Ничтожные сделки. Сделки, противные основам правопорядка и нравственности. Отделльные виды ничтожных сделок и их правовые последствия Целью заведомо противной основам правопорядка

Ничтожные сделки. Сделки, противные основам правопорядка и нравственности. Отделльные виды ничтожных сделок и их правовые последствия Целью заведомо противной основам правопорядка

Сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, ничтожна.

При наличии умысла у обеих сторон такой сделки - в случае исполнения сделки обеими сторонами - в доход Российской Федерации взыскивается все полученное ими по сделке, а в случае исполнения сделки одной стороной с другой стороны взыскивается в доход Российской Федерации все полученное ею и все причитавшееся с нее первой стороне в возмещение полученного.

При наличии умысла лишь у одной из сторон такой сделки все полученное ею по сделке должно быть возвращено другой стороне, а полученное последней либо причитавшееся ей в возмещение исполненного взыскивается в доход Российской Федерации.

Комментарий к статье

1. Коммент. ст. касается так называемых антисоциальных сделок - особой категории недействительных сделок, совершение которых признается одним из наиболее грубых гражданско-правовых нарушений и может повлечь за собой в общем-то несвойственные гражданскому праву конфискационные последствия.

Представляется, что в настоящее время к сугубо примерному перечню антисоциальных сделок, с определенными оговорками и некоторыми дополнительными условиями, можно отнести: а) большинство сделок, которые образуют одновременно составы уголовных преступлений или грубых административных правонарушений; б) сделки, имеющие целью уклонение от уплаты налогов; в) сделки, грубо нарушающие валютное законодательство; г) сделки, исполнение которых создает угрозу жизни и здоровью граждан, а также причиняет существенный вред окружающей природной среде; д) сделки, направленные на подрыв обороны и безопасности государства; е) сделки, связанные со сбытом наркотиков, распространением порнографии, с радиоактивными веществами и т. д.

Иными словами, для квалификации сделки по ст. 169 должны быть с очевидностью нарушены основополагающие правовые и (или) нравственные нормы, определяющие устои общества. Поскольку такого рода нормы формально никак не выделены (для определения устоев правопорядка известным ориентиром может служить Конституция РФ), применение ст. 169 предполагает значительную степень судейского усмотрения.

в) конфискационные последствия не применяются к тем участникам сделки, которые действовали невиновно, - правильным представляется позиция тех ученых, которые допускают возможность применения ст. 169 и в тех случаях, когда самой сделкой не нарушены какие-либо требования закона. Иными словами, сделка может быть признана антисоциальной при наличии одного лишь субъективного признака, а именно совершения ее с целью, заведомо противной основам правопорядка и нравственности.



Во-первых, требуется, чтобы антисоциальная сделка была полностью или частично исполнена хотя бы одной из сторон. Если стороны лишь заключили такую сделку, но не приступили к ее исполнению, дело ограничивается констатацией ничтожности сделки.

Во-вторых, необходимо, чтобы обе или хотя бы одна из сторон при заключении сделки действовали умышленно, т. е. осознавали и желали наступления того противоправного результата, который составлял цель сделки.

5. Негативные последствия, которые применяются в зависимости от наличия умысла к одной или обеим сторонам антисоциальной сделки, сводятся к изъятию всего полученного от сделки в доход РФ. При этом в доход РФ изымается все причитавшееся по сделке, а не только фактически исполненное. Если изъять полученное по сделке в натуре невозможно (услуга потреблена, имущество использовано), в доход государства взыскивается стоимость полученного в деньгах (п. 2 ст. 168 ГК).

создает участникам гражданских правоотношений надежную основу на стадии осуществления этих прав, исполнения обязанностей.

  • их восстановление и судебная защита.

В случае нарушения прав - их восстановление, с использованием такой наиболее демократичной формы защиты как судебная. В ст. 12 ГК РФ представлен широкий спектр способов судебной защиты нарушенных прав. По общему правилу, право выбора способа защиты в рамках закона принадлежит лицу, право которого нарушено. Так, например, при причинении вреда имуществу потерпевший может требовать либо возмещения вреда в натуре (исправления поврежденной вещи) либо взыскания причиненных убытков (ст. 1082 ГК РФ).



Статья 12. Способы защиты гражданских прав;

Защита гражданских прав осуществляется путем:

· признания права;

· восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения;

· признания оспоримой сделки недействительной и применения последствий ее недействительности, применения последствий недействительности ничтожной сделки;

· признания недействительным решения собрания;

· признания недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления;

· самозащиты права;

· присуждения к исполнению обязанности в натуре;

· возмещения убытков; взыскания неустойки;

· компенсации морального вреда;

· прекращения или изменения правоотношения;

· неприменения судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону;

· иными способами, предусмотренными законом.

Гражданское право, будучи определенной системой норм, структурируется следующим образом:

субъекты права, объекты права, сделки, исковая давность);

  • право собственности и другие вещные права;
  • обязательственное право;
  • личные неимущественные права;
  • право на результаты творческой деятельности;
  • наследственное право.

К источникам гражданского права относятся:

1. Конституция Российской Федерации (ст.ст. 8, 9, 15, 34, 35 и др.). Согласно ст. 15 Конституции России, она имеет высшую юридическую силу, законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации.

Так, каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельностью. Не допускается экономическая деятельность, направленная на монополизацию и недобросовестную конкуренцию (ст. 34). Статья 35 устанавливает гарантии права частной собственности.

2. Международные договоры Российской Федерации и общепризнанные нормы международного права (ч. 4 ст. 15 Конституции России). В качестве примера можно привести Венскую Конвенцию ООН 1980 г. о договорах международной купли-продажи товаров.

Это могут быть международные договоры универсального характера, например, Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод.

Договоры между Российской Федерацией и иностранным государством могут содержать нормы, которые отступают от положений национального законодательства. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора (ст. 15, ч.4 Конституции Российской Федерации).

3. Федеральные законы. Они принимаются Федеральным Собранием Российской Федерации или на основе всенародного референдума. При регулировании экономических отношений следует иметь в виду, что отношения, основанные на юридическом равенстве участников гражданского оборота, в основном регулируются Гражданским кодексом РФ. При применении норм ГК РФ следует иметь в виду объективные границы, установленные ст. 3 Гражданского кодекса РФ: нормы гражданского законодательства не применяются к отношениям, основанным на административном, финансовом и ином властном подчинении одной стороны другой, если иное прямо не предусмотрено законом. Поэтому нельзя применять нормы ГК РФ в отношениях, регулируемых административным, финансовым, трудовым и иными отраслями права.

Федеральные законы, содержащие нормы гражданского права, не должны противоречить нормам Гражданского кодекса. В юридической литературе высказано суждение о том, что нормы ГК РФ имеют верховенство над нормами других федеральных законов, содержащих нормы гражданского права.

Помимо ГК РФ, гражданские правоотношения урегулированы большим количеством других федеральных законов, например.

