О поэзии в современном мире. «Зачем нужна поэзия» сочинение В современной культуре

О поэзии в современном мире. «Зачем нужна поэзия» сочинение В современной культуре

Мы все в школе учили стихотворения и декламировали. Не всё нам нравилось, но уже взрослыми мы как-то чувствуем, что это было хорошо, но для чего, трудно с ходу ответить. Для памяти? Но я, честно сказать, редко какое вспомню, хотя память у меня хорошая и учить я могла целые поэмы. Впрочем, память всё-таки развивается, даже если стихотворение со временем забыто. Да и выступление перед зрителями — тоже ранние пробы ораторского искусства.

В методе поэзия занимает очень почётное место. Почему? Передаём слово ей.

  1. Поэзия — высшая форма литературы. Если мы читаем ребёнку литературу для развития и обогащения языка, для того, чтобы прививать любовь к красивому и благородному — к поэзии это относится вдвойне.
  2. Чтение хорошей поэзии на уровне интереса ребёнка учит любить лучшее и в какой-то мере служит прививкой от дешёвого и пошлого . Это воспитание культуры. (Боюсь, что в школе, где одна шутка или выпад остроумного школьника могли значить для класса больше, чем урок учителя, атмосфера не способствовала любви к поэзии. Стихи учили, потому что «задали» и выбирали покороче. Мне кажется, мама может без такого досадного вмешательства передать любовь к поэтическим строкам лучше. Как думаете?)
  3. Поэзия прекрасно сочетается с изучением природы и служит ей прекрасным сопровождением.
  4. Несмотря на то, что поэзия по большей части вымысел, в ней достаточно ценных, правдивых и благородных мыслей, полезных для формирования характера ребёнка.
  5. Поэзия может воспитывать патриотизм (если это в ваших целях).
  6. Некоторые стихотворения и поэмы прекрасно иллюстрируют изучение истории («Бородино» Лермонтова, «Макбет» Шекспира). Поэзия чрезвычайно эмоциональна и оставляет глубокий след.

Как, по мнению Шарлотты Мейсон, должна была преподноситься поэзия?


Если дети учатся на русском или украинском языке, то рядом с Шекспиром могут стать Пушкин и Шевченко. Запас слов в их произведениях около 20 000. Содержание, конечно. совсем другое. Но в этом вопросе я не то что не специалист, а вообще никто. Считайте, мысли вслух.

Хотя меня усиленно убеждать в полезности поэзии не нужно, я не использовала её так активно, как предлагает Шарлотта Мейсон. Для дошколят у меня было много стихов на русском, которые были все прочитаны и зачитаны до школы, а потом ничего не было и как-то они ушли на задний план. Несколько сборников детской английской поэзии были точно так же быстро прочитаны и отложены. Читать стихи для новичков действительно легко и приятно. Очень любили дети сказки Пушкина. У него такой лёгкий слог, что они без усилий запоминали большие отрывки. Со старшими я недавно читала Некрасова «Кому на Руси жить хорошо» и Пушкина «Евгений Онегин». Оценили. Сейчас составляю программу на следующий год и хочу ввести немного более поэзии.

Мне понравилась такая идея. Выбирается стихотворение, читается в понедельник детям (младшего или среднего возраста). Дети слушают, потом им объясняют непонятные слова, после чего дети пересказывают смысл стихотворения. Это занимает минут пять. В остальные дни они перечитывают и заучивают его. Если стихотворение небольшое (а начинать нужно именно с небольших, чтобы дети не унывали), то к воскресению ребёнок уже может его рассказать в кругу семьи. Ещё лучше будет записать выступление на видео!

Надеюсь, со временем я составлю подборку стихотворений. Делитесь идеями!

Комментарии ( 19 )

    Правильно ты сказал – в школе дали нам крохи. Запомнилось только "Любви все возрасты покорны...", да "Погиб поэт, неволник чести...". Ну может ещё что-то. Есенина и Высоцкого я знаю только из песен, остальные их произведения знаю очень мало. Про остальных, перечисленных тобой – у меня полный ноль.

    Хотя было познание поэзии, и после школы. Когда выбирал сказки для своих пацанов, то в основном Пушкина и Ершова. Два раза даже были моменты, когда сам рифмоплётствовал, но это позже, когда или был накачан духовными системами или когда влюблялся после сорока, но тоже под воздействием медитаций.

    Тяжелое ты дело затеял с поэзией в кругах настроенных на бизнес или карьеру, но дело твоё правое – об этом тоже надо говорить, ибо односторонний (зацикленный) человек никому не интересен. Всё думал, как тебе помочь, чего посоветовать? И пришёл к выводу, что надо каждое стихотворение великих, разбирать по полочкам, тогда и мы, технари, научимся чему-то, и тебе будет приятно. Как в том анекдоте: «Скажите тост про меня – вам всё равно, мне приятно!»

    Ответить

    Конечно же каждый из нас вправе выбирать свой собственный путь в жизни, но... Но есть много так прекрасного и дополняющего нашу жизнь! Но и мне не мешает к примеру заниматься чем-то спортивным из восточного направления, а в сопряжении с поэзией, искусством - это усиливает твое видение на нашу жизнь. Как это хорошо сказано в восточном трактате:
    Смотришь на ветку, что склонилась к воде - Восторг!
    Побежали круги по воде - Восторг!
    Дуновение ветра с рассветом - Восторг!
    Поэтому и мы должны для себя находить время, чтобы уделить его для своего внутреннего созерцания, приводяшего к Восторгу! Почаще думать о возвышенном - вот и весь секрет! Но вернемся к поэзии...
    Поэзия не только дает нам вдохновенное начало и чего-то светлого для души - она нас окрыляет, она нас лечит, она нас заставляет придти к более светлому, разумному от греховного... А нам всем, занимающимся ныне бизнесом - этого так не хватает! Не хватает именно той искры, которая необходима для получения дополнительных сил от творческого начала! Тогда и бизнес будет, как песня! Хорошо здесь сказал Самвел Суренович - как правило, обыденная жизнь должна сопровождаться прекрастным. Вот вам и ответ! Значит надо дорогие мои коллеги постигать азы прекрасного - и находить для этого время!

    Ответить

    В чем заключается стремление человека. Ведь все рассуждения о сысле и бытие связаны с человеком, который по сути неопределен по отношении к той или иной профессии. Это не важно. Что есть смысл? Может быть гармония, во всех проявлениях этого слова? Мы не можем просто пить чай. Мы пьем его из кружки вдыхая аромат, чувствуя вкус, ощущая его путь и распространяемое им тепло, выдыхаем из чувства блаженства и понимает приятность чаепития. Вот все эти ощущения, их понимание и восприятие образуют некую гармонию в конкретной ситуации. Может пример и не очень хорош, но гармония человека, где в унисон сосуществуют все чувства, в том числе и прекрастного и создает человека.

    Ответить

    Да, частью с этим согласен согласен! Но у нас всех, при нашем сейчас современном житие, как сказано - есть одна проблема... затянула этакая трясина "гонки за выживание"! Надо туда успеть, то сделать, это привезти, и еще, и еще... не сделаешь - то сразу же вылетаешь из своего "обычного мира"! И нет совершенно времени на душевное и прекрасное! А еще одна беда, так это то, что мы все очень ловко и грамотно научились вносить в свою жизнь подмену ситуации, заменяя настоящее суррогатом... это и телевизор, это и лежание на диване, это осознанное ничегонеделание! А где то самое творчество, которое дает нам истинное удовлетворение? Его и нет!

    Ответить

    На творчество, как правило, абсолютно не хватает времени. Всегда думаю с сожалением, что приходиться тратить его и на сон. Если основная работа связана с творчеством, то здесь конечно другая ситуация, это работа. А если это другая, параллельная жизнь?
    И даже не смотря на то, что уже в течение полутора лет не смотрю телевизор ситуация не складывается иначе. Времени на творчество нет и от этого, душа страдает. Нет возможности совершенствоваться самому и помогать делать это другим. Ведь поэзия это искусство, орудием которого является слово, а сущность - мышление в словесных образах. Постигая грани слова, мы постигаем себя и окружающий нас мир.

    Ответить

    А вот Гармония, видимо, рождается при восприятии мира... взять хотя бы поэзию - в целостном и радостном порыве творческого накала, когда все остальное тебе не интересно, мир умер! Есть только Муза... и она желанна! Вот здесь то и рождаются - красота, прекрасные и радужные напевы, краски, которые ты до этого не видел! Но на все это и требуется время, которого нам так всегда не хватает... и это плохо! Это очень плохо! Надо хотя бы час-другой находить в этом бушующем мире бизнеса, чтобы восхищаться возвышенным!

    Ответить

    Конечно Евгений, Вы абсолютно правы. Когда наша душа открывает для нас невозможное, нужно не идти на встречу к этому, а бежать, что бы успеть хотя бы малое, что мы можем творить и здесь, уже не считаешь, не минут ни часов, они просто текут ручьями, как и потоки мыслей, дарованные Музой. Даря в своих строках, абсолютно светлые, несущие жизненную энергию слова (в которые читатель мог проникнуться не только душой, но и обрести какую-то частичку нового, неизведанного, чуть ощутимого, но понятного только ему самому) Поэт возвышается и обретает чувство невесомости.

