История уголовного законодательства в россии. Уголовное право российской империи начала хх века Уголовные законы российской империи

История уголовного законодательства в россии. Уголовное право российской империи начала хх века Уголовные законы российской империи

Замечание 1

Зарождение и становление уголовного права – сложный и продолжительный процесс, тесно связанный с историей человеческой цивилизации. Реакция общества и государства на различные преступления менялась с ходом развития представлений о ценности жизни, равенстве всех перед законом, утверждением демократических принципов гуманизма.

Историю развития уголовного права в нашей стране можно условно разделить на четыре этапа:

  1. Древняя Русь;
  2. Российская империя;
  3. эпоха СССР;
  4. современная Россия.

История развития международного уголовного права

Международное уголовное право сформировалось, как отрасль, в конце XIX века. Хотя истоки его зарождения можно найти, начиная с рабовладельческого периода. Первоначально договоренности между странами в данной сфере касались трех вопросов:

  1. совместное подавление восстаний;
  2. выдача беглых рабов;
  3. предоставление послам дипломатического иммунитета.

В Средневековье одной из главных тем международных договоров стала совместная борьба с пиратством. Затем мировая общественность сосредоточила свои интересы на работорговле африканцами. В 1815 году Венский конгресс первым осудил эту порочную практику. В 1818 году в Ахене торговля рабами была официально признана преступлением.

Кроме того, в начале $XIX$ века меняется подход к экстрадиции преступников, формируется международная норма о невыдаче лиц, преследуемых по политическим мотивам. Заключив Аньенский договор в 1802 году, Великобритания, Испания, Голландия и Франция сформулировали перечень преступлений, за совершение которых возможна выдача виновных лиц. В этот список вошли: убийство, фальшивомонетчество и преднамеренное банкротство.

Первая мировая война вызвала необходимость межгосударственных соглашений о военнопленных и правилах ведения боевых действий. В 1927 году в Варшаве состоялась первая международная конференция по унификации уголовного права, на которой был сформирован перечень преступлений международного характера. К ним отнесли: пиратство, работорговлю, торговлю женщинами и детьми, незаконный оборот наркотиков и порнографию.

Началом кодификации этой отрасли права считают принятие устава международного военного трибунала, состоявшееся в 1945 году, после победы над фашистской Германией. Тогда были закреплены общегосударственные принципы уголовного права. Устав разделил все преступления на три группы:

  1. преступления против мира;
  2. военные преступления;
  3. преступления против человечества.

Кроме того, в 1945 году при создании ООН было запрещено применение силы в межгосударственных отношениях. В 1998 году принят Римский статут международного уголовного суда, основная цель которого – привлечение к уголовной ответственности физических лиц, совершивших преступления против мира и безопасности человечества.

Уголовное право Российской империи

Развитие уголовного права в Российской империи, как и во всем мире, происходило параллельно с совершенствованием общественных и государственных институтов.

Замечание 2

Крупнейшим законодательным памятником $XVII$ века стало Соборное Уложение 1649 года. В нем была сделана попытка впервые создать свод всех действующих правовых норм, включая Судебники и Новоуказные статьи. Это первый печатный свод законов Российской империи. До Соборного Уложения обнародование законов ограничивалась их оглашением на торговых площадях и в храмах, о чем обычно специально указывалось в самих документах.

В Соборном Уложении был сделан значительный шаг вперед в развитии уголовно-правовых норм, в нем впервые предпринята попытка законодательного разграничения деяний на умышленные, неосторожные и случайные. Вводились такие уголовно-правовые понятия, как необходимая оборона и крайняя нужда, различались инициатор преступления, исполнитель, пособник и укрыватель.

Объектами преступления Соборное Уложение считало церковь, государство, семью, личность, имущество и нравственность. Впервые в истории русского законодательства в светскую кодификацию были включены преступления против религии, которые ранее находились в юрисдикции церкви.

В 1830 году было издано Полное собрание законов Российской империи. Оно включало в себя более 30 тысяч нормативных актов, расположенных в хронологическом порядке: начиная с Соборного Уложения 1649 года до Манифеста о вступлении на престол царя Николая I. С 1 января 1835 года вступил в силу Свод законов Российской империи, в котором содержались нормы уголовного права.

Новое уголовное Уложение было введено в действие 1 мая 1846 года. В этом документе были четко сформулированы четыре стадии противоправного деяния: обнаружение умысла, приготовление к преступлению, покушение на преступление и «совершившееся» преступление.

Декрет Совета народных комиссаров от 14 января 1918 года «О комиссиях для несовершеннолетних» упразднил уголовную ответственность для малолетних и преступников. Учитывая бедственное социальное и экономическое положение детей и подростков в стране, наличие многомиллионной армии беспризорных, советское право установило возраст, начиная с которого наступала уголовная ответственность – 17 лет.

В течение нескольких месяцев после октября 1917 года разрешалось применение судами дореволюционного уголовного законодательства, если оно не противоречило идеалам революции. Декрет новой власти от 20 июля 1918 года № 3 утвердил, что народные суды отныне должны руководствоваться решениями рабоче-крестьянского правительства и социалистической совестью.

Институт уголовного наказания в первые годы СССР отличался крайней противоречивостью. «Инструкция революционным трибуналам», изданная 19 декабря 1917 года, предполагала использование следующих наказаний:

  1. денежный штраф;
  2. лишение свободы;
  3. удаление из столиц, отдельных местностей или пределов Российской Республики;
  4. объявление общественного порицания;
  5. объявление виновного врагом народа;
  6. лишение виновного всех или некоторых политических прав;
  7. секвестр или конфискация (частичная или общая) имущества виновного;
  8. присуждение к обязательным общественным работам.

Замечание 3

Интересно, что расстрел, как высшая мера наказания, не был включен в этот список.

Особое место в истории уголовного законодательства занял первый советский Уголовный кодекс РСФСР 1922 года. В нем содержалось материальное понятие преступления, которым признавалось всякое опасное действие или бездействие, угрожающее основам советского строя и правопорядку, установленному рабоче-крестьянской властью на переходный к коммунистическому строю период времени.

В 1960 году была принята новая редакция УК РСФСР, которая предусматривала охрану советского общественного и государственного строя, социалистической собственности, личности и прав граждан и всего социалистического правопорядка от преступных посягательств. То есть, новый Уголовный кодекс, как и предыдущий, на первое место ставил интересы государства и общества, а не личности.

2 июля 1991 года Верховным Советом были приняты Основы уголовного законодательства СССР и союзных республик. Данный документ был призван заменить прежнее уголовное законодательство, но в связи последовавшим вскоре распадом страны, он так и не вступил в силу. Основы уголовного законодательства 1991 года были достаточно демократичным правовым документом. В дальнейшем он был использован при разработке нового уголовного законодательства Российской Федерации.

К исправительным наказаниям относились: лишение всех особенных прав и преимуществ, ссылка, отдача в исправительные арестантские роты, заключение в тюрьме, крепости, смирительном или работном доме, арест , выговор в присутствии суда, денежные взыскания, внушения. Лишение всех особенных прав и преимуществ заключалось в лишении почетных титулов, дворянства, чинов, знаков отличия, права поступать на службу, записываться в гильдии, быть свидетелем и опекуном. Применялось также частичное лишение некоторых прав и преимуществ.

Наказания подразделялись на главные, дополнительные, заменяющие. Главные составляли 11 родов наказания, дополнительные следовали за главными, заменяющие могли заменять главные. Все эти наказания считались общими. Их дополняли особенные наказания.

Система преступлений включала 12 разделов, каждый из которых делился на главы и отделения. Важнейшими были преступления против веры, государственные преступления, против порядка управления, должностные, имущественные, преступные деяния против благочиния, законов о состоянии, против жизни, здоровья, свободы и чести частных лиц, семьи и собственности.

Уложение до революции дважды претерпевало значительные изменения (в 1866 и 1885 гг.), а в последней редакции оно просуществовало до октября 1917 г.

В связи с судебной реформой 1864 г. был введен суд присяжных и местный суд (мировые судьи) в местностях, где было местное самоуправление . В 1864 г. был издан особый «Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями». В нем были предусмотрены менее серьезные преступления с наказаниями до двух лет лишения свободы. Данный Устав с технической стороны был шагом вперед, отличаясь меньшей казуистичностью и лучшей разработкой диспозитивных частей составов преступлений.

Субъектами преступления признавались наряду с физическими лицами и юридические лица (крестьянские общины). В основу понятия преступного деяния были положены формальные признаки. Под преступлением понималось действие или бездействие, наказуемость которых предусмотрена законом. Происходит выделение понятия состава преступления, оформляется деление уголовного права на Общую и Особенную части.

Закон разделял преступления на следующие категории: тяжкие преступления (карались смертной казнью, каторгой, ссылкой на поселение); преступления (наказывались заключением в крепость, тюрьму, исправительный дом); проступки (наказывались арестом или штрафом). Субъект - вменяемое лицо, достигшее определенного возраста.

Привлечение к уголовной ответственности допускалось с 7 лет.

Субъективная сторона выражалась в совершении преступления умышленно либо по неосторожности. Виды соучастников по Уложению о наказаниях уголовных и исправительных делились на скоп, сговор, шайку. Система наказания состояла из уголовных и исправительных.

1.10. Развитие рыночных отношений, обострение классовой борьбы потребовали создание новых уголовных законов, отвечающих изменившимся условиям общественной жизни. Уголовное уложение о наказаниях, несмотря на внесенные изменения и дополнения, не отвечало экономическим и социально-политическим реалиям России начала XX в. Именно это обусловило в 1881 г. начало работы над составлением нового Уголовного уложения, которая была закончена через 12 лет. В 1903 г. императором Николаем II был утвержден проект нового Уголовного уложения. Однако полностью оно так и не было введено, применялись только главы о политических преступлениях и религиозных. Так, например, законом от 7 июня 1904 г. были введены в действие гл. 3 («О бунте против Верховной власти и о преступных деяниях против Священной Особы Императора и членов Императорского Дома»), 4 («О государственной измене») и 5 («О смуте»).

Уложение состояло из 37 глав и 687 статей. Оно сохранило разделение на Общую (172 статьи) и Особенную (615 статей) части. Общая часть раскрывала понятия преступления, умысла, неосторожности, приготовления, покушения, соучастия. Особенная часть содержала нормы, предусматривающие ответственность за религиозные, государственные, должностные и другие преступления.

Впервые Уложение 1903 г. определяло пространство действия закона - вся территория Российской империи. Закон одинаково распространялся на всех лиц, на ней пребывавших (ст. 4-13).

Под преступлением Уложение понимало: «Деяние, воспрещенное законом во время его учинения, под страхом его наказания». Субъектом преступления признавалось вменяемое физическое лицо, достигшее 10-летнего возраста.

Субъективная сторона выражалась в совершении преступления умышленно либо по неосторожности.

Приготовление и покушение на преступление наказывались в случаях, установленных законом (в основном к тяжким преступлениям). Добровольный отказ от преступления исключал применение наказания.

Соучастниками признавались лица, действующие заведомо сообща или согласившиеся на совершение деяния, учиненного несколькими лицами. Закон давал определение исполнителя, подстрекателя и пособника.

Уложение 1903 г. упрощало систему наказаний. Все наказания делились на главные, дополнительные и заменяющие. В Уложении предусматривались восемь родов главных наказаний и восемь родов дополнительных.

С технической точки зрения Уложение стояло на значительно более высоком уровне, чем старое российское уголовное законодательство.

Оно вполне соответствовало современным ему уголовным кодексам других европейских стран и оказало определенное влияние на становление и развитие советского уголовного законодательства.

В первые годы революции формировавшаяся власть приняла ряд декретов, имевших непосредственное отношение к уголовному праву: 17 специальных уголовно-правовых декретов и 15 актов об ответственности за отдельные преступления . К концу июля 1918 г. их было соответственно 40 и 69.

Под преступлением впервые стало пониматься нарушение общественных отношений, охраняемых уголовным правом. Уголовная ответственность устанавливалась с 14 лет. Наказание определялось как мера принудительного воздействия, посредством которой власть обеспечивает сохранение данного порядка общественных отношений от преступников. Система наказаний включала: внушение, общественное порицание, принудительное изучение курса политграмоты, бойкот, исключение из коллектива, возмещение ущерба, отстранение от должности, конфискацию имущества , лишение политических прав , объявление «врагом народа», принудительные работы, лишение свободы, объявление вне закона, расстрел.

При определении меры наказания суд учитывал социальное положение преступника, политический или личный характер мотивов преступления, степень осознания преступником своего деяния, соучастие, профессионализм преступника, наличие насилия, характер объекта преступления , а также другие обстоятельства.

Уголовное право РСФСР действовало на всей территории страны в отношении как ее граждан , так и иностранцев , совершивших преступление в РСФСР или на территории другого государства.

В советской юридической литературе по-разному оценивались Руководящие начала. Современные исследователи отмечают, что они сыграли большую роль в улучшении деятельности судебных органов, в развитии уголовного права, были важным этапом на пути создания в последующем Уголовного кодекса РСФСР 1922 г.

3. Уголовный кодекс РСФСР был утвержден ВЦИК 26 мая 1922 г. и вступил в действие с 1 июля 1922 г. Кодекс состоял из Введения и двух частей - Общей и Особенной. Части делились на главы, которые в свою очередь подразделялись на статьи (их было 227).

Под преступлением данный УК РСФСР понимал всякое общественно опасное действие или бездействие, угрожавшее основам советского строя и правопорядку , установленному рабоче-крестьянской властью на переходный к коммунистическому строю период времени (ст. 5).

Действие УК РСФСР распространялось на все преступления, совершенные в пределах РСФСР как ее гражданами, так и иностранцами, не пользовавшимися правом экстерриториальности. Целями наказания являлись предупреждение новых правонарушений , приспособление правонарушителя к условиям общежития путем исправительно-трудового воздействия, лишения преступника возможности совершать новые преступления.

Уголовная ответственность наступала с 14 лет. В отношении несовершеннолетних в возрасте от 14 до 16 лет могли быть назначены меры медико-педагогического воздействия.

Система наказаний варьировалась в широком смысле от общественного порицания до изгнания за пределы РСФСР. По делам, находящимся в производстве у ревтрибуналов, в качестве исключительной меры применялся расстрел. Кроме перечисленных в Общей части УК РСФСР наказаний судом могли применяться меры социальной защиты: удаление из определенной местности и запрещение заниматься определенной деятельностью. При определении меры наказания должны были учитываться характер и степень опасности преступника и совершенного им преступления.

Система преступлений по УК РСФСР включала преступления государственные, против порядка управления , хозяйственные, должностные, против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности , имущественные, воинские.

При отсутствии в УК РСФСР прямых указаний на отдельные виды преступлений наказания могли применяться в соответствии с принципом аналогии (ст. 10).

Глава III была посвящена нарушениям правил отделения церкви от государства.

4. 13 октября 1924 г. ЦИК СССР принял первый общесоюзный акт - «Основные начала уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик », которые отказались от термина «наказание» и восприняли понятие «меры социальной защиты». В основе этого изменения в терминологии лежало желание законодателя подчеркнуть отказ от наказания как возмездия.

В этот период было также издано союзное Положение о воинских преступлениях (новая редакция была принята в 1927 г.). В 1924 г. был издан первый советский Исправительно-трудовой кодекс. ИТК РСФСР 1924 г. был построен на основе классового подхода к отдельным категориям преступников (ст. 47, 101). Этот Кодекс исходил из прогрессивной системы отбывания наказания в виде лишения свободы (ст. 100-106 и др.) и предусматривал институт условно-досрочного освобождения (ст. 16).

В 1927 г. были изданы Положение о преступлениях государственных и Положение о воинских преступлениях, которые вошли в уголовные кодексы союзных республик в качестве самостоятельных глав.

22 ноября 1926 г. ВЦИК принял новый Уголовный кодекс РСФСР, который вступил в действие с 1 января 1927 г. Данный закон не внес серьезных изменений в УК РСФСР 1922 г. Его издание было обусловлено необходимостью приведения уголовного законодательства РСФСР в соответствие с уголовным законодательством СССР.

Общая часть УК РСФСР 1926 г. текстуально не воспроизводила Основные начала. УК развил положения Основных начал и дополнил их новыми. Например, включая статью о применении ссылки и высылки, законодатель определил условия назначения этих мер наказания, точно перечислил статьи УК РСФСР, по которым в случае осуждения могла применяться ссылка (ст. 36).

Расхождения УК РСФСР 1926 г. с Основными началами отмечались лишь в незначительной части норм и касались частных вопросов.

В последующие годы в УК РСФСР 1926 г. вносилось многочисленные изменения и дополнения.

В период действия УК РСФСР 1926 г. был принят целый ряд антигуманных, откровенно антинародных законов, которые послужили юридическим основанием к проведению репрессий, повлекли многочисленные человеческие жертвы. Так, в Законе от 7 августа 1932 г. «Об охране имущества государственных предприятий , колхозов и кооперации и укреплении государственной (социалистической) собственности » колхозная собственность приравнивалась к государственной.

Без какой-либо дифференциации преступлений от мелких до крупных была установлена ответственность вплоть до расстрела за хищение государственного или общественного имущества (примером могут служить так называемые «колосковые дела»).

В 1935 г. отменяется ст. 8 Основных начал, предоставлявшая право союзным республикам определять минимальный возраст уголовной ответственности. По закону от 7 апреля 1935 г. «О мерах борьбы с преступностью несовершеннолетних» несовершеннолетние лица привлекались к ответственности за кражи , насильственные преступления и убийство с 12 лет.

5. В декабре 1958 г. Верховным Советом СССР были приняты Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик, а также законы об уголовной ответственности за государственные и воинские преступления. Основы состояли из 4 разделов и 47 статей.

В качестве основной задачи Основы провозглашали «охрану советского и государственного строя, социалистической собственности, социалистического правопорядка, личности и прав граждан».

В Основах рассматривались понятие преступления, виды соучастия, институты необходимой обороны и крайней необходимости . Отменялся ранее действовавший принцип аналогии, т.е. осуждения лица за деяния, не предусмотренные уголовным законодательством. Закон, устанавливающий наказуемость деяния или усиливающий наказание за него, не имел обратной силы, т.е. не распространялся на деяния, совершенные до момента его введения. Закон, устранявший или смягчающий наказуемость деяния, имел обратную силу.

Уголовная ответственность устанавливалась с 16 лет, прежний возрастной предел в 14 лет продолжал действовать в случаях совершения отдельных видов преступлений, перечень которых содержался в ч. 2 ст. 10 Основ. Были исключены некоторые виды наказаний: объявление «врагом народа», удаление из СССР, поражение политических прав по суду.

Максимальный срок лишения свободы был сокращен с 25 до 15 лет. Регламентировалось также условно-досрочное освобождение осужденных, проявивших хорошее поведение и честное отношение к труду.

Основы уголовного законодательства 1958 г. обеспечивали единство советского уголовного законодательства, его целей, принципов и основных институтов. 27 октября 1960 г. на базе этих Основ был принят новый Уголовный кодекс РСФСР. Он заменил Уголовный кодекс 1926 г. УК РСФСР 1960 г. были присущи все вышеперечисленные достоинства и недостатки Основ. Он также заключал в себе отчетливый отпечаток жестко централизованной плановой экономики социализма, административно-командной системы управления государством и обществом .

