Как поставить вопросы эксперту для судебной экспертизы? Постановка вопросов перед экспертом Для чего проводится судебная экспертиза, почему так важны вопросы эксперту

Как поставить вопросы эксперту для судебной экспертизы? Постановка вопросов перед экспертом Для чего проводится судебная экспертиза, почему так важны вопросы эксперту

14 АДВОКАТСКАЯ ГАЗЕТА ТЕМА: взаимодействие с экспертом

адвокатская кухня «Юридическая клиника»

Факты и вопросы экспертизы в гражданском процессе

Андрей Поляков НАУЧНЫЙ РЕДАКТОР САЙТА «БИБЛИОТЕКА ЮРИДИЧЕСКИХ РЕДКОСТЕЙ»

ЕСЛИ СРАВНИТЬ ЭКСПЕРТИЗУ С ДОПРОСОМ « СВИДЕТЕЛЯ, ТО РЕАЛИЗАЦИЯ ПРАВА ВЫБОРА ВОПРОСОВ ДЛЯ СВИДЕТЕЛЯ НЕ ЗАВИСИТ ОТ ВЗАИМНОГО СОГЛАСИЯ СТОРОН И СУДА (В РАМКАХ ОТНОСИМОСТИ), ПОЭТОМУ НЕУМЕСТНЫЕ ВОПРОСЫ ОДНОЙ СТОРОНЫ МОГУТ БЫТЬ НИВЕЛИРОВАНЫ ПРАВИЛЬНЫМИ ВОПРОСАМИ ДРУГОЙ ИЛИ САМОГО СУДА. ПРАВО ЖЕ ПОСТАНОВКИ ВОПРОСОВ ЭКСПЕРТАМ – ИСКЛЮЧИТЕЛЬНОЕ ПРАВО СУДА.

данный факт доказыванию, б) требует ли данный факт доказывания, в) может ли быть по закону допущен данный вид доказывания. В силу принципа jura novit curia суд не может не понимать избыточность многих вопросов, предлагаемых сторонами эксперту. Но вынужден мотивировать отказ в их постановке. Само по себе это правильно: решения суда должны быть понятны, а значит – объяснены. Но это создает и дополнительную работу, достаточно сложную, поскольку известно, что чем глупее вопрос, тем сложнее обосновать его отклонение. Не может же, в самом деле, суд отвести вопрос, лишь сославшись на его дурость или подлость. Ни количество, ни существо вопросов не исключают возможности дальнейшего движения дела. Не предусмотрена возможность обжалования определений о назначении экспертизы и процессуальным кодексом. Следовательно, вопрос об исправлении таких недостатков не может быть вынесен на обсуждение вышестоящей инстанции отдельно от итогового решения. Можно, конечно, надеяться на свободную оценку доказательств судом. Но если сам суд поставил вопросы, явно выходящие за пределы компетенции сведущих людей, переложил на них бремя решения вопросов права, то надежда эта, пожалуй, весьма иллюзорна. Вопросы права решает только и исключительно сам суд – эту максиму заучивают студенты начальных курсов, Верховный Суд напоминает об этом периодически. Как быть, если суд все же поставил такие вопросы? К сожалению, опыт прошлого в данном случае помочь не может. Заключение сведущих людей так же, как и сейчас, не могло быть обжаловано отдельно от апелляции в целом, но в отличие от современного процесса было не доказательством, а способом поверки доказательств (прежде чем войти в рассмотрение представленных доказательств по существу, то есть прежде чем приступить к определению силы и значения доказательств по их внутреннему содержанию для установления истинности удосто- веряемых ими фактов, необходимо было установить достоверность самого доказательства). Принципиальная разница состоит в том, что сведущие люди не удостоверяли фактов, а придавали установленным фактам известное значение и смысл, делали из них выводы и умозаключения. Наиболее естественный путь – передать вопрос на разрешение вышестоящей инстанции. Правда, здесь надо различать две стадии: подготовку к экспертному исследованию и собственно заключение сведущих людей. Заключение экспертов, как и иной вид доказательств, важен лишь тем, какой вывод сделает из него суд. Поэтому самостоятельный спор против состоявшегося экспертного заключения так же неуместен, как обжалование того или иного свидетельского показания. обжалования постановки вопросов права. Но появится ли в новом едином процессуальном кодексе такое право у сторон – неизвестно. *** Есть ли хоть какое-то средство для лечения этой болезни? Пожалуй, только одно. Квалификация юриста предполагает наличие у него познаний в праве, в крайнем случае – знакомство с текстом закона. Если юрист (судья) не выполняет то, что предписано ему законом, то можно говорить об отсутствии надлежащей квалификации. Закон говорит, что: а) надо указать факты, для подтверждения (или опровержения) которых назначается экспертиза, и б) вопросов о праве перед экспертами ставить отнюдь не следует. Если судья не сделал первого и сделал второе – значит его компетентность и добросовестность под сомнением. А проверить ее может только специальная судейская коллегия. Пока же остается надеяться на лучшее и закончить статью сентенцией Рудольфа фон Иеринга: какая легкая вещь обрабатывать поле или заниматься каким- нибудь ремеслом в сравнении с задачей решать труднейшие юридические вопросы! Иное дело подготовка. Если сравнить экспертизу с допросом свидетеля, то реализация права выбора вопросов для свидетеля не зависит от взаимного согласия сторон и суда (в рамках относимости), поэтому неуместные вопросы одной стороны могут быть нивелированы правильными вопросами другой или самого суда. Право же постановки вопросов экспертам – исключительное право суда. И вот здесь ошибка неисправима и даже фатальна – в случаях постановки вопросов о праве. Можно, конечно, уповать на апелляцию, но, как говорил тот же Иосилевич, плохо, когда вся надежда на последнюю инстанцию. Исключительное право постановки вопросов судом может быть преодолено только вышестоящим судом. Но для этого стороны должны иметь соответствующее средство – право частного спора против поставленных судом вопросов. Оно могло бы быть реализовано в определенной степени – только в части обжалования постановки вопросов права. Но появится ли в новом едином процессуальном кодексе такое право у сторон – неизвестно. *** Есть ли хоть какое-то средство для лечения этой болезни? Пожалуй, только одно. Квалификация юриста предполагает наличие у него познаний в праве, в крайнем случае – знакомство с текстом закона. Если юрист (судья) не выполняет то, что предписано ему законом, то можно говорить об отсутствии надлежащей квалификации. Закон говорит, что: а) надо указать факты, для подтверждения (или опро- вержения) которых назначается экспертиза, и б) вопросов о праве перед экспертами ставить отнюдь не следует. Если судья не сделал первого и сделал второе – значит его компетентность и добросовестность под сомнением. А проверить ее может только специальная судейская коллегия. Пока же остается надеяться на лучшее и закончить статью сентенцией Рудольфа фон Иеринга: какая легкая вещь обрабатывать поле или заниматься каким- нибудь ремеслом в сравнении с задачей решать труднейшие юридические вопросы!

Памятка для судебных экспертов и судей

1. Какие требования предъявляются судебному эксперту (кто может быть судебным экспертом)
1.1. Все процессуальные кодексы указывают только одно основание (требование) для назначения лица судебным экспертом – наличие специальных знаний (ст. 57 упк рф, ст. 85 гпк рф, ст. 55 апк рф).
вместе с тем, процессуальные кодексы требуют, чтобы в своем заключении судебный эксперт сообщил о своем образовании, специальности, стаже работы, о наличии ученой степени и (или) ученого звания (ст. 204 упк рф, ст. 86 апк рф). Требование о наличии высшего образования для государственных судебных экспертов содержится в фз «о государственной судебно-экспертной деятельности в российской федерации» (№ 73-фз от 31.05.2001). Эти данные помогают суду (следователю, дознавателю) в решении вопроса о компетентности эксперта.
1.2. Федеральный закон «о государственной судебно-экспертной деятельности в российской федерации» (n 73-фз от 31 мая 2001 года), статья 41 распространяет свое действие на судебно – экспертную деятельность лиц, не являющихся государственными судебными экспертами, и гласит: «в соответствии с нормами процессуального законодательства российской федерации судебная экспертиза может производиться вне государственных судебно – экспертных учреждений лицами, обладающими специальными знаниями в области науки, техники, искусства или ремесла, но не являющимися государственными судебными экспертами. На судебно – экспертную деятельность лиц, указанных в части первой настоящей статьи, распространяется действие статей 2, 4, 6 – 8, 16 и 17, части второй статьи 18, статей 24 и 25 настоящего федерального закона».
2. Какие требования, предъявляемые к судебным экспертам, неправомерны
2.1. Требования о предоставлении экспертом лицензии на право производства судебных экспертиз и(или) сведений (документа) о его аккредитации являются незаконными и не выполнимыми.
лицензирование судебно-экспертной деятельности не предусмотрено федеральным законодательством (федеральный закон от 08.08.2001 n 128-фз (ред. От 27.07.2010) “о лицензировании отдельных видов деятельности”
постановление правительства рф от 26.01.2006 n 45 (ред. От 20.08.2010) “об организации лицензирования отдельных видов деятельности”)

