Квалификация по признакам объекта преступления. Квалификация преступлений по объекту преступления и объективной стороне. Понятие квалификации преступлений

Квалификация по признакам объекта преступления. Квалификация преступлений по объекту преступления и объективной стороне. Понятие квалификации преступлений

В уголовно-правовой литературе, на которую ориентировано уголовное законодательство, объектами преступления являются общественные отношения. Встречается и другая точка зрения, согласно которой «объект преступления -- тот, против кого оно совершается, т.е. отдельные лица или какое-то множество лиц, материальные или нематериальные ценности которых, будучи поставленными под уголовно-правовую охрану, подвергаются преступному воздействию, в результате чего этим лицам причиняется вред или создается угроза причинения вреда» Уголовное право. Общая часть. / Под ред. Л.Я. Козаченко, З.А. Незнамовой. Ї М.: Норма, 2011. Ї С. 135. Однако последняя точка зрения не получила широкого распространения, как первая, а поэтому не оказывает столь значительного влияния на уголовное законодательство и правоприменительную практику. Несколько позже будут освещены и другие точки зрения по этому вопросу. Я полагаю, что объектами преступлений, предусмотренных уголовным законодательством, являются общественные отношения.

В научной литературе принято понимать предмет преступления как элемент объекта преступления, воздействуя на который преступник причиняет вред общественным отношениям. Правильное определение объекта преступления во многом способствует правильной квалификации уголовно-правового деяния. В связи с этим справедливо отмечает Н.И. Коржанский, что без уяснения объекта, на который было направлено преступное деяние, не может быть выяснена социальная сущность преступления, его общественная опасность и не может быть дана ему правильная юридическая оценка.

Исследование квалификационных ошибок при определении объекта и предмета преступления, допущенных судами за последние годы (2010-2012) и выявленных Волгоградским областным судом, показало, что процентное соотношение таких ошибок составило 4,2% к общему числу квалификационных ошибок. Ошибки, связанные с неправильным определением объекта преступного посягательства, представляют почти каждую десятую квалификационную ошибку. В то же время в целом эти ошибки оказывают значительное влияние на квалификацию преступления.

Следует отметить, что произошли значительные изменения в политическом и государственном устройстве страны, изменились социальные приоритеты. Эти изменения коснулись и характера защиты некоторых общественных отношений, где приоритет отдан защите личности, а другие общественные отношения отошли на иные позиции. Повысились требования в судах при квалификации общественно опасных деяний, хотя в целом они недостаточны. В некоторой степени увеличение квалификационных ошибок при определении объекта и предмета преступления необходимо связывать с принятием в 1996 г. нового Уголовного кодекса РФ, поскольку претерпели значительные изменения конструкции составов преступлений, а также появились новые, среди которых можно звать ст. 195, 196, 197, 198, 199 УК РФ и др.

Для правильной квалификации преступления по объекту посягательства прежде всего необходимо установить родовой (видовой) объект, а затем -- непосредственный объект преступления. Для того, чтобы избежать квалификационной ошибки, в первую очередь следует определить, в какие общественные отношения произошло преступное вторжение и охраняются ли эти общественные отношения уголовно-правовыми нормами. Так, гражданин Р. осужден Советским районным судом г. Краснодара по п. «б» ч. 3 ст. 159 УК РФ за хищение имущества ЗАО Сахарный завод «Свобода» путем обмана и злоупотребления доверием. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ приговор в отношении него отменила, дело прекратила за отсутствием в его действиях состава преступления. Материалами дела установлено, что Р. принял на себя обязательство возвратить сахар ЗАО Сахарный завод «Свобода», однако свое обязательство не выполнил. Судом установлен лишь факт причинения Р. ущерба, от возмещения которого он не отказывался, что и явилось предметом гражданско-правового спора. Впоследствии спор был разрешен Ростовским арбитражным судом Бюллетень Верховного Суда РФ. Ї 2011. Ї № 9. Ї С. 14.. Неправильное определение общественных отношений, сложившихся между двумя хозяйствующими субъектами, привело к квалификационной ошибке.

Каждое преступление посягает на ряд общественных отношений. Однако, указывая на те или иные общественные отношения как на объект преступного посягательства, мы имеем в виду только определенные общественные отношения, а именно лишь те, которые охраняются уголовным законом.

Правильное установление предмета преступления способствует верной оценке преступного посягательства. Предмет преступления, будучи элементом общественных отношений, является материальной формой, а также условием существования общественных отношений. Правильное определение предмета преступления -- необходимое условие для дальнейшего определения тех общественных отношений, на которые направлено преступное посягательство.

В некоторых статьях уголовного закона указывается предмет преступлений. В то же время в иных статьях уголовного закона он называется только в общей форме. Для того, чтобы правильно определить юридическую оценку содеянного, порой необходимо помимо уголовного закона применить и другие законодательные акты.

Так, Военная коллегия Верховного Суда РФ действия П., связанные с хищением реактивно-осветительных и имитационных патронов и взрывпакетов, переквалифицировала с пп. «а», «б», «в» ч. 3 ст. 226 УК РФ на пп. «б», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ в связи с тем, что в соответствии с Федеральным законом от 13 декабря 1996 г. № 150ФЗ «Об оружии» указанные предметы ни боеприпасами, ни взрывными устройствами не являются, так как не содержат взрывчатых веществ Бюллетень Верховного Суда РФ. Ї 2011. Ї № 4. Ї С. 17..

В качестве предмета преступного посягательства могут быть вещи, предметы, ценности -- то, что имеет материальную оболочку. Предмет не является обязательным признаком каждого преступления, а поэтому в некоторых составах преступлений его невозможно указать. Напротив, объект преступления является обязательным признаком каждого общественно опасного деяния. В ходе уголовно-правовой квалификации правоприменителю не по каждому составу преступления приходится сталкиваться с определением предмета преступления, а поэтому квалификационных ошибок в этой части допускается сравнительно меньше, нежели при определении объекта преступления. Выборочные исследования показывают, что ошибки субъектов квалификации при определении предмета преступления по тем составам преступлений, где он является обязательным признаком, составляют 0,24 % от общего числа квалификационных ошибок. При определении предмета преступления нами были выявлены квалификационные ошибки, когда субъекты квалификации, в частности органы дознания и предварительного следствия, полагали, что санитарные книжки у лиц, занимающихся розничной торговлей продуктами питания, если в них содержатся сведения, не соответствующие действительности, являются предметом преступного посягательства. Мы полагаем, что совершенно справедливо судебной практикой указанные санитарные книжки не признаются в качестве предмета преступного посягательства, поскольку не являются официальным документом, выдаваемым от имени государства. По тем же основаниям не могут быть признаны в качестве предмета преступления проездные билеты на городском транспорте. В общественных отношениях не присутствует государственная власть, а поскольку предмет преступления является элементом объекта преступного посягательства, нельзя вести речь и о предмете преступления. Описывая предметы преступного посягательства в диспозиции ст. 327 УК РФ, законодатель обращает внимание правоприменителя на то, что данными предметами могут быть официальные удостоверения или иные документы, а также государственные награды и другие предметы, которые происходят от имени государства.

Ошибки при определении предмета преступного посягательства субъектами квалификации допускаются в силу того, что ими нарушаются правила логики, в соответствии с которыми уголовная ответственность наступает лишь в том случае, когда подделка касается лишь официальных документов. Такая ответственность отсутствует в тех случаях, когда документы не являются официальными, не выданы от имени государства (позже мы остановимся подробнее на нарушении закона логики -- закона противоречия (непротиворечия).

Неправильность в определении предмета преступления некоторыми учеными также создает почву для квалификационных ошибок. Предметом преступления могут являться не только материальные формы общественных отношений, но и субъекты этих отношений. На мой взгляд, причисление к предметам преступления не только материальных форм, но и человека является ошибкой, ибо на одну плоскость ставятся предметы материального мира и человек -- носитель общественных отношений. В конечном итоге это может привести к отождествлению предмета преступления с его объектом, что в корне неверно, т.к. предмет преступления является неизменно элементом объекта преступления, воздействуя на который субъект преступления причиняет вред общественным отношениям.

Одним из видов распространенных квалификационных ошибок по объекту являются ошибки, допускаемые при квалификации множественности преступлений. Значительное число неправильностей при определении по данному объективному признаку заключается в ошибочном признании совокупности преступлений в том случае, когда действия субъекта преступления подлежали квалификации по одной статье Уголовного кодекса.

Так, Кучуков и Дингизов осуждены по ч. 1 ст. 260 УК РФ за незаконную порубку деревьев в лесах первой группы в значительном размере, а также по ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ за покушение на кражу срубленного ими леса. Судебная коллегия по уголовным делам Челябинского областного суда не согласилась с выводами суда первой инстанции в части их осуждения по ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ, приговор изменила и в этой части дело производством прекратила. Судебная коллегия указала, что объектом преступного посягательства Кучукова и Дингизова были отношения по сохранению экологического фонда страны, а не общественные отношения собственности Архив Челябинского областного суда. Определение судебной коллегии по уголовным делам от 26 июня 2000 г.. Суд посчитал, что в действиях осужденных имелась идеальная совокупность преступлений, хотя последняя отсутствовала, поэтому допустил неправильность в юридической оценке указанных преступных посягательств. Незнание правоприменителем отдельных правил квалификации привело к указанной ошибке.

Наукой уголовного права выработаны правила квалификации при конкуренции общей и специальной норм. В соответствии с этим правилом действует специальная норма, а общая норма не применяется. Как правильно пишет Л.В. Иногамова, «...общая норма представляет собой понятие, имеющее большую степень обобщения, включающее в себя множество случаев, явлений, а специальная норма -- один из таких случаев» Иногамова, Л.В. Виды конкуренции норм уголовного права / Л.В. Иногамова // Рос. юрид. журн. Ї 1999. Ї № 4. Ї С. 57.. В правоприменительной практике возможна ситуация, когда общая и специальная нормы могут совместно применяться при квалификации. Такое применение возможно, когда совершено несколько преступлений и в действиях виновного имеется реальная совокупность преступлений.

Таким образом, одним из видов квалификационных ошибок при определении объекта преступного посягательства являются ошибки квалификации преступлений при нарушении правил конкуренции объектов преступления либо при отсутствии такой конкуренции.

К сожалению, неправильному пониманию в разрешении этого вопроса, а в результате появлению еще большего числа ошибок в уголовно-правовой квалификации способствуют некоторые научные публикации. Одной из таких публикаций является статья В. Быкова «Как разграничить бандитизм и разбой». Ее автор, подменяя понятие объектов преступного посягательства при вооруженном разбое, с одной, с другой стороны, утверждает, что разбой, совершенный организованной и вооруженной группой, следует квалифицировать как бандитизм по ст. 209 УК РФ Быков, В. Как разграничить бандитизм и разбой / В. Быков // Рос. юстиция. Ї 2012. Ї №3. Ї С. 52-53.. Полагаю, что в развернувшейся научной полемике верно отмечал Р. Галиакбаров, что «...конкуренции норм между вооруженным разбоем, совершенным организованной группой, и бандитизмом нет». Далее Р. Галиакбаров правильно подчеркивает, что во избежание квалификационных ошибок «любая рекомендация ученого, прежде чем она доводится до специалистов и практиков, должна тщательно просчитываться на теоретическую обоснованность и возможность негативных последствий для практики» Галиакбаров, Р. Разграничение разбоя и бандитизма. Ошибка в теории ломает судебную практику / Р. Галиакбаров // Рос. юстиция.Ї 2010. Ї № 7. Ї С. 56..

Объект преступления как элемент состава преступления имеет многоплановое уголовно-правовое значение. Прежде всего, объектом преступления определяется социальная, классово-политическая сущность и общественная опасность деяния. Особенности и свойства объекта преступления позволяют наиболее полно раскрыть социально-политическое содержание преступления, его юридические признаки. Только точное знание объекта посягательства делает возможной правильную юридическую оценку преступных действий и борьбы с ними.

По объекту посягательства во многих случаях можно отграничить преступление от действия, не являющегося преступлением, так как уголовный закон охраняет не все, а только наиболее важные, основные общественные отношения. нарушение общественных отношений, не охраняемых уголовным законом, не образует состава преступления.

Большое значение имеет объект посягательства и для разграничения сходных преступлений при квалификации деяния. Если неизвестно, какое общественное отношение было объектом посягательства, то не известно и о каком преступлении идет речь. Без уяснения того объекта, на который было направлено преступное деяние, не может быть выяснено социальная сущность этого преступления, его общественная опасность и не может быть дана ему правильная юридическая оценка. Так, например, приговором Красноармейского районного суда от 20 марта 2009 г. осуждены С. и Н. по ч.4 ст.158 и ч. п. б ч. 2 ст. 215 3 УК РФ за тайное хищение чужого имущество и повреждение магистральных нефтепродуктопроводов. При схожести других признаков данных преступлений осужденные посягали на разные объекты, что и обусловило указанную квалификацию содеянного.

В то же время возможны случаи посягательства на два объекта и квалификация деяния по одной норме уголовного закона. Например, при умышленном причинении тяжкого вреда здоровья, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего. Так по делу, рассмотренному в Красноармейском районном суде 02.02.2009 осужденный ч. 4 ст.111 УК РФ М. умышленно причинил тяжкий вред здоровью потерпевшего, повлекший его смерть.

Свойства объекта посягательства позволяет уяснить содержание и признаки других элементов состава преступления. Способы посягательства наличность, например, отличается от посягательства на собственность. И это различие объясняется в первую очередь особенностями объекта посягательства, которые в большинстве случаев предопределяют всю юридическую структуру преступления способы его совершения, применяемые при этом орудия и другие признаки его состава. Свойства объекта и предмета преступления показывают, какие способы посягательства на них наиболее опасны, а какие опасности не представляют. Объект посягательства обуславливает не только возникновение уголовно-правового запрета, но и его юридическую структуру, пределы и объем, круг запрещаемых действий, а также объективные и субъективные признаки состава преступления.

Объект преступления имеет решающее значение для определения материального понятия преступления. Без указания на те общественные отношения, которые поставлены уголовным законом под охрану, не может быть дано такое определение. С позиции объекта посягательства, с точки зрения социальной направленности преступление можно определить как предусмотренное уголовным законом общественно опасное изменение общественных отношений.

Строго выдержанная система уголовного законодательства наиболее полно охватывает все те общественные отношения, которые нуждаются в уголовно-правовой охране, и исключая дублирование уголовно-правовых норм.

В зависимости от социальной сущности преступления и законодательной конституции конкретного состава преступления роль объекта преступления его признаков в квалификации деяния бывает различной. Для преступлений, различающихся только по объекту, она более значительна чем для преступлений, объекты которых лишь частично совпадают. Однако не зависимо от этого во избежание ошибки в квалификации деяния необходимо использовать и признаки объекта.

Таким образом, из изложенного следует, что для правильной квалификации преступления объект преступления играет немаловажную роль. Непринятие во внимание специфики объекта посягательства, неправильное его установление приводят на практике к судебным ошибкам.

Филиппова Ольга Владимировна

кандидат юридических наук, доцент кафедры финансового и

предпринимательского права Уральского гуманитарного института,

член Российской криминологической ассоциации,

Нотариус г. Екатеринбурга

Olga V. Filippova

Candidate of Law, Notary Public of Ekaterinburg,

Associate Professor of Civil Law Disciplinesof the Ural Institute of additional

professional education "All-Russian State University of Justice

(RPA of the Ministry of Justice of the Russian Federation",

Member of the Russian Criminological Association, Ekaterinburg

КВАЛИФИКАЦИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПО ПРЕДМЕТУ ПОСЯГАТЕЛЬСТВА

QUALIFICATION OF CRIMES ON THE SUBJECT OF ASSAULT

Аннотация. Автором статьи представлена квалификация преступлений, определяемая по предмету посягательства. Им отмечено, что правильность квалификации - главное, однако не единственное, правило для установления предмета преступления. Наличие предмета преступления, его видоизменения, перемещения могут свидетельствовать о факте состоявшегося посягательства на объект уголовно-правовой охраны. В некоторых случаях предмет преступления позволяет разграничить смежные составы, что также влияет на квалификацию преступления.

Ключевые слова: квалификация, посягательство, преступление, предмет преступления, уголовно-правовая охрана.

Annotation. The article presents the qualification of offences identified by the subject encroachment. The author noted that the validity of qualifications -important but not the only, rule for determining the subject of the crime. The presence of the subject of crime, its modification, movement can testify to the fact that the established infringement of the object of criminal legal protection. In some cases the subject of the offense allows you to differentiate between related compounds that also affect the definition of the crime.

Keywords: qualification, attack, crime, subject of crime, criminal-legal protection.

Для правильной квалификации преступления по объекту посягательства, прежде всего, необходимо установить родовой (видовой) объект, а затем - непосредственный объект преступления. Для того, чтобы избежать

квалификационной ошибки, в первую очередь следует определить, в какие общественные отношения произошло преступное вторжение и охраняются ли эти общественные отношения уголовно-правовыми нормами.

К группе признаков, характеризующих непосредственный объект уголовно-правовой охраны, относится и предмет преступления. Предмет преступления в качестве признака, характеризующего объект преступления, - это конкретные материальные предметы, по поводу которых совершается преступление. Законодательная основа квалификации по предмету преступления - указание на него (или описание) в диспозиции конкретной нормы УК РФ. Именно воздействие на предмет (уничтожение, изменение его свойств и т.п.) показывает, что нарушаются конкретные общественные отношения, т.е. непосредственный объект преступления. Указание на предмет преступления в законе означает, что его установление в содеянном необходимо для правильной квалификации. Правильное определение предмета преступления является необходимым условием для дальнейшего определения тех общественных отношений, на которые направлено преступное посягательство.

В некоторых статьях уголовного закона предмет преступлений указывается четко. В то же время, в отдельных статьях он обозначается только в общей форме. Для того чтобы дать правильную юридическую оценку содеянному, порой необходимо помимо уголовного закона применить и другие законодательные акты. Обращение не к уголовному законодательству необходимо и в тех случаях, когда предмет преступления сходен с предметом административного правонарушения (пневматическое оружие).

Военная коллегия Верховного Суда РФ переквалифицировала действия П., связанные с хищением реактивно-осветительных и имитационных патронов и взрывпакетов, с «а», «б», «в» ч. 3 ст. 226 УК РФ на п. п. «б», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ в связи с тем, что в соответствии с Федеральным законом от 13 декабря 1996 г. N 150-ФЗ «Об оружии» указанные предметы ни боеприпасами, ни взрывными устройствами не являются, так как не содержат взрывчатых веществ . Ошибка суда заключалась в неправильном определении предмета преступления. При квалификации рассматриваемого деяния суду следовало руководствоваться ст. ст. 2 - 5 Закона об оружии, которым предусматриваются три вида оружия: гражданское, служебное и боевое (ручное стрелковое и холодное); в этих же статьях приводится подробное описание этих видов оружия. Перечень является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит. Кроме того, одним из признаков, в соответствии с которым предметы отнесены к оружию, является содержание в них взрывчатых веществ. В кассационном определении Верховного Суда РФ от 27.12.2012 N 46-О12-62 по жалобе на приговор Самарского областного суда от 28 сентября 2012 года, по которому Ильичев А.В. осужден к лишению свободы по ч. 2 ст. 209 УК РФ указано, что по смыслу ст. 209 УК РФ банда признается вооруженной при наличии оружия, включая газовое или травматическое, хотя бы у одного из ее членов и осведомленности об этом других членов банды,

а для квалификации разбоя по квалифицирующему признаку «с применением оружия» необходимо установить, является ли примененный при нападении предмет оружием, предусмотренным Федеральным законом от 13 декабря 1996 года N 150-ФЗ «Об оружии» .

Правильность квалификации - главное правило для установления предмета преступления. Однако оно не единственное. Наличие предмета преступления, его видоизменения, перемещения могут свидетельствовать о факте состоявшегося посягательства на объект уголовно-правовой охраны. В некоторых случаях предмет преступления позволяет разграничить смежные составы, что также влияет на квалификацию преступления. Так, похищение, уничтожение или повреждение документов влечет ответственность по ч. 1 ст. 325 УК. Похищение у граждан паспорта или другого личного документа предусмотрено ч. 2 ст. 325, а похищение таких предметов, как марки акцизного сбора, специальные марки или знаки соответствия, защищенные от подделок, - ч. 3 ст. 325 УК. Таким образом, объект и предмет преступления играют важную роль в правовой оценке деяний при квалификации преступлений.

Говоря о предмете преступления, нельзя обойти молчанием и вопрос о потерпевшем от преступления. В Общей части уголовного права нет понятия «потерпевший от преступления». По этой причине правоприменители, разрешая конкретное уголовное дело, где очевиден вред (ущерб), причиненный физическому или юридическому лицу, вынуждены пользоваться определением понятия «потерпевший», данным в ст. 42 УПК РФ. Однако названные в ней виды потерпевших (физическое и юридическое лицо), их права и обязанности регламентируются лишь в пределах уголовного процесса и не затрагивают данного понятия в уголовно-правовом смысле. Не регламентированы в Общей части УК РФ основания и пределы защиты жизни, здоровья, имущества, чести, достоинства потерпевших, особенности их статуса применительно к отдельным составам преступления (например, п. «г» ч. 2 ст. 105 - беременность женщины, ставшей жертвой убийства; ст. 317, 318 - работник правоохранительного органа и т.д.). Не определено место потерпевшего среди элементов состава преступления в Общей части уголовного права.

Актуальность проблемы определения признаков и значения потерпевшего в уголовном праве подтверждается и примерами из судебной практики. Так, одним из судов Свердловской области было прекращено уголовное дело в отношении В., обвинявшегося по ч. 1 ст. 318 УК за нанесение участковому инспектору РУВД ударов по мотивам мести за его служебную деятельность. Суд прекратил уголовное дело по основаниям, указанным в ст. 76 УК, в связи с примирением виновного с потерпевшим. Как отмечает Н.К. Семернева с решением суда можно было бы согласиться, так как все условия, указанные в ст. 76 УК РФ, в конкретном уголовном деле присутствовали, однако остается под сомнением вопрос о правильности определения потерпевшего по названной статье. Коль скоро объектом по ч. 1 ст. 318 УК является порядок управления, установленный

в государстве, и именно этому объекту причиняется вред (ущерб) путем нанесения побоев представителю аппарата государственного управления, то и потерпевшим, думается, надо признавать представителя этого органа государственной власти. Нанесение ударов участковому уполномоченному выступает как средство (способ) причинения вреда основному объекту. В данном случае согласие потерпевшего на примирение с правонарушителем не может считаться обоснованным. Он выходит за пределы лично принадлежащих ему прав, причиняя, таким образом, вред существующему порядку управления. Вопрос о правомерности применения в подобных случаях ст. 76 УК должен решаться судом лишь после точного установления потерпевшего, его прав и полномочий.

По утверждению В.В. Колосовского, «ошибки по объекту и предмету преступления в основном характеризуются тем, что субъекты квалификации затрудняются в определении наличия либо отсутствия конкуренции объекта преступного посягательства, а также нарушают законы логики в определении объекта и предмета преступления» . А.В. Галахова отмечает, «что в квалификации преступлений наряду с законами (в первую очередь уголовными) активно участвует и апробированная судебная практика. В постановлениях Пленума Верховного Суда РФ, принимаемых по делам о практике применения законодательства об ответственности за отдельные категории преступлений, содержится немало рекомендаций, полезных для квалификации многих других преступлений, и правоприменителю следует пользоваться ими» .

Литература

1. Галахова А.В. Вопросы квалификации преступлений в уголовном праве и судебной практике (по признакам объекта) // Российский следователь. 2010. N13. С. 23.

2. Кассационное определение Верховного Суда РФ от 27.12.2012 N 46-О12-62//СПС КонсультантПлюс.

3. Колосовский В.В. Теоретические проблемы квалификации уголовно-правовых деяний: монография. М.: Статут, 2011. С.101.

4. Семернева Н.К. Квалификация преступлений (части Общая и Особенная): научно-практическое пособие. Москва: Проспект; Екатеринбург: Уральская государственная юридическая академия, 2010. С.39.

5. Собрание законодательства РФ. -1996. N 51. Ст. 5681

1. Galakhova, A. V. the Issues of qualification of crimes in criminal law and judicial practice (signs of the object) // Russian investigator. - 2010. - N 13. - S. 23.

2. Cassation definition of the Supreme Court of the Russian Federation of 27.12.2012 No. 46-A12-62//ATP ConsultantPlus.

3. Kolosovskiy V. V. Theoretical problems of qualification of criminal-legal acts:]. - M.: Statut, 2011. - S. 101.

4. Semernev N. To. Qualification of crimes (part of General and Special): a scientific and practical guide. - Moscow: Prospekt, Yekaterinburg: Ural state

law Academy, 2010. - P.39.

5. Meeting of the legislation of the Russian Federation. - 1996. - N 51. -St. 5681

ЛЕКЦИЯ 2: ПРАВИЛА КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПО ПРИЗНАКАМ СОСТАВА ПРЕСТУПЛЕНИЯ

Вопросы:

1. Правила квалификации преступления по признакам объекта.

2. Правила квалификации преступления по признакам объективной стороны.

3. Правила квалификации преступления по признакам субъективной стороны.

4. Правила квалификации преступления при субъективной ошибке.

5. Правила квалификации преступления по признакам субъекта.

1. Если при совершении преступления степень тяжести вреда, причиняемого дополнительному объекту, меньше или равна степе­ни тяжести вреда, причиняемого основному объекту, квалификация производится по статье, предусматривающей посягательство на ос­новной объект, квалификации по совокупности преступлений не требуется. Так, в случае причинения при изнасиловании легкого и средней тяжести вреда здоровью, содеянное полностью охватывает­ся ч. 1 ст. 131 УК и квалификация по статьям о преступлениях против личности не требуется. Определение того, какой вред является более тяжким, производится путем сопоставления санкций ч. 1 ст. 131, ч. 1 ст. 112 и ч. 1 ст. 115 УК. Основным объектом при совершении этого преступления является половая свобода женщины, дополнительным - ее здоровье. Максимум санкции ч. 1 ст. 131 - 6 лет лишения свободы, ч. 1 ст. 112 - 3 года лишения свободы, а ч.1 ст. 115 УК - 4 месяца ареста. Значит, при совершении изнасилования, вред дополнительному объекту - здоровью - является меньшим, чем вред основному объекту - половой свободе. Следовательно, при совершении изнасилования с причинением легкого или средней тяжести вреда здоровью потерпевшей, содеянное подлежит квалификации по ч. 1 ст. 131 УК. Дополнительная квалификация по ст. 112 или 115 УК не требуется.

2. По общему правилу, если при совершении преступления степень тяжести вреда, причиняемого дополнительному объекту, большей степени тяжести вреда, причиняемого основному объекту, требуется квалификация по совокупности преступлений. Так, если для неоконченного проникновения в жилище, совершенного против воли проживающего в нем лица, применяется насилие, состоящее в при­чинении тяжкого вреда здоровью, необходима квалификация по ч. 2 с г. 139 УК по совокупности с ч. 1 ст. 111 УК. Законодательно установ­лено лишь одно исключение из этого правила (ч. 1 ст. 17 УК в ред. от1 июля 2004 г.). Совокупность преступлений не образуется, когда совершение двух или более преступлений предусмотрено статьями Особенной части Кодекса в качестве обстоятельства, влекущего бо­лее строгое наказание. Например,

3. Если в статье альтернативно указаны несколько дополнитель­ных объектов, для квалификации преступления по этой статье доста­точно причинения вреда хотя бы одному из них. Так, для вменения состава, предусмотренного ст. 296 УК РФ («Угроза или насильствен­ные действия в связи с осуществлением правосудия или производст­вом предварительного расследования»), основным объектом которо­го являются интересы правосудия, достаточно наличия угрозы причинения вреда любому из альтернативно указанных дополни­тельных объектов: жизни, здоровью, отношению собственности.

Похожие публикации