Закон РФ «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности», Федеральный закон «О рынке ценных бумаг»,

Закон Российской Федерации «Об организации страхового дела в Российской Федерации»,

федеральные законы «О производственных кооперативах»,

«Об акционерных обществах»,

«Об обществах с ограниченной ответственностью», и др.

4. Указы Президента Российской Федерации . Согласно ст. 90 Конституции России, указы не должны противоречить законам, в противном случае должен быть применен закон. Однако в ряде случае и фактически и юридически указы Президента РФ замещают законы. Так, согласно ст. 3 ГК РФ, Президент РФ может издавать указы нормативного характера в случае пробела на уровне закона до принятия федерального закона или когда он специально уполномочен законом. Следует отметить, что Конституционный Суд РФ фактически дал Президенту право издавать временные акты, заменяющие законы: « Не противоречит Конституции Российской Федерации издание им (Президентом) указов, восполняющих пробелы в правовом регулировании по вопросам, требующим законодательного решения. при условии, что такие указы не противоречат Конституции Российской Федерации и федеральным законам, а их действие во времени ограничивается периодом до принятия соответствующих законодательных актов» ― п. 4 мотивировочной части постановления Конституционного Суда РФ от 30 апреля 1996 г.1. Так, с 1994 г. по 2001 г. регистрация субъектов предпринимательской деятельности осуществлялась согласно Указу Президента РФ от 8 июля 1994 г. № 1482 «Об упорядочении государственной регистрации предприятий и предпринимателей на территории Российской Федерации». Указом от 22 декабря 1993 г. были утверждены Временные Правила аудиторской деятельности, действовавшие до 2001 г. Значительную часть законодательства о приватизации составили указы Президента.

5. Постановления Правительства России. Они должны издаваться на основании и во исполнение Конституции Российской Федерации, федеральных законов и нормативных актов Президента (ст. 115 Конституции России). Так, Закон РФ «О защите прав потребителей» уполномочил Правительство РФ издавать правила оказания отдельных видов услуг.

6. Акты федеральных министерств и ведомств. Министерства и ведомства Российской Федерации во исполнение законов, указов Президента РФ, постановлений Правительства РФ вправе издавать ведомственные нормативные акты в виде приказов, инструкций, директив. (Иногда законодатель вообще лишает федеральные органы исполнительной власти издавать нормативные акты. Так, Закон «О защите прав потребителей» не допускает регулирования защиты прав потребителей ведомственными нормативными актами). Однако непременным условием их действия является регистрация в Министерстве юстиции РФ. При отказе в регистрации акт не может быть обнародован и введен в действие (согласно Указу Президента РФ от 23 мая 1996 года № 763 ведомственные нормативные акты, затрагивающие права и свободы человека и гражданина, или носящие межведомственный характер, не прошедшие регистрацию в Минюсте и не опубликованные официально, не влекут за собой правовых последствий, не являются основанием для регулирования соответствующих отношений. На них нельзя ссылаться в судах при разрешении споров).

Данный текст представляет собой небольшой обзор примеров сделок, противоречащих основам правопорядка и нравственности (антисоциальных сделок), в отечественной и зарубежной судебной практике, законодательстве и юридической науке, собранных из различных источников.

Из статьи "Два очерка из области цивилистики"(Мыскин А.В.) ("Статут", 2015):

  1. ««договор», посредством которого одна сторона прибегает к "услугам" киллера, поджигателя, лжесвидетеля, посредника при даче взятки. Также сюда можно отнести и "договор" о провозе контрабанды».
  1. «В сфере семейного права такими сделками можно было бы назвать "договор" о продаже ребенка, обоюдное соглашение мужчины и женщины о заключении между ними фиктивного брака с целью получения гражданства, регистрации по месту жительства или иных имущественных либо нематериальных благ».
  1. «В сфере наследственного права это могло бы быть, к примеру, завещание, по которому один из супругов завещает все свое имущество другому супругу, но лишь с условием, что супруг-наследник не вступит в новый брак, либо завещание, по условиям которого денежные выплаты отказополучательнице будут осуществляться только до тех пор, пока она не выйдет замуж за еврея».
  1. «В области интеллектуальных прав сюда можно было бы отнести сделки, направленные на изготовление и (или) распространение литературы или иной аналогичной продукции, пропагандирующей войну, национальную, расовую или религиозную вражду».
  1. «В области гражданско-правовой ответственности это мог бы быть, например, договор, по которому одна из сторон - должник принимает на себя дополнительное обязательство, по которому в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения им своего основного долга он предоставляет своему контрагенту (кредитору) право подвергнуть себя или близких ему людей личному ("натуральному") наказанию (например, предоставить кредитору право самостоятельно осуществить личный арест должника, осквернить могилу его умершего родственника, удерживать ребенка должника в заложниках, нанести должнику заранее оговоренное телесное повреждение, отрубить ему ту или иную часть тела) <1> <1> В данной связи нельзя не вспомнить произведение В. Шекспира "Венецианский купец", в котором должник по денежному долгу (Антонио) выдал своему кредитору (ростовщику Шейлоку) вексель, где указал, что в случае неплатежа денег в срок кредитор получает право вырезать из тела Антонио один фунт мяса, причем вырезать в любом месте, где пожелает сам кредитор».
  1. «Обязательство одного из родителей отказаться от своих родительских прав на ребенка; обязательство жениться только на определенном лице с выплатой последнему заранее установленной неустойки в случае такого отказа (английская практика). Договор займа, направленный на приобретение борделя; поставка бесплатного алкоголя в день выборов с целью повлиять на волеизъявление избирателей; обещание вознаграждения за перемену конфессии; покупка должности или ученой степени - указанные сделки были признаны недействительными как противоречащие публичному порядку судами Франции и Германии <1>. <1>
  1. «Соглашения об инициировании фиктивного судебного разбирательства, о неразглашении порочащих фактов во время судебного разбирательства, о вознаграждении за представление фальсифицированного доказательства, о вознаграждении за сокрытие доказательства <1>, договор об уплате вознаграждения за неподачу уголовной жалобы или за недонесение о преступлении. <1> "Доктрина добрых нравов и публичного порядка в договорном праве: сравнительное исследование" (Хужокова И.М.) ("Норма", "Инфра-М", 2011)».
  1. 3 абстрактных примера из Принципов международных коммерческих договоров УНИДРУА.

«Пример 1. Подрядчик A из страны X заключает соглашение с B (комиссионное соглашение), в соответствии с которым B за вознаграждение в 1 млн. долл. США заплатит 10 млн. долл. США высокопоставленному советнику по закупкам Министерства экономики и развития D в стране Y для того, чтобы уговорить D передать A контракт на строительство новой электростанции в стране Y. Как в стране X, так и в стране Y взятки чиновникам запрещены законом. Комиссионное соглашение нарушает этот установленный законом запрет своим содержанием.

Пример 2. Подрядчик A из страны X заключает соглашение (комиссионное соглашение) с агентом B для уплаты последним 100 тыс. евро C, который является высокопоставленным чиновником компании D из страны Y, для того, чтобы тот уговорил D передать A контракт на установку сложной технологической информационной системы. Ни в стране X, ни в стране Y взятки в частном секторе не запрещаются законом, в обеих странах это считается нарушением публичного порядка. Комиссионное соглашение будет нарушать эти принципы публичного порядка своим содержанием.