Характерной чертой УК РСФСР 1960 г. явилась его чрезмерная политизированность и ничем не обоснованная в ряде случаев репрессивность (явный пример тому ст. 64, 70), попытка исправить противоестественное развитие экономических отношений с помощью уголовно-правовых средств (ст. 152, 152.1, 153, 154, 154.1). Именно в 60-е гг. ХХ в. принимаются указы «Об усилении борьбы с особо опасными преступлениями», «Об ответственности за приписки и другие искажения отчетности о выполнении планов», «Об усилении ответственности за посягательство на жизнь, здоровье и достоинство работников милиции и дружинников», «Об усилении уголовной ответственности за изнасилование », «Об усилении ответственности за взяточничество», в которых предусматривалось и применение смертной казни.

Особое место занимает указ Президиума Верховного Совета СССР от 4 марта 1965 г. № 3332-VI «О наказании лиц, виновных в преступлениях против мира и человечности и военных преступлениях, независимо от времени совершения преступления», в котором устанавливалось, что «нацистские преступники, виновные в тягчайших злодеяниях против мира и человечества и в военных преступлениях, подлежат суду и наказанию независимо от времени, истекшего после совершения преступлений».

Изменения, происходившие в экономической, политической, социальной и духовной сферах жизнедеятельности общества в период перестройки также нашли свое отражение в уголовном законодательстве.

Была отменена уголовная ответственность за антисоветскую агитацию и пропаганду, а также за распространение заведомо ложных измышлений, порочащих советский общественный и государственный строй.

Указы 1971 и 1977 гг. расширили применение условного осуждения с обязательным привлечением осужденного к труду 2 июля 1991 г. Верховным Советом СССР были приняты Основы уголовного законодательства, которые явились закономерным этапом в развитии уголовного законодательства России. В них уточнены задачи союзного уголовного законодательства (ст. 1), конкретизированы основания уголовной ответственности путем введения в это понятие его основного элемента состава преступления (ст. 2). В ст. 9 была дана классификация преступлений по степени их тяжести. Статьей 15 вводится понятие ограниченной вменяемости, а в ст. 20 - определение организованной группы. Понятия повторности, совокупности и рецидива преступлений раскрываются в ст. 21, 22, 23. Статьей 25 вводится институт задержания преступника, ст. 26, 27 - понятие оправданного профессионального и хозяйственного риска. В ст. 28-40 усовершенствованы виды наказаний. Введен новый раздел (VIII) Основ, содержащий нормы, характеризующие особенности уголовной ответственности несовершеннолетних (ст. 60-71). Вследствие дезинтеграции СССР и образования Содружества Независимых Государств (СНГ) они не были введены в действие, хотя его прогрессивные положения были использованы при разработке уголовного законодательства новой России.

Постсоциалистическое уголовное право

Официальное начало этого этапа развития уголовного законодательства в юридической литературе связывают с принятием новой Конституции РФ 1993 г. Однако при этом справедливо подчеркивается, что первое изменение в этом направлении было внесено в УК РСФСР еще в 1991 г.1 В уголовно-правовой литературе выделяются следующие основные направления реформирования уголовного законодательства в этот период. Во-первых, оптимально возможное обновление уголовного законодательства и интенсификация уголовно-правовых мер борьбы с преступностью . Во-вторых, всеобъемлющая реализация принципов.

Реализация этих основных направлений выразилась прежде всего в отмене уголовно-правовых норм, грубо нарушавших права и свободы человека , содержащихся, например, в ст. 142, 198, 209, 277 УК РСФСР 1960 г.

Развитие гуманистических начал уголовного права нашло свое отражение в Законе РСФСР от 5 декабря 1991 г., отменявшем смертную казнь за нарушение правил о валютных операциях, хищения государственного и общественного имущества в особо крупных размерах, за получение взятки при особо отягчающих обстоятельствах, а также в Законе РФ от 29 апреля 1993 г. № 4901-I «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР, Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР и Исправительно-трудовой кодекс РСФСР», отменявшем смертную казнь в отношении женщин, а также мужчин старше 65 лет.

Реформирование экономики , переход к рыночным отношениям вызвал объективную необходимость отмены целого ряда норм УК РСФСР, которые выступали тормозом в проведении назревшей экономической реформы в России. В частности, были отменены уголовно-правовые нормы об ответственности за частнопредпринимательскую деятельность и коммерческое посредничество (ст. 153), выпуск недоброкачественной, нестандартной или некомплектной продукции (ст. 152), приписки и другие искажения отчетности о выполнении планов (ст. 152.1). Была отменена уголовная ответственность за спекуляцию (ст. 154). Вместе с тем в УК РСФСР были включены уголовно-правовые нормы, направленные на упорядочение новых экономических отношений, возникших в переходный к рынку период. Например, была установлена уголовная ответственность за уклонение от подачи декларации о доходах (ст. 162.1), сокрытие доходов (прибыли) или иных объектов налогообложения (ст. 162.2), нарушение антимонопольного законодательства (ст. 175.1), противодействие или неисполнение требований налоговой службы в целях сокрытия доходов (прибыли) или неуплаты налогов (ст. 162.3) и др.

Важное значение в этом отношении имело исключение из УК РСФСР главы второй о преступлениях против социалистической собственности и разработка на базе главы пятой группы уголовно-правовых норм об ответственности за преступления против собственности независимо от ее формы, уточнение понятия уголовно наказуемой контрабанды и формулирование норм об ответственности за иные таможенные преступления.

В УК РСФСР были внесены и другие изменения и дополнения: в главу о преступлениях против общественной безопасности, общественного порядка и здоровья населения, например, включены ст. 213.3, 213.4 об ответственности за терроризм и заведомо ложное сообщение об акте терроризма, в главу о преступлениях против правосудия - ст. 176.2, 184.1, в главу о преступлениях против порядка управления - ст. 194.4, 191.5, в главу о преступлениях против политических, трудовых, иных прав и свобод граждан - ст. 133.1, 133.2.

Несмотря на многочисленные изменения и дополнения УК РСФСР 1960 г. перестал отвечать быстро менявшимся социально-политическим и экономическим процессам в обществе . Коренные изменения и преобразования, происходившие во всех сферах жизни общества и государства , потребовали разработки и принятия нового уголовного кодекса, основанного на новых исходных принципах, и в первую очередь на конституционном принципе признания приоритета общечеловеческих ценностей, на основе решительного поворота к уголовно-правовой охране прав и свобод человека как основополагающей идее уголовного законодательства, соответствия норм уголовного права условиям перехода к рыночной экономике. Охрана и защита прав и свобод человека и гражданина, конституционного строя , равная защита всех форм собственности , общественного строя и общественной безопасности, борьба с преступностью во всех ее проявлениях, и прежде всего с насильственной, организованной и коррупционной преступностью, составили концепцию реформирования российского уголовного законодательства.

Основные задачи, которыми руководствовался законнодатель при разработке и принятии нового УК России, сводились к следующему:

  • привести российское законодательство в соответствие с современной иерархией социальных ценностей, принятых в демократическом правовом государстве , каким провозгласила себя Россия в ст. 1 Конституции РФ. Высшей ценностью в правовом государстве является человек, его права и свободы (ст. 2 Конституции РФ);
  • привести российское уголовное законодательство в соответствие с криминологической реальностью. Новый УК был призван восполнить пробелы и обеспечить правоприменительные органы правовыми нормами, необходимыми для борьбы с современными формами и видами преступности. Эти новеллы связаны с формулированием норм о соучастии, рецидиве, субъекте преступления , обстоятельствах, исключающих преступность деяния , и т.д.;
  • обеспечить последовательную дифференциацию уголовной ответственности;
  • привести российское уголовное законодательство в соответствие с общепринятыми международными нормами;
  • исключить из уголовного закона идеологические штампы исходя из того, что УК - это правовой акт, и задачи уголовного законодательства должны решаться только правовыми средствами;
  • использовать мировой опыт и правовые решения, выработанные законодательством и практикой других государств.

Действующий УК РФ был принят Государственной Думой 24 мая 1996 г., одобрен Советом Федерации 5 июля 1996 г., подписан Президентом РФ 13 июля 1996 г. и введен в действие с 1 января 1997 г.

Изменения и преобразования, происходящие во всех сферах жизни общества и государства, требовали этого уголовного закона, основанного на важных исходных принципах, и в первую очередь на конституционном принципе признания приоритета общечеловеческих ценностей.

Принятие Кодекса не остановило развитие законотворческого процесса в этой сфере. Только с 1997 по март 2002 г. в Государственную Думу Федерального Собрания РФ было внесено свыше 160 законопроектов, касающихся изменения и дополнения около 200 статей Кодекса, из них в первом чтении отклонено 30 законопроектов, снято с рассмотрения 40 и принято 19 законопроектов. Принятые федеральные законы дополнили Кодекс семью новыми статьями, в 50 статей (в 14 статей Общей части и 36 статей Особенной части) внесены изменения и дополнения.

Остальные законопроекты находятся в стадии рассмотрения.

То, что количество принятых федеральных законов составило чуть более 1/10 части от количества внесенных законопроектов, объясняется недостаточной обоснованностью и проработанностью этих законопроектов. Для большинства законопроектов характерно следующее:

  • мнение, что уголовный закон является наиболее эффективным средством разрешения любых социально значимых проблем (притом, что не учитываются регулятивные и охранительные возможности других отраслей права);
  • расширение сферы действия уголовно-правовых норм путем конструирования большего числа специальных уголовно-правовых норм при наличии в Кодексе общих уголовно-правовых норм, действие которых распространяется на соответствующие деяния. Избыточное количество специальных норм приводит к конфликтности и необоснованной конкуренции уголовно-правовых норм при квалификации преступлений , не способствует эффективному применению уголовного закона и подчас ставит правоохранительные органы в трудное положение;
  • стремление ужесточить санкции многих уголовно-правовых норм, несмотря на то, что судебная практика далеко не исчерпала карательных возможностей действующих санкций.

Для законотворческого процесса важно установить правильное соотношение динамизма и стабильности законодательства (в настоящее время ход законопроектной работы характеризуется явным преобладанием динамизма в ущерб стабильности).

В декабре 2003 г. УК РФ 1996 г. подвергся серьезным изменениям.

Они существенно гуманизировали многие положения действующего Уголовного кодекса.

Так, признана утратившей силу ст. 16 УК РФ, которая устанавливала повышенную ответственность за совершение преступлений неоднократно. Уточнено понятие рецидива преступлений, сужены пределы признания рецидива опасным и особо опасным. Существенно расширены и конкретизированы случаи совершения преступлений, которые не учитываются при признании рецидива преступлений (судимости за умышленные убийства небольшой тяжести; за преступления, совершенные лицом в возрасте до 18 лет; за преступления, осуждение за которое признавалось условным либо по которым предоставлялась отсрочка исполнения приговора , если условное осуждение или отсрочка исполнения приговора не отменялись и лицо не направлялось для отбывания наказания в места лишения свободы , а также судимости, снятые или погашенные в установленном законом порядке).

Произведено весьма важное уточнение пределов необходимой обороны . Статья 37 УК РФ дополнена ч. 2¹, установившей, что не превышают пределы необходимой обороны действия обороняющегося лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения.

Значительно расширены пределы применения штрафов за совершение различных категорий преступлений, в том числе тяжких и особо тяжких. Отменена конфискация имущества , ранее применявшаяся в качестве дополнительного наказания.

Наполнен конкретным уголовно-правовым содержанием вердикт присяжных заседателей о признании лица виновным, но заслуживающим снисхождения. При назначении председательствующим вида и размера наказания обстоятельства, отягчающие наказание (ст. 63 УК РФ), не учитываются даже в тех случаях, когда в ходе судебного разбирательства таковые были установлены.

Гуманизация уголовного законодательства выразилась и в том, что целый ряд составов преступлений был декриминализирован.

Вместе с тем признаны преступлениями такие деяния, посягающие на свободу, честь и достоинство лица, как торговля людьми (ст. 127¹), использование рабского труда (ст. 127²). Конкретизировано и приведено в соответствие с международными стандартами содержание ст. 136 «Нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина».

Появилась ст. 285¹, специально посвященная нецелевому расходованию денежных средств , а также ст. 285², в которой установлена уголовная ответственность за нецелевое расходование средств государственных внебюджетных фондов.

Значительные изменения были внесены в УК РФ Федеральным законом от 27 июля 2006 г. № 153-ФЗ в ст. 12, 20, 37, 75, 205, 205.1, 208, 277; разд. V дополнен гл. 151 «Конфискация имущества», введена новая ст. 2052, а также Федеральным законом от 30 декабря 2006 г. № 283- ФЗ усилена уголовная ответственность за повреждение и разрушение нефтепроводов (ст. 158, 175, 215.3).

Динамизм развития социально-экономических отношений в стране, изменчивость отечественного законодательства в совокупности с традициями российского уголовного права и уголовно-правовой доктрины обусловили процесс дальнейшего развития и совершенствования уголовного законодательства. Так, за период с 2010 по 2014 г. было принято 93 федеральных закона, направленных на внесение изменений в уголовный закон. Так, например, только Федеральным законом от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ было внесено 29 изменений в Общую и 417 в Особенную части УК РФ.

Подобная активность законодателя ведет к нарушению стабильности уголовного закона, характериуется бессистемностью внесения поправок, несогласованностью уголовно-правовых норм между собой и с иными нормативно-правовыми предписаниями. Принято считать, что это явилось закономерным результатом игнорирования законодателем одного из важнейших принципов законотворчества - его научной обоснованности.

Основными направлениями дальнейшего совершенствования уголовного законодательства являются:

  • совершенствование системы наказаний по видам и санкциям, что повлечет за собой повышение эффективности этой системы и снижение числа лиц, осуждаемых к лишению свободы. Последнему особенно препятствует то обстоятельство, что суды лишены возможности назначать наказания в виде обязательных работ , ограничения свободы и ареста , призванных служить альтернативой лишению свободы;
  • выработка норм об ответственности за экономические преступления в связи с обновлением законодательной базы других отраслей;
  • совершенствование норм об ответственности за преступления, являющиеся проявлением организованной преступности и терроризма, и экстремизма;
  • декриминализация ряда уголовно-правовых норм об ответственности за преступления небольшой тяжести с установлением при этом за их совершение административной и гражданско-правовой ответственности ;
  • приведение некоторых норм УК РФ в соответствие с нормами международного права ;
  • устранение конструктивных недостатков действующих норм с целью исключения возможности их различного толкования в правоприменительной практике.

ЭВОЛЮЦИОННЫЕ ОСОБЕННОСТИ СИСТЕМЫ УГОЛОВНОГО НАКАЗАНИЯ В УГОЛОВНОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ

РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ XIX В.

В. А. БУКЛОВА

Исследование посвящено рассмотрению основных этапов становления системы уголовного наказания в призме уголовного законодательства Российской империи XIX в.

Ключевые слова: наказание, уголовная политика, виды наказания, гуманизм уголовного наказания.

Анализируя законодательные основы формирования института уголовного наказания в Российской империи XIX в., следует обратиться к рассмотрению важнейших правовых актов, представляющих собой разрозненную в тот период систему, находящуюся на стадии формирования и развития.

Начало XIX в. было ознаменовано своего рода гуманистическими тенденциями в уголовной политике государства, которые, в свою очередь, служили закладным камнем для формирования системы наказаний в Российской империи в целом. В данном случае речь может идти о том, что в 1801 г. Император России Александр I своим указом запретил применение пыток в качестве способа добывания доказательств по уголовным делам .

По сути, отказ от получения доказательств незаконным путем предполагает назначение справедливого, объективного наказания за совершенное преступление.

Принципиальным шагом в данном направлении послужило принятие в 1832 г. Свода законов российской империи. Представляя собой сложный и многоаспектный законодательный акт, Свод законов особое внимание уделяет именно характеристике института наказания. В частности, ст. 16 данного акта предусматривала различные роды казней и наказаний за преступления: смертная казнь, смерть политическая, лишение прав состояния, телесные наказания, работы, ссылка, отдача в солдаты, лишение свободы, денежные взыскания и опись движимого имущества в казну в виде наказания, церковное покаяние .

При этом, смертная казнь, отмененная Елизаветой Петровной, была восстановлена для неко-

торых случаев, но дозволялась она лишь при особом Высочайшем указе об учреждении Верховного суда. Свод законов России предусматривал смертную казнь за тяжкие государственные и некоторые другие виды общеуголовных преступлений. При этом, битье кнутом и шпицрутенами, которые часто заканчивались смертью осужденного, фактически являлись скрытой формой смертной казни. Следует обратить внимание на тот факт, что по вопросу о смертной казни уже в то время в русском обществе существовали разные точки зрения. Ряд ученых, в том числе С. Десницкий, выступал за ограничение применения смертной казни, А. Радищев, Ф. Ушаков, Г. Солнцев, И. Лопухин - за полную отмену смертной казни, а С. Баршев, И. Фойницкий, Н. Сергеевский, А. Жижиленко - за ее сохранение.

В свою очередь, определяя работы в качестве одного из видов наказания, в ст. 34 законодатель перечисляет следующие виды: каторжная работа, крепостная работа, работа в портах, на казенных заведениях и фабриках, работа в смирительном доме, содержание в рабочем доме, городовые работы и работа у частных лиц вместо рабочих домов. Обращаясь к характеристике ссылки, в ст. 58-65 Свода законов предусматриваются следующие ее виды: ссылка в Сибирь на каторжную или крепостную работу; ссылка в Сибирь на поселение; временная ссылка в Сибирь на житье; ссылка в Закавказские провинции; ссылка в дальние города, деревни или в другие места; высылка за границу; высылка из столицы с запрещением пребывания в ней .

Что касается лишения свободы как налагаемого государством на виновного ограничения свободы распоряжаться собой (свободы передви-

жения и образа жизни), то ст. 70 предусматривала такие виды лишения свободы, как тюремное заключение, личный арест или содержание под стражей и надзором полиции в месте своего жительства. В случаях, предусмотренных законом, содержание под стражей ужесточалось содержанием на хлебе и воде. При этом непосредственно срок лишения свободы определялся судом или по мере вины, а также на основании закона, если в нем сроки были указаны (ст. 71).

Другим принципиальным моментом является формирование в данной норме цели лишения свободы, а именно:

1) обеспечение безопасности общества от преступной деятельности осужденных;

2) исправление преступников.

Иными словами, именно «поведение и успехи в исправлении» являлись главными критериями индивидуализации наказания в военно-арестантских ротах гражданского ведомства, закрепленного в Положении «Об исправительно-арестантских ротах гражданского ведомства» от 15.08.1845 г. . При этом, средствами исправления и приемами ресоциализации осужденных назывались труд и «приучение к мастерствам» (профессиональное обучение), а их характер (тяжесть, престижность занятий) ставился в зависимость от успехов в деле исправления и состояния здоровья .

Изменение социально-экономических условий, а также преобразование государственноправовых потребностей обусловили переиздание Свода законов Российской империи в 1842 г. В обновленном виде он предусматривал такие наказания, как смертная казнь; ссылка в каторгу; на поселение, на водворение и просто ссылка; крепостные и казенные работы; арестантские роты; рабочий дом; смирительный дом; тюрьма и арест.

2) ссылка на поселение с лишением всех прав, но без наказания плетьми; она назначалась для лиц привилегированных вместо первого вида и для лиц всех состояний за менее тяжкие преступления (подложное проявление чудес, ослушание начальства и рецидив ябедничества); 3) ссылка без лишения прав, но с наказанием плетьми или с работами на казенных, заводах назначалась для лиц непривилегированных; 4) ссылка без лишения прав, без телесного наказания определялась в не-

которых особых случаях, как-то: за ереси и расколы, а также взамен иных наказаний при неспособности к исполнению их (например, военной службы) или в видах колонизационных (например, для женщин); название этого вида в законодательстве еще не установилось, но чаще всего он называется ссылкой на житье или на водворение.

