Источники уголовного права международные документы. Международное уголовное право. Правовая помощь по уголовным делам

Источники уголовного права международные документы. Международное уголовное право. Правовая помощь по уголовным делам

В теории права юридические источники права приравниваются к формам права и выделяются следующие их виды: правовой обычай, правовой прецедент, договор с нормативным содержанием и нормативный правовой акт .

Основу системы источников международного уголовного права составляют международные договоры.

Все международные договоры можно подразделить на два вида:

  • – обязательные для исполнения участниками;
  • – имеющие рекомендательный характер.

В литературе высказывается позиция, согласно которой источниками международного уголовного нрава можно признать лишь те договоры, которые носят обязательный характер для исполнения, вследствие чего выделяется основное качество источника международного уголовного права, его общеобязательность . Представляется, что данную позицию нельзя признать верной исходя из того, что нормы международного уголовного права, прежде всего применительно к Особенной части, зачастую содержатся в международных договорах, носящих рекомендательный характер.

Среди международных договоров, составляющих основу международного уголовного права, особое место занимают два основных источника:

  • – Статут Международного уголовного суда, принятый в г. Риме 17 июля 1998 г.;
  • – Статут международного суда, принятый в г. Сан-Франциско 26 июня 1945 г.

Наибольшее значение для международного уголовного права имеет Римский статут МУС. Данный акт состоит из преамбулы и 13 частей. В преамбуле договаривающиеся стороны определяют общие намерения борьбы с наиболее серьезными преступлениями, вызывающими озабоченность всего мирового сообщества. В целях осуществления этой борьбы учреждается Международный уголовный суд, связанный с системой ООН.

Римский статут МУС определяет как материальные, так и процессуальные основы деятельности данного Суда, закрепляя тем самым и основы системы международного уголовного права, в частности классификацию преступлений, элементы состава международного уголовного преступления, принципы международного уголовного права и основы наказания. Данные положения определяют значение Римского статута как основного источника международного уголовного права.

Статут международного суда от 26 июня 1945 г. в целом не затрагивает материальное право, его основу составляют процессуальные аспекты. Интерес вызывает прежде всего ст. 38 Статута, определяющая перечень источников, на основании которых международный суд разрешает дела:

  • – международные конвенции – как общие, так и специальные, устанавливающие правила, определенно признанные спорящими государствами;
  • – общие принципы права, признанные цивилизованными нациями;
  • судебные решения и доктрины наиболее квалифицированных специалистов по публичному праву различных наций в качестве вспомогательного средства для определения правовых норм.

Схожая норма предусмотрена и в Римском статуте МУС, в ст. 21 которого указано, что Международный уголовный суд применяет:

  • – сам Статут, элементы преступлений и свои правила процедуры и доказывания;
  • – в соответствующих случаях, – применимые международные договоры, принципы и нормы международного права, включая общепризнанные принципы международного права вооруженных конфликтов;
  • – если это невозможно, – общие принципы права, взятые им из национальных законов правовых систем мира, включая, соответственно, национальные законы государств, которые при обычных обстоятельствах осуществляли бы юрисдикцию в отношении данного преступления, при условии, что эти принципы не являются несовместимыми со Статутом МУС и с международным правом и международно признанными нормами и стандартами;
  • – принципы и нормы права в соответствии с тем, как они были истолкованы в его предыдущих решениях.

Согласно рассмотренным документам в качестве источников международного уголовного права признаются международные договоры (конвенции), принципы международного права и, в определенной степени, судебный прецедент.

Статут международного суда от 26 июня 1945 г. признает "общие принципы права, признанные цивилизованными нациями", Римский статут МУС указывает на "принципы и нормы международного права, включая общепризнанные принципы международного права вооруженных конфликтов". Таким образом, безусловным источником международного уголовного права следует признать общепризнанные принципы и нормы международного права. Их основа закреплена в Римском статуте МУС, а в его преамбуле сказано, что его участники при его заключении полностью поддерживают принципы, закрепленные в Уставе ООН.

В Римском статуте МУС также указывается на возможность применения принципов и норм права в соответствии с тем, как они были истолкованы в его предыдущих решениях, т.е. речь идет о возможности основываться при принятии решений на ранее вынесенных решениях (судебном прецеденте). На возможность применения судебных решений есть указание и в Статуте международного суда от 26 июня 1945 г., но лишь в качестве вспомогательного средства при принятии решений.

Статут международного суда от 26 июня 1945 г. также указывает еще на два возможных источника, которые он применяет:

  • – международный обычай как доказательство всеобщей практики, признанной в качестве правовой нормы;
  • – доктрины наиболее квалифицированных специалистов по публичному праву различных наций в качестве вспомогательного средства для определения правовых норм.

В отличие от него в Римском статуте МУС обычай не указывается в качестве "применимого права". Применение любого обычая в международном уголовном праве представляется рискованным шагом исходя из того, что само по себе международное уголовное право предполагает затрагивание интересов не одного государства, а иногда и всего международного сообщества, что предполагает и возможное расхождение правовых обычаев различных государств.

Доктрины права в теории признаются в качестве возможного источника права. Использование доктринальных положений возможно лишь в качестве дополнительного источника, прежде всего в случаях, связанных с проблемами толкования уже изданных правовых норм. Римский Статут МУС также не называет доктрину в качестве источника права.

Римский статут МУС в случае невозможности применения самого Статута, общепризнанных принципов международного права, дает возможность применения общих принципов права, взятых из национальных законов правовых систем мира, включая, соответственно, национальные законы государств, которые при обычных обстоятельствах осуществляли бы юрисдикцию в отношении данного преступления, при условии, что эти принципы не являются несовместимыми с Римским статутом МУС, с международным правом и международно признанными нормами и стандартами.

В качестве вспомогательного источника международного уголовного права Римский статут МУС называет также нормы национального права в случае их совместимости с этим Статутом и общепризнанными принципами международного права.

Исходя из изложенного можно говорить о том, что на данный момент сложилась следующая система источников международного уголовного права:

  • 1) международные договоры;
  • 2) общепризнанные принципы международного права.

В качестве вспомогательных источников международного уголовного права возможно также применение:

  • 3) принципов и норм права в соответствии с тем, как они были истолкованы в предыдущих решениях Международного уголовного суда;
  • 4) норм национального нрава того государства, которыми бы суд руководствовался при обычных обстоятельствах, в случае их совместимости с Римским статутом МУС и общепризнанными принципами международного права.
  • См.: Теория государства и права / под ред. Н. И. Матузова, А. В. Малько. М., 2005. С. 373-379.
  • См.: Кибальник А. Г. Современное международное уголовное право. С. 43.
  • Действующее международное право: в 3 т. Т. 1 / сост. Ю. М. Колосов, Э. С. Кривчикова. М., 1996. С. 797-811.

Международное уголовное право - это особый раздел публичного международного права, регулирующий сотрудничество государств и международных организаций по выявлению наиболее тяжких международных преступлений, расследованию и применению мер ответственности к совершившим или причастным к их совершению лицам.

Перечислены в статье 38 Статута Международного Суда: договорное право, обычное право, общие принципы права и как вспомогательное средство для определения правовых норм судебные решения и работы наиболее квалифицированных юристов. Эти источники могут применяться в национальных судах в той мере, которую допускает соответствующая правовая система. Римский статут Международного уголовного суда (МУС) включает собственный перечень источников аналогичный, хотя не полностью идентичный, содержащемуся в Статуте Международного Суда.

Международные договоры.

Источники международного уголовного права на основе международно-правовых договоров, содержат нормы, непосредственно регулирующие вопросы борьбы с международной преступностью или содействующие их толкованию. В первую очередь к ним относятся: Гаагские конвенции и декларации (1899 и 1907), Конвенция о предупреждении геноцида (1948) и Женевские конвенции (1949) и дополнительные протоколы к ним. Они используются в качестве правовой основы в отношении преступлений, на которые распространяется юрисдикция ad hoc трибуналов и МУС. Римский статут МУС, содержащий определения преступлений, подпадающих под юрисдикцию МУС, также представляет собой международный договор. К источникам международного уголовного права относятся и Уставы Международного трибунала по бывшей Югославии (МТБЮ) и Международного трибунала по Руанде (МТР), утвержденные Резолюциями Совета Безопасности ООН 827 (1993) и 955 (1994) соответственно, на основании полномочий, закрепленных в главе VII Устава ООН и имеющие обязательную силу согласно ст. 25 Устава ООН. Обязательный характер им придается международной договоренностью. Уставы трибуналов оказали существенное влияние на международное уголовное право и сами по себе, и как источник для других инструментов международного уголовного права. Значимость Римскому статуту МУС в значительной степени придает его влияние на национальное законодательство.

Высказывалось предположение, что привлечение к ответственности физических лиц не может осуществляться лишь на основании международных договоров, и таким образом, данные договоры не являются прямыми источниками международного уголовного права. Подобные аргументы вступают в противоречие с многолетней практикой в сфере международного гуманитарного права, в соответствии с которым к физическим лицам применяются «законы и обычаи войны», содержащиеся в соответствующих договорах, а также в обычном праве. Как было отмечено в заявлении более девяносто лет назад, нормы международных договоров могут применяться непосредственно к физическим лицам, если таково было намерение составителей.

В исследованиях об обычном гуманитарном праве Международного комитета Красного Креста и Красного Полумесяца (МККК) говорится, что «понятие военного преступления в подавляющем большинстве случаев не ограничивается нарушением обычного международного права. Почти все военные уставы и уголовные кодексы к военным преступлениям относят нарушения как обычного права, так и применимого договорного права». Это не означает, что каждое положение, скажем, Женевских конвенций возлагает прямую уголовную ответственность на индивидуальных лиц. Некоторые нарушения, например, касающиеся отдельных правил обращения с военнопленными могут и не относятся к военным преступлениям.

Только те договоры или положения договоров, которые предназначены для применения непосредственно к индивидуальным лицам, порождают уголовную ответственность. «Конвенции о борьбе», рекомендующие государствам криминализировать, например, незаконный оборот наркотических средств, захват воздушных судов или бомбовый терроризм, сами по себе не рассматриваются как правовое основание индивидуальной уголовной ответственности. Деяния, входящие в сферу применения подобных договоров, должны быть признаны уголовно-наказуемыми преступлениями в соответствие с национальным законодательством договаривающейся стороны, независимо от конституционного метода, используемого отдельным государством. Кроме того, если суд должен применить положения договора непосредственно к физическому лицу, то требуется подтвердить, что противоправное действие имело место на территории государства-участника договора или иным образом подлежит его правосудию.

Деятельность МТБЮ представляет собой редкое исключение, показывающее, что достаточно только международного договора для привлечения к уголовной ответственности. Такая позиция восходит к решению по делу Дашко Тадича (1995) и подтверждается в решении по апелляции Дарио Кордича и Марио Черкеза. В деле Станислава Галича Апелляционная палата МТБЮ отметила, что с точки зрения Трибунала международного договора достаточно для уголовной ответственности, хотя «на практике Международный Трибунал всегда удостоверяется, что положения договора отражают обычное право». Выработанный таким образом подход позволял не ограничиваться обычным международным правом как единственным основанием для преследования военных преступлений. Утверждение, что договоры могут порождать международную уголовно-правовую ответственность, является неотъемлемой частью Устава МТР, предусматривающего уголовное наказание за нарушения Дополнительного протокола II к Женевским конвенциям (не все положения которого в свое время относились к обычному праву).

Обычное международное право.

МТБЮ допускал, что в случае, когда его Уставом не регулировались отдельные вопросы, решения будут приниматься исходя из норм обычного международного права и общих принципов права. Обычное международное право, нормы которого исходят из практики государств, согласованной с их opinio iuris (убеждением в соответствии требованиям права), обладает недостатком всех неписаных законов – трудностью определения содержания. Дело не всегда обстоит подобным образом, например, когда нормы обычного права берут свое начало в договоре или другом письменном документе, таком как резолюция Генеральной Ассамблеи ООН, отражающей правовой обычай, или были признаны судом в качестве таковых. Тем не менее, использование обычного международного права в качестве источника международного уголовного права иногда подвергается критике, аргументированной тем, что правовой обычай может быть слишком неопределенным для обоснования уголовной ответственности или даже что по неписанным законам нельзя привлекать к уголовной ответственности. Однако достаточно сказать, ни Нюрнбергский или Токийский международный военный трибунал, ни ad hoc трибуналы не придерживались подобных позиций.

Общие принципы права и вспомогательное средства для определения правовых норм.

МТБЮ в поиске применимых нормы международного права был вынужден обратиться к общим принципам права. Из-за серьезных различий между судопроизводством на международном и национальном уровнях МТБЮ с осторожностью относился к общим принципам, позаимствованным у национальных правовых систем, и внеконтекстном их применении в международных судебных разбирательствах. Тем не менее, и МТБЮ, и МТР прибегали к положениям национального права как источнику для определения соответствующих норм международного права. Как подчеркивалось в Решении по делу Анто Фурунджия, следует соблюдать осторожность при использовании подобных источников – нельзя просто обращаться к одной из ведущих правовых систем, но международные суды должны опираться на общие концепции и правовые институты, принятые во всех основных правовых системах мира. В отношении уголовного права использование общих принципов права не лучший вариант. Все-таки они по своей природе являются «общими» и, следовательно, к ним следует прибегать исключительно в случае крайней необходимости.

Касательно МУС в ст. 21 Римского статута предусматривается, что при невозможности использовать международные договоры, принципы и нормы международного права,

…Суд применяет общие принципы права, взятые им из национальных законов правовых систем мира, включая, соответственно, национальные законы государств, которые при обычных обстоятельствах осуществляли бы юрисдикцию в отношении данного преступления, при условии, что эти принципы не являются несовместимыми с настоящим Статутом и с международным правом и международно признанными нормами и стандартами.

МУС может также применять «принципы и нормы права в соответствии с тем, как они были истолкованы в его предыдущих решениях». Однако, МУС не связан собственными предыдущими решениями; тут нет аналогии принципу stare decisis общего права. МТБЮ часто прибегал к судебным решения по определению вопросов права, и выстроил специальную систему прецедентов для работы своей юриспруденции. МТБЮ и МТР использовали как внутригосударственную, так и международную судебную практику. Внутригосударственные прецеденты представляют собой основной материальный источник сведений о международном уголовном праве. Тем не менее, следует обратить внимание на один нюанс. Применение международного права во внутригосударственном судебном производстве может наталкиваться на определенные трудности, связанные со спецификой местного законодательства или правоприменительной практикой национальных судов.

Наконец, следует упомянуть о трудах наиболее авторитетных специалистов в данной области. Они как таковые не являются прямыми источниками международного уголовного права, однако, способствуют уяснению некоторых международно-правовых норм и позиций государств по отдельным вопросам. Тем не менее, к ним требуется подходить с осторожностью. Необходимо убедиться, что их высказывания отражают точные положения закона в его нынешнем виде, а не личные пожелания автора; это важно не в последнюю очередь из-за принципа nullum crimen sine lege (лат. нет преступления без закона). Кроме того, выбор специалистов только одной или нескольких схожих правовых традиций может привести к искажению того всестороннего подхода, которое требует международное уголовное право.

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

РЕФЕРАТ

по теме № 6: «Международное уголовное право»

Литература:

I. Основная:

1. Конвенция СНГ о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам. (1993.), Устав Международной организации уголовной полиции (Интерпола) (1956) // Международное публичное право: Сборник документов. - М., 1997. Т. 2

2. Международное право: Учебник. отв. ред. Ю.М.Колосов, Э.С.Кривчикова - М.: Межд. отношения. 2003. - Гл. 17.

3. Международное право: Учебник для вузов. - 3-е изд., изм. и дополн. / Под ред. Г.В. Игнатенко, О.И. Тиунова. - М.: НОРМА, 2005. Гл. 17.

4. Международное публичное право: Учебник. Издание 2-е, перераб. и дополн. / Под ред. К.А. Бекяшева. - М.: ПБОЮЛ Грачев С.М., 2002. Гл. 21.

5. Костенко Н.И. Международная уголовная юстиция. Проблемы развития. - М.: РКонсульт, 2002. - 448 с.

6. Кибальник А.Г. Введение в международное уголовное право. - Ставрополь: Ставропольсервисшкола, 2001. - 272 с.

7. Грицаев С.А. Международная уголовная ответственность физических лиц: История и современность. Учебное пособие. - Белгород: ООНИ и РИД БелЮИ МВД России, 2005. - 88 с.

II . Дополнительная:

1. Бирюков П.Н. Правовые вопросы возбуждения уголовного преследования по просьбе иностранного государства // Московский журнал международного права. 1999. № 2.

2. Зимин В.П., Зубов И.Н. Международное сотрудничество в области борьбы с преступностью и охраны общественного порядка.- М., 1993.

3. Колибаб К.Е. Институт передачи осужденных для отбывания наказания в другие государства//Журнал Российского права. 1999. №5-6.

4. Лукашук И.И. Международное уголовное право и правовая система Российской Федерации // Журнал российского права. 1997. № 10.

5. Лукашук И.И., Наумов А.В. Выдача обвиняемых и осужденных в международном уголовном праве: Учебно-практическое пособие. - М., 1998.

6. Международное уголовное право / под. ред. В.Н.Кудрявцев. - М., 1995.

7. Сборник документов Совета Европы в области защиты прав человека и борьбы с преступностью. - М., 1998г.

8. Панов В.П. Сотрудничество государств в борьбе с международными преступлениями. - М., 1993.

9. Панов В.П. Международное уголовное право. - М., 1997.

10. Васильев Ю.Г. Институт выдачи преступников (экстрадиции) в современном международном праве - М., 2003. - 320 с.

11. Милинчук В.В. Институт взаимной правовой помощи по уголовным делам. Действующая практика и перспективы развития. - М.: Юрлитинформ, 2001.

12. Овчинский В.С. Интерпол (в вопросах и ответах). - М.: Инфра-М, 2001.

13. Трикоз Е.Н. Начало деятельности Международного уголовного суда: состояние и перспективы //Журнал российского права 2005. № 3. С. 134 - 147.

14. Котляров И.И. Международное право и вооруженные конфликты. Монография. М.: Московский университет МВД России, 2003. - 285 с.

Введение

Проблема преступности как негативного явления в настоящее время приобретает во все большей степени глобальный характер.

Во-первых, поскольку преступность практически во всех странах мира превращается в серьезное препятствия на пути их социально-экономического, поли-тического и культурного развития, существенно снижая качество жизни населе-ния, что предопределяет, заинтересованность государств в совместном поиске наиболее действенных путей и средств решения данной проблемы.

Во-вторых , в связи с тем, что круг преступных деяний, представляющих очевидную международную опасность (например, незаконный оборот наркотиков, оружия, радиоактивных материалов, террористические акты), постоянно расширяется, а борьба с такого рода преступлениями становятся по-настоящему эффективной только при согласовании действий различных государств, при рациональ-ном сочетании внутри - государственных и международных усилий.

Данная тема является одной из ключевых в учебном курсе, что объясняется как профилем учебного заведения, так и характером будущей профессиональной деятельности.

Цели лекции:

дать представления об отрасли МУП, ее принципах и источниках;

выявить особенности международных преступлений и преступлений международного характера, а также их классификации;

рассмотреть основные направления сотрудничества государств в борьбе с преступностью, особенно содержания правовой помощь по уголовным делам;

определить роль международных организаций, особенно Интерпола в борьбе с преступлениями, представляющими международную опасность.

1. Понятие, принципы и источники международного уголовного пр а ва

Международное уголовное право как система норм и принципов, регулирующих отношения в сфере сотрудничества государств в борьбе с международной преступностью, в условиях России находится в стадии формирования и развития. Его совершенствование в настоящее время обусловлено невиданным ростом преступности на национальном и международном уровнях и носит оборонительный, вынужденный характер со стороны мирового сообщества.

Несмотря на то, что международное уголовное право как отрасль международного права сформировалась в основном в конце XIX века, оно имеет глубокие исторические корни. Некоторые из его институтов могут быть отнесены к истокам возникновения государства и права. В первую очередь это касается выдачи преступников (экстрадиции), которая не только является древнейшим его институтом, но именно с него берет свое начало международное уголовное право. С института выдачи начинается и периодизация международного уголовного права, совпадающая с известной периодизацией международного права вообще.

В юридической литературе пока нет единого понятия предмета регулирования данной отрасли международного права. Споры на эту тему идут с прошлого века. Например, известный русский юрист Н.М. Коркунов в работе «Опыт конструкции международного уголовного права» сводит его сущность к юрисдикции государств в отношении международных преступников и разработке вопросов подсудности. Ф.Ф. Мартенс дал следующее определение: «Международное уголовное право заключает в себе совокупность юридических норм, определяющих условия международной судебной помощи государств друг другу при осуществлении ими своей карательной власти в области международного общения» Цит. по Панов В.П. Международное уголовное право: Учеб. пособие. - М.: 1997. С. 13. . Поэтому не случайно глава названного учебника «Международное уголовное право» полностью посвящена вопросам международной подсудности, правовой помощи и выдаче преступников.

Как правомерно отмечала Л.Н. Галенская, в литературе одновременно существовало 5-6 различных концепций международного уголовного права Галенская Л.Н. О понятии международного уголовного права // Советский ежегодник международного права. - М.: 1970. С. 247-248. . Одни считали его отраслью международного публичного права, другие - отраслью международного частного права, третьи - самостоятельной отраслью права и т. п. Были противники, которые доказывали, что международного уголовного права нет и криминализация международного публичного права недопустима. Кроме того, критика сводилась к тому, что в системе международного права не было постоянного механизма обеспечения норм международного уголовного права в виде постоянного международного уголовного суда с юрисдикцией, распространяемой на государства, юридических и физических лиц. Создание же такого суда будет противоречить принципу суверенного равенства государств. Все это усложняло выработку единой концепции и понятия международного уголовного права. Не случайно в учебниках по международному праву, изданных в России, только в 1995 г. появилась глава об исследуемой отрасли права.

Научно обоснованное определение отрасли права можно сформулировать только на основе анализа предмета правового регулирования этой отрасли. Какие компоненты входят в предмет международного уголовного права? Во-первых, это сотрудничество государств в предупреждении, расследовании и наказании в особом порядке за преступления, предусмотренные в международных договорах. И, во-вторых, это такие частные вопросы сотрудничества, как установление государствами преступности и наказуемости отдельных деяний, опасных для международного правопорядка, определение юрисдикции и судопроизводства, оказание друг другу правовой помощи по уголовным делам, выдача преступников, деятельность международных организаций в борьбе с преступностью и т.п. Кроме этого, к предмету правового регулирования следует отнести установление минимальных стандартов и правил уголовного правосудия, обращения с правонарушителями и унификацию уголовного права.

В этой связи представляется научно обоснованным определение И.П. Блищенко и И.В. Фисенко, согласно которому «международное уголовное право может быть определено как совокупность принципов и норм права, регулирующих отношения сотрудничества государств по предупреждению и наказанию за совершение международных преступлений и преступлений международного характера» Блищенко И.П., Фисенко И.В. Международный уголовный суд. - М.: 1994. С. 7. . С учетом анализа предмета некоторых деталей можно утверждать, что международное уголовное право - это система принципов и норм, регулирующих сотрудничество государств в борьбе с преступлениями, предусмотренными международными договорами.

По сравнению с национальным уголовным правом МУП имеет ряд особенностей. Во-первых, предметом его регулирования является сотрудничество государств в борьбе с международной преступностью. Во-вторых, МУП носит комплексный характер, т.е. его источники включают нормы уголовного права, уголовного процесса и уголовно-исполнительного права. При этом в основе лежит предупреждение преступности, поэтому МУП включает в себя международную криминологию Международное публичное право. Учебник /Под ред. К. А. Бекяшева. - М. 1999. С. 518. . В-третьих, его нормы, устанавливающие преступность и наказуемость деяния, в некоторых случаях имеют обратную силу. Это относится к материальным нормам уставов международных трибуналов, которые не противоречат ст. 15 Международного пакта о гражданских и политических правах: «Ничто... не препятствует преданию суду и наказанию любого лица за деяние или упущение, которое в момент совершения являлось уголовным преступлением согласно общим принципам права, признанным международным сообществом». В-четвертых, его субъектами являются не только физические, но и юридические лица и государства. В этой связи в ст. 4 названного проекта Кодекса преступлений подчеркнуто, что судебное преследование лица за преступление против мира и безопасности человечества не освобождает от ответственности государство.

Важным является вопрос о соотношении международного уголовн о го и внутригосударственного права. Эта проблема носит подчиненный характер к проблеме соотношения международного и национального права. Отечественная доктрина международного права исходит из того, что они представляют собой самостоятельные и особые правовые системы, не подчиненные одна другой. Однако международное и национальное право находятся в постоянном взаимодействии, которое опосредствуется волей государств - участников международных отношений. При этом «концепция господства права предусматривает признание всеми государствами верховенства международного права в общей системе права» Международное уголовное право / И.П Блищенко, Р.А. Каламкарян, И.И Карпец и др. - М.; 1995. С. 31. . Сущность такого верховенства и взаимодействия в нашем государстве юридически закреплена в ст. 15 Конституции РФ и ст. 5 ФЗ Закона о международных договорах РФ 1995 г. Этим правилам подчиняются взаимосвязь и соотношение международного и национального уголовного права, которые неотделимы друг от друга и находятся в постоянном взаимовлиянии. С одной стороны, нормы международного уголовного права реализуются только путем трансформации в национальное законодательство. Уголовные кодексы государств постоянно «пополняются» за счет таких конвенционных преступлений, как «отмывание» преступных денег, терроризм, нарушения законов и обычаев войны, преступления на воздушном транспорте и т.п.

С другой стороны, национальное уголовное право оказывает положительное влияние на разработку и функционирование международных договоров по борьбе с преступностью. При разработке проектов договоров изучается законодательный опыт государств, которые вначале сами установили уголовную ответственность за незаконное распространение наркотиков, угон воздушных судов, фальшивомонетничество и другие преступления. Кроме того, на базе общих принципов уголовного права государств строятся такие специфические институты международного уголовного права, как соучастие, покушение на преступление, преступный приказ, назначение наказания и др. Панов В.П. Международное уголовное право: Учеб. пособие. - М., 1997. С. 17.

Национальные суды применяют нормы международного уголовного права с оговорками. К их числу относятся: трансформация договорных норм в уголовное законодательство страны, ратификация и опубликование договоров в соответствии с установленными в законах государства правилами, соответствие договоров общепризнанным принципам и нормам международного права, точность и конкретность международных договоров в целях их применения национальными судами и т.п.

В практике судов Великобритании, Италии, ФРГ и других правовых государств в соответствии с их конституциями нормы международных договоров об уголовной ответственности индивидов применяются только после их трансформации в национальное законодательство и соответствующего опубликования в печати. В России и ряде стран СНГ допускается применение судами норм международных договоров после их ратификации и опубликования в официальных источниках. Однако в судебной практике нет прецедентов прямого применения норм между народного уголовного права при вынесении решений по уголовным делам о конвенционных преступлениях. В таких случаях суды и впредь будут руководствоваться национальным законодательством, в которое трансформированы соответствующие нормы международного уголовного права.

Особые принципы, присущие этой отрасли международного права, сформулированные в Уставе и приговоре Нюрнбергского трибунала, носят императивный характер. В декабре 1946 г. ГА ООН в своей резолюции подтвердила принципы международного права, признанные статутом Нюрнбергского трибунала и нашедшие выражение в приговоре трибунала как общепризнанные. Еще в 1947 г. ГА ООН поручила Комиссии международного права (КМП) сформулировать принципы международного уголовного права, взяв за основу вышеназванные. В 1950 г. КМП приняла и представила ГА ООН «Принципы международного права, признанные статутом Нюрнбергского трибунала и нашедшие выражение в решении этого трибунала». Среди них можно выделить следующие:

запрещение агрессивной войны, вытекающее из запрета применения силы и угрозы силой и Определения агрессии 1974 г.;

неотвратимость у головного наказания за совершение любого деяния, которое по международному праву считается преступным;

если государство не устанавливает наказания за действия, которые международным правом отнесены к категории преступлений против мира и человечества, то это не является обстоятельством, освобождающим виновное лицо от международной уголовной ответственности;

должностное положение лица, совершившего международное преступление, не освобождает его отличной ответственности. При этом положение главы государства или ответственного чиновника влечет повышенную уголовную ответственность в случае совершения деяния, запрещенного международным уголовным правом;

исполнение лицом преступного приказа своего правительства или начальника не освобождает это лицо от ответственности, если сознательный выбор был фактически возможен;

каждое лицо, обвиненное в международном преступлении или преступлении международного характера, имеет право на справедливое рассмотрение своего дела в суде;

неприменение сроков давности к военным преступникам и преступлениям против человечества в соответствии с Конвенцией 1968 г.;

международные принципы осуществления правосудия по уголовным делам, провозглашенные в ст. 7--11 Всеобщей декларации прав человека 1948 г. и закрепленные ст. 10, 14, 15 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г. и др. К ним следует отнести презумпцию невиновности, запрещение пропаганды войны, рабства, пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, а также принуждения к даче показаний и признанию своей вины. Здесь же закреплены принципы осуществления правосудия только судом, гласность судебного разбирательства, равенство лиц перед законом и судом, право на защиту, на бесплатного переводчика в суде, на обжалование приговора суда, право лишенных свободы на гуманное обращение и уважение достоинства.

Особо следует выделить принцип, закрепленный в ст. 15 Пакта, согласно которому признается преступность и наказуемость любого деяния или упущения, которые в момент совершения являлись уголовным преступлением согласно общим принципам права, признанным международным сообществом.

Дальнейшее развитие эти принципы получили в нормах Дополнительного протокола I 1977 г. к Женевским конвенциям о защите жертв войны 1949 г. Они связаны с преступлениями, совершенными в районе военных действий в период вооруженных конфликтов. В ст. 75 закреплен принцип запрещения под страхом уголовного наказания представителей гражданских или военных органов насилия над жизнью, здоровьем, физическим или психическим состоянием лиц, за действия, связанные с вооруженным конфликтом (убийства, пытки, телесные наказания и увечья, взятие заложников, коллективные наказания и др.).

К лицам, обвиняемым в военных преступлениях или в преступлениях против человечества в соответствии с этой же нормой Дополнительного протокола, применяются следующие принципы:

а) уголовное преследование и предание их суду осуществляется в соответствии с нормами международного права;

б) независимо от характера и тяжести совершенных преступлений обвиняемые в их совершении лица пользуются гуманным обращением, предусмотренным нормами Дополнительного протокола I.

В 1973 г. специальной резолюцией ГА ООН были приняты Принципы международного сотрудничества в отношении обнаружения, ареста, выдачи и наказания лиц, виновных в военных преступлениях и в преступлениях против человечества.

Эти принципы в основном регламентируют стадию предварительного расследования указанные преступлений.

Таким образом, перечисленные международно-правовые документы значительно расширяют, конкретизируют, юридически закрепляют и кодифицируют основные принципы международного уголовного права, сформулированные впервые в Нюрнберге малым числом государств.

Источниками международного уголовного права являются:

Конвенции о борьбе с международными преступлениями и преступлениями международного характера (о борьбе с захватом заложников 1979 г., о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 г.).

Договоры о сотрудничестве и правовой помощи по уголовным делам (Договор о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам между РФ и Молдавией 1993 г., Договор между РФ и Латвийской республикой о передаче осужденных для отбывания наказания 1993 г., Договор о выдаче между РФ и КНР 1995 г.).

Договоры, регулирующие деятельность международных организаций, в чью компетенцию входит борьба с преступностью (Устав международной организации уголовной полиции 1956 г.).

Дискуссионным в доктрине международного права является вопрос об отнесении к источникам уголовного права международного обычая. Трудно согласиться с точкой зрения о том, что обычные нормы международного права играют более значимую роль, чем договоры. В этой связи можно утверждать, что международные обычаи все чаще включаются в международные договоры. И в основном норм международного уголовного права, в частности, нарушений законов и обычаев войны, чаще всего лежат международные обычаи, которые были кодифицированы в известных международных договорах Арцибасов И.Н., Егоров с.А. Вооруженный конфликт: право, политика, дипломатия. - М., 1989. С. 56. .

Сказанное не означает, что в международном уголовном праве нет обычных норм. Они есть. В качестве примера можно привести некоторые правила выдачи преступников. Известно, что обязательной выдаче преступник подлежит при наличии между государствами международного договора. При отсутствии такого договора действует обычная норма - «или выдай или суди».

Другое дело, прецеденты, судебные решения, которые отнесены к вспомогательным источникам международного права ст. 38 Статута Международного суда ООН. Они «оказывают влияние на развитие международного права, подтверждая или констатируя отсутствие той или иной международно-правовой нормы» Блищенко И.П. Прецеденты в международном праве. - М.; 1977. С. 11-12. . На примере приговора Нюрнбергского военного трибунала можно увидеть влияние судебного решения на формирование принципов международного уголовного права и его конкретных норм. Благодаря решению ГА ООН мировое сообщество рассматривает эти принципы как общепризнанные; основанные на ранее сложившихся нормах международного права. Нюрнбергские принципы стали правовой основой для принятия международно-правовых актов об ответственности за геноцид, апартеид, экоцид и другие международные преступления, а также норм о нераспространении сроков давности и обязанности государств по выдаче военных преступников и изменников из числа лиц, совершивших преступления, предусмотренные в Уставе Нюрнбергского трибунала.

Как отмечают авторы монографии «Международное уголовное право», роль косвенного источника международного уголовного права играют судебные решения и приговоры внутригосударственных судов по делам рассматриваемой категории. На конкретных примерах этот тезис доказан безоговорочно Международное уголовное право. - М., 1995. С. 25-27. . Так, на процессе над наемниками в Луанде в 1976 г. для расследования преступлений была создана Международная комиссия из представителей 35 стран. Национальный суд Анголы приговори 13 иностранных наемников к строгим мерам уголовного наказания. Приговор признал их деяние преступными по международному уголовному праву. Была осуждена и практика государств по вербовке и использованию наемников в вооруженных конфликтах. Названная Комиссия, проанализировав результаты своего расследования, приговор этого суда, международную практику борьбы с наемничеством, резолюции ГА ООН и региональные конвенции по этому вопросу, разработала проект Конвенции о предотвращении и запрещении наемничества.

Эти примеры подтверждают вывод о том, что судебные решения международных и национальных судов играют определенную роль в становлении и развитии международного уголовного права и относятся к вспомогательным, косвенным источникам этой отрасли международного права.

Одной из особенностей рассматриваемых источников является придание обратной силы целому ряду норм международного уголовного права. Например, обратную силу имели материальные нормы уставов Нюрнбергского, Токийского международных военных трибуналов, международных трибуналов по Югославии и Руанде, а также национальные законы о специальных судах в Луанде и Пномпене, в которых устанавливалась преступность и наказуемость деяний до их совершения подсудимыми. На первый взгляд это противоречит известной формуле, т.е. запрет обратной силы уголовного закона. В этой связи в приговоре Нюрнбергского военного трибунала было подчеркнуто, что в момент совершения инкриминируемых подсудимым деяний они были запрещены Гаагскими конвенциями о законах и обычаях войны 1907г., другими международно-правовыми актами, международными обычаями, принципами права и гуманизма.

В 1966 г. это важнейшее положение нашло свое юридическое закрепление в ст. 15 Международного пакта о гражданских и политических правах. Она устанавливает: «Ничто не препятствует преданию суду и наказанию любого лица за деяние или упущение, которое в момент совершения являлось уголовным преступлением согласно общим принципам права, признанным международным сообществом». Все названные выше деяния в момент их совершения признавались преступными в других нормах права. Уставные нормы лишь конкретизировали эти запреты к конкретным преступлениям конкретных лиц, а придание им обратной силы носит формальный характер.

Закономерным процессом развития международного уголовного права является его кодификация с целью объединить в одном документе договорную практику государств и международные обычаи, выработки новых принципов и институтов. Эта задача возложена на Комиссию международного права ООН.

2. Понятие и виды международных преступлений и преступлений международного характера

Под международным преступлением в доктрине международного права понимается деяние, нарушающее столь основополагающие, жизненно важные интересы мирового сообщества, что оно рассматривается как преступление перед всем миром в целом.

Впервые перечень международных преступлений был сформулирован в Уставе Международного военного трибунала (МВТ) 1945 г. и аналогичном Уставе по Дальнему Востоку 1946 г. В ст. 6 Устава МВТ международные преступления были подразделены на 3 группы:

1. Преступления против мира: планирование, подготовка, развязывание или ведение агрессивной войны или войны в нарушение международных договоров или заверений.

2. Военные преступления: под которыми понимаются серьезные нарушения законов и обычаев войны, убийства, истязания или увод гражданского населения оккупированных территорий для принудительных работ; убийства или истязания военнопленных или лиц, находящихся в море; убийство заложников; бесцельное разрушение городов и деревень, разорение, не оправданное военной необходимостью.

Устав трибунала для Югославии дополняет и конкретизирует этот перечень, включая в него биологические эксперименты, принуждение военнопленного или гражданского лица служить в вооруженных силах неприятеля; взятие гражданских лиц в качестве заложников и даже лишение военнопленного или гражданского лица права на нормальное судопроизводство. Запрещен также захват, разрушение или умышленное повреждение культовых, благотворительных, учебных, художественных и научных учреждений, исторических памятников, художественных и научных произведений Лукашук И.И. Международное право. Особенная часть. Учебник. - М.: 1997. С. 241. .

3. Преступления против человечности: истребление, порабощение, ссылка и другие жестокости в отношении гражданского населения или преследование по политическим, расовым или религиозным мотивам. Перечень был дополнен уставами трибуналов для Югославии и Руанды, включением в него таких преступлений, как пытки, заключение в тюрьму и изнасилования. А Римский статут Международного уголовного суда 1998 г. предусматривает ответственность, кроме того, и за апартеид, принудительную беременность стерилизацию и другие формы сексуального насилия сопоставимой тяжести, а также за преследование любой идентифицируемой группы по мотивам, которые признаны недопустимыми согласно международному праву.

В 1948 г. с принятием Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него образовалась ещё одна группа международных преступлений. Под геноцидом понимают - действия, имеющие целью уничтожить полностью или частично какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую.

Кроме того, разные ученые выделяют и другие группы международных преступлений.

Например, профессор И.И. Котляров выделяет такие группы преступлений, как против наций и народов, борющихся за свою независимость, также против природной среды Котляров И.И. Международное право и вооруженные конфликты. Монография. М.: Московский университет МВД России, 2003. С. 234-239. .

Многие юристы-международники к международным преступлениям относят также терроризм, например профессор Р.А. Каламкарян, И.И. Карпец и др. Международное уголовное право / И.П. Блищенко, Р.А. Каламкарян, И.И. Карпец и др. - М., 1995. Действительно, общественную опасность для всего международного сообщества данного деяния трудно переоценить.

Особенности международных преступлений:

Посягают на международный мир и безопасность, угрожают основам международного правопорядка;

Часто совершаются в непосредственной связи с государством;

Могут повлечь ответственность государства как субъекта международного права.

Таким образом, национальное правосудие проблему ответственности лиц, совершающих международные преступления, как правило, не решает. Для этого учреждаются суды, осуще-ствляющие международную уголовную юрисдикцию в отношении физических лиц, аответственность государства-делинквента происходит в форме ограничения его юрисдикции в отношении соб-ственных граждан -- непосредственных участников совершения международного преступления.

Впервые такие Международные трибуналы были созданы в 1945 г. для суда над главными нацистскими преступниками и в 1946 г. -- над японскими милитаристами.

Следующий шаг на этом пути был сделан Советом Безопасности ООН, который резолюцией № 808 в 1993 г. учредил Международ-ный трибунал для судебного преследования лиц, ответственных за серьезные нарушения международного гуманитарного права, совер-шенные на территории бывшей Югославии, а в 1994 г. резолюцией № 955 учредил Международный трибунал по Руанде.

Согласно этим уставам, личную уголовную ответственность несут как конкретные исполнители преступных деяний, так и должност-ные лица, отдававшие соответствующие приказы, включая главу го-сударства или правительства.

Международная уголовная юрисдикция распространяется на лиц, совершивших акты геноцида, серьезные нарушения Женевских кон-венций 1949 г., нарушения законов или обычаев войны и преступ-ления против человечности.

Наконец, 17 июля 1998 г. дипломатическая конференция в Риме приняла Статут Международного уголовного суда, по которому к международной уголовной юрисдикции отнесены следующие соста-вы преступлений: преступление геноцида, преступления против че-ловечности (убийство, истребление, порабощение, депортация или насильственное перемещение, заключение в тюрьму, пытки, изнаси-лование и т.п., совершаемые в отношении гражданского населения); военные преступления (серьезные нарушения Женевских конвенций 1949 г.), преступление агрессии.

От международных преступлений следует отграничить преступления международного характера. Следует отметить, что в международном праве пока нет единого термина для обозначения этих преступлений. Поэтому в различных источниках можно встретить названия: международные уголовные преступления, транснациональные преступления, конвенционные и другие.

К преступлениям международного характера относят деяния, посягающие на интересы нескольких государств и вследствие этого представляющие международную общественную опасность, но совершаемые лицами (группами лиц) вне связи с политикой какого-либо государства ради достижения собственных и противоправных целей Международное право. Учебник для вузов. Отв. ред. - Г.В. Игнатенко и О.И. Тиунов. - М., 1999. С. 421. .

По своей юридической природе они в большинстве могут быть отнесены к общеуголовным преступлениям, осложненным "иностранным элементом". В зависимости от того, какой признак состава преступления затрагивается, все "иностранные элементы" можно подразделить на отдельные группы. Первая относится к субъекту преступления, которое будет носить международный характер, если исполнители и их соучастники будут являться гражданами разных стран. К примеру, одни лица выращивали наркосодержащие растения в Колумбии, другие скупали и перевозили их в Мексику для переработки в героин и оптовой торговли, представители третьих стран распространяли в европейских и других государствах.

Вторая группа относится к объекту преступного посягательства. Он может находиться не в той стране, где совершено данное преступление. "Гак, например, американские доллары незаконно изготовлены в Италии, сбыты во Франции и Испании, а экономический ущерб причинен денежному обращению США. По этому признаку такие преступления называют транснациональными. Третья группа объединяет "иностранные элементы", связанные с объективной стороной преступления, которая юридически закреплена в многочисленных международных договорах. Иногда в них указаны и санкции. Примером может служить ответственность за пытки, которые не имеют других "иностранных элементов", кроме конвенционности. По этому признаку подобные преступления именуют конвенционными.

В отличие от международных преступлений ответственность за уголовные преступления международного характера, несут только физические лица. Наступает она на основе международных соглашений, но по внутригосударственному законодательству и в рамках национальной юрисдикции. Поэтому, если самолет захвачен преступниками в России и угнан в Швецию, то вступают в силу нормы Гаагской конвенции о борьбе с незаконным захватом воздушных судов 1970 г. По запросу компетентных органов России шведская сторона может принять решение о выдаче преступников. В России они будут привлечены к уголовной ответственности по УК и УПК Российской Федерации. В случае отказа в выдаче угонщики должны быть осуждены по законам Швеции. В зависимости от степени международной опасности, объекта преступного посягательства и других признаков уголовные преступления международного характера подразделяют на следующие основные в и ды:

1. Преступления против стабильности международных отношений: международный терроризм, захват заложников, преступления на воздушном транспорте, хищения ядерного материала, наемничество, пропаганда войны и др.

2. Преступления, наносящие ущерб экономическому, социальному и культурному развитию государств: фальшивомонетничество, легализация незаконных доходов, незаконный оборот наркотиков, контрабанда, нелегальная эмиграция, нарушения правового режима исключительной экономической зоны и континентального шельфа, хищения культурных ценностей народов и др.

3. Преступные посягательства на личные права человека: рабство, работорговля, торговля женщинами и детьми, эксплуатация проституции третьими лицами, распространение порнографии, пытки, систематические и массовые нарушения прав человека и др.

4. Преступления, совершаемые в открытом море: пиратство, разрыв или повреждение подводного кабеля или трубопровода, несанкционированное вещание из открытого моря, столкновение морских судов, неоказание помощи на море, загрязнение моря вредными веществами и др.Таким образом, в доктрине международного права на основе уставов (статутов) международных судебных учреждений и иных договоров разработаны понятия международных преступлений и преступлений международного характера, а также их классификации.

3. Правовая помощь по уголовным делам

Важной формой международного сотрудничества в борьбе с пре-ступностью является оказание правовой помощи по уголовным де-лам. Правовой основой такого сотрудничества являются многосто-ронние (Европейская Конвенция о взаимной правовой помощи по уголовным делам (Страсбург, 20 апреля 1959 г.), Конвенция о пра-вовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (Минск, 22 января 1993 г.)) и двусторонние меж-дународные договоры (в частности, Договор между Российской Фе-дерацией и Соединенными Штатами Америки о взаимной правовой помощи по уголовным делам (Москва, 17 июня 1999 г.), Договор между Российской Федерацией и Республикой Корея о взаимной правовой помощи по уголовным делам (Москва, 28 мая 1999 г.), До-говор между Российской Федерацией и Канадой о взаимной право-вой помощи по уголовным делам (Москва, 20 октября 1997 г.)).

Согласно положениям договоров правовая помощь по уголовным делам оказывается органами суда, прокуратуры, другими учрежде-ниями государств, к компетенции которых относятся расследование и рассмотрение уголовных дел. Некоторые виды правовой помощи, в частности вручение документов, могут совершаться дипломатически-ми и консульскими представительствами государств. Сношения по вопросам выдачи, уголовного преследования лиц, исполнения пору-чений, требующих санкций прокурора, осуществляются в большинст-ве стран (в том числе в РФ) только органами прокуратуры.

По вопросам оказания правовой помощи стороны взаимодейст-вуют через свои центральные органы, если иное не предусмотрено договором или законодательством. Правовая помощь оказывается на основании поручения (ходатайства, просьбы) об оказании право-вой помощи, в котором указываются:

наименование, адреса запрашиваемого и запрашивающего учре-ждений, а также наименование дела, по которому запрашивается правовая помощь;

имена и фамилии соответствующих лиц, по возможности их ме-стожительство и местопребывание, дата и место рождения, имена, фамилии, адреса представителей;

описание и квалификация деяния, данные о размере ущерба.

К поручению прилагаются имеющиеся в распоряжении запраши-вающей стороны материалы дела, иные доказательства. Все доку-менты предоставляются в подлиннике и удостоверяются гербовой печатью компетентного учреждения.

Обычно поручение составляется на государственном языке запра-шивающей стороны (в Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г. предусматривается возможность использования одного языка - русского). К поручению прилагается заверенный официальный перевод на государственный язык запрашиваемой стороны. Если запрашивае-мое учреждение некомпетентно исполнить поручение, оно пересыла-ется компетентному учреждению с уведомлением запрашивающего учреждения. Государства самостоятельно несут расходы, возникающие при оказании правовой помощи на их территории.

При исполнении поручений о правовой помощи применяется за-конодательство запрашиваемого государства. Однако по просьбе запрашивающего государства могут быть применены и его процес-суальные нормы, не противоречащие законодательству запрашивае-мого государства.

По выполнении поручения запрашиваемое учреждение возвра-щает документы запрашивающему учреждению. Если правовая по-мощь не могла быть оказана, запрашивающее государство уведом-ляется об обстоятельствах, препятствующих исполнению поручения; ему возвращаются соответствующие документы.

Вручение документов. Факт вручения удостоверяется подтвер-ждением, подписываемым лицом, которому вручен документ, скре-плённый официальной печатью соответствующего учреждения с указанием даты вручения. В случае невозможности вручения доку-ментов по указанному в поручении адресу, принимаются меры по его установлению. При неустановлении адреса об этом уведомляется запрашивающее учреждение; ему возвращаются документы, подле-жащие вручению.

Выполнение поручения. Государства обязуются по поручению за-прашивающей стороны осуществлять в соответствии со своим зако-нодательством уголовное преследование против граждан, в том чис-ле собственных, подозреваемых в том, что они совершили преступ-ление на территории договаривающегося государства.

При направлении возбужденного уголовного дела расследование по делу производится запрашиваемой стороной в соответствии со своим законодательством. Запрашивающая сторона уведомляется о результатах преследования: ему также передается копия оконча-тельного решения.

При этом, однако, уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное - подлежит прекращению, если истек срок давности, поручение направлено после вступления в силу приговора или при-нятия иного окончательного решения по данному факту.

Розыск лиц проводится в целях привлечения к ответственности, обеспечения выдачи или приведения приговора в исполнение и за-ключается в мероприятиях (процессуальных и оперативных) по оты-сканию соответствующего лица, осуществляемых в соответствии с внутренним законодательством.

Взятие лица под стражу для обеспечения выдачи состоит в при-менении в соответствии с внутренним законодательством меры пре-сечения - заключения под стражу. Имеются некоторые различия в регламентации этого действия конвенциями по борьбе с отдельными видами преступлений международного характера и договорами о правовой помощи.

Согласно многосторонним конвенциям заключение под стражу предполагаемого преступника производится в соответствии с нацио-нальным законодательством государства, на территории которого преступник находится. О взятии лица под стражу уведомляются: государство, на территории которого было совершено преступление; государство, против которого было совершено преступление; госу-дарства, гражданами которых являются преступник и потерпевшие; другие заинтересованные государства, международные организации и должностные лица.

В соответствии с договорами о правовой помощи государство, получившее требование о выдаче, должно немедленно принять меры к взятию под стражу соответствующего лица (кроме случаев, когда выдача не производится). О взятии под стражу или задержании не-медленно уведомляется запрашивающая сторона. Лицо, выдача ко-торого требуется, в некоторых случаях может быть взято под стражу и до получения требования о выдаче - на основании ходатайства запрашивающего государства. Такое ходатайство в целях оператив-ности может быть передано по почте, телеграфу, телексу или теле-фону и должно содержать ссылку на вынесенное в запрашивающем государстве постановление о взятии под стражу или на вступивший в законную силу приговор, а также указание, что требование о выда-че будет предоставлено дополнительно. Задержанное по ходатайству лицо должно быть освобождено, если требование о выдаче не посту-пит в течение месяца со дня взятия под стражу, а лицо, задержанное без ходатайства, - в течение срока, предусмотренного законодатель-ством для задержания.

Выдача правонарушителя. Различают три вида выдачи: выдача лица для привлечения к уголовной ответственности, выдача лица для приведения приговора в исполнение и выдача на время.

Выдача лиц для привлечения к уголовной ответственности. В соответствии с договорами о правовой помощи лицо может быть выдано за совершение любых преступлений, а не только конкретных преступлений международного характера. При этом выдача произво-дится лишь за деяния, наказуемые по законам и запрашивающего, и запрашиваемого государств, за которые предусматривается наказание в виде лишения свободы на определенный срок (как правило, свыше одного года) или более тяжкое наказание.

Не выдаются в соответствии с договорами о правовой помощи:

собственные граждане;

лица, в отношении которых уголовное преследование не может быть возбуждено вследствие истечения срока давности либо иного законного основания;

лица, в отношении которых уже вынесен вступивший в законную силу и исполненный приговор за то же преступление либо есть всту-пившее в силу постановление о прекращении производства по делу.

Выдача также не производится, если преступление преследуется в порядке частного обвинения. В выдаче может быть отказано, если пре-ступление было совершено на территории запрашиваемого государства.

Среди оснований для отказа от экстрадиции, предусматриваемых национальными законодательными актами, специального упоминания заслуживает невыдача лица за деяния политического характера. Следует иметь в виду, что ни договоры, ни внутреннее законодательство не предусматривают дефиниции подобных деяний. Исключением из общего правила является лишь уголовное законодательство Италии, которое квалифицирует в качестве политического преступления деяние, посягающее на политические интересы государства или политические права гражданина. Политическим считается также общеуголовное деяние, совершённое в целом или в части по политическим мотивам Уголовное право зарубежных государств, Общая часть / Под ред. И.Д.Козочкина. М., 2001. С. 519. . Вместе с тем в последнее время этот подход подвергается серьёзной критике, и прежде всего в связи с развернувшейся широкомасштабной борьбой с международным терроризмом. Более того, в некоторых сферах международного сотрудничества характер преступления не является юридическим препятствием для осуществления требуемых юридических действий. В частности, это связано с введением с 1 января 2004 г. странами Евросоюза Европейского ордера на арест Сафаров Н.А. Институт экстрадиции (выдачи): опыт национально-правовой регламентации // Московский журнал международного права. 2005. № 2. С. 141. .

Договоры предусматривают, что без согласия запрашиваемой сто-роны выданное лицо нельзя привлечь к уголовной ответственности либо подвергнуть наказанию за совершенное до выдачи преступле-ние, за которое оно не было выдано, или выдать третьему государст-ву. Однако это правило не действует, если выданное лицо по истече-нии месяца после окончания производства по делу, а в случае осужде-ния - по истечении месяца после отбытия наказания или освобожде-ния не покинет территорию запрашивающего государства.

Если лицо, выдача которого требуется, на территории запраши-ваемого государства уже привлечено к уголовной ответственности или осуждено, выдача таких граждан может быть отсрочена до пре-кращения уголовного преследования, приведения приговора в ис-полнение или до освобождения от наказания. Конкретные вопросы выдачи преступников регулируются между заинтересованными го-сударствами. Так, 26 июня 1995 г. между Россией и КНР был подпи-сан Договор о выдаче, согласно которому стороны обязались «по просьбе выдавать друг другу лиц, находящихся на их территории, для привлечения к уголовной ответственности или приведения при-говора в исполнение» (ст. 1). 30 июня 1995 г. правительства РФ и США заключили Соглашение о сотрудничестве по уголовно-правовым вопросам.

Практика сотрудничества государств свидетельствует о возможности применения принципа взаимности . При этом в национальном законодательстве ряда государств действует положение о том, чтобы, прежде чем суд приступит к установлению наличия состава преступления, был получен ответ на предварительный вопрос: предусмотрена ли запрашивающим государством выдача преступников в аналогичных случаях в отношениях государства, к которому предъявлено данное требование.

Россия в вопросах экстрадиции также исходит из принципа взаимности, который предусматривается в уголовно-процессуальном законодательстве (ст. 462 УПК РФ). Применение принципа взаимности согласно УПК РФ распространяется не только на выдачу, осуществляемую из России, но и на выдачу, которая запрашивается российской стороной (ст.460.1 УПК РФ).

Выдача лиц для приведения приговора в исполнение состоит в пе-редаче лица, осужденного иностранным судом и скрывшегося от отбывания наказания, но задержанного на территории другого госу-дарства. К поручению о выдаче необходимо прилагать заверенную в соответствующем порядке (как правило, Минюстом) копию всту-пившего в силу приговора в отношении данного лица.

В частности, 22 декабря 1992 г. Россия и Азербайджан подписали Договор о правовой помощи и правовых отношениях по граждан-ским, семейным и уголовным делам, согласно которому лица, ли-шенные свободы за совершение уголовного преступления на терри-тории одной стороны и являющиеся гражданами другой стороны, получают возможность отбывать наказание в стране своего второго гражданства. Добровольное согласие осужденного на передачу - коренное условие, без которого все остальные процедурные вопросы просто не обсуждаются.

Если лицо, выдача которого требуется, на территории запраши-ваемого государства уже привлечено к ответственности или осужде-но, оно может быть выдано на время расследования конкретного преступления, в отношении которого поступило требование о выда-че. Выданное на время лицо после проведения следствия по делу должно быть возвращено.

Производство обысков, выемок, изъятий. Основанием для со-вершения данных следственных действий является решение компе-тентного органа запрашиваемого государства, вынесенного в соот-ветствии с просьбой о правовой помощи, и должным образом санк-ционированного.

Производство экспертиз. Основанием для производства соответ-ствующих экспертиз служит постановление компетентного органа, должным образом санкционированного. Прежде чем направлять по-ручение о производстве экспертизы, следует проконсультироваться с отечественными экспертами о вопросах, которые должны быть по-ставлены. Кроме того, следует учитывать, что некоторые виды экс-пертиз по линии прокуратуры могут производиться за счет запраши-вающего государства.

Передача предметов. По просьбе запрашивающей стороны ей могут передаваться предметы: использованные при совершении пре-ступления, в том числе предметы и орудия преступления; приобре-тенные в результате совершения преступления или в качестве возна-граждения за него; имеющие значение доказательств в уголовном деле. При этом, если указанные предметы необходимы в качестве доказательств по уголовному делу в запрашиваемом государстве, их передача может быть отсрочена до окончания производства по делу. По окончании производства по делу переданные предметы должны быть возвращены.

Допросы свидетелей, потерпевших, экспертов, других участни-ков пр о цесса в запрашиваемом государстве. Данное действие сход-но с аналогичными действиями, проводимыми в соответствии с оте-чественными отдельными поручениями.

Вызов обвиняемых, свидетелей, потерпевших, экспертов, других лиц, имеющих отношение к процессу, в запрашивающее государство. По ходатайству запрашивающего государства участники процесса мо-гут быть вызваны для допроса или производства с их участием других следственных действий. При этом лица, явившиеся в учреждение за-прашивающего государства, не могут быть (независимо от гражданст-ва) привлечены к ответственности, взяты под стражу или подвергнуты наказанию за деяние, совершенное до пересечения его государственной границы. Такие лица не могут быть также привлечены к ответственно-сти в связи с их свидетельскими показаниями по делу или заключения-ми в качестве эксперта. Однако если в течение определенного срока (как правило, месяц) после выполнения своих обязанностей (что под-тверждается специальным документом запрашивающего государства) указанные лица не покинут территорию запрашивающего государства, они могут быть привлечены к ответственности.

Подобные документы

    Понятие и источники международного уголовного права. Международные преступления и преступления международного характера. Ответственность за преступления международного характера. Правовая помощь по уголовным делам.

    курсовая работа , добавлен 01.03.2007

    Понятие, принципы и источники международного уголовного права. Основные признаки международного преступления. Определение составов международных преступлений. Ответственность за преступления международного характера. Средства борьбы с преступностью.

    контрольная работа , добавлен 30.11.2014

    Признаки преступлений международного характера. Сотрудничество между государствами. Создание международных условий неотвратимости наказания за совершение уголовных преступлений. Источники международного уголовного права. Установление правил юрисдикции.

    дипломная работа , добавлен 12.07.2012

    Понятие, принципы международного уголовного права. Ответственность в международном уголовном праве. Понятие, виды международных преступлений. Юрисдикция международных уголовных трибуналов. Конвенционные преступления в международном праве: характеристика.

    контрольная работа , добавлен 14.12.2008

    Международное уголовное право как самостоятельная комплексная отрасль. Организация уголовной полиции. Понятие и классификация конвенционных, транснациональных преступлений. Международные стандарты в области борьбы с преступностью и уголовного правосудия.

    дипломная работа , добавлен 30.06.2017

    История развития положений законодательства, принципы и источники уголовного международного права, его место в системе межгосударственного сотрудничества. Формы координации действий государств по предупреждению, пресечению и наказанию преступлений.

    реферат , добавлен 20.03.2013

    Составы международных преступлений и их характеристика. Нападение как насильственное физическое влияние, его виды. Привлечение к уголовной ответственности за международное уголовное преступление, базирующееся на нормах международного уголовного права.

    контрольная работа , добавлен 06.10.2016

    Источники уголовного права. Артикул воинский как свод военно-уголовного законодательства. Понятие преступления, виды преступлений, виды наказаний. Основные особенности уголовного законодательства.

    контрольная работа , добавлен 03.09.2007

    Источники уголовного права Англии. Понятие преступлений, их классификация. Понятие, цели и система наказаний. Общая характеристика источников уголовного права ФРГ. Преступное деяние (Straftat), его субъекты. Понятие вины в германской правовой доктрине.

    реферат , добавлен 05.05.2014

    Общественные отношения, складывающиеся в процессе криминализации деяний в качестве международных преступлений. Нормы международного уголовного права, регулирующие уголовную ответственность за них. Составы международных преступлений и их характеристика.

Международное уголовное право как отрасль международного публичного права представляет собой совокупность принципов и норм, регулирующих сотрудничество государств и международных организаций в борьбе с преступностью. Объектом регулирования международного уголовного права являются межгосударственные отношения, т.е. отношения с участием государств и международных организаций. Соответственно, субъектами являются государства и международные организации. Основными источниками международного уголовного права принято считать международный договор и международный обычай.

В литературе встречаются и иные концепции международного уголовного права. Наиболее распространенной является, пожалуй, концепция, согласно которой международное уголовное право включает в себя как международные нормы, так и соответствующие нормы внутреннего уголовного права. Весьма распространено мнение, согласно которому субъектами международного уголовного права являются не только государства, но и индивиды. Лишь в исключительных случаях предусмотрена прямая ответственность индивида за нарушение норм международного уголовного права - при преступлениях против мира и безопасности человечества. В таких случаях любое государство и Международный уголовный суд с помощью государств вправе привлечь индивида к уголовной ответственности непосредственно на основе международного права.

Проект Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества проводит четкое различие между уголовно-правовой ответственностью индивида и международно-правовой ответственностью государства. Этому посвящена ст. 4 "Ответственность государства", где говорится: "Ответственность отдельных лиц за преступления против мира и безопасности человечества, предусмотрен

ная в настоящем Кодексе, никоим образом не влияет на ответственность государств по международному праву".

В настоящее время в мире отмечается значительный рост преступности, в том числе имеющей международный характер. Государства координируют свои действия по борьбе с преступностью следующим образом: заключают договоры о борьбе с отдельными видами международных преступных деяний и правовой помощи по уголовным делам, осуществляют совместные меры по предотвращению и пресечению преступлений и привлечению виновных к ответственности.

Источниками международного уголовного права являются:

1) конвенции о борьбе с международными преступлениями и преступлениями международного характера (с захватом заложников, угоном воздушных судов и т.п.);

2) договоры о сотрудничестве и правовой помощи по уголовным делам;

3) договоры, регулирующие деятельность международных организаций, в чью компетенцию входит борьба с преступностью.

Обязательства государств по вышеуказанным договорам заключаются: в определении международных уголовно наказуемых деяний; мерах по предупреждению и пресечению таких преступлений; обеспечении ответственности преступников; установлении правил юрисдикции; регламентации правовой помощи по уголовным делам и регулировании взаимоотношений государств и международных правоохранительных организаций.

Государства сотрудничали друг с другом в борьбе с преступностью, начиная с рабовладельческих времен. В рабовладельческих государствах наиболее опасным преступлением считалось восстание рабов, поэтому государства обязывались оказывать друг другу помощь в подавлении этих восстаний. В договоре египетского фараона Рамсеса II с царем хеттов Хаттусили III, заключенным в 1296 г. до н.э., содержалось такое положение: "Если Рамсес разгневается на своих рабов, когда они учинят восстание, и пойдет усмирять их, то заодно с ним должен действовать и царь хеттов".

Аналогичная практика была известна и государствам Древней Греции. Заключенный в 421 г. до н.э. между Афинами и Спартой мирный договор (Никиев мир) содержал обязательство Афин оказывать поддержку Спарте в случае восстания рабов. Договоры того времени содержали и некоторые иные положения, которые ныне относятся к международному уголовному праву. Чаще всего это было обязательство взаимной выдачи преступников, в первую очередь политических. Такое обязательство содержалось и в упомянутом договоре Рамсеса с Хаттусили.

Римским правом пираты рассматривались как враги всего человеческого рода (hostis humanis generis). В дальнейшем такая норма стала частью общего международного права. Начиная с Венского конгресса 1915 г. заключается ряд договоров о борьбе с работорговлей. Преступность работорговли была признана также общим международным правом.

Первостепенное значение для формирования международного уголовного права имели уставы созданных после Второй мировой войны международных военных трибуналов для суда над главными немецкими и японскими военными преступниками (Нюрнбергский и Токийский трибуналы), а также вынесенные ими приговоры.

В теории концепция международного уголовного права появилась в литературе на рубеже XIX и XX вв., причем речь шла, в основном, о разграничении уголовной юрисдикции государств и о правовой помощи.

Одним из первых концепцию международного уголовного права выдвинул профессор Санкт-Петербургского университета Ф.Ф. Мартенс, который установил, что международное уголовное право "заключает в себе совокупность юридических норм, определяющих условия международной судебной помощи государств друг другу при осуществлении ими своей карательной власти в области международного общения".

Постепенно концепция международного уголовного права находит признание и в отечественной учебной литературе. В учебнике "Международное право" под редакцией Г.В. Игнатенко имеется глава "Международное уголовное право". Термин "международное уголовное право" получил широкое признание как в мировой литературе, так и в международной практике.

Система международного уголовного права, наряду с чертами международного права в целом, имеет определенные специфические черты. Так, наиболее важная особенность системы современного международного уголовного права состоит, пожалуй, в том, что она объединяет нормы, относящиеся не только к уголовному, но и к уголовно-процессуальному праву, а также к судоустройству. Международное уголовное право определяет порядок действия своих норм, а также содержит иные принципы и нормы, относящиеся к общей части уголовного права. Оно устанавливает состав преступлений, организацию международных уголовных судов и нормы международного уголовного процесса. Значительное место занимают нормы, регулирующие взаимодействие государств в области уголовного правосудия.

Источники международного уголовного права как отрасли международного права в принципе те же, что и источники международного права: международный договор и международный обычай. В качестве примера можно указать на Женевские конвенции о защите жертв войны 1949 г., в которых участвуют не все страны, но их нормы являются частью общего международного права, обязательного для всех государств. В докладе Генерального секретаря ООН Совету Безопасности по проекту уставов международных трибуналов для бывшей Югославии и Руанды говорилось: "...Международный трибунал должен применять нормы международного гуманитарного права, которые вне всякого сомнения являются частью обычного права, с тем, чтобы проблема участия некоторых, а не всех государств в определенных конвенциях не возникала".

Международный трибунал для бывшей Югославии по вопросу о соотношении применяемых им норм высказал следующую точку зрения: "...Международный трибунал вправе применять в дополнение к обычному международному праву любой договор, который: 1) был несомненно обязателен для сторон во время совершения инкриминируемого деяния и 2) не противоречил или не отступал от императивных норм международного права, каковыми является большинство норм международного гуманитарного права".

Важное значение в формировании норм международного уголовного права приобретают резолюции международных организаций. Наиболее ярким примером является Всеобщая декларация прав человека, в которой содержатся положения, имеющие отношение в том числе и к международному уголовному праву. Она была принята Генеральной Ассамблеей ООН в 1948 г. и имела статус рекомендации. Однако в дальнейшем государства признали ее положения в качестве норм общего международного права. В настоящее время суды государств, включая Россию, рассматривают положения Декларации как общепризнанные нормы международного права.

Уникальным случаем прямого создания норм и институтов международного уголовного права международным органом является учреждение Советом Безопасности ООН международных трибуналов для бывшей Югославии и Руанды, несмотря на то, что в Уставе ООН не закреплено такое полномочие Совета Безопасности. Юридическое обоснование правомерности решений Совета Безопасности видится в другом, а именно в молчаливом признании их государствами.

Проект Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества в редких случаях допускает применение общих принципов права, в частности при установлении исключающих вину обстоятельств, под которыми понимаются такие принципы, которые "прочно вошли в практику и широко признаются в качестве приемлемых в отношении преступлений, сходных по степени тяжести по внутригосударственному или международному праву".

Международное уголовное право


Введение

2. Международные преступления и преступления международного характера

3. Ответственность за преступления международного характера

Заключение

Литература

Введение


Международное уголовное право как отрасль международного публичного права представляет собой совокупность принципов и норм, регулирующих сотрудничество государств и международных организаций в борьбе с преступностью. Объектом регулирования международного уголовного права являются межгосударственные отношения, т.е. отношения с участием государств и международных организаций. Соответственно, субъектами являются государства и международные организации. Основными источниками международного уголовного права принято считать международный договор и международный обычай.

В литературе встречаются и иные концепции международного уголовного права. Наиболее распространенной является, пожалуй, концепция, согласно которой международное уголовное право включает в себя как международные нормы, так и соответствующие нормы внутреннего уголовного права. Весьма распространено мнение, согласно которому субъектами международного уголовного права являются не только государства, но и индивиды. Лишь в исключительных случаях предусмотрена прямая ответственность индивида за нарушение норм международного уголовного права - при преступлениях против мира и безопасности человечества. В таких случаях любое государство и Международный уголовный суд с помощью государств вправе привлечь индивида к уголовной ответственности непосредственно на основе международного права.

Проект Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества проводит четкое различие между уголовно-правовой ответственностью индивида и международно-правовой ответственностью государства. Этому посвящена ст. 4 "Ответственность государства", где говорится: "Ответственность отдельных лиц за преступления против мира и безопасности человечества, предусмотренная в настоящем Кодексе, никоим образом не влияет на ответственность государств по международному праву".

1. Понятие и источники международного уголовного права


В настоящее время в мире отмечается значительный рост преступности, в том числе имеющей международный характер. Государства координируют свои действия по борьбе с преступностью следующим образом: заключают договоры о борьбе с отдельными видами международных преступных деяний и правовой помощи по уголовным делам, осуществляют совместные меры по предотвращению и пресечению преступлений и привлечению виновных к ответственности.

Источниками международного уголовного права являются:

1) конвенции о борьбе с международными преступлениями и преступлениями международного характера (с захватом заложников, угоном воздушных судов и т.п.);

2) договоры о сотрудничестве и правовой помощи по уголовным делам;

3) договоры, регулирующие деятельность международных организаций, в чью компетенцию входит борьба с преступностью.

Обязательства государств по вышеуказанным договорам заключаются: в определении международных уголовно наказуемых деяний; мерах по предупреждению и пресечению таких преступлений; обеспечении ответственности преступников; установлении правил юрисдикции; регламентации правовой помощи по уголовным делам и регулировании взаимоотношений государств и международных правоохранительных организаций.

Государства сотрудничали друг с другом в борьбе с преступностью, начиная с рабовладельческих времен. В рабовладельческих государствах наиболее опасным преступлением считалось восстание рабов, поэтому государства обязывались оказывать друг другу помощь в подавлении этих восстаний. В договоре египетского фараона Рамсеса II с царем хеттов Хаттусили III, заключенным в 1296 г. до н.э., содержалось такое положение: "Если Рамсес разгневается на своих рабов, когда они учинят восстание, и пойдет усмирять их, то заодно с ним должен действовать и царь хеттов".

Аналогичная практика была известна и государствам Древней Греции. Заключенный в 421 г. до н.э. между Афинами и Спартой мирный договор (Никиев мир) содержал обязательство Афин оказывать поддержку Спарте в случае восстания рабов. Договоры того времени содержали и некоторые иные положения, которые ныне относятся к международному уголовному праву. Чаще всего это было обязательство взаимной выдачи преступников, в первую очередь политических. Такое обязательство содержалось и в упомянутом договоре Рамсеса с Хаттусили.

Римским правом пираты рассматривались как враги всего человеческого рода (hostis humanis generis). В дальнейшем такая норма стала частью общего международного права. Начиная с Венского конгресса 1915 г. заключается ряд договоров о борьбе с работорговлей. Преступность работорговли была признана также общим международным правом.

Первостепенное значение для формирования международного уголовного права имели уставы созданных после Второй мировой войны международных военных трибуналов для суда над главными немецкими и японскими военными преступниками (Нюрнбергский и Токийский трибуналы), а также вынесенные ими приговоры.

В теории концепция международного уголовного права появилась в литературе на рубеже XIX и XX вв., причем речь шла, в основном, о разграничении уголовной юрисдикции государств и о правовой помощи.

Одним из первых концепцию международного уголовного права выдвинул профессор Санкт-Петербургского университета Ф.Ф. Мартенс, который установил, что международное уголовное право "заключает в себе совокупность юридических норм, определяющих условия международной судебной помощи государств друг другу при осуществлении ими своей карательной власти в области международного общения".

Постепенно концепция международного уголовного права находит признание и в отечественной учебной литературе. В учебнике "Международное право" под редакцией Г.В. Игнатенко имеется глава "Международное уголовное право". Термин "международное уголовное право" получил широкое признание как в мировой литературе, так и в международной практике.

Проект Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества в редких случаях допускает применение общих принципов права, в частности при установлении исключающих вину обстоятельств, под которыми понимаются такие принципы, которые "прочно вошли в практику и широко признаются в качестве приемлемых в отношении преступлений, сходных по степени тяжести по внутригосударственному или международному праву".


2. Международные преступления и преступления

международного характера


Основные составы международных преступлений определены Уставами Международных военных трибуналов, учрежденных после Второй мировой войны (Нюрнбергским и Токийским). Их универсальное значение было подтверждено Резолюциями Генеральной Ассамблеи ООН 1946 и 1947 гг., а также Уставами трибуналов для Югославии и Руанды и Статутом Международного уголовного суда. В Уставах Нюрнбергского и Токийского трибуналов международные преступления подразделялись на три группы:

1) преступления против мира;

2) военные преступления;

3) преступления против человечности.

В соответствии со ст. 6 Устава Международного военного трибунала для суда и наказания главных военных преступников европейских стран (Нюрнбергского трибунала) к преступлениям против мира были отнесены: планирование, подготовка, развязывание или ведение агрессивной войны или войны в нарушение международных договоров, соглашений или заверений, или участие в общем плане или заговоре, направленных к осуществлению любого из вышеуказанных действий.

В Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН от 14 декабря 1974 г. "Определение агрессии" под агрессией понимается применение вооруженной силы государством против суверенитета, территориальной неприкосновенности или политической независимости другого государства или каким-либо иным способом, несовместимым с Уставом ООН.

Применение вооруженной силы государством первым в нарушение Устава ООН является prima facie свидетельством акта агрессии.

В качестве акта агрессии квалифицируются:

1) вторжение или нападение вооруженных сил государства на территорию другого государства или любая военная оккупация, какой бы временный характер она ни носила, являющаяся результатом такого вторжения или нападения, или любая аннексия с применением силы территории другого государства или части ее;

2) бомбардировка вооруженными силами государства территории другого государства или применение любого оружия против другого государства;

3) блокада портов или берегов государства вооруженными силами другого государства; нападение вооруженными силами государства на сухопутные, морские или воздушные силы или морские и воздушные флоты другого государства;

4) применение вооруженных сил одного государства, находящихся на территории другого государства по соглашению с принимающим государством, в нарушение условий, предусмотренных в соглашении, или любое продолжение их пребывания на такой территории по прекращении действия соглашения;

5) действие государства, позволяющего, чтобы его территория, которую оно предоставило в распоряжение другого государства, использовалась этим другим государством для совершения акта агрессии против третьего государства;

6) засылка государством или от имени государства вооруженных банд, групп и регулярных сил наемников, которые осуществляют акты применения вооруженной силы против другого государства, носящие столь серьезный характер, что это равносильно перечисленным выше актам, или его значительное участие в них.

Международным преступлением признано наемничество, которое согласно ст. 47 Дополнительного протокола I к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 г., касающейся защиты жертв международных вооруженных конфликтов 1977 г., определяется как лицо, которое:

1) специально завербовано на месте военных действий или за границей для того, чтобы участвовать в вооруженном конфликте;

2) фактически принимает участие в военных действиях, руководствуясь главным образом желанием получить личную выгоду. При этом материальное вознаграждение должно существенно превышать вознаграждение, выплачиваемое комбатантам того же ранга и функций, входящим в состав вооруженных сил данной стороны. Форма вознаграждения может быть различной (регулярные или разовые выплаты, скажем, за каждого убитого и т.п.);

3) не является ни гражданином стороны, находящейся в конфликте, ни лицом, постоянно проживающим на территории, контролируемой стороной, находящейся в конфликте;

4) не входит в личный состав вооруженных сил стороны, находящейся в конфликте;

5) не послано государством, не являющимся воюющей стороной, для выполнения официальных обязанностей в качестве лица, входящего в состав вооруженных сил. Этим наемники отличаются от военных советников, направленных на службу в иностранную армию по специальному соглашению между государствами и не принимающих непосредственного участия в военных действиях.

Наемники являются военными преступниками и не могут ссылаться на положения Женевских конвенций 1949 г. На них не распространяется режим военного плена. Наемники привлекаются к ответственности как в рамках национальной юрисдикции, так и специально созданными международными трибуналами.

В соответствии с Конвенцией о запрещении вербовки, использования, финансирования и обучения наемников 1989 г. к наемникам относят не только лиц, непосредственно участвующих в вооруженных конфликтах, но и лиц, завербованных для участия в заранее запланированных актах насилия, направленных на свержение правительства какого-либо государства, подрыв его конституционного порядка или нарушение его территориальной целостности и неприкосновенности. Преступными признаются также действия лиц, осуществляющих вербовку, использование, финансирование и обучение наемников, а также покушение и соучастие в такого рода действиях.

Военные преступления представляют собой преступные нарушения законов или обычаев войны. Устав Нюрнбергского военного трибунала отнес к ним следующие преступления: убийства, истязания или увод в рабство или для других целей гражданского населения оккупированной территории; убийства или истязания военнопленных или лиц, находящихся в море; убийства заложников; разграбление общественной или частной собственности; бессмысленное разрушение городов или деревень; разорение, не оправданное военной необходимостью, и др.

Затем понятие военных преступлений было конкретизировано в Женевских конвенциях о защите жертв войны от 12 августа 1949 г.: об улучшении участи раненых и больных в действующих армиях; об улучшении участи раненых, больных и лиц, потерпевших кораблекрушение, из состава вооруженных сил на море; об обращении с военнопленными; о защите гражданского населения во время войны.

К преступлениям против человечности относятся: убийства, истребление, порабощение, ссылка и другие жестокости, совершенные в отношении гражданского населения до или во время войны, или преследования по политическим мотивам в целях осуществления или в связи с любым преступлением, подлежащим юрисдикции трибунала, независимо от того, являлись эти действия нарушением внутреннего права страны, где они были совершены, или нет.

Нюрнбергский перечень преступлений против человечности был дополнен Уставами трибуналов для Югославии и Руанды такими преступлениями, как пытки, заключение в тюрьму, изнасилования, преследования по расовым или религиозным мотивам.

Среди международных преступлений также следует отметить и геноцид, который согласно Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него 1948 г. является, независимо от того, совершается он в мирное или в военное время, преступлением, нарушающим международное право. Под геноцидом (ст. II Конвенции) понимаются следующие действия, совершаемые с намерением уничтожить полностью или частично какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую:

1) убийство членов этой группы;

2) причинение серьезных телесных повреждений или умственного расстройства членам такой группы;

3) предумышленное создание для какой-либо группы таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное физическое уничтожение ее;

4) меры, рассчитанные на предотвращение деторождения в среде такой группы;

5) насильственная передача детей из одной человеческой группы в другую.

По Конвенции наказуемы как сам геноцид, так и заговор с целью совершения геноцида, прямое и публичное подстрекательство к совершению геноцида, покушение на совершение и соучастие в геноциде.

Лица, обвиняемые в совершении геноцида, должны быть судимы судом того государства, на территории которого было совершено это деяние, или Международным уголовным судом.

Выделяют также и преступления международного характера (конвенционные преступления), составы которых предусмотрены конвенциями, обязывающими участвующие в них государства ввести соответствующие нормы в свое национальное уголовное право, и, соответственно, в случае конвенционных преступлений приговор выносится на основе национального уголовного права. В отличие от преступлений по общему международному праву, список конвенционных преступлений достаточно обширен, поэтому целесообразна их классификация:

1) преступления, являющиеся проявлением международного терроризма (захват воздушных судов и другие незаконные действия, направленные против безопасности гражданской авиации; захват заложников; преступления против лиц, пользующихся международной защитой; незаконные захват и использование ядерного материала; пиратство и другие незаконные акты, направленные против безопасности морского судоходства);

2) преступления, посягающие на свободу человека (рабство и работорговля; торговля женщинами и детьми). Так, согласно Конвенции относительно рабства 1926 г. (с изменениями 1953 г.) рабство - это состояние или положение человека, над которым осуществляются атрибуты права собственности или некоторые из них. Торговля невольниками включает в себя всякий акт захвата, приобретения или уступки человека с целью продажи его в рабство; всякий акт приобретения невольника с целью продажи его или обмена; всякий акт уступки путем продажи или обмена невольника, приобретенного с целью продажи или обмена, равно как и вообще всякий акт торговли или перевозки невольников (ст. 1). Государства - участники Конвенции обязались: пресекать торговлю невольниками; продолжать добиваться отмены рабства во всех его формах; принимать все меры для наказания этих правонарушений. В соответствии с Дополнительной конвенцией об упразднении рабства, работорговли и институтов и обычаев, сходных с рабством, 1956 г. должны быть отменены: долговая кабала, крепостное состояние, обычаи, сходные с рабством, в отношении женщин и детей. Преступлениями объявлены: работорговля; обращение другого лица в рабство или склонение к отдаче себя в рабство; покушение и соучастие в таких действиях; а также калечение, клеймение лиц, находящихся в подневольном состоянии;

3) преступления, посягающие на общественную, в том числе и экономическую, безопасность (загрязнение окружающей среды; незаконное приобретение и хранение огнестрельного оружия; дорожно-транспортные преступления; хулиганское поведение во время спортивных мероприятий; столкновение морских судов и неоказание помощи на море; разрыв или повреждение морского кабеля);

4) преступления, посягающие на здоровье населения и нравственность (незаконные производство и оборот наркотических и психотропных веществ; посягательство на культурные ценности народов; распространение порнографии);

5) преступления экономического характера (подделка денежных знаков; легализация преступных доходов; преступления, совершаемые в исключительной экономической зоне; преступления, совершаемые на континентальном шельфе).


3. Ответственность за преступления

международного характера


1. Ответственность за легализацию доходов, полученных

незаконным путем ("отмывание")


Одним из важных средств борьбы с преступностью является предупреждение возможности легализации доходов от преступной деятельности и обеспечение их конфискации.

Российская Федерация является участником нескольких соглашений, предусматривающих комплекс мер по пресечению "отмывания" преступных доходов: Конвенции ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 г., договоров о правовой помощи и др.

Помимо международных договоров вопросы борьбы с легализацией доходов, полученных от преступной деятельности, регулируются также документами ООН (Доклад Целевой группы ООН по финансовым мероприятиям 1990 г., Типовой закон ООН о группе по борьбе с "отмыванием" денег, полученных от незаконного оборота наркотиков, и др.), иными международными актами.

Согласно Конвенции Совета Европы об "отмывании", выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности 1990 г. "доходы" означают любую экономическую выгоду, полученную в результате совершения преступления. При этом под материальными ценностями понимаются ценности любого вида, вещественные и невещественные, движимые и недвижимые, юридические акты и документы, дающие право на имущество.

Конвенция дает определение преступлений, связанных с незаконным отмыванием доходов, к которым относятся совершенные умышленно:

1) конверсия или передача материальных ценностей (о которых известно, что эти ценности представляют собой доход от преступления) с целью скрыть их незаконное происхождение или помочь иному лицу избежать юридических последствий деяния (например, конфискации имущества);

2) утаивание или искажение природы происхождения, местонахождения, размещения, движения или действительной принадлежности материальных ценностей или соотносимых прав, когда правонарушителю известно о незаконном источнике их происхождения;

3) приобретение, владение или использование ценностей, о которых известно в момент их получения, что они добыты преступным путем.

Государства обязуются принимать все меры для конфискации орудий преступления и незаконных доходов и, в частности, идентифицировать и разыскивать ценности, подлежащие конфискации, и предупреждать любую передачу или отчуждение этих материальных ценностей.

Суды и другие компетентные органы государств - участников Конвенции должны иметь право наложить арест на финансовые или иные документы (при этом ссылки на банковскую тайну недопустимы; однако запрашиваемое государство может потребовать, чтобы запрос о сотрудничестве, содержащий требование снятия банковской тайны, был подтвержден судебным органом).

Получив запрос о конфискации орудий или предметов, государство должно предъявить его своим компетентным органам и исполнить. В конфискации может быть отказано, если:

законодательство запрашиваемого государства не предусматривает конфискации за данное правонарушение;

отсутствует имущество, подлежащее конфискации;

истек срок давности.

Государства - участники Конвенции назначают центральный орган, ответственный за направление, получение, исполнение запросов о правовой помощи по делам такого рода, и извещают об этом Генерального секретаря Совета Европы. Как правило, в большинстве государств таким органом является прокуратура.


2. Борьба с подделкой денежных знаков


Согласно Женевской конвенции о борьбе с подделкой денежных знаков 1929 г. международными преступлениями являются:

1) все обманные действия по изготовлению или изменению денежных знаков;

2) сбыт поддельных денежных знаков;

3) действия, направленные к сбыту, к ввозу в страну или к получению для себя поддельных денежных знаков, если их поддельный характер был известен;

4) покушение или соучастие в вышеуказанных деяниях;

5) обманные действия по изготовлению или приобретению для себя предметов, предназначенных для изготовления поддельных или измененных денежных знаков.

При этом каждое из вышеперечисленных действий, совершенное в различных странах, должно рассматриваться как отдельное преступление.

Под денежными знаками Конвенция понимает бумажные деньги, включая банковские билеты, и металлические монеты, имеющие хождение в силу закона. Конвенция 1929 г. не делает различий между подделкой отечественных или иностранных денежных знаков. В Конвенции устанавливается обязательное информирование соответствующих зарубежных государств о новых выпусках, изъятии и аннулировании "местных" денежных знаков, об обнаружении подделок иностранной валюты с подробным их описанием, сообщение сведений о розысках, арестах и осуждениях "международных" фальшивомонетчиков.


3. Борьба с преступлениями против лиц,

пользующихся международной защитой


В соответствии с Конвенцией о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, в том числе дипломатических агентов, 1973 г. (ст. 2) преступлением является преднамеренное совершение:

убийства, похищения или другого нападения против личности или свободы лица, пользующегося международной защитой;

насильственного нападения на официальное помещение, жилое помещение или транспортные средства лица, пользующегося международной защитой, которое может угрожать личности или свободе этого лица;

угрозы и/или попытки любого такого нападения либо соучастие в одном из перечисленных действий.

К "лицам, пользующимся международной защитой", относятся:

1) глава государства, в том числе каждый член коллегиального органа, выполняющего функции главы государства согласно конституции соответствующего государства, или глава правительства, или министр иностранных дел, находящиеся в иностранном государстве, а также сопровождающие их члены семьи;

2) любой представитель или должностное лицо государства, или любое должностное лицо, или иной агент межправительственной международной организации, который во время, когда против него, его официальных помещений, его жилого помещения или его транспортных средств было совершено преступление, имеет в соответствии с международными нормами право на специальную защиту от посягательств на его личность, свободу и достоинство, а также проживающие с ним члены его семьи.

Согласно Конвенции 1973 г. Российская Федерация будет осуществлять юрисдикцию в отношении указанного преступления, когда:

1) деяние совершено любым лицом на территории РФ или на борту судна или самолета, зарегистрированного в РФ;

2) преступление совершено против лица, представляющего РФ или в РФ - иностранное государство или международную организацию;

3) преступник задержан на территории РФ;

4) преступник является гражданином РФ.


4. Борьба против незаконного оборота наркотических средств

и психотропных веществ


Борьба против незаконных действий с наркотическими средствами предусматривается несколькими десятками международных договоров, из которых самыми важными являются Единая конвенция о наркотических средствах 1961 г., Конвенция о психотропных веществах 1971 г. и Конвенция ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 г.

Конвенция 1961 г. регламентирует прежде всего использование наркотических средств медицинскими и научными учреждениями и предусматривает сотрудничество и контроль за культивированием растений, служащих основанием для изготовления наркотических средств, и производством наркотических препаратов. К Конвенции прилагаются Списки I, II, III, в которых указаны наркотические средства и препараты, используемые для их изготовления.

Конвенция о психотропных веществах 1971 г. регулирует вопросы производства психотропных веществ, их использование в медицинских и научных целях, экспортно-импортные операции с ними, меры по предупреждению злоупотребления ими. К Конвенции прилагаются Списки I, II, III, IV, содержащие перечень психотропных веществ и препаратов.

В соответствии с Конвенцией:

наркотическое средство - это любое природное или синтетическое вещество, включенное в Списки I и II Конвенции о наркотических средствах 1961 г. и этой Конвенции с поправками;

психотропное вещество - это любое природное или синтетическое вещество или любой природный материал, включенные в Списки I, II, III, IV Конвенции о психотропных веществах 1971 г.

Конвенция ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 г. является типичной многосторонней конвенцией о борьбе с отдельным видом преступления международного характера.

Конвенция имеет два приложения: таблица I и таблица II. В таблицах содержатся перечни веществ, могущих быть использованными для изготовления наркотических средств или психотропных веществ.

Согласно Конвенции (ст. 3) преступлениями являются:

1) преднамеренное производство, изготовление, экстрагирование, приготовление, предложение, предложение с целью продажи, распространение, продажа, поставка на любых условиях, посредничество, переправка, транзитная переправка, импорт или экспорт средств, предусмотренных Конвенцией 1961 г., этой Конвенцией с поправками или Конвенцией 1971 г.;

2) культивирование опийного мака, кокаинового куста или растения каннабис в целях производства наркотических средств в нарушение Конвенции 1961 г. или этой Конвенции с поправками;

3) хранение или покупка любого наркотического средства или психотропного вещества для целей, указанных выше;

4) изготовление, транспортировка или распространение оборудования, материалов или веществ, указанных в таблице I и таблице II, если известно, что они предназначены для использования в целях незаконного культивирования, производства или изготовления наркотических средств или психотропных веществ;

5) организация, руководство или финансирование любых вышеперечисленных правонарушений;

6) конверсия или перевод собственности, если известно, что такая собственность получена в результате участия в вышеназванных правонарушениях, в целях сокрытия или утаивания ее незаконного источника или оказания помощи лицу, участвующему в совершении указанных правонарушений;

7) сокрытие или утаивание подлинного характера, источника, местонахождения, способа распоряжения, перемещения, подлинных прав в отношении собственности, полученной в результате указанных правонарушений;

8) приобретение, владение или использование собственности, если в момент ее получения было известно, что она получена в результате указанных правонарушений;

9) владение оборудованием, материалами или веществами, указанными в таблице I и таблице II, если известно, что они предназначены для незаконного культивирования, производства или изготовления наркотических средств или психотропных веществ;

10) публичное подстрекательство или побуждение других лиц к совершению вышеуказанных действий;

11) соучастие и попытки совершения указанных правонарушений.

В качестве отягчающих обстоятельств Конвенция предусматривает:

1) совершение правонарушения организованной группой;

2) участие правонарушителя в других видах международной преступной деятельности;

3) применение правонарушителем насилия или оружия;

4) совершение правонарушения должностным лицом;

5) вовлечение в преступную деятельность несовершеннолетних;

6) совершение правонарушения в учебном заведении или других общественных местах или вблизи от них или в других местах, используемых учащимися для проведения мероприятий;

7) предыдущее осуждение за любое правонарушение. Конвенция дает определения некоторых понятий, связанных с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ: "замораживание" или "наложение ареста", "доходы", "собственность" и др.

В соответствии с Конвенцией Российская Федерация будет осуществлять свою юрисдикцию в случае совершения указанных в ст. 3 деяний:

1) любым лицом на территории РФ или на борту водного или воздушного судна, зарегистрированного в РФ;

2) гражданином РФ или лицом, обычно проживающим на территории РФ;

3) совершение за границей некоторых из перечисленных в ст. 3 действий, если они преследовали цель последующего незаконного оборота наркотиков в Российской Федерации.


5. Борьба против незаконных действий

с радиоактивными веществами


Конвенция о физической защите ядерного материала 1980 г. была принята для обеспечения физической защиты ядерного материала, используемого в мирных целях и находящегося в процессе перевозки, а также ядерного материала, используемого в мирных целях, при использовании, хранении и перевозке внутри государства. К Конвенции имеются приложения I и II. Приложение I определяет уровни физической защиты ядерного материала при его международной перевозке. Приложение II подробно классифицирует "ядерные материалы".

"Международная перевозка ядерного материала" означает перевозку партии ядерного материала любыми транспортными средствами, которые направляются за пределы территории государства, откуда исходит груз, начиная с его отправления с установки отправителя в этом государстве и заканчивая его прибытием на установку получателя в государстве конечного назначения.

По Конвенции преступлением является:

1) получение, владение, использование, передача, видоизменение, уничтожение или распыление ядерного материала без разрешения компетентных органов, которое влечет или может повлечь смерть любого лица или причинить ему серьезное увечье, или причинить серьезный ущерб собственности;

2) кража ядерного материала или его захват путем грабежа;

3) присвоение или получение обманным путем ядерного материала;

4) требование путем угрозы силой или применения силы или с помощью какой-либо другой формы запугивания о выдаче ядерного материала;

5) угроза использовать ядерный материал с целью повлечь смерть любого лица, или причинить ему серьезное увечье или значительный ущерб собственности, или совершить хищение ядерного материала с целью вынудить физическое или юридическое лицо, международную организацию или государство совершить какое-либо действие или воздержаться от него;

6) а также попытка или соучастие в совершении какого-либо из вышеперечисленных деяний.

Российская Федерация будет осуществлять юрисдикцию, когда:

1) правонарушение совершено любым лицом на территории РФ, на борту корабля или самолета, зарегистрированных в РФ;

2) Российская Федерация выступает при перевозке ядерного материала в качестве экспортирующего или импортирующего государства;

3) правонарушитель является гражданином Российской Федерации.

Объем правовой помощи по Конвенции: допросы свидетелей, назначение экспертиз, производство других следственных действий, выдача правонарушителя. При этом государство, в котором начато уголовное преследование, обязано уведомить о результатах разбирательства заинтересованные государства и МАГАТЭ.


6. Борьба с захватом заложников


Согласно Международной конвенции о борьбе с захватом заложников 1979 г. (ст. 1) преступление - захват заложников совершает любое лицо, которое захватывает или удерживает другое лицо и угрожает убить, нанести повреждение или продолжать удерживать заложника для того, чтобы заставить государство, международную межправительственную организацию, какое-либо физическое или юридическое лицо или группу лиц совершить или воздержаться от совершения любого акта в качестве условия для освобождения заложника, а также попытка совершения вышеуказанных действий или соучастие в них.

В соответствии с Конвенцией Российская Федерация осуществляет уголовную юрисдикцию в отношении преступления, совершенного:

1) любым лицом на территории Российской Федерации или на борту морского или воздушного судна, зарегистрированного в Российской Федерации;

2) чтобы заставить Российскую Федерацию совершить какой-либо акт или воздержаться от его совершения;

3) в отношении заложника - гражданина Российской Федерации;

4) гражданами Российской Федерации или лицом без гражданства, обычно проживающим на территории Российской Федерации.

Конвенцией предусмотрена возможность выдачи правонарушителя. В выдаче может быть отказано, если есть основания полагать, что просьба о выдаче обусловлена целью преследования правонарушителя по расовым, религиозным, национальным, этническим или политическим мотивам.

Конвенция 1979 г. (ст. 13) не применяется в РФ в случаях, когда преступление совершено в пределах РФ, когда заложник и предполагаемый преступник являются гражданами РФ и когда преступник находится на территории РФ (иными словами, когда в деле нет "иностранного элемента").


7. Борьба с незаконными актами, направленными против

безопасности гражданской авиации


Согласно Конвенции о борьбе с незаконным захватом воздушных судов 1970 г. (ст. 1) преступлением является незаконный, путем насилия или угрозы его применения или другой формы запугивания, захват воздушного судна, находящегося в полете, или осуществление над ним контроля, или попытка совершения указанных преступлений, или соучастие в них.

Для целей Конвенции воздушное судно находится в полете с момента закрытия всех его внешних дверей после погрузки и до момента открытия любой такой двери для выгрузки. Конвенция не применяется к воздушным судам, занятым на военной, таможенной или полицейской службе.

Конвенция применяется в случае, если место взлета или место фактической посадки судна, на борту которого совершено преступление, находится вне территории государства его регистрации; при этом не имеет значения, совершало ли судно международный полет или полет на внутренних авиалиниях.

В соответствии с Конвенцией о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации, 1971 г. преступлением является:

1) акт насилия в отношении лица, находящегося на борту воздушного судна в полете, если такой акт может угрожать безопасности этого воздушного судна;

2) разрушение воздушного судна, находящегося в эксплуатации, или причинение этому судну повреждения, выводящего его из строя или угрожающего его безопасности;

3) помещение на воздушное судно, находящееся в эксплуатации, взрывного устройства или вещества, которое может причинить повреждение, угрожающее его безопасности;

4) повреждение аэронавигационного оборудования или вмешательство в его эксплуатацию;

5) сообщение заведомо ложных сведений, угрожающих безопасности воздушного судна в полете;

6) попытка или соучастие в совершении указанного деяния.

Для целей Конвенции воздушное судно находится в эксплуатации с начала его предполетной подготовки для конкретного полета до истечения 24 часов после любой посадки. Согласно Конвенции Российская Федерация будет осуществлять юрисдикцию, когда:

1) преступление совершено любым лицом на территории Российской Федерации, на борту или в отношении воздушного судна, зарегистрированного в Российской Федерации;

2) воздушное судно, на борту которого совершено преступление, совершает посадку в Российской Федерации и преступник находится на борту.

В соответствии с Протоколом о борьбе с незаконными актами насилия в аэропортах, обслуживающих международную гражданскую авиацию, 1988 г. ст. 1 Конвенции 1971 г. была дополнена следующим пунктом:

"Любое лицо совершает преступление, если оно незаконно и преднамеренно с использованием любого устройства, вещества или оружия:

a) совершает акт насилия в отношении лица в аэропорту, обслуживающем международную гражданскую авиацию, который причиняет или может причинить серьезный вред здоровью или смерть;

b) разрушает или наносит серьезное повреждение оборудованию и сооружениям аэропорта, обслуживающего международную гражданскую авиацию, либо расположенным в аэропорту воздушным судам, не находящимся в эксплуатации, или нарушает работу служб аэропорта, если такой акт угрожает или может угрожать безопасности в этом аэропорту".

Для целей Конвенции (с учетом положений Протокола 1988 г.) воздушное судно находится в эксплуатации с начала его предполетной подготовки для конкретного полета до истечения 24 часов после любой посадки.

Конвенция о преступлениях и некоторых других актах, совершаемых на борту воздушных судов, 1963 г. применяется в отношении уголовных преступлений, других актов, угрожающих безопасности воздушного судна в полете либо находящимся на его борту лицам или имуществу.

Конвенция не применяется к воздушным судам, находящимся на военной, таможенной и полицейской службах.

Воздушное судно считается находящимся "в полете", в отличие от предыдущих Конвенций, с момента включения двигателя в целях взлета и до момента окончания пробега при посадке.

По общему правилу юрисдикцию в отношении преступлений, совершаемых на борту воздушного судна, осуществляет государство регистрации судна. Иные государства вправе осуществлять юрисдикцию, когда:

преступление имеет последствия на территории государства или направлено против его безопасности;

преступление совершено гражданином или в отношении гражданина данного государства.


8. Борьба с пиратством


Все государства обязаны содействовать в полной мере уничтожению пиратства в открытом море и во всех других местах, находящихся за пределами юрисдикции какого бы то ни было государства (ст. 14 Конвенции об открытом море 1958 г.).

В соответствии с Конвенцией ООН по морскому праву 1982 г. как пиратство рассматривается (ст. 101):

a) любой неправомерный акт насилия, задержания или любой грабеж, совершаемый с личными целями экипажем или пассажирами какого-либо частновладельческого судна или частновладельческого летательного аппарата и направленный:

i) в открытом море против другого судна или летательного аппарата или против лиц или имущества, находящихся на их борту;

ii) против какого-либо судна или летательного аппарата, лиц или имущества в месте вне юрисдикции какого бы то ни было государства;

b) любой акт добровольного участия в использовании какого-либо судна или летательного аппарата, совершенный со знанием обстоятельств, в силу которых судно или летательный аппарат является пиратским судном или летательным аппаратом;

c) любое деяние, являющееся подстрекательством или сознательным содействием совершению действия, предусматриваемого в пункте "a" или "b".

Действия, предусмотренные в ст. 101, совершаемые военным кораблем, государственным судном или государственным летательным аппаратом, экипаж которых поднял мятеж и захватил контроль над этим кораблем, судном или летательным аппаратом, приравниваются к пиратским.

В соответствии со ст. 105 Конвенции в открытом море или в любом другом месте вне юрисдикции какого бы то ни было государства любое государство может захватить пиратское судно или пиратский летательный аппарат, арестовать находящихся на нем лиц, захватить находящееся на нем имущество и осуществлять свою юрисдикцию. Захват за пиратство может совершаться только военными кораблями или военными летательными аппаратами или судами и аппаратами, состоящими на правительственной службе и уполномоченными на это.


Борьба с незаконными актами, направленными против

безопасности морского судоходства


Согласно ст. 3 Конвенции о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства, 1988 г. любое лицо совершает преступление, если оно незаконно и преднамеренно:

a) захватывает судно или осуществляет контроль над ним посредством применения силы, угрозы силой или иной формы запугивания;

b) совершает акт насилия против лица на борту судна, если этот акт может угрожать безопасному плаванию судна;

c) разрушает судно или наносит повреждение, которое может угрожать его безопасному плаванию;

d) помещает на борт судна (или совершает действия с этой целью) устройство или вещество, которые могут разрушить судно, нанести повреждение, которые угрожают или могут угрожать его безопасному плаванию;

e) разрушает морское навигационное оборудование, наносит ему серьезное повреждение или создает серьезные помехи его эксплуатации, если это может угрожать безопасному плаванию судна;

f) сообщает заведомо ложные сведения, создавая угрозу безопасному плаванию судна;

g) наносит ранения любому лицу или убивает его в связи с совершением или попыткой совершения какого-либо из вышеуказанных преступлений.

Конвенция применятся, если судно совершает плавание или его маршрут включает плавание в воды, через воды или из вод, расположенных за внешней границей территориального моря какого-либо одного государства, а также если преступник находится за территорией вышеуказанного государства.

Государство - участник Конвенции осуществляет свою юрисдикцию, если преступление совершено:

1) против или на борту судна, плавающего под флагом данного государства;

2) на территории данного государства;

3) гражданином данного государства, а также лицом без гражданства, которое обычно проживает в данном государстве;

4) во время совершения преступления гражданин данного государства захвачен, подвергался угрозам, ранен или убит;

5) чтобы заставить данное государство совершить какое-либо действие или воздержаться от него.

Вышеуказанные преступления влекут выдачу преступника.

Протокол о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности стационарных платформ, расположенных на континентальном шельфе, 1988 г. дополняет Конвенцию 1988 г.

Согласно ст. 2 Протокола любое лицо совершает преступление, если оно незаконно и преднамеренно:

a) захватывает стационарную платформу или осуществляет контроль над ней посредством применения силы, угрозы силой или иной формы запугивания;

b) совершает акт насилия против лица на борту стационарной платформы, если этот акт может угрожать ее безопасности;

c) разрушает стационарную платформу или наносит повреждение, которое может угрожать ее безопасности плавания;

d) помещает на стационарную платформу (или совершает действия с этой целью) устройство или вещество, которые могут разрушить ее или создать угрозу ее безопасности;

e) наносит ранения любому лицу или убивает его в связи с совершением или попыткой совершения какого-либо из вышеуказанных преступлений.

Государство - участник Протокола осуществляет свою юрисдикцию, если преступление совершено:

1) против или на борту стационарной платформы, когда она находится на континентальном шельфе данного государства;

2) гражданином данного государства, а также лицом без гражданства, которое обычно проживает в данном государстве;

3) во время совершения преступления гражданин данного государства захвачен, подвергался угрозам, ранен или убит;

4) чтобы заставить данное государство совершить какое-либо действие или воздержаться от него.

Государства оказывают правовую помощь в борьбе с данным преступлением, включая выдачу преступников.


10. Борьба с торговлей людьми и эксплуатацией

проституции третьими лицами


Согласно Конвенции о борьбе с торговлей людьми и эксплуатацией проституции третьими лицами 1949 г. (ст. 1 - 3) государства обязуются подвергать наказанию каждого, кто:

1) для удовлетворения похоти другого лица:

сводит, склоняет или совращает в целях проституции другое лицо, даже с согласия этого лица;

эксплуатирует проституцию другого лица даже с согласия этого лица;

2) содержит дом терпимости или управляет им, или финансирует его;

сдает в аренду или снимает помещение, зная, что оно будет использовано в целях проституции.

Поскольку это совместимо с требованиями внутреннего законодательства, преступными признаются также покушение или соучастие в вышеуказанных действиях (ст. 3, 4 Конвенции).

Иностранные приговоры за преступления, предусмотренные Конвенцией, принимаются во внимание для установления факта рецидивизма (ст. 7 Конвенции).

Преступления, предусмотренные в Конвенции, рассматриваются как преступления, влекущие за собой выдачу (ст. 8 Конвенции).

Согласно Конвенции (ст. 13) передача судебных поручений может производиться:

1) путем непосредственных сношений между судебными властями или

2) путем непосредственных сношений между министрами юстиции двух государств или путем непосредственного обращения других надлежащих властей государства, от которого исходит поручение, к министру юстиции государства, к которому оно обращено или

3) через посредство дипломатических или консульских представителей государства, которые направляют судебное поручение непосредственно соответствующим судебным властям или же властям, указанным правительством того государства, к которому поручение обращено, причем он получает от этих властей непосредственно документы, являющиеся актом выполнения судебного поручения.

Представляется целесообразным рассмотреть в рамках данного вопроса институт выдачи преступников, также известный как экстрадиция. Международное право достаточно четко определило параметры применения института выдачи. В настоящее время институт выдачи однозначно применяется только к лицам, которые уже осуждены, или к предполагаемым преступникам, т.е. к тем, кто обвиняется в совершении преступления. Вопросы выдачи регулируются как внутренним правом государств, так и международными, в основном двусторонними, договорами. Среди многосторонних договоров в этой области заслуживают внимания, в частности, Европейская (Парижская) конвенция о выдаче преступников 1957 г., подписанная государствами - членами Совета Европы (участвует более 20 государств), а также Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г. (подписана 10 странами СНГ), раздел IV которой посвящен проблеме выдачи преступников.

В соответствии с этими документами стороны обязуются выдавать друг другу лиц, находящихся на их территории, для привлечения к уголовной ответственности или приведения приговора в исполнение. Также в конвенциях регламентируется порядок, которого договаривающиеся стороны намерены придерживаться при решении практических вопросов, связанных с выдачей.

По общему правилу выдача не производится, когда запрашиваемая сторона имеет серьезные основания считать, что требование о выдаче представлено с целью преследования или наказания какого-либо лица по признакам расы, религии, национальности или политических убеждений либо когда положение данного лица может быть усугублено одним из этих обстоятельств. В соответствии с Конвенцией против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания 1984 г. ни одно государство-участник не должно выдавать какое-либо лицо другому государству, если имеются серьезные основания полагать, что ему может угрожать там применение пыток.

Также в Конвенциях, упоминавшихся выше, закреплены следующие правила: государство обычно не выдает своих граждан. Нельзя выдавать преступников, если в стране, которая требует выдачи, им грозит более строгое наказание, чем в стране, где они находятся. Те страны, которые не применяют смертную казнь, не выдают преступников тем странам, где им грозит такое наказание. Выдача не допускается также, если истек срок давности привлечения к уголовной ответственности за совершенное преступление, и в ряде других случаев.

Государство, получившее обращение о выдаче, должно соблюсти следующие меры:

1) удостовериться в том, что речь не идет о лице, которое преследуется по политическим мотивам; данное правонарушение преследуется в уголовном порядке не только в запрашивающем, но и в запрашиваемом государстве;

3) также убедиться в том, что в результате выдачи не будет нарушен принцип недопустимости повторного осуждения лица за одно и то же преступление; в отношении данного лица не возникло какого-либо основания для непривлечения его к ответственности (например, срок давности, амнистия) и лицу будет предъявлено обвинение только за то преступление, в связи с которым запрашивается его выдача (неизменность квалификации).

В Конституции РФ регламентируется порядок выдачи лиц, находящихся на территории России. Не могут выдаваться иностранные граждане, которым предоставлено на основании Конституции политическое убежище на территории Российской Федерации. В Конституции предусмотрено, что гражданин Российской Федерации не может быть выслан за пределы РФ или выдан другому государству.

Условия и порядок выдачи иностранцев довольно подробно регулируются в двусторонних договорах России о правовой помощи по гражданским и уголовным делам, где указанным вопросам, как правило, отведен специальный раздел. Такие договоры заключены с Албанией, Алжиром, Болгарией, Венгрией, Вьетнамом, Грецией, Ираком, Кипром, КНДР, Кубой, Монголией, Польшей, Румынией, Тунисом и рядом других государств. Идет процесс заключения подобных договоров со странами - бывшими республиками СССР.

При отсутствии соглашений о выдаче Россия рассматривает обращения о выдаче в зависимости от каждого конкретного случая с учетом полученной информации относительно лица, подлежащего выдаче, характера отношений с запрашивающим государством, а также других обстоятельств, включая степень тяжести преступления, за которое преследуется данное лицо.


4. Правовая помощь по уголовным делам


Под правовой помощью по уголовным делам понимаются процессуальные действия, осуществляемые правоохранительными органами на основании запросов учреждений юстиции иностранных государств в соответствии с положениями международных договоров.

Оказание правовой помощи по уголовным делам предусматривают международные договоры РФ - межгосударственные, межправительственные и межведомственные. В отдельную группу можно выделить соглашения Генеральной прокуратуры РФ.

В литературе межгосударственные договоры подразделяют на два основных вида: конвенции о борьбе с преступлениями международного характера, в которых зафиксированы, как правило, несколько видов правовой помощи по уголовным делам; договоры о правовой помощи по гражданским и уголовным делам.

В последнее время вступили в силу Конвенция СНГ о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г., Договоры о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам между Российской Федерацией и Азербайджаном (1992 г.), Киргизией (1992 г.), Литвой (1992 г.), Латвией (1993 г.), Эстонией (1993 г.), Молдавией (1993 г.), Договор между Российской Федерацией и Латвийской Республикой о передаче осужденных для отбывания наказания 1993 г., Договор о правовой помощи по гражданским и уголовным делам между Российской Федерацией и КНР 1992 г., Договор о выдаче между Российской Федерацией и КНР 1995 г. и др.

Межправительственные договоры представляют собой двусторонние соглашения по борьбе с отдельными видами преступлений международного характера и соглашения о сотрудничестве и обмене информацией в области борьбы с нарушениями налогового законодательства.

Договоры такого рода, как правило, предусматривают следующие виды сотрудничества: обмен данными о лицах, совершающих указанные преступления; обмен информацией о готовящихся и совершенных преступлениях, а также о способах их совершения; обмен соответствующими специалистами и технологиями и т.д. В эту же группу могут быть отнесены соглашения о сотрудничестве и обмене информацией в области борьбы с нарушениями налогового законодательства.

Соглашения о правовой помощи и сотрудничестве между органами прокуратуры (например, Соглашение о правовой помощи и сотрудничестве между органами прокуратуры от 8 октября 1992 г., Соглашения с Украиной (1993 г.), Молдавией (1993 г.), Грузией (1993 г.), Арменией (1993 г.), Таджикистаном (1995 г.), Туркменистаном (1995 г.)) включают в себя следующие виды правовой помощи:

1) пересылка материалов прокурорско-следственной деятельности;

2) выполнение отдельных процессуальных действий;

3) осуществление надзорных функций, связанных с расследованием преступлений;

4) содействие в розыске преступников, пропавших без вести, а также в этапировании арестованных и осужденных;

5) борьба с правонарушениями в области экономики и внешнеэкономической деятельности;

6) обмен информацией о преступниках и лицах, причастных к преступлениям;

7) сотрудничество по иным вопросам прокурорской деятельности.

Взаимодействие осуществляется через генеральные прокуратуры сторон, если межгосударственным соглашением не установлен иной порядок. Просьба об оказании правовой помощи подписывается генеральным прокурором или его заместителем.

При исполнении ходатайства применяется законодательство запрашиваемого государства. Однако при этом могут применяться и процессуальные нормы запрашивающего государства, если они не противоречат законам запрашиваемой стороны.

Согласно положениям договоров правовая помощь по уголовным делам оказывается органами суда, прокуратуры, другими учреждениями государств, к компетенции которых относятся расследование и рассмотрение уголовных дел.

По вопросам оказания правовой помощи стороны взаимодействуют через свои центральные органы. В случае поступления поручений с просьбой об оказании правовой помощи из правоохранительных органов зарубежных государств непосредственно в российские территориальные органы внутренних дел, прокуратуру и др. необходимо уведомить об этом Генеральную прокуратуру РФ и ждать указаний.

С государствами, с которыми договоры о правовой помощи не заключены, сношения осуществляются дипломатическим путем.

Правовая помощь оказывается на основании запроса (поручения, ходатайства, просьбы) об оказании правовой помощи, в котором указываются:

а) наименование запрашиваемого учреждения;

б) наименование запрашивающего учреждения;

в) наименование дела, по которому запрашивается правовая помощь;

г) имена и фамилии сторон, свидетелей, подозреваемых, подсудимых, осужденных или потерпевших, их местожительство и местопребывание, гражданство, занятие, а также место и дата рождения и, по возможности, фамилии и имена родителей; для юридических лиц - их наименование и местонахождение;

е) описание и квалификация совершенного деяния и данные о размере ущерба, если он был причинен в результате деяния.

Поручение должно быть подписано и скреплено гербовой печатью запрашивающего учреждения. Обычно оно составляется на государственном языке запрашивающей стороны. К поручению прилагается заверенный официальный перевод на государственный язык запрашиваемой стороны.

При исполнении поручения об оказании правовой помощи запрашиваемое учреждение применяет законодательство своего государства. По просьбе запрашивающего учреждения оно может применить и процессуальные нормы запрашивающей стороны, если только они не противоречат законодательству запрашиваемой стороны.

Если запрашиваемое учреждение не компетентно исполнить поручение, оно пересылает его компетентному учреждению и уведомляет об этом запрашивающее учреждение.

По просьбе запрашивающего учреждения запрашиваемое учреждение своевременно сообщает ему и заинтересованным сторонам о времени и месте исполнения поручения, с тем чтобы они могли присутствовать при исполнении поручения в соответствии с законодательством запрашиваемой стороны.

В случае, если точный адрес указанного в поручении лица неизвестен, запрашиваемое учреждение принимает в соответствии с законодательством стороны, на территории которой оно находится, необходимые меры для установления адреса.

После выполнения поручения запрашиваемое учреждение возвращает документы запрашивающему учреждению; в случае, если правовая помощь не могла быть оказана, оно одновременно уведомляет об обстоятельствах, которые препятствуют исполнению поручения, и возвращает документы запрашивающему учреждению.

Государства самостоятельно несут расходы, возникающие при оказании правовой помощи на их территории.

Выделяют следующие виды правовой помощи.

1. Вручение документов. Факт вручения удостоверяется подтверждением, подписываемым лицом, которому вручен документ, скрепленным официальной печатью соответствующего учреждения, с указанием даты вручения. В случае невозможности вручения документов по указанному в поручении адресу принимаются меры по его установлению. При неустановлении адреса об этом уведомляется запрашивающее учреждение; ей возвращаются документы, подлежащие вручению.

2. Установление адресов и других данных. Государства по просьбе оказывают друг другу в соответствии со своим законодательством помощь при установлении адресов лиц, проживающих на их территориях, если это требуется для осуществления прав их граждан. При этом запрашивающая сторона сообщает имеющиеся у нее данные для определения адреса лица, указанного в просьбе. Учреждения юстиции оказывают помощь, в частности, в установлении места работы и доходов проживающих на территории запрашиваемого государства лиц, которым в учреждениях юстиции запрашивающей стороны предъявлены имущественные требования по уголовным делам.

3. Осуществление уголовного преследования. Государства обязуются по поручению запрашивающей стороны осуществлять в соответствии со своим законодательством уголовное преследование против граждан (в том числе собственных), подозреваемых в том, что они совершили преступление на территории договаривающегося государства. Поручение об осуществлении уголовного преследования должно содержать помимо прочего: фамилию, имя, гражданство подозреваемого, иные сведения о нем; описание деяния, времени и места его совершения; текст закона запрашивающей стороны, на основании которого деяние признается преступлением, а также иные нормы законодательства, имеющие существенное значение по делу; заявления потерпевших по уголовным делам, возбуждаемым по заявлению потерпевшего, и заявления о возмещении вреда; указание размера ущерба, причиненного преступлением.

К поручению прилагаются имеющиеся в распоряжении запрашивающей стороны материалы дела, иные доказательства. Все документы представляются в подлиннике и удостоверяются гербовой печатью компетентного учреждения. При направлении возбужденного уголовного дела расследование по делу производится запрашиваемой стороной в соответствии со своим законодательством. Запрашивающая сторона уведомляется о результатах преследования; ему также передается копия окончательного решения.

4. Розыск лиц. Это правовое действие проводится в целях привлечения к ответственности, обеспечения выдачи или приведения приговора в исполнение и заключается в мероприятиях (процессуальных и оперативных) по отысканию соответствующего лица, осуществляемых в соответствии с внутренним законодательством. Следует обратить внимание на то, что цель розыска должна указываться обязательно. Например, если лицо разыскивается за совершение деяния, не являющегося в запрашиваемом государстве преступлением, розыск производиться не будет.

5. Взятие лица под стражу для обеспечения выдачи. Это действие состоит в применении в соответствии с внутренним законодательством меры пресечения - заключения под стражу. Лицо не может быть взято под стражу по данному поручению, если оно не может быть выдано.

6. Производство обысков, выемок, изъятий. Основанием для совершения данных следственных действий является решение компетентного органа запрашиваемого государства, вынесенного в соответствии с просьбой о правовой помощи и должным образом санкционированного.

Если необходимо получить из иностранного государства документы, записи и другие доказательства, нужно в запросе указать держателя и/или местонахождение документов и описать их, по возможности указав все детали (например, для банковских документов - название банка, его адрес, номер счