Нормы закрепляющие право граждан на информацию. Пределы и противоречия реализации права граждан на информацию о деятельности государственных органов в сети интернет. Глава I. Общие положения

Нормы закрепляющие право граждан на информацию. Пределы и противоречия реализации права граждан на информацию о деятельности государственных органов в сети интернет. Глава I. Общие положения

Право граждан на информацию: понятие, субъекты, содержание.

1. Каждому гарантируется свобода мысли и слова.

2. Не допускаются пропаганда или агитация, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду. Запрещается пропаганда социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства.

3. Никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них.

4. Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. Перечень сведений, составляющих государственную тайну, определяется федеральным законом.

5. Гарантируется свобода массовой информации. Цензура запрещается.

Личная тайна - это понятие может быть раскрыто как часть информационного ресурса гражданина (физического лица), доступ к которому других субъектов он определяет самостоятельно в рамках действующего законодательства Условия государственной защиты личной тайны и необходимые исключения устанавливаются законом (например, режим тайны банковского вклада, медицинской тайны, тайна переписки и др)

Семейная тайна - достаточно сложная категория Ее режим устанавливается законом (частично Семейным кодексом РФ) и предусматривает порядок доступа и защиты информации о персональных и корпоративных интересах семьи с согласия ее членов, если это не противоречит интересам общества и государства

Тайна переписки - термин, объединяющий конституционно установленный запрет на свободный доступ третьих лиц к информации, передаваемой по средствам связи "(переписка, телефонные переговоры, телеграфные отправления, электронная почта и т п)

Персональные данные - сведения и документы, удостоверяющие личность гражданина Российской Федерации, иностранного гражданина или лица без гражданства, пребывающих на законном основании на территории России, его место рождения, место жительства, свидетельства о его профессиональной ориентации и аттестации, о семейном положении и иных характеристиках, установленных законом и необходимых для активного включения лица в процессы реализации его прав в соответствии с российским и международным законодательством о свободах и правах человека и гражданина Режим персональных данных регулируется Федеральным законом «Об информации, информатизации и защите информации» (ст 11) Специальный закон «О персональных данных» пока не принят

Наиболее сложно выработать необходимые дефиниции по каждому элементу содержания права на информацию, а также выявить и определить основные категории, которыми оперирует институт права на информацию. На первом месте в раскрытии права на информацию стоит правомочие субъекта на поиск и получение информации, что объединяется в одном понятии - доступ к информации.

Поиск информации - понятие, которое можно рассматривать как обращение лица (физического, юридического, уполномоченных субъектов органа государственной власти и местного самоуправления, субъектов, представляющих другие формы организаций) к органу, организации или другим субъектам за получением необходимой информации.

Получение информации - получение в установленной форме искомой информации от субъекта (информационной системы), владеющего таковой на законном основании. При этом нельзя упускать из виду, что праву искать и получать корреспондируют обязанности «предоставлять» и «представлять» информацию.

Производство информации - создание, генерация информационных продуктов и ресурсов в процессе творческой, производственной и иной общественно полезной деятельности человека и гражданина, юридических лиц, органов и иных субъектов права на информацию.

Распространение информации - передача информации в установленной законом форме другим субъектам права на информацию, включая информационное обслуживание, услуги, служебный и деловой обмен, рыночные формы обмена.

Использование информации - термин, который может быть объяснен как применение субъектом права созданной им самостоятельно и полученной из других информационных ресурсов информации в целях своего жизнеобеспечения и реализации свобод, прав и обязанностей, установленных законодательством, и отвечающее правовому статусу субъекта

Самостоятельным сюжетом института права на информацию и его дефиниций стали вопросы о получении, распространении и использовании информации в глобальных сетях (в первую очередь это касается Интернета и национальных глобальных сетей). В связи с этим остро встали вопросы защиты интеллектуальной собственности, личных имущественных и неимущественных прав создателя и собственника информационного продукта (это особая проблема, которой будет уделено внимание в главе об информационной деятельности). Большой комплекс вопросов, связанных с реализацией права на информацию, поднят в материалах международной конференции, проведенной Государственной Думой РФ (5).

В последнее время озвучивается много идей об изменении законодательства, регулирующего деятельность некоммерческих организаций (НКО). В частности, предлагается на социально ориентированные и политические, причем первым планируется предоставлять дополнительные меры господдержки, а вот вторые могут получить ужесточение требований к своей деятельности. В принципе, это предложение соответствует сложившейся на сегодняшний день ситуации: НКО, имеющих право на господдержку, и в то же время определенное ограничение деятельности НКО политических (например, на финансирование НКО-иностранными агентами политических партий). Тем не менее, подобные ограничения не должны ущемлять права граждан на объединение.

Это в очередной раз подтвердил КС РФ, проверив законность обширных полномочий прокуратуры при проведении проверок НКО, – его позиция закреплена в (далее – Постановление). Разберемся с тем, что можно, а что нельзя делать прокурорам при проведении проверочных мероприятий в отношении НКО.

Фабула дела

КРАТКО

Реквизиты решения: .

Требования заявител ей : Признать неконституционными ряд положений законодательства, позволяющих осуществлять прокурорские проверки НКО в отсутствие нормативно закрепленного регламента их проведения, а также допускающих дублирование полномочий прокуратуры и других контролирующих органов.