В результате систематизации уголовного права 15 августа 1845 г. было принято Уложение о наказаниях уголовных и исправительных. Оно разделило наказания на уголовные и исправительные (ст. 18). Ст. 19 Уложения устанавливает наиболее тяжкие наказания, именуемые уголовными, а именно:

1. Лишение всех прав состояния и смертная казнь.

Виды смертной казни определялись приговором суда (ст. 20). В частности, Уложение определяет два вида каторги: бессрочная каторга и срочные каторжные работы. Бессрочная каторга применялась редко: за отцеубийство (ст. 1920), убийство, совершенное повторно (1921 г.), убийство близких родственников (ст. 1022), за поджог (ст. 2108), за потопление (ст. 2119) и т. д.

В свою очередь, ст. 34 Уложения содержала перечень исправительных наказаний. К ним относились:

1. Потеря всех особенных прав и преимуществ как лично, так и по состоянию осужденного ему присвоенных и ссылка на житье в отдаленнейшие или менее отдаленные места Сибири, с временным в определенном для его жительства месте заключением, или без такового, а для лиц, не изъятых от наказаний телесных, наказание розгами от 50 до 100 ударов и отдача на время в исправительные арестантские роты гражданского ведомства, с потерей всех особенных прав и преимуществ как лично, так и по состоянию или званию осужденного ему присвоенных.

нию осужденного ему присвоенных, с временным в определенном для его жительства месте заключением или без такового, а для лиц, не изъятых от наказаний телесных, заключение в работном доме, также с потерей всех особенных прав и преимуществ как лично, так и по состоянию или званию осужденного ему присвоенных.

3. Заключение в крепости с лишением некоторых особенных прав и преимуществ как лично, так и по состоянию осужденного ему присвоенных или без лишения, в зависимости от рода преступления и меры вины.

4. Заключение в смирительном доме, с лишением некоторых особенных прав и преимуществ как лично, так и по состоянию осужденного ему присвоенных или без лишения, в зависимости от рода преступления и меры вины.

5. Заключение в тюрьме.

6. Кратковременный арест.

7. Выговоры, замечания, внушения, денежные взыскания.

Кроме того, следует учесть, что в примечании к ст. 61 разрешалось применение многих исправительных наказаний (в частности, кратковременного ареста, легкого наказания розгами (не более 40 ударов), выговоров, замечаний, внушений, денежного взыскания) без рассмотрения дела в суде - в административном порядке. Эта возможность была устранена лишь в ходе судебной реформы 1864 г.

Подобное обстоятельство вызвало рассмотрение вопроса о приговоренных на долгие сроки заключения в законодательном порядке и замену продолжительного заключения простой ссылкой в Сибирь, где устанавливался новый вид ссылки как заменивший наказание исправительное, отличен от уголовной ссылки на поселение и получил название ссылки на водворение, а ссыльные этой категории - водворяемых рабочих, причем этот новый вид ссылки объявлен мерой временной.

Такова была сущность закона от 23 ноября 1853 г., Западная Сибирь с 1859 г. была освобождена от судебной уголовной ссылки, сюда направлялись только ссылаемые на житье по приговорам обществ и распоряжениям администрации. Ссылаемые на поселение бродяги направлялись в Восточную Сибирь, а ссылаемые на каторгу - на

о. Сахалин, Забайкалье и в центральные каторжные тюрьмы .

В целом, уголовное законодательство данного периода делило ссылку на судебную и административную. Среди сосланных по суду выделялись ссыльные на каторгу, на поселение, на житье, на водворение. До середины XIX в. законодательст-

во России не знало административной ссылки, но практически она применялась как ссылка «по высочайшему повелению» к религиозным и политическим преступникам из высших слоев и к лицам, попавшим в опалу к государю. Административная ссылка была узаконена в 1881 г. Положением о мерах охраны государственного порядка и общественного спокойствия, а в 1882 г. Положение о полицейском надзоре установило порядок надзора за сосланными по месту жительства. Указами от 5 июня 1811 г. и 31 июня 1812 г. административная ссылка по воле помещиков, а также сельских и мещанских обществ бала признана «не имеющей законных оснований» и отменена .

В этой связи следует говорить о том, что ссылка в Сибирь применялась часто и даже за легкие проступки; желая сделать из нее тяжкое уголовное наказание, составители Уложения вынуждены были учредить наказания для легких деяний и для этого изменили значение арестантских рот, рабочих и смирительных домов, определив их как лишение свободы, низшими ступенями которого оставлены тюрьма и арест.

Таким образом, Уложение предусматривало несколько видов лишения свободы: исправительные арестантские роты гражданского ведомства, рабочий дом, смирительный дом, крепость, тюрьмы, кратковременный арест. Однако различия между ними зачастую сводились к названию и порядку заведывания.

Кроме того, в Уложении сохранялся сословный подход и к квалификации наказания и к определению санкций в соответствии с установленными привилегиями, а также телесные наказания. Кроме того, устанавливался срок полицейского надзора для отбывавших наказание в исправительных арестантских ротах гражданского ведомства, тюрьмах и крепостях с лишением прав.

В данном контексте следует учесть, что в целом система наказаний и их исполнения по сравнению с ранее действующим законодательством стала менее жесткой, но назвать ее гуманной было бы несправедливо. В отличие от Уложения 1845 г. Уложение о наказаниях редакции 1866 г. исключило телесные наказания, но ст. 78 Уложения устанавливала порядок, по которому «в случае явной невозможности подвергнуть виновных заключению ни в рабочем доме, ни в тюрьме, оно может для лиц, не изъятых по закону от наказаний, быть применено. Однако в отличие от Уложения 1845 г. Уложение о наказаниях в редакции 1866 г. содержало 1711 статей (Уложение 1845 г. -2224 статей). Это было связано с тем, что, во-первых, были исключены статьи, устанавливаю-

щие ответственность крепостных крестьян, во-вторых, в связи с проведением реформы полиции 1862 г. и судебной реформы 1864 г. была сделана попытка разграничения ответственности уголовной и административной. По сути, многие статьи из Уложения были исключены и введены в различные законы, регулирующие организацию и порядок управления определенными отраслями (в частности, Таможенный устав, Устав о казенных лесах и т. д.). Наконец, в связи с принятием в 1864 г. Устава о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, из Уложения 1845 г. было изъято 652 статьи о маловажных преступлениях и проступках .

Судебной реформой 1864 г. (и соответственно Уставом о наказаниях, налагаемых мировыми судьями) устанавливался принцип равенства всех сословий перед законом, который нашел отражение и в Уложении 1866 г. Однако на практике различия по сословному принципу остались, особенно при определении наказаний, связанных с лишением или ограничением прав (объем прав определялся принадлежностью к сословию).

Характерными чертами принятого Устава о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, были гуманность, демократизм, простота применения.

По сути, Устав 1864 г. собрал воедино постановления о мелких нарушениях, предусмотренных ранее другими законами. Данный нормативный акт получил высокую оценку современников за гуманизм, демократизм и простоту применения.

Он предусматривал четыре вида наказания за уголовные проступки (ст. 1):

1. Выговоры, замечания, внушения.

2. Денежные взыскания на сумму не свыше 300 руб.

3. Кратковременный арест (до 3 месяцев).

4. Заключение в тюрьму не свыше 1 года.

Таким образом, тюремное заключение было

введено вместо заключения в рабочем доме, которому подлежали лица низших сословий. Законодатели стремились показать социальное равенство в его применении, однако в отдельных статьях сохранились некоторые сословные различия (ст.ст. 4, 5, 8 и пр.). Поскольку по Уставу тюремное заключение предусматривалось за корыстные проступки, за которые мировые судья могли наказывать, как правило, лиц из непривилегированных сословий, а если, в соответствии со ст. 3, на приговоренных к тюремному заключению распространялся режим рабочих домов, то фактически заключение в рабочем доме как вид наказания сохранялось, но при унификации мер наказания бы-

ло сокращено с 3 лет до 1 года. На замене заключения в рабочем доме заключением в тюрьме сказалась и нехватка рабочих домов. Содержание в рабочем доме должно было отличаться от тюремного заключения обязательностью работ. С введением в тюрьме обязательного труда различие между двумя формами заключения утрачивается. Ст. 3 Устава предусматривает использование осужденных к тюремному заключению на работе, установленной для рабочих домов .

Кроме того, ст. 8 Устава предусматривала по сути еще один вид наказания - отдача в общественные работы и на заработки несостоятельных крестьян и мещан. Однако это было правом, но не обязанностью суда. Этот вопрос в каждом конкретном случае решался исходя из вида проступка .

В 1885 г. в очередной раз было переиздано Уложение о наказаниях уголовных и исправительных, которое изменило систему мест лишения свободы. Выделялись такие виды лишения свободы, как поселение, заключение в исправительные арестантские отделения, крепость, тюрьму, арест. В Уложении издания 1885 г. уже нет наказаний в виде заключения в рабочий и смирительный дома. Появившиеся в 1775 г. на основе такого законодательного акта, как Учреждение об управлении губерниями дома были упразднены в 1884 г. как не оправдавшие себя. Кроме того, прекратили свое существование долговые тюрьмы, арестантские роты. Были упразднены публичная процедура экзекуции и клеймение осужденных к каторжным работам.

При этом, Уложение не включало статьи, определяющие возможность замены лишения свободы телесными наказаниями, так как, несмотря на отмену телесных наказаний, по ранее действующему законодательству была возможна такая замена в некоторых случаях.

Вместе с тем, следует учесть, что правовые нормы в большинстве своем носили декларативный характер, так как составители циркуляров явно переоценили реальные возможности материальной базы тюремной системы России - в своей значительной части указанные правила воплощены не были. Подобный отрыв уголовных норм от действительности окажется характерным для всей уголовной и уголовно-исполнительной системы России. В частности, анализируя особенности данных правовых актов, М. Н. Гернет указывал на тот факт, что количество статей о ссыльных вчетверо превышало число статей о содержащихся под стражей, что подчеркивало преобладание интереса законодателя к ссылке, нежели к тюремному заключению .

По сути, переложив в основном обязанности по борьбе с преступлениями небольшой опасности на местные губернские и уездные учреждения, правительство главное свое внимание концентрирует на защите основ государственного строя. Однако подобные законодательные меры не могли в корне изменить сложившуюся систему.

Однако недооценивать их значения не следует. В данный период, по сути, начинают закладываться прогрессивные теоретические тенденции развития системы уголовного наказания в целом, предпринимаются попытки классификации преступников, дифференциации и индивидуализации исполнения наказания, намного опережающие их практическую реализацию. Регулярное участие российских представителей в международных тюремных конгрессах побуждало к активным действиям в решении многих проблем. Основным принципом в сфере назначения и применения уголовного наказания был гуманизм. Прежде всего, это касалось регламентации условий назначения и отбывания наказания в местах лишения свободы. Однако следует подчеркнуть, что соответствующие решения власти, отражающие принцип гуманизма уголовного наказания не всегда воплощались в практической деятельности. При этом, первостепенное значение имеет тот факт, что, по сути, происходит систематизация уголовного права и законодательства России, отдельные нормы которого использовались в дальнейшем, создавая основу для дальнейшего поступательного развития системы уголовного наказания, отвечающего требованиям правового, демократического государства.

Литература

1. Гернет М. Н. История царской тюрьмы. М., 1961. Т. 1. С. 36.

2. Детков М. Г. Наказание в царской России. Система его исполнения. М., 1994. С. 39.

3. Иванов А. А. Цели наказания и становления Российской тюремной системы во второй половине

XVIII века - первой половине XIX века // История государства и права. 2005. № 5. С. 37.

4. Кораблин К. К. Пенитенциарная система России: формирование механизма функционирования тюремного ведомства на территории Дальнего Востока во второй половине XIX - начале XX вв.: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Нижний Новгород, 2001. С. 8-9.

5. Лисин А. Г. Петренко Н. И., Яковлева Е. И. Тюремная система российского государства в XVIII -начале XX вв. М., 1996. С. 22-23.

6. О нарушении прав человека в России: сб. мат-лов Моск. исследовательского центра по правам человека. М., 1998. С. 144.

7. Российское законодательство Х-XX вв.: в 9 т., М., 1987. Т. 5. Законодательство периода расцвета абсолютизма. С. 266-267.

8. Российское законодательство Х-XX вв.: в 9 т., М., 1998. Т. 6. Законодательство первой половины

XIX века. С. 174.

9. Российское законодательство Х-XX вв.: в 9 т., М., 1991. Т. 8. Судебная реформа. С. 395.

10. Судебные уставы 20 ноября 1964 года, с изложением рассуждений, на коих они основаны, изданные Государственной канцелярией. 4.1-4. 2-е изд., доп. и изм. Ч. 1-5. СПб., 1867. С. 349.

11. Таганцев Н. С. Русское уголовное право. СПб., 1902. Т. 2. С. 965.

12. Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, разъясненный решениями Уголовного кассационного департамента Правительствующего сената за 1866-1871 гг. / сост. Н. П. Тимофеев. СПб., 1872. С. 6-7.

EVOLUTION FEATURES OF CRIMINAL PUNISHMENT SYSTEM IN THE CRIMINAL LEGISLATION OF THE RUSSIAN EMPIRE IN 19th CENTURY

Research is devoted to the consideration of the basic stages of formation of criminal punishment system in terms of the criminal legislation of the Russian empire in 19th century.

Key words: punishment, criminal policy, punishment types, humanism of criminal punishment.

2006 г.

Введение

1.1. Нормы уголовного права в Русской Правде

2.2. Дореволюционное уголовное законодательство (1903-1917)

3. Советское и современное Российское уголовное право

3.1. Советское уголовное законодательство

Заключение

Список используемых нормативных и литературных источников

Нормативные источники

Литературные источники

Введение

Ныне действующий Уголовный Кодекс Российской Федерации в своей истории насчитывает менее 10 лет. Вместе с тем в него неоднократно вносились изменения, что связано с необходимость постоянного совершенствования уголовного права в соответствие с общественно-политическими, экономическими, техническими и социальными реалиями.

С принятием Уголовного кодекса РФ перед наукой уголовного права встали неотложные задачи: во-первых, теоретическое комментирование нового законодательства; во-вторых, обобщение практики применения закона органами следствия, прокуратуры, суда и дача научных рекомендаций по дальнейшему совершенствованию законодательной и правоприменительной деятельности; в-третьих, исследование эффективности уголовного закона; в-четвертых, изучение законодательного опыта зарубежных государств, в-пятых, углубленное изучение исторических вех в развитии российского уголовного законодательства с целью правдивой его оценки. Российское уголовное законодательство имеет многовековую историю с момента принятия Русской Правды. За тысячелетний период законодательство неоднократно менялось и совершенствовалось и прошло множество этапов своего становления. Таким образом, можно сделать вывод об актуальности темы дипломной работы.

Целью дипломной работы является исследование истории уголовного законодательства России. В соответствие с поставленной целью исследуются следующие вопросы:

Уголовное право древней и средневековой Руси;

Уголовное законодательство России 1845 - 1917 гг.;

Советское и современное Российское уголовное право.

При подготовке дипломной работы использовались нормативно правовые акты Российской Империи, СССР, РСФСР, Российской Федерации, комментарии к законодательству, научно-учебные пособия и монографии по теме дипломной работы.

Структурно дипломная работа состоит из введения, трех глав и заключения. Во введении обосновывается актуальность темы, цели и задачи. В первой главе рассматриваются вопросы появления первых источников уголовного права в древней Руси и их развитие в период средневековья. Во второй главе исследуется становление уголовного права Императорской России. В третьей главе исследуется история современного уголовного законодательства на примере СССР и Российской Федерации. В заключении подведены итоги проведенного исследования и сформулированы основные моменты (этапы) развития уголовного Права России.

1. Уголовное право древней и средневековой Руси

1.1. Нормы уголовного права в Русской Правде

Первым известным нам законодательным источником русского права считается Русская Правда . Наиболее древний ее список датирован 916г. Еще более древними источниками являются договоры Руси с Византией: летописи сообщают о четырех договорах 907, 911, 945 и 971 гг. В наиболее полном виде до нас дошли договоры 911 г., подписанные при князе Олеге, и 945 г., подписанные при князе Игоре. Основное назначение этих договоров - обеспечение стабильных торговых отношений между Русью и Византией.

Уголовное право складывалось на Руси, да и не только на Руси, как право феодальное, право - привилегия. Это ясно видно из статей Русской Правды.

Большинство исследователей связывают происхождение этого основного правового памятника Древней Руси с именем великого князя киевского Ярослава Мудрого и утверждают, что пространная редакция правды сложилась не позднее XIII века. Преступление в Русской правде обозначалось термином "обида", под которой понималось причинение потерпевшему материального или морального вреда. Все преступления делились на 2 рода - против личности и имущественные. Субъектом преступления мог быть любой человек, кроме холопа (за действия последнего отвечал господин).

Анализ норм Русской Правды показывает, что развитие феодализма приводит к более яркому проявлению у преступлений классового характера, а также формированию в праве системы мер наказания в зависимости от социального положения и сословной принадлежности потерпевшего и преступника, неодинакового подхода к защите интересов феодалов и феодально-зависимого населения.

Объектами преступного деяния являлись власть князя, а также личность, имущество, нравы. Объективная сторона преступления была ещё недостаточно выражена в нормах Русской Правды. Известны лишь покушение и оконченное преступление.

Субъектами преступления являлись феодалы, городские люди и крестьяне. Холопы и рабы не несли судебной ответственности за свои преступления: за них отвечал их господин. Господин выплачивал штраф, что, однако, не исключало возможности применения к рабу мер физического воздействия.

В Русской Правде не существовало возрастного ограничения уголовной ответственности; не был известен и институт вменяемости, но уже были заложены основы института индивидуализации ответственности и наказания.

Русская Правда знает лишь два рода преступлений - против личности и имущественные. В ней нет ни государственных, ни должностных, ни иных родов преступлений. Это не означало, конечно, что выступления против княжеской власти проходило безнаказанно. Просто в таких случаях применялась непосредственная расправа без суда и следствия.

История многих народов указывает на то, что регулятором общественных отношений в то время в подобных случаях являлась кровная месть за убийство, увечье, другие обиды со стороны членов рода, общины, к которым принадлежал потерпевший. Не обошел стороной этот обычай и Русь. Во времена Олега и Игоря кровная месть за убийство ничем не ограничивалась, наоборот - поощрялась как эффективное средство защиты. Наряду с кровной местью устанавливалось и самовольное возвращение похищенной вещи, коня или холопа с применением силы членами рода. Не исключалась и возможность уладить дело миром, путем переговоров старейшин общин или родов. Обоснование кровной мести состояло в том, что вред, причиненный члену рода, считается общим вредом, причиненным всему роду; последний за это и преследовал обидчика .

Высшей мерой наказания являлся "поток и разграбление". Эта мера понимается по разному: убийство осужденного, либо разграбление его имущества, либо изгнание с конфискацией имущества, либо продажа в холопы. Второй по тяжести мерой наказания была вира, т.е. своеобразный денежный штраф в пользу князя (как правило, накладывался за убийство). За большинство же преступлений наказанием была продажа, т.е. тоже денежный штраф, размеры которого различались в зависимости от совершенного преступления.

К органам, осуществляющим суд, относились: а) князь, которому принадлежала судебная власть; б) вирник, обязанный провести расследование и собирать виру; в) 12 мужей, решавших вопрос о долге в тех случаях, когда ответчик «запирается», отрицая получение чего-либо в долг; г) метельник (мечник), который решал спор о тяжбах путем испытания раскаленным железом; он же делил наследство между братьями в случаях спора между ними; д) отрок- помощник вирника, исполняющий его поручения. В одном из списков Русской Правды упомянутые лица называются обобщенно «судьями» - как лица, облеченные судебной властью.

