Международное право в системе рф. Международное и внутригосударственное (национальное) право. Понятие и признаки государства

Международное право в системе рф. Международное и внутригосударственное (национальное) право. Понятие и признаки государства

Политики неизбежно влечет за собой взаимодействие международного и внутригосударственного (национального) права.

Огромную роль в вопросах поддержания и улучшения этого взаимодействия играет тот факт, что страны выступают в нормотворческих процессах одновременно как творцы внутригосударственных норм, так и международно-правовых норм. При этом если первые воплощают в основном личные интересы государства, то вторые - взаимосогласованные интересы. В соответствии с этим появляются:

  • с одной стороны, законы и другие нормативные акты,
  • с другой стороны - полноценные межгосударственные договоры, которые становятся ценным источником международного права.

Терминологическим выражением участия страны в функционировании определенной правовой системе актов считается их официальное обозначение; применительно к нашему государству - это законы РФ (ранее СССР) и международные договоры России.

Деление на внутригосударственное и международное право как на две отдельных самостоятельных системы, вполне можно отнести и к способам нормотворчества, и к формам существования различных правовых норм, и к правоприменительной практике в целом. Но при этом данные системы весьма тесно взаимодействуют между собой практически до внедрения международно-правовых норм в области внутригосударственных взаимоотношений. Это позволяет говорить о том, что наметилась тенденция перехода норм одной системы в другую. Это иллюзорное представление породило концепцию трансформации международно-правовых норм в национально-правовые нормы, а международных договоров во внутригосударственное законодательство.

В соответствии с данной концепцией международные договоры вследствие их ратификации, утверждения либо просто официального опубликования преобразуются во внутригосударственные законы. Это характерно и для многих соответствующих норм.

Конституция РФ о международном праве

Действующая Конституция РФ предполагает, что общепризнанные основы и нормы международного права и международные договоры РФ считаются значимой деталью ее правовой системы.

Замечание 1

Понятно, что термин «правовая система» во многом отличен от термина «право», поскольку первый представляется более насыщенной категорией, вмещающей в себя вместе с правом (как совокупностью юридических норм) и правоприменительный процесс, а также складывающийся на их базе правопорядок.

С этой позиции формулировка Конституции России видится ощутимо другой, чем в иностранных конституциях, и выдает основания для такой прописки признанных норм, при которой они не вторгаются напрямую во внутригосударственный нормативный комплекс, в отечественное законодательство, а взаимодействуют с ним в правоотношениях, в правоприменительном процессе, в структуре правопорядка.

Функциональное назначение конституционной нормы видится в признании конкретного деяния международно-правовых норм в области внутригосударственной работы и внутригосударственной юрисдикции, в предписании конкретного использования данных норм различными субъектами, среди которых числятся:

Это обусловлено тем, что в Конституции РФ так или иначе закреплены общепризнанные международные нормы. Сама же Конституция в какой-либо отдельной своей части отражается в иных конституционных нормах и множественных законодательных актах РФ, которые учитывают их совместное с международными договорами использование.

Самостоятельное же юридическое положение международных норм, принципов и договоров подчеркивается их особенным статусом при приоритетном использовании порой несоответствующих и даже в чем-то противоречащих им норм и законов.

Соответствие законодательства России международным нормам

В законодательстве России (бывшего СССР) прочно утвердилось правило приведения национальных норм в соответствие с международными договорами и иными источниками международного права. В основу этого положен как отмеченный принцип, так и точные положения международных договоров, которые непосредственно ориентируют их участников на такие действия.

Замечание 2

В связи с этим вполне можно выделить, с одной стороны, управомочивающие нормы, по которым принятие законов обусловлено усмотрением компетентных государственных органов, а с другой стороны, предписывающие нормы, которыми на правительство возлагаются сформулированные обещания.

Сегодня для приведения российского законодательства в соответствие с международными договорами используются такие формы, как:

  1. исследование и принятие сознательно новых законодательных актов, раньше не распространенных в правовой системе страны (например, Декларация прав и свобод человека и гражданина от 22 ноября 1991 г.);
  2. принятие законов, заменяющих раньше действовавшие и значительно изменяющих нормативное содержание (так, например, Таможенный кодекс РФ от 18 июня 1993 года заменил ранее действовавший Таможенный кодекс СССР 1991 года);
  3. принятие актов, вносящих выборочные конфигурации и дополнения в действующие законодательные акты.

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Федеральное агентство по образованию

Сибирская государственная автомобильно-дорожная академия (СибАДИ)

Кафедра экономики и права

Контрольная работа

По дисциплине: «Правоведение»

На тему: Система Российского права. Роль международного права

Работу выполнил:

студент группы: АДб-12-Z3

Звягинцева А.С.

Омск 2014

Введение

1. Понятие и сущность права

2. Система российского права

3. Отрасли права

5. Роль международного права

Заключение

Список используемой литературы

Введение

Современную правовую систему РФ можно отнести к романо-германской правовой семье.

Основным источником права являются законы и другие нормативные правовые акты. В России как в государстве федеральном законодательство делится на федеральное и законодательство субъектов РФ. Разграничение предметов ведения между РФ, субъектами Федерации и органами местного самоуправления установлено в ст. 71-73 Конституции РФ.

В исключительном ведении РФ находятся: регулирование прав и свобод человека и гражданина; формирование федеральных органов государственной власти; установление правовых основ единого рынка; финансовое, валютное, кредитное, таможенное регулирование, федеральные налоги и сборы; внешняя политика и иные вопросы.

К совместному ведению РФ и субъектов РФ отнесены: общие вопросы воспитания, образования, науки, культуры, физической культуры и спорта; координация вопросов здравоохранения; социальная защита и иные вопросы.

Вне пределов ведения РФ и совместного ведения субъекты РФ обладают всей полнотой государственной власти. Во главе правовой системы России стоит Конституция РФ; далее следуют федеральные конституционные законы, иные федеральные законы, указы Президента РФ, постановления Правительства РФ, подзаконные нормативные акты отраслевых министерств и ведомств. Также действуют регламенты Совета Федерации и Государственной думы.

К правовым актам субъектов РФ относятся конституции (уставы) субъектов РФ, законы субъектов РФ, указы президентов республик в составе РФ, указы, постановления и распоряжения губернаторов и других глав администраций субъектов РФ, постановления правительств субъектов РФ и иные акты нормативного характера законодательных органов субъектов РФ.

Что касается правовых актов органов местного самоуправления, то их виды, порядок принятия и вступления в силу определяются уставом муниципального образования.

Важное место в правовой системе России занимают руководящие разъяснения Пленума Верховного суда РФ, заключения Конституционного суда РФ.

Иногда применяется в качестве источника права правовой обычай (обычаи делового оборота в гражданском праве).

Частью 3 ст. 11 Конституции РФ предусмотрена возможность заключения договоров о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти РФ и органами государственной власти субъектов РФ. Сторонами такого договора являются федеральные органы государственной власти и уполномоченные законом соответствующего субъекта РФ его органы государственной власти.

Заключаемые договоры и соглашения не могут передавать, исключать или иным образом перераспределять установленные Конституцией РФ предметы ведения РФ и предметы совместного ведения.

Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью ее правовой системы.

1. Понятие и сущность права

право международный россия

Право, как и государство, является продуктом общественного развития. Юридически оно оформляется в гос-но-организационном обществе как основной нормативный регулятор общественных отношений.

Право - это система юридических норм, обеспечивающая защиту и развитие политической и духовной жизни граждан. Это система норм исходящая от государства, выражающая волю и интересы определенных слоев населения либо большинство общества, сформулированные в специальных гос. документах - нормативных актах; система норм и правила поведения охраняются от нарушений не только силой общественного мнения, но и мерами гос. принуждения.

Этапы формирования права можно выделить в три основные фазы:

1.фаза зарождения, «мононормы»- единые правила;

2.фаза оформления системы правил (норм);

3.фаза письменной кодификации права.

Признаки права - волевой характер права: свобода людей, всеобщий характер справедливости, правовое равенство и т.д.

1.признак права - социальность - это первичное содержание права, обеспечивающее общесоциальную и классовые функции, все сферы общества;

2. признак права - нормативность - система норм правил поведения, характеризующие определенной логической структурой (гипотеза, диспозиция, санкция);

3. признак права - обязательность - правовые нормы обеспечиваются возможностью государственного принуждения;

4. признак права - формальная определенность - правовые нормы фиксируются в письменном виде, в специальной форме - законы, кодексы и т.д.;

5. признак права - процедурность - это связь права с госаппаратом: судом, милицией;

6. признак права - неперсонифицированность - нормы права не имеют индивидуального персонифицированного адресата, а направлены неопределенному, абстрактному кругу лиц;

7. признак права - институционность - появление права связано с признанием гос. тех или иных самоорганизационно возникших правил поведения (обычаев);

8. признак права - объективность - верная передача информации, беспристрастность.

Принципы права - это основные исходные положения, юридически закрепляющие объективные закономерности общественной жизни.

Виды принципов права:

1.Общие принципы - это основные начала, которые определяют наиболее существенные черты права в целом, его содержание и особенности как регулятора общественных отношений. К числу общих принципов права относится: принцип социальной свободы, справедливости, демократизма и гуманизма, равноправия и ответственности за вину, законность и единство юридических прав и обязанностей;

2.Межотраслевые правовые принципы - руководящие начала, относящиеся к нескольким родственным отраслям права (уголовно-процессуального, гражданско-процессуального);

3.Отраслевые правовые принципы - руководящие начала, характеризующие особенности конкретной отрасли права (гражданского, трудового, семейного, админ., уголовного права).

Функции права - это основные направления его воздействия на общественные отношения, на поведение людей.

Важнейшая задача системы права любой цивилизованной страны - упорядочивание общественных отношений, введение их в рамках социальной свободы и справедливости. Эту задачу право решает - посредством:

Регулятивной функцией - это такое направление правого воздействия, которое призвано обеспечить четкую организацию общественных отношений, их функционирование и развитие в соответствии с потребностями общественного прогресса.

Охранительной функцией - это такое направление правового воздействия, которое нацелено на охрану положительных и вытеснения вредных для общества отношений.

Источники (формы)права - это правила, созданные обществом и одобренное государством посредством придания им некоторой оболочки, защищаемые государственным принуждением, представляют собой источник права.