Суд решил: Отсутствие нормативного закрепления сроков прокурорских проверок в отношении НКО, а также сроков устранения выявленных в ходе проверки нарушений не соответствует требованию формальной определенности закона. Федеральному законодателю надлежит определить эти сроки.

Поводом для вынесения Постановления стало обращение в КС РФ межрегиональной общественной организации "Правозащитный центр "Мемориал", международной общественной организации "Международное историко-просветительское,благотворительного и правозащитного общества "Мемориал", региональной общественной благотворительной организации помощи беженцам и вынужденным переселенцам "Гражданское содействие" и ее председателя – гражданки С.А. Ганнушкиной (коллективная жалоба), а также межрегиональной ассоциации правозащитных общественных объединений "АГОРА", автономной некоммерческой организации правовых, информационных и экспертных услуг "Забайкальский правозащитный центр" и регионального общественного фонда "Международный стандарт" в Республике Башкортостан. Все они просили Суд проверить на соответствие следующие нормы (далее – оспариваемые положения) Федерального закона от 17 января 1992 года № 2202-I " " (далее – закон о прокуратуре):

  • , который устанавливает обязательность исполнения требований прокурора, вытекающих из его полномочий, в установленный срок;
  • , закрепляющий, что проверки исполнения законов организациями проводятся на основании поступившей в прокуратуру информации о фактах их нарушения, и при осуществлении надзора органы прокуратуры не подменяют иные государственные органы;
  • , согласно которому прокуроры по предъявлении служебного удостоверения могут, в частности, беспрепятственно входить на территории и в помещения проверяемых органов, изучать в свободном доступе их документы и материалы и требовать от руководителей или других должностных лиц представления необходимых документов, материалов, статистических и иных сведений, вызывать должностных лиц и граждан для объяснений по поводу нарушений законов.

Указанные НКО в своих жалобах отмечали, что в 2012-2014 годах они подверглись многочисленным проверкам органов прокуратуры, Минюста и ФНС России, и эти проверки мешали нормальному их функционированию. Организации посчитали многократное представление копий одних и тех же документов для проверок обременительным, а устанавливаемые прокуратурой для их представления сроки – слишком короткими. Также они заявили, что недостаточность сроков влечет за собой невозможность исполнить эту обязанность своевременно, в результате чего руководители организаций привлекаются к административной ответственности, а при обжаловании действий прокуроров в суд судьи встают на сторону органов прокуратуры.

Рассмотрим подробнее, каким образом были организованы проверки организаций.

1

Общественные организации "Правозащитный центр "Мемориал", "Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество "Мемориал" и "Гражданское содействие". В марте-апреле 2013 года в рамках проверки исполнения законодательства, проводимой прокуратурой г. Москвы с участием сотрудников Минюста, МВД и ФНС России, руководителям этих НКО были направлены требования о представлении учредительных и уставных документов, сведений об учредителях и других документов, касающихся деятельности организаций за проверяемый период, в том числе – об источниках поступления средств, их расходовании и использовании иного имущества, полученных для осуществления деятельности.

Указанные НКО оспорили решения прокуратуры по проведению проверки, однако Замоскворецкий районный суд г. Москвы отказал им в удовлетворении заявлений (решения от 24 мая 2013 г. и от 10 июля 2013 г., оставленные без изменения судами вышестоящих инстанций). Более того, председатель организации "Гражданское содействие" была привлечена к административной ответственности за невыполнение требований прокурора на основании (постановление мирового судьи судебного участка № 367 Тверского района г. Москвы от 19 июня 2013 г.; оставлено без изменения вышестоящим судом).

Суды постановили, что проверки данных организаций были проведены на основании информации их официальных сайтов, которая свидетельствовала о возможных нарушениях требований законодательства об . При этом запрошенные прокурорами документы не выходили за рамки предмета проверок, установленного , а требование об их представлении дополнительно не обременяло организации и не требовало материальных затрат.

2

Ассоциация "АГОРА". В отношении данной организации в 2013-2014 годах прокуратурой Республики Татарстан было проведено пять проверок, три из которых – на предмет соблюдения законодательства об НКО-иностранных агентах. Организация обжаловала действия прокуратуры в суд, после того как в ходе последней проверки в ее адрес было направлено требование представить в течение четырех дней тексты ряда документов, в том числе переведенных на русский язык соглашений с иностранными организациями о пожертвованиях на реализацию соответствующих проектов и отчетов об их реализации. Вахитовский районный суд города Казани отказал в удовлетворении требований организации (решение от 14 мая 2014 г., оставлено без изменения судом вышестоящей инстанции).

Свое решение он объяснил тем, что проверки проводились по разным основаниям, а именно на основании получения прокуратурой информации о поступлении на счета организации денежных средств из иностранных источников, сведений о ее политической деятельности (по результатам интернет-мониторинга), а также заявления гражданина о проверке законности образовательной деятельности организации в рамках одного из проектов. Именно это, по мнению суда, обусловило пересечение проверок по времени и предъявление совпадающих требований о представлении документов, а срок для их представления являлся достаточным и разумным. Суд согласился с тем, что неразъяснение сроков и предмета проверки, прав и обязанностей проверяемой организации и проверяющих является нарушением, но назвал его несущественным и не могущим быть основанием для признания проверки незаконной.