Псковская судная грамота является важнейшим после Русской Правды памятником русского законодательства. В ней содержатся нормы гражданского, семейного, уголовного права. В ней также содержатся процессуальные нормы. Её принятие на вече большинство исследователей относят к 1467 году.

Значительно изменилось понятие преступления. Преступным признавалось посягательство не только на личность и имущество, но и иное запрещенное законом деяние, в т.ч. направленное против органов власти. Субъектами преступления могли быть все свободные, хотя бы и феодально-зависимые люди. Уже содержится упоминание о государственных преступлениях (таковым являлся "пеpевет", т.е. государственная измена), о некоторых преступлениях против суда, более детально формулируется ответственность за имущественные преступления.

Судебник 1497 г. Был утвержден великим князем Иваном III и его Боярской думой. Преступление в нем именуется "лихим делом". Развитие феодализма нашло своё отражение в некотором изменении взгляда на субъект преступления. Судебник 1497 года рассматривает холопа уже как человека и, в отличие от Русской Правды, считал его способным самостоятельно отвечать за свои поступки и преступления. Выделялись государственные и имущественные преступления. К первым относилась крамола (отъезд бояр от великого князя к другому князю) и подым (скорее всего, призывы к восстанию против властей). государственные преступления карались смертной казнью. К имущественным преступлениям относились разбой, татьба, истребление и повреждение чужого имущества, к преступлениям против личности - убийство (душегубство), оскорбление действием и словом. Судебник предусматривал 2 вида казни - смертную и торговую. Последняя заключалась в битье кнутом на торговой площади и нередко влекла за собой смерть наказуемого.

Судебник 1550 г., изданный Иваном IV, отражал укрепление социально - политических основ Русского централизованного государства. Судебник вводил ответственность за ложное обвинение судей в умышленном непpавосудии. Виновный наказывался за это сверх вины, т.е. помимо вынесенного ему приговором наказания еще и битьем кнутом, и тюремным заключением. Впервые сделана попытка разграничить грабеж как открытое похищение вещи и разбой как хищение, связанное с насилием. Из воровства выделился состав мошенничества. Появились составы государственных преступлений, например, сдача города неприятелю.

1.2. Уголовное право в Соборном Уложении

В начале 17 века устои крепостного государства были потрясены крестьянской войной под руководительством Болотникова. В дальнейшем антифеодальные движения не прекращались. Крестьяне выступали против непрерывно усиливавшейся эксплуатации, увеличения повинности, углубления их бесправия. К их борьбе, как уже было сказано, примыкали “меньшие” посадские люди, поддерживаемые рядовыми стрельцами и другими низшими разрядами “служилых” людей, а также низами церковных и монастырских организаций. Активными участниками народных, особенно городских, движений 17 века были и холопы. В середине 17 века борьба достигла особой остроты. Уже перепись 1646 года, по которой крестьяне становились “крепки и без урочных лет” (закон определял наказание для укрывателей беглых крестьян), и введение налогов на соль в феврале 1646 года вызвали бурный протест.

Появление Соборного Уложения 1649 г. было непосредственно результатом народных восстаний первой половины 17 века, основу которых составляли движения крепостных крестьян, и необходимостью составления единого всероссийского закона.

Принятие Соборного Уложения было одним из главных достижений царствования Алексея Михайловича. Этот грандиозный для 17 века свод законов долгое время играл роль Всероссийского правового кодекса. Попытки принять новое Уложение делались при Петре Первом и Екатерине Второй, но оба раза безуспешно.

В грамотах, разосланных по областям летом 1648 года, было объявлено, что велено написать Уложенную книгу по указу государя и патриарха, по приговору бояр и по челобитью стольников и стряпчих и всяких чинов людей. В июле 1648 г. царь, посоветовавшись с патриархом и всея Руси Иосифом, с митрополитом с архиепископами и “со всем освещенным собором”, “государевыми бояры”, с “окольничьями” и “думными людьми” решил, что надо выписать те статьи, которые написаны в “правилах святых апостольских и святых отцов” и законов греческих царей, а также собрать и “справить” со старыми судебниками указы прежних правящих царей и “боярские приговоры на всякие государственные и земские дела”.

Те же статьи, на которые в судебнеках “указу не положено и боярских приговоров на те статьи не было, и те бы статьи по тому же напистаи и изложити по его государеву указу общим советом, чтобы Московского го-сударства всяких чинов людем, от большаго и меньшаго чина, суд и расправа была во всяких делах всем ровна” .

Составить проект Уложения было поручено особый кодификационный комиссии из 5-ти человек. Так как Соборное Уложение составлялось наспех, то комиссия ограничилась основными источниками, указанными ей в приговоре.

Соборное Уложение 1649 года явилось новым этапом в развитии юридической техники. оно стало 1 печатным памятником права. До него публикация законов ограничивалась оглашением их на торговых площадях и в храмах, о чем обычно указывалось в самих документах. Появление печатного закона в значительной мере исключало возможность совершать злоупотребления воеводами и приказными чинами, ведавшими судопроизводством.

Соборное Уложение не имело прецедентов в истории русского законодательства. Из памятников права других народов России по юридическому содержанию Соборное Уложение можно сравнить с Литовским Статутом, но и от него Уложение выгодно отличалось. Не имело себе равных Уложение и в современной ему европейской практике.

Соборное Уложение - 1 в истории России систематизированный закон. В литературе его нередко поэтому называют кодексом, но это юридически не верно. Уложение заключает в себе материал, относящийся не к одной, а ко многим отраслям права того времени. Это скорее не кодекс, а небольшой свод законов. В то же время уровень систематизации в отдельных главах, посвященных отдельным отраслям права, еще не настолько высок, чтобы ее можно было назвать в полном смысле слова кодификацией. Тем не менее систематизацию правовых норм в Соборном Уложении следует признать весьма совершенной для своего времени.

Судебное право в Уложении составило особый комплекс норм, регламентировавших организацию суда и процесса. Еще более определенно, чем в Судебниках здесь происходило разделение на две формы процесса: ”суд” и “розыск”. Глава 10 Уложения подробно описывает различные процедуры “суда”: процесс распадался на суд и “вершение”, т.е. вынесения приговора. “Суд” начинался с “вчинания”, подачи челобитной жалобы. Затем происходил вызов приставом ответчика в суд. Ответчик мог представить поручителей. Ему предоставлялось право дважды не явиться в суд по уважительным причинам (например, болезнь), но после трех неявок он автоматически проигрывал процесс. Выигравшей стороне выдавалась соответствующая грамота.

Доказательства, используемые и принимаемые во внимание суда в состязательном процессе, были многообразны: свидетельские показания (практика требовала привлечения в процесс не менее 20 свидетелей), письменные доказательства (наиболее доверительными из них были официально заверенные документы), крестное целование (допускалось при спорах на сумму не свыше 1 рубля), жребий. Процессуальными мероприятиями, направленными на получение доказательств, были “общий” и “повальный” обыск: в первом случае опрос населения осуществлялся по поводу факта совершенного преступления, а во втором - по поводу конкретного лица, подозреваемого в преступлении. Особым видом свидетельских показаний были: ”ссылка на виноватых” и общая ссылка. Первое заключалось в ссылке обвиняемого или ответчика на свидетеля, показания которого должны абсолютно совпасть с показаниями ссылающего, при несовпадении дело проигрывалось. Подобных ссылок могло быть несколько и в каждом случае требовалось полное подтверждение. Общая ссылка заключалась в обращении обеих спорящих сторон к одному и тому же или нескольким свидетелям. Их показания становились решающими. Своеобразным процессуальным действием в суде стал так называемый “правеж”. Ответчик (чаще всего неплатежеспособный должник) регулярно подвергался судом процедуре телесного наказания, число которых равнялось сумме задолжностей (за долг в 100 рублей пороли в течении месяца). “Правеж” не был просто наказанием - это была мера, побуждающая ответчика выполнить обязательство: у него могли найтись поручители или он сам мог решиться на уплату долга.

Судоговорение в состязательном процессе было устным, но протоколировалось в “судебном списке”. Каждая стадия оформлялась особой грамотой. Розыск или “сыск” применялся по наиболее серьезным уголовным делам. Особое место и внимание отводилось преступлениям, о которых было заявлено: “слово и дело государево”, т.е. в которых затрагивался государственный интерес. Дело в розыскном процессе могло начаться с заявления потерпевшего, с обнаружения факта преступления (поличного) или с обычного наговора, неподтвержденного фактами обвинения 9”язычная молва”). После этого в дело вступали государственные органы. Потерпевший подавал “явку” (заявление), и пристав с понятыми отправлялся на место преступления для проведения дознания. Процессуальными действиями был “обыск”, т.е. допрос всех подозреваемых и свидетелей. В главе 21 Соборного Уложения впервые регламентируется такая процессуальная процедура, как пытка. Основанием для ее применения могли послужить результаты “обыска”, когда свидетельские показания разделились: часть в пользу обвиняемого, часть против него. В случае, когда результаты “обыска” были благоприятными для подозреваемого, он мог быть взят на поруки. Применение пытки регламентировалось: ее можно было применять не более трех раз, с определенным перерывом. Показания, данные на пытке (“оговор”), должны были быть перепроверены посредством других процессуальных мер (допроса, присяги, “обыска”). Показания пытаемого протоколировались.

В области уголовного права Соборное Уложение уточняет понятие “лихое дело”, разработанное еще в Судебниках. Субъектами преступления могли быть как отдельные лица, так и группа лиц. Закон разделял их на главных и второстепенных, понимая под последними соучастников. В свою очередь соучастие может быть как физическим (содействие, практическая помощь и т.д.), так и интеллектуальным (например, подстрекательство к убийству - глава 22). В связи с этим субъектом стал признаваться даже раб, совершивший преступление по указанию своего господина. От соучастников закон отличал лиц, только причастных к совершению преступления: пособников (создававших условия для совершения преступления), попустителей, недоносителей, укрывателей. Субъективная сторона преступления обусловлена степенью вины: Уложение знает деление преступлений на умышленные, неосторожные и случайные. За неосторожные действия совершивший их наказывается также, как за умышленные преступные действия. Закон выделяет смягчающие и отягчающие обстоятельства. К первым относятся: состояние опьянения, неконтролируемость действий, вызванная оскорблением или угрозой (аффект), ко вторым - повторность преступления, совокупность нескольких преступлений. Выделяются отдельные стадии преступного деяние: умысел (который сам по себе может быть наказуемым), покушение на преступление и совершение преступления. Закон знает понятие рецидива (совпадающее в Уложении с понятием “лихой человек”) и крайней необходимости, которая является ненаказуемой, только при соблюдении соразмерности ее реальной опасности со стороны преступника. Нарушение соразмерности означало превышение необходимой обороны и наказывалось. Объектами преступления Соборное Уложение считало церковь, государство, семью, личность, имущество и нравственность.

Система преступлений по Соборному Уложению: 1) преступления против церкви, 2) государственные преступления, 3) преступления против порядка управления (намеренная неявка ответчика в суд, сопротивление приставу, изготовление фальшивых грамот, актов и печатей, фальшивомонетчиство, самовольный выезд за границу, самогоноварение, принесение в суде ложной присяги, ложное обвинение), 4) преступления против благочиния (содержание притонов, укрывательство беглых, незаконная продажа имущества, обложение пошлинами освобожденных от них лиц), 5) должностные преступления (лихоимство (взяточничество, вымогательство, неправомерные поборы), неправосудие, подлоги по службе, воинские преступления), 6) преступления против личности (убийство, разделявшееся на простое и квалифицированное, побои, оскорбления чести. Не наказывалось убийство изменника или вора на месте преступления), 7) имущественные преступления (татьба простая и квалифицированная (церковная, на службе, конокрадство, совершенное в государевом дворе, кража овощей из огорода и рыбы из садка), разбой, совершаемый в виде промысла, грабеж обыкновенный и квалифицированный (совершенный служилыми людьми или детьми в отношении родителей), мошенничество (хищение, связанное с обманом, но без насилия), поджог, насильственное завладение чужим имуществом, порча чужого имущества), 8) преступления против нравственности (не почитание детьми родителей, отказ содержать престарелых родителей, сводничество, “блуд” жены, но не мужа, половая связь господина с рабой).

Для системы наказаний были характерны следующие признаки: 1) индивидуализация наказания: жена и дети преступника не отвечали за совершенное им деяние, но сохранился институт ответственности третьих лиц - помещик, убивший крестьянина, должен был передать понесшему ущерб помещику другого крестьянина, сохранялась процедура “правежа”, в значительной мере поручительство походило на ответственность поручителя за действия правонарушителя (за которого он поручался), 2) сословный характер наказания, выражающийся в различии ответственности разных субъектов за одни и те же наказания (например, глава 10), 3) неопределенность в установлении наказания (это было связано с целью наказания - устрашением). В приговоре мог быть не указан вид наказания, а если и был указан, то был неясен способ его исполнения (“наказать смертью”) или мера (срок) наказания (бросить “в тюрьму до государева указа”), 4) множественность наказания - за одно и то же преступление могло быть установлено сразу несколько наказаний: битье кнутом, урезание языка, ссылка, конфискация имущества.

Устрашение и возмездие, изоляция преступника от общества была второстепенной целью. Следует отметить, что неопределенность в установлении наказания создавала дополнительное психологическое воздействие на преступника. Для устрашения к преступнику применяли то наказание, которое он желал бы для оклеветанного им человека (в случае “ябедничества”). Публичность наказаний и казней имела социально-психологическое значение: многие наказания (сожжение, утопление, колесование) служили как бы аналогами адских мук.

В Соборном Уложении применение смертной казни предусматривалось почти в 60 случаях (даже курение табака наказывалось смертью). Смертная казнь делилась на квалифицированную (колесование, четвертование, сожжение, залитие горла металлом, закапывание живьем в землю) и простую (повешение, отсечение головы). Членовредительские наказания включали: отсечение руки, ноги, урезание носа, уха, губы, вырывание глаза, ноздрей. Эти наказания могли применяться как дополнительные или как основные. Увечащие наказания, кроме устрашения, выполняли функцию обозначения преступника. К болезненным наказаниям относилось сечение кнутом или батогами в публичном месте (на торгу). Тюремное заключение, как специальный вид наказания, могло устанавливаться сроком от 3дней до 4 лет или на неопределенный срок. Как дополнительный вид наказания (или как основной) назначалась ссылка (в монастыри, крепости, остроги, в боярские имения). К представителям привилегированных сословий применялся такой вид наказания, как лишение чести и прав (от полной выдачи головой (превращения в холопа) до объявления “опалы” (изоляции, остракизма, государственной немилости)). Обвиненного могли лишить чина, права заседать в Думе или приказе, лишить права обращаться с иском в суд. Широко применялись имущественные санкции (гл.10 Уложения в 74 случаях устанавливала градацию штрафов “за бесчестье” в зависимости от социального положения потерпевшего). Высшей санкцией этого вида была полная конфискация имущества преступника. Кроме того, в систему санкций входили церковные наказания (покаяние, епитимья, отлучение от церкви, ссылка в монастырь, заточение в одиночную келью и т.д.).

Воинский артикул Петра I 1715 г. Содержал нормы исключительно уголовного права и фактически представлял собой военно-уголовный кодекс без Общей части. Основное его содержание составляло изложение воинских преступлений. Повышенные наказания влекли преступления, совершенные в военное время. Сурово карались преступления против мирных жителей. Фактически последние нормы были прообразом норм международного уголовного права о преступлениях против мира и человечества.

Тщательно разработанным в Воинском артикуле было учение о преступлении и ответственности. Последняя, например, твердо связывалась с принципом вины. Так, артикул 159 предписывал: "Но весьма неумышленное и ненамеренное убийство, у которого никакой вины не находится, оное без наказания отпустится". В артикуле подробно регламентировалось право необходимой обороны (в главах "О смертном убийстве" и "О зажигании, грабительстве и воровстве"), в ряде случаев предусматривалась ссылка на "крайнюю нужду", т.е. на крайнюю необходимость, при сдаче крепости, при краже "из крайней голодной нужды".

Наказание преследовало цель устрашения, что достигалось не только его угрозой, но и публичным исполнением. Как и прежнее законодательство, Воинский артикул сохранял членовредительские наказания. Что касается смертной казни, то она упоминается в 111-ти артикулах. Воинский артикул предусматривал смягчение наказания за преступления, совершенные в состоянии крайнего возбуждения (аффекта). В отличие от Соборного Уложения совершение преступления в состоянии опьянения не только не смягчало наказания, но, наоборот, усиливало его. Отягчающим вину обстоятельством признавалось совершение убийства особо мучительным способом, убийство родителей, ребенка. Повышенное наказание применялось к рецидивистам.

Будучи военно-уголовным кодексом, артикул предусматривал и общеуголовные преступления: посягательства против веры, преступления против особы государя, убийство, половые преступления, поджог, кражу, грабеж, ложную присягу. В связи с этим Воинский артикул мог применяться не только к военнослужащим.

2. Уголовное законодательство России 1845 - 1917 гг.

2.1. Уголовное законодательство царской России 1845 - 1903 гг.

В конце XVIII в. действующее уголовное законодательство начало вступать в противоречие с передовым общественным сознанием. Легальной основой для его критики в то время служил «Наказ» Екатерины II , ознаменовавший начало приспособления идей буржуазного уголовного права для нужд феодально-крепостнической России. В начале XIX в. эта тенденция продолжала развиваться, и весь XIX в. прошел под знаком идей Великой Французской революции.

В первые десятилетия XIX в. остро стоял вопрос о кодификации уголовного законодательства. Достаточно проследить историческую цель кодификации—от Уголовного уложения 1754 г. и «Наказа» Екатерины II до проекта Уголовного уложения 1813 г. и т. XV Свода законов 1833 г., чтобы убедиться в том, что ее необходимость в целом не подвергалась сомнению. Вопрос, стоявший перед общественной мыслью, заключался в том, какие направления кодификации избрать, каково будет содержание будущего кодекса. Поэтому полемика, развернувшаяся по различным проблемам уголовного права, неизбежно проецировалась на содержание будущей кодификации.

Необходимо отметить и внешнеполитический аспект проблемы. Под воздействием Уголовного кодекса Франции 1810 г. и Баварского уголовного уложения 1813 г. к 30-м годам XIX в. практически во всех странах Западной Европы развернулся бурный процесс кодификации уголовного законодательства. Естественно, что правящие круги России пытались быть на европейском уровне.

Складыванию компромиссного взгляда на уголовную кодификацию в значительной степени способствовала официальная наука уголовного права. Если до середины 20-х г. многие ученые пытались последовательно проводить идеи Беккариа и других основоположников буржуазной науки уголовного права (Г. И. Солнцев, К. П.. Паулович, A . FL Куницын, В. Титарев), то в последующем возобладала тенденция компромисса, сочетания новых идей с феодально-крепостнической действительностью. Наиболее яркие представители этого направления — Л. А. Цветаев, М. Я. Малов, С. И. Баршев.

В правительственных кругах активнейшим сторонником кодификации, был М. М. Сперанский. Уже в период 1802—1803 гг. он предлагал создать кодексы по основным отраслям права. В это время Сперанский считал, что в России нет «всей уголовной части» и настаивал на создании уголовного уложения. Даже в 1815 г., находясь в ссылке, в письме Александру I он говорил о разработке уложения как о первоочередной задаче правительства. По инициативе М. М. Сперанского в 1824 г. в Государственном Совете было возобновлено рассмотрение проекта 1813 г. А в самом начале 1826 г. он предложил Николаю I широкую программу законодательных работ, которая должна была завершиться созданием гражданского и уголовного кодексов. Как известно, Николай I отверг последний этап.

