разумности и соразмерности?

Единой судебной практике по данному вопросу нет. Противоречивая практика судов по таким делам обусловлена различным толкованием норм закона о возмещении вреда в полном объеме. Неоднозначна практика и судов Волгоградской области.

Так одни судьи, при наличии подтвержденных документально данных об оплате расходов за оказание юридической помощи, в полном объеме удовлетворяли требования реабилитированных, мотивируя решения тем, чтос учетом положений ч. 1 ст. 133 УПК РФ нет законных оснований оценивать понесенные расходы по получению юридической помощи с позицииразумности и соразмерности выполненной защитником работы.

Другие судьи, удовлетворяя требования о взыскании расходов на оказание юридической помощи проверяли соразмерность произведенных затрат объему оказанной юридической помощи.

Так, имел место случай обращения лица, в отношении которого прекращено уголовное дело по реабилитирующим основаниям с заявлением о реабилитации, в котором содержалось требование о выплате ему расходов, связанных с получением юридической помощи в сумме 1000 000 рублей за оказание юридической помощи двум адвокатам.

Вместе с тем ходатайство реабилитированного Е. Тракторозаводский районный суд г.Волгограда постановлением от 8 июня 2016 года удовлетворил частично. Снижая размер требований реабилитированного до 280000 рублей за оказание юридической помощи адвокатов, суд указал следующее.

В соответствии со статьей 17 Конституции Российской Федерации в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права.

Согласно ч. 3 ст. 1 УПК РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью законодательства Российской Федерации, регулирующего уголовное судопроизводство. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотрены УПК РФ,то применяются правила международного договора.

Согласно статье 41 Конвенции от 4 ноября 1950 года «О защите прав человека и основных свобод» при определении размера компенсации причиненного лицу имущественного ущерба применяется принцип справедливости этого возмещения.

Практика возмещения расходов, понесенных участником уголовного судопроизводства на оплату услуг адвоката (представителя), сложившаяся, в том числе, в Европейском суде по правам человека, исходит из должного понимания правил разумности, достаточности и справедливости. Данная практика ориентирована на то, что при безусловном сохранении и защите прав любого лица на возмещение понесенных им расходов, связанных с незаконным уголовным преследованием, суду необходимо учитывать, что подобное возмещение не должно являться явно несоразмерным тем усилиям, которые были предприняты в рамках оказания правовой помощи.

Оценив указанные усилия, с учетом всех обстоятельств расследования дела, учитывая объем, сложность дела, количество дней фактического участия адвокатов на предварительном следствии, исходя из принципа разумности и справедливости, суд удовлетворил ходатайство реабилитированного частично.

Апелляционным постановлением Волгоградского областного суда от 12 августа 2016 года постановление суда оставлено без изменения.

Представляется, что определение размера имущественного вреда, подлежащего возмещению реабилитированному гражданину, является категорией оценочной и эта оценка должна соответствовать общепризнанным принципам и нормам международного права.

При этом следует иметь в виду, что размер имущественного вреда не может быть снижен произвольно, и в случае принятия судом решения о частичном удовлетворении требований реабилитированного гражданина по тем основаниям, что они являются явно завышенными, соответствующие выводы суда должны быть основаны на материалах дела и должным образом мотивированны.

Изучение практики работы судов Волгограда и Волгоградской области показывает, что чаще всего реабилитированные обращаются с ходатайствами о возмещении расходов, связанных с оплатой труда адвокатов.

Верховный Суд Российской Федерации подчеркивает, что суммы, выплаченные адвокатам, подлежат возмещению независимо от того, сколько защитников впоследствии было у реабилитированного гражданина, поскольку закон не ограничивает число защитников у одного обвиняемого. Причем возмещению подлежит и та сумма, которая израсходована реабилитированным на оплату услуг адвоката уже после вынесения оправдательного приговора, то есть в юридическом процессе восстановления прежнего положения невиновного.

Положениями части 1 статьи 50 УПК РФ предусматривается приглашение защитника как самим подозреваемым, обвиняемым, его законным представителем, так и иными лицами по поручению или с согласия подозреваемого или обвиняемого.