Виды форм права:

1.Обычаи - сложившее правило поведения, которое существует и применяется длительное время, но только те обычаи, которые к нормам права субсидиарно, т.е. их применение разрешено гос. законами;

2.Судебный претендент (практика)- предшествующий. Это решение суда по конкретному делу, обязательное при решении аналогичных дел в последующем этим же судом или ниже стоящими судами;

3.Нормативно-правовые акты - это письменный документ, принятый гос. органами, имеющий официальный характер и обязательную силу.

2. Система Российского права

Изучение права предполагает общее представление о системе права, т.е. о строении права, о его структурных частях.

Система права -- подразделение всей совокупности правовых норм на отрасли права (конституционное, административное, гражданское, уголовное, семейное и т.д.) и институты права (избирательное право, институт собственности, институт необходимой обороны и т.д.) в зависимости от предмета (объема и сложности регулируемых общественных отношений) и метода регулирования (метод прямых предписаний, метод дозволений, диспозитивный метод и проч.).

Отрасли права -- большие совокупности правовых норм, которые регулируют своим особым методом одинаковые по своему характеру выделившиеся в особую большую группу общественные отношения.

Институт права -- тоже совокупность норм, но уже в рамках отрасли права.

Юристы выделяют и подотрасли права. Например, в рамках гражданского права указывают на авторское право, наследственное право или в рамках земельного права выделяют водное и т.д.

Ведущее место в системе национального права отводится конституционному праву. Это объясняется тем, что конституционное право регулирует наиболее важные отношения, связанные с государственным устройством, закреплением и охраной прав человека и гражданина. Далее эта, как и некоторые другие отрасли права, будут охарактеризованы подробно. Традиционно большую роль в жизни общества играет трудовое право. Оно регулирует отношения рабочих и служащих в процессе их трудовой деятельности (заключение и расторжение трудовых договоров, условия работы, трудовые споры и т.д.). Сегодня на роль значимой отрасли претендует экологическое право. Всегда важно для защиты своих прав и свобод знать основные положения процессуальных отраслей -- уголовно-процессуального, гражданско-процессуального и др. В процессуальных нормах содержатся положения, устанавливающие порядок совершения определенных действий, сроки их совершения и иные условия.

С давних времен существует деление права на публичное и частное. Публичное право регулирует отношения, в которых хотя бы одной из сторон является государство. Отношения между гражданами и, в частности, производственная и потребительская сферы, имущественные отношения требуют частноправового регулирования. В качестве критерия разграничения частного и публичного права уместно указать на разницу в методах правового регулирования. Для публичного права характерен метод централизации (субординации, властеподчинения), а для частного -- метод децентрализации (координации, автономии, равноправия). Требования публичного права императивны, не допускают отступлений, каких-либо договоренностей участников правоотношений.

3. Отрасли права

Система права есть внутренне строение действующего в государстве права, отражающее единство составляющих его норм и их разграничение на отрасли, институты и подотрасли права.

Отрасль права -- элемент системы права, представляющий собой совокупность норм права, регулирующих качественно однородную группу общественных отношений. Отрасль характеризуется своеобразием предмета и метода правового регулирования.

В свою очередь отрасль права подразделяется на отдельные взаимосвязанные элементы, которые называются институтами права.

Основаниями для деления права на отрасли считаются:

предмет правового регулирования -- однородная и отделимая от других группа общественных отношений;

метод правового регулирования -- совокупность приемов, способов воздействия на общественные отношения;

способность к взаимодействию с другими отраслями права как подсистемами одного и того же уровня. Это третий признак отрасли российского права.

В системе права выделяют отрасли материального и процессуального права. Отрасли материального права оказывают непосредственное воздействие на общественные отношения путем прямого, непосредственного правового регулирования. Объектом материального права выступают имущественные, трудовые, семейные и иные материальные отношения. Большинство отраслей права относится к категории материального:

конституционное (государственное) право;

административное право;

гражданское право;

предпринимательское право;

трудовое право;

финансовое право;

уголовное право;

экологическое право;

семейное право;

право социального обеспечения и др.

Процессуальное право регулирует порядок, процедуру осуществления прав и обязанностей сторон. Оно регулирует отношения, возникающие в таких процессах как: расследования преступлений, рассмотрения и разрешения уголовных, гражданских, арбитражных дел, а также дел об административных правонарушениях, и дел, рассматриваемых в порядке конституционного судопроизводства. Процессуальное право закрепляет процессуальные формы, необходимые для осуществления и защиты материального права.

К процессуальным отраслям права относятся:

гражданско-процессуальное право;

уголовное процессуальное право;

арбитражный процесс (особенность России).

Процессуальные нормы существуют практически в любой отрасли, но не все из них выделяются в самостоятельную отрасль. Ближе всего к выделению -- нормы административного процесса. Обе системы отраслей тесно связаны, хотя процессуальное обслуживает материальное право.

Наряду с основными отраслями права в системе российского права нередко выделяют так называемые комплексные отрасли. Эти отрасли формируются на стыке двух или нескольких основных отраслей права, как правило, они складываются из некоторых основных отраслей права. К ним относятся: предпринимательское право, коммерческое, банковское, транспортное, аграрное (или сельскохозяйственное) право. В составе наиболее крупных отраслей права есть подотрасли. В составе гражданского права выделяется жилищное, авторское, наследственное.

Отрасль права представляет собой связанную едиными принципами и функциями подсистему правовых норм, которые с использованием свойственных им юридических способов и средств регулируют определенную широкую сферу (область) однородных общественных отношений.

Правовые нормы, составляющие право, несмотря на их внешнее различие, тесно взаимосвязаны и внутренне согласованы между собой. Они образуют единую систему. Система права представляет собой внутреннее строение права, которое выражается в разделении единых и согласованных правовых норм на отрасли права, подотрасли и правовые институты. Основанием для разграничения отраслей права являются предмет и метод правового регулирования.

Отрасль права -- это упорядоченная совокупность юридических норм, регулирующих определенный род (сферу) общественных отношений.

Если система права складывается из отраслей, то сами отрасли состоят из подотраслей, институтов и норм права.

Подотрасль права - это обособленная часть отрасли права, которая регулирует особые крупные подразделения общественных отношений, входящих в сферу отношений, регулируемых отраслью права. Это, например, авторское, наследственное право в гражданском праве, водное, горное право в земельном праве. Подотрасль права - необязательный, факультативный элемент структуры права, поскольку в некоторых отраслях (например, в гражданском процессуальном, уголовно-процессуальном праве) подотраслей не выделяют.

Предмет правового регулирования -- это однородные отношения в определенной отрасли общественной жизни, которые регулируются нормами права, то есть предмет это определенный вид общественных отношений. Предмет правового регулирования отвечает на вопрос, что регулируется нормами права. Каждая отрасль имеет свой предмет регулирования. Например, государственное (конституционное) право регулирует отношения, закрепляющие основы государственного и общественного строя нашей страны, гражданское право регулирует различные имущественные отношения.

Дополнительным основанием, четко разграничивающим отрасли права между собой, является метод правового регулирования, т.е. совокупность средств и методов, посредством которых право воздействует на общественные отношения. Метод правового регулирования характеризуется:

Каким образом устанавливаются права и обязанности лиц --

участников отношений (права и обязанности участников могут возникать из закона, договора и других оснований);

Насколько самостоятельны участники при возникновении прав и обязанностей, закон ли устанавливает объем прав и обязанностей, или участники определяют этот объем самостоятельно. Поэтому, например, в гражданском праве отношения участников строятся на основе равноправия, а в административном праве -- на основе власти и подчинения;

Способами защиты прав и средствами обеспечения обязанностей. Права участников отношений могут быть защищены, например, в судебном порядке -- путем обращения в суды общей юрисдикции, арбитражные суды. Средства защиты могут быть гражданско-правовыми, уголовно-правовыми, а также другими способами воздействия на поведение участников. Но ни одна отрасль права не обладает только ей присущими методами, например, имущественные отношения регулируются гражданским правом и административным. В данном случае необходимо обратить внимание на метод правового регулирования -- для гражданского права характерно равенство сторон, в административном праве существует метод властного предписания, здесь на лицо неравенство сторон. Предмет метод правового регулирования являются, по общему правилу, критериями для разграничения права на отрасли, подотрасли и правовые институты.

Отрасли права могут относиться к области частного или публичного права и к «материальному» или процессуальному праву. В каждой стране система права складывается исторически. Ее строение зависит от целого ряда условий: социально-экономической строя, политических предпосылок, национальных особенностей и т.д.

4. Понятие международного права

В настоящее время в мире существуют два типа правовых систем -- международное право и внутреннее право государств.

Будучи равнопорядковыми юридическими явлениями и существуя независимо друг от друга, международное право и национальное право отдельных государств имеют общие черты, присущие им как самостоятельным системам права.

Во-первых, они представляют собой совокупность юридических принципов и норм (обязательных для субъектов правил поведения), выполнение которых может быть обеспечено принудительно.

Во-вторых, международное право и внутригосударственное право обладают сходной структурой: в этих правовых системах имеются основные принципы, пронизывающие все их правовое пространство; они делятся на отрасли, подотрасли, институты; и, наконец, «первичным элементом» обеих систем являются правовые нормы.

В-третьих, и международное право, и внутригосударственное право используют практически одни и те же юридические конструкции и термины. Однако поскольку каждая правовая система обладает своей спецификой, международно-правовые понятия и категории не всегда идентичны имеющимся в национальном праве.

В то же время международное и внутригосударственное право представляют собой самостоятельные системы права. Помимо общих черт имеются качественные отличия, признаки, характерные для каждой правовой системы. В их числе: отличия по предмету регулирования, способам создания и обеспечения правовых норм, источникам, субъектам права и другим характеристикам.

1) По предмету регулирования.

Как известно, внутригосударственное право призвано, прежде всего, регулировать отношения между субъектами национального права отдельных государств. Эти отношения, как правило, ограничиваются пределами государственной территории и рамками внутренней компетенции.

Международное право, напротив, регламентирует главным образом взаимоотношения субъектов международного права (государств, народов, борющихся за свою независимость, международных организаций, государствоподобных формирований). Правда, в некоторых случаях международное право регулирует отношения с участием физических и юридических лиц, например, правоотношения, возникающие при международной купле-продаже, перевозке пассажиров и грузов и т.д. Однако основной предмет регулирования международного права лежит за пределами внутренней компетенции государств.