В 1832 г. Николаем I был учрежден Свод законов Российской Империи (шестнадцать томов), разработанный комиссией законодательных предложений под руководством М. М. Сперанского. Свод был введен в действие с 1 января 1835 г. XV том Свода составляли Законы уголовные. В него были включены две книги: 1) «О преступлениях и наказаниях вообще» - первый уголовный кодекс России и 2) «О судопроизводстве по преступлениям» - первый уголовно-процессуальный кодекс России.

Необходимость в скором времени заняться разработкой уголовного уложения признавалась в это время и Государственным Советом. В поддержку позиции М. М. Сперанского выступил министр юстиции Д. В. Дашков. 29 октября 1836 г. император утвердил их совместный доклад о необходимости «систематического пересмотра» гражданского и уголовного законодательства, предписав начать с «законов уголовных».

Реально работы над уложением начались несколько позднее. Лишь к середине 1838 г. М. М. Сперанский подготовил «План работ по составлению проекта законов показательных», который вместе с семью пояснительными записками 18 июня направил в Министерство юсти-ции. А уже 8 июля он доносил царю о подготовке «сравнительного изложения разных систем уголовного законодательства» и о завершении работ над принципиальными началами уложения.

Реальная лестница наказаний восприняла идею Баварского уголовного уложения 1813 г., повторенную в Проекте 1813 г., о степенях наказания. Всего предусматривалось 12 степеней: 6 наиболее тяжких мер наказания, сопряженных с гражданской и политической смертью, считались уголовными (казнями), а остальные — исправительными. Основу уголовного наказания составляли ссылка на поселение в Сибирь и каторга. К не изъятым от телесных наказаний добавлялось наказание плетьми и клеймение. В целом названные виды наказания не включали новых, оперируя уже апробированными. Исключались лишь смертная казнь и наказание кнутом.

Система Особенной части Уложения отличалась как от т. XV Свода, так и от Проекта 1813 г. Все преступления делились на две большие рубрики — государственные и гражданские. Государственные, в свою очередь, подразделялись на преступления против законов основных, против законов учредительных, против законов сил правительственных. Гражданские преступления в соответствии с тезисом о четырех состояниях лица в государстве включали преступления против «прав лица физического», против «прав лица как члена государства», против «прав семейственных», против «прав на имущество».

К маю 1840 г. было разработано уголовное уложение, объединявшее преступления и проступки. Его объем был в пределах т. XV Свода. Система Общей части уложения соответствующий раздел Свода, за исключением ликвидации специальной главы о лицах, «изъятых от телесных наказаний», меняла незначительно. Уложение восприняло ступенчатую лестницу наказаний, смертная казнь вводилась и за общеуголовные преступления. Предусматривалась новая мера наказания — временная ссылка. Но упор был сделан на наказания, сопряженные с «заточением», хотя сохранялись и телесные наказания.

Система Особенной части уложения не изменяла приоритетов феодальной уголовной политики, но отличалась четкой структурой. Первый раздел составляли государственные и общественные преступления: против религии, государственные, против правительства, против госу-дарственного благоустройства и управления. Частные преступления (раздел 2) делились по институционной схеме: лица, вещи, обязатель-ства. Здесь выделялись преступления против жизни, здоровья, свободы и чести, против семейных прав, против прав состояния, против прав собственности, преступления в обязательствах. Санкции статей формулировались как относительно-определенные.

Уложение о наказаниях уголовных и исправительных (1845 г.), принятое в годы царствования Николая I , в различных редакциях (1857, 1866, 1885 гг.) просуществовало до 1917 г. Более 70 лет оно оставалось законодательной основой для борьбы не только с общеуголовной преступностью, но и с различными общественно-политическими движениями.

Официальная версия разработки Уложения 1845 г. приписывала авторство Д. Н. Блудову. Однако ряд фактических данных позволяет усомниться в этом. Так, большинство его нововведений было предложено еще М. М. Сперанским и П. И. Дегаем. Даже записки Д. Н. Блудова императору о порядке рассмотрения и изложения проекта, о введении новых мер наказания были не чем иным, как докладами П. И. Детая.

20 ноября 1864 г. император Александр II утвердил Устав уголовного судопроизводства, а также Учреждение судебных установлений, и позднее - Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями 2 .

Устав уголовного судопроизводства включал «Общие положения» и три книги: 1) «Порядок производства в мировых судебных установлениях»; 2) «Порядок производства в общих судебных местах»; 3) «Изъятия из общего порядка уголовного судопроизводства». Всего в Уставе было 1254 статьи.

С принятием названных законодательных актов уголовный процесс в России приобрел новые качества, которые не уступали английскому или французскому уголовному процессу по возможностям, как тогда говорили, установления «материальной истины» по расследуемым и рассматриваемым уголовным делам.

2.2. Дореволюционное уголовное законодательство (1903-1917)

XX век Российская империя начала с Уложением о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. в ред. 1885 г. Уложение представляло собой и по форме, и по содержанию консервативный правовой акт феодально-монархической социально-классовой сущности, при этом не полностью кодифицированный. Составители Уложения в основном свели воедино уголовно-правовые нормы из Свода законов за два предшествовавших столетия. Оно включало 2304 статьи. Помимо Уложения уголовная ответственность предусматривалась Уставом о наказаниях, налагаемых мировыми судьями (181 статья) и Воинским Уставом о наказаниях (282 статьи).

Общая часть Уложения (Книга первая), как и Уложение в целом, имела сложную рубрикацию: части, разделы, главы, отделения. Преступление и проступок определялись как само противозаконное деяние, так и неисполнение того, что "под страхом наказания законом предписано". Юридическое (формальное), т. е. по признаку противозаконной наказуемости, понятие преступления не исключало применения норм по аналогии, о чем специально говорилось. Наказуемость "голого умысла" (замышления преступления) противоречила понятию "преступление как деяние" (ст. 241).

Чрезвычайно сложной и одновременно суровой была система ("лестница") наказаний: 11 родов и 37 степеней, видов наказания.

Консервативность и архаичность Уложения сознавалась всеми. Поэтому уже в 60-х гг. XIX в. при императоре Александре II начались законопроектные работы по замене Уложения. Они затянулись на 22 года и пережили трех императоров, 22 марта 1903 г. Николай II утвердил Уголовное уложение: "Быть посему".

Уголовное уложение 1903 г . было последним кодифицированным уголовно-правовым актом Российской Империи. Работа над ним длилась более двадцати лет. Разработка нового Уголовного уложения была стимулирована рядом существенных недостатков, содержавшихся в прежнем, таких как невероятная многостатейность, противоречивость, неприложимость на практике «лестницы» наказаний, неопределенность санкций. Однако в целом Уложение так и не было введено в действие: в 1904-1906, 1909, 1911гг. вступили в силу лишь отдельные его разделы: общая часть, некоторые главы из Особенной части о преступлениях против веры, верховной власти, о государственной измене, о должностных преступлениях. Составителям Уложения удалось преодолеть сугубо казуальный характер изложения правового материала, характерный для прежнего Уложения 1845 г., что позволило существенно сократить число статей (до 687 статей в окончательной редакции Уголовного уложения против 1700 в Уложении 1845 г. в редакции 1885 г.). В «Уголовном уложении» в соответствии со ст. 1 давалось следующее определение преступления: “Преступным признается деяние, воспрещенное во время его учинения законом под страхом наказания”. Принцип, присутствовавший в прежнем Уложении и позволявший суду заполнять закон в случаях пробелов в праве, отвергался: “нет преступления, нет наказания без указания на то в законе”. Система наказаний в Уложении 1903 г. была упорядочена и включала следующие основные виды: смертную казнь, каторгу, ссылку на поселение, заключение в исправительный дом, заключение в крепость, заключение в тюрьму, арест, денежную пеню. Были практически отменены телесные наказания, они сохранились только для ссыльнокаторжных и ссыльнопоселенцев.

Отдельные сюжеты из истории Уголовного уложения 1903 года имеются в лекциях по уголовному праву профессоров Н. С. Таганцева, И. Я. Фойницкого, П. П. Пусторослева. Из специальных же монографических работ, посвященных Уложению 1903 года, число которых весьма невелико, нужно назвать следующие: В. В. Есипов — «Уголовное Уложение 1903 года, его характер и содержание», Г. Г. Евангулов — «Уголовное Уложение», И. Г. Щегловитов — «Новое уголовное уложение», А. Д. Марголин — «Основные черты нового уголовного Уложения», А. К. Фон-Резон — «Уголовное Уложение». В этих работах содержится анализ нового уголовного закона методом формально-юридического сопоставления норм Уложения о наказаниях 1845 года с нормами Уголовного уложения 1903 года.

На научной конференции, посвященной 90-летию Уголовного уложения, отмечались его высокий теоретический уровень и техническое совершенство .

Восстание рабочих и солдат в Петрограде в феврале 1917 г. привело к революции. Судьба царского самодержавия была решена. Государственную власть получила буржуазия. Однако буржуазия не добилась безраздельного господства. Наряду с правительством буржуазии, сосредоточившим в своих руках все органы власти, действовала и «другая власть — Совет рабочих и солдатских депутатов. Совет рабочих и солдатских депутатов являлся органом союза рабочих и крестьян против царской власти и вместе с тем — органом их власти, органом диктатуры рабочего класса и крестьянства» .

С 1 сентября 1917 г. по 25 октября 1917г., когда в России была провозглашена Республика, продолжали действовать законы царского времени.

В период проведения Октябрьской революции (1917—1919 гг.) источниками уголовного права служили обращения к населению правительства, постановления съезда Советов, декреты, наказы местных Советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов, инструкции Наркомюста, а также судебная практика . В первую очередь правовыми актами регламентировалась ответственность за наиболее тяжкие и распространенные преступления — спекуляцию, взяточничество, контрреволюционные преступления. В декретах о суде и революционных трибуналах также определялись наказания за ряд преступлений. Однако находилось место и для норм Общей части уголовного законодательства. Например, нормы о соучастии, покушении на преступление содержались в декретах 1918 г. о взяточничестве, спекуляции, набатном звоне.

Смертная казнь в первой нормативно представленной системе наказаний советского уголовного законодательства отсутствовала, и не случайно. В числе декретов II Всероссийского съезда Советов 26 октября 1917 г. был принят декрет "Об отмене смертной казни". Так, советская власть сразу сформулировала свое принципиальное отношение к этой мере наказания.

Уже 9 декабря 1917 г. инструкцией Наркомюста, обобщившей первый месячный опыт судебной практики, судам был предложен циркуляр "О революционном трибунале, его составе, делах, подлежащих его ведению, налагаемых им наказаниях и о порядке ведения его заседаний". В нем рекомендовалось восемь видов наказаний за тяжкие преступления, дела о которых были подсудны трибуналам: денежный штраф; лишение свободы; удаление из столицы, из отдельных местностей, из пределов Российской Республики; объявление общественного порицания; объявление врагом народа; лишение всех или некоторых политических прав; секвестр или конфискация имущества; присуждение к обязательным общественным работам.

Декретом о суде № 1 были упразднены все судебные учреждения России (окружные суды, судебные палаты и правительствующий сенат, военные и морские суды всех наименований, коммерческие суды, институты судебных следователей, прокурорского надзора, присяжной и частной адвокатуры). Вводился местный СУД в составе постоянного судьи и двух очередных заседателей; устанавливалась выборность судей, коллегиальность в рассмотрении дел, кассационное обжалование вместо апелляции. К обвинению и защите допускались все граждане, пользующиеся гражданскими правами; на предварительном следствии допускались обвинитель и защитник. Производство предварительного следствия возлагалось на местного судью, постановления которого о задержании и предании суду подлежали подтверждению местным судом. Для борьбы с контрреволюцией и саботажем учреждались рабочие и крестьянские революционные трибуналы в составе одного председателя и шести очередных заседателей .

Декрет о суде № 2 содержал ряд положений о судопроизводстве: устанавливался принцип национального языка судопроизводства; суду предоставлялось право допускать любые доказательства без формальных ограничений; принесение присяги свидетелями отменялось, они предупреждались об ответственности за ложное показание; предварительное следствие по наиболее сложным делам возлагалось на следственные комиссии; судам разрешалось руководствоваться судебными уставами 1864г., если они не противоречили декретам ЦИК и правосознанию трудящихся классов .

Декрет о суде № 3 к подсудности местных народных судов относил все уголовные дела, за исключением дел о посягательствах на жизнь, об изнасиловании, разбое, бандитизме, фальшивомонетничестве, взяточничестве и спекуляции. Эти дела подлежали рассмотрению окружными народными судами. Для разбирательства кассационных жалоб на приговоры окружных судов декретом учреждался Кассационный суд в Москве. На осужденных к лишению свободы возлагалась обязанность возмещать судебные издержки и издержки по содержанию под стражей.

Ряд вопросов советского правосудия и уголовного судопроизводства разрешался в инструкциях и положениях, принятых в 1917-1920 гг.

Важным событием явилось принятие в декабре 1919 г. Руководящих начал по уголовному праву РСФСР. Они строились по итогам обобщения двухлетней практики нормотворчества по уголовному праву. А всего с 26 октября 1917 г. до 1 июня 1922 г. было принято более 400 уголовно-правовых норм. Руководящие начала заложили основы принципиально новой системы уголовного права, нормы которого в соответствии с Конституцией 1918г. раскрывали их социально-классовую сущность.

1 июня 1922 г. вступил в законную силу Уголовный кодекс РСФСР. В нем было 218 статей. Одну четверть занимали нормы Общей части. А это самый верный показатель содержательности всякого кодекса; его научного уровня, ибо именно в нормах Общей части Кодекса выражаются принципы и общие положения ответственности за преступления. От их социально-правовой точности и полноты зависит содержательность Кодекса в целом. Общая часть Кодекса имела следующую систему: разд. I — пределы действия Уголовного кодекса; разд. II — общие начала применения наказания; разд. III — определение меры наказания; разд. IV — роды и виды наказаний и других мер социальной защиты; разд. V — порядок отбывания наказаний.

Особенностью первого социалистического Уголовного кодекса являлось раскрытие материальной, т. е. социальной, сущности и назначения его институтов и норм. Защита рабоче-крестьянского государства и общества от преступных посягательств четко и открыто объявлялась задачей Кодекса (ст. 5 У К). Преступление определялось как общественно опасное действие или бездействие, опасное не для абстрактной системы благ, а для рабоче-крестьянского правопорядка. В дефиниции преступления, можно сказать, присутствовал и правовой признак — противоправность, ибо говорилось об опасности преступлений правопорядку, т. е. порядку, охраняемому правом. Однако запрещенность преступлений уголовным законом не могла быть включена в понятие "преступление" из-за нормы об аналогии .

В 1922 г. предпринимается кодификация законодательства о судопроизводстве и судоустройстве. Были утверждены: 25 мая 1922г.- Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, 26 мая 1922 г. - Положение об адвокатуре, 28 мая 1922 г. - Положение о прокурорском надзоре, а 15 февраля 1923 г. -Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР в новой редакции , который действовал до 1 января 1961 г.

Изданный 8 июля 1922 г. Циркуляр НКЮ предписывал судам: "По общему правилу наказания и другие меры социальной защиты могут применяться судом лишь в отношении деяний, точно указанных в УК. Изъятие из этого правила допускается лишь в тех исключительных случаях, когда деяние подсудимого, хотя точно и не предусмотрено Уголовным кодексом, но суд признает его явно опасным с точки зрения основ нового правопорядка, установленного рабоче-крестьянской властью, но не законом свергнутого правительства".

Два года действия Уголовного кодекса 1922 г. показали, что норма об аналогии судами применялась редко, чаще в порядке расширительного толкования его норм и к реально опасным преступлениям. Этому способствовало и уголовно-процессуальное законодательство . Большим достижением Кодекса явилась норма об умысле и неосторожности. Законодательная формулировка вины оказалась на» столько удачной, что прошла испытание временем и с небольшими изменениями вошла в современное российское уголовное законодательство.

Уголовный кодекс занял позицию абсолютной ненаказуемости приготовления к преступлению. В соучастии уточнено сравнительно с Руководящими началами по уголовному праву, что наказуемость соучастников определяется степенью участия их в преступлении. Расширено по сравнению с Руководящими началами число обстоятельств, исключающих уголовную ответственность: необходимая оборона дополнена крайней необходимостью.

Система наказаний включала: а) изгнание из пределов РСФСР на срок и бессрочно; б) лишение свободы со строгой изоляцией или без таковой; в) принудительные работы без содержания под стражей; г) условное осуждение; д) конфискацию имущества, полную или частичную; е) штраф; ж) поражение прав; з) увольнение от должности; и) общественное порицание; к) возложение обязанности загладить вред. Смертная казнь не включалась в систему наказаний, что подчеркивало ее исключительный и временный характер "вплоть до отмены Всероссийским Центральным Исполнительным Комитетом".

Максимальный срок лишения свободы устанавливался в десять лет, что крайне гуманно вообще, а для государства, где еще продолжалась гражданская война, существовала экономическая разруха, преступность оставалась на высоком уровне, особенно.

Уголовный кодекс занял позицию принципиальной незаменимости штрафа лишением свободы. Тем самым исключалась возможность лишения свободы только потому, что неимущие заключенные не имели средств для оплаты штрафа, а имущим — откупиться деньгами от лишения свободы. При невозможности оплатить штраф последний заменялся принудительными работами без содержания под стражей.

Лишение прав состояло в лишении активного и пассивного избирательного права, права занимать ответственные должности, быть народным заседателем, защитником на суде, попечителем и опекуном. Советское уголовное законодательство в последующем отказалось от данного вида наказания, что не бесспорно.

Достоинствами первого советского Уголовного кодекса являются: а) ясное раскрытие социальной природы советского уголовного законодательства, его задач, понятия "преступление", обстоятельств, исключающих уголовную ответственность, целей наказания; б) реализация принципа вины восстановлением (сравнительно с Руководящими началами) норм об умысле и неосторожности; в) гуманность системы наказания.

Отрицательные черты этого Кодекса: а) ошибочное введение понятия "социально опасный элемент" в качестве самостоятельного (помимо преступления) основания уголовной ответственности; б) включение вместо дополнительных наказаний терминологически неясных "мер социальной защиты" за преступления; в) введение высылки по ст. 49 с неуголовно-правовыми основаниями ее применения.

После образования Союза Советских Социалистических Республик и принятия Конституции СССР началось создание общесоюзного уголовного законодательства. В 1924 г. были приняты Основные начала уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик. Республиканские уголовные кодексы подлежали приведению в соответствие с Основными началами.

Новый Уголовный кодекс РСФСР признал себя преемником Кодекса 1922 г., поэтому назывался "Уголовный кодекс РСФСР в редакции 1926 г.". Он состоял из пяти разделов: 1 — "О задачах уголовного законодательства РСФСР"; 2 — "Пределы действия Уголовного кодекса"; 3 — "Общие начала уголовной политики РСФСР"; О мерах социальной защиты, применяемых по Уголовному кодексу в отношении лиц, совершивших преступления"; 5 — "О порядке применения мер социальной защиты судебно-исправительного характера".

Подобно УК 1922 г. в ст. 6 давалось классово-социальное понятие "преступления". Сохранялась норма об аналогии. В развитие материального признака преступления к ст. 6 было дано важное примечание: "Не является преступлением действие, которое хотя формально и подпадает под признаки какой-либо статьи Особенной части настоящего Кодекса, но в силу явной малозначительности и отсутствия вредных последствий лишено характера общественно опасного".