    Ответить

    Здесь можно и не согласится. Можно прочитать Гамлета в переводе, в оригинале, можно посмотреть гамлета в исполнении Смоктуновского, можно прочитать ревизора Гоголя, а можно посмотреть телепостановку. Причем лежа на диване. Можно вообще ничего не читать в настоящее время, поскольку трясина затянула. Но если впитанный нами в детстве и отрочестве Пушкин, Лермнтов, Дюма, Гаррисон, Рид и многие сохраняются в нас и мы их несем в себе, то они, отпечатав в нас то самоле прекрасное, будут с нами и в трясине и лежа на диване. Я иногда, не так часто, но смотрю канал "Культура" и так же лежа на диване. НЕделю назад был в театре. Да все это редко, но присутствует. Вы правы, что надо выходить из того, мира в который мы себя загоняем работой. Вот я, был период, когда после пяти лет упорнейшей работы - с 8час. утра до 3 ночи вырвался на 2 недели в отпуск на море. Неделю я спал. Но вторую неделю купался и читал свои любимые произведения.

    Ответить

    Когда мы это всё впитывали, наши родители не лежали на диванах, а стояли в очередях чтобы купить книги (помимо они собирали марки, пластинки и т.д.) А как будет развиваться подрастающее поколение, если оно видит, что родителей интересует только лишь телевизор (не буду уточнять анонс), хотя и читали, как Вы говорите Гоголя, Пушкина, Шекспира и т.д. Здесь даже не речь о телевизоре, в современном мире слишком быстрый темп жизни и только мы способны в век современных технологий помочь нашим новым поколениям расти духовно. Для нас написано множество произведений различных жанров в 20 в, но мы должны подумать тоже о наследии…

    Ответить

    Здесь не могу с Вами не согласиться. Прекрастное в наших детях отличается от того прекрастного, которое имеем и понимам мы. Но может быть это что - то новое, что не понятно нам. Я не имею ввиду покемонов или королей шаманов, космических футболистов и т.д. которыми увлекаются дети. И они не так воспринимают того же Пушкина или Толстого. Фильм "Патриот" вызовет больше чувств у них, чем экранизация "Дубровского". Это верно. Но обобщая, можно утверждать, что оставленные нам заповеди им известны. Они знают что такое хорощо и что такое плохо. Да, им нужна литература, история, и многое другое, что составляет духовную ценность страны. Но обратите внимание. Когда родители начинают прививать детям это чувтво. Когда ребенок в рамках школьной программы читает "Войну и мир" у него в голове прочно укрепился образ человека - паука, которому разогнать армию Наполеона не составит труда, а тема любви гораздо нагляднее отображена в иных фильмах, транслируемых по ТВ. Так может, учитывая эмансипацию, нужно в более раннем возрасте говорить о княжне Мери, Татьяне и Ленском, рассказывая на ночь не сказку про колобка. Я помню в этак 1983г. меня попросили посидеть с тремя детьми в возрасте от 5 до 7 лет. Так я им на ночь рассказывал сагу о нибелунгах. Уснули. А на следующий день просили продолжения. Правда и рассказывал своими словами, доступными детям, но прошло уже более 20 лет. уже взрослые дети помнят эти сказки.

    Ответить

    Сейчас такое время, что очень много всего, что порой просто не возможно отличить «стоящее» от «так себе» или «гениальное» от «посредственного». Мы перенасыщены. Но должно же быть хоть что-то, что будет нести красоту в сердца наши и наших детей.
    В своё время нам было проще, так как «партия сказала» или «так завещал великий Ленин», но сейчас свобода слова, общество стало эмансипировано. И искусство в любом своём проявлении (я не имею ввиду «черный квадрат» Малевича) может позволить развиваться обществу духовно. Поэзия должна нести не только эстетические и моральные принципы, несмотря на «свободу слова», но и этические.
    А.И. Солженицына "Архипелаг ГУЛАГ" собираются ввести в школьную программу, т.е. снова имеет место однобокий взгляд на прошлое….
    Согласна, что спайдермэн уже заполонил головы детей, но мне даже сложно сказать, какие есть у нас современные детские фильмы-аналоги, наверно нет…. жаль.
    Хочется, чтобы действительно люди нового времени: литераторы, поэты, писатели, начали создавать произведения о своих героях, о своём государстве, о своей культуре. Тогда будут экранизироваться произведения как когда-то сказки Пушкина А.С. и т.д.
    И тогда может, дети буду верить в наши сказки, а не в паутинку спайдермэна….

    Ответить

    Само общество находится на распутье. Мы можем считать себя старшим поколением, уносящим с собой тот уровень восприятия культурных ценностей, который мы имеем. Мы родились в обществе, где материальные ценности стояли ниже духовных, по этому в нас больше культурного и меньше материального. Молодеж имеет другие ценности - на первом месте материальное, а все остальное вторичное. Это порождение общества. А иначе нельзя. Вы посмотрите вокруг. За все надо платить и уровень оплаты растет ежеквартально. Если наши родители могли жить на 150 - 200 руб. в месяц, выезжая на море, организуя нам лагеря, то сейчас уровень благосостояния среднего россиянина позволяет ему только не умереить с голода и кое что одеть. НЕ говорю о детях. Такие траты сопровождают нас повседневно. Деньги становяться смыслом жизни каждого молодого человека и все его мечты связаны с богатством. Ввели ЕГ, сделали платным обучение, сократив до бесстыдного уровня колличество мест для бесплатного обучения. Знания стали недоступны для многих семей, в ВУЗах будут учится дети богатых. Общеобразовательные программы становятся рамочными, "так и не иначе". Это уже было в истории России, когда при Ломоносове, с его подачи и участия открывались университеты для бедных слоев. Правительство старается построить централизованное государство? Да, старается, но таким методом не построит. Вернее построит сильное правительство, армию, аппарат чиновников, фискальные органы, но не более. Вспомните определение государства из учебника "Государство и право". Государство - в том числе и народ. И пока это два разных термина, ничего путного не будет, ни к культуре, ни где. В таких условиях бороться за увеличение культурных ценностей голодного ребенка - утопия.

В наш современный век инновационных технологий, сумасшедшего темпа повседневной жизни может показаться, что поэзии нет, что она как будто не нужна и это отчасти будет верным. Поэзия почти обесценилась, выветрилась, унеслась вместе с современными веяниями и это печально, однако не всё так плохо, как кажется.

Да, эпоха романтизма давно закончилась, ушло то бесконечно прекрасное, трепетное отношение к стихам, когда они высоко ценились простым народом и критиками, когда люди зачитывались и упивались строками, так гармонично, так слаженно бегущими друг за другом... Гюго, Джон Китс, Гёте, Эдгар По, Пушкин, Лермонтов и многие другие, чьё творчество всегда было и будет оставаться примером для наших современников. Но многим ли сейчас нужна поэзия?

Нас занимает кино, нас занимают бесконечные онлайн-игры и затягивает страшной силой интернет, нас занимает современная музыка и песни, которые иногда и песнями-то тяжело назвать, нас даже занимают всё ещё книги по художественной и научной литературе, обыкновенные, те самые, лежащие на полках, с шуршащими страницами и своей историей, но настолько ли сильно нужна нам поэзия в её чистом виде, не приправленная музыкой, правдивая и где-то даже жестокая, отчаянная и прекрасная.

Как бы там ни казалось с первого взгляда, она нужна, и она есть, более того, она всегда будет, пусть почти незаметной на фоне современного мира, но не переставая проникающей в каждый его уголок, цепляющей своим великолепием всё новых и новых читателей и ценителей мира поэзии. И она всегда будет рождаться в обновлённых своих вариациях, пусть чуть осовремененных, разбавленных толикой того нового, что проникает в наш не переставая развивающийся мир, но оттого не менее прекрасной, ведь в каждом времени своя прелесть, свои уникальные веяния, свой стиль.

Если заглянуть в интернет, то всем известным способом можно найти множество как низкопробных попыток быть поэтом, так и действительно стоящих стихов и даже целые сайты авторов, размещающих свои творения. Ни для кого не секрет, что многие начинают пробовать себя в поэзии с того самого прекрасного момента, как первый раз влюбляются, и кто-то в последствии действительно открывает в себе этот дар, кто-то пытается развить его, а кто-то понимает, что ничего не получится. Возможно, среди тех любителей, что пишут сейчас, есть поэты, чьё творчество действительно заслуживает особо пристального внимания и даже всемирной огласки. Ясно одно - поэзия никогда не перестанет быть, как не перестанет быть ни одна сфера существования человека, дающая ему нечто большее, чем просто быть примитивным обывателем, тонущем в прозаичности. Поэзия даёт почувствовать себя частью высокого, она, как и музыка позволяет выразить те глубины и те невысказанные чувства, которые порой требуют выхода, которые льются из нас и часто сами ложатся в строчки.

А вообще приглядитесь, ведь поэзия на самом деле повсюду: Она безмолвно обитает в прекрасном пейзаже вечернего пляжа, она в раскрывающейся свежести и красках раннего летнего утра, в ветре, что гонит угрюмые волны, она в бликах снежинок, искрящихся на солнце и в ребёнке, бегущем за воздушным змеем, она даже в непрекращающемся потоке машин, в свете фар которых стена дождя упрямо врезается в дорогу, и она конечно в любви.

Мир рухнет без искусства, неотъемлемой частью которого, безусловно, является поэзия, и мы должны помнить об этом всегда.

Поэзия в жизни человека

План

1. Литература в жизни человека.

2. Хорошие стихи - это тайна.

а) Нужна ли поэзия?

б) «Любовь прекрасна и грустна».

3. Значение поэзии для человека.

Когда поэзия есть, она может некоторыми не замечаться, но когда ее нет, люди задыхаются. Е. Винокуров

Книги окружают нас с детства. Но в наше время интерес к литературе, к сожалению, падает. Чтение книг заменяет компьютер, телевизор. Тем не менее, без книг трудно представить нашу жизнь. Чаще всего, если человек любит читать, то читает он прозу. Одни любят фантастику и детективы, другие - исторические и любовные романы. Среди читающих людей есть и любители поэзии, потому что без поэзии прожить невозможно. У человека может и не быть любимого поэта, но у каждого есть стихотворение, которое не оставило его равнодушным.