2) По способу создания правовых норм.

Нормы национального права создаются чаще всего в результате односторонней государственно-властной деятельности; основное направление правового регулирования -- «вертикальное», «сверху -- вниз». Адресаты норм внутригосударственного права в большинстве случаев в их создании не участвуют.

Нормы международного права, напротив, создаются «горизонтально», его субъектами на основе свободного волеизъявления участников международного общения.

3) По источникам права (формам воплощения международных норм).

Любые правовые нормы зафиксированы в различных юридических формах.

Внутригосударственные нормы сформулированы в виде нормативных актов, нормативных договоров, обычаев и т.д.

Международно-правовые нормы выражены в форме международных договоров, международных обычаев, актов международных конференций и совещаний, в документах международных организаций.

Необходимо отметить, что в последнее время в российской пра­вовой системе стали активно использоваться источники, сходные по форме с международно-правовыми. Речь идет о соглашениях между органами власти РФ и субъектов РФ, а также договорах субъектов Федерации между собой. Органы власти отдельных субъектов РФ склонны рассматривать данные договоры в качестве международно-правовых. Однако субъекты Федерации не являются субъектами права международных договоров, а регулируемые этими договорами отношения не выходят за рамки чисто внутригосударственных, поэтому указанные соглашения не могут быть признаны международными договорами; они имеют характер источников внутригосударственного права (подробнее см. гл. 4 настоящего пособия).

4) По субъектам права.

Субъектами внутригосударственного права являются: государство, государственные органы и должностные лица, субъекты федерации, органы местного самоуправления, юридические и физические лица и т.д.

Круг субъектов международного права отличается от субъектов внутригосударственного права. Специфика международного права как особой системы права выражается, в частности, и в том, что его субъекты выступают не только адресатами международно-правовых норм, но и их создателями (подробнее см. гл. 5). В некоторых случаях международно-правовые нормы регулируют деятельность субъектов национального права. Однако правосубъектность этих лиц производна от воли основных субъектов международного права, принявших соответствующие международно-правовые нормы, поэтому они не являются субъектами права международных договоров и не могут рассматриваться в качестве субъектов международного права.

5) По способу обеспечения исполнения норм.

Нормы внутригосударственного права обеспечиваются принуди­тельной силой государства. В международных отношениях отсутствует образование, стоящее над всеми субъектами международного права, «надгосударство», поэтому обеспечение исполнения международно-правовых норм производится самими субъектами международного права (индивидуально или коллективно).

Учитывая вышеизложенное, международное право можно определить как особую систему права -- совокупность международно-правовых принципов и норм, создаваемых субъектами международного права и регулирующих отношения между государствами, народами, борющимися за свою независимость, международными организациями, государствоподобными образованиями, а также, в некоторых случаях, отношения с участием физических и юридических лиц.

С некоторых пор в России начинает приобретать особое значение международное право.

Международное право представляет собой совокупность норм и принципов, устанавливающих права и обязанности государств в процессе их взаимного общения.

Среди важнейших принципов международного права называют принцип суверенного равенства государств, принцип неприменения силы и угрозы силой, нерушимости границ, территориальной целостности государства, мирного разрешения международных споров, невмешательства во внутренние дела, принцип всеобщего уважения прав человека, самоопределения наций и народов, принцип сотрудничества, добросовестного выполнения международных обязательств.

В составе международного права выделяют право международных договоров, дипломатическое право, морское право, воздушное право, атомное право, международное космическое право. Ту часть международно-правовых норм, которая имеет своим предметом права мирного населения, военнопленных, защиту прав человека в чрезвычайных условиях и т.п., объединяют под наименованием международного гуманитарного права. Всем известны основные международные организации, такие, например, как ООН, ОБСЕ и другие, которые призваны обеспечивать действие международного права. Активнее стали функционировать соответствующие судебные инстанции. Россия стала участником ряда европейских соглашений. Она входит, в частности, в Совет Европы.

Советская доктрина в свое время хотя и признавала значение международного права и ряда международных организаций, но решительно возражала против первенства международно-правовых норм перед внутригосударственными. Считалось нарушением государственного суверенитета ставить международное право выше норм конституционного права любого государства. Советские ученые в большинстве своем отрицали также признание гражданина (индивида) субъектом международного права. На все были свои идеологические и политические причины.

Сегодня вопрос получил конституционное решение. Часть 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации зафиксировала два принципиальных положения. Во-первых, в правовую систему Российской Федерации в качестве ее составной части входят теперь общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации. Во-вторых, если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотрены российским законом, то применяются правила международного договора.

Таким образом, примат в настоящем смысле этого слова над внутренними законами имеют только международные договоры Российской Федерации. Что же касается международного права, то оно просто объявляется как бы внутренним. И не все, а только определенная часть его. На практике всякий раз возникает вопрос, являются те или иные принципы и нормы международного права общепризнанными. Во всяком случае, суды теперь, в особенности Конституционный Суд Российской Федерации, обосновывают свои решения, в том числе и ссылками на нормы и принципы международного права.

Повышение роли международного права связано с процессами интернационализации, расширения международных связей, сотрудничества народов в самых разных областях своей жизни. Государства объединяются в самые разные союзы и сообщества. Вырабатываются единые стандарты поведения. Придается громадное значение международно-правовой защите прав и свобод человека и гражданина. Единство мира делает необратимыми процессы сближения национальных правовых систем на базе взаимодействия с системой международного права.

5. Роль (функции) международного права

В международно-правовых документах отсутствует понятие роли, функций международного права и их классификация. В доктрине международного права наиболее часто используется термин «функционировние», определяемый как процесс реализации функций, либо термин «функция» отождествляется с «задачей» или «целью». Имеющиеся определения функций международного права базируются на понятии функции, выработанном общей теорией права, согласно которой функция -- это направление правового воздействия, выражающее роль права в организации (упорядочении) общественных отношений.

Применительно к международному праву профессор Г.И. Тункин дал следующее определение функций в 7-томном курсе международного права: «Направление или характер воздействия, которое международное право оказывает в процессе взаимодействия с другими явлениями». Профессор И.И. Jlyкашук в своем авторском учебнике конкретизирует понятие функций как воздействие международного права на социальную среду, определяемое его общественным назначением, обусловив это тем, что характер социальных функций выражает природу права.

Классификация функций, приводимых в теории международного права, разнообразная. Так, профессор Г.И. Тункин в качестве общей основной функции международного права называл обеспечение функционирования межгосударственной системы в параметрах, определяемых международным правом. Реализация основной функции осуществляется с помощью стабилизирующей и созидательной функций международного права. Выделяется также программная функция международного права.

Профессор И.И. Лукашук главными функциями считает: социальную, направленную на обеспечение существующих международных отношений, и юридическую, состоящую в правовом регулировании межгосударственных отношений. Кроме того, в качестве самостоятельных функций называются функция противодействия появлению новых отношений, противоречащих целям и принципам международного права, информационно-воспитательная, функция интернационализации, направленная на расширение и углубление взаимосвязи между государствами.

Профессор Ю.М. Колосов выделяет четыре функции: координирующую, регулирующую, обеспечительную, охранительную. Очевидно, что при всем терминологическом разнообразии указанных функций содержательно они совпадают. Представляется, что более полно отражает сущностные характеристики функций международного права их классификация на регулирующую, обеспечительную, охранительную, программную, информационно-образовательную.

Основной функцией международного права является регулирующая функция, обеспечивающая функционирование всей системы международных отношений. Указанная функция реализуется преимущественно путем заключения международных договоров двустороннего и многостороннего характера во всех сферах сотрудничества государств, международных межправительственных организаций и иных акторов международных отношений, устанавливающих права и обязанности участников таких соглашений. Причем содержание правил поведения на международной арене вырабатывается в процессе взаимодействия внешней политики государств, отражающей их национальные интересы, и международного права.

Влияние внешней политики государства проявляется в позиции государства при разработке текста договора и признании обязательности договорных либо обычных норм. Влияние международного права выражается в том, что реализация внешнеполитических задач любым государством может осуществляться лишь в рамках принципов и норм международного права, исключающих диктат и насилие со стороны государства либо группы государств, признающих лишь дипломатические методы (переговоры, консультации) пригодными для достижения взаимоприемлемого баланса интересов при разрешении международных проблем.

Влияние международного права на формирование внешней политики государства наглядно проявляется в концепции национальной безопасности, традиционно разрабатываемой государствами. В частности, в Концепции национальной безопасности Республики Беларусь, утвержденной Указом Президента Республики Беларусь от 17 июля 2001 г.1 (далее - Концепция национальной безопасности Республики Беларусь от 17 июля 2001 г.), подчеркивается, что «обеспечение национальной безопасности основывается на законности, предполагающей соблюдение норм международного права и национального законодательства». В качестве приоритетных направлений в обеспечении безопасности Республики Беларусь в военной сфере определяется «участие в системах международной безопасности в рамках Договора о создании Союзного государства и Договора о коллективной безопасности, участие в процессах разоружения и контроля над вооружениями в рамках международных договоров» (п. 4.3 Концепции национальной безопасности Республики Беларусь от 17 июля 2001 г.), в информационной сфере - «участие в международных соглашениях, регулирующих на равноправной основе мировой информационный обмен, в создании и использовании межгосударственных и международных глобальных информационных сетей и систем» (п. 6.3 Концепции национальной безопасности Республики Беларусь от 17 июля 2001 г.).

Следует отметить, что регулирующая функция не только устанавливает юридические параметры обязательного поведения участников международных отношений, но и включает нормы морали. Правила морали -- одни из самых ранних по времени применения во взаимоотношениях государств. Причем на формирование моральных установок оказали определяющее влияние религиозные постулаты, такие как неприменение насилия, терпимость, справедливость, человеческое достоинство. В настоящее время под международной моралью понимаются правила, с которыми должны считаться государства, нации (народы) и другие участники международных отношений в силу их признания мировым сообществом, несоблюдение которых вызывает его осуждение.

Нормы международной морали получили воплощение в таких принципах международного права, как справедливость и добросовестность, широко используемых на всех стадиях международного правотворчества, начиная от разработки международного договора и кончая его выполнением. Нормы морали нашли отражение в Уставе ООН. Так, в Преамбуле Устава провозглашается, что все народы должны «проявлять терпимость и жить вместе в мире друг с другом, как добрые соседи», создавать условия, при которых может соблюдаться справедливость и уважение к международным обязательствам, вытекающим из договоров и других источников международного права.