УК РСФСР 1926 г. сохранил норму о лицах, "представляющих общественную опасность по прошлой деятельности и связи с преступной средой" (ст. 7). В такой норме не было необходимости, поскольку для общественно опасных лиц теперь не предусматривалось каких-либо специальных мер социальной защиты. Ссылка и высылка в ст. 35 УК оценивались как основные или дополнительные наказания совершивших преступления лиц.

Неудачным новшеством Основных начал явилась замена термина "наказание" термином "меры социальной защиты", которые под- 1 разделялись на три вида: 1) меры судебно-исправительного характера (бывшее наказание); 2) меры медицинского характера и 3) меры медико-педагогического характера. Первые применялись за преступления, вторые — к невменяемым лицам, третьи — к несовершеннолетним в случаях замены наказания этими мерами.

Уголовное законодательство 30-х гг. принадлежит к наиболее мрачным периодам его истории. Именно оно, будучи наиболее репрессивным из всех правовых средств, стало использоваться в нормотворческой и правоисполнительной деятельности как оружие массовых репрессий в отношении противников режима личной власти И. В. Сталина, становления и упрочнения командно-административной системы государственно-партийного социализма. Уголовная политика начала базироваться на глубоко ошибочной сталинской концепции усиления классовой борьбы по мере строительства социализма .

С конца 20-х гг. начался демонтаж ленинской государственно-правовой модели социализма. В это же время прошла серия судебных процессов со смертными приговорами в отношении "врагов" в промышленности, Госплане, ВСНХ, Госбанке, Наркомате труда, Центросоюзе и т. д. Такие процессы прокатились по всей стране со стереотипными обвинениями во вредительстве, создании контрреволюционных организаций, подготовке террористических актов, антисоветской агитации и пропаганде.

Для борьбы с кулаками, или, как их еще именовали, "кулацко-зажиточными элементами", широко применялись статьи Уголовного кодекса об уклонении от уплаты налогов, спекуляции, ростовщичестве, нарушении правил о трудовом законодательстве.

Для реализации политики "ликвидации кулачества как класса" широко и произвольно использовались нормы о контрреволюционных преступлениях .

Большой суровостью санкций в сочетании с расплывчатостью диспозиций, граничащей с юридической безграмотностью, отличался печально известный Закон от 7 августа 1932 г. "Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении государственной (социалистической) собственности". Так, в Законе "приравнивалась" по приему законодательной аналогии колхозная собственность к государственной. Без какой-либо дифференциации преступлений от мелких до крупных была установлена ответственность вплоть до расстрела за хищение такой собственности. Этот Закон распространялся во время Отечественной войны и после нее на сбор колосков, оставшихся в поле после уборки хлеба (так называемые "колосковые дела").

Угроза, как сказано в Законе, "кулацко-капиталистических элементов" колхозникам с целью заставить их выйти из колхоза приравнивалась к контрреволюционным преступлениям с лишением свободы от пяти до десяти лет с заключением в концентрационные лагеря.

Помимо уголовного для массовых репрессий активно использовалось административное законодательство в виде высылки до десяти лет с конфискацией имущества по решению местных исполнительных органов.

В 1935 г. отменяется ст. 8 Основных начал уголовного законодательства, предоставлявшая союзным республикам право определять минимальный возраст уголовной ответственности. По Закону от 7 апреля 1935 г. "О мерах борьбы с преступностью несовершеннолетних" последние привлекались к ответственности за кражи, насильственные преступления и убийства начиная с 12 лет "с применением всех мер уголовного наказания".

Постановлением ЦИК СССР от 2 октября 1937 г. был повышен максимум лишения свободы с 10 до 25 лет. В 1939 г. было отменено условно-досрочное освобождение заключенных от отбывания наказания.

Количество осужденных с 1936 по 1937 г. за контрреволюционные преступления выросло в десять раз. Ужесточение карательной политики сказалось и на общей судимости. Так, если в 1937 г. удель-ный.вес заключенных в СССР в расчете на 100 тыс. населения составлял 469 человек, то в 1939 г. он увеличился до 859 человек .

Во второй половине 30-х гг. прошла серия судебных процессов над высшими руководителями партии и государства. 16 января 1935 г. Военной коллегией Верховного Суда СССР вынесен приговор по делу о так называемом Московском центре, по которому были осуждены Г. Е. Зиновьев, Л. Б. Каменев, Г. Е. Евдокимов и др. 27 января 1935 г. Л. Б. Каменев вторично осуждается по "Кремлевскому делу". 13 марта 1938 г. по так называемому делу антисоветского и правотроцкистского блока осуждены Н. И. Бухарин, А. П. Рыков и др.

Самым распространенным было обвинение в антисоветской агитации и пропаганде, которая выражалась в "клевете на руководителей партии и государства", высказывании недовольства условиями жизни трудящихся, "восхвалении" жизни в капиталистических государствах. Антисоветской агитацией и пропагандой считалось любое выступление в защиту "врагов народа", включая высказывания простого человеческого сочувствия им. Особенно рьяно преследовалось по ст. 58 10 УК "непочтительное упоминание имени Сталина" .

Из 139 членов и кандидатов в члены ЦК партии, избранных на XVII съезде партии, 70% были арестованы и расстреляны в 1937— 1938 гг. как "враги народа". Из 1966 делегатов того же съезда с решающим и совещательным голосом было осуждено за контрреволюционные выступления — 1109 человек .

Таким образом, уголовное законодательство 30-х гг. оказалось поистине кровавым, отбросившим принципы законности, гуманизма и справедливости в средневековую бездну. Во-первых, вопреки принципу демократизма и суверенности, союзные республики были лишены права издавать собственные уголовные кодексы. Во-вторых, в противовес принципу законности, исходящему из того, что основанием уголовной ответственности может быть исключительно совершение преступления, акцент в уголовном законодательстве этого периода был сделан на "опасную личность" в виде "врагов народа", "кулацко-зажиточных элементов" и проч., не совершившую конкретного преступления. В-третьих, грубо нарушался принцип личной ответственности и вины, когда уголовной (не говоря уже о десятилетней административной) высылке подвергались лица, не виновные в совершении преступлений другими лицами (так называемые "ЧСИР" — члены семьи изменника Родине). В-четвертых, в противоречие принципу гуманизма была установлена уголовная ответственность с 12-летнего возраста, лишение свободы повышено до 25 лет, введено тюремное заключение, отменено условно-досрочное освобождение. В-пятых, в отступление от принципа категоризации преступлений и дифференциации ответственности и посягательства на государственную собственность преследование имело место без учета тяжести ущерба. Преступления против государственной собственности, против представителей власти карались несопоставимо строже, нежели преступления против жизни и здоровья граждан. За хищение социалистической собственности суд мог приговорить к расстрелу, а за умышленное убийство — только к 10 годам лишения свободы.

Уголовное законодательство периода Великой Отечественной войны СССР с фашистской Германией характеризовалось тремя чертами. Это было законодательство, которое отражало, во-первых, чрезвычайность военного времени. Поэтому ряд его норм носил временный характер, действовал лишь на период войны (например, об уголовной ответственности за распространение панических слухов). Правосудие в местах военных операций осуществляли военные трибуналы; во-вторых, сохранялись традиции нормотворчества сталинской модели. Так, уход с военных предприятий приравнивался к дезертирству и карался до 8 лет лишения свободы. Опоздание на любые работы влекло серьезные административные санкции; в-третьих, предусматривало справедливую ответственность гитлеровцев и их соучастников из числа советских граждан за тяжкие преступления, совершенные на временно оккупированной территории СССР.

В судебной практике военного времени чаще обычного применялась аналогия, что вряд ли можно оправдать чрезвычайностью ситуации .

Прогрессивным и своевременным был Указ Президиума Верховного Совета СССР от 2 ноября 1942 г. "Об образовании чрезвычайной государственной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и причиненного ими ущерба гражданам, колхозам, общественным организациям, государственным предприятиям и учреждениям СССР".

Двенадцатилетний послевоенный период с 1945 по 1953 гг. был отмечен двумя направлениями в уголовно-правовом нормотворчестве. Во-первых, были попытки (в прежних традициях) сбить неизбежный в послевоенной разрухе рост экономической преступности ужесточением уголовных мер. Во-вторых, издавались прогрессивные нормы, обусловленные исторической победой СССР в Великой Отечественной войне.

К ряду первых видов нормотворчества относится Указ Президиума Верховного Совета СССР 1947 г. "Об усилении уголовной ответственности за посягательства на государственную, общественную и личную собственность". За хищение государственного имущества и за разбой устанавливалось наказание до 25 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

Высокогуманными, связанными с победой, явились Указы "Об амнистии в связи с победой над гитлеровской Германией", "О признании утратившим силу указов Президиума Верховного Совета СССР "Об объявлении в ряде местностей СССР военного положения" и "Об отмене смертной казни". В третий раз в истории Советского государства отменялась смертная казнь.

В рассматриваемый период был принят Закон, положивший начало международному уголовному законодательству в СССР, от 12 марта 1951 г. "О защите мира". Им устанавливалась уголовная ответственность за пропаганду войны, в какой бы форме она ни велась. Именно советской науке принадлежат глубокие разработки о преступлениях против мира и человечества. Еще в начале 30-х гг., с захватом нацистами власти в Германии, в нашей стране появляются серьезные монографические исследования об ответственности за тяжкие международные преступления, прежде всего книги профессора МГУ А. Н. Трайнина, впоследствии научного консультанта на Нюрнбергском процессе над главными германскими военными преступниками.

Уголовное законодательство ознаменовало факт смерти И. В. Сталина в марте 1953 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР "Об амнистии", на основании которого большое число заключенных оказались на свободе и могли приступить к восстановлению народного хозяйства.

Переломным в истории страны и уголовного законодательства явился XX съезд КПСС, состоявшийся в 1956 г. На съезде с докладом о культе личности Сталина и его последствиях выступил Первый секретарь ЦК КПСС Н. С. Хрущев. В докладе и принятом на его основе постановлении съезда беззаконие сталинщины оценивалось как преступление против партии, государства и общества. В докладе, в частности, говорилось: "Используя установку Сталина о том, что чем ближе к социализму, тем больше будет врагов, и используя резолюцию февральско-мартовского Пленума ЦК КПСС по докладу Ежова, провокаторы, пробравшиеся в органы государственной безопасности, а также бессовестные карьеристы стали осуществлять именем партии массовый террор против кадров партии и Советского государства, против рядовых советских граждан". В докладе впервые были приведены данные о размерах репрессий. По уточненным данным, установленным коллегией КГБ СССР 13 марта 1990 г., с 1921 по 1953 гг. было осуждено за контрреволюционные преступления судебными и внесудебными органами 3,7 млн. человек, из них 790 тыс. расстреляны.

Еще до съезда партии Верховный Суд СССР приступил к пересмотру дел об осуждении за контрреволюционные преступления и к реабилитации невинно осужденных, многих, к сожалению, посмертно. Так, с 1956 г. Верховный Суд страны реабилитировал 7679 необоснованно осужденных граждан. По данным Генеральной прокуратуры РФ и МВД России, на 1 января 2000 г. всего было реабилитировано 2438 тыс. лиц, осужденных в судебном и во внесудебном порядке к уголовному наказанию .

В 1958 г. принимаются Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик, а также законы о государственных и воинских преступлениях. В 60-х гг. республики издают уголовные кодексы. Они ознаменовали собой крупный шаг по пути укрепления законности, что выразилось прежде всего в четкой конструкции нормы об основаниях уголовной ответственности. Статья 3 Основ установила: "Уголовной ответственности и наказанию подлежат только лица, виновные в совершении преступления, т. е. умышленно или по неосторожности совершившие предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние".

Юридически более совершенными стали формулировки норм о соучастии, формах вины, невменяемости, необходимой обороне, крайней необходимости. Заранее не обещанные укрывательство и недонесение вынесены за рамки соучастия. Основы восстановили в полных правах термин "наказание", четко определили систему и цели наказания. Был введен в Основы и подробно регламентирован институт снятия и погашения судимости.

Из системы наказаний были исключены лишение прав в виде изгнания из пределов СССР, объявление врагом народа, поражение прав.

Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 г. значительно сократили применение такой тяжкой меры наказания, которой в годы сталинского беззакония злоупотребляли и законодатель, и суды, и местные органы власти, как конфискация имущества. "Конфискация имущества, — гласила ст. 30 Основ, — может быть назначена только за государственные и тяжкие корыстные преступления в случаях, указанных в законе".

После вступления Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик в силу началась реформа республиканских уголовных кодексов. Этот период охватывает 1959—1961 гг.

Наиболее серьезные нововведения в Основы последовали после принятия Конституции СССР 1977 г. Так, 8 февраля 1977 г. Основы уголовного законодательства пополнились новыми гуманными институтами: условным осуждением с обязательным привлечением к труду (ст. 23 2), отсрочкой исполнения приговора (ст. 39"), условным освобождением из мест лишения свободы с обязательным привлечением к труду (ст. 44 2).

Отдавая должное несомненной прогрессивности ряда уголовно-правовых институтов того периода, следует отметить, что серьезно повлиять на тяжкую преступность они не смогли. С середины 60-х гг. начали проявляться застойные элементы в экономической и политической жизни страны. Преступность все более профессионализировалась. Организованная преступность стала теснее сращиваться с коррумпированными элементами нередко самых высоких уровней партийной и государственной власти. Свидетельство тому судебные процессы по "рыбному" и "торговым" делам в РСФСР, "хлопковым" делам в Узбекистане и Азербайджане.

Начавшаяся в 1985 г. экономическая, государственная и правовая перестройка советского общества, провозглашение Конституцией РФ демократического правового государства поставили на повестку дня вопрос о принятии новых Основ уголовного законодательства Союза ССР и республик, а также новых республиканских уголовных кодексов.

По инициативе ученых, в начале 80-х гг. разрабатывается теоретическая модель Уголовного кодекса (Общая часть) . В декабре 1988 г. официальный текст проекта Основ уголовного законодательства Союза ССР и республик был опубликован в "Известиях" для всенародного обсуждения. В течение двух лет с учетом поступивших замечаний и предложений проект дорабатывался в Верховном Совете СССР, его рабочих группах. Половина предложений была воспринята в дальнейшей работе над проектом Основ. В 1991 г. Основы уголовного законодательства Союза ССР и республик были приняты Верховным Советом СССР в первом чтении.

С начала перестройки активизировалась работа по реабилитации необоснованно осужденных лиц в период 30—40-х и 50-х гг. в связи с публикацией в условиях гласности новых документов о репрессиях. Созданная Комиссия ЦК КПСС по реабилитации необоснованно осужденных граждан собирает и публикует в "Известиях ЦК КПСС" факты и статистику нарушений законности. Верховный Суд СССР продолжает работу по пересмотру уголовных дел .

Крайне острая, беспрецедентная в истории советского уголовного права ситуация сложилась между общесоюзным и республиканским уголовным законодательством.

Вопреки ст. 74 Конституции СССР о том, что при коллизиях общесоюзного и республиканского законодательства применяется общесоюзный закон, республики в своих декларациях о независимости ввели принцип приоритетности республиканского законодательства. Общесоюзные законы на территории республик могли действовать лишь после их ратификации республиканскими парламентами.

В результате ряд республик приняли уголовные законы, противоречащие общесоюзным.

Принцип законности получил реализацию в решениях I Съезда народных депутатов СССР. Съезд отменил печально известную ст. 7 Закона об уголовной ответственности за государственные преступления об антисоветской агитации и пропаганде (ст. 70 УК РСФСР), которая в годы сталинщины и в застойные 70-е гг. служила легальной основой для преследования инакомыслия.

Для повышения результативности уголовно-правовых средств в борьбе с организованной преступностью новые общесоюзные и республиканские законы 1987—1991 гг. признали в, качестве квалифицирующего признака составов преступлений вымогательства и спекуляции "организованную группу". Тем самым законодательством конструируется новая форма соучастия.

2 июля 1991 г. Верховный Совет СССР принял Основы уголовного законодательства Союза ССР и республик во втором чтении. В постановлении "О введении в действие Основ уголовного законодательства Союза ССР и республик" вступление в силу Основ предусматривалось с 1 июля 1992 г. Статья же о смертной казни, которая существенно сужала объем применения этой исключительной меры наказания, вступала в действие с момента опубликования Основ. Однако вследствие распада СССР и образования Содружества Независимых Государств (СНГ) Основы в силу не вступили.

Рассмотрим динамику развития уголовного законодательства в рамках совершенствования Уголовного кодекса: в УК РСФСР 1922 г. Особенная часть на момент принятия Кодекса содержала 171 статью (с 57-й по 227-ю), которые были сгруппированы в 8 глав; УК 1926 г. содержал уже 9 глав и 136 статей (с 58-й по 193-ю). Это был самый краткий кодекс в нашей истории. Глава X (ст. 194-205) появилась в 1928 г. УК 1960 г. имел 206 статей (с 64-й по 269-ю) и уже 12 глав.

Уголовно-процессуальные кодексы советского периода восприняли значительную часть положений Устава уголовного судопроизводства России. Однако не был воспринят либерально-демократический дух Устава, а многие из воспринятых из Устава положений в жизни не реализовывались. Более того, УПК РСФСР при производстве по некоторым категориям дел действовал не в полной мере или не применялся вообще. Огромное число людей подверглись репрессиям без соблюдения каких-либо процессуальных норм на основе постановлений Особого совещания, «троек» и «двоек» НКВД. Верховный Суд РФ до последнего времени рассматривал дела о реабилитации невиновных . Однако нельзя отрицать и то, что все уголовные дела о так называемых общеуголовных преступлениях и значительная часть дел о «контрреволюционных преступлениях» расследовались и рассматривались по нормам действовавших тогда уголовно-процессуальных кодексов. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР 1923 г. действовал 37 лет, УПК РСФСР 1960 г. действовал почти 42 года. Первый из названных УПК почти не изменялся, а если изменялся, то только в целях усиления репрессии, например, путем лишения прав подсудимых на обжалование приговоров (Закон 1934 г.). Последний же изменялся более 400 раз, не считая его корректив, которые фактически осуществлялись Конституционным Судом Российской Федерации. Внесенные в УПК РСФСР 1960 г. изменения в большинстве своем объясняются ориентацией на стандарты ООН в области правосудия, на общепринятые в цивилизованных странах правилах процедуры расследования и рассмотрения уголовных дел. Поэтому в связи с изменением общественных отношений в начале 90-х гг. прошлого века в России возникла необходимость разработки проекта нового уголовно-процессуального закона, который был принят, как уже указывалось, 22 ноября 2001 г. (18 декабря 2001 г.), претерпев уже ряд изменений и дополнений.

3.2. Российское уголовное законодательство

Советская и постсоветская наука уголовного права сыграла большую роль в разработке Основ уголовного законодательства Союза ССР и республик 1991 г. и Уголовного кодекса 1996 г. Еще в конце 70-х гг. была разработана и опубликована для широкого обсуждения теоретическая модель Кодекса (Общая часть). Результаты обсуждения, комментирование научного проекта Общей части Кодекса опубликованы в двух книгах .

В теоретической модели Кодекса изменениям и дополнениям подверглись 5/6 норм Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 г. В своем большинстве научные новации были восприняты Основами 1991 г. и Уголовным кодексом РФ 1996г.

В 1992 г. был подготовлен проект нового Уголовного кодекса РФ. Он обсуждался в 35 верховных, краевых и областных судах, в семи школах МВД, в пяти государственных университетах, в семи научно-исследовательских институтах, на трех научно-практических конференциях, отрецензирован в Гарвардской школе права (США) .