Хорошие стихи - всегда тайна. Стихотворения можно, а иногда и нужно анализировать. Зачастую поэтические строки с первого раза понять сложно. Чтобы понять стихотворение, нужно многое увидеть и услышать. Ведь мы, имея зрение, многое не замечаем; мы слышим, но не всегда вникаем в смысл сказанного. Иногда бывает так, что, прочитав стихотворение, как бы испытываешь удивление: ты увидел то, на что раньше не обращал внимания. Ведь заметил же Ф. Тютчев:

Есть в осени первоначальной Короткая, но дивная пора - Весь день стоит как бы хрустальный, И лучезарны вечера.

Нередко возникает вопрос: «А для чего нужна поэзия?» Наверное, прежде всего для того, чтобы обогатить человека эмоционально. Поэзия - это жизнь, это мечта и, конечно же, это любовь. Не зря же у всех поэтов есть прекрасные стихи о любви.

Двадцать первое. Ночь. Понедельник. Очертанья столицы во мгле. Сочинил же какой-то бездельник, Что бывает любовь на земле.

Так писала Анна Ахматова. А Александр Пушкин любимую женщину называет «гением чистой красоты». Он напоминает о том, что красотой нужно дорожить, оберегать ееот «шумной суеты», не забывать даже в несчастье. Любовь - это то, без чего человек жить не может, а любовь не может жить без поэзии.

Любовь прекрасна и грустна. И все на свете ясно - Грустна для третьего она, А для двоих прекрасна.

Конечно, ничего бы не случилось, если бы не было стихотворений. Мир бы не рухнул, но был бы беднее в духовном плане. Иногда мы просто не замечаем, что поэзия всегда рядом с нами. Как не замечаем того, к чему привыкли.

Поэзия - удивительная вещь. Она заставляет нас по-новому смотреть на мир. Она дает возможность выразить чувства, которые накопились в сердце. Поэзия возвышает нас над миром повседневности, будничности и обогащает духовно. Она помогает нам быть добрее, решительнее, нежнее, мужественнее.

указывают путь. Для других это просто маленькие огоньки». «Хорошо видит только сердце.

Главного глазами не увидишь». Трогательно описывается встреча и дружба Маленького принца и лиса. Мудрый лис предлагает мальчику приручить себя и дает самое главное наставление: «Мы ответственны за тех, кого приручили».

Экзюпери напоминает и нам, живущим в XXI веке, об ответственности за наши поступки, о том, что нельзя мириться со злом, о том, каким должен быть человек. Произведение убеждает нас, что дружба - великое и сильное чувство, которое необходимо каждому из нас. Повесть «Маленький принц» можно считать завещанием летчика, писателя, философа. Это завещание адресовано всем людям. Его нужно внимательно читать, иначе можно пропустить главное.

Сочинение: «Нужна ли поэзия в 21 веке?» Вы можете написать используя представленный вариант.

«Нужна ли поэзия современному человеку» сочинение

Поэзия … Такое, казалось бы, простое слово в современном мире. Но это целый двигатель, способный разжечь не одно ледяное сердце. И почему поэзия важна в жизни человека и вообще нужна ли поэзия в современном мире?

Мы перешли границу нового тысячелетия - времени мощных информационных ресурсов и технологического прогресса. Сегодня телевидение и Интернет вошли практически во все сферы жизни. И люди начали забывать о эстетических ценностях и духовном развитии. Уже не нужны книги, не нужны писатели. К сожалению, часто приходится слышать: зачем эти стихи?

Поэзия для меня - это важная часть жизни. Это не просто слово. Это то, что разжигает огонек в моей душе, заставляет смеяться, плакать, наслаждаться прекрасным. Вы только подумайте, сколько эстетических строк нам подарили непревзойденные поэты. Пушкин, Некрасов, Лермонтов - настоящие титаны, которые словом, будто делом, стучали в каждую дверь, в каждую душу. Именно их поэзия еще с детства учит меня любить Родину, свою семью, быть хорошим другом и сильной личностью. Каждое их слово звучит для меня сладкой песней.

Щемит сердце, когда понимаешь, что сейчас поэзия потеряла свою ценность. Что теперь это лишь материал учебников в школе. Учат стихи наизусть, и на утро забывают. И это неправильно. Потому что с ними забывается история, культура народа. Исчезает уверенность в завтрашнем дне.

Недавно состоялась поэтическая дуэль между официальным представителем МИД РФ и оппозиционным «поэтическим обозревателем». Я был приятно удивлён такими взаимоотношениями власти и оппозиции. Потому тоже написал поэтический комментарий к данной полемике.
Я не считаю себя поэтом, хотя мною записано 1145 вирш. Поэт не тот, кто пишет стихи. Поэт – это тот, кто думает стихами! Кто может уловить и поэтически выразить настроения, мысли и чувства рифмованным образом, а иногда верлибром.
Поэтическая дуэль власти и оппозиции вновь заставила задуматься: в чём же отличие поэта от человека, пишущего стихи, и для чего вообще нужны поэты?
С этим вопросом я пришёл на «Чемпионат поэзии», который проводился в библиотеке Маяковского в Санкт-Петербурге – в бывшем доме голландского посланника во времена Пушкина. На мой вопрос «зачем нужны поэты» я получил весьма интересные ответы.

«Поэты нужны, чтобы украшать этот мир. Поэты делятся сокровищем своей души. Словом можно убить, словом можно и воскресить. Поэтому огромное значение имеет то, что мы говорим. Потому что в слово поэзии вкладывается душа и мысль высокая. Пространство, которое нас окружает, ему очень не хватает красивых слов, красивых высоких мыслей. Если человек будет излучать такие мысли, то он будет работать над созиданием нашего пространства, нашей Земли, человечества».

«Поэты – это необходимость! Это те люди, которые не могут не сочинять стихи. Они нужны для того, чтобы это было. Поэтическая форма она изначальна в человеке».

«Поэты не нужны. С экономической точки зрения это люди, которые ничего материального не производят. С точки зрения идеалистической они если что-то и производят, то далеко не масс-продукт, что-то для очень узкой аудитории».

«Поэты нужны для себя самих. Поэзия это очень яркий способ коммуникации. Существует представление, что нельзя вложить свой мозг и свою душу в другого человека. Вот поэты это умеют!»

«Поэт сегодня это слово, это умение говорить. Поэзия – это локомотив. Поэты – это люди, которые ищут для нас новые возможности высказаться. Они ищут за пределами наших классических языковых конструкций. Они ищут новые чувства, они ищут новые ощущения, совершенно невероятные непонятные явления. Они для нас чётко формулируют, структурируют, объясняют. Мы даже не всегда понимаем, что это за чувства. Это всегда локомотив, ледокол всего непонятного, что для нас необъяснимо. Куда наука со своим методом никогда не доберётся. Поэзия тем и ценна.
Если поэзия умирает, это значит, что мы остановились в своём развитии, выключили всякие чувства и сидим и пожираем сами себя. Это значит, что мы близки к тому, чтобы разложиться и сравняться с землёй, а позже превратиться в нефть, чтобы позже быть использованными кем-то ещё.
Поэтому поэзия – это умение говорить, самовыражаться. А самовыражение это одно из базовых для человека потребностей. И она лучше всего реализуется именно в поэзии. Поэзия – это умение сказать самые простые фразы, когда сумма слов больше чем слагаемые».

«Поэты – это чувствующие люди, которые хотят говорить о своих чувствах, хотят привлекать внимание к некоторым актуальным проблемам других людей. Не хотят оставаться равнодушными. Им не всё равно!»

«Поэты констатируют то, что сейчас происходит в обществе. Они являются эмоциональным срезом истории, которая сейчас в данный момент происходит».

Что в наше время непростое,
Коль есть на шее голова,
Сквозь призму мысли сеять стоит
Такой феномен как слова.

Как выход рвать себя на части,
Под маской жить, залезть в петлю,
Ругать режим, ласкаться к власти,
Нет, я всё это не люблю...

«Не все вещи можно выразить прозой. Некоторые вещи можно выразить только поэзией».

«Мне поэзия нужна для того, чтобы выражать свои мысли. Я просто так думаю стихами. Не все думают прозой. Поэт – тот, кто выражает свои мысли через стихи».

«Поэзия, как и другие виды искусства, помогает устанавливать связи, лучше понимать друг друга».

«Поэзия нужна мне для души, чтобы лучше себя понять».

«Поэзия – она ни для чего. Это некий феномен, который присутствует в культуре с начала возникновения языка».

«Поэзия – это гораздо более понятие, чем можно его понять. Это не просто сложение слов в рифму или поэтический образ жизни. Для меня поэзия это один из видов выражения своих идей и мыслей».

«Как пелось. Давайте не громко.
Я к громким словам не привык.
Я душу вдеваю в иголку
И штопаю русло Невы...»

Есть хороший фильм «Общество мёртвых поэтов». Он о том, что смерть для поэта может быть милее, чем жить не в соответствии со своим предназначением.

Чем привлекает поэзия? Ведь не только приятными рифмами и созвучием слов. На мой взгляд, поэзия это не столько рифмы, сколько концентрированно и образно выраженная МЫСЛЬ!

Первичные религиозные тексты существовали в форме поэтических гимнов. Древнейшие литературные произведения это поэзия (Гомер «Илиада» и «Одиссея»). Проза литературой не считалась. Да по большому счёту не считается и сейчас.

Есть мнение, что после отмены ритуального жертвоприношения, контакт с потусторонним миром был утрачен. За отсутствием сверхъестественного возникла необходимость производства сверхъискусственного. Этим сверхъискусственным, на мой взгляд, стала поэзия – наша «остаточная духовность».

Поэзия была формой откровения и общения с богами. Все первичные священные тексты это поэтические гимны. В древности поэт и жрец были в одном лице. Считалось, что поэзия это и дар и проклятие, а устами поэта пророчествуют боги.

В состоянии вдохновенного экстаза и одержимости поэты обладали свойством иновидимости и прорицания, они чувствовали себя во власти потусторонних сил. Поэт становился проницаем для узкого входа в праисточник знания, где перед ним открывалась сфера постижимости сущего.

Но чтобы проникнуть в умопостигаемость мира необходимо полное отцепление от своего естества. Поэты должны жить в состоянии отрешённости и непривязанности к миру. Чтобы войти в контакт с потусторонним, требуется изменённое состояние сознания. Для этого нужно обратиться своей частичкой потустороннего, которая есть в каждом человеке.

Превращение человека разумного (Homo Sapiens) в человека духовного (Homo Spiritus) произошло вследствие какой-то антропологической катастрофы (возможно, грехопадения, изгнания из Рая). Вследствие чего человек обрёл душу и совесть, необходимые для контакта с потусторонним.

Недавно я был на лекции известного философа Александра Куприяновича Секацкого о мыслителе современности Вольфганге Гигериче. Мне показалось, что описываемая метафизика Гигерича, его характеристики «реактора по производству души» соответствуют такому феномену как поэзия.

Мне кажется, что «реактор по производству души» это способность человека к искусству, а вход в умопостигаемость мира даёт только поэзия. Именно поэзия как часть искусства синтезирует в человеке его экзистенцию.

«Золотой фонд поэзии» – это золотой запас экзистенции человечества!

Поэзия – это одновременно и абсолютно нереальное, и абсолютно реальное, что можно обсудить с другими.
Поэзия – это приобщение к праисточнику знания, где порядок безумия предшествует порядку разума.

Настоящая Поэзия – это духовное жертвоприношение, своеобразная форма бытия для другого.
Поэтому именно поэзия создаёт «комплектацию души».

Пример – «Монолог мятежной души русского поэта» Анатолия Чертенкова

Я задыхалась, в мир попав жестокий,
А он слезинки собирал мои.
И превращал их в буковки и строки,
И строил храм на собственной крови.

А коль, случалось, слов недоставало,
И стены воздвигались кое-как,
Он всё ломал, всё начинал сначала:
И снова боль и пена на губах!

Он рвался ввысь, срывался, падал в бездну,
Но всё прощала, понимала я:

А нет надежды, нет и бытия!

Мысль о Бытии и мысль о Боге – два главных события человеческой истории. Так считает известный философ Александр Николаевич Исаков. Недавно я прослушал курс его лекций под общим названием «Мысль как событие».
А.Н.Исаков полагает, что мысль как событие есть Откровение. Сознание опознаёт Откровение как откровение себя самого.

На мой взгляд, сама МЫСЛЬ есть событие и Откровение!
Потому как совершенно непонятно, откуда приходят неожиданные мысли, как и почему нас посещает вдохновение.
Мысль – это как открытие. Она не всегда есть результат логических умозаключений и рассуждений; не всегда плод деятельности рацио.
Иногда вначале мы испытываем непонятное томление или волнение, а уже потом нас озаряет ИНСАЙТ, и мы вдруг понимаем то, о чём напряжённо думали или не думали никогда.
Почти всегда Откровение приходит как ответ. Если, конечно, правильно сформулирован вопрос. Причём ответ всегда сформулирован в законченной совершенной форме.

Отличительная особенность Откровения в том, что в нём нет сомнения. Это совершенная в своей завершённости и лаконичности мысль, когда лучше сказать просто невозможно. При этом отчётливо осознаешь, что это не твоё достижение, это пришло извне, свыше.

На мой взгляд, поэзия – это один из способов связи с трансцендентным. Ещё древние полагали, что поэты разговаривают с богами, а поэзия есть глас богов.

Настоящая поэзия – это и субъективное откровение, и Откровение объективно.

Наше «Я» – лишь осознаваемая часть нашей личности, лишь надводная часть айсберга нашего существа.

Поэзия – это открытие и постижение себя как субъекта.
Субъект и объект – умозрительное разделение. Надо преодолеть это логическое разделение, чтобы понять, что объект тоже субъект, а субъект в свою очередь объект, – и мы всеединство!

Мир - это Я, планеты - клетки крови,
Галактики - часть тела моего,
И сердце бьётся - кто-то жаждет боли,
Я счастлив - я постигнул Смысл Всего!
Я стал частицей смысла мирозданья -
И жизнь моя теперь имеет смысл.
Я удержать не в силах восклицанья:
Я Бога часть, Я - Бог, Его я мысль!

Недавно я участвовал в философской дискуссии «Зачем философ в скудное время», организованной Европейским университетом в Санкт-Петербурге и Открытым философским факультетом. В качестве «домашнего задания» было предложено прочитать эссе Мартина Хайдеггера «Для чего поэты?»
Поскольку мало кто прочитал работу М.Хайдеггера, она практически не обсуждалась. Но я работу Хайдеггера прочитал и сформулировал свой ответ, зачем поэты в «скудное время».

В эссе «Для чего поэты» Мартин Хайдеггер писал:
«Поэты - те из смертных, что, торжественно воспевая Винобога, чуют след ушедших богов, идут по их следу и так прокладывают остальным смертным путь к обращению».

«Сущности поэта, истинного поэта в такое время мира, свойственно то, что из всей скудости времени творческим вопросом для него становится прежде всего поэтическое творчество и призвание поэта».

Мартин Хайдеггер

«Поэзия есть учреждение бытия в слове», - пишет Хайдеггер. Он называет поэзию «чистым говором». Поэзия не говорит о том, что было, не описывает происходящее, своим словом она создаёт бытие.

Хайдеггер говорит о том, что поэты так же, как и философы, являются хранителями дома бытия, т. е. языка.
Художник почти никогда не говорит в своих работах о себе в первом лице, через него говорит мысль.

Сколь глубоко поэзия спускается в бездну? Куда доходит поэт, если, разумеется, он идёт туда, куда в силах дойти? - риторически спрашивает Хайдеггер, анализируя творчество Рильке.
Рильке по-своему, на поэтический лад, познал и пережил сложившуюся таким образом несокрытость сущего.

«Чем выше уровень сознания, тем более исключённым из мира оказывается сознающее существо». Потому-то человек противостоит миру.

«Язык есть дом бытия. В жилище языка обитает человек. Мыслители и поэты – хранители этого жилища. Их стража – осуществление открытости бытия, настолько они дают ей слово в своей речи, тем сохраняя её в языке».

«Речь и молчание могут быть уподоблены сущему и бытию. Бытие и есть сущее и не есть. Так же молчание: и вызывает к наличию речь, и снимает её во всеобъемлющей торжественности истины».

По моему мнению, само название работы М.Хайдеггера «Для чего поэты?» говорит о признании им первенства поэтического творчества над философским. Философ лишь рефлексирует над тем, что создано вдохновением поэта, находит и расшифровывает смыслы в интуитивном поэтическом образе.

Вряд ли какой-либо философ сможет так убедительно изобразить Ад, как это сделал Данте в «Божественной комедии».

Если верно, что «философы читают послание Бога в подлиннике», то, по моему мнению, философы рационально осмысливают послание, которое приходит в форме некой интуиции. Философия занимается рефлексией первоначального откровения. Разум постигает то, что знает душа.

8 апреля 2016 года я участвовал во Всероссийской научно-практической конференции «HOMO LOQUENS: ЯЗЫК И КУЛЬТУРА». Она проходила в Русской христианской гуманитарной академии в Санкт-Петербурге. Меня интересовал вопрос: кто и как может спасти русский язык от экспансии английского языка в эпоху глобализации?

На мой взгляд, поэты – это дух нации! Поэтому прежде всего поэты могут сохранить русский язык (этот наш «дом бытия» по выражению Хайдеггера). Без языка не может существовать культура, без культуры нет нации, а без нации нет страны. Спасти русский язык – значит спасти Россию!

Хайдеггер явно поторопился, заявив, что наступил Конец философии и близится другое Начало.

Где начало того конца, которым оканчивается начало?

Сейчас мы переживаем не конец философии, а очередной кризис как переход от старого мировосприятия к новому.
Мы не знаем, в каком времени живём. Но отчётливо ощущаем наступающие сумерки.
Вот только это сумерки рассвета или сумерки заката?

Поэты адекватнее могут описать сумерки, нежели философы. Только поэты могут уличить время в его онтологической иллюзорности – неповторимое повторение в смене времён года.

«Философия – это истина в режиме откровения». Это расшифровка первоначального удивления, той самой первоначальной интуиции, которая приходит в качестве неосознанного образа, какой была ИДЕЯ у Платона.
Платон считал чистое философское созерцание идей – высшей формой познания, способом восхождения к высшим идеям.

Можно предположить, что платоновский Мир Идей это информационное поле (по аналогии с Интернетом), в которое включена и Земля – своего рода «вселенский интернет». Древние индусы называли его «Хроники Акаши», а христиане – «Святой Дух». Там хранится вся информация о прошлом, настоящем и, возможно, будущем не только нашей цивилизации, но и всех предшествующих.

Несколько лет назад на факультете филологии и искусств Санкт-Петербургского государственного университета я принимал участие в обсуждении проблем современной поэзии. По мнению участников, только поэзия по большому счёту может называться литературой.

Я задал присутствовавшим вопрос: что такое поэт?
Оказалось, точного определения не существует. Однако у каждого есть своё мнение.

Поэт не рационален, он интуитивен. Поэт силён не своим сознанием, а своим подсознанием.
Поэт говорит так, как слышит сердцем!

Цель поэзии – возвращение в сердце. Поэзия, применяемая в качестве инструмента познания мира, не претендует на объективность. Познание бытия не цель поэзии.

Почему были востребованы поэты в хрущёвскую оттепель?
Да потому что они могли доступно сказать народу правду!

Помню, как в 1992 году на культурном форуме в Петербурге, который проводился в Таврическом дворце, я повстречался с Беллой Ахмадулиной. Вот она – была Поэт!

А недавно я встречался с поэтом Евгением Евтушенко. Это ему принадлежат известные слова «Поэт в России больше, чем поэт». Евгений Александрович даже ответил на несколько моих вопросов.

Лично я считаю, что поэзия существует не ради поэзии, а для выражения тех высших идей и смыслов, которые недоступны рациональному логическому познанию, которые идут к нам из иного мира и связывают наши миры.

Поэт должен в своём творчестве не столько воплощать уже известные идеи, сколько постигать новые смыслы.

Весь вопрос в масштабах идей и смыслов, постигаемых поэтом. Если они глубинны и жизнеспособны, то им не нужна государственная поддержка, они прорастут сами.

Только поэзии доступны некоторые идеи и смыслы, которые недоступны философии и науке. И в этом огромная ответственность поэзии.

Поэзия не самоцель. Хотя она и самодостаточна.
Поэзия – не развлечение. Стишки к юбилею и рифмоплётство это не поэзия. Поэзия – это способ познания, форма постижения Откровения!

Настоящие стихи – это мыслеформы.
Слова - это формы образов, и потому они не подыскиваются, а приходят вместе с образами, являясь лишь средством выражения.
Если удаётся первыми строками сформулировать вопрос, то потом лишь записываю ответ, который рифмуется сам собой.

Истинное творчество - это изложение, потому что не от себя.
Настоящие стихи не сочиняются, а записываются.
Когда сам хочу что-то сочинить, ничего не получается, когда же пытаюсь настроиться и почувствовать, то строфы рождаются сами собой. Причём иногда в такой законченной форме, что я просто поражаюсь. Отчего и почему это происходит, не понимаю. Для меня это такое же откровение, как и для других.

Безусловно - творчество богодухновенно. Это процесс приёма божественного откровения - Спасение, которое посылает Господь вдохновением. Но вдохновение даётся лишь тому, кто его достоин, причём вовсе не для того, чтобы на этом зарабатывали деньги. Вдохновение - это награда за веру и помощь Господа тем, кто в ней нуждается.

Подлинное искусство бескорыстно, потому что от Бога!

Чувства, настроение художника не пустое, это игра вдохновения, лабиринты творческого процесса. Вдохновение иррационально. Без вдохновения нет творчества. Но оно требует веры!

Стихи - это изложение, а не сочинение. Слова не подбираются. Каждое слово, если оно то самое, оно неизбежно, оно и только оно, и никакое другое.

Знаете ли вы, как строчку диктует чувство? Я ощущаю её как некое волнение, как музыку, которую пытаюсь выразить с помощью слов.
Слова непереводимы, потому что это попытка выразить чувство, образ, который существует неповторимо только в данной культуре, в языке данного народа.

Каждое стихотворение это космогония, - а потому неповторима и непереводима!

Важен процесс творчества, а не его продукт. Дело не в литературных изысках, а в постижении сокровенного. Хуже всего, если скажут: раньше он писал вдохновенно, а теперь красиво, талант превратился в мастерство.

Стихи мои, при всей их возможной ценности, лишь средство огранки души. Но я-то знаю, знаю, что всё это не моё, и стихи я прежде никогда не писал. Они откровение для меня самого. И откуда взялось вдохновение? почему?

Вдохновение, это такое счастье! Оно стоит всего! Если бы мне предложили на выбор: Нобелевскую премию или вдохновение, я бы выбрал вдохновение!

Мне важно быть предельно честным с собой, во сне и наяву, чтоб был себе я интересен и твёрдо знал, что не солгу. Но так уж человек устроен, что жизнь диктует бытиё. Но не хочу я быть спокоен. Мне нужно всё иль ничего! Нет, я не функция условий, и я не обстоятельств раб. Хочу себя я быть достоин, признаться честно, раз не прав. Жизнь требует искать удобства, неправдою платя за быт. Но не комфорт мне руководство, а Голос, что во мне звучит. Он требует предельно честным быть в каждом слове и в беде, и не искать тёплого места, а быть лишь искренним везде. Плевать на страхи и потери, угрозы жить мне в нищете. Я не хочу удобства цели, важнее мне не лгать себе. Свобода мне важнее денег, любовь превыше, чем расчёт. Мне нужен искренности берег. Всё остальное же - не в счёт!

Художник мир творит, он - демиург, он - бог,
Он слышит зов Небес, он ловит Музы слог.
И требует Господь, чтоб был поэт один,
И дома, и в семье, хоть он не нелюдим.
И потому бежит поэт от лишних слов,
От пошлой суеты, семейных склок, забот,
От мыслей о еде, о сексе, шума - прочь!
Он должен быть один, его подруга - ночь.
Он тонкий инструмент божественных начал,
И требует Глагол, чтобы поэт молчал.
Художник - Музы раб, ревнует Дух его,
Кто служит - даёт всё, а прочим - ничего.
Не сотворит поэт того, что Бог ему не даст,
И должен помнить он про свой последний час.
Не выдумать того, что нет в Мире Идей,
И чтобы сотворить, любить нужно людей,
И верить в то, что Бог поэту говорит,
Ведь истинный поэт не от себя творит.
Как мало нужно чтоб творить художник мог:
Покоя для души, свободы от забот.
Но творчество всегда есть подвиг для души -
Преодолеть себя и воплотить мечты.
Художник видит то, что многим не дано,
В грядущее он зрит сквозь мутное стекло,
Пытаясь Божий Смысл в твореньи разгадать,
И миру возвестить о том, что должно стать.
Художник есть пророк, поэт - пророк вдвойне,
Он возвещает то, что хочется Судьбе.
Он жертвует собой, чтоб им Господь вершил,
Поэт живёт затем, чтоб Бог им мир творил.
Не смеет он просить, ведь он имеет дар,
Творит душою он, и тела нужд не раб.
Он просит тишины, чтоб слышать Бога глас,
И он творит мечты, что так нужны для нас.
Не нужен и комфорт - талант погубит он! -
Нужна лишь тишина, и только хлеб, да сон.
Удобства ведь не цель, а чтоб он мог творить,
Здесь деньги не важны, ведь Музы не купить,
Не вымолить стихов, не выпросить любви,
Ведь вдохновенье - Дар, упорный труд души.
Не ценится поэт, пока средь нас живёт,
Но станет знаменит, как только он умрёт.
Укором служит он для тех, кто спит душой.
Он странник на Земле, он странный, он чужой.
Поэт - слуга Небес, орудие Творца,
Бог в лицах всех творцов, и Он же без лица.
Невзгоды - хлеб души, и стимул нам расти,
И чтоб поэтом стать, ты их благодари.
Поэт - всегда борец, художник и герой.
И Бог им говорит. Он только Богу свой!
(из моего романа-быль «Странник» (мистерия) на сайте Новая Русская Литература

Некоторые московские знаменитости приезжают в Петербург, чтобы за деньги учить наших поэтов стихосложению. Но питерские поэты не нуждаются в московских «учителях», приезжающих в культурную столицу «на чёс»...
8 апреля 2016 года в бывшем помещении Смольнинского хлебозавода, а теперь лофт проекте ЭТАЖИ, состоялся Большой городской поэтический фестиваль.

Раз есть поэты, значит есть надежда!
А нет надежды, нет и бытия!

А по Вашему мнению, ЗАЧЕМ НУЖНЫ ПОЭТЫ?

© Николай Кофырин – Новая Русская Литература –

Имеет ли поэзия такое же значение для современного человека, как для людей прошлых эпох? Для чего сегодня профессиональные авторы и любители пишут красивые и эмоциональные стихи, вкладывая в них всю душу?

Казалось бы, в современном мире, с его скоростями и меркантильными отношениями, превалирующими между людьми, не осталось места сантиментам. В прошлом остались времена, когда поэты имели популярность не меньшую, чем сегодняшние поп-звезды. Времена благородных рыцарей и нежных принцесс канули в лету, со всеми своими условностями. Кому теперь нужен «высокий слог»?

С древности считалось, что слова, объединенные особым образом во фразу, могут иметь магическое значение. Таким образом вызывали духов, изгоняли болезни, разговаривали с богами. Ни один обрядовый праздник не обходился без торжественных стихов, положенных на ритуальную музыку. Позднее, поэзия стала одним из направлений искусства, а мастера пера почитались наравне с высокопоставленными лицами. В современном мире рифмованные строки тоже нашли свое практическое применение.

В современной культуре

В основе любой популярной ныне песни лежат стихи. Насколько они хороши – это другой вопрос, но основным требованиям к подобным произведениям они отвечают: есть ритм и рифма. Стиль и содержание зависят от исполняемого произведения. За последние несколько десятилетий появилось множество музыкальных течений, что повлекло за собой создание текстов с новой стилистикой.

Пользователи Интернета часто используют рифмованные строки, чтобы лучше передать свои эмоции, донести до читателей настроение. «Свежие» сатирические стишки и забавные четверостишия по-прежнему радуют людей, на тематических ресурсах для них отведены целые разделы.