Нормы морали применяются для обеспечения выполнения государствами резолюций международных межправительственных организаций, имеющих рекомендательный характер (например, резолюций ГА ООН), а также заключений комитетов (Комитет по правам человека, Комитет по конвенциям и рекомендациям ЮНЕСКО), осуществляющих контрольные функции в области соблюдения государствами обязательств по правам человека, несоблюдение которых вызывает моральное осуждение. В современный период выполнение моральных норм является критерием цивилизованного поведения государства в международных отношениях. Моральные нормы применяются в практике деятельности международных судов при рассмотрении межгосударственных споров. Так, в Статуте Международного Суда ООН (ст. 38) указывается на то, что Суд может разрешать дело ex aequo et bono (по совести) при согласии на это сторон.

Поведение участников международных отношений, особенно государств, регулируются и правилами международной вежливости. Например, в области морского судоходства (взаимные салюты кораблей в открытом море), в дипломатических отношениях (дипломатический протокол). Хотя правила международной вежливости -- это исторически сложившиеся традиции, они могут трансформироваться в международно-правовые нормы, в случае закрепления их в международном договоре или в законодательстве государств.

Регулирующая функция направлена, как видно из вышеизложенного, на закрепление, стабилизацию и установление новых форм и сфер международного сотрудничества, способствуя развитию международных отношений. Поэтому нельзя согласиться с точкой зрения американского ученого Т. Моргентау, утверждавшего, что международное право является статичной социальной силой. Стабилизирующая и созидательная роли международного права тесно связаны, что можно проиллюстрировать на примере Конвенции ООН по морскому праву 1982 г., которая не только закрепила практику государств, но и внесла новые нормы, касающиеся пользования исключительной экономической зоны, ресурсами дна мирового океана.

Важную роль играет обеспечительная функция международного права, направленная на разработку международно-правовых норм и механизмов, побуждающих субъектов международного права, преимущественно государства, выполнять международные обязательства. С этой целью в международных соглашениях, особенно в области прав человека, борьбы с преступностью, по гуманитарному праву, закрепляются положения о необходимости «принятия таких законодательных или других мер, которые могут оказаться необходимыми для осуществления» международных обязательств (ст. 2 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г.). Поэтому степень эффективности соблюдения государствами международных обязательств зависит от разработанности механизма реализации (имплементации) норм международного права. Так, в Законе Республики Беларусь от 23 июля 2008 г. № 421-3 «О международных договорах Республики Беларусь» содержится глава 4 «Исполнение международных обязательств Республики Беларусь», включающая статьи, в которых определяется статус международных договоров Республики Беларусь, вступивших в силу как части «действующего на территории Республики Беларусь законодательства» (ст. 33) и детально регламентирующих процедуру выполнения международных обязательств (ст. 34-35).

Для контроля за соблюдением норм международного права (особенно договорных) в рамках международных межправительственных организаций учреждаются специальные органы (Совет по правам человека - в ООН, Комитет по конвенциям и резолюциям -- в ЮНЕСКО, Комитет экспертов по конвенциям и рекомендациям - в МОТ). Специальные органы созданы на базе международных договоров, особенно в области:

Прав человека (Комитет по правам человека - согласно Международному пакту о гражданских и политических правах 1966 г.; Европейский суд по правам человека - согласно Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г.);

Гуманитарного права (Держава-покровительница; Комиссия по установлению фактов);

Разоружения (Организация по запрещению химического оружия - согласно Конвенции о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении 1993 г.);

Защиты окружающей среды (Конференция в соответствии с Рамочной конвенцией ООН об изменении климата 1992 г.);

Борьбы с преступностью (Международный комитет по наркотикам в соответствии с Конвенцией ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 г.).

Обеспечительная функция международного права реализуется также в рамках института международно-правовой ответственности государств, международных межправительственных организаций, физических лиц за совершение международных правонарушений. Хотя институт международной ответственности государств и международных организаций еще не кодифицирован (КМП ООН подготовила лишь проект статей об ответственности государств в первой редакции в 2001 г.), в ряде конвенций закреплены положения, касающиеся ответственности государств (например, 4-я Гаагская конвенция о законах и обычаях сухопутной войны 1907 г., Конвенция ООН по морскому праву 1982 г.), государств и международных организаций (Конвенция о международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами, 1972 г.).

Наиболее разработаны в международном праве вопросы ответственности физических лиц за совершение международных преступлений (Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него 1948 г., Конвенция о пресечении преступления апартеида и наказания за него 1973 г., Женевские конвенции, касающиеся защиты жертв вооруженных конфликтов, 1949 г., Устав Международного трибунала 1993 г. для судебного преследования лиц, ответственных за серьезные нарушения международного гуманитарного права, совершенные на территории бывшей Югославии с 1991 г., Римский статут Международного уголовного суда 1998 г.).

Охранительная функция международного права направлена на защиту интересов субъектов международного права (государств, межправительственных организаций, индивидов) путем предоставления права на ответные меры в отношении нарушителей их интересов.

Так, государство имеет право на самооборону (согласно ст. 51 Устава ООН в случае вооруженного нападения на него).

Международные организации имеют право приостановить членство государства при нарушении их уставных положений либо даже исключить из организации в случае систематического и грубого нарушения уставных положений (ст. 6 Устава ООН). В рамках политических международных организаций, как универсальных (ООН), так и региональных (НАТО, СНГ, ОАГ, ЛАГ), действуют системы коллективной безопасности, позволяющие применить коллективные военные силы, в случае агрессии против государства - члена такой организации.

Индивид в случае нарушения прав и свобод, закрепленных в международных соглашениях по правам человека (Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г., Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания 1984 г., Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г. и др.), государством - участником таких соглашений может обратиться в Совет по правам человека либо в соответствующие комитеты и Европейский суд по правам человека с жалобой на государство-нарушителя, под юрисдикцией которого он находится.

Большое значение имеет программная функция международного права, прогнозирующая развитие международных отношений, определяющая новые формы и сферы сотрудничества. Программными являются принципы международного права, лежащие в основе международного правопорядка и позволяющие противодействовать либо появлению таких форм международных отношений, либо действий со стороны их участников (акторов), которые противоречат целям и принципам международного права.

Значимость принципов международного права, закрепленных в Уставе ООН, была подчеркнута в Декларации тысячелетия ООН 2000 г., провозгласившей их неподвластными времени, актуальность и способность которых «служить источником вдохновения возрастает по мере того, как страны и народы становятся все более взаимосвязанными и взаимозависимыми».

Программный характер носят универсальные международные конвенции бессрочного характера, применение которых не ограничивается каким-либо периодом развития международных отношений в определенной сфере сотрудничества (например, Конвенция ООН по морскому праву 1982 г., Венская конвенция о дипломатических сношениях 1961 г.). Особое значение в определении стратегии и основных направлений развития международного сотрудничества имеет Декларация тысячелетия ООН, принятая единогласно главами государств и правительств свыше 150 стран, представляющих все регионы земного шара, в 2000 г. на 55-й сессии ГА ООН. В частности, в качестве фундаментальных ценностей XXI в. Декларация провозгласила свободу, равенство, солидарность, терпимость, уважение к природе.

В современный период все большее значение приобретает информационно-образовательная функция международного права, направленная на передачу опыта поведения государства с целью формирования международного правосознания и международной морали. Данная функция способствует распространению знаний об общедемократической сущности международного права, его определяющей роли в управлении современными глобализационными процессами в международных отношениях, координации сотрудничества государств в разрешении международных проблем. «Необходимость поощрения, преподавания, изучения, распространения и более широкого признания международного права» подчеркивается в резолюции ГА ООН 44/23 от 17 ноября 1989 г. «Десятилетие международного права». Резолюция, адресованная государствам и международным организациям, перечисляет формы их информационно- просветительской деятельности, а именно: преподавание курса международного права в средних и высших учебных заведениях, организация курсов, проведение семинаров, издание учебной литературы, подготовка исследований по отдельным проблемам международного права.

Следует отметить, что информационная деятельность относится к основным функциям международных межправительственных организаций и проявляется в разработке исследований по вопросам, входящим в компетенцию международной организации (например, в ООН - обзор мирового экономического положения, юридический ежегодник ООН), публикации ежегодных отчетных докладов о деятельности органов международной организации (например, Доклад Комиссии международного права ООН, Доклад Комитета по правам человека ООН).

Информационная функция международного права находит отражение в специальных конвенциях, особенно по вопросам экологического права. Примером может служить Конвенция о доступе к информации, участии общественности в процессе принятия решений и доступе к правосудию по вопросам, касающимся окружающей среды, 1998 г. (Орхусская конвенция).

Следует отметить, что функциональные направления международного права не являются чем-то застывшим, они развиваются по мере эволюции международных отношений. В теории международного права высказывается мнение относительно формирования новых функций международного права - содействие праву на развитие и коммерческой функции.

6. Россия - лидер в защите международного права (роль международного права для Российской Федерации)

В Послании Президента России В.Путина Федеральному Собранию от 12 декабря 2013 г. содержится важное заявление о том, что Россия будет выступать лидером в защите международного права. Многие политологи и журналисты больше обращали внимание на аспекты послания, связанные с внутренней жизнью страны. Что говорит о том, что нет достаточного понимания, какую роль играют международные отношения и международное право в жизнь страны.

Россия - за верховенство международного права, поэтому поддержка международного права, борьба за него имеет значение и для внутренней обстановки в государстве.

Лидерство в международном праве.

Провозглашение этого принципа не случайно. Это является логическим развитием позиции нашей страны за последние годы. В сентябре 2013 Президент России В.Путин, выступая на церемонии сдачи верительных грамот послам 21 страны, заявил, что международное право должно играть важную роль в международных и внутренних делах. Без опоры на международное право нельзя решать какие-либо международные разногласия. Соблюдение права должно быть обеспечено как на международной арене, так и во внутренней жизни каждой страны.

Россия выступала и выступает за верховенство международного права.

Об этом говорил Министр иностранных дел С. Лавров на сессии Совета безопасности и Генеральной ассамблеи ООН в сентябре прошлого года. На заседании этого органа ООН как раз рассматривался вопрос признания верховенства международного права.

Такая позиция России отражена и в российских государственных документах.

Так, в Концепции внешней политики Российской Федерации от 12-го февраля 2014 г. было указано, что одной из задач нашей внешней политики является борьба за утверждение верховенства международного права. Что это означает практически? Что следует понимать под лидерством? Что должно делать государство, которое выступает за лидерство в области международного права или намерено быть лидером?

I. Эффективное использование норм международного права во внешней политике.

Есть множество примеров, когда более эффективное использование международного права во внешней политике государств давало положительные результаты. Так, предложение России, выдвинутое в сентябре 2013 г. в отношении Сирии, позволило избежать расширения вооруженного конфликта на Ближнем Востоке, способствовало упрочнению международно-правового режима, запрещающего создание и использование химического оружия.

II. Соблюдение норм международного права.

Важно не только выступать за использование международного права, но и за соблюдение его норм.

К сожалению, мы часто являемся свидетелями, когда западные страны, выступая за соблюдение прав человека, причем акцент часто делается на положение в России и в других странах, нарушают другие принципы и нормы международного права. Права человека -- важная составная часть жизни государств. Они определяются национальным правом и нормами международного права. Если до Второй Мировой войны права человека определялись только внутренним правом государств, то после Второй Мировой войны, в связи с развитием международного права они регламентируются также и нормами международного права. Требование о соблюдении этих норм со стороны государств-участников договоров о правах человека правомерно. Однако, кроме отрасли международного права о правах человека (одной из двадцати), есть целый ряд других отраслей. Например, отрасль, предусматривающая недопустимость использования вооруженной силы для осуществления внешней политики государств, вмешательства во внутренние дела государств и др. Это не менее важные отрасли, чем права человека. Если происходит внутренний вооруженный конфликт, как в Сирии, где уже погибло свыше 100 тысяч человек, то нарушение принципа невмешательства, запрещающего оказывать помощь оппозиции, ведущей вооруженную борьбу против законного правительства, имеет тягчайшие последствия. К тому же международное право предусматривает, что все его принципы должны применяться одновременно. Это прямо указанно во многих важнейших международно-правовых документах, таких как Декларация принципов международного права, принятая в ООН в 1970 г., Хельсинские соглашения 1976 г.

Поэтому нельзя выделять один из принципов и исполнять только его во внешней политике государства.

III. Внедрение норм международного права во внутреннее право государств

Если государство стремится к тому, чтобы быть лидером, необходимо, чтобы оно осуществляло внедрение норм прогрессивного международного права во внутреннее право страны. Это очень важная задача. Позиция России выражена в ее Конституции 1993 г., ст.15, п.4, из которой вытекает, что принципы и нормы международного права являются составной частью правовой системы России, и в случае коллизии между нормой договора России и нормой внутреннего права, приоритет имеет норма внутреннего права. Подобные нормы, к сожалению, не существуют в законодательстве целого ряда стран, например, США. Учитывая сложность этой задачи, ее целесообразно рассмотреть отдельно.

IV. Дальнейшее развитие международного права.

Основа международного права - Устав ООН 1945 г. Послевоенное международное право развивалось под влиянием многих факторов. СССР сыграл огромную роль в развитии послевоенного международного права, являясь одним из создателей Устава ООН. СССР активно участвовал в кодификации и прогрессивном развитии норм международного права, таких отраслей как: космическое, воздушное, морское, посольское, консульское, а также другие отрасли права. Россия - государство - продолжатель СССР. В настоящее время необходимо продолжать содействовать развитию международного права. Например, сейчас идет процесс формирования экологического права, что следует активно поддерживать. Быть лидером, значит активно выступать за развитие международного права. Целесообразно также формулировать российскую доктрину международного права.

V. Значение общественного мнения и роль неправительственных организаций.

В одном из последних выступлений Президента РФ В. Путина была подчеркнута важность работы неправительственных организаций, гражданского общества в решении задач, стоящих перед государством. Это полностью относится и к неправительственным организациям, занимающимися вопросами права. К сожалению, многие из них, затрагивая лишь вопросы прав человека, не рассматривают, как государства относятся к международному праву в целом, соблюдают его нормы.

Подобные документы

    Понятие и основные виды источников российского предпринимательского права. Нормативные правовые акты, регулирующие предпринимательскую деятельность в Российской Федерации. Обычай делового оборота и общепризнанные принципы и нормы международного права.

    контрольная работа , добавлен 14.03.2011

    Понятие и значение международно-правовых актов как источников уголовно-процессуального права. Понятие правовой помощи в сфере уголовного судопроизводства. Реализация норм международно-правовых актов в уголовно-процессуальном законодательстве России.

    курсовая работа , добавлен 12.06.2014

    Основное понятие, сущность и предмет трудового права Российской Федерации, его нормы и главные принципы. Сфера действия норм трудового права. Особенности метода правовых отношений. Соотношение трудового и смежных отраслей права Российской федерации.

    курсовая работа , добавлен 23.11.2008

    Исследование специфики развития современных частных правовых отношений в РФ. Описания двойственного характера норм и источников международного частного права. Характеристика системы международных договоров, содержащих унифицированные коллизионные нормы.

    презентация , добавлен 20.10.2013

    Общая характеристика системы международных отношений, их классификация по субъектам. Понятие и особенности международного права и его отраслей. Способы разработки и обеспечения норм и принятия правовых актов. Функции современного международного права.

    курсовая работа , добавлен 16.02.2011

    Понятие и виды источников гражданского права. Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации. Конституция Российской Федерации и федеральные конституционные законы. Гражданское законодательство.

    реферат , добавлен 30.06.2008

    Значение регулирования трудовых отношений с участием иностранных граждан. Коллизионные вопросы в области трудовых отношений. Применение к трудовому договору права государства при отсутствии выбора права. Трудовые права иностранцев в Российской Федерации.

    реферат , добавлен 19.06.2010

    Понятие международного публичного права и его субъекты. Общепризнанные принципы и нормы как основная часть международного права. Государственное принуждение в международном праве. Устав ООН как основной документ современного международного права.

    реферат , добавлен 29.12.2016

    Совокупность правовых норм, регулирующих определенный вид общественных отношений как отрасль права. Анализ системы права Российской Федерации. Предметы и методы правового регулирования. Классификация основных отраслей права Российской Федерации.

    реферат , добавлен 27.05.2012

    Понятие и структура системы права. Правовой институт. Публичное и частное право. Основные отрасли российского права. Соотношение системы права и системы законодательства. Систематизация правовых актов. Соотношение национального и международного права.

РФ как суверенному государству присущи все признаки основного субъекта международного права

Российская Федерация в специфических условиях становления ее международной правосубъектности выступает одновременно в качестве государства - продолжателя СССР в отношении одной категории прав и обязательств и в качестве государства-преемника в отношении другой категории прав и обязательств

В России нормы МП могут быть реализованы в 2 формах:

1. В форме издания внутригосударственного акта, регулирующего те же вопросы, что и международно-правовые нормы

a. Определения порядка применения в нашей стране норм конкретного международного договора

b. издание во исполнении принятого международного договора нормативных актов

c. Включение в действующее законодательство отсылок к международному договору

2. Непосредственное применение международных норм в РФ. Они могут применятся вместе с нормами российского права или вместо них без какой-либо трансформации, преобразования их в нормы национального права.

Согласно Конституции, общепризнанные принципы и нормы МП и международные договоры РФ являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора

Существует несколько точек зрения по вопросу о соотношении международного публичного и международного частного права.

Согласно одной из них, международно-правовая система состоит из двух подсистем: международного права, регулирующего отношения между государствами и другими его субъектами, и международного частного права, регулирующего гражданско-правовые, брачно-семейные, трудовые и иные отношения с участием иностранных предприятий и граждан.

В соответствии с другой точкой зрения международное частное право представляет собой независимую правовую систему и включает в себя нормы как международного права, так и национальных правовых систем

Третьи ученые считают, что международное частное право - это подсистема, объединяющая нормы национального права различных государств


5. Система международного публичного права: понятие, составные части

Международное публичное право – сложный комплекс юридических наук, представляющий собой самостоятельную правовую систему, предметом регулирования которой выступают международные отношения

Система МП – целостность внутренне взаимосвязанных элементов: общепризнанных приципов МП, договорных и обычно-правовых норм, отраслей и институтов МП

Принципы - основополагающие общепризнанные нормы, обладающие высшей юридической силой. Все остальные международно-правовые нормы и международно-значимые действия субъектов должны соответствовать положениям основных принципов

МП подразделяется на отрасли. Отрасли МП регулируют определенные сферы международных отношений:

1. Право международной правосубъектности

2. право международных договоров

3. право международных организаций

4. право международных конференций и совещаний

5. право внешних сношений

6. право международной безопасности

7. международное гуманитарное право

8. международное право в период международных конфликтов

9. право международного сотрудничества в борьбе с преступностью

10. международное морское право

11. международное воздушное право

12. международное космическое право

13. международное атомное право

14. право охраны окружающей среды

15. международное экономическое право

Отрасли МП состоят из более простых образований - подотраслей и институтов.

Международное гуманитарное право, например, образуют две подотрасли: гуманитарное право в мирное время и гуманитарное право в период вооруженных конфликтов

Международно-правовой институт - группа международных норм, регламентирующих более или менее однородные отношения; однако отношения, составляющие предмет регулирования института, хотя и отличаются качественным своеобразием, позволяющим вычленить их из массы других, не дотягивают до статуса отраслевых. Институт гражданства в гуманитарном праве

Необходимо заметить, что некоторые отрасли и институты МП носят комплексный характер. Так, нормы института консульской защиты граждан, задержанных в иностранном государстве за совершение преступления, имея свою «основную прописку» в отрасли «право внешних сношений», входят в состав и международного гуманитарного права, и права международного сотрудничества в борьбе с преступностью.

Первичным элементом МП являются международно-правовые нормы

Международно-правовая норма – юридически обязательное правило поведения, создаваемое субъектами МП и регулирующее отношения между ними, а также отношения с участием лиц, не являющихся таковыми субъектами

Система права - это внутр. структура права, состоящая из взаимосвяз. норм, институтов и отраслей права.
Система современ. российского права складывается из следующих отраслей:
· конституционного (государственного);· административного;· финансового;
· гражданского;· семейного;· трудового;· права социального обеспечения;
· экологического;· уголовного;· уголовно-процессуального;
· гражданско-процессуального;· уголовно-исполнительного

Иные отрасли российского права (земельное, жилищное)
Конституцией РФ установ., что общепр. принципы и нормы междун. права и междун. договоры РФ явл. состав. частью российс. правовой системы.