3

Организация "Забайкальский правозащитный центр". В феврале 2012 года Управление Минюста России по Забайкальскому краю провело плановую проверку ее деятельности за 2010-2011 годы и не выявило никаких нарушений. 21 марта 2013 года прокуратура Ингодинского района г. Читы в рамках проверки исполнения данной организацией законодательства за аналогичный период направила ее директору требование о представлении в срок до 28 марта того же года ряда документов.

Необходимо было направить на проверку учредительные и уставные документы, сведения об источниках поступления денежных средств и имущества с кратким анализом их расходования, а также сведения об участии организации в политической деятельности. Директор НКО посчитал требования прокуратуры незаконными, и не представил данные материалы, в связи с чем он был привлечен к административной ответственности по (постановление мирового судьи судебного участка № 1 Центрального района г. Читы от 16 мая 2013 г.; оставлено без изменения судом вышестоящей инстанции).

4

Общественный фонд "Международный стандарт". Его директор также была привлечена к ответственности по за неисполнение требования прокуратуры Советского района г. Уфы о представлении материалов, в том числе учредительных и уставных документов, штатного расписания, копий трудовых договоров с работниками, информации об источниках поступления в 2010-2012 годах денежных средств, их государственной принадлежности, целевом назначении и расходовании. Соответствующее требование было направлено организации 27 марта 2013 года, а представить документы необходимо было в срок до 29 марта 2013 года.

Вынесший соответствующее постановление мировой судья судебного участка № 1 по Демскому району г. Уфы (оставлено без изменения судом вышестоящей инстанции) отметил, что предъявленные прокуратурой требования о представлении документов, в том числе первичных бухгалтерских, для проверки исполнения законодательства о противодействии экстремизму являются законными и обоснованными. При этом осуществлению контрольных мероприятий не препятствует проведенная в феврале 2013 года Управлением Минюста России по Республике Башкортостан плановая проверка деятельности фонда за 2010-2012 годы (не выявившая нарушений), поскольку деятельность прокуратуры не заменяет деятельность других госорганов.

Часть, в которой оспариваемые положения соответствуют Конституции РФ

НАША СПРАВКА

Право граждан на объединение, в том числе возможность создания союзов для защиты своих интересов, а также принцип свободы деятельности общественных объединений закреплены в . Аналогичным образом свобода объединений граждан гарантируется и международными нормативными актами: Всеобщей декларацией прав человека (), Международным пактом о гражданских и политических правах () и Конвенцией о защите прав человека и основных свобод ().

КС РФ напомнил, что общественные объединения, свобода деятельности и равенство перед законом которых гарантированы и , самостоятельно выбирают формы и методы реализации поставленных перед ними задач, а органы власти не вправе произвольно вмешиваться в их деятельность. При этом федеральный законодатель может ограничивать право на объединение, как и другие права граждан, если это необходимо для защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства ().

Создание же общественных объединений, цели или действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя РФ, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни, разумеется, запрещено (). Таким образом, федеральный законодатель должен, с одной стороны, создавать надлежащие условия для того, чтобы объединения граждан могли эффективно защищать свои права и законные интересы, а с другой – обеспечивать соблюдение ими законодательства, в том числе путем введения механизмов государственного контроля (надзора).

Основная задача органов прокуратуры в нашей стране – надзор за соблюдением Конституции РФ и исполнением законов, действующих на территории России (). Несмотря на то что большинство прописанных в законе о прокуратуре функций ведомства относятся к сферам уголовного процесса и производства по делам об административных правонарушениях (), прокурорский надзор не ограничивается только ими, поскольку органы прокуратуры должны рассматривать все поступающие к ним заявления и жалобы, содержащие сведения о нарушении законов ().

КС РФ подчеркнул, что, поскольку при осуществлении надзора за исполнением законов органы прокуратуры не подменяют иные госорганы (), прокурорский надзор носит вневедомственный и межотраслевой характер и распространяется даже на те сферы общественных отношений, для которых предусмотрен специальный государственный контроль, в том числе на деятельность НКО (). Специальный контроль за деятельностью НКО в настоящее время осуществляет Минюст России (п. 4.1 ст. 32 Федерального закона от 12 января 1996 года № 7-ФЗ " " (далее – закон об НКО), постановление Правительства РФ от 11 июля 2012 года № 705 " "). Одной из задач этого контроля является обеспечение прозрачности деятельности НКО-иностранных агентов, участвующих в политической жизни России путем оказания воздействия, в том числе за счет формирования общественного мнения, на принимаемые госорганами решения ().

Как ранее отмечал КС РФ, при установлении конкретного соотношения и разграничения федерального государственного надзора за деятельностью НКО и прокурорского надзора за исполнением ими законов не должны создаваться необоснованные и непреодолимые препятствия для их функционирования ( , ). Сами по себе контрольные мероприятия, конечно, не должны восприниматься как ограничение прав и свобод граждан, однако при их реализации на проверяемых субъектов могут быть наложены дополнительные обременения, затрудняющие их деятельность. Такое негативное воздействие необходимо минимизировать, считает Суд ().