Пример 3. A, являющийся крупным розничным торговцем в стране X, заключает с B, имеющим производство в стране Y, соглашение о производстве игрушек. A знал или должен был знать, что заказанные игрушки будут производиться с использованием детского труда. Как в стране X, так и в стране Y использование детского труда считается противоречащим публичному порядку. Исполнение соглашения о производстве будет противоречить принципам публичного порядка <1>.

<1> Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА 2010 / Пер. с англ. А.С. Комарова. М.: Статут, 2013. С. 128 - 130».

  1. «Двое молодых людей заключают между собой пари "на продолжительность жизни своих собственных отцов". Выигрывает тот, чей отец проживет дольше <1>.

<1> Данный пример приводится в следующей работе: Цвайгерт К., Кетц Х. Указ. соч. С. 82. Похожий пример приводит и И.М. Хужокова: по делу было признано ничтожным пари о том, к какому полу относится французский дипломат-транссексуал (Хужокова И.М. Указ. соч. С. 22). В более общем виде эту проблему поднимал еще Г.Ф. Шершеневич, который указывал, что составлялись сделки, на основании которых один обещал другому определенную сумму денег, если к такому-то сроку тот или иной видный общественный деятель умрет или останется жив. Адмиралы, полководцы, государственные люди становились такими объектами игры. Эти операции вызывали отрицательное отношение к себе со стороны юристов и законодателей, потому что в сделке играли человеческою жизнью (Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т. 2: Товар. Торговые сделки. М.: Статут, 2003. С. 383)».

  1. «В сфере наследственного права такой сделкой могло бы быть, к примеру, завещание, по которому отец завещает определенное имущество своей дочери, но лишь с условием, что она разведется со своим мужем <2>. <2> Данный пример приводится в следующей работе: Новиков А.А. К истории завещания под условием в отечественном гражданском праве / Цивилистические исследования. Вып. 1: Сб. науч. тр. памяти проф. И.В. Федорова / Под ред. Б.Л. Хаскельберга, Д.О. Тузова. С. 341. Сам автор также отмечает, что такое условие как противоречащее добрым нравам должно признаваться как бы несуществующим при сохранении силы за завещанием в целом».
  1. «В настоящее время достаточно распространенной является ситуация, когда в качестве такси используется автомобиль "скорой помощи", который достаточно быстро доставит пассажира в любую часть города, минуя многочисленные автомобильные пробки, хотя с гражданско-правовой точки зрения такая доставка - это всего лишь обыкновенный договор перевозки».
  1. «Один из эстонских банков в наши дни предлагает широкому кругу граждан-потребителей кредиты под залог души заемщика. С формальной точки зрения получается, что, если кредит не будет возвращен, душа заемщика попадет в распоряжение банка. Причем, как отмечают сами сотрудники такого банка, от желающих получить кредит именно на таких условиях нет отбоя».
  1. «Г.Ф. Шершеневич указывал, что внутренние монастырские и церковные здания не могут быть отданы внаем под торговые или трактирские заведения <3>. В нашем современном правопорядке такого прямого юридического запрета нет. Однако фактически такой запрет соблюдается неукоснительным образом. Возможно, что он подкрепляется какими-то церковными канонами. <3> См.: Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. Т. 2. М.: Статут, 2005. С. 147».
  1. «К данной категории сделок можно было бы отнести авторский договор-заказ на написание карикатуры либо пасквиля, явно, очевидно и чрезмерно оскорбляющих и унижающих честь и достоинство того лица, в отношении которого они будут созданы».
  1. «Муж, желая проверить свою жену на склонность к супружеским изменам, подкупает человека, который должен будет всеми доступными ему средствами попытаться вступить с этой женщиной в интимные отношения».
  1. «Весьма любопытный пример из сферы семейного права со ссылкой на германскую судебную практику приводит В.И. Сливицкий. По определению суда, из 24 марок недельного заработка одного рабочего должен был производиться вычет в 4 марки на содержание прижитого им вне брака ребенка. Рабочий, озлобившись против матери ребенка, заявил своим хозяевам письменно, что отныне он будет работать за 20 марок в неделю, но ни в коем случае не допустит, чтобы хоть один пфенниг достался этой "упорной, неблагодарной твари", привлекшей его судебным порядком к исполнению отцовской обязанности, на что хозяева и согласились».
  1. «Назначение приза, вознаграждающего наиболее искусный обман, совершенный в течение последнего года, хотя бы входящие в программу состязаний обманы и не подлежали уголовному преследованию <1>. <1> См.: Виноградов П.Г. Очерки по теории права. Римское право в средневековой Европе / Под ред. и с биографическим очерком У.Э. Батлера и В.А. Томсинова. М.: Зерцало, 2010. С. 111 - 112».
  1. «Так, например, не подлежит сомнению, что договор между содержателем дома терпимости и находящимися в нем девушками об уплате неустойки за отказ в исполнении установленного будет признан недействительным. Не будет признан договор продажи женой трупа мужа для целей анатомического театра <1>. <1> См.: Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М.: Спарк, 1995. С. 307».
  1. «Например, известный германский цивилист Дернбург, иллюстрирующий понятие "добрых нравов", берет случай покупки браслета для любовницы и спрашивает, можно ли признать такой договор недействительным как противоречащий добрым нравам. Ответ гласит: нет, разрушение договора принесло бы здесь гораздо больший вред обороту, чем та выгода, которую мы получили бы от проблематической защиты нравственности <1>. <1> Цит. по: Покровский И.А. Указ. соч. С. 256».
  1. «Современные германские исследователи К. Цвайгерт и Х. Кетц пишут следующее. Недействительны сделки по содержанию мужьями любовниц независимо от того, выражается это в дарении им подарков, обещании выплачивать содержание, заключении договора страхования жизни, в которых они - выгодоприобретатели, или в завещании наследства. Однако недействительными подобные формы содержания любовниц будут считаться только в том случае, если их цель - "установление, поддержание или восстановление аморальных отношений или их оплата". И наоборот, они признаются действительными, если при этом руководствовались высокоморальными мотивами: например, если их цель заключалась в том, чтобы после многолетних отношений обеспечить любимую женщину пожизненным содержанием, выразив таким образом благодарность за постоянную поддержку, заботу и уход <1>. <1> См.: Цвайгерт К., Кетц Х. Указ. соч. С. 83».
  1. «Лицо, имеющее трудоспособную жену и трудоспособных совершеннолетних детей, которые, следовательно, не являются обязательными наследниками, имеющими право на получение обязательной наследственной доли, составляет завещание, по которому все свое личное имущество такое лицо передает по наследству своей любовнице. Другой похожий пример. Лицо в соответствии с составленным им завещанием передает своей жене по наследству квартиру. Однако в такое завещание наследодатель включает дополнительное завещательное распоряжение - завещательный отказ. По такому завещательному отказу жена умершего мужа обязана предоставить право пожизненного проживания в этой квартире любовнице мужа. Можно ли будет такие завещания признать недействительными по ст. 169 ГК РФ или по иным специальным основаниям наследственного законодательства? На все эти вопросы следует однозначный ответ. Такие завещания, несмотря на их этические пороки, должны считаться полностью юридически действительными. И обоснование такого подхода объясняется весьма просто. Лица при составлении подобных завещаний реализуют один из ключевых принципов наследственного права - принцип свободы завещания (ст. 1119 ГК РФ), который, собственно говоря, и позволяет лицам совершать завещания на подобных условиях, загоняя в тень морально-нравственные аспекты этого вопроса».
  1. «Похожую картину вещей можно обнаружить и в области сделок, заключаемых со всевозможного рода знахарями и экстрасенсами. Если в советском правопорядке такие сделки однозначно были бы признаны недействительными, то современный правопорядок к такого рода договорам (деятельности) относится весьма лояльно».
  1. «Гражданский кодекс Восточной Галиции 1797 г. Статья 23 ч. III указанного Кодекса гласила. "Следующие договоры являются недействительными:

1) обещание уплаты по договору за вступление в брак;

2) вознаграждение, которое предварительно обещает клиент своему адвокату за победу в деле;

3) больные врачу за лечение"<1>.

<1> Гражданский кодекс Восточной Галиции 1797 г. / Пер. с лат. А. Гужвы; Под ред. О. Кутателадзе, В. Зубаря. М.: Статут; Одесса, 2013. С. 339».

  1. М., действующая в интересах несовершеннолетних В. и О., обратилась в суд с иском к П., С. о признании договора дарения доли квартиры недействительным, применении последствий недействительности сделки, аннулировании в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним записи о регистрации права собственности на долю в жилом помещении. В обоснование иска М. указала на то, что с 29 июля 1994 г. по 22 июля 2008 г. состояла в браке с П., от брака имеет двоих несовершеннолетних детей - дочь В. и сына О. Спорная квартира признана совместно нажитым имуществом, после раздела которого в этой квартире ей и П. принадлежало по 1/2 доли в праве собственности каждому. Впоследствии по договору дарения от 9 марта 2011 г. она подарила 1/3 доли от принадлежащей ей 1/2 доли в праве на спорную квартиру дочери В. Тем самым в спорной квартире М. принадлежало 1/3 доли, В. - 1/6 доли и П. - 1/2 доли. М. вместе с детьми зарегистрирована и постоянно проживает в указанной квартире, другого места жительства у них не имеется. П., будучи зарегистрированным в спорной квартире, в 2005 г. выехал и больше в ней не проживал. По договору дарения от 20 апреля 2012 г. П. подарил принадлежащую ему 1/2 доли в праве собственности на спорную квартиру С. Согласие органов опеки и попечительства на совершение данной сделки получено не было. Указанная сделка, по мнению истицы, нарушает права несовершеннолетних О. и В., поскольку заключена с нарушением закона и совершена с целью, заведомо противной основам правопорядка и нравственности. (Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 15 октября 2013 г. N 5-КГ13-88 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2014. N 6).
  1. Карапетов А.Г. о неопределённости и изменчивости категории антисоциальных сделок: «категория антисоциальных сделок является категорией достаточно подвижной и изменчивой во времени. Такое поведение участников современного гражданского оборота, которое в настоящее время будет считаться противоречащим добрым нравам, еще некоторое время назад могло признаваться вполне правомерным, и наоборот. Например, А.Г. Карапетов по этому поводу пишет следующее. В ряде случаев частные сделки бросают вызов фундаментальным принципам общественной нравственности. Эти принципы крайне подвижны. Многие сделки, которые еще несколько десятилетий назад признавались в европейских странах нарушающими нормы соответствующих гражданских кодексов о добрых нравах, сейчас не признает недействительными ни один суд (например, договор на предоставление гостиничного номера разнополой неженатой паре, договор с брачным агентством). С другой стороны, некоторые сделки, которые признавались вполне законными в начале XIX в. в некоторых правопорядках, однозначно спровоцируют применение современными судами доктрины добрых нравов (например, сделки по продаже рабов, договоры на оказание платных сексуальных услуг). "Все течет, все изменяется" - и доктрина добрых нравов ощущает на себе справедливость этого тезиса <1>. <1> См.: Карапетов А.Г. Экономические основания принципа свободы договора // Вестник гражданского права. 2012. N 3. С. 106 - 107».

Из статьи «О ничтожности сделок, противных основам правопорядка и нравственности в российском законодательстве» (Киселев А.А.) ("Юрист", 2007, N 11):

  1. «Арбитражный суд Московской области и вышестоящие судебные инстанции признали заключенные ОАО "Ново-Уфимский нефтеперерабатывающий завод" сделки ничтожными и заведомо противоречащими основам правопорядка и нравственности, поскольку они являлись мнимыми и совершались с целью неуплаты налогов нефтеперерабатывающими предприятиями, т.е. суды, принимая решения, действовали на основании ст. 169 ГК Российской Федерации в системной связи с его ст. 170 и, следовательно, не исходили из произвольного толкования ст. 169, - они указали конкретные основания признания сделок антисоциальными и, соответственно, ничтожными". В Определениях от 8 июня 2004 г. N 226-О, N 227-О Конституционный Суд РФ также указал, что уклонение от налогов - цель, заведомо противная основам правопорядка и нравственности».

Из статьи «О пределах действия нормы ст. 169 ГК РФ» (Скловский К.И.)

("Вестник гражданского права", 2007, N 3):

  1. «Договор о продаже акций или нефти никак не нарушает основ правопорядка, хотя бы стороны в дальнейшем намеревались получить неоправданные налоговые выгоды или даже употребить вырученные средства на совершение сколь угодно тяжких преступлений. А вот договор о подделке документов всегда нарушает основы правопорядка, даже если мотив сделки - вызволение человека из неволи». (Последнее положение представляется составителю ошибочным).

Из Комментария к Постановлению Пленума ВАС РФ от 10 апреля 2008 г. N 22 "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с применением статьи 169 Гражданского кодекса Российской Федерации" (Новак Д.В.) ("Вестник гражданского права", 2008, N 3):