Зачастую соглашение с защитниками на оказание юридической помощи подозреваемым, обвиняемым, содержащимся под стражей, заключают их родственники, и они же согласно платежным документам выплачивают адвокатам гонорар.

В этих ситуациях следует руководствоваться положениями п. 4 ч. 1 ст. 135 УПК РФ, согласно которому возмещение реабилитированному имущественного вреда возможно только в случае, если расходы понесены им самим, а не другим лицом, которое за защитой своих имущественных прав может обратиться в суд в порядке гражданского судопроизводства.

Однако в случае предоставления реабилитированным доказательств того, что оплата услуг адвоката произведена иными лицами за счет его собственных средств, либо он впоследствии возместил этим лицам суммы, переданные им адвокату, то возмещение имущественного вреда самому реабилитированному не исключается.

Помимо возмещения расходов на оплату труда адвокатов, реабилитированные часто обращаются в суд с требованием о возмещении неполученного заработка.

При разрешении ходатайств такого рода суд также должен основываться на конкретных фактах и обстоятельствах, подтверждающих:факт причинения вреда, его размер, причинно-следственную связь между незаконным уголовным преследованием и наступившими вредными последствиями в виде неполученного заработка.

Например, постановлением Центрального районного суда г.Волгограда от 3 сентября 2014 года частично удовлетворены требования реабилитированной Д. о взыскании неполученной заработной платы. Д. просила взыскать утраченный заработок за период 6 лет ее незаконного уголовного преследования с 5 июня 2003 года (с момента возбуждения уголовного дела) по 13 июля 2009 года (дата вынесения постановления о прекращении уголовного дела) в размере 769032 рубля. При этом, указав, что в ходе предварительного следствия по возбужденному в отношении нее уголовному делу были изъяты учредительные и бухгалтерские документы ООО «А.», учредителем и директором которого она являлась. 3 сентября 2003 года в отношении нее была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, которая изменена по состоянию ее здоровья на подписку о невыезде 19 апреля 2004 года, однако из-за полученного заболевания и инвалидности в связи с ее незаконным уголовным преследованием, она не могла продолжать заниматься трудовой деятельностью.

Удовлетворяя требования заявителя частично, суд первой инстанции, исходил из среднемесячного дохода Д. за период, предшествующий возбуждению уголовного дела (2002 г.), который составлял 1541 рубль 66 копеек, с учетом уровня инфляции, за период 7 месяцев 16 дней (срок содержания Д. под стражей) и за вычетом НДФЛ (13%) взыскал в пользу Д. 23033 рубля. Отказывая в удовлетворении остальной части требований, суд указал, что возбуждение уголовного дела (5 июня 2003 года), избрание первоначально в отношении Д. меры пресечения в виде подписки о невыезде (с 17 июня 2003 года) не препятствовало ей заниматься трудовой деятельностью, в том числе и иной, не связанной с работой в ООО «А.». Кроме того, отсутствовали доказательства подтверждающие, что онкологическое заболевание и нахождение Д. под стражей находятся в причинно-следственной связи. Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, заболевание у Д. имело место с 2000 года, выполнено оперативное лечение, в дальнейшем с декабря 2004 года по 2007 год рецидива заболевания не выявлено.

Апелляционным постановлением Волгоградского областного суда от 23 октября 2014 года постановление суда первой инстанции оставлено без изменения.

В случае, когда в ходе судебного разбирательства реабилитированный не представил доказательств того, что он лишился заработка в результате незаконного уголовного преследования, оснований для удовлетворения его требований не имеется.

Так реабилитированная Л. обратилась в суд с заявлением о взыскании неполученной ею прибыли от индивидуально – предпринимательской деятельности, которая в связи с возбуждением в отношении нее уголовного по ст.168 УК РФ, осуществлялась не в полной мере, так как Л. вынуждена переехать в другой город, оставив парикмахерскую, приносящую ей доход. Постановлением Кировского районного суда г.Волгограда от 4 июня 2014 года в удовлетворении требований Л. о взыскании неполученной прибыли от предпринимательской деятельности отказано, поскольку не представлено доказательств того, что в период расследования в отношении нее уголовного дела, Л. не имела возможности заниматься предпринимательской деятельностью, а также то, что изменение места жительства связано с ее уголовным преследованием.

Особую сложность доказательственная деятельность приобретает в тех случаях, когда привлеченный к уголовной ответственности гражданин осуществлял предпринимательскую или иную не запрещенную законом деятельность, специфика которой делает весьма затруднительным определение и документальное подтверждение причиненного ему вреда.

В приведенном ниже примере реабилитированный не имел официального источника дохода, однако суд частично удовлетворил его требования о взыскании неполученного заработка.

В. обратился в суд с заявлением о взыскании неполученного заработка в размере 624150 рублей за период нахождения его под стражей с 18.05.2015 г. по 22.12.2015 г. по уголовному делу, возбужденному в отношении него по ч.1 ст.162 УК РФ.

При рассмотрении заявления установлено, что В. официально не был трудоустроен, однако подтверждено, что до ареста он выполнял работы по строительству, получал сдельную оплату.

Постановлением Центрального районного суда г.Волгограда от 15.06.2016 года удовлетворяя заявление В. частично, суд первой инстанции расчет неполученного заработка произвел за период нахождения В. под стражей с учетом величины прожиточного минимума за указанный период и с учетом уровня инфляции, что составило 75016 рублей.

При этом суд применил положения ч.4 ст.1086 ГК РФ, предусматривающие, что рассчитанный для возмещения имущественного вреда среднемесячный заработок не может быть менее величины прожиточного минимума (даже для неработающих лиц).

При исчислении утраченного заработка заявителя суд исходил из прожиточного минимума для трудоспособного населения в целом по России, что отвечает интересам заявителя и соответствует положениям ст.1086 ч.4 ГК РФ, а также нормам уголовно-процессуального закона о праве реабилитированного на возмещение вреда в полном объеме.

В соответствии с действующим законодательством (ст.52 и 53 Конституции РФ, главами 59 ГК РФ и 18 УПК РФ, а также применяемыми в системной связи с ними Положением о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, и Инструкцией по его применению), в случае, когда на момент причинения действиями правоохранительных органов вреда реабилитированный не работал, для определения размера возмещения ущерба учитывается по его желанию заработок до увольнения либо обычный размер вознаграждения работника его квалификации в данной местности, но не менее установленной в соответствии с законом величины прожиточного минимума трудоспособного населения в целом по Российской Федерации.

Анализ изученных дел показал, что у судов не вызывает сложностей при рассмотрении вопросов о возмещении иных расходов. При этом судьи учитывают наличие документального подтверждения расходов и их непосредственную связь с незаконным возбуждением уголовного преследования. В зависимости от этого судьи принимали решения об удовлетворении требований, либо об отказе в их удовлетворении.

Частью 4 статьи 135 УПК РФ предусмотрено, что выплаты в возмещение вреда производятся с учетом уровня инфляции. Положения закона об индексации применялись судами лишь в тех случаях, когда заявители просили индексировать сумму, причиненного вреда. Вместе с тем требование о необходимости произведения выплат с учетом уровня инфляции прямо закреплено в законе, в связи с чем представляется, что суд должен выполнять его в любом случае, то есть вне зависимости от наличия или отсутствия соответствующего требования заявителя и предоставления заявителем необходимых статистических данных и расчетов.

Согласно разъяснениям, данным Пленумом Верховного Суда в пункте 18 Постановления, размер выплат, подлежащих возмещению реабилитированному, определяется судом с учетом индекса роста потребительских цен по месту работы или жительства реабилитированного на момент начала уголовного преследования, рассчитанного государственными органами статистики Российской Федерации в субъекте Российской Федерации на момент принятия решения о возмещении вреда.

В соответствии с пунктами 1 и 2 статьи136 УПК возмещение морального вреда состоит в том, что прокурор от имени государства приносит официальное извинение реабилитированному за причиненный ему вред, а иски о компенсации за причиненный моральный вред в денежном выражении предъявляются в порядке гражданского судопроизводства.