Стоит отметить, что заявители по делу оспаривали не столько широту полномочий прокуроров, которые могут, в том числе, инициировать приостановление деятельности или ликвидацию общественных объединений (ст. 42-44 Федерального закона от 19 мая 1995 года № 82-ФЗ " ", далее – закон об общественных объединениях) и обращаться в суд с заявлением о ликвидации НКО (), сколько правовую определенность оснований и условий осуществления прокурорских проверок (точнее, неопределенность в силу отсутствия нормативно закрепленного порядка их проведения).

КС РФ подчеркнул, что надзорная деятельности прокуратуры регулируется не только законом о прокуратуре, но и связанными с ним федеральными законами и подзаконными нормативными актами. Так, например, ответ на вопрос о том, могут ли органы прокуратуры реагировать на сведения о нарушениях законодательства не только из поступивших к ним заявлений, жалоб и иных обращений, содержится в приказе Генерального прокурора РФ от 7 декабря 2007 года № 195 " " (далее – Приказ). В нем сказано, что поводами для прокурорских проверок являются не только конкретные обращения граждан и должностных лиц, но и сообщения СМИ, материалы уголовных, гражданских, арбитражных и административных дел, результаты анализа статистики, правоприменительной практики и др. ().

Таким образом, можно предположить, что основанием для прокурорской проверки могут стать и данные, полученные при проведении проверки организации Минюстом России. При этом, по мнению Суда, в каждом случае, когда органы прокуратуры получают сведения о нарушении законодательства конкретной организацией, они обязаны обратиться в министерство за имеющимися в его распоряжении данными об этой организации ().

Еще один важный момент, на который обратил внимание КС РФ, – недопустимость выхода прокуроров за пределы проверки (за исключением случаев, когда в ходе ее проведения выявляются признаки иных нарушений законов), в том числе запроса дополнительных материалов, помимо тех, которые необходимы для подтверждения или опровержения сведений о нарушениях закона организацией. Кроме того, не должны запрашиваться и документы, находящиеся в открытом доступе. Напомним, НКО не только представляют информацию о своей деятельности в Минюст России, налоговые органы и Росстат, но и публикуют в Интернете или в СМИ ежегодный (а НКО-иностранные агенты – полугодовой) отчет о своей деятельности ( , и ). Таким образом, прокуроры могут требовать только те документы, которые не могут быть получены у других госорганов или из открытых источников.

Что касается претензии заявителей к неоднократности прокурорских проверок, то установить какое-либо точное их количество невозможно, поскольку они проводятся по конкретным сведениям о нарушении законодательства. В противном случае ни о каком своевременном реагировании на эти сообщения со стороны прокуратуры не могло бы идти речи. При этом, в случае установления фактов нарушения законодательства, проведение по прошествии разумного срока еще одной проверки – чтобы понять, устранены ли они – является вполне разумным и закономерным действием. Организации не должны расценивать ее как еще одну проверку по одному и тому же предмету. Соответственно, и органы прокуратуры должны проверять только лишь факт устранения нарушений, а не проводить проверочные действия повторно ().

Недовольство заявителей привлечением к прокурорским проверкам сотрудников других госорганов КС РФ также счел необоснованным. Он отметил, что служащие, например, Минюста России, привлекаются в качестве специалистов для разрешения возникающих в ходе проверки вопросов о деятельности НКО. Это не наделяет их статусом проверяющих, и, соответственно, не является увеличением числа проверок именно министерством в нарушение закона (). Напомним, плановые проверки организаций могут проводиться не чаще, чем раз в три года (ч. 2 ст. 9 Федерального закона от 26 декабря 2008 г. № 294-ФЗ " ").

Однако необходимо обратить внимание на то, что любая прокурорская проверка должна оканчиваться вынесением акта, отражающего ее результаты. Если в ходе ее проведения было подтверждено нарушение законодательства организацией, выносится протест, представление, постановление или предостережение о недопустимости нарушения закона (). В случае же, когда нарушений выявлено не было, прокурор не освобождается от обязанности вынесения соответствующего акта и доведения его до сведения проверяемой организации. Без принятия такого решения прокурорская проверка не может считаться завершенной, что позволяет прокурору использовать свои властные полномочия в отношении НКО в течение длительного срока ().

Таким образом, оспариваемые положения в той части, в которой закрепляют полномочия прокурора требовать представления необходимых документов, материалов, статистических и иных сведений, обеспечивают выполнение прокуратурой РФ возложенной на нее функции надзора, а потому не противоречат Конституции РФ, заключил Суд.

Часть, в которой оспариваемые положения неконституционны

Тем не менее, наделение прокуроров широкими полномочиями в сфере проведения проверок НКО в отсутствие нормативно закрепленной процедуры их проведения действительно создает препятствия для нормальной деятельности организаций, постановил КС РФ. Так, согласно оспариваемым нормам, организации обязаны исполнить требования прокурора в установленный срок. За невыполнение этой обязанности организации могут быть привлечены к ответственности по , максимальное наказание по которой – штраф в размере от 50 тыс. до 100 тыс. руб. либо приостановление деятельности на срок до 90 суток.

При этом ни длительность срока, ни порядок его исчисления не определены в нормативных актах, поэтому прокуроры самостоятельно устанавливают их в каждом конкретном случае. Таким образом, создается ситуация, когда времени для представления требуемых материалов организации недостаточно, а обжаловать законность установленных прокуратурой сроков она не может из-за отсутствия нормативно закрепленных критериев их определения, и соответственно, не может избежать и административной ответственности.

Кроме того, не определена законом о прокуратуре и продолжительность проверок, поэтому ее также устанавливает прокурор, исходя, как правило, из результативности проверочных мероприятий. Несмотря на то что проверки НКО в большинстве случаев имеют камеральный (документарный) характер, их продолжительность должна быть ограничена, поскольку определение ее в каждом конкретном случае по усмотрению прокурора препятствует полноценной реализации права граждан на объединение, отметил Суд ().

Отсутствие указанных сроков в нормативных актах приводит к нарушению требования формальной определенности закона. Поэтому федеральному законодателю надлежит внести изменения в законодательство, регулирующее надзорную деятельность прокуратуры, а именно: определить предельные сроки проведения проверочных мероприятий и сроки исполнения требований прокурора проверяемыми организациями.

***
До тех пор, пока соответствующие изменения не будут внесены в законодательство, разумность сроков должна будет доказываться прокурорами в суде (если организации будут обжаловать их требования). Что касается дел заявителей, то КС РФ посчитал, что решения по ним подлежат пересмотру в той части, в какой они опирались на толкование оспариваемых положений, признанное в соответствии с Постановлением неконституционным.

Право граждан на информацию является одним из важнейших политических и личных прав человека и гражданина. Конституция Российской Федерации, принятая в 1993 году, в п. 4 ст. 29 устанавливает, что «каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом». Особо оговаривается, что перечень сведений, составляющих государственную тайну, определяется федеральным законом.

Не будет преувеличением утверждать, что реализация права граждан на информацию, обеспечение свободного доступа к имеющей общественное значение информации, информационная открытость органов власти являются важнейшими условиями и критериями функционирования правового государства. Именно реализация права граждан на информацию обеспечивает реальное, а не только формальное участие граждан в жизни государства.

В отсутствие свободного доступа граждан к информации, при информационной закрытости, «непрозрачности» органов государственной власти весь набор демократических институтов легко может приобрести имитационно-декоративный характер, а «носитель суверенитета и единственный источник власти» может превратиться в манипулируемый «электорат». В этой связи весьма показательно, что общественная дискуссия о характере современного политического процесса в России, которая ведется как у нас, так и за рубежом, в значительной степени сфокусирована на проблемах прозрачности государственной власти и реализации права граждан на информацию.

Право граждан на информацию в Конституции Российской Федерации

Регулирование права граждан на информацию представляет собой одну из самых трудных для российского законодательства проблем. Только на конституционном уровне это право рассматривается более чем в двадцати конституционно-правовых установлениях, а на более широком - законодательном уровне, по оценкам специалистов, в этот институт входят нормы свыше трех десятков законодательных актов. «Соответствующие нормы, даже без учета информационных прав СМИ, имеются как минимум в 38 законах, 1 указе Президента, 18 постановлениях и 1 распоряжении Правительства, 30 актах ведомственного уровня, регулирующих вопросы здравоохранения, экологии, транспорта, связи, прав потребителей, деятельности органов внутренних дел, охраны труда, взаимоотношений с таможенными налоговыми органами и других сфер жизни».

В России право человека и гражданина на информацию впервые было закреплено в Декларации прав и свобод человека и гражданина от 22 ноября 1991 г. в виде права на охрану личной, персональной информации и права на получение общедоступной информации (ст. 9 и 13). Право на информацию закреплено в ныне действующей Конституции РФ 1993 г.

Из 50 конституционных прав и свобод около 25% можно отнести к собственно информационным, в том числе:

· право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени (ч. 1 ст. 23);

· право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений (ч. 2 ст. 23);

· свобода мысли и слова (ч. 1 ст. 29);

· свобода массовой информации (ч. 5 ст. 29);

· право на свободу выражения своих мнений и убеждений (ч. 3 ст. 29);

· право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом (ч. 4 ст. 29);

· право граждан обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления (ст. 33);

· право каждого на достоверную информацию о состоянии окружающей среды (ст. 42);

· свобода всех видов творчества (ч. 1 ст. 44);

· свобода преподавания (ч. 1 ст. 44);

· право на доступ к культурным ценностям (ч. 2 ст. 44);

· право на получение квалифицированной юридической помощи (ст. 48)».

Этот перечень можно дополнить следующим:

· право каждого знакомиться с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом (ч. 2 ст. 24); в данной норме установлено право на доступ к информации путем закрепления обязанности органов государственной власти и органов местного самоуправления по подготовке и предоставлению запрашиваемой информации;

· право на доступ к информации о фактах и обстоятельствах, создающих угрозу для жизни и здоровья людей (ч. 3 ст. 41).

В указанном перечне основополагающей нормой, центральным, системообразующим звеном в регулировании права граждан на информацию является ч. 4 ст. 29 Конституции РФ. И как отмечает С.А. Авакьян, в ст. 29 Конституции РФ предусмотрена возможность широкой реализации права на информацию в обществе, государстве. Статья 33 является одновременно и политическим правом, и условием реализации права на доступ к информации. Часть 3 ст. 41, ст. 42 являются продолжением сущности права на доступ к информации и его содержанием. Часть 1 ст. 44, ч. 2 ст. 44 являются содержанием права на информацию, поскольку закрепляют право на интеллектуальную собственность, полученную в результате творчества, доступ к культурным ценностям. Разумеется, правовую основу права граждан на доступ к информации о деятельности органов государственной власти и органов местного самоуправления, их должностных лиц составляет ч. 2 ст. 24 Конституции РФ.

С точки зрения борьбы с сокрытием информации важной является ч. 1 ст. 15 Конституции РФ. Из нее следует, что право на доступ к информации гарантировано Конституцией РФ и по большому счету не нуждается в подтверждении какими-либо еще правовыми актами. В соответствии с Постановлением Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. №8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия» суд, разрешая дело, применяет непосредственно Конституцию, в частности, «когда закрепленные нормой Конституции положения, исходя из ее смысла, не требуют дополнительной регламентации и не содержат указания на возможность ее применения при условии принятия федерального закона, регулирующего права, свободы, обязанности человека и гражданина и другие положения».

Это положение подтвердил Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 18 февраля 2000 г. №3-П: «Информация… в силу непосредственного действия ст. 24 (ч. 2) Конституции Российской Федерации должна быть доступна гражданину, если собранные документы и материалы затрагивают его права и свободы, а законодатель не предусматривает специальный правовой статус такой информации в соответствии с конституционными принципами, обосновывающими необходимость и соразмерность ее особой защиты». В силу предписаний ст. 23, 24, 29 и 55 (ч. 3) Конституции Российской Федерации «не допускается ограничение прав и свобод в сфере получения информации, в частности права свободно, любым законным способом искать и получать информацию, а также права знакомиться с собираемыми органами государственной власти и их должностными лицами сведениями, документами и материалами, непосредственно затрагивающими права и свободы гражданина, если иное не предусмотрено федеральным законом в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства».

Отечественная правовая практика исходит в вопросе о доступе граждан к информации о деятельности органов государственной власти и органов местного самоуправления из такого толкования отмеченных статей Конституции РФ, в соответствии с которым требуется принятие федерального закона для реализации конституционного положения. Данная позиция имеет право на существование: ч. 2 ст. 24 заканчивается фразой «если иное не предусмотрено законом». С моей точки зрения, по крайней мере, в отношении права на доступ к информации о деятельности органов власти устоявшееся в отечественной практике толкование, обусловливающее реализацию этого субъективного права принятием федерального закона, является справедливым. Без конкретизации порядка доступа граждан к информации в стране, которая не имеет соответствующего правового опыта, говорить о возможности воплощения права на доступ к информации на практике бессмысленно.

Органы государственной власти и органы местного самоуправления являются органами публичной власти, призванными осуществлять управление общественными процессами в интересах граждан и упорядочивать общественную жизнь. Соответственно, их деятельность должна быть открытой и прозрачной для тех, в интересах кого они работают. Однако, как это не парадоксально, но именно органы публичной власти, как правило, стремятся к закрытости.

Обеспечение гарантированного свободного доступа граждан к информации в «Доктрине информационной безопасности Российской Федерации» от 9 сентября 2000 г. и «Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации» от 7 февраля 2008 года № Пр-212 было обозначено в качестве одной из важнейших задач государства.

На решение вопроса разработки механизма реализации гражданами своего права на доступ к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления направлен Федеральный закон от 9 февраля 2009 г. № 8-ФЗ (в ред. от 11.07.2011) «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления» , в котором впервые закреплена обязанность органов власти размещать информацию о своей деятельности в сети Интернет (п. 2 ст. 6, ст. 10) а также минимальный перечень информации, обязательной для размещения органами власти в данной сети (ст. 13 и 14).

Объектом регулирования данного Закона является «информация о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления».

Сформулированное законодателем определение понятия «информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления», позволяет выделить два основных критерия, по которому сведения или документы могут относиться к данному виду информации:

1) информация должна быть либо создана самими государственными органами, их территориальными органами, организациями, подведомственными государственным органам;

2) либо она должна поступить в государственные органы, их территориальные органы, организации, подведомственные государственным органам, в пределах их полномочий.

Следовательно, практически любая информация, имеющаяся у органа власти (созданная им самим или поступившая из внешних источников), будет относиться к «информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления». Исключение, согласно ст. 5 Закона, составляют сведения, составляющим государственную или иную охраняемую законом тайну.

Однако проблема правоприменения заключается в том, что, к сожалению, складывающаяся судебная практика применения данного Федерального закона свидетельствует о том, что происходит формирование достаточно узкого понимания «информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления», которое в значительной степени ограничивает сферу применения Федерального закона «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления». В качестве примеров судебной практики можно привести Решение Куйбышевского районного суда г. Санкт-Петербурга от 6 сентября 2010 г. № 2-3378/2010 ; Решение Октябрьского районного суда г. Санкт-Петербурга от 18.11.2010 № 2-3792/2010 .

Как отмечается в научной литературе, характер информации (наличие в ней сведений о конкретном физическом или юридическом лице, о хозяйственных аспектах функционирования органа власти и др.) не влияет на относимость такой информации к категории «информация о деятельности государственных органов и органов власти» .