в настоящее время аккредитации судебных экспертов в российской федерации не существует.
2.2. Если выполняется (назначается) судебно-оценочная экспертиза, судебная строительно-техническая экспертиза или другие виды судебных экспертиз, выполняемыми специалистами саморегулируемых организаций (сро), требование о представлении экспертом сведений о своем членстве в сро не предусмотрено законом. Судебная экспертиза осуществляется только по нормам процессуальных кодексов. Что касается компетенции эксперта, то она должна устанавливаться по существу, а не по формальным основаниям.
2.3. Неправомерны требования о профильном образовании судебного эксперта. Закон (ст. 204 упк рф, ст. 86 апк рф) требует указать образование, не уточняя: высшее, среднее специальное, профильное и т.д.
в гпк рф вообще ничего не говорится об образовании эксперта.
3. Самоотвод (отвод) судебного эксперта

самоотвод должен быть заявлен судебным экспертом до рассмотрения дела по существу. Наряду с общими основаниями для самоотвода (отвода) участников процесса (ст. 61, 62 упк рф, ст. 16 гпк рф, ст. 21, 22 апк рф) существуют специфические основания для самоотвода (отвода) судебного эксперта:

– некомпетентность эксперта;
– служебная или иная зависимость, в которой находился или находится эксперт от лица, участвующего в деле;
– личная заинтересованность в исходе дела (ст. 70 упк рф, ст. 18 гпк рф, ст. 23,27 апк рф).
в арбитражном процессе в дополнение к этому приведено еще одно специфическое основание (ст. 23 апк рф) для отвода эксперта. Это проведение сведущим лицом ревизии или проверки, материалы которой послужили поводом для обращения в арбитражный суд или используются при рассмотрении дела.
других, оснований, кроме содержащихся в упомянутых выше статьях, для отвода судебного эксперта не имеется, например: требование наличия лицензии, аккредитации, членства в каком-то профессиональном объединении, высшего профильного образования, высшего образования и другое.

4. Разъяснение прав судебному эксперту и предупреждение его об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения

лицо, назначившее судебную экспертизу (судья, следователь, дознаватель), обязаны разъяснить эксперту его права и предупредить его об уголовной ответственности по ст. 307 ук рф (ст. 192, 283 упк рф, ст. 79, 80 гпк рф, ст. 82 апк рф).
если экспертиза проводится в экспертном учреждении, то разъяснение прав и предупреждение по ст. 307 ук рф осуществляет руководитель экспертного учреждения (ст. 199 упк рф, ст. 82 апк рф, ст. 80 гпк рф).
если определение (постановление) о назначении судебной экспертизы поступило по почте в адрес эксперта, не работающего в экспертном учреждении, или в адрес руководителя экспертного учреждения, который сам проводит эту экспертизу, то актом разъяснения прав и предупреждения об уголовной ответственности следует считать дачу ими соответствующей подписки, прилагаемой к делу, а также его отметка о предупреждении об уголовной ответственности, помещаемая во вводной части заключения (п. 5 ч. 1 ст. 204 упк рф, п.4, ч. 1 ст. 96 апк рф).
отказ принять заключение в подобных случаях из-за того, что никто лично не предупреждал судебного эксперта не основателен. К тому же, эксперт, давший заключение, вызванный в судебное заседание, предупреждается судьей лично, о чем экспертом дается подписка в протоколе судебного заседания (п. 7, ч. 2 ст. 153 апк рф, ст. 165 гпк рф, ст. 282, 195 упк рф).
5. Обязанности и права судебного эксперта (ст. 57 упк рф, ст. 55 апк рф, ст. 85 гпк рф)
5.1. Лицо, назначенное судебным экспертом, обязано явиться по вызову судьи (суда) (следователя, дознавателя).
5.2. Обязано заявить самоотвод при наличии оснований.
5.3 обязано принять экспертизу к производству.
5.4. Эксперт обязан явиться по вызову суда для личного участия в судебном заседании задавать в судебном заседании вопросы лицам, участвующим в деле и свидетелям (ч.1,3 ст. 85 гпк рф).
5.5. Имеет право знакомиться с материалами дела, относящими к предмету экспертизы (необходимыми для ее производства).
5.6. Ходатайствовать о предоставлении дополнительных материалов, относящихся к предмету экспертизы.
5.7. Ходатайствовать о привлечении другого эксперта.
5.8. Участвовать с разрешения дознавателя, следователя, суда в процессуальных действиях и задавать вопросы, относящиеся к предмету судебной экспертизы (ст. 57 упк рф).
5.9. Эксперт вправе с разрешения арбитражного суда участвовать в судебных заседаниях, задавать вопросы лицам, участвующим в деле и свидетелям (ч. 3 ст. 55 апк рф).
5.10. Эксперт вправе дать заключение.
5.11. Эксперт вправе отказаться от дачи заключения.
5.12. Эксперт вправе обжаловать действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда, ограничивающие его права.
6. Наиболее часто встречающиеся вопросы, задаваемые судебными экспертами
6.1. Может ли суд не принять заключение судебного эксперта. Если заключение эксперта выполнено по форме, установленной законом «о государственной судебно-экспертной деятельности в российской федерации» (n 73-фз от 31 мая 2001 года), проведено исследование в полном объеме и даны ответы на вопросы, суд обязан принять заключение эксперта.
заключение эксперта по экспертизе, проведенной в точном соответствии с ее правовым регулированием, является доказательством по делу и должно быть приобщено к материалам дела.
«заключение эксперта для суда не обязательно и оценивается судом по правилам, установленным в ст. 67 гпк рф. Несогласие судьи с заключением должно быть мотивированно в решении или определении» (ч. 3 ст. 86 гпк рф).
«заключение эксперта оглашается в судебном заседании и исследуется наряду с другими доказательствами по делу» (ч. 3 ст. 86 апк рф).
«заключение эксперта оглашается в судебном заседании. В целях разъяснения и дополнения заключения эксперту могут быть заданы вопросы» (ст. 187 гпк рф).
из выше приведенных статей очевидно, что заключение эксперта всегда должно быть приобщено к материалам дела, проверено и оценено наряду с другими доказательствами. Не выполнение этих условий является грубейшим нарушением закона.
как было указано выше, суд может не согласиться с заключением эксперта и не принять его в качестве доказательства. Однако и в этом случае экспертиза, проведенная экспертом, должна быть оценена и включена в судебные издержки.

6.2. Можно ли судебного эксперта вызывать повесткой как свидетеля.

судебный эксперт, давший заключение на основе определения суда (постановления следователя, дознавателя) остался в этом качестве до окончания дела. Судебный эксперт не может быть вызван в качестве свидетеля по следующим основаниям. Закон различает процессуальное положение лиц, участвующих в деле и вызываемых в судебное заседание: «лица, участвующие в деле, а также свидетели, эксперты, специалисты и переводчики извещаются или вызываются в суд повесткой с уведомлением…» (ст. 113 гпк рф).

его процессуальный статус уже определен в деле несколькими документами:
– определением о назначении экспертизы;
– подпиской о предупреждении об уголовной ответственности по ст. 307 ук рф;
– заключением судебного эксперта.
судебный эксперт может быть вызван в судебное заседание только для допроса по его заключению.
эксперт не может быть свидетелем, т.к. Ему не о чем свидетельствовать, если бы он был свидетелем, то его нельзя было назначать экспертом. К тому же эксперт приходит в суд с данным им заключением, т.е. С выводными знаниями. В то время как свидетеля никогда не спрашивают о том, к каким выводам он пришел.
по этим же основаниям ни специалист (в гражданском, уголовном процессах), ни лицо, производившее оценку также не могут вызываться в качестве свидетелей.
специалист (ст. 188 гпк рф, ст. 58 упк рф) является участником соответствующего процесса и так должен обозначаться во всех процессуальных документах (в том числе в документе о вызове его в судебное заседание).
оценщик не является свидетелем по существу, ему не о чем свидетельствовать, он также как эксперт приходит в суд с выводными данными. К тому же, оценка имущества, указана в ст. 188 гпк рф, в качестве одной из функций специалиста.
6.3. Можно ли давать рецензию на заключение судебного эксперта после принятия решения по делу.
ни в одном из процессов (уголовном, гражданском, арбитражном) такого процессуального действия как рецензия на заключение судебного эксперта не предусмотрено.
если сторона обоснованно не согласна с заключением судебного эксперта, она может ходатайствовать перед судом о назначении дополнительной или повторной экспертизы.
в уголовном процессе наряду с этим сторона может обратиться к специалисту и предложить ему дать заключение по уже проведенной экспертизе, сформулировав надлежащим образом вопросы.
Рецензирование заключения судебного эксперта – действие не процессуальное и не регулируемое никакими нормами, такой документ – рецензия на заключение судебного эксперта не имеет доказательственного значения. К тому же, как всякая рецензия она может быть оспорена автором, т.е. Судебным экспертом, давшим заключение.

7. Судебная экспертиза может быть назначена в арбитражном процессе и в гражданском процессе только судом, в уголовном – судом, следователем, дознавателем

попытки судебных приставов назначать судебные экспертизы являются незаконными и недействительными. Если экспертиза проводилась по заданию какой-либо из сторон, то она не является судебной. Лицо, имеющее на руках такое заключение, может ходатайствовать о приобщении такого заключения эксперта к делу. Решение принимает суд. Суд может отклонить ходатайство о приобщении заключения без объяснения причин отклонения, но может и удовлетворить это ходатайство. В этом случае, такое заключение будет приравнено к письменным доказательствам (ст. 71 гпк рф, ст. 75 апк рф) или иным документам (ст. 84 упк рф).

наличие такого заключения в деле не исключает возможности назначения судебной экспертизы по тем же вопросам (постановление пленума верховного суда ссср от 16.03 1971 г.).

8. Эксперт не вправе (ст. 57 упк рф, ст. 85 гпк рф, ст. 55 апк рф):
8.1. Самостоятельно собирать доказательства (материалы для экспертного исследования).
8.2. Без ведома следователя или суда вести переговоры с участниками уголовного судопроизводства по поводу производства судебной экспертизы.
8.3. Вступать в личные контакты в гражданском (арбитражном) процессе с участками процесса, если это ставит под сомнение его незаинтересованность в исходе дела.
8.4. Разглашать сведения, которые стали ему известны при производстве экспертизы.
8.5. Давать заведомо ложное заключение.
8.6. Без разрешения лица, назначившего экспертизу, проводить исследования, способные полностью или частично разрушить объекты или изменить их внешний вид и основные свойства.
8.7. Уклоняться от явки по вызову в суд, к следователю, дознавателю.
8.8. За дачу заведомо ложного заключения судебный эксперт несет уголовную ответственность по ст. 307 ук рф.
8.9. За разглашение данных предварительного расследования эксперт несет уголовную ответственность по ст. 310 ук рф.
8.10. В контакт со сторонами судебный эксперт чаще всего вступает, когда начинает экспертное исследование по месту нахождения крупногабаритного объекта (транспортное средство, домовладение, помещение, здание и т.п.). Эксперт должен помнить, что приступая к осмотру такого объекта, он приступает по существу к производству судебной экспертизы в «полевых условиях». Самостоятельного процессуального действия «экспертный осмотр» не существует. Экспертный осмотр является частью экспертизы, началом экспертного исследования по месту нахождения вещественного доказательства. Поэтому присутствие лиц при таком осмотре должно быть оформлено как присутствие при производстве экспертизы с указанием на это в определении (постановлении) о назначении экспертизы (или в дополнительном), а также отражено во вводной части заключения эксперта (ст. 204 упк рф, ст. 86 апк рф, ст. 84 гпк рф).

9. Форма и содержание заключения судебного эксперта
(ст. 294 упк рф, ст. 86 гпк рф, ст. 86 апк рф).
Вводная часть.
1. Место и время производства экспертизы (оформления заключения).
2. Основание производства судебной экспертизы (определение, (постановление) по делу, номер и наименование дела).
3. Должность, классный чин, специальное звание лица, назначившего экспертизу.
4. Сведения об экспертном учреждении, а также ф.и.о. Эксперта, его образование, специальность, стаж работы, ученая степень, ученое звание, занимаемая должность.
5. Сведения и предупреждение эксперта об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения.
6. Вопросы, поставленные перед экспертом (приводятся в кавычках так, как они изложены в определении (постановлении). Если какой-то вопрос не ясен и нет возможности уточнить его у лица, назначившего экспертизу, эксперт самостоятельно формулирует вопрос так, как он его понимает и после всех перечисленных вопросов пишет: «вопрос такой-то эксперт понимает в следующей редакции: (приводит свою редакцию вопроса)».
7. Объекты, представленные на исследование (после сверки наличия объектов, указанных в определении (постановлении), включаются в перечень объектов по определению (постановлению).
8. Материалы дела, относящиеся к производству (предмету) экспертизы, (если предоставлено все дело, то указывается № дела, наименование, количество томов, количество листов в каждом томе. Если листы дела с материалами для эксперта не указаны, эксперт ограничивается вышеприведенным).
9. Лица, присутствовавшие при производстве экспертизы.
10. Если данная экспертиза дополнительная или повторная, то это указывается с приведением сведений: где, когда, кто провел первичную экспертизу и к каким выводам пришел.
11. Заявленные ходатайства (если были) и результаты.
Исследовательская часть.
1. Осмотр и описание объектов исследования. Изучение материалов дела, нормативная и справочная литература. (эксперт осматривает и излагает общие и частные признаки объектов исследования, отбирая те, которые будут далее изучаться; обозначает материалы дела, приводит наименование документов и их содержание, акцентируя внимание на фактах, которые будут использованы в исследовании).
2. Аналитическая часть. (эксперт реально или мысленно делит объекты на части, чтобы тщательно и подробно изучить каждую часть объекта).
3. Синтезирующая часть. (эксперт соединяет части в единое целое для получения нового, более полного знания об объекте).
4. Экспертный эксперимент (если проводился).
5. Результативная часть. (эксперт обобщает полученные результаты и в развернутом виде формулирует будущие выводы, приводя их обоснование).
при изложении исследовательской части следует руководствоваться указанием закона (ст. 204 упк рф, ст. 86 апк рф): в исследовательской части должны быть указаны «содержание и результаты исследования с указанием примененных методик (методов)».

Выводы.
(лаконичное, четкое, однозначно трактуемое изложение ответа на поставленный вопрос).
форма выводов:

– категорическая утвердительная;
– категорическая отрицательная;
– альтернативная (эксперту заданы две, три ситуации);
– условно-определенная (решается задача для сформулированных условий);
– решить не представляется возможным (нпв) с указанием причины невозможности решения вопроса.

10. Оплата труда эксперта
производство судебной экспертизы и участие в судебном заседании подлежат оплате эксперту за счет судебных издержек.

10.1. В гражданском процессе.
«к издержкам, связанным с рассмотрением дела, относятся суммы, подлежащие выплате свидетелям, экспертам, специалистам, переводчикам…» (ст. 94 гпк рф).
свидетелям, экспертам, специалистам и переводчикам возмещаются понесенные ими в связи с явкой в суд расходы на проезд и проживание, а также выплачиваются суточные (ст. 95 гпк рф).
эксперты, специалисты получают вознаграждение за выполненную ими по поручению суда работу, если эта работа не входит в круг их служебных обязанностей в качестве работника государственного учреждения (ст. 95 гпк рф).
размер вознаграждения эксперта, специалиста определяется судом по согласованию со сторонами и по согласованию с экспертом, специалистом.
ст. 96 гпк рф. «внесение сторонами денежной суммы, подлежащей выплате свидетелям, экспертам, специалистам».
денежные суммы, подлежащие выплате свидетелям, экспертам и специалистам предварительно вносятся на банковский счет управления судебного департамента в субъекте российской федерации стороной, заявившей соответствующую просьбу. В случаях, если указанная просьба заявлена обеими сторонами, соответствующие суммы вносятся обеими сторонами в равных частях».
во второй части этой статьи указано, что если вышеописанные действия осуществляются по инициативе суда, то их оплата производится из федерального бюджета (ч. 2 ст. 96 гпк рф).
если вызов специалиста и производство экспертизы осуществляются по инициативе мирового судьи, то оплата производится за счет бюджета субъекта федерации на территории которого действует мировой судья (ч.2 ст. 96 гпк рф).
суд и мировой судья могут освободить от уплаты граждан с учетом их имущественного положения или уменьшить оплату. В этих случаях расходы возмещаются за счет соответствующих бюджетов (ч. 3 ст. 96 гпк рф), судебные постановления, в том числе о внесении денег за оплату производства экспертизы обязаны выполняться всеми гражданами (ст. 13 гпк рф).
не исполнение судебных постановлений влечет ответственность по федеральным законам, в том числе штраф (ст. 105 гпк рф) и увеличение штрафа (ст. 106 гпк рф).

10.2. В арбитражном процессе.
ст. 106 апк рф. «судебные издержки».
«к судебным издержкам, связанным с рассмотрением дел в арбитражном суде, относятся денежные суммы, подлежащие выплате экспертам, свидетелям, переводчикам, расходы, связанные с проведением осмотра доказательств на месте, … И другие расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в связи с рассмотрением дела в арбитражном суде».
Денежные суммы, подлежащие выплате экспертам, свидетелям, переводчикам (ст. 107 (ч.1, 2) апк рф).

«ч. 1. Экспертам, свидетелям и переводчикам возмещаются понесенные ими в связи с явкой в арбитражный суд расходы на проезд, найм жилого помещения и выплачиваются суточные.
Эксперты получают вознаграждение за работу, выполненную ими по поручению арбитражного суда, если эта работа не входит в круг их обязанностей как работников государственного судебно-экспертного учреждения.
Размер вознаграждения эксперту определяется судом по согласованию с лицами, участвующими в деле и по согласованию с экспертом».
Ст. 108 апк рф. «внесение сторонами денежных сумм, необходимых для оплаты судебных издержек».
1. Денежные суммы, подлежащие выплате экспертам и свидетелям, вносятся на депозитный счет арбитражного суда лицом, заявившем соответствующее ходатайство, в срок, установленный арбитражным судом: если указанное ходатайство заявлено обеими сторонами, требуемая денежная сумма вносится сторонами на депозитный счет арбитражного суда в равных частях.
2. В случаях, если в установленный арбитражным судом срок, на депозитный счет арбитражного суда не были внесены денежные суммы, подлежащие выплате экспертам и свидетелям, арбитражный суд вправе отклонить ходатайство о назначении экспертизы и вызове свидетелей, если дело может быть рассмотрено и решение принято на основании других предоставленных сторонами доказательств».
Ст. 109 апк рф. «выплата денежных сумм, причитающихся экспертам, свидетелям и переводчикам.

1. Денежные суммы, причитающиеся экспертам, свидетелям и переводчикам, выплачиваются по выполнению ими своих обязанностей.
2. Денежные суммы, причитающиеся экспертам, свидетелям и переводчикам, выплачиваются с депозитного счета арбитражного суда».
10.3. В уголовном процессе.

Ст. 131 упк рф. «процессуальные издержки».

К процессуальным издержкам относятся расходы, связанные с производством по уголовному делу. Они возмещаются либо из федерального бюджета, либо за счет сторон.
Суммы, выплачиваемые экспертам и специалистам, относятся к судебным издержкам (п. 1 ч. 2 ст. 131 упк рф). Сюда входят:
– расходы на проезд к месту проведения процессуальных действий и на проживание (п. 1 ч. 2 ст. 131 упк рф);
– суммы за выполнение экспертом, специалистом своих обязанностей в ходе уголовного судопроизводства, за исключением, когда эти обязанности исполняются ими в ходе служебного задания;
– суммы, израсходованные на производство судебной экспертизы в экспертных учреждениях.
Эти суммы выплачиваются по постановлению дознавателя, следователя или по определению судьи.
Порядок и размер возмещения устанавливается правительством российской федерации.
Взыскание процессуальных издержек, содержит изложение порядка взимания процессуальных издержек, либо взиманием их с осужденного, либо из федерального бюджета, но экспертиза в ней не упоминается (ст. 132 упк рф).
Судебная экспертиза в уголовном процессе всегда оплачивается преимущественно из федерального бюджета.
Приведенные выше сведения об оплате судебной экспертизы в гражданском и арбитражном процессах свидетельствуют о том, что ситуация, когда эксперт сделал экспертизу и возникли сложности с оплатой, может быть объяснена только тем, что судья не выполнил всех требований закона и не использовал свои полномочия. Суд выносит постановление (заранее) о внесении денег на счет или в депозит. Если деньги не внесены, суд может наложить штраф, затем увеличить штраф. При отказе оплатить экспертизу, суд отменяет свое определение о назначении экспертизы и рассматривает или не рассматривает дело.

Плата за экспертизу должна быть внесена на счет до начала ее производства и эксперт должен в этом убедиться.
Если экспертиза не оплачена или существенно снижена ее стоимость, устанавливаемая судом по согласованию со сторонами и с экспертом, эксперт может обратиться с исковым заявлением в суд (не в тот, в котором проводилась экспертиза).

11. Какие нарушения прав судебного эксперта допускаются судом наиболее часто?
11.1. Судебный эксперт, назначенный определением суда и уже давший заключение, удаляется из зала суда наравне со свидетелями или вообще не допускается в зал секретарем судебного заседания до того момента, когда последует его вызов.
Подобные действия являются незаконными. В каждом процессуальном кодексе имеется статья об удалении свидетелей из зала суда (ст. 264 упк рф, ст. 163 гпк рф, ст. 153 и 6 ч. 2 апк рф), но ни в одном процессуальном кодексе нет даже намека на удаление из зала эксперта. Более того, в каждом кодексе имеются статьи, регулирующие действия суда в отношении эксперта (разъяснение прав, предупреждение об уголовной ответственности, подписка в протоколе судебного заседания), совершаемые после того, как свидетели были удалены из зала суда до допроса (ст. 269 упк рф, п.4 ч. 2 ст. 153 апк рф, ст. 165 гпк рф).
В ст. 85 гпк рф прямо указана обязанность эксперта явиться по вызову в суд и принять личное участие в судебном заседании (ч. 1 ст. 185 гпк рф).
В апк рф (ст. 55) и упк рф (ст. 57) указано, что эксперт имеет право участвовать в процессуальных действиях (в заседаниях арбитражного суда) с разрешения лиц, ведущих производство по делу. Разрешение присутствовать в процессуальных действиях, в т.ч. В заседании суда касаютсярешения вопроса: вызывать эксперта в судебное заседание или не вызывать (что допустимо при согласие сторон и отсутствия вопросов эксперту). Но если принято решение о вызове судебного эксперта в судебное заседание, он обязан присутствовать в этом заседании. Как видно из приведенных ранее прав эксперту дано право (в гпк рф – обязанность) не только присутствовать при судебном разбирательстве, но и задавать вопросы сторонам и свидетелям, относящиеся к предмету экспертизы. Оба указанных права неразрывно связаны.
Лишая возможности судебного эксперта, вызванного в суд, участвовать в судебном заседании, суд нарушает сразу два права судебного эксперта.
Судебный эксперт вправе возразить против действий суда, удаляющего его из зала заседания (или не пускающего в зал) (ст. 156 гпк рф) и его возражения подлежат занесению в протокол судебного заседания (ст. 156 гпк рф). Председательствующий обязан будет разъяснить свои действия по удалению эксперта. По апк рф и упк рф эксперт по данному вопросу может заявить ходатайство.
11.2. Существенным отступлением от закона является представление судебному эксперту всех материалов дела для того, чтобы он сам отобрал материалы для производства экспертизы.
В процессуальных кодексах указано, что эксперт имеет право знакомиться только с материалами, относящимися к предмету экспертизы (необходимыми для производства экспертизы). Уже с этих позиций предоставлять ему все материалы неправомерно. Однако много хуже другое, отбирая по своему усмотрению материалы для экспертизы, эксперт, по существу, оценивает доказательства при отсутствии у него такого права.
Суд (следователь, дознаватель) должен сам указать, какие материалы дела (листы, документы) он предоставляет эксперту, которые он может использовать. Если предоставляется прошитое дело, то в определении (постановлении) должны быть указаны листы дела.
Наилучшим вариантом является предварительное консультирование лица, назначающего экспертизу, специалистом или экспертом. Такое взаимодействие судьи и эксперта в стадии подготовки к назначению экспертизы (т.е. До вынесения определения) можно только приветствовать. Эксперт (специалист) может проконсультировать судью по вопросам: какие объекты необходимо предоставить, какие материалы дела обозначить (указать), как относящиеся к экспертизе; как правильно сформулировать вопросы, в какой срок может быть выполнена экспертиза, сколько будет стоить ее производство.

12. Сроки производства экспертизы
В июне 2009 г. Во все кодексы были внесены дополнения, согласно которым суд устанавливает срок проведения экспертизы, за нарушение которого следуют штрафные санкции («о внесении изменений в отдельные законодательные акты российской федерации № 124-фз от 28 июня 2009 года).
Желательно, чтобы эти сроки предварительно были согласованы с экспертом при его консультации перед назначением экспертизы. Если экспертизу в указанный судом срок выполнить не представляется возможным, эксперт может направить мотивированное ходатайство о продлении срока.
если материалы получены по почте и установленные срок уже подходит к концу, необходимо сохранить конверт со штемпелем почты о дне поступления материалов, ходатайствовать о том, чтобы исчисление срока шло с момента получения материалов, приложив к ходатайству почтовый конверт со штемпелем.


Принятие следователем или судом решения о назначении судебно-почерковедческой экспертизы документа предполагает определение задания эксперту и формулирование этого задания в виде вопросов, ставящихся перед экспертом и требующих разрешения.

С помощью судебно-почерковедческой экспертизы решаются идентификационные и диагностические задачи на основании исследования рукописей: текстов различного объема (включая краткие записи) и подписи. Идентификационные задачи предполагают установление конкретного исполнителя рукописи или факта выполнения нескольких рукописей одним лицом.
Диагностические задачи в судебном почерковедении бывают двух видов: собственно диагностические и классификационнодиагностические. Первые направлены на установление необычных условий, в которых выполнялась рукопись: внешние - обстановочные (необычная поза, слабое освещение, движущийся транспорт), внутренние - состояние пишущего лица (стресс, алкогольное опьянение, болезнь, возрастные изменения организма), установочные - связанные с намеренным изменением почерка или подражанием почерку другого лица. Классификационнодиагностические задачи - это задачи по установлению свойств личности исполнителя рукописи (его пола и возраста).
Задача, ставящаяся перед экспертом, облекается в форму вопроса. От того, насколько точно сформулирован вопрос, в определенной мере зависит оперативность и успех экспертного исследования. Законодательство требует от эксперта точного следования содержанию сформулированного задания, которое не может им произвольно изменяться. При правильной формулировке вопроса эксперт не тратит время на уточнение задания, согласование его со следователем или судьей. Поэтому в криминалистической методической литературе много внимания уделяется правильной постановке вопроса перед экспертом, приводятся примерные формулировки.
Каждый вопрос должен содержать следующие данные: наименование документа или начальные и заключительные слова исследуемого текста, дату документа, инициалы предполагаемого исполнителя, а также, в зависимости от конкретного задания, фамилию и инициалы лица, от имени которого исполнена исследуемая подпись, не является ли данное лицо вымышленным, неустановленным или не умеющим расписываться.
Примерные формулировки вопросов могут быть следующими: при постановке идентификационной задачи:

Кем, Сидоровым Иваном Петровичем, Петровым Ильей Ивановичем или другим лицом выполнен текст анонимного письма, начинающегося и заканчивающегося словами: «Сиди тихо... - ...будь здоров.»?
Одним или разными лицами выполнены две доверенности на получение готовой продукции ООО «Вымпел» на сумму 25 ООО рублей от 11 января 2002 г. и на сумму 35 ООО рублей от 16 декабря 03?
Кем, Сорокиной Анной Ивановной или другим лицом выполнена запись «получено 25 ноября 2002 г» в графе 5 реестра документов от 20.10.02, подлежащих передаче в АКБ «Инкомбанк»? при постановке диагностических задач:
Не выполнен ли текст акта о приеме-сдачи ремонтных работ в квартире по адресу: Москва, Нижегородская ул., д. 5, кв. 25 от 15 октября 2001 г намеренно измененным почерком?
Не выполнена ли запись «Кузнецов Алесандр Борисович» и подпись от имени Кузнецова Александра Борисовича в договоре купли-продажи квартиры от 12 декабря 2004 г самим Кузнецовым А.Б., находившемся в состоянии алкогольного опьянения?
Не выполнен ли текст расписки о получении 25 000 долларов США, датированной 03.03.05, от имени Образцова Александра Гавриловича в необычных условиях - в движущемся транспортном средстве, в состоянии стресса и др.? при постановке классификационно-диагностических задач:
Лицом какого пола и возраста выполнен текст письма, начинающегося и заканчивающегося словами: «Уважаемый Михаил Александрович...... .до встречи»?
Практика назначения судебно-почерковедческих экспертиз свидетельствует о том, что наиболее частым является сочетание идентификационной и диагностической задач при установлении подлинности текста, записи или подписи на документе либо не- подлинности при выполнении их с подражанием подлинным почерку или подписи лица, от имени которого они значатся. При формулировании вопроса-задания эксперту-почерковеду в этом случае в нем должны быть отражены: цель: установить кем выполнена подпись (запись, текст) - конкретным лицом или определенным субъектом из числа предполагаемых исполнителей;
в отношении спорной (исследуемой) подписи (записи, текста): указать, от чьего имени она выполнена (фамилия, имя, отчество), где расположена (на каком документе, в какой его части); в отношении каждого предполагаемого исполнителя - фамилия, имя, отчество.
Правильно сформулированный вопрос должен выглядеть примерно следующим образом:
«Кем выполнен текст заявления на имя начальника паспортного стола ОВД «Внуково» г. Москвы от 01 марта 2005 г - Семеновым Сергеем Петровичем или другим лицом?»;
«Кем выполнена подпись от имени Солдатова Василия Ивановича, расположенная на лицевой стороне простого векселя № Р- 2552-34 после слов «Управляющий филиалом АБ «Инкомбанк» - самим Солдатовым Василием Ивановичем или другим лицом с подражанием его подлинным подписям?»:
«Кем - самой Крыловой Марией Николаевной или другим лицом - выполнена запись «Крылова Мария Николаевна» и подпись от ее имени, расположенная в завещании от 01 января 2001 г, удостоверенном нотариусом г. Москвы Киселевой А.А.?».
От четкости постановки вопроса зависит и ясность ответа, поэтому при постановке вопросов нужно избегать неточностей, наукообразия, расплывчатых формулировок. Не следует использовать в вопросах выражения: «идентифицировать подписи», «определить степень идентичности», «идентичны ли подписи». При решении соответствующей задачи экспертом идентифицируется подписной почерк конкретного лица и благодаря этому исполнитель рукописи. Подписи как рукописные идентифицирующие почерковые объекты идентичными быть не могут.
Не следует в вопросах вместо слова «выполнена» использовать такие слова, как «соответствует», «принадлежит» и другие, как неточно отражающие существо задания. Что значит «принадлежит»: выполнена от имени определенного лица или им выполнена? Это далеко не одно и то же. Для разрешения спора важно установить - кем выполнена подпись или запись, а потому именно в такой форме должно быть сформулировано задание. Еще более неудачное слово «соответствует». Если эксперт, строго следуя формулировке вопроса, вместо: «подпись выполнена Н.» ответит: «подпись соответствует подписям Н.», то какой факт им
будет установлен? «Соответствует» еще не значит «выполнена». Подпись может быть просто похожа на подписи Н., может относиться к той же группе по общим признакам и т.п. Задание должно быть сформулировано определенно - кем выполнена подпись?
Неудачна формулировка задания и в том случае, когда в ней речь идет о выполнении исследуемой подписи и образцов одним лицом, в то время как следователя и судью интересует именно факт выполнения текста или подписи определенным лицом. Например: «Выполнены ли подписи в договоре № 69/1 от 06 марта 1998 г. и на представленных в качестве образцов документах от имени Филимонова С.Д. одним и тем же лицом?». Такая формулировка вопроса, если эксперт не изменит ее, обязывает его применить несколько иную схему идентификационного исследования, нежели в случае типичного решения вопроса о подлинности подписи. В указанном случае в статус исследуемого объекта эксперт должен поставить каждый образец, а в этом нет необходимости, ибо достоверность происхождения образцов от конкретного лица должна быть установлена при назначении экспертизы.
В формулировке вопроса нередко не указывается, от чьего имени выполнена исследуемая подпись, она определяется как подпись конкретного лица, либо лица, занимающего конкретное должностное положение, или не определяется вовсе. Например: «Является ли подпись Хворостовского Н.П. на дополнительном соглашении от 10 февраля 1998г. подлинной и принадлежит ли она Хворостовскому Н.П.?» или
«Выполнена ли подпись руководителя предприятия- векселедателя на простом векселе № 001 на сумму 560 000 000 руб. собственноручно Сухаревым А.Б. или каким-либо другим лицом?».
Факт того, что подпись является подписью конкретного лица, еще предстоит установить, для чего и назначается экспертиза. Поэтому формулировка: «выполнена ли подпись Хворостовского самим Хворостовским?» - бессмысленна. Для определения исследуемой подписи в криминалистике принято выражение «подпись от имени...», его и нужно использовать.
Не следует определять подпись и через должностное положение лица, информация о котором для эксперта в данном случае не несет никакой полезной информации. Если необходимо исполь
зовать эти сведения для определения локализации подписи, то следует написать: «подпись от имени Н., расположенная после слов (или в строке) «Директор предприятия». Локализация подписи в вопросе должна быть по возможности указана точно. Недостаточно упоминания лишь документа, содержащего подпись. Кроме его основных реквизитов должно быть сообщено: на какой странице и в какой ее части расположена исследуемая подпись (вверху, внизу, справа, слева), какие слова ей предшествуют.
Вбпрос следователя или судьи - основной содержательный ориентир для эксперта. Неточность формулировки может повлечь за собой неточность ответа. Получая постановления (определения) с описанными выше формулировками4, эксперты вынуждены: уточнять их непосредственно у следователя или судьи (когда непонятно задание), переформулировать вопрос без изменения объема и существа задания, либо, что, к сожалению, очень часто имеет место, цитировать неграмотно или некорректно сформулированные вопросы в заключении. Большая экспертная нагрузка, боязнь потерять время вынуждают эксперта мириться с такой формулировкой вопроса, если существо задания для него ясно, что в результате снижает общий научный уровень этого документа.