Таким образом, МП становится частью правовой системы, которая представляет собой более широкое понятие, чем система права. Но это не часть системы права и не часть системы законод-ва России, так как МП не явл. отраслью национ. права или отраслью национ. законодательства.
Данное конституционное положение существенно расширяет и усложняет структуру правовой системы РФ, создавая дуализм ее активных центров. Таким центром для внутригосуд. правовой системы служит Конституция РФ, а другим центром – междунар. договоры и соглашения.
Конституция также закрепляет, если междунар. договором установлены иные правила, чем предусм. законом, то применяются нормы междун. договора.

Приоритет междунар. норм объясняется следующими обстоятельствами :
1) мп – общечеловеческая ценность, оно аккумулирует достижения человеческой цивилизации, совокупный опыт многих стран;
2) по содержанию мп явл. общедемократическим, т.к. основным способом создания междун. норм и принципов выступает согласование воль государств с различным общественным строем и правовыми системами;
3) мп служит фактором сближения различных правовых систем и, следовательно, расширения рамок правового пространства для общения различных народов;
4) личность признается субъектом мп, из чего вытекает возможность для индивида обращаться в междун. судебные органы за защитой своих общечеловеч. прав и свобод, если исчерпаны внутригос. средства защиты.

Внутригос. и междунар. право представляют собой взаимосвязанные, но относительно самостоят. системы права. Если внутригос. право регулирует отношения внутри страны, то междунар. регулирует отношения между государствами и др. субъектами вне зависимости от их гос.принадлежности. МП представлено двумя его относительно самостоят. подразделениями : межд. публичным и межд. частным правом. МПП регулирует отношения между государствами. МЧП регулирует частные отношения, выходящие за пределы одного государства. Согласование внутригос. и межд. права происходит на основе общеприз. принципов и норм межд. права, которые формируются в результате компромиссного согласования воль различных субъектов междун. содружества. Причем общеприз. принципы отлич. императивным характером и повышенной юр. силой.

В их числе можно выделить принцип верховенства, принцип соразмерности (общих и частных интересов, наказания и т.д.), принцип недискриминации, принцип правовой определѐнности, самоопределение наций и народов, суверенитет и суверенное равенство всех государств, принцип неприменения силы или угрозы силой в международных отношениях и т.д. Эти принципы дополняются принципами отдельных отраслей мп.

Во взаимодействии внутригос. и междун. права устанавливается примат международного права . Однако примат вовсе не означает его юр. верховенства, подчинения внутригосударственного международному. Конституция РФ, выражая суверенитет российского народа, не подчиняется автоматически нормам международного права. Она обладает верховенством на территории РФ. Для практического использования принципы и нормы МП должны трансформироваться во внутригос. систему права. Различают три основных формы такой трансформации: прямую, опосредованную и смешанную. При прямой, нормы заключенного и ратифицированного договора непосредственно обретают силу внутригос. закона. При опосредованной для этого необходимо принятие особого закона, трансформирующего междун. норму во внутригос. Смешанная форма объединяет элементы двух предыдущих форм трансформации

Проблема соотношения национального и международного (российского и европейского) права приобрела в настоящее время небывалую прежде остроту, вызванную отчасти сложной политической обстановкой в мире. Хотя списывать все на политику было бы не совсем верно, поскольку «судебно-правовой» конфликт между российским и европейским правосудием стал набирать силу и разрастаться еще в октябре 2010 г.

Даже в период принятия Конституции РФ в 1993 г. тема равновесия норм внутригосударственного и международного права не выглядела столь обостренной, как сейчас. Вероятно от того, что в то время отсутствовала соответствующая правоприменительная практика, не было опыта взаимоотношений российских и европейских судебных инстанций, ратификации Россией Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и последовавшего за ней распространения юрисдикции Европейского суда по правам человека на территорию нашей страны. Но и тогда звучали отрезвляющие предупреждения о возможном негативном влиянии международного права, которое «объективно направлено против государственного суверенитета», служит средством «расшатывания и даже разрушения государственной правовой системы страны» . То, что объектом такой «агрессии» может стать Россия и ее правовая система впрямую не говорилось, но, конечно, подразумевалось людьми осторожными и осмотрительными.

Впрочем, предупреждения такого рода тогда были редкими, они тонули в общем хоре славословия по адресу «ворвавшихся» в конституционно-правовую систему России норм международного права. Случившееся называли «шагом огромной исторической важности», убеждали, что включение международного права меняет само понятие правовой системы, ее структуру и качественно сказывается на ее нормативном содержании . Естественно, что речь шла об исключительно позитивных переменах, изменениях, как сейчас принято говорить, со знаком плюс. В состоянии радостного возбуждения раздавались совсем уж фантастические предложения, призывающие перейти от «стереотипов трансформации международных договоров во внутреннее право к прямому применению договоров нашими судами, физическими и юридическими лицами, государственными учреждениями» .

Без сомнения это было доминирующее настроение большинства наших политиков, правоведов, да и общества в целом, благосклонно настроенных к правовому воздействию извне, как казалось, заведомо благотворному и полезному. Еще бы! Ведь граждане России получали дополнительные (европейские) гарантии юридической защиты, в том числе по обращению в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека в случае, как гласит Конституция РФ, «исчерпания всех имеющихся внутригосударственных средств правовой защиты» (ч. 3 ст. 46). Это настроение и саму атмосферу перехода к западным правовым стандартам хорошо передают слова председателя Конституционного Суда РФ В.Д. Зорькина: «Россия проявила предельное доверие к Европе, готовность учиться у нее демократическим ценностям и принимать помощь в создании современных демократических институтов» .

За минувшие со времени принятия Конституции РФ двадцать с лишним лет Россия ратифицировала Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод (1998 г.), Европейскую хартию местного самоуправления (1998 г.) и Европейскую социальную хартию (2009 г.), фактически отменила смертную казнь, отказалась от бессрочного и недифференцированного лишения бывших осужденных пассивного избирательного права. В российском активе учет правовых позиций Европейского Суда об участии в совершении всего комплекса процессуальных действий лиц, к которым применялись принудительные меры медицинского характера; по реформированию надзорного производства и т.д. «Россию никак нельзя заподозрить, - отмечает в этой связи В.Д. Зорькин, - в нежелании разумным способом сопрягать наднациональное и национальное в том, что касается юридической практики» .

Совсем неплохо смотрится Россия по количеству обращений на душу населения в Европейский Суд (двадцать первое место), зато по общему количеству жалоб в ЕСПЧ мы, увы, на сомнительном первом месте. Так, в первой половине 2011 г. на разных стадиях рассмотрения в Европейском Суде находилось 42 300 жалоб против России (27,7% от общего количества жалоб, поданных против 47 государств-членов Совета

Хочется верить, что это обстоятельство укрепило престиж нашего государства на международной арене и в глазах собственных граждан. В любом случае высокий показатель обращения россиян в ЕСПЧ свидетельствует о серьезных сбоях в работе всей государственной машины и всех отраслей власти без исключения, о чем свидетельствует все тот же профессор В.Д. Зорькин: «Постоянная высокая доля российских жалоб в общем количестве обращений в Европейский Суд позволяют сделать вывод о существовании серьезных изъянов в российской судебной системе, в деятельности правоохранительных органов, власти в целом» .

Причины этой даже не тенденции, а скорее уже сложившегося явления усматриваются в несовершенстве нашего законодательства, изъянах судебной системы и дефектах механизмов исполнения судебных решений, что признавалось многими официальными должностными лицами. Впрочем, до поры (хотя это задевало и раздражало) российские власти готовы были мириться с доминантой международного права над внутригосударственной правовой системой, действием добровольно ратифицированной Европейской конвенции о защите прав человека, юрисдикцией Страсбургского Суда на территории России как государства- члена Совета Европы, что проистекает из требований Конституции РФ.

Пожалуй, первый тревожный звонок в отношениях европейской и российской правовых систем прозвенел в октябре 2010 г., когда Страсбургский Суд сделал вывод о нарушениях положений Европейской конвенции в деле «Константин Маркин против России» и не кем-нибудь, а Конституционным Судом РФ. Пока «негативные» судебные решения европейцев касались других судебных инстанций, российские власти были снисходительны к ним. Такое поведение в первую очередь демонстрировал Конституционный Суд, председатель которого прежде заверял о готовности «всегда быть и оставаться сторонником глубокого и конструктивного диалога со Страсбургским Судом», «сопрягать наше правовое пространство с европейским». Причину проигрышей России в ЕСПЧ В.Д. Зорькин видел не в «злонамеренной экспансии наднациональных правовых институтов», более того не стеснялся подчеркивать слабую практику применения Европейской конвенции и учета прецедентов ЕСПЧ в деятельности отечественных судов общей юрисдикции 10 .

Однако в деле «Маркин против России» Европейский Суд впервые подверг критике позицию Конституционного Суда РФ, причем сделал это, как подчеркивает В.Д. Зорькин, «в жесткой правовой форме». Решение это состоялось 7 октября, а уже 29 октября 2010 г. В.Д. Зорькин откликнулся в «Российской газете» большой (кто-то именует ее программной) 11 статьей, названной им «Предел уступчивости». Таким пределом, по мнению В.Д. Зорькина, является «защита нашего суверенитета, наших национальных институтов и национальных интересов». Общий вывод сводится к тому, что Европейский Суд не учитывает в должной мере историческую, культурную, социальную ситуацию в России, а потому политические последствия таких действий могут оказаться негативными и даже опасными для отношений Европы и Российской Федерации.

Примерно в таком же ключе высказался в декабре 2010 г. Президент Д.А. Медведев: «Мы никогда не передавали такую часть своего суверенитета, которая позволяла бы любому международному суду выносить решения, изменяющее наше национальное законодательство. На такие вещи мы будем реагировать» 12 .

В июне 2011 г. исполняющий обязанности председателя Совета Федерации А.П. Торшин внес в Государственную Думу проект закона, смысл которого заключался в том, что российские законы, которые ЕСПЧ признал нарушающими Конвенцию о защите прав человека, должны будут проходить дополнительную проверку Конституционным Судом РФ на предмет соответствия Конституции РФ. Если Конституционный Суд признает такой закон соответствующим Конституции, его можно будет применять и в последующем. Что касается вынесенных на его основе судебных решений, то они пересмотру не подлежат, несмотря на нарушения, усмотренные Европейским Судом 13 .