Согласно п. 1ст. 1 Федерального закона «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления» информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления» - это «информация (в том числе документированная), созданная в пределах своих полномочий государственными органами, их территориальными органами, органами местного самоуправления или организациями, подведомственными государственным органам, органам местного самоуправления (далее - подведомственные организации), либо поступившая в указанные органы и организации». Совершенно очевидно, что законодательное определение исследуемой правовой категории не связано с отнесением сведений или документов к данному виду информации в зависимости от характера и содержания этих сведений (документов).

Недостатком данного Закона является отсутствие фиксации чёткой обязанности для каждого органа власти размещать в Интернете все без исключения сведения, которые не относятся к информации ограниченного доступа, а также наличие оценочных категорий. Например, пользователю предоставляется на бесплатной основе информация, «затрагивающая права и установленные законодательством Российской Федерации обязанности заинтересованного пользователя информацией» (п. 3 ст. 21), но какая информация может затрагивать права и обязанности, а какая - нет, неясно . На практике встречаются случаи, когда ограничения на доступ к информации в нарушение Конституции РФ и федерального закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» устанавливаются подзаконными актами. Одним из ярких тому примеров является Постановление Правительства РФ от 3 ноября 1994 г. № 1233 «Об утверждении Положения о порядке обращения со служебной информацией ограниченного распространения в федеральных органах исполнительной власти» .

Согласимся, что в государственном управлении необходимо сформулировать единый информационный стандарт, в соответствие с которым одним из правил должна стать презумпция открытости информации, в условиях которой перечень информации ограниченного доступа может устанавливаться только законом

  • 9. Конституционно-правовые основы организации и деятельности про-куратуры.
  • 10. Конституционно-правовой статус субъектов Российской Федерации.
  • 11. Конституционно-правовые основы статуса беженцев и вынужденных переселенцев. Право убежище в Российской Федерации.
  • 12. Конституционно-правовые отношения: понятие, объекты, субъекты, особенности.
  • 13. Конституционные обязанности.
  • 15. Конституционные принципы осуществления судебной власти в Рос-сийской Федерации.
  • 16. Конституционный Суд Российской Федерации: порядок формирования, компетенция и организация деятельности.
  • 17. Личные права и свободы.
  • 18. Механизм реализации полномочий местного самоуправления и ответ-ственность его органов.
  • 20. Общая характеристика конституционного права как отрасли права и науки: понятие, предмет, метод.
  • 21. Ограничения прав и свобод человека и гражданина.
  • 22. Органы государственной власти субъектов Российской Федерации. . Органы законодательной власти субъектов рф
  • Органы исполнительной власти в субъектах рф
  • 23. Органы, обеспечивающие дополнительные гарантии защиты прав и свобод.
  • 24. Основания и порядок досрочного прекращения полномочий Президен-та Российской Федерации.
  • 7.2.6. Основания и порядок прекращения полномочий Президента Российской Федерации
  • 25. Основания и порядок отставки Правительства Российской Федерации.
  • 26. Основания и порядок прекращения гражданства Российской Федера-ции.
  • 27. Основания и порядок приобретения гражданства Российской Федера-ции. Гражданство Российской Федерации приобретается:
  • 28. Основания и порядок роспуска Государственной Думы.
  • 30. Основные принципы избирательного права.
  • 31. Основные формы деятельности депутата Государственной Думы и члена Совета Федерации.
  • 32. Основные этапы развития российской конституции.
  • 33. Политические основы конституционного строя Российской Федерации.
  • 34. Политические права и свободы.
  • 35. Полномочия Президента Российской Федерации. Его акты и их юри-дическая сила.
  • 36. Понятие и основные признаки органа государственной власти.
  • 37. Понятие и основные принципы гражданства Российской Федерации.
  • 38. Понятие и принципы местного самоуправления в Российской Федера-ции.
  • Понятие местного самоуправления
  • 39. Понятие и сущность конституции, ее виды.
  • 40. Понятие и сущность конституционного строя. Основные черты кон-ституционного строя Российской Федерации.
  • 41. Понятие и формы государственного устройства.
  • 43. Понятие, содержание и принципы основ правового статуса личности.
  • Федеральный конституционный закон о порядке принятия в российскую федерацию и образования в ее составе нового субъекта российской федерации
  • 46. Правительства Российской Федерации: порядок формирования, состав.
  • 47. Право граждан Российской Федерации на информацию и права средств массовой информации.
  • 48. Право граждан Российской Федерации на объединение.
  • 49. Право граждан Российской Федерации проводить собрания, митинги, демонстрации, шествия и пикетирования.
  • 50. Правовая природа депутатского мандата в Российской Федерации.
  • 52. Предметы ведения Российской Федерации и ее субъектов.
  • 54. Система и виды органов государственной власти.
  • Виды органов государственной власти
  • Система органов государственной власти
  • 55. Совет Безопасности: состав, порядок деятельности, компетенция.
  • Положение о Межведомственной комиссии Совета Безопасности Российской Федерации по безопасности в экономической и социальной сфере
  • 56. Совет Федерации: состав, структура, компетенция.
  • 57. Стадии избирательного процесса.
  • 58. Становление, развитие и конституционно-правовой статус Российской Федерации.
  • 59. Структура, содержание и основные функции Конституции Российской Федерации.
  • 60. Судебная власть: понятие и основные функции.
  • 61. Территориальные и организационные основы местного самоуправле-ния в Российской Федерации.
  • 62. Условия, порядок избрания и вступления в должность Президента рф. 63. Федеральное Собрание – парламент Российской Федерации: общая характеристика.
  • 64. Федеральный законодательный процесс.
  • 47. Право граждан Российской Федерации на информацию и права средств массовой информации.