Еще по теме Определение задачи экспертизы и формулировка вопросов:

  1. III - Сбор и анализ дополнительных данных для уточнения поставленной задачи и ее точная формулировка
  2. Формулировки вопросов и ценностные ориентации респондентов
  3. § 2.1. Задачи криминалистической экспертизы звукозаписей
  4. Вынесение постановления (определения) о назначении экспертизы
  5. Глава 2. ПОНЯТИЕ СУДЕБНОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ, ЕЕ ПРЕДМЕТ, ЗАДАЧИ И ОБЪЕКТЫ
  6. 3. Судебно-медицинская экспертиза в целях определения состояния здоровья
  7. Структура экспертного исследования как процесса решения задач судебно-почерковедческой экспертизы
  8. Глава 3. Предмет, задачи и объекты судебно- почерковедческой экспертизы
  9. ЭКСПЕРТИЗА МАТЕРИАЛОВ НА ПРЕДМЕТ НАЛИЧИЯ ПРИЗНАКОВ, ПОПАДАЮЩИХ ПОД ОПРЕДЕЛЕНИЕ «ЭКСТРЕМИЗМ»4
  10. Вопросы, решаемые судебно-психологической экспертизой.

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран -

Заключение эксперта-психолога не имеет заранее установленной доказательственной силы. Суды вправе отклонить экспертное заключение, дав соответствующую мотивировку в своем постановлении. Объективно доказательственная сила экспертного заключения зависит от его содержания и фактической основы. Качество судебно-психологической экспертизы зависит от правильной постановки вопросов для экспертного разрешения. При назначении судебно-психологической экспертизы могут быть поставлены следующие вопросы .

Находилось ли лицо при соответствующих обстоятельствах в состоянии физиологического (непатологического) аффекта? Если да, то как отразилось это состояние на способности лица в этих условиях осознавать свое поведение и руководить им?

Находилось ли лицо в другом эмоционально-конфликтном состоянии и как это состояние повлияло на его возможность отдавать отчет в своих действиях и руководить ими?

Для психологической характеристики несовершеннолетнего важно выяснить, не характеризуется ли он отставанием в психическом развитии, умственной непатологической отсталостью?

Не характеризуется ли лицо какими-либо аномалиями эмоционально-волевой и интеллектуальной сферы? Если да, то как могли эти особенности его психики повлиять на осознание им своих действий и его способность руководить ими?

В отношении свидетелей перед экспертом-психологом могут

быть поставлены такие вопросы.

Могло ли лицо с учетом его индивидуально-психологических особенностей в определенных условиях правильно воспринимать имеющие значение для дела обстоятельства (дается перечень конкретных обстоятельств)?

Обладает ли лицо необходимым уровнем сенсорной чувствительности для восприятия раздражителя (указывается, какого) в имевшей место ситуации (дается описание ситуации)? При нарушении чувствительности тех или иных органов у данного лица выясняется возможность его ком-пенсаторной чувствительности. Выясняется также способность лица правильно воспринимать значимые для дела обстоятельства в зависимости от уровня его внушаемости. При выяснении сущности межличностных конфликтов представляется возможным выявление эмоциональных особенностей личности, ее доминирующих установок, иерархии ведущих мотивов.

Для выявления психорегуляционных особенностей индивида при его взаимодействии с техникой могут быть поставлены следующие вопросы (по М.И. Еникееву).

Находилось ли лицо в каком-либо конфликтном эмоциональном состоянии (стрессе, аффекте, фрустрации) во время интересующего суд события (указывается конкретное событие)?

Как могло отразиться это состояние на его способности сознательно руководить своими действиями?

Могло ли лицо действовать соответственно требованиям ситуации?

Каковы особенности психомоторных реакций данного лица?

Не превышают ли требования ситуации психофизиологические возможности данного лица?

Для постановки определенных вопросов эксперту-психологу суд должен иметь общие основания. Он должен быть способным к первичной элементарной ориентации в психических особенностях индивида. У суда должны возникнуть обоснованные сомнения в адекватности поведения соответствующего субъекта гражданского процесса. Суд должен четко дифференцировать ситуации, требующие назначения психологической, а не психиатрической экспертизы.

Психические аномалии не следует смешивать с психопатологическими явлениями. Патологические изменения психики связаны с общей личностной деформацией и являются предметом психиатрического исследования. Если говорить о психологических аномалиях, то они связаны лишь с неадекватностью поведения в отдельных ситуациях и с временной неадекватностью в экстремальных ситуациях.

Эксперт-психолог выявляет индивидуально-психологическую значимость ситуации, соответствие ее требований психическим возможностям данного индивида.

В случае кратковременных психических расстройств может

быть назначена комплексная психолого-психиатрическая экспертиза.

Необходимость назначения судебно-психологической экспертизы зависит и от конкретной нормы права. Психологический элемент, содержащийся в этой норме, должен иметь самостоятельное значение. На основании этого критерия выделяются следующие группы гражданских дел, при рассмотрении которых возможна судебно-психологическая экспертиза (по М.И. Еникееву):

1) дела о признании недействительными сделок, заключение которых связано с пороками воли;

2) дела по спорам о праве на воспитание детей и по другим делам, связанным с личными, семейными отношениями;

3) дела о причинении вреда гражданином, не способным понимать значения своих действий или руководить ими, о возмещении вреда при решении вопроса о грубой или простой неосторожности как потерпевшего, так и причинителя, дела по регрессивным искам о возмещении вреда.

Если участниками вышеуказанных категорий дел являются несовершеннолетние (в случае их самостоятельного участия в процессе) и лица с сенсорными нарушениями, то назначение судебно-психологической экспертизы обязательно.

Рассмотрим некоторые судебно-психологические проблемы, возникающие в пределах трех вышеозначенных категорий гражданских дел.

Как отмечалось, в гражданском праве предусмотрен ряд психологических оснований признания судом недействительности

Неспособность дееспособного субъекта понимать значение своих действий или руководить ими в момент совершения сделки;

Заблуждение, обман, насилие, угроза, злонамеренное соглашение представителя одной стороны с другой стороной, стечение тяжелых обстоятельств.

Все указанные психические состояния называются в юриспруденции «пороком воли», обозначающим неполноценность волевой регуляции правозначимого поведенческого акта, неспособность субъекта осознавать значения совершаемых действий и руководить ими. Однако среди вышеуказанных психологических факторов указаны явления разного порядка. Одни из них являются причиной волевой деформации, другие - следствием.

Нарушение волевой, сознательной саморегуляции имеет двойственный характер: оно происходит либо как несоответствие воли (цели) волеизъявлению, ее внешнему выражению, либо как неадекватное формирование самой цели - психической модели желаемого результата. В последнем случае дефектна интеллектуальная сторона волевой регуляции. В сделке, совершенной под влиянием заблуждения, воля и волеизъявление субъекта совпадают, однако при этом происходит неадекватное отражение условий формирования цели.

Понятие о цели формируется искаженно, под влиянием ошибочных представлений о ней. Здесь при полной сохранности процессуальной стороны сознательной регуляции деформирована ее содержательная сторона - искажены включенные в процесс сознательной регуляции представления и понятия, приводящие к неадекватному формированию психической модели будущего результата.

Разделение в доктрине гражданского права интеллектуального и волевого признаков с позиций научной психологии необоснованно. Способность руководить своими действиями всецело зависит от способности субъекта понимать их значение. Свобода воли, ее неограниченность означают возможность действовать со знанием дела.

Деформации волевой регуляции субъекта могут быть вызваны как внутренними, так и внешними причинами. Причины такой деформации индивидуальны. В сложной системе звеньев волевой регуляции может быть нарушено лишь одно какое-либо звено (неадекватность мотивации, нетранзитивность решений, дефектность программирования системы действий, дефектность исполнительских механизмов, неправильность итоговой оценки достигнутого результата).

Наличие «порока воли» нельзя установить без выявления конкретного механизма волевой деформации у данного индивида. Все невротические, истерические, астенические типы личности проявляют склонность к сужению сознания (снижению его интеллектуального потенциала в психически напряженных ситуациях). Причиной заблуждения могут быть и повышенная внушаемость (суггестивность), и неадекватная антиципация (неправильное предположение и разное понимание объема содержания и объема используемых в межличностной коммуникации понятий), и ошибки восприятия, обусловленные сенсорной недостаточностью, и прямой обман контрагента.

Наличие «порока воли» устанавливает суд, однако свое решение он принимает на основе доказательств, в частности материалов судебно-психологической экспертизы. Поводом для назначения последней служат обоснованные сомнения в возможностях стороны правильно воспринимать существенные элементы сделки при ее совершении.

Принятие субъектом решения в ситуации его обмана контрагентом вообще нельзя отнести к категории явлений, обозначаемых термином «порок воли». Обман - это умышленное введение в заблуждение другой стороны, сознательное создание у нее неправильных представлений об обстоятельствах действительности посредством передачи ей ложной информации. Здесь существен мотив сокрытия обманывающей стороной своих истинных намерений. Только выявление мотива поведения позволяет в данной ситуации правильно квалифицировать противоправное поведение стороны, установить форму вины - умысел или неосторожность.

Вина, мотив, цели правозначимого поступка являются предметом юридического исследования и оценки. Однако психологический механизм мотивации поведения может быть всесторонне выяснен лишь при помощи специалиста-психолога. Его заключение особенно необходимо для разрешения вопроса: не находилось ли лицо под влиянием психического насилия другой стороны при совершении сделки? В судах нередки разбирательства дел о признании недействительным завещания ввиду того, что в момент его составления на завещателя оказывалось психологическое воздействие, что заинтересованное лицо недобросовестно воспользовалось физической беспомощностью завещателя. Суды не всегда проверяют данное обстоятельство, хотя оно имеет юридическое значение: будучи установленным, оно может стать основанием для квалификации этой односторонней сделки. Поэтому при отсутствии данных о психопатологическом состоянии завещателя должна быть назначена судебно-психологическая экспертиза (при наличии данных - комплексная психолого-психиатрическая экспертиза).

Психологическая компетентность необходима при решении дел, связанных с защитой интересов ребенка. Судебный спор по этой категории дел возникает, если имеется предположение о нарушении прав ребенка на воспитание, а также в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения родителями своих обязанностей. При этом необходимо достоверное установление личностных качеств родителей, их подлинных взаимоотношений и отношения к ребенку.

С 10-летнего возраста ребенка решающее значение придается его желанию, искренность которого также должна быть установлена в экспертном порядке. Конфликтная обстановка в семье порождает у ребенка негативные эмоциональные состояния - чувство подавленности, страха, замкнутости, ситуативной антипатии. Дети могут находиться в состоянии повышенной внушаемости, запуганности. Для выявления их подлинного отношения к каждому из родителей необходима специальная работа психолога.

Ряд оснований для лишения родительских прав (жестокое обращение, оказание вредного влияния) имеет психологическое содержание, и соответствующие обстоятельства подлежат судебно-психологическому экспертному исследованию. Утверждения относительно отрицательного влияния на детей могут стать доказательствами лишь на основе соответствующего исследования. Суд должен воздерживаться от социально стереотипных суждений, не поддаваться внешним впечатлениям, эффектам первичности и статусного ореола.

Судебно-психологическая экспертиза может быть назначена по делам, возникшим вследствие деликтов, гражданских правонарушений, по делам, связанным с возмещением ущерба, вытекающим из обязательственных правоотношений. Во всех этих случаях встает вопрос о вине и мере юридической ответственности участников материального правоотношения, которое стало предметом судебного разбирательства.

Закон обязывает возместить вред, причиненный и без вины, но установление вины необходимо при рассмотрении дел, возникших вследствие нарушения или ненадлежащего исполнения обязательств виновного в причинении вреда. Но и во всех иных случаях закон предполагает, а суд обязан дать дифференцированную оценку поведению и причинителя вреда, и потерпевшего. От этого зависит объем гражданско-правовой ответственности. При грубой неосторожности потерпевшего причинитель вреда освобождается от обязанности возместить вред.

В результате большинства аварий причиняется, как правило, значительный материальный ущерб. Лицу, осуществлявшему управление повышенным источником опасности, предъявляется регрессивный иск, удовлетворение которого зависит от виновности действовавшего в этих условиях лица. Во многих случаях оператор (субъект, управляющий техникой) оказывается не в состоянии овладеть ситуацией, принять адекватные решения и совершить действия, предотвращающие аварию. Авария может произойти как в силу небрежности, недостаточной компетентности, так и из-за превышения требований ситуации над психофизиологическими возможностями индивида.

При судебном рассмотрении дел этой категории неизбежно возникает вопрос о виновности оператора. Решение данного вопроса невозможно без выяснения индивидуально-типологических регуляционных особенностей индивида. Адекватность принимаемых решений в нестандартной ситуации зависит от интеллектуальных, психодинамических и профессиональных качеств индивида. Установление вины, причастность психофизиологических возможностей субъекта к деликту могут быть доказаны лишь на основе экспертного психологического исследования.

В гражданско-правовой доктрине принято положение, что юридической оценке подлежат только сознательные действия субъекта.

Однако, по данным современной научной психологии, более половины актов человеческого поведения организуется на подсознательном, стереотипном уровне. Решить проблемы взаимосвязи сознательного и подсознательного в сложном акте человеческого поведения в ряде случаев могут только высококвалифицированные специалисты в области поведенческой психологии. В повседневной жизни значительная часть людей слабо экстраполирует все существенные последствия своего поведения. Лица с акцентуированными характерами, с пограничными психическими аномалиями имеют устойчивые личностные дефекты психической саморегуляции. Специалист в области человеческой психологии становится в наше время носителем тех специальных знаний и методов исследования, которые подлежат широкому использованию в судопроизводстве.

Установленные экспертом-психологом обстоятельства могут быть связаны с искомым обстоятельством непосредственно и опосредованно. В зависимости от этого экспертное заключение становится источником прямых или косвенных доказательств.

Заключение судебно-психологической экспертизы излагается письменно в требуемом законом порядке. В нем выделяются три части: вводная, исследовательская и заключительная. В водной части указываются: время и место составления заключения;

краткие сведения об эксперте (фамилия, имя, отчество, образование, ученая степень и звание, занимаемая должность); правовое основание для проведения судебно-психологической экспертизы (название процессуального документа, должностного лица, назначившего экспертизу, время и место составления процессуального документа). Здесь же указываются время и место проведения экспертизы, а также лица, присутствовавшие при ее проведении. Затем называются фамилия, имя, отчество подэкспертного лица, его процессуальный статус и приводятся вопросы, поставленные эксперту. Эксперт не вправе менять формулировки вопросов.

Судебно-психологическая экспертиза может быть проведена лишь при желании лица, на которое она направлена. Поэтому во вводной части экспертного заключения указывается позиция подэкспертного лица.

Наиболее полно должна быть представлена исследовательская часть экспертного заключения. Здесь находят отражение задачи исследования, все использованные методы, методики и процедуры. (В приложении должны быть представлены протоколы исследований.) Могут быть также приведены формулы, графики, схемы, диаграммы, таблицы, итоговые показатели тестовых исследований (например, данные соответствующих профилей по MMPI). В исследовательской части экспертного заключения можно выделить аналитическую и синтетическую части. В последней описываются результаты экспериментального исследования.

Заключительная часть экспертного заключения содержит ответы на поставленные вопросы, которые являются выводами проведенного исследования. Ответы должны быть ясными, четкими, не допускающими двусмысленного толкования. Если не представляется возможным дать точный ответ, то об этом указывается в заключении.

В случаях, когда для получения ответа на поставленные вопросы требуются знания из смежных отраслей науки, в заключении дается соответствующее предложение (назначить комплексную медико-психологическую, психолого-психиатрическую, психолого-техническую экспертизу). При надобности указывается необходимость проведения экспертизы в стационарных условиях.

В заключениях комплексных экспертиз содержатся сведения о том, какие исследования проведены совместно и раздельно. Результаты по этим исследованиям приводятся раздельно. Если заключительные ответы даются раздельно, то каждый ответ подписывается соответствующим специалистом. Эксперт-психолог не вправе давать ответы на юридические вопросы (о виновности отдельных лиц, правдивости их поведения, о дееспособности и вменяемости отдельных лиц, причинах правонарушений).

Заключение судебно-психологической экспертизы должно предоставлять возможность повторной проверки ее выводов, если материалы экспертизы оказываются для суда недостаточно убедительными. Заключение СПЭ подлежит судебной оценке. Для получения разъяснений и дополнений возможен допрос эксперта в суде, результаты которого фиксируются в протоколе судебного заседания, а затем подписываются судьей и экспертом. Заключение экспертизы оценивается по внутреннему убеждению суда, но «На определенном правовом основании (ст. 56 ГПК РСФСР). При этом определяются научная обоснованность и достоверность экспертного заключения. Если суд признает экспертное заключение Обоснованным и достоверным, этот документ становится источником прямых или косвенных доказательств.

Заключение СПЭ не имеет преимуществ перед другими источниками доказательств. Оно оценивается не только судьями, но и другими участниками процесса, которые при несогласии с "выводами экспертизы могут ходатайствовать перед судом о назначении повторной или дополнительной экспертизы.

При проведении экспертного исследования должны строго соблюдаться права личности. Методы и приемы исследования не могут сопровождаться психическим и физическим принуждением. При этом должны быть соблюдены все процессуальные права участника гражданского процесса (ст. 30 ГПК РСФСР).

Подэкспертное лицо вправе заявить отвод назначенному эксперту и просить суд принять названную им кандидатуру эксперта, а также ходатайствовать перед судом об оглашении экспертного заключения в закрытом судебном заседании.

Назначая судебно-психологическую экспертизу, суд разъясняет подэкспертному лицу цели экспертизы и ее значение для правильного разрешения дела. Судебно-психологическая экспертиза не может проводиться принудительно.

Проблема судебно-психологической экспертизы в гражданском процессе остается пока еще мало разработанной. Отсутствует по существу ее кадровое обеспечение. Перед Министерством юстиции стоит неотложная задача - обеспечить все необходимые виды экспертного обслуживания гражданского судопроизводства, организовать подготовку судебно-психологических экспертных кадров, создать требуемую для этого систему экспертных учреждений.

Обязательное назначение судебно-психологической экспертизы зависит от субъектов конкретного судебного процесса, а именно, если по определенным категориям гражданских дел сторонами или участниками являются несовершеннолетние лица, а также лица с сенсорными нарушениями (слепые, глухие, немые, слабовидящие, тугоухие).

ГПК допускает принудительное направление на судебно-психологическую экспертизу (ст. 260). В данном случае определенно ограничиваются права личности, и такое ограничение возможно лишь при наличии достаточных данных о душевной болезни или слабоумии гражданина и только в том случае, если лицо явно уклоняется от экспертизы. В законе подчеркивается, что принудительное направление на экспертизу - не правило, а исключение, которым суд может, но не обязан воспользоваться.


Одним из важнейших доказательств в гражданском процессе без сомнения является заключение, данное по результатам проведенной по делу судебной экспертизы.
В тоже время, одна из самых распространенных ошибок граждан в понимании экспертизы заключается в том, что многими участниками процесса судебная экспертиза рассматривается как панацея от всех бед – стоит назначить судебную экспертизу, а всё остальное эксперт сделает сам.
На деле же, судебная экспертиза является не универсальным ответом на все вопросы, а лишь инструментом, который может существенно помочь в отстаивании своей позиции, но требует к себе крайне внимательного, аккуратного отношения и умелого с собой обращения.
Обратимся к закону.
Итак, в соответствии с положениями п.1 ст.79 ГПК РФ, при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу, проведение которой может быть поручено судебно-экспертному учреждению, конкретному эксперту или нескольким экспертам.
Указанная экспертиза может быть поручена как государственному, так и негосударственному экспертному учреждению.
Статья 80 ГПК, устанавливает порядок назначения судебной экспертизы, в частности право каждой из сторон (а также других лиц, участвующих в деле) представить суду вопросы, подлежащие разрешению при проведении экспертизы, которые могут быть утверждены или отвергнуты судом.
Стороны имеют право просить суд назначить проведение экспертизы в конкретном судебно-экспертном учреждении или поручить ее конкретному эксперту; заявлять отвод эксперту; формулировать вопросы для эксперта; знакомиться с определением суда о назначении экспертизы и со сформулированными в нем вопросами; знакомиться с заключением эксперта; ходатайствовать перед судом о назначении повторной, дополнительной, комплексной или комиссионной экспертизы .
Стоит отметить, что эксперт не вправе изменять формулировки вопросов, поставленных перед ним судом, а также самостоятельно собирать материалы для проведения экспертизы; вступать в личные контакты с участниками процесса, если это ставит под сомнение его незаинтересованность в исходе дела; разглашать сведения, которые стали ему известны в связи с проведением экспертизы, или сообщать кому-либо о результатах экспертизы, за исключением суда, ее назначившего.
На разрешение экспертизы могут быть поставлены только те вопросы, которые требуют специальных знаний в областях науки, техники, искусства и ремесла. Недопустимо ставить перед экспертом вопросы правового характера, разрешение которых относится к компетенции суда (п.13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.06.2008 №11 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству»).

При этом крайне важно выбрать эксперта или экспертную организацию, квалификация которых будет достаточна для дачи полного, объективного и обоснованного заключения.
Зачастую, экспертные ошибки при производстве судебных экспертиз возникают в результате того, что проведение экспертизы поручается экспертным организациям и экспертам, которым не известна специфика проведения именно судебных экспертиз.
Правильная постановка вопросов перед экспертом зачастую способна предопределить его заключение, а значит – положительное разрешение дела.
И наоборот – один неправильно поставленный перед экспертом вопрос, способен поставить крест даже на самом многообещающем и перспективном деле или существенным образом затянуть его рассмотрение.
Таким образом, правильно определённый вид судебной экспертизы, грамотно составленные формулировки вопросов, поставленных перед экспертом, а также выбор квалифицированного экспертного учреждения (эксперта) способен оказать определяющее значение для исхода всего дела, что предопределяет необходимость участия профессионального юриста.
Именно такой специалист поможет с максимальной эффективностью использовать все возможности, предоставляемые судебной экспертизой, одновременно обойдя проблемные места.
Похожие публикации