В проекте Кодекса были заложены следующие концептуальные положения: 1) оптимальное обновление Кодекса в целях интенсификации уголовно-правовых мер борьбы с преступностью; 2) всеобъемлющая реализация принципов законности, вины, справедливости, равенства, гуманизма; 3) приоритетность охраны жизни и здоровья гражданина; 4) верховенство международного уголовного права над внутринациональным; 5) неуклонное следование двум генеральным направлениям уголовно-правовой политики — суровая ответственность за тяжкие преступления и криминальный рецидивизм; декриминализация преступлений и либерализация наказания в отношении преступлений небольшой тяжести и случайных правонарушений; 6) всемерное повышение профилактических возможностей уголовного закона.

19 октября 1992 г. Президент РФ внес проект Уголовного кодекса в Верховный Совет. В президентском представлении отмечались актуальность нового Кодекса, недопустимость дальнейшего бессистемного изменения действующего Уголовного кодекса 1960 г., принятого в иных политических и социально-экономических условиях. Подчеркивалось, что проект уже оказал благотворное влияние на совершенствование Кодекса. Однако проект был заблокирован Комитетом по законодательству и судебно-правовым реформам и не попал в Верховный Совет.

В октябре 1994 г. в Государственную Думу вносятся два проекта Кодекса: один — Президентом, другой — депутатами. Последний базировался на первом официальном президентском проекте 1992 г. Парламент образовал согласительную комиссию для объединения двух проектов в один. После принятия согласованного проекта Уголовного кодекса парламентом в первом чтении от депутатов поступило более 2 тыс. замечаний.

Ученые стран Содружества Независимых Государств разработали проект Модельного Уголовного кодекса для стран — участниц СНГ. Межпарламентская Ассамблея государств СНГ приняла его 16 февраля 1996 г. Он сыграл решающую роль в подготовке новых уголовных кодексов стран СНГ .

Новый Уголовный кодекс вступил в силу 1 января 1997 г., т. е. четыре года спустя после внесения проекта 19 октября 1992 г. в парламент. За этот срок преступность поднялась до 3-миллионного уровня (по официальной регистрации органами МВД), убийства -— до 30 тыс. в год, сросшиеся организованная и экономическая преступность, а также коррупция образовали мощных "три кита" криминализированного российского рынка. Четыре года торможения принятия нового Кодекса, когда старый не годился для борьбы прежде всего с экономической преступностью, были на руку исключительно криминалитету.

Современный Уголовный кодекс РФ ставит перед собой две задачи: охранительную и предупредительную. По сравнению с Кодексом РСФСР 1960 г. их число удвоено: вместо одной охранительной (защитительной) названы две.

Статья 2 "Задачи Уголовного кодекса Российской Федерации" в ч. 1 говорит: "Задачами настоящего Кодекса являются: охрана прав и свобод человека и гражданина, собственности, общественного порядка и общественной безопасности, окружающей среды, конституционного строя Российской Федерации от преступных посягательств, обеспечение мира и безопасности человечества, а также предупреждение преступлений". Пути и средства решения таких задач определены в ч. 2 той же статьи: "Для осуществления этих задач настоящий Кодекс устанавливает основание и принципы уголовной ответственности, определяет, какие опасные для личности, общества или государства деяния признаются преступлениями, и устанавливает виды наказаний и иные меры уголовно-правового характера за совершение преступлений".

Охранительная задача раскрывается как охрана личности, ее прав и свобод, природной среды, иных интересов общества и государства от преступных посягательств, а также обеспечение охраны мира и безопасности человечества.

Средства решения охранительной задачи: а) закрепление оснований и принципов уголовной ответственности; б) определение круга деяний, объявляемых преступными, иными словами, пределы криминализации деяний; в) установление наказания за них, т. е. пенализации преступлений и иных мер уголовно-правового характера.

Проблема криминализации деяний принадлежит к числу наиболее сложных и ответственных. Она особенно актуальна применительно к преступлениям небольшой тяжести, часто стоящим на грани административных, дисциплинарных, гражданских проступков и, как правило, носящим массовый характер (например, незлостное нарушение правил торговли или производства промыслов). Уголовно-правовой запрет должен быть социально и криминологически обусловлен и юридически обоснован таким образом, чтобы закон работал, был более эффективным в борьбе с соответствующими общественно опасными деяниями, нежели другие правовые нормы.

Правильная пенализация преступлений определяется прежде всего взвешенностью соотношения вида и размера наказания с характером и степенью общественной опасности преступления. Например, штраф эффективен и справедлив как санкция за корыстные преступления, а лишение права заниматься профессиональной деятельностью — за преступления по службе. Тяжесть преступлений, реци-дивоопасность лица непосредственно влияют на размеры и виды наказаний. Наказание всегда должно отвечать требованиям справедливости, гуманизма, личной и виновной ответственности.

Предупредительная (профилактическая) задача уголовного законодательства выражается в недопущении совершения преступлений. Она решается следующими основными средствами: а) общей превенцией уголовного закона; б) общей и специальной превенцией наказания; в) нормами о добровольном отказе от преступления; г) нормами о деятельном раскаянии; д) нормами об обстоятельствах, исключающих преступность деяния; е) нормами с двойной предупредительной направленностью.

Объявив то или иное деяние преступным и установив в санкциях норм наказание, уголовный закон оказывает сдерживающее психическое воздействие самой угрозой наказания. Правильные крими-нализация и пенализация преступлений весьма способствуют общепредупредительному и воспитательному воздействию уголовного закона.

Действенным средством профилактики уголовного законодательства служат нормы о добровольном отказе от преступления и деятельном раскаянии. Добровольный отказ полностью исключает ответственность лица за начатое им преступление, если оно окончательно отказалось от него, сознавая возможность беспрепятственного завершения преступления. По образному выражению, законодатель строит "золотой мост" для отступления лицу, уже начавшему преступную деятельность, но добровольно ее прекратившему до наступления преступного ущерба. Тем самым закон стимулирует непричинение вреда лицом, уже начавшим преступление.

Деятельное раскаяние заключается в добровольном возмещении уже причиненного преступного ущерба. Уголовный кодекс РСФСР 1960 г. предусматривал четыре случая освобождения лица от ответственности вследствие деятельного раскаяния. Кодекс РФ 1996 г. увеличил их в четыре раза.

Уголовный кодекс РФ 1996 г. ввел новые виды освобождения от уголовной ответственности за нетяжкие преступления, способствующие заглаживанию причиненного вреда: в связи с деятельным раскаянием (ст. 75) и ввиду примирения с потерпевшим (ст. 76).

Среди смягчающих наказание обстоятельств Кодекс называет явку с повинной, розыск имущества, добытого в результате преступления, оказание медицинской или иной помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления, добровольное возмещение имущественного ущерба и морального вреда, причиненных в результате преступления, иные действия, направленные на заглаживание вреда, причиненного потерпевшему. Такие нормы в теории уголовного права именуются "поощрительными".

С целью предупреждения совершения тяжких преступлений законодатель стремится криминализировать менее тяжкие преступления, которые стабильно создают условия для совершения тяжких и особо тяжких деяний. Например, угрожая наказанием за скупку краденого, закон тем самым сокращает возможность сбыта похищенных вещей в будущем. Или, наказывая угрозу лишения жизни и причинения вреда здоровью граждан, закон тем самым предупреждает убийства и причинение вреда здоровью. Такие нормы в теории уголовного права называются нормами "с двойной превенцией".

Значительную профилактическую нагрузку несут нормы об обстоятельствах, исключающих преступность деяния. Таковы нормы о необходимой обороне, крайней необходимости, задержании преступника, оправданном риске. Если в Уголовном кодексе РСФСР 1960 г. таких обстоятельств было предусмотрено два, то в Кодексе 1996 г. — шесть. Например, с помощью нормы о необходимой обороне каждый гражданин правомочен нанести урон лицам, посягающим на интересы личности, общества, государства.

Особенная часть — наиболее динамично развивающаяся часть уголовного законодательства. Большинство изменений вносится именно в Особенную часть Уголовного кодекса. Как правило, речь идет о криминализации деяний либо об уточнении диспозиции действующих составов преступлений.

Так, на 1 февраля 2004 г. изменения в УК РФ вносились 31 раз, в том числе изменены 255 статей Особенной части, она дополнена 21 новой статьей, из нее исключены 4 статьи . Идет постоянное увеличение количества криминализируемых составов (только законом от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ Особенная часть дополнена девятью статьями). Иногда это понятно и оправданно. Например, в УК 1960 г. и тем более в предыдущих не было, и не могло быть, компьютерных преступлений, так как и компьютеры, и преступления, совершаемые с их использованием, появились значительно позже.

В других случаях власть буквально выдумывала преступления, оправдывая тем самым политическую борьбу и достижение своих целей явно неправовыми средствами. Например, в УК 1926 г. на момент отмены одних 58-х статей (Контрреволюционные преступления) было целых 18 (были статьи со значками 1а, 16, 1в, 1г).

28 марта 2002 г. в Совете Федерации Федерального Собрания РФ состоялись парламентские слушания на тему "Уголовный кодекс Российской Федерации пять лет спустя: проблемы и перспективы совершенствования норм уголовного законодательства". В рекомендациях парламентских слушаний отмечалось: "принятый в сложных и нестабильных социально-экономических и политических условиях Кодекс в целом адекватно отражает потребности уголовно-пра-вового регулирования качественно новых общественных отношений в Российской Федерации и соответствует мировым стандартам" .

Уголовно-исполнительное право, которое регламентирует порядок исполнения наказания по приговорам судов, взаимодействует с уголовным правом в таких вопросах, как наказание, криминальный рецидивизм, освобождение от уголовной ответственности и наказания.

Уголовно-процессуальное право относится к уголовному праву так же, как форма относится к содержанию. Эти отрасли права называются иногда "материальное и процессуальное уголовное право". Уголовно-процессуальный кодекс определяет деятельность правоохранительных органов по раскрытию и расследованию преступлений, а также судопроизводство по уголовным делам. Особенно тесно соприкасаются интересы материального и процессуального уголовного права в таких институтах, как основания уголовной ответственности и освобождения от нее и от наказания, давность, амнистия, погашение судимости, предмет доказывания, особенности ответственности несовершеннолетних.

К моменту вступления в силу новой Конституции РФ было очевидно, что Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР 1960 г. устарел. Не случайно поэтому еще до вступления в силу Конституции 1993 г. началась работа по подготовке проекта нового УПК. В то же время практика поставила перед законодателем ряд важных процессуальных проблем, которые нужно было решать незамедлительно. Некоторые направления развития и обновления российских уголовно-процессуальных законодательств были даны Концепцией судебной реформы, одобренной 24 октября 1991 г. высшим законодательным органом Российской Федерации .

Изучая процесс становления нового уголовно-процессуального законодательства в России, необходимо иметь в виду, что он шел параллельно с разработкой проекта новой Конституции, которая, в свою очередь, дала мощный импульс законодательной работе вообще и подготовке нормативных актов в области уголовного процесса в частности. Процесс становления законодательства шел одновременно в различных направлениях. Во-первых, осуществлялась работа по подготовке проекта УПК РФ. Во-вторых, разрабатывались и принимались комплексные нормативные акты (законы о прокуратуре, о милиции, об оперативно-розыскной деятельности и др.), в которых решались отдельные процессуальные вопросы. В-третьих, в 1992-2001 гг. шел интенсивный процесс обновления УПК России 1960г. Безусловно, такой многосторонний подход к обновлению уголовно-процессуального законодательства усложнял законотворческий процесс. Но одновременно, надо признать, он создавал возможность проверки на практике некоторых правовых положений до принятия нового УПК.

Процесс обновления текущего законодательства представлял собой включение в УПК далеко не второстепенных положений. Важность происходящих в последние десятилетия изменений и дополнений действующего УПК, их влияния на практику органов внутренних дел, прокуратуры, суда, адвокатуры можно представить себе, обратившись хотя бы к принятым в 1992-2001 гг. наиболее крупным нормативным актам России, направленным на совершенствование регулирования общественных отношений в сфере уголовного судопроизводства,- законам №2825-1 от 23 мая 1992г., №2869-1 от 29 мая 1992г., №5451-1 от 16 июля 1993г., № 160-ФЗ от 15 декабря (21 декабря) 1996 г., № 119-ФЗ от 7 июля (7 августа) 2000 г.; № 25-ФЗ от 21 февраля 2001 г. (9 марта 2001 г.); №26-ФЗ от 21 февраля 2001 г. (20 марта 2001 г.) 1 . Этими законами предусмотрен ряд принципиально новых правовых установлений, которые были инкорпорированы в УПК 1960 г.

Действующий Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (УПК РФ) принят Государственной Думой 22 ноября 2001 г., одобрен Советом Федерации 5 декабря 2001 г., подписан Президентом России 18 декабря 2001 г. (№ 174-ФЗ). Структурно УПК РФ существенно отличается от аналогичных законов прошлого (УПК РСФСР 1923 г, УПК РСФСР 1960 г.). Состоит он из 477 статей, которые содержатся в 57 главах, размещенных в 19 разделах, которые сгруппированы в 6 частях. Часть первая - общие положения - состоит из шести разделов (I -VI ), 18 глав, 138 статей . Часть вторая - досудебное производство - содержит 2 раздела (VII -VIII ), 14 глав (гл. 19-32), 88 статей (ст. 140-226) . Часть третья, посвященная судебному производству, состоит из семи разделов (IX -XV ), 17 глав (гл. 33-49), 193 статей (ст. 227-419). Четвертая часть УПК РФ - особый порядок судопроизводства- состоит из двух разделов (XVI -XVII ), трех глав (гл. 50-52), 33 статей (ст. 420-452). Пятая часть- о международном сотрудничестве в сфере уголовного судопроизводства - включает один раздел (XVIII ), три главы (гл. 53-55), 21 статью (ст. 453-473). Шестая часть - бланки процессуальных документов - включает один раздел (XIX ), две главы (гл. 56-57), 4 статьи (474-477) .

Вступивший в законную силу 1 июля 1997 г. Уголовно-исполнительный кодекс РФ базируется на принципах справедливости, гуманизма, индивидуализации наказания. В целом он стал соответствовать международным стандартам обращения с осужденными.

Заключение

В заключение целесообразно подвести итоги проведенной работе. Первым отечественным источником уголовного права можно считать "Русскую правду", которая предусматривала несколько видов юридической ответственности - штраф (вира), конфискацию имущества и выдачу преступника в рабство вместе с семьей ("поток и разграбление"), смертная казнь. Русская правда предусматривала и кровную месть, что по нынешним меркам явление крайне не цивилизованное.

Впервые достаточно четко были сформулированы виды преступлений и наказаний в Соборном Уложении 1649 года, принятом Земским собором. Для Соборного Уложения была характерна индивидуализация наказания (то есть, нераспространение карательных мер на родственников преступника), его сословный характер (различные виды и мера государственного принуждения для представителей разных сословий), неопределенность в установлении наказания (возможность судебных органов или царя определять меру наказания), чрезмерная жестокость (примерно в шестидесяти случаях предусматривалось применение смертной казни, различные средневековые методы квалифицированных казней, многочисленные увечащие наказания и т.п.).

Уложение о наказаниях уголовных и исправительных (1845 г.), принятое в годы царствования Николая I, в различных редакциях (1857, 1866, 1885 гг.) просуществовало до 1917 г.

Уложение представляло собой кодификацию уголовного права дореволюционной России. Служило орудием подавления революционного движения, охраны привилегий господствующих классов и защиты помещичьей и капиталистической собственности. 9 разделов из 12 Уложения 1845 были посвящены охране общественно-политического строя. 1 раздел содержал статьи общей части уголовного права. Все уголовные правонарушения подразделялись на преступления и проступки. Карательная система отличалась крайней суровостью. Наказания подразделялись на 2 основных разряда: уголовные — соединённые с лишением прав состояния (смертная казнь, ссылка на каторжные работы, на поселение) и исправительные (отдача в арестантские роты, заключение в тюрьму и др.), 11 родов и 35 ступеней. Отдельно предусматривались наказания для лиц, принадлежащих к сословиям, изъятым от телесных наказаний (дворяне, купцы 1-й и 2-й гильдий и др.), и для всех прочих лиц, к которым применялось битьё розгами, плетьми и т.п. Статьи о государственных преступлениях (раздел 3) предусматривали наказания в виде лишения всех прав состояния и, кроме того, смертную казнь, ссылку на каторжные работы (пожизненно или сроком на 20 лет) и др. После реформ 60-х гг. Уложение подверглось переработке с целью приспособить устаревший феодально-крепостнический кодекс к новым условиям.

Уголовное уложение 1903 - последний уголовный кодекс царской России. Оно имело целью усиление борьбы с революционным движением и приспособление феодального уголовного законодательства к охране интересов буржуазии. В первой главе, которая составляла общую часть, давались определения умысла и неосторожности, вменяемости, соучастия, приготовления и покушения, необходимой обороны и крайней необходимости. Карательная система отличалась большой жестокостью и предусматривала смертную казнь, каторгу, ссылку на поселение, заключение в исправительном доме, в крепости, в тюрьме, арест, денежный штраф. К наказуемым деяниям были отнесены политические демонстрации и стачки, усиливалась борьба с имущественными преступлениями. Уголовное уложение полностью не было введено в действие. Начиная с 1904 вводились в основном главы и статьи, содержавшие новые составы политических преступлений и усиливавшие наказания. Так, были введены главы «О бунте против верховной власти», «О смуте», почти все статьи о политических преступлениях, предусматривавшие меры расправы с борцами против царского самодержавия.

1 июня 1922 г. вступил в законную силу Уголовный кодекс РСФСР. В нем было 218 статей. Одну четверть занимали нормы Общей части.

в нормах Общей части Кодекса выражаются принципы и общие положения ответственности за преступления.

Особенностью первого социалистического Уголовного кодекса являлось раскрытие материальной, т. е. социальной, сущности и назначения его институтов и норм. Защита рабоче-крестьянского государства и общества от преступных посягательств четко и открыто объявлялась задачей Кодекса.

В 1926 году вступил в действие Уголовный кодекс в редакции 1926 г. Уголовный кодекс 1926 г. содержал санкции против антиправительственных преступлений, которые ни по широте трактовки, ни по суровости существенно не отличались от законов, принятых царским режимом.

В 1958 г. принимаются Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик, а также законы о государственных и воинских преступлениях. В 60-х гг. республики издают уголовные кодексы. Они ознаменовали собой крупный шаг по пути укрепления законности, что выразилось прежде всего в четкой конструкции нормы об основаниях уголовной ответственности. В РСФСР вступил в действие Уголовный Кодекс 1960 г., который действовал до 1995 года. Уголовный кодекс РСФСР 1960 года был неработоспособным в рамках новой Конституции и современных социально-политических условиях, что потребовало разработки нового уголовного кодекса.

Таким образом, история российского уголовного законодательства в последние 150 лет уникальна и не имеет аналогов в мировой законодательной практике. Шесть уголовных кодексов сменили один другой: Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г., Уголовное уложение 1903 г., УК РСФСР 1922, 1926, 1960гг., УКРФ 1996 г., союзное законодательство 1924, 1958 и 1991 гг. Столь беспрецедентное множество кодексов объясняется коренными сменами политических, экономических, социальных, идеологических формаций. Монархия сменяется буржуазно-демократической Республикой, а она — Республикой Советов. 70-летний период советской власти, в свою очередь, прошел этапы перехода от капитализма к социализму, тоталитарного режима, строительства социализма, перестройки, наконец, мирного свержения советской системы и реставрации капитализма. В каждом из этих этапов и периодов уголовное законодательство существенно изменялось, охраняя соответствующие правоотношения.