На праздничных мероприятиях

Любое торжество сложно представить без тостов, которые часто облекают в стихотворную форму. Так выступающий выглядит оригинальней, а его речь приобретает особую красоту и запоминается гостям надолго. К таким моментам готовятся заранее, проводя не один вечер за сложением строк. Те, кто не имеет такого дара или не хотят тратить время, могут заказать стихи у профессионального автора. Такой подход гарантирует качество произведения.

Праздник будет намного интереснее, если сценарий к нему написан в рифму. Это существенно повышает качество мероприятия и настроение всех присутствующих. С такой же целью стихами сопровождают конкурсы и другие веселые развлечения, которые не позволяют гостям скучать.

Для подарка

Сегодня, когда в магазинах можно купить все что угодно, были бы деньги, презенты, сделанные своими руками или заказанные специально для конкретного человека, ценятся особо. Все дело в их уникальности, а не денежном воплощении. Дорого время, которое потратили на его создание, и внимание к тому, кому предназначается презент.

С этой точки зрения, стихи в подарок – идеальное решение. Обычно сюрприз зачитывают вслух, а потом преподносят написанным на красивой открытке, сделанной в стиле «хэнд-мейд». Можно опубликовать его в местной газете, доверить прочтение по радио профессиональным артистам. В любом случае, человеку такой презент придется по душе.

В бизнесе

Незаменимы стихи во время продвижения товара или услуги на рынке. В печатных изданиях, на плакатах, вывесках и листовках, по телевидению или радио мы ежедневно видим и слышим рекламные обращения в стихах. Это прием, усиливающий влияние слов на сознание человека. Так обычные фразы проникают в подсознание и надолго остаются в нем, готовые в удобный момент проявиться и повлиять на решение о покупке.

Меняется все вокруг, и только по-настоящему прекрасные поэтические творения остаются в веках. Кроме культурной значимости, они имеют прикладное значение, становясь полезными в разные моменты жизни.

«Афиша» продолжает публиковать серию материалов про главные здешние мифы о книжной индустрии. Миф седьмой: современная российская поэзия живет в гетто: стихи пишут и читают примерно одни и те же люди. «Афиша» собрала поэтов, издателей и критиков, чтобы обсудить, почему современная поэзия непопулярна и что с этим делать, и попросила каждого из участников дискуссии выбрать любимое русское стихотворение последних двух лет.

Действующие лица

Гулин: Есть расхожее мнение, что современная поэзия - это вещь «для своих», что она потребляется тем же кругом, которым и производится, плюс какая-то маленькая прослойка вокруг него. Существует статья cоциологов Светланы Коро-левой и Алексея Левинсона, в которой они исследовали востребованность современной поэзии у студентов и выяснили, что она крохотная. Там есть очень точная формулировка, что современная поэзия - это «про всех, но не для всех». Это очень похоже на сегодняшнюю ситуацию, притом что статья написана 9 лет назад.

Кукулин: Сама ситуация неуспеха поэзии обсуждается, самое позднее, начиная с эпохи романтизма. Нынешняя «невостребованность» - отчасти иллюзия, возникающая из-за невольного сравнения с успехом поэзии в советские времена, когда она во многом выполняла не литературную, а социально-терапевтическую функцию. Я имею в виду, с одной стороны, Вознесенского, Евтушенко и других «легальных» шестидесятников; с другой - «интеллигентские» стихи 70-х, в диапазоне от Кушнера до Владимира Соколова, которые немножко отличались от окружающего фона и были популярны среди людей, которые устали от упрощенной соцреалистической поэзии. Поэзия тогда входила в жизнь на правах социально-культурной практики, которая позволяла человеку внутреннюю самостоятельность среди окружающей рутины. Сегодня такого рода терапию обеспечивает, например, артхаусное кино. И надо сказать, что сравнительная узость круга читателей - ситуация, характерная для всей Европы, и она стабильна, то есть число любителей поэзии не уменьшается. Немецкий поэт Ханс Энценсбергер не зря говорил, что число читателей поэзии в любой стране вне зависимости от ее размеров составляет 3000 человек.

«Стихи для всех» существуют. Просто мы, когда говорим слово «поэзия», выносим их за скобки. Они существуют как приложение к музыке»

Кузьмин: У Бродского в Нобелевской лекции более оптимистичная формула: стихи всегда читает один процент населения, желающие могут утешаться демографическим взрывом.

Кукулин: Почему так происходит? Об этом уже писали Левинсон и Королева: современная поэзия работает с достаточно дискомфортными переживаниями, с которыми не каждый соглашается иметь дело. Потому что современный город и так человека напрягает, и большинство горожан логичным образом стремятся через культуру анестезировать повседневные стрессы, а не анализировать их. Для того чтобы принять те переживания, о которых говорит поэзия, нужно ответить на вопрос: «А зачем тебе это нужно?» Людей, которые готовы над этим вопросом думать, никогда не будет много. Не потому что они лучше других - а потому что тут просто предполагается специальная психологическая ориентация.

Василевский: Тут прозвучала формулировка «стихи не для всех». Дело-то в том, что «стихи для всех» прекрасно существуют. Просто мы, когда говорим слово «поэзия», выносим их за скобки. Они другими людьми пишутся, иначе транслируются и существуют как приложение к музыке. Если мы суммируем аудиторию попсы, рока, авторской песни, рэпа, мы увидим, что это покрывает всю страну. Люди не живут вне поэзии, просто они взаимодействуют с ней иначе и, как правило, с плохой. Вот фильм «Брат», идет Данила Багров в наушниках, в которых играет «Наутилус». Представить его с книжкой стихов трудно. Но можно сказать, что этот типаж живет вне поэзии? Нельзя. Но мы с вами, когда говорим о по-э-зии, имеем в виду нечто другое. Но это нечто другое заведомо не адресовано большой аудитории.

вот срублено дерево и пенёк зарос
вот обрастающий цепочками писем
новый адрес ветки сообщений
пока вас не было в сети
то есть срубил дерево сел на пень
проверять почту а встал уже
с постаревшим телом кто это действует
скажи кто пишет когда тебя нет в сети
солнце сушит упавшее дерево
а когда ты есть кто пишет
дерево так и лежит
на пеньке никого нет
ты не можешь получать сообщения
или спрятался за деревом
оно лежит
ты живой или away
у тебя новый адрес
ты посадил дерево
это для меня
а ещё кто-то видит
оно прорастает сквозь дом

Кукулин: Слово «заведомо» у меня вызывает возражения. Никто из известных мне поэтов, с поправкой на немногих интравертов, не пишет только для узкой аудитории. Все хотят быть услышаны каким-то количеством людей, главное - чтобы аудитория была понимающая. Цифры здесь не так важны.

Кузьмин: Ну как не важны? Тоже важны. Но при этом танцевать надо от того простого факта, что любое серьезное искусство всегда апеллирует к незначительному меньшинству населения. Если нам кажется, что так было не всегда, то это иллюзия. Просто примерно то большинство, чье мнение мы сегодня будто бы должны брать в расчет, сто лет назад вообще не владело грамотой. А сегодня формально владеет, но фактически уровень его запросов и культурной компетенции почти не изменился. Но то значимое меньшинство, которое остро заинтересовано в наиболее тонком и глубоком понимании мира, человека, языка (а искусство нужно ровно для этого), не может исчерпываться тремя тысячами человек - это была бы национальная катастрофа. Значит, наш вопрос - как увеличить этот круг, скажем, с трех тысяч до тридцати тысяч. На Западе этот вопрос решается тем, что любое актуальное искусство собирается вокруг университета, ближе к своей целевой аудитории - продвинутой молодежи. А нашими университетами командуют люди советской выучки, которые серьезное искусство -туда не пускают. Куда податься? Работающий вариант я знаю один: объединение аудиторий разных видов искусства через общие проекты. Потому что у любого серьезного искусства проблемы с аудиторией (в частности, на почти такой же дискуссии про академическую музыку я буквально недавно был) - но и художественная, мировоззренческая проблематика у разных видов искусства во многом совпадает, поэтому тем, кто привык к сложной музыке, могут подойти и сложные стихи. Попытки такого перекрестного опыления есть, некоторые небезуспешны - правда, поэзия чаще всего проходит по разряду бедной родственницы, это еще по серебренниковской «Территории» было очень заметно. Или вот недавно вполне приличные люди из театрального мира организовали поэтический телемост со штатом Айова.

Гулин: То есть как? Поэты по скайпу читали друг другу стихи?

Кузьмин: Нет, стихи читали актеры - вопрос в том, кто эти стихи выбирал. С американской стороны - Кристофер Меррилл, ученик Бродского, один из лучших специалистов страны. А с российской - Союз театральных деятелей. То есть наше искусство не воспринимается как равноправное: подумаешь, слова - ими все разговаривают.

И окунь и линь поднимались по нашей реке
И атмосферный фронт
Распространял свое влияние
И пожилой крестьянин с крошечною внучкою своей
Сидят на берегу
Искрилось молоко сверкал картофель
Клубились полчища врагов
И девочка двумя мизинцами очерчивала безопасный круг

Степанова: Я бы вернулась к началу разговора, где уже несколько раз прозвучало слово «неуспех». То есть мы как бы сразу признали, что современную поэзию какая-то страшная неудача постигла, и стали обсуждать пути ее выведения из тупика. У меня на этот счет довольно радикальная точка зрения. Я считаю, что продвигать современную поэзию, безусловно, нужно и важно, в том числе и потому, что это у нас в крови: вещи, которые любишь, хочется с кем-то разделить. Но я не понимаю, зачем делать из трех тысяч читателей тридцать, я не вижу особой разницы. Тиражи у поэтических книжек 1910 года и 2010-го - одни и те же: пятьсот, тысяча, ну две тысячи экземпляров. Стихи читают люди со своей особой психофизикой. У них так устроено ухо, у них так устроен глаз, они так видят реальность - можно сказать, что они на поэзию обречены. Я подозреваю, что наши просветительские усилия - если они окажутся успешными - будут приращивать количество людей, для которых это чтение необязательно. То есть мы будем работать на то, чтобы превратить поэзию в часть индустрии досуга, в еще одну разновидность конвейера по обслуживанию человека в его послерабочее время. Он приходит домой и думает, что бы ему такое сделать - пойти на поэтический вечер или поиграть во Fruit Ninja? Нужны ли стихи в этой товарной линейке? Я не уверена. Когда мы говорим об успехе или неуспехе поэзии, мы должны спросить себя: а какова вообще ее задача? Ставит ли поэзия перед собой задачу быть успешной - и даже иметь читателя? Безусловно, она хочет быть прочитанной. Но в первую очередь она хочет быть написанной. Это из Монтеня, по-моему: «С меня довольно немногих, с меня довольно и одного, с меня довольно и ни одного».