    Важной сферой личных прав и свобод человека и гражданина являются свобода мысли и слова, право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом (ст. 29 Конституции).

    Мысли, убеждения, мнения человека относятся к сфере его внутренней жизни, в которую без его согласия никто не может вторгаться.

    Конституция, признавая эту свободу, устанавливает, что никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них.

    В условиях тоталитарного режима эта естественная и, казалось бы, не могущая быть ущемленной свобода человека нарушалась различными способами. Среди них - общая установка на недопустимость именно инакомыслия, отрицание права человека иметь мысли и мнения, идущие вразрез с господствующей идеологией, отторгающие так называемые ценности социализма.

    К формам нарушения свободы мысли относилось и имевшее широкое распространение понуждение людей (зачастую носившее массовый характер) высказывать мнения, не соответствующие их мыслям и убеждениям.

    Мысль не свободна, если она не может быть высказана без неблагоприятных или опасных для человека последствий.

    Поэтому свобода мысли неразрывно связана со свободой слова. Свобода слова означает безусловное право человека делать свои мысли, убеждения и мнения общественным достоянием. Однако, свобода слова не безгранична. В соответствии с Конституцией не допускается пропаганда или агитация, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду. Запрещается пропаганда социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства (ч. 2 ст. 29). Свобода слова означает также и недопустимость принуждения к выражению своих мнений и убеждений или к отказу от них. Гарантии названных в ст. 29 Конституции прав и свобод конкретизируются в Законе "О средствах массовой информации" от 27 декабря 1991 г. с последующими изменениями <*>, в котором предусматривается, что учредителем средств массовой информации может быть любой гражданин России, достигший 18-летнего возраста, кроме лиц, отбывающих наказание в местах лишения свободы по приговору суда, и душевнобольных граждан, признанных судом недееспособными. Это право подлежит судебной защите.

    Право каждого свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом обеспечено и нормами Федерального закона "Об информации, информатизации и защите информации" <*> (1995 г.). В данном Законе предусмотрено, что граждане обладают равными правами на доступ к государственным информационным ресурсам и не обязаны обосновывать перед владельцем этих ресурсов необходимость получения запрашиваемой ими информации. Отказ в доступе к информационным ресурсам может быть обжалован в суд. Закон предусматривает виды информации с ограниченным доступом (отнесенную к государственной тайне; конфиденциальную).

    48. Право граждан Российской Федерации на объединение.

    Право на объединение получило свое закрепление в ст. 30 Конституции РФ. Оно включает в себя:1) право на добровольной основе создавать общественные объединения;2) право вступать в уже существующие общественные объединения;3) право воздерживаться от вступления в какое-либо общественное объединение;4) право свободного выхода из общественных объединений.

    Право на объединение имеют как российские, так и иностранные граждане, а также лица без гражданства. Исключение составляют политические общественные объединения, право на создание и участие в которых принадлежит только гражданам Российской Федерации.

    Конституция РФ гарантирует свободу деятельности общественных объединений, за исключением ограничений, содержащихся в ч. 5 ст. 13: «запрещается создание и деятельность общественных объединений, цели или действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни».

    Под общественным объединением понимается добровольное, самоуправляемое, некоммерческое формирование, созданное по инициативе граждан, объединившихся на основе общности интересов для реализации общих целей, указанных в уставе общественного объединения (ст. 5 Закона).

    Для создания общественного объединения не требуется предварительного разрешения государственного органа или органа местного самоуправления. Общественные объединения создаются по инициативе их учредителей - не менее трех физических лиц. Учредителями общественных объединений могут быть и юридические лица - общественные объединения.

    Общественное объединение считается созданным с момента принятия на съезде (конференции, общем собрании) общественного объединения решения о создании общественного объединения, об утверждении его устава, о формировании руководящих и контрольно-ревизионных органов. Однако, если общественное объединение желает приобрести статус юридического лица, оно подлежит государственной регистрации в органах юстиции. Отказ в государственной регистрации общественного объединения по мотивам нецелесообразности его создания не допускается.

    Общественные объединения могут создаваться в различных организационно-правовых формах (в форме общественной организации, общественного движения, общественного фонда, общественного учреждения, органа общественной самодеятельности), что соответствует разнообразию целей, для которых они создаются. Отличительной чертой общественной организации является наличие членства, которое оформляется соответствующими индивидуальными заявлениями или иными документами. В остальных организационно-правовых формах членство не предусмотрено и состоящие в них лица именуются участниками.

    В зависимости от территориальной сферы деятельности общественные объединения подразделяются на общероссийские, межрегиональные, региональные и местные.

    Особое место в системе общественных объединений занимают политические общественные объединения, целью которых является участие в политической жизни общества посредством влияния на формирование политической воли граждан, участие в выборах в органы государственной власти и органы местного самоуправления посредством выдвижения кандидатов и организации их предвыборной агитации, участие в организации и деятельности указанных органов (ст. 12 1 Федерального закона «Об общественных объединениях»).

    Похожие публикации