  1. «Прокурор обратился в арбитражный суд с иском о признании недействительным на основании ст. 169 ГК РФ договора о сотрудничестве, в соответствии с которым медицинское учреждение обязалось предоставить обществу с ограниченной ответственностью трупы безродных лиц, ампутированные конечности и мертворожденные плоды для использования в научных и учебных целях в анатомической лаборатории общества, а общество обязалось после использования трупного материала в научных и учебных целях захоронить их за свой счет путем кремации. Установив, что общество заключило договор с целью изготовления из полученного трупного материала анатомических препаратов с дальнейшей перепродажей изготовленных препаратов по коммерческому контракту, суд признал данный договор недействительным на основании ст. 169 ГК РФ, как совершенный с целью, заведомо противной основам правопорядка и нравственности <17>. <17> Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 31 мая 2007 г. по делу N А56-29630/2006».
  1. «Иногда истцы обосновывают необходимость применения ст. 169 ГК РФ тем обстоятельством, что сделка совершена с юридическим лицом, зарегистрированным по утерянному, похищенному паспорту или паспорту умершего лица <19>». <19> Постановление Президиума ВАС РФ от 13 апреля 1999 г. N 2487/98 (Президиум ВАС не нашёл оснований для применения ст. 169 ГК к сделке заключённой по похищенному паспорту — курсив добавлен мною М.З.) ; Постановление ФАС Поволжского округа от 19 июня 2007 г. N А57-563/06 (суд признал недействительными сделки по ст. 169 ГК заключённые юридическим лицом, зарегистрированным по утерянным паспортам и паспортам умерших лиц — курсив добавлен мною М.З.) ; Постановление ФАС Уральского округа от 27 сентября 2006 г. N Ф09-8559/06-С3. Гражданского кодекса Российской Федерации":
    1. «В качестве сделок, совершенных с указанной целью, могут быть квалифицированы сделки, которые нарушают основополагающие начала российского правопорядка, принципы общественной, политической и экономической организации общества, его нравственные устои. К названным сделкам могут быть отнесены, в частности, сделки, направленные на производство и отчуждение объектов, ограниченных в гражданском обороте (соответствующие виды оружия, боеприпасов, наркотических средств, другой продукции, обладающей свойствами, опасными для жизни и здоровья граждан, и т.п.); сделки, направленные на изготовление, распространение литературы и иной продукции, пропагандирующей войну, национальную, расовую или религиозную вражду; сделки, направленные на изготовление или сбыт поддельных документов и ценных бумаг; сделки, нарушающие основы отношений между родителями и детьми. Нарушение стороной сделки закона или иного правового акта, в частности уклонение от уплаты налога, само по себе не означает, что сделка совершена с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности. Для применения статьи 169 ГК РФ необходимо установить, что цель сделки, а также права и обязанности, которые стороны стремились установить при ее совершении, либо желаемое изменение или прекращение существующих прав и обязанностей заведомо противоречили основам правопорядка или нравственности, и хотя бы одна из сторон сделки действовала умышленно».
    1. «Ничтожной является сделка с недвижимым имуществом, совершенная от имени малолетних их родителями, усыновителями или опекунами, если она явно противоречит интересам малолетних (пункт 1 статьи 65 СК РФ, ГК РФ)».

    Примеры от составителя:

    1. Согласно ч. 4 ст. 82 Трудового кодекса коллективным договором может быть предусмотрен иной порядок (иной, чем учёт мнения) обязательного участия профсоюза в рассмотрении вопросов, связанных с расторжением трудового договора по инициативе работодателя. В качестве примера иного порядка часто приводится получение согласия первичной профсоюзной организации на увольнение работника по инициативе работодателя. Речь о получении такого согласия может идти в том числе и в случае прогулов работника, неоднократного неисполнения обязанностей, появления на рабочем месте в состоянии опьянения. Представляется, что такое положение ограничивает значительно права (собственно правоспособность) и противоречит основам правопорядка (в частности праву на расторжение договора при наступлении условий предусмотренных в ст. 81 ТК), следовательно, это является основанием для признания коллективного договора в данной части недействительным как противоречащего основам правопорядка (ст. 169 ГК).

    Составитель: Максим Загидуллин, 2016.

    «Ст. 30. Недействительна сделка, совершенная с целью, противной закону или в обход закона, а равно сделка, направленная к явному ущербу для государства» (ст. 30 ГК РСФСР) (Сноска добавлена мною — М.З.)

    Информация приведена на основе материала интернет журнала «Stale» (ссылка на

  1. Сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, ничтожна и влечет последствия, установленные статьей 167 настоящего Кодекса. В случаях, предусмотренных законом, суд может взыскать в доход Российской Федерации все полученное по такой сделке сторонами, действовавшими умышленно, или применить иные последствия, установленные законом.

Согласно новой редакции ст. 169 ГК РФ сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, ничтожна и влечет последствия, установленные ст. 167 Кодекса. В случаях, преду- смотренных законом, суд может взыскать в доход РФ все полученное по такой сделке сторонами, действовавшими умышленно, или применить иные последствия, установленные законом.

Данная норма представляет собой ограничение принципа частной автономии в частноправовых отношениях. Как отмечено в Концепции, «гарантируемая правопорядком возможность по свободному усмотрению и под свою ответственность определять посредством сделок условия собственной жизни заключает в себе опасность злоупотреблений, которые невозможно заранее исчерпывающим образом описать и ограничить при помощи законодательных запретов. Поэтому данный принцип нуждается в качестве своей корректировки в генеральной норме, устанавливающей для частного самоопределения границу там, где оно вступает в противоречие с основополагающими принципами правопорядка и общественной морали».

Отмечается, что положение, предусматривающее запрет сделок, нарушающих добрые нравы, выступает в качестве средства воздействия на частное право системы основополагающих ценностей государства, закрепленной в Конституции РФ.

Используемое в комментируемой статье понятие «основы правопорядка и нравственности» не имеет легального определения.

Исходя из правовой позиции Конституционного суда РФ, квалифицирующим признаком антисоциальной сделки является ее цель, то есть достижение такого результата, который не просто не отвечает закону или нормам морали, а противоречит — заведомо и очевидно для участников гражданского оборота — основам правопорядка и нравственности (определение от 08.06.2004 № 226-О). Антисоциальность сделки выявляется в ходе судопроизводства с учетом всех фактических обстоятельств, характера допущенных сторонами нарушений и их последствий.

До принятия комментируемых изменений судебная практика довольно узко определяла содержание ст. 169 ГК РФ. Согласно п. 1 постановления Пленума ВАС РФ от 10.04.2008 № 22 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с применением статьи 169 Гражданского кодекса РФ» к сделкам, совершенным с указанной целью, могут быть отнесены сделки, которые не просто не соответствуют требованиям закона или иных правовых актов, а нарушают основополагающие начала российского правопорядка, принципы общественной, политической и экономической организации общества, его нравственные устои. Например, сделки, направленные на производство и отчуждение определенных видов объектов, изъятых или ограниченных в гражданском обороте (соответствующие виды оружия, боеприпасов, наркотических средств, другой продукции, обладающей свойствами, опасными для жизни и здоровья граждан, и т. п.); сделки, направленные на изготовление, распространение литературы и иной продукции, пропагандирующей войну, национальную, расовую или религиозную вражду; сделки, направленные на изготовление или сбыт поддельных документов и ценных бумаг.

Ограниченная сфера применения данной статьи до внесения изменений объяснялась несвойственной для гражданско-правовых норм санкцией, преду- сматривающей взыскание полученного в доход государства. Так, согласно старой редакции ст. 169 ГК РФ при наличии умысла у обеих сторон такой сделки — в случае исполнения сделки обеими сторонами — в доход Российской Федерации взыскивается все полученное ими по сделке, а в случае исполнения сделки одной стороной с другой стороны взыскивается в доход Российской Федерации все полученное ею и все причитавшееся с нее первой стороне в возмещение полученного. При наличии умысла лишь у одной из сторон все полученное ею по сделке должно быть возвращено другой стороне, а полученное последней либо причитавшееся ей в возмещение исполненного взыскивается в доход Российской Федерации.