Кузьмин: Нам с Монтенем, может, и достаточно. Но именно потому что поэзия не способ проведения досуга, а особая познавательная деятельность, ее востребованность важна не только и не столько для нее самой. Если общество не востребует инновационное искусство - значит, оно не хочет держать руку на собственном пульсе. То есть гибнет. И потом: если чья-то личность могла бы стать сильнее и крупнее от встречи со стихами Степановой или Горалик, но не стала, потому что школьный курс окончился на Твардовском, - на чьей это совести?

Курилкин: Мы сейчас говорим о происходящем в катастрофическом регистре - при этом у нас есть равноценная возможность описать ситуацию как чрезвычайно благоприятную. Много поэтов, много издательств, много книг, журналы, премии, вечера - существует полноценная и успешная индустрия, и у нее есть ощутимый спрос. И это совсем не гетто: «Афиша» печатала стихи, Esquire печатал, «Большой город». Да, тиражи редко превышают 1000 экземпляров и зачастую печатаются на деньги меценатов, но увеличение тиража и достижение рентабельности для меня, например, выглядят решаемой технической задачей. Я просто вслед за Машей не уверен, что эту задачу нужно решать.

Выбор Андрея Курилкина

Вот она, Москва-красавица, -
постоянный фейерверк.
Поглядите, как бросается
белый низ на черный верх.

Дайте нам, у нас каникулы,
конфетти и серпантин.
Остальное, что накликали,
даже видеть не хотим.

Ожидания доверчиво
в новостях передают.
Всем привет от фейерверщика,
а от сменщика - салют.

Как бы вытащить из ящика
с говорящей головой
не того, впередсмотрящего
на тебя, как часовой -

словно ты шпана советская
или крайний инвалид.
Он о том, что время детское,
по-немецки говорит.

Время - голову не высуни.
И уходят в дальний путь
дети, загнанные крысами.
Им вода уже по грудь.

Кузьмин: При этом надо помнить, что издательств, специализирующихся на современной русской поэзии, - пять-шесть, поэтических журналов - столько же. Это меньше, чем в той же Америке, примерно в пятьдесят раз.

Степанова: Там это очень сильно встроено в курсы creative writing, в индустрию самосовершенствования и разного рода психотерапевтических практик. То есть поэзия - во многих случаях просто способ изменить жизнь к лучшему.

Горалик: Я понимаю, откуда возникает тревога по поводу тиражей. Они, может, и одинаковые в 1910-м и сейчас, но количество образованных людей, умеющих читать на русском языке, с тех пор сильно увеличилось. И сопоставимость тиражей - это провал дорогого многим просветительского проекта. Наверное, у тех, кто его проекти-ровал в 1910-м, были немного другие представления о том, как все будет 100 лет спустя. Понятно, что тут масса факторов: изменение механизмов распространения информации, расширение культурного пространства… Но для меня очень важен разговор даже не о тиражах, а о механизмах распространения поэзии вообще. Меня интересует вопрос: вот из 3 миллионов потребителей радио «Шансон» есть один, который жопой чувствует, что существует что-то другое, и как ему на это другое выйти? В моем представлении эти люди заслуживают любых усилий, чтобы помочь им найти поэзию.

«Тиражи у поэтических книжек 1910 года и 2010-го - одни и те же: пятьсот, тысяча, ну две тысячи экземпляров»

Кукулин: Если мы будем предпринимать эти усилия, часть людей неизбежно будут воспринимать поэзию как, условно, модное времяпрепровождение. Но если мы все-таки найдем того, для кого эта поэзия будет объяснять мир… У меня есть любимая формула на этот счет из истории группы The Velvet Underground. Про их первый альбом говорили, что он вышел тиражом 5 тысяч экземпляров, но зато каждый, кто купил пластинку, создал потом свою группу.

Степанова: То есть мы работаем над увеличением поголовья писателей стихов?

Гулин: На самом деле массовая поэзия ведь тоже есть, и она за последние годы стала гораздо более востребована. Вера Полозкова, Дмитрий Быков. Вероятно, существуют люди, которые ищут поэзию, находят вот это - и этим удовлетворяются. Существуют ли механизмы, которые помогли бы им двинуться дальше?

было в детстве - заходишь метро разжимаешь в горсти пятаков,
а присмотришься - с каждого лыбится маленький радек уродом.

и сегодня брусчаткой из каменев тех же гуляет братва дорогая
со смертельными бритвами стекол сварливых поверх метростроя.

отгрызается норкина лапа, плотва и сестра, и надежда слепая навстречу, -
и незрячее время, немея, пахнет госпитальною хлоркой, победною уткой.

ты москва, твой отравленный медью и кровью гудок заводской ли фабричный
ежедневно встает во весь рост над хрустальной палаческой розочкой ГУМа:

ты над нами уже занесла карандашик смертельный, тупой, торопливый.
Расскажи кто нас переживет, под землёю с тобою смеясь и мешаясь?

- Ты напрасно бежишь, эту медь в кулаке разжимая, сжимая, потея.
ни в Сокольниках ты не укроешься, ни, тем более, в Парке Культуры.

над тобою кроится, тебя предавая, разорванный воздух июльский.
Я повсюду узнаю тебя по тому, что ты помнить и знать не желаешь.

Кукулин: Я бы предпочел тут не называть конкретные имена, потому что та же Вера, мне кажется, очень серьезно относится к тому, что делает. Дело в том, что современная поэзия, интересная тем, кто сидит за этим столом, как я уже говорил, готова работать с травматическими, эмоционально сложными состояниями человека. И вопрос перехода от поэзии комфортной к дискомфортной - это вопрос антропологический, он не связан собственно с поэзией.

Гулин: Но ведь эта поэзия второго ряда тоже открывает дискомфортные зоны.

Горалик: Нет ничего более тяжелого, чем сюжеты, описываемые в песнях радио «Шансон»!

Кузьмин: Тут гораздо более печальная вещь. Дело в том, что даже в настоящей поэзии первого ряда может быть под определенным углом зрения считан скорее комфортный, чем дискомфортный слой. Вот простой пример. Я говорю людям: давайте пригласим поэта Звягинцева. А они смотрят и говорят: «Мы не понимаем, о чем здесь речь, давайте лучше пригласим поэта Сваровского». Поэт Сваровский абсолютно ничем не хуже поэта Звягинцева, но устройство их текстов совершенно разное.

Степанова: Сваровский иллюзорно понятнее.

Гулин: Если вернуться к новому поэтическому мейнстриму вроде Верочки и Быкова - почему он расцвел в последние годы?

Курилкин: Так это тривиальная ситуация, она всегда воспроизводится. И Бенедиктов лучше продавался, чем Пушкин, а Надсон лучше, чем Фет. Такова культурная норма, ее и петровские преобразования не сломают.

Кукулин: Полозкова и Быков - это все-таки очень разные поэты. Кроме того, шумный успех проекта «Гражданин поэт» связан не с состоянием литературы, а с состоянием общества.

Гулин: Но все-таки этот проект манифестирован как поэтический.

Горалик: Мне кажется, мы зря уходим от антропологической составляющей. Мы же говорим иногда о поэзии в очень узнаваемых чистых формах - рифма, ритм и так далее. Тут спросить бы специалистов (а такие исследования есть) о том, как работает мнемоника, как устроена чисто эмоциональная реакция на текст. Есть же какой-то механизм, который заставляет нас схватывать определенные типы текстов: мы наблюдаем это, когда видим ребенка, который приходит в восторг от двух рифмующихся слов.

У Кузьминишны племянница
одевалась в черное и розовое,
громко смеялась, тыкала пальцем,
говорила - я нежная, я честная,
пошла на фронт медсестричкой
на Кавказ, воевать с грузинами,
попала в плен, вышла замуж
за главного террориста,
живет в гареме, ходит в мечеть,
звонила Кузьминишне - говорила,
учусь в академии на нейрохирурга,
делаю биологических роботов,
я же ведьма, волшебница,
скоро захватим вас в четыре утра,
отнимем Казань и Курск,
приезжай ко мне, Кузьминишна,
изюму поешь, кураги.

Кукулин: В общем, существует теория так называемой семантической афазии, созданная принстонским антропологом Сергеем Ушакиным. Суть ее в том, что в постсоветской ситуации человек не может сориентировать себя в истории относительно собственного и коллективного прошлого. И он начинает конструировать это отношение к прошлому из готовых форм. С этой точки зрения Ушакин анализировал галерею постановочных фотопортретов Екатерины Рождественской из журнала «Караван историй», в которой известные медийные персонажи предстают в виде персонажей известных картин, а также эпидемическую склонность провинциальных российских бизнесменов и чиновников запечатлевать себя в образе исторических лиц. Ну, скажем, в образе Пушкина и так далее.