По изученным делам за указанный период в некоторых случаях реабилитированные обращались наряду с требованиями о возмещении имущественного вреда, с требованием обязать прокурора принести официальное извинение, однако впоследствии от данных требований отказались, поскольку прокурором обязанность, возложенная на него законом, была исполнена. Имел один случай обращения с требованием о возмещении морального вреда в денежном выражении, в данном случае суд первой инстанции обоснованно отказал в принятии заявления, поскольку заявление рассматривается в порядке гражданского судопроизводства.

В соответствии с положениями статей 135 и 138УПК РФ требования реабилитированного о возмещении имущественного и морального вреда, за исключением компенсации морального вреда в денежном выражении, которые рассматриваются в порядке гражданского судопроизводства, восстановления в трудовых, жилищных и иных правах, разрешаются судом в порядке статьи 399 УПК РФ.

Статья 135 УПК РФустанавливает альтернативную подсудность вопроса о возмещении имущественного вреда. В частности, такое требование может быть предъявлено реабилитированным: 1) в суд, постановивший приговор, вынесший постановление, определение о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования; 2) в суд по месту жительства реабилитированного; 3) в суд по месту нахождения органа, вынесшего постановление о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования либо об отмене или изменении незаконных или необоснованных решений.

Если уголовное дело прекращено или приговор изменен вышестоящим судом, то с требованием о возмещении вреда реабилитированный вправе обратиться в суд, постановивший приговор, либо с учетом положений части 2 статьи 396УПК РФ в суд по месту своего жительства.

Нарушений правил подсудности при рассмотрении дел в порядке главы 18 УПК РФ, судами города Волгограда и Волгоградской области не допущено.

К участию в делах по требованиям реабилитированных о возмещении имущественного вреда от имени казны Российской Федерации привлекается Министерство финансов Российской Федерации. Интересы Министерства финансов Российской Федерации в судах представляют по доверенности (с правом передоверия) управления Федерального казначейства по субъектам Российской Федерации.

Вместе с тем имели место случаи, когда Министерство финансов не было извещено о времени и месте рассмотрения дела. Так апелляционным постановлением от 13 ноября 2014 года было отменено постановление Урюпинского городского суда Волгоградской области от 22 сентября 2014 года, поскольку в материалах дела отсутствовали сведения о надлежащем извещении представителя Министерства финансов.

Апелляционным постановлением Волгоградского областного суда от 7 мая 2014 года отменено постановление Светлоярского районного суда Волгоградской области от 24 февраля 2014 года, которым удовлетворены частично требования реабилитированного лица и взыскано с казны РФ в лице Управления Федерального казначейства. Основанием отмены судебного решения послужило то, что Министерство финансов не извещено, а Управление Федерального казначейства, не является финансовым органом.

В соответствии со ст.ст.124-126, 1070 ГК РФ, ч.1 ст.133 УПК РФ, главой 24.1 Бюджетного кодекса РФ сумма материального ущерба взыскивается с Российской Федерации за счет казны Российской Федерации.

Исполнение судебных актов о взыскании средств за счет казны РФ возложено на Министерство Финансов РФ.

Таким образом, в резолютивной части постановления суда должна быть приведена следующая формулировка: «Взыскать с Министерства финансов Российской Федерации за счет казны Российской Федерации…».

Учитывая, что уголовно-процессуальным законом для реабилитированных установлен упрощенный, по сравнению с исковым порядком гражданского судопроизводства, режим правовой защиты, освобождающий их от бремени доказывания оснований и размера возмещения имущественного вреда, при рассмотрении требований реабилитированных о возмещении такого вреда суд в случае недостаточности данных, представленных реабилитированнымв обоснование своих требований, оказывает ему содействие в собирании дополнительных доказательств, необходимых для разрешения заявленных им требований, а при необходимости и принимает меры к их собиранию.

Изучение судебной практики рассмотрения указанной категории уголовных дел показало, что судами области в основном правильно применяются нормы уголовного и уголовно-процессуального законодательства, регламентирующие право на реабилитацию.

Похожие публикации