Последствие недействительности антисоциальной сделки в виде изъятия в доход государства всего полученного по ней носит характер санкции со значительными публично-правовыми элементами. Частное право начинает нести функцию наказания, то есть выполнять роль уголовного или административного права. Но частное право не может выполнить публичную функцию наказания. Гражданско-правовая ответственность направлена на эквивалентное возмещение потерпевшему причиненного вреда или убытков, а ее применение имеет целью восстановление имущественной сферы потерпевшего от правонарушения. Кроме того, при взыскании с лица имущественных санкций в доход государства необходимо доказать его вину, что нередко крайне затруднительно в рамках гражданского или арбитражного процесса, основанного на принципе диспозитивности.

Помимо этого, возникали трудности при соотношении уголовно-правовой санкции в виде конфискации и предусмотренного в ст. 169 ГК РФ изъятия всего полученного по сделке в доход государства. Например, для изъятия суммы, полученной в качестве взятки, будет предусмотрена санкция и УК РФ, и ГК РФ (ст. 169 ГК), поскольку основанием передачи взятки является противонравственный и противоправный договор между взяткодателем и взяткополучателем. Таким образом, санкция, предусмотренная ГК РФ, совпадала с санкцией УК РФ, и не имела самостоятельного значения по сравнению с ней.

Как отмечено в Концепции, в отношении целого ряда нарушений, которые повсеместно признаются противоречащими добрым нравам за рубежом (злоупотребление экономической силой, монопольным положением, сделки, приводящие к закабалению другой стороны, и т. п.), санкция в виде изъятия всего полученного нарушителем в доход государства не отвечает критерию соразмерности. Подобные деяния не криминализованы как не обладающие должной степенью общественной опасности и не подвержены действию столь строгой санкции в публичном праве. Применение в отношении сделок, совершенных лицом в преддверии возбуждения в отношении него дела о банкротстве или лицом, находящимся в процедуре несостоятельности (банкротства), последствий недействительности сделки, предусмотренных ст. 169 ГК РФ, в виде взыскания полученного по сделке в доход Российской Федерации означало бы нарушение интересов кредиторов должника (п. 4 постановления Пленума ВАС РФ от 10.04.2008 № 22).

Во многом вследствие указанных причин основная реформа содержания ст. 169 ГК РФ сводится к исключению из кодекса изъятия в доход государства всего полученного по сделке сторонами, которые действовали умышленно. Новая редакция устанавливает, что по общему правилу, в случае нарушения сделкой положений ст. 169 ГК РФ каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре — возместить его стоимость, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом. Однако суд вправе не применять данные последствия недействительности сделки, если их применение будет противоречить основам правопорядка или нравственности.

Аналогичные составы недействительности сделок предусматриваются в большинстве стран континентальной Европы (ст.ст. 19 и 20 ШОЗ, ст. 879 АГУ, ст. 1255 ГК Испании, ст. 1343 ГК Италии, ст. 40 книги 3 ГК Нидерландов и др.) 1 . Практика запрета совершения антисоциальных и противных добрым нравам сделок известна также и немецкому праву. Согласно § 138 ГГУ сделка, нарушающая добрые нравы, недействительна. Отмечается, что данная норма не только создает опасность и неопределенность в праве, но и передает судебной власти существенные полномочия по проверке содержания договора на основе достаточно пространного критерия 2 . Данная норма объявляет недействительным договор, который не нарушает какой-либо конкретной нормы закона, но, несмотря на это, ему отказывают в порождении тех правовых последствий, на которые он направлен, на основе неопределенного понятия добрых нравов.

Добрые нравы рассматриваются как основа для проверки сделки на соответствие дополнительным критериям, не указанным прямо в законе. Если § 134 ГГУ (аналог российской ст. 168 ГК РФ в старой редакции) отстаивает идеи законодателя и препятствует действительности тех сделок, которые нарушают его волю, то § 138 ГГУ предоставляет судье возможность оценить договор на предмет справедливости 3 . Следовательно, на вопрос, в каких случаях применяется данная норма, должна ответить судебная практика.

В пояснительной записке указывается, что исключение конфискационных последствий совершения сделок с целью, заведомо противной основам правопорядка и нравственности, предполагает, что судебная практика признания указанных сделок недействительными будет складываться приблизительно так же, как в странах Западной Европы (к примеру, в Германии).

В связи с этим целесообразно определить, какие случаи судебная практика Германии рассматривает как нарушение § 138 ГГУ.

В немецкой доктрине отмечается, что абстрактно описать область применения данной статьи не представляется возможным 4 . В результате чего ведущую роль в данном вопросе играет судебная практика. Для удобства можно разделить область ее применения на три группы 5:

  • сделки, нарушающие интересы одной из сторон (Конституционный суд ФРГ указал, что договор, условия которого необыкновенно сильно обременяют одного из участников сделки и в то же время являются результатом неравных сил на переговорах о ее заключении, ничтожны согласно § 138 ГГУ);
  • сделки, нарушающие публичные интересы — продажа краденного; дача взятки иностранному должностному лицу (хотя в данных случаях недействительность может наступить и в силу § 134 ГГУ).
    В данную группу также входит защита экономических интересов государства (включение в соглашение о разводе условия об отказе от законного права получения от бывшего супруга содержания, в результате чего лицо получало бы социальные выплаты от государства), а также нравственных устоев общества;
  • сделки, нарушающие интересы третьих лиц (лицо убеждает должника по обязательству нарушить договор, обещая при этом, что покроет все связанные с этим убытки — в данном случае также имеет место деликт; кредитор обязывает должника в качестве обеспечения уступить все будущие требования, в то время как новые кредиторы данного лица устанавливают обеспечение, преду- сматривая цессию конкретных прав требования).

Как отмечено в пояснительной записке, нарушение основ правопорядка и нравственности проявляется в ненадлежащем поведении в отношении другой стороны сделки: злоупотребление экономической властью, чрезмерное обременение контрагента, а также иные сделки, в которых взаимоотношения сторон приобретают характер эксплуатации, когда экономическая свобода ограничивается столь сильно, что лицо утрачивает реальную возможность самостоятельного поведения. К этой группе относятся сделки, устанавливающие чрезмерное обеспечение в пользу кредитора, сделки так называемой глобальной уступки (уступки всех будущих требований); сделки, закабаляющие авторов в отношении будущих произведений; сделки с использованием монопольного положения; запреты на осуществление конкуренции, например, продавцом бизнеса, в течение несоразмерно длительного времени и т. п.

В Концепции выделяется еще одна группа случаев противонравственного поведения — сделки, направленные против интересов третьих лиц либо общества в целом. К ним относятся:

  • сделки, служащие для приготовления, осуществления или получения выгоды от уголовно-наказуемых деяний (заказ преступления, скупка краденого и т. п.);
  • сделки, направленные исключительно на уклонение от уплаты налогов;
  • сделки, посягающие на существо брака (вознаграждение за вступление в фиктивный брак, соглашение об ограничении права развода и т. п.);
  • сделки, нарушающие основы отношений между родителями и детьми (вознаграждение в пользу матери внебрачного ребенка за умолчание о факте отцовства с целью уклониться от уплаты алиментов в пользу ребенка и т. п.);
  • сделки, противоречащие требованиям, предъявляемым к носителям какой-либо профессии, прежде всего врача или адвоката;
  • сделки, направленные на коммерческий подкуп представителя другой стороны или руководителя юридического лица;
  • сделки в ущерб интересам кредиторов (сознательное принятие одним из кредиторов всего или большей части имущества должника при отсутствии у последнего реальной возможности рассчитаться с иными кредиторами).

В то же время суд может взыскать в доход Российской Федерации все полученное по такой сделке сторонами, действовавшими умышленно, только в случаях, предусмотренных законом. Суд также может применить иные последствия, установленные законом.

В пояснительной записке указывается, что изъятие исполненного по антисоциальной сделке в доход государства сохранит актуальность в следующих случаях: 1) совершение сделки с вещью, изъятой из оборота (незаконная продажа оружия, реализация фальшивых денег или ценных бумаг, поддельных лекарств или алкогольной продукции, опасных для жизни и здоровья населения, и т. п.); 2) совершение сделки, предметом которой является деяние, обладающее признаками преступления или административного правонарушения (проституция, дача взятки, наем убийц, исполнителей для хулиганских действий, террористических актов и проч.).

В качестве примера, когда закон предусматривает иные последствия, помимо двусторонней реституции, может служить ч. 3 ст. 51 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее - Закон о защите конкуренции). В ней сказано, что лицо, чьи действия (бездействие) признаны монополистической деятельностью или недобросовестной конкуренцией и являются недопустимыми в соответствии с антимонопольным законодательством, по предписанию антимонопольного органа обязано перечислить в федеральный бюджет доход, полученный от таких действий (бездействия). В случае неисполнения этого предписания доход, полученный от монополистической деятельности или недобросовестной конкуренции, подлежит взысканию в федеральный бюджет по иску антимонопольного органа. В постановлении Конституционного суда РФ от 24.06.2009 № 11-П, разъясняется, что данная мера по основаниям и процедуре применения, а также по своим правовым последствиям является специфической формой принудительного воздействия на участников охраняемых антимонопольным законодательством общественных отношений. Она призвана обеспечивать восстановление баланса публичных и частных интересов путем изъятия доходов, полученных хозяйствующим субъектом в результате злоупотреблений, и компенсировать таким образом не подлежащие исчислению расходы государства, связанные с устранением негативных социально-экономических последствий нарушения антимонопольного законодательства.

Компенсаторный характер данной меры обусловливает возможность ее применения за совершение деяний, связанных с монополистической деятельностью и нарушением требований добросовестной конкуренции, параллельно с мерами ответственности, носящими штрафной характер, что само по себе не затрагивает сферу действия общеправового принципа недопустимости повторного привлечения к ответственности за одно и то же деяние (nonbisinidem).

Следует также учитывать, что в судебной практике возможно развитие тенденции включения в сферу применения ст. 169 ГК РФ тех случаев, которые ранее подводились под ст. 10 ГК РФ. Так, согласно п. 9 постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 № 16 «О свободе договора и ее пределах» слабая сторона договора вправе заявить о недопустимости применения несправедливых договорных условий на основании ст. 10 ГК РФ или о ничтожности таких условий по ст. 169 ГК РФ.

При применении комментируемой статьи необходимо также отграничивать сделки, противные основам правопорядка и нравственности, от иных составов недействительных сделок. Чаще всего стороны заключают мнимые или притворные сделки, которые ошибочно квалифицируются как антисоциальные. Данная проблема регулируется постановлением Пленума ВАС РФ от 10.04.2008 № 22. Согласно п. 2 названного постановления судам необходимо учитывать, что сделки, совершенные с целью, заведомо противной основам правопорядка и нравственности, могут прикрываться иными сделками, которые формально не нарушают требований законодательства.

В этих случаях к сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа сделки применяются относящиеся к ней правила, в силу чего притворная сделка квалифицируется как ничтожная исключительно по ст. 170 ГК РФ, а прикрываемая сделка может быть квалифицирована по ст. 169 ГК РФ.

1 См.: Хужокова И. М. Доктрина добрых нравов и публичного порядка в договорном праве: сравнительное исследование. М., 2011.; Егоров А. В. Сделки, противные основам правопорядка и нравственности: в России и за рубежом // Трансграничный торговый оборот и право: сборник статей и эссе. М., 2013.
2 Markesinis B. Op. cit. Р. 248.
3 Wolf М., Neuner J. Op. cit. S. 535.
4 Armbrüster, in Münchener Kommentar. § 138. Rn. 25.
5 Markesinis B. Op. cit. Р. 253-262.

  • 11. Основания возникновения, изменения и прекращение гражданских правоотношений. С-ма юр. Фактов.
  • 12. Понятие субъективного гп и юридической обязанности.
  • 13. Судебная защита и способы защиты гражданских прав.
  • 22. Способы создания юр. Лица Гос. Регистрация.
  • 23. Учередительные документы юридических лиц
  • 24. Наименование юридического лица, его местонахождение. Фирменное наименование.
  • 25. Представительство и филиалы юр. Лиц.
  • 26. Понятие и виды сделок
  • 27. Условия действительности сделок
  • 28. Форма сделок. Последствия несоблюдения сделок.
  • 29. Недействительность сделки вследствие несоответствия воли и волеизъявления. Виды таких сделок. Последствия признания их недействительными.
  • 30. Недействительность сделки, совершенной с целью, противной основам правопорядка и нравственности
  • 31. Недействительность сделки с пороками в субъекте. Виды таких сделок. Последствия признания их недействительными.
  • 32. Оспоримые и ничтожные сделки: понятия и виды
  • 33. Условные сделки
  • 34. Доверенность: понятие, виды, формы
  • 35. Доверенность: срок, основания прекращения. Передоверие
  • 36. Понятие и виды представительства в гражданском праве
  • 37. Понятие и виды сроков в гражданском праве
  • 38. Исчисление сроков. Начало и окончание течения срока
  • 39. Искоавя давность, понятие, виды, значения
  • 40. Начало течения срока исковой давности. Требования, на которые исковая давность не распространяется
  • 41. Приостановление, перерыв и восстановление исковой давности
  • 42. Ликвидация юридического лица
  • 43. Реорганизация юридического лица
  • 44. Собственность и право собственности. Формы и виды собственности по гкрф
  • 45. Содержание права собственности
  • 46. Основания приобретения права собственности
  • 47. Основания прекращения права собственности
  • 48. Право хозяйственного ведения и право оперативного управления на имущество
  • 49. Момент возникновения права собственности
  • 50.# Приобретательная давность
  • 51. Право собственности граждан
  • 52. Право собственности юридических лиц
  • 53. Право государственной и муниципальной собственности
  • 54. Исполнение денежного обязательства
  • 55. Толкование договора (ст. 431)
  • 56. Время и способ исполнения обязательств
  • 57. Место исполнения
  • 58. Предмет исполнения обязательств
  • 59. Понятие и принципы исполнения
  • 60. Изменение и расторжение договора
  • 61. Порядок заключения договора (оферта, акцепт, момент заключения)
  • 62. Содержание договоров
  • 63. Понятие и виды договоров
  • 64. Множественность лиц в обязательстве. Солидарные и долевые обязательства
  • 66. Понятие и виды обязательств
  • 67. Устранение препятствий мешающих собственнику осуществить свои права (негаторный иск)
  • 68. Иск об истребовании имущества из чужого незаконного владения (виидикационный иск)
  • 69. Служебная и коммерческая тайна как объект гражданских прав
  • 70. Собственность крестьянского (фермерского) хозяйства.
  • 71. Бесхозяйное имущество. Бксхозяйственно-содержимое имущество. Безнадзорные животные.
  • 72. Основания возникновения и прекращения права собственности.
  • 74. Товарный знак, знак обслуживания, производственная марка.
  • 75. Нематериальные блага как объекты гражданских прав.
  • 76. Деньги и ценные бумаги как объект гп.
  • 77. Понятие и виды объектов гражданских прав.
  • 78. Вещи как объекты гражданских прав
  • 80. Заключение договора на торгах.
  • 81. Понятие предпринимательской деятельности по гк рф
  • 82 Владение, пользование и распоряжение общей собственностью.
  • 84. Заключение договора в обязательном порядке.
  • 85 Свобода договора, договор и закон
  • 87 Залог как способ обеспечения обязательств.
  • 88 Договор поручительства
  • 90. Задаток
  • 92 Убытки как мера гражданско правовой ответственности: понятие виды. Убытки и неустойка.
  • 93. Прекращение обязательств: понятие и основания
  • 30. Недействительность сделки, совершенной с целью, противной основам правопорядка и нравственности

    Сделки, совершаемые с целью, заведомо противной основам правопорядка и нравственности, представляют собой квалифицированный состав недействительной сделки, не соответствующей требованиям закона. Иными словами, к составу недействительной сделки с пороком содержания добавляется квалифицирующий субъективный момент - цель. Следовательно, при установлении факта нарушения требований закона в условиях сделки такая сделка признается недействительной, но если при этом сделка была совершена с целью, заведомо противной основам правопорядка и нравственности, то наступают более жесткие последствия, предусмотренные законом - взыскание всего полученного в доход государства.

    Карательные санкции к одной или к обеим сторонам могут быть применены при наличии следующих условий: 1) карательные санкции применяются при наличии умысла хотя бы у одной из сторон, 2)для применения карательных санкций достаточно, чтобы хотя бы одна из сторон произвела исполнение или во всяком случае приступила к исполнению по такой сделке. 3) карательные санкции применяются к стороне, умышленно совершившей такую сделку. С учетом всех этих обстоятельств в доход государства будет взыскано либо все полученное по сделке, либо все причитавшееся в возмещение полученного, либо, наконец, и то и другое. Так, если с умыслом действовали обе стороны, но одна из сторон исполнение произвела, а другая не произвела, то со стороны, получившей исполнение по сделке, будет взыскано в доход государства как все ею полученное, так и все, что она сама должна была исполнить по сделке.

    Мнимые и притворные сделки - сделки с отсутствием основания, т. е. того типового юридического результата, который должен был бы иметь место в действительной сделке. Подобные сделки, как правило, совершаются с целью создать видимость правовых последствий, не желая их наступления в действительности. Мнимые сделки ничтожны. Несколько иначе выглядит притворная сделка. В ней также отсутствует основание -стороны стремятся достигнуть отнюдь не того правового результата, который должен возникнуть из совершаемой сделки. В этой ситуации имеется две сделки: одна притворная, а другая та, которую стороны действительно имели в виду. Таким образом, притворная сделка как бы прикрывает своей формой истинную сделку. Поскольку притворная сделка не имеет основания, она недействительна. Если прикрываемая сделка не противоречит требованиям закона и иных правовых актов, то она действительна и порождает соответствующие права и обязанности, если же имеется правонарушение, то она признается недействительной

    31. Недействительность сделки с пороками в субъекте. Виды таких сделок. Последствия признания их недействительными.

    Сделки с пороками в субъекте следует подразделить на две группы: 1) связана с недееспособностью граждан, а вторая - со специальной правоспособностью юридических лиц либо статусом их органов.Правоспособность юридических лиц, в отличие от правоспособности граждан, может быть не общей, а специальной!

    Недействительность сделок, участниками которых являются граждане, основывается на тех же критериях, что и общие правила с возникновении дееспособности, а именно на таких критериях, как возраст и психическое отношение к совершаемым действиям. По этим критериям законом сформулированы следующие составы недействительных сделок: а) сделки, совершаемые гражданином, признанным недееспособным, б) сделки, совершаемые гражданином, ограниченным судом в дееспособности, в) сделки, совершаемые несовершеннолетним в возрасте до 14 лет, г) сделки, совершаемые несовершеннолетним в возрасте старше 14. По таким сделкам дееспособная сторона обязана, помимо исполнения общего требования по недействительным сделкам, возместить другой стороне реальный ущерб, понесенный в результате заключения недействительной сделки.

    Сделки, совершенные гражданином, признанным недееспособным, а также малолетним, т.е. не достигшим 14-летнего возраста, являются недействительными с момента их заключения, однако закон предусматривает возможность признания за этими сделками юридической силы, если сделка совершена к выгоде малолетнего или недееспособного гражданина. Для этого лица, уполномоченные законом его представлять,- родители (усыновители) или опекуны должны предъявить в суде требование о признании совершенной их подопечным сделки действительной.

    Обратная ситуация со сделками, совершенными несовершеннолетними старше 14 лет и гражданами, ограниченными судом в дееспособности вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами. Поскольку у этих лиц имеется хоть частичная дееспособность, то недействительными могут быть признаны только сделки, требующие в соответствии с законом согласия родителей, усыновителей или попечителей на их совершение.

    Законом предусмотрено два состава недействительных сделок юридических лиц сделки, выходящие за пределы специальной правоспособности юридического лица, и сделки, совершенные органами юридического лица с превышением их полномочий. Закон признает действительными сделки, совершенные с нарушением правил о правоспособности юридических лиц, если другая сторона в сделке об этом не знает.

    Требование о признании сделок юридического лица недействительными в связи с нарушением его правоспособности может быть заявлено либо самим юридическим лицом, либо его учредителем (участником), либо государственным органом, осуществляющим контроль или надзор за деятельностью юридического лица, например, налоговой инспекцией, прокуратурой и т. д.

    Полномочия лица на совершение сделки могут быть ограничены договором, а полномочия на совершение сделки органом юридического лица также его учредительными документами.

    Похожие публикации