В рассмотренном повторно деле Маркина Конституционный Суд РФ примирительно заявил, что, учитывая состоявшиеся решения ЕСПЧ, может возбуждать конституционное производство вторично по одному и тому же делу, что само по себе стало некоторой уступкой. Значительный фрагмент постановления Суда от 6 декабря 2013 г. посвящен разъяснением 1(1 Зорькин В.Д. Конституционно-правовое развитие России. С. 396-397, 404, 414.

  • 11 Россия дала себе право не слушаться советов Европы // Ведомости. 2015. 25 декабря.
  • 12 Медведев Д. Конституционный Суд необходим // Вести. 2010. 11 декабря.
  • 13 Пушкарская А. Страсбург предстанет перед высшим судом // Коммерсант. 2011.20 июня.

статуса ЕСПЧ и значению Конвенции о защите прав человека, которая «вошла в правовую систему России в качестве ее составной части». Окончательное решение ЕСПЧ, сказано в постановлении Конституционного Суда, принятое по результатам рассмотрения жалобы лица, утверждающего, что является «жертвой нарушения его прав со стороны Российской Федерации», безусловно, подлежит исполнению. Конституционный Суд подтвердил право лица, в отношении которого ЕСПЧ было установлено нарушение положений Конвенции, обращаться в компетентный российский суд с заявлением о пересмотре судебного акта, послужившего поводом для направления жалобы в Страсбургский Суд. Более того, пострадавший должен быть уверен, что его заявление будет рассмотрено судом 14 .

Дружески-примирительный тон постановления по отношению к ЕСПЧ не сказался, тем не менее, на окончательной правовой позиции, согласно которой статус Конституционного Суда не предполагает обжалования принимаемых им решений, поскольку иное не соответствовало бы его природе как органа конституционного контроля 15 .

В ряде дел рассмотренных Конституционным Судом РФ примерно в это же время он обильно сдабривал собственные выводы ссылками на мнение Европейского Суда по правам человека, в частности, в споре об ограничении пассивного избирательного права бывших осужденных. В постановлении от 10 октября 2013 г. Конституционный Суд указал, что «автоматическое и недифференцированное лишение избирательных прав группы лиц независимо от срока наказания, характера или тяжести совершенного преступления несовместимо с международно-правовыми документами, постановлениями ЕСПЧ, вынесенными по конкретным делам». Данное решение открыло дорогу к выборным должностям лицам, в прошлом осужденным за тяжкие и особо тяжкие преступления 16 .

Конституционный Суд, рассмотрев это дело, объединил жалобы шестерых бывших осужденных в одно производство. В перечне преступлений, которые они в свое время совершили: кража, грабеж, ы Постановление Конституционного Суда РФ от 6 декабря 2013 г. № 27-П «По делу о проверке конституционности статьи 11 и пунктов 3 и 4 части четвертой статьи 392 ГПК РФ в связи с запросом Ленинградского окружного военного суда // Российская газета. 2013. 18 декабря.

  • 15 Этот итоговый вывод стал поводом для разного рода язвительных замечаний, дескать, Конституционный Суд постановил, что его решения важнее постановлений Европейского Суда по правам человека // Российский - значит главный / газета.ш. 2013. 7 декабря.
  • 16 Постановление Конституционного Суда РФ от 10 октября 2013 г. № 20-П «По делу о проверке конституционности подпункта «а» пункта 3.2. статьи 4 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», части первой статьи 10 и части шестой статьи 86 Уголовного кодекса РФ в связи с жалобами граждан Г.Б. Егорова, А.Л. Казакова, И.Ю, Кравцова, А.В. Куприянова, А.Л. Латыпова и В.Ю. Сипькова // СЗ РФ. 2013. №43. Ст. 5622.

вымогательство и даже покушение на убийство. При всем этом им очень хотелось стать депутатами или главами муниципальных образований! Без этого порыва, без этого демонстративного стремления к публичности они, по всей видимости, обойтись не могли или же считали свою жизнь недостаточно яркой. И сторону таких людей принял высший орган конституционного контроля России! По его мнению, ограничения пассивного избирательного права не позволяют проследить между совершенным преступлением и дальнейшим запретом на занятие любой выборной публичной должности иную связь кроме предположения о том, что лицо, когда-либо осужденное к лишению свободы, недостойно осуществлять публичные властные и управленческие функции. А разве это не так!? И разве этого мало!?

Но Конституционный Суд идет еще дальше: «нелимитированное во времени ограничение избирательного права не может быть оправдано одним фактом судимости», «такое ограничение не может быть необратимым, оно всего лишь временная мера», диктуется «гуманизацией уголовных наказаний и предоставлением осужденным за преступления возможности исправления». Примеры других категорий граждан, для которых установлен пожизненный запрет на занятие должностей в разных сферах государственной деятельности в связи с имеющейся судимостью (государственные гражданские и муниципальные служащие, судьи, прокурорские работники, сотрудники полиции и следственного комитета, лица, осуществляющие трудовую деятельность в сфере образования, воспитания несовершеннолетних), Конституционный Суд не смущают. «Бессрочное же лишение гражданина права быть избранным представляет такое ограничение данного права, - переходит на пафос Суд, - которое затрагивает само его существо, делает невозможным осуществление права как такового, ни в какой форме на протяжении всей жизни гражданина и после отбытия наказания».

Впрочем, комментировать данное решение можно до бесконечности, оно представляется небесспорным и написанным больше в угоду Европейскому Суду по правам человека.

Указаниями на международно-правовые документы буквально пропитано постановление Конституционного Суда РФ от 22 апреля 2013 г., также касающееся избирательных права граждан . Помимо ссылок на

Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод, Международный пакт о гражданских и политических правах Конституционный Суд в обоснование собственной правовой позиции использует ряд иных документов. В частности, резолюцию Парламентской ассамблеи Совета Европы «Обеспечение большей демократии на выборах» (2012 г.), Свод рекомендуемых норм при проведении выборов,

подготовленный Венецианской комиссией Совета Европы (2002 г.), нацеленных на доступность процедуры обжалования результатов выборов для избирателей. По сути, Конституционный Суд опирается не только на нормативные, да к тому же ратифицированные Россией правовые акты, но и на документы, имеющие в большей степени политический характер, каковыми являются резолюции ПАСЕ и решения Венецианской комиссии по конституционному праву. Но почему политические решения органов Совета Европы, к тому же рекомендательного значения, служат в качестве доводов для принятия Конституционным Судом сугубо правовых решений?

Интересен еще один аргумент Конституционного Суда в данном споре. Он обосновал выраженную правовую позицию ссылками на опыт ряда зарубежных государств (Венгрия, Германия, Таджикистан, Украина, Финляндия, Чехия), в законодательстве которых существует право на обжалование в суд итогов голосования и результатов выборов. Комбинация государств, откровенно говоря, странная, учитывая различный опыт демократии в них, да и представлений о ней тоже. Таким образом, в данном деле Конституционный Суд уделил избыточное внимание международным (европейским) правовым и политическим нормам, фактически положив их в основу вынесенного решения.

Самым серьезным образом отношения с европейским правосудием осложнились после вынесения Страсбургским Судом постановления по делу «Анчугов и Гладков против России» в июле 2013 г. С этого момента спор приобрел в России характер нешуточного обсуждения целесообразности включения норм международного права и международных договоров в современную национальную правовую систему. Более того, он вызвал с российской стороны серию ответных действий на явно провокационное поведение ЕСПЧ в данном деле. По сути, Страсбургский Суд признал несоответствующим нормам Европейской конвенции о защите прав человека положение ч. 3 ст. 32 Конституции РФ, согласно которому граждане, содержащиеся в местах лишения свободы по приговору суда, не имеют права избирать и быть избранными. Европейский Суд поставил под сомнение нормы российской Конституции, прекрасно зная, что Конвенция имеет преимущество только перед законодательными актами, но не в отношении Основного закона России. Безапелляционно замахнувшись на российскую Конституцию, ЕСПЧ встал на сторону двух убийц, осужденных в конце 1990-х гг. к смертной казни, которая впоследствии была заменена длительными сроками заключения. Находясь в местах лишения свободы, Анчугов и Гладков не могли голосовать на выборах депутатов Государственной

Думы в 2003 и 2007 гг., но, как оба уверяли в своих жалобах, очень хотели 18

сделать это.

Ответом ЕСПЧ стало «громкое» постановление Конституционного Суда РФ от 14 июля 2015 г. № 21-П , названное для краткости «о применимости решений Страсбургского Суда в Российской Федерации». В нем еще раз повторена уже хорошо известная по последним событиям аргументация о том, что участие России в Конвенции о защите прав человека и основных свобод не означает ее отказа от своего государственного суверенитета. В принципе, допуская существование коллизий между Конституцией РФ и Конвенцией, Конституционный Суд уверен, что эти коллизии нетипичны, поскольку в основу обеих положены общие ценности. Конфликт, по мнению Суда, неизбежен только в том случае, если ЕСПЧ даст трактовку Конвенции, которая будет противоречить Конституции РФ. И тогда Россия будет вынуждена отказаться от исполнения решения Европейского Суда.

Одновременно Конституционный Суд предложил два механизма подтверждения верховенства норм Конституции РФ в спорных ситуациях. Во-первых, суд общей юрисдикции (арбитражный суд), пересматривающий дело на основании решения ЕСПЧ, вправе направить в Конституционный Суд запрос о конституционности норм, в которых ЕСПЧ обнаружил недостатки. Во-вторых, с запросом в Конституционный

Суд может обратиться Президент РФ или Правительство РФ, если сочтут решение ЕСПЧ неисполнимым без нарушения российской Конституции.

Соответствующие выводы частично нашли отражение в новейших изменениях в ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» 20 . Отныне Конституционный Суд разрешает вопрос о возможности исполнения решения ЕСПЧ по запросу федерального органа исполнительной власти при рассмотрении в Европейском Суде жалоб, поданных против России на основании ее международных договоров. В законодательной формулировке из числа субъектов обращения в Конституционный Суд выпали суды, а право запроса зафиксировано за федеральным органом исполнительной власти в «сфере обеспечения деятельности по защите интересов Российской Федерации» (Министерство юстиции РФ).