Гулин: Да, это ровно «Гражданин поэт». Кстати, об образе Пушкина. Вот буквально на днях была новость. Я даже зачитаю. Антон Демидов, лидер движения «Россия молодая», одетый Александром Пушкиным, пришел на очередную акцию оппозиции в Новопушкинский сквер с плакатом «Моя площадь - не для революционных заговоров» и прочитал стихотворение «Клеветникам России». Представители оппозиции порвали «Пушкину» рубашку, порвали плакат, оторвали бакенбарды. (Общий смех.) Это же тоже запрос на поэзию.

Степанова: Это очень интересный запрос. Это запрос на поэзию в тех, очень уже архаических, формах, которые это сознание считает конвенциональными.

«Гражданин поэт» апеллирует к общей памяти, сложенной из детских кубиков: белеет парус, жил да был крокодил, скажи-ка, дядя, ведь недаром»

Кукулин: Какую функцию выполняет в этом случае Пушкин? Классика предстает здесь как культурная легитимация власти.

Степанова: Но это нецелевое использование поэзии. То есть крышку стола можно использовать, чтобы открыть бутылку пива, но вообще стол, конечно, для другого нужен.

Гулин: А та поэзия, какой мы хотим ее видеть, в таком социальном контексте не может или не хочет быть востребованной?

Кузьмин: Не может.

Степанова: Ну почему? Вот поэт Павел Арсеньев из «Лаборатории поэтического акционизма», который вышел на митинг в Петербурге с плакатом «Вы нас даже не представляете». Это жест, который рассчитан на очень широкую аудиторию, - и при этом он остается в поле поэтического.

Ты входишь в комнату, но я тебя не слышу.
Со слухом плохо у меня.
Но отражение твое в окне я вижу
На фоне тополя и солнечного дня.

Ты что-то желтое из шкафчика достала
И так же тихо вышла в дверь.
Я за столом сидел. Мне как-то страшно стало.
Не веришь в призраков - и правильно: не верь.

Не слуха жалко мне, что шорохи и звуки?
Скорее призрак я, чем ты.
Не это мучает, а я боюсь разлуки.
Мне с ней не справиться. И справишься ли ты?

Кукулин: Тот всплеск интереса к поэзии, что мы сейчас наблюдаем, это всплеск интереса к поэзии готовой социальной формы, которая обеспечивает некоторую связность социума. А ее обеспечивает поэзия, известная с детства: собственно детская поэзия или стихи из школьной программы. Как Виктор Борисович Кривулин писал: «Но михалков-маршак-барто - вот наше подлинное то, откуда лезут руки-ноги». Поэзия выступает как некий общеузнаваемый ресурс: не то, под чем каждый может подписаться, а то, что каждый готов вспомнить в равной степени.

Степанова: Ну да, собственно, к этому апеллирует «Гражданин поэт» - к общей памяти, сложенной из детских кубиков: белеет парус, жил да был крокодил, скажи-ка, дядя, ведь недаром. И к ней же обращается Путин, когда он Лермонтова цитирует.

Кузьмин: Причем это все апелляции к школьному канону, в который поэзия кое-как входит, а другие виды искусства - по инерции нет.

Степанова: А у современности канона нет. Ни в школе, ни дома.

Василевский: На самом деле ведь кроме поэзии есть еще Поэт. Люди, не очень хорошо знающие современную поэзию, они ведь хотят, чтобы их удивили поэтом. И в культурной памяти заложен со школы целый набор типов. Что такое поэт? Допустим, Державин, Пушкин, Лермонтов, Маяковский, Есенин, Блок. А это все больше не работает, это ушедшие типажи. Сегодня это невозможно воспроизвести буквально - будет фарс. Последний такой типаж - Бродский, но не каждому же Нобелевскую премию давать. А сегодня современный поэт, как правило, ничем от других людей не отличается.

Для чего нужна поэзия , чем поэзия обогащает человечество. Основные задачи поэзии , которые она выполняет в обществе. Поэт не должен ограничивать себя только созданием поэзии. Светлана Скорик

Для чего нужна поэзия?

В принципе, для тех, кто не писать просто не может, для кого писание стихов является способом мышления и существования, единственной вещью, которая вызывает большие положительные эмоции, – для таких людей и сам этот вопрос звучит нелепо. Для них поэзия нужна сама по себе, как таковая, чтобы они могли продолжать жить. Только так, не меньше!

Но всё же – если вас попросят в общих словах сформулировать, для чего поэзия нужна не только авторам, но и обычным людям, и всему народу, и языку, чем она им помогает, чему служит в жизни, как бы вы ответили?

Об этом можно говорить много и пространно, а можно чётко и кратко. Меня попросили обдумать этот вопрос, а я попробовала ответить покороче, тезисами, поскольку такая тема, если за неё браться по настоящему, требует целого развёрнутого исследования. Но мне ли браться за такую глыбу?! Если же попробовать сделать некое обобщение, то можно, я думаю, сформулировать так.

– Для воспитания человеческих чувств – сострадания, сочувствия, милосердия, душевной доброты, умения преданно любить, дорожить семейными ценностями и дружбой. Для воспитания характера и духа патриотизма и укрепления веры в Бога, а также для формулирования неких образцов поведения героической личности или праведного человека, т.е. реального, жизненного варианта идеала. Фактически для заложения в человеке основ социально ориентированной личности, способной организовать свою маленькую или большую ячейку – крепкую семью, дружный коллектив, спаянную организацию.

Очень важно научить человека думать с малых лет не только о себе, но и о своих близких, а в перспективе – о тех, кого ему доверит судьба, и о государстве в целом. Любое развитие личности начинается с детской поэзии и песен, а в юности очень нужно авторитетное поэтическое слово, на котором можно проверить свои чувства.

– Для развития литературного языка, обкатки новых слов и даже создания удачных авторских неологизмов, испытания тех или иных лексических и грамматических норм и выбора для утверждения в языке в качестве основы более оптимального варианта из нескольких имеющихся (ведь часто одновременно бытуют более устаревшие, общепринятые на данный момент и уже зарождающиеся новые нормы – три в одном). Т.е. фактически для продолжения дела Пушкина и Даля.

Поэт не должен ограничивать себя только созданием стихотворений. Если он достаточно чуткий и грамотный человек, он способен внести свой вклад в расширение и обновление словарного состава своего языка, в привитие норм литературной речи и в то же время в фиксирование в поэтических произведениях удачных слов, спонтанно родившихся в народе. Очень часто именно будучи зафиксированы в произведениях поэзии, внедрялись в литературный язык и становились официальными новые для него слова – бывшие диалектизмы, термины, необходимые заимствования и авторские, поэтические словообразования.

– Для обобщения мудрости и опыта многих поколений в форме кратких и выразительных поэтических афоризмов, крылатых фраз, без которых не обходится принятие ни одного важного решения ни в семье, ни в государстве. Фактически это поэтически оформленные авторские пословицы.

Общеизвестно, что то, что сказано не только удачно, но и в рифму, запоминается на лету и часто применяется. Поэтические афоризмы в виде одной или двух строк – сокровищница народной культуры, на них опирается человек в своём мужании и приобретении черт зрелой личности.

– Для внутреннего культурного и духовного развития самого автора, поскольку стихи очень часто как бы диктуются, внушаются свыше, и требуется накопить в себе достаточный багаж опыта и знаний, чтобы научиться не спешить их обнародовать, давать им отлежаться, а с течением времени не побояться посмотреть на них новыми глазами, со стороны и осторожно исправить, улучшить, не нарушая замысла.

Чем гармоничнее и образнее будет раскрыта мысль, которую нам послали не буквально, в общей форме, надеясь на наше поэтическое умение, тем удачнее мы выполним свой долг. Упираться каждый раз в то, что нам было надиктовано именно так и нельзя вмешиваться, означает лишь одно – что автор ограничен, внутренне несвободен, зажат и не способен развивать и улучшать им уловленное. Ведь внушается мысль, а не определённые слова, причём внушается не буквально, а образно. Мы лишь улавливаем в соответствии с собственным уровнем развития. Поэзия для автора – путь к себе настоящему, развитие в себе лучших качеств, противоположных самолюбованию и эгоизму, внутренней глухоте к окружающим.

– Для отражения повседневной реальности, поскольку настоящая, талантливая проза создаётся долго и основательно, уже на обобщении опыта. Т.е. для быстрого реагирования на ситуацию литературным словом.

Далеко не всегда такие произведения потом остаются на века, хотя, безусловно, бывает и так. Но главное в них – удачно схватить суть происходящего и донести до народа без её искажения. Т.е. именно здесь дело уже не в поэтической образности, красоте оборотов, правильности словоупотребления, а в умении вникнуть в суть, увидеть глубину нового явления или факта, отразить не внешнее (это может сделать и газетчик), а внутреннее, потайную пружинку или намечающуюся тенденцию. Для этого автор должен уметь не только рифмовать, но и философски мыслить .

– Для развития умения видеть мир образнее, ярче, глубже, со всех сторон, понимать его сложность и быть способным сравнивать, образовывать цепочки ассоциаций. Это то, что помогает развить мышление. (Отсюда возникновение такого явления, как целое поколение так называемых физиков-лириков.)

Наверное, найдётся ещё немало мудрых мыслей по поводу того, чем поэзия обогащает человечество , – мыслей, сказанных более поэтично и отражающих особенности поэзии в сравнении с другими видами литературного творчества. Я обозначила только самую суть, самое, на мой взгляд, важное в этом огромном, величественном айсберге человеческого духа и таланта, который называется Поэзия. «Айсберге», естественно, не из-за холодности и отстранённости, а из-за их одинаковой с поэзией способности выдавать за действительное только надводную часть.

Похожие публикации