Однако, несмотря на столь крутые повороты в уголовно-правовой политике, доминирующей тенденцией являлась все более полная реализация принципов законности, гуманизма и справедливости. Особенно ярко она проявлялась в проекте Общей части УК РСФСР 1992 г., Основах уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 г., Основах уголовного законодательства Союза ССР и республик 1991 г., в УК РФ 1996 г.

Список используемых нормативных и литературных источников

Нормативные источники

      Уголовный кодекс Российской Федерации" от 13.06.1996 N 63-ФЗ (принят ГД ФС РФ 24.05.1996) (ред. от 26.07.2004) // "Собрание законодательства РФ", 17.06.1996, N 25, ст. 2954

      Уголовный кодекс РСФСР (утв. ВС РСФСР 27.10.1960) (ред. от 30.07.1996) // "Свод законов РСФСР", т. 8, с. 497

      Уголовное уложение: Объяснение к проекту редакционной комиссии. СПб., 1895. С. 32.

      Русская Правда. Хрестоматия по истории государства и права СССР. Дооктябрьский период. М.: 1990.

      Псковская судная грамота. Российское законодательство. Том I. Стр.189-193. Устав князя Ярослава. Пространная редакция. Основной извод.

      Судебники 1497 и 1550 гг. Калачов Н.В. “Об уголовном праве”, т. II, стр. 307.

      Соборное Уложение 1649 года. Хрестоматия по истории государства и права СССР. Дооктябрьский период. М.: 1990.

      Артикул воинский 1715 года. Хрестоматия по истории государства и права СССР. Дооктябрьский период. М.: 1990.

      Проект Уголовного уложения 1813 года. Хрестоматия по истории государства и права СССР. Дооктябрьский период. М.: 1990.

      Свод законов у головных 1832 г. Хрестоматия по истории государства и права СССР. Дооктябрьский период. М.: 1990.

      Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. Хрестоматия по истории государства и права СССР. Дооктябрьский период. М.: 1990.

      Уголовное уложение 1903 г. Хрестоматия по истории государства и права СССР. Дооктябрьский период. М.: 1990.

      УК РСФСР 1922 г. История государства и права СССР. Часть I. Под ред. О.И. Чистякова, И.Д. Мартысевича. М.: 1985.

      Основные начала уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1924 г. История государства и права СССР. Часть I. Под ред. О.И. Чистякова, И.Д. Мартысевича. М.: 1985.

      УК РСФСР 1926 г. История государства и права СССР. Часть I. Под ред. О.И. Чистякова, И.Д. Мартысевича. М.: 1985.

      Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 г. История государства и права СССР. Часть I. Под ред. О.И. Чистякова, И.Д. Мартысевича. М.: 1985.

      Основы уголовного законодательства Союза ССР и республик, принятые Верховным Советом СССР 2. 07. 1991 г. История государства и права СССР. Часть I. Под ред. О.И. Чистякова, И.Д. Мартысевича. М.: 1985.

Литературные источники

      Баранов В.И., Заренов П.И. "История России IX - Х век (чI, чII)" М.:Просвещение 1995.

      Батыр К.И. Хрестоматия по всеобщей истории государства и права Т.2, М.: 1996

      Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. Ростов н/Д, "Феникс", 1995. - 524 с.

      Дашков А.А., Косулина Л.Г. "История России XX век" / М.:Просвещение 1995.

      Жарова Л.Н., Мишина И.Л. "История отечества" М.:Просвещение 1992.

      Законодательство Петра 1 // Знание - сила: - 1989. - №1

      Заренов П.И. "История России XIX век" М.:Просвещение 1994.

      Исаев И.А. История государства и права России. Полный курс лекций. М.: "Юрист", 1994.

      История государства и права СССР. В II томах. Том 1. М.: "Юридическая литература", 1967

      История государства и права СССР. Часть I Под ред. Г.С. Калинина, А.Ф. Гончарова. М.: 1972.

      История государства и права СССР. Часть I. Под ред. О.И. Чистякова, И.Д. Мартысевича. М.: 1985.

      История государства и права СССР: Учебник. Часть I. Под редакцией Ю.П. Титова. М.: "Юридическая литература", 1988.

      История государства и права: Сборник документов. Часть I. Составители А.Ф. Гончаров, Ю.П. Титов. М.: "Юридическая литература", 1968.

      История России. Курс лекций IX - XX века. Под редакцией доктора исторических наук профессора Б. В. Леванова М.:1996

      Неволин К.А. Энциклопедия законоведения. СПб. 1997.

      Нормы советского права. / Под редакцией М.И. Байтина, В.К. Бабаева. Саратов, 1987.

      Пособие по истории СССР для подготовительных вузов. III издание М.: Высшая школа 1997.

      Развитие русского права XV- первой половины XVII вв. Отв. редактор С.В. Нерсесянц. М.: "Наука", 1986.

      Развитие русского права второй половины XVII-XVIII вв. Отв. редактор Е.А. Скрипилёв. М.: "Наука", 1992.

      Рогов В.А. История уголовного права, террора и репрессий в Русском государстве XV-XVII вв. М.: Юрист, 1995. - 488 с.

      Российское законодательство X-XX вв. В 9 томах. Тома 1,2,3,4. Под общей редакцией проф. О.И. Чистякова. М.: 1984-1987.

      Российское законодательство X-XX веков. В девяти томах. Т. 1-4. - М.: Юрид. литер., 1985.

      Российское законодательство X—XX веков. Т. 6. Законодательство первой половины XIX века. М., 1988.

      Советское уголовное право. Общая часть: Учебник / Под ред. Г.А. Кригера, Н.Ф. Кузнецовой, Ю.М. Ткачевского. 2-е изд., доп. и перераб. М., 1988. С. 164; Уголовное право. Общая часть. М., 1993.

      Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Часть общая. Т.1. М.: Юрист, 1994. 457 с.

      Таганцев Н.С. Уголовное право (Общая часть). Часть 1. По изданию 1902 года. Allpravo.ru. - 2003.

      Уголовное право России. Общая часть: Учебник для вузов/под ред. Н.Ф. Кузнецовой и И.М. Тяжловой. - М.: ИКД Зерцало-М, 2004.

      Мейер Д. Юридический сборник. Казань. 1855. С. 7-11; Есипов В. В. Преступление и наказание в древнем праве. Варшава, 1903. С. 33-43. Сперанский М. М. Проекты и записи. М., 1961. С. 24, 87, 103; Сборник исторических материалов, извлеченный из архива первого отделения с. е. и. в. канцелярии. СПб., 1876. Вып. 1. С. 40—41. 29 Например, в Докладной записке юридической части Колхозцентра РСФСР (октябрь 1929 г.) кулацкие выступления рекомендовалось относить к преступлениям, предусмотренным ст. 58—58 14 УК; подрыв кооперации в виде срыва собраний, препятствия сельскохозяйственным работам — к вредительству (ст. 58 14 ); Разрушение или повреждение колхозного имущества взрывом, поджогом — к диверсии (ст. 58 8 ); пропаганду и агитацию, направленную на противодействие колхозному движению, — к антисоветской агитации и пропаганде (ст. 58 10 ).

      Постановление Пленума Верховного Суда от 24 апреля 1989 г. "О деятельности Верховного Суда СССР в 1989 году по реабилитации лиц, подвергшихся необоснованным репрессиям в период 30—40-х и 50-х годов" // Бюллетень Верховного Суда СССР. 1989. № 3. С. 16—17.

Понятие вины

В Уложении 1649 г. достаточно четко разграничены преступления умышленные и совершенные по неосторожности, случайно. Именно так относился законодатель к проблеме убийств. Однако понятие вины формировалось постепенно и имело некоторые специфические черты.

В средневековой Европе внутренняя воля лица служила основным мерилом применения уголовных наказаний ("злая воля" преступника). Исходя из такого понимания, западная инквизиция была буквально помешана на искоренении грешных помыслов человека. С этими же факторами связаны распространенные в Европе процессы против животных иих казни, чего Русь не знала.

В Судебниках понятие "виноватости" совпадает с преступным действием, осудить без преступления было нельзя. Лишь во времена Ивана IV власть боролась не с преступлением, а с "злодейскими помыслами". С земско-губных преобразований XVI в. в борьбе с профессиональной преступностью виновность стала связываться с психическим отношением преступника к содеянному, формировалось понимание "хитростных" (внутренне обдуманных) деяний, "умышления".

В Уложении 1649 г. умышление представлено в трех формах: умышление на государственные интересы (здесь ответственность наступала без совершения преступления), умышление воровское и умышление на убийство. Кодекс отразил перемещение вины как преступного действия в область душевных переживаний человека. Как считает С. Штамм, в XVI-XVII вв. "бесные" (то есть психически больные) на Русиосвобождались от наказаний.

§ 3. Уголовное право Российской Империи (конец XVII-середина XIX вв.)

Общая характеристика

Начало ХVIII в. связано с распадом средневековых уголовноправовых понятий и средневекового символизма. Традиционная рели- гиозно-карательная доктрина московского периода при Петре I постепенно уступает место буржуазным уголовно-правовым понятиям и

В XVIII в. уголовное законодательство было открыто сословным. Хотя ответственность за преступления несли все слои, законы закрепляли преступления, связанные с неповиновением частновладельческих крестьян помещикам. К концу столетия на развитие уголовного права стали оказывать воздействие теоретические концепции французского Просвещения, позднее, в первой половине XIX в., появляются теоретические труды отечественных юристов (О. Горегляд, С. Баршев и др.), в которых сказывается влияние германских школ уголовного права.

Понятие преступного в субъекте преступления

В петровской идеологии государство занимало особое место попечителя подданных, и потому действие, направленное "ко вреду государственному", расценивалось как преступление. В указе 1714 г. преступлением называлось то, что "вред и убытки государству причинить может". При Петре I в обиход входят термины "преступление и проступок", суть которых в нарушении закона. Сохраняется множество специальных определений отдельных деяний (злодейство, кража, бунт, разбой и т.д.). Но вред государству понимался широко, а законодательство не было рассчитано на все случаи. В указе 1714 г. разъяснялось, что вред наказуем и тогда, когда на это нет указания в законе. Говоря современным языком, допускались аналогии.

В Манифесте Екатерины II (1763 г.) ситуация уточнялась в пользу господства закона: надо, чтобы "люди боялись законов, и никого, кроме них, не боялись". В Уставе благочиния 1762 г. разграничивались проступки(полицейские нарушения) иуголовные преступления.

Господство идеи о преступлении, предусмотренном законом, к началу XIX в. закрепляется и в Своде законов 1832 г. окончательно устанавливается. Преступление понимается как нарушение закона путем посягательства на права власти, безопасность общества иличастных лиц.

В Петровскую эпоху совершенствуются понятия крайней необходимости и необходимой обороны, совершенствуется положение субъекта преступления и понятие виновности. Как и в Уложении 1649 г., деяния, совершенные по неосторожности, не наказывались, необходимо было наличие умысла. В отношении политических преступ-

лений наказывался умысел, с 1714 г. фискалы тайно доносили "о всяком злом умысле против государя", возмущениях ибунтах.

В вопросах возраста привлечения к ответственности ясности не было. Сохранялось старое правило не применять наказания до семилетнего возраста, снижать его для не достигших 15 лет, хотя в этих случаях могли применяться телесные кары. В середине XVIII в. возраст "малолетства" устанавливается в 17 лет для мужчин и 12 лет - для женщин. В Своде законов 1832 г. возраст привлечения к ответственности устанавливался с семи лет, применение наказаний дифференцировалось в зависимостиот возраста.

Во время правления Петра I закон установил, что психически больные освобождаются от наказаний, но практика в отношении душевнобольных преступников четко не прослеживается. Поначалу они отдавались на попечение монастырей, по мере развития медицины помещались в психиатрические заведения.

Преступления и наказания при Петре I

Все преступления делились на государственные и партикулярные (против частных лиц), наказания за первые устанавливались значительно более суровые. Важнейшая черта уголовного права в Петровскую эпоху заключается в том, что целенаправленность и системность уголовных наказаний, свойственная московской карательной доктрине, теряется. Наказания становятся бессистемными, на первое место выходит не желание исправить преступника, а откровенное его устрашение. Законодательство периода царствования Петра I - самое жестокое за всю историю страны (так, в Воинских артикулах смертная казнь предписывается в 74 случаях). Объективно это обусловлено крестьянскими войнами, субъективно - личностью и взглядами самого императора.

Религиозные преступления (ересь, богохульство и т.д.) потеряли символическую нагрузку наказания, за богохульство применялось отсечение головы, правда, вместе с протыканием языка. Стало применяться сожжение за "чародейство" (при наступлении реального вреда), однако не всегда последовательно. Ересь не имела четкого определения в законе, но раскольники были основным объектом уголовного преследования с применением смертных казней. Борьба со всякого рода чародействами, суевериями и колдовством отражена в светском законе и отличалась жестокостью. Например, дьячок В. Ефимов, устроивший в церкви "ложное чудо" с зажиганием свеч, был предан смерти через сожжение. Совращение в "раскол" с 1722 г. стало рассматриваться как совращение в "басурманство".

Политические преступления (бунт, участие в волнениях, осуждение политики царя и т.д.) беспощадно карались смертью. Применялось четвертование, повешение, уличенных в политических деяниях сажали на колья и железные спицы, их имущество конфисковывалось. За произнесенные слова "повесить царя вместе с его указами" назначалась смертная казнь.

Смерть угрожала и за некоторые должностные преступления: взяточничество, злоупотребление властью, изготовление фальшивых денег. Могли казнить за срыв царских указов. Однако на практике казни применялись реже, чем на то указывал закон. Например, вернувшись из-за границы в 1700 г., Петр I не утвердил большинство смертных приговоров за ложные доносы. После этого прецедента к смерти за ложные доносы стали приговаривать редко. Вместе с тем Петр I сам в озлоблении рубил головы мятежным стрельцам изаставлял этиделать своих приближенных.

Воинские преступления в условиях непрерывной войны обретали важное значение. Они были многочисленны: самовольная капитуляция, сдача крепости, бегство с поля боя, неповиновение начальству, дезертирство и др. Наказания применялись разные – от смертной казнидо ссылок на галеры.

Имущественные преступления и преступления против личности включали кражи, разбои, грабежи, побои, увечья, оскорбления и т.д. Была введена смертная казнь за порубку корабельного леса. Особенно сурово преследовались поджоги. В Воинские артикулы введено понятие стоимости похищенного имущества, за кражу имущества на сумму свыше 20 руб. предусматривалось наказание более строгое. Смертной казнью каралась кража людей и четвертая кража с причинением ущерба свыше 20 руб.

При посягательствах на личность сохранялись более строгие наказания за убийство родителей и начальников. Обычное убийство, как и раньше, каралось смертью. Жизнь подданных в петровских воззрениях не принадлежала им самим, а была достоянием государства. Поэтому трупы самоубийц подвергались надругательствам, волочению по улицам, дуэлянтов подвешивализа ноги.

Уголовные наказания при Петре I стали значительно разнообразнее, но назначались бессистемно, устрашение было их главной целью. Практиковалась заимствованная у Европы ссылка на галеры, однако этот вид наказания не прижился в русском праве. Стал широко применяться расстрел, до того русскому праву не свойственный, и наказание шпицрутенами. Сожжение, повешение потеряли смысловую символику, а лишение свободы - "исправительное" воздействие.

Штрафы уже не являлись средством влияния на личность путем имущественного неблагополучия, а стали одним из многих каналов пополнения казны.

Развитие уголовного права в XVIII -начале XIX вв.

Рассматриваемый период характеризуется совершенствованием регламентации конкретных видов преступной деятельности, развитием понятий соучастия, вины, необходимой обороны. Вместе с тем произошли некоторые изменения, связанные с применением смертной казни.

XVIII в. в Европе был одним из самых жестоких, кровь на эшафотах лилась рекой, абсолютистские государства отвечали на кризис общества террором. В 1764 г. итальянский аббат Ч. Беккариа опубликовал книгу "О преступлении и наказании", где доказывал бессмысленность казней и призывал к ограничению террора. Успех книги был колоссальный, она переводилась на многие языки, под ее воздействием началось ограничение смертных приговоров.

В России эта тенденция наметилась за два десятилетия до появления книги. Императрица Елизавета указами 40-50-х годов приостановила применение смертной казни. Это было обусловлено рядом причин. Прежде всего, нельзя не отметить влияния православной идеологии. Кроме того, перед переворотом и "захватом" власти Елизавета дала клятву в случае успеха не проливать крови. Отмена казни объективно была выгодна дворянству, ибо участие его в интригах и переворотах часто порождало жесточайшие репрессии.

В мае 1744 г. появился знаменитый указ императрицы о том, что

в стране "безвинно чинится смертная казнь", последовало указание о присылке в Сенат всех дел со смертными приговорами, их применение было приостановлено. На местах оказались этим не слишком до-

вольны, посыпались ходатайства об отмене указа, но в 1746 г. он был подтвержден. В 1753-1754 гг. казнь заменялась "политической смертью", в 1754 г. ее отменили для участников дуэлей. До издания Свода законов 1832 г. она фактически была приостановлена и имелось лишь несколько случаев вынесения смертных приговоров (Пугачеву в 1775 г., Мировичу в 1764 г., двум участникам чумного бунта в Москве в 1771 г., пятерым декабристам в 1826 г. Любопытно, что смертный приговор Пугачеву сначала не был утвержден). В то же время в Англии, например, смертная казнь в начале XIX в. назначалась за кражу на сумму всего в 5 шиллингов, а французские революционные суды отправили на гильотину 19 тыс. человек. И все же карательная практика в России оставалась жестокой. При Елизавете были тысячи

сосланных, а в 1755 г. 49 человек, арестованных за участие в башкирском восстании, умерло под пыткамиво время допросов.

В "Наказе" Екатерины II провозглашался самый демократичный принцип презумпции невиновности: "Человека нельзя считать виновным ранее приговора судейского". Целью наказания называлось не устрашение, а исправление. Императрица отменила смертный приговор Радищеву, а после пугачевского бунта Сенат повелел уничтожить все орудия казни и пытки (кнут оставался). Было указано руководствоваться впредь законамиоб отмене казней.

Свод законов 1832 г. предусматривал смертную казнь лишь за тяжкие государственные и карантинные преступления (последнее вызывалось крайней опасностью массового заражения во время эпидемий). В первой половине XIX в. вышел из употребления кнут, Уложение 1845 г. его отменило, сохранив применение смертной казни, предусмотренное в Своде законов. Продолжали применяться шпицрутены, прогонка сквозь строй. При подобных экзекуциях присутствовал врач, и наказание при необходимости прекращалось. Существовалинегласные указания об ограничениичисла ударов.

Указом 1765 г. была проведена градация телесных наказаний: не достигшие 10-летнего возраста от них освобождались, 10-15-летние наказывались плетьми. В 1798 г. от телесных наказаний освобождались достигшие 70 лет.

В связи с отменой смертной казни стала развиваться ссылка икаторга.

Уголовное право в первой половине XIX в.

Свод законов 1832 г. и Уложение о наказаниях 1845 г. закрепили уголовное право как целостную систему норм. XV том Свода делился на Общую и Особенную части. Достаточно подробно были разработаны нормы о виновности и ее формах, соучастии, необходимой обороне и т.д. Вместе с тем сохранялись пережитки прошлого в виде телесных наказанийисословные привилегии.

В Уложении 1845 г. была сделана попытка вернуться к исправительной роли уголовного права в виде деления наказаний на уголовные и исправительные. К уголовным наказаниям относились смертная казнь, лишение прав состояния с каторгой и ссылкой, к исправительным - ссылка, исправительный дом или заключение в тюрьму, арест, выговор, штрафы, розги.

Похожие публикации