Другим ответом Европейскому Суду стали заявления ряда официальных должностных лиц Российской Федерации, в первую очередь председателя Следственного комитета А.И. Бастрыкина, предложившего изменить Конституцию России, исключив из нее положение о приоритете норм международного права над национальным правом: «Установление примата международного права еще при принятии Конституции РФ 1993 г. нам умело преподнесли как базовую конституционную ценность правового государства советники из США» 21 .

В словах А.И. Бастрыкина так и слышится, что ч. 4 ст. 15 Конституции РФ была «бомбой замедленного действия», ни чем иным как «правовой диверсией» западных доброжелателей. По его мнению: «международное право есть инструмент подавления национальных интересов», «отказ от приоритета международного права и его автоматической имплементации в национальное законодательство становится вопросом обеспечения нашего суверенитета, причем не только правового, но и экономического, политического и в целом - государственного», «понимание сути принципов международного права деформировалось на фоне политической эскалации».

В этом же ряду мнение А.И. Бастрыкина о том, что включение положения о примате норм международного права в главу Конституции РФ «Основы конституционного строя» сделано по подсказке извне с тем, чтобы придать ему «незыблемую юридическую силу, искусственно вцементировать в фундамент основ нашей государственности».

  • 2(1 Федеральный закон от 14 декабря 2015 г. № 7-ФКЗ «О внесении изменений в Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации» // Российская газета. 2015. 16 декабря.
  • 21 Исправленному верить. Александр Бастрыкин предлагает установить приоритет национального права над международным // Российская газета. 2015. 27 апреля.

Прибавилось «металла» и в словах председателя Конституционного Суда В.Д. Зорькина, раскрывшего российской общественности глаза на деятельность Европейского Суда, который все больше ориентируется не на решение конкретных дел, а на выявление структурных дефектов национальных правовых систем. «ЕСПЧ - наднациональный судебный орган, - ставит под сомнение его статус В.Д. Зорькин, - не вписанный в систему сдержек и противовесов в рамках разделения властей, оттого страдающий недостатком демократической легитимности».

В.Д. Зорькин критикует стиль работы Страсбургского Суда, воплощенный в так называемом «судейском активизме», ведущем к конфликтам с национальными правовыми системами и национальными органами конституционного контроля. Проявления «судейского активизма» в представлении профессора В.Д. Зорькина составляют до полутора десятка пунктов, в числе которых, например, отход ЕСПЧ от текста Конвенции к ее дописыванию; применение концепции «подразумеваемых прав», не закрепленных в тексте Конвенции; отступление от ранее заявленных правовых позиций, в том числе посредством «реинтерпретации» прежде принятых решений. В перечне претензий также рост числа расширенных решений, по своему содержанию выходящих за пределы смысла вопросов, поставленных заявителями; создание так называемых «позитивных обязательств», предписывающих государствам-ответчикам принятие дорогостоящих общегосударственных мер материального, в том числе финансового характера. Наконец, В.Д. Зорькин полагает, что у Европейского Суда нет понимания социального и этического контекста, в который погружены национальные законодатели .

В конечном итоге за всем этим следует вывод о том, что международное право доминирует над правом внутригосударственным, становится сферой вольных интерпретаций, а потому опасным для российской правовой системы. К сугубо юридическим спорам примешиваются политические мотивы, что еще более усложняет проблематику взаимодействия национального и международного права. А ведь еще совсем недавно привычно констатировалась усиливающаяся роль международного права в жизни большинства современных демократических государств, подписывающих международные договоры и участвующих в деятельности международных организаций. Российская Федерация естественно не отказывается от дальнейших попыток сбалансирования собственной правовой системы с европейскими стандартами права (тем более что в этом отношении многое сделано), но вынуждена при этом все более активно прибегать к мерам защиты своей конституционно-правовой самобытности 23 . Задача непростая и в немалой степени разнонаправленная, что будет дальше, покажет будущее. Очевидно другое, в настоящее время отношения российской и международной правовых систем переживают период резкого охлаждения.

В конце января 2016 г. Министерство юстиции РФ в соответствии с предоставленными ему новым законодательством полномочиями внесло в Конституционный Суд запрос о возможности исполнения постановления ЕСПЧ «Анчугов и Гладков против России». Хотя запрос звучит как «возможность исполнения решения ЕСПЧ», на деле Минюст полагает, что вывод Европейского Суда о недопустимости безоговорочных ограничений активного избирательного права однозначно противоречит Конституции РФ (ч. 3 ст. 32). А, кроме того, гипотетическое согласие с ЕСПЧ нарушило бы положения Конституции о ее высшей юридической силе и приоритете над любыми другими правовыми актами. Запрос с участием представителей высших органов государственной власти России был рассмотрен Конституционным Судом 31 марта 2016 г.

Известно, что председатель Европейского Суда по правам человека Гвидо Раймонди отреагировал на ситуацию следующим образом: «Государства, отказывающиеся подчиняться решениям ЕСПЧ в случае, если национальная правовая система не позволяет им принять и исполнять решения ЕСПЧ, не могут оставаться в Совете Европы» . Сомнений в том, что Конституционный Суд России откажет в исполнении данного постановления ЕСПЧ, не было. Иначе для чего предпринимались все предшествующие шаги, в том числе по корректировке законодательства о конституционном судопроизводстве. Далее последует рассмотрение иных запросов, в частности, по делу «Юкоса», в котором ЕСПЧ обязал Россию

23 Справедливости ради отметим, что Европа навязывает собственные политические, экономические и правовые представления не только России. К примеру, все последнее время серьезно критикуется Венгрия за ограничение самостоятельности своего Центрального банка, сокращение срока полномочий судей, изменение режима доступа к персональным данным граждан, превышение нормативного уровня бюджетного дефицита. В конце 2015 г. возникли претензии к Польше, законодательство которой позволило правительству назначать руководителей общественных телерадиокомпаний, усложнило процедуру принятия решений высшим органом конституционного контроля - Конституционным трибуналом. «Если будут установлены нарушения европейских принципов, то страны-участницы ЕС должны иметь мужество пойти на санкции. Польское правительство должно знать, что определенные основные ценности в Европе нельзя нарушать», - заявил руководитель фракции ХДС в немецком Бундестаге Ф. Каудер. Венгрия обсудит с ЕС свой новый курс / Коммерсант. 2016. 9 января; Немецкие парламентарии хотят ввести санкции против Польши // Ведомости. 2016. 9 января.

выплатить акционерам этой компании огромные финансовые средства. Значит, обострение отношений перейдет в качественно новую фазу.

Вынесенное в апреле 2016 г. окончательное решение Конституционного Суда 25 оказалось ожидаемым и в то же время неожиданным. Ожидаемым в том смысле, что Суд однозначно признал невозможным исполнение постановления ЕСПЧ в части мер, предполагающих внесение изменений в российское законодательство, которые бы позволяли ограничивать в избирательных правах не всех осужденных, отбывающих в местах лишения свободы. Что собственно и устанавливает Конституция РФ. Одновременно оно вышло неожиданным в том плане, что Конституционный Суд не исключил возможности реализации в российском законодательстве и судебной практике мер, обеспечивающих справедливость, соразмерность и дифференцированность применения ограничений избирательных прав осужденных. Такой вывод, по всей видимости, можно воспринимать как компромисс, сохранение правовой возможности дальнейшей реализации требований Европейского Суда.

Постановление Конституционного Суда РФ от 19 апреля 2016 г. № 12-П «По делу о разрешении вопроса о возможности исполнения в соответствии с Конституцией РФ постановления Европейского Суда по правам человекаот 04.07. 2013 г. по делу «Анчугов и Гладков против России» в связи с запросом Минюста РФ» // СЗ РФ. 2016. № 17. Ст. 2480.

  • Усенко Е.Т. Соотношение и взаимодействие международного и национального права ироссийской Конституции // Московский журнал международного права. 1995. № 2. С. 14, 18,21.
  • Талалаев А.Н. Соотношение международного и внутригосударственного права иКонституция Российской Федерации // Московский журнал международного права. 1994. №4. С. 10.
  • Ковлер А.И. Защита прав человека - это процедура, а не поиск вселенской справедливости //Неприкосновенный запас. 2014. № 3 (95). Постановление Конституционного Суда РФ от 22 апреля 2013 г. № 8-П «По делу опроверке конституционности статей 3, 4, пункта первого части первой статьи 134, статьи 220,части первой статьи 259, части второй статьи 333 ГПК РФ, подпункта «з» пункта 9 статьи 30,пункта 10 статьи 75, пунктов 2 и 3 статьи 77 Федерального закона «Об основных гарантияхизбирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ», частей 4, 5 статьи 92Федерального закона «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального СобранияРФ» в связи с жалобами граждан А.В. Андронова, О.О. Андроновой, О.Б. Белова и других,
  • Интересно, что Европейский Суд до вынесения данного решения создал опасныйпрецедент в деле «Херст против Великобритании», посчитав, что британскоезаконодательство должно предоставлять пожизненно осужденным возможность голосовать.Решение ЕСПЧ вызвало бурю общественного возмущения, до крайности обострилаотношения официальных властей Совета Европы и Британии и, главное, из-за кого?Рецидивиста, зарубившего топором свою квартирную хозяйку! Закономерно, что поройбезответственная деятельность ЕСПЧ не способствует интеграции правового иполитического пространства Европы.
  • 14 Постановление Конституционного Суда РФ от 14 июля 2015 г. № 21-П «По делу о проверкеконституционности положений статьи 1 Федерального закона «О ратификации Конвенции озащите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней, пунктов 1 и 2 статьи 32Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации», частей первойи четвертой статьи 11, пункта 4 части четвертой статьи 392 ГПК РФ, частей 1 и 4 статьи 13,пункта 4 части 3 статьи 311 АПК РФ, частей 1 и 4 статьи 15, пункта 4 части 1 статьи 350КоАП РФ и пункта 2 части 4 статьи 413 УПК РФ в в связи с запросом депутатовГосударственной Думы» // Российская газета. 2015. 27 июля.
  • Зорькин В.Д. Россия и Страсбург // Российская газета. 2015. 21 октября.
  • Конституционный Суд призывает признать верховенство Конституции над решениемЕСПЧ / Известия. 2016. 31 марта.
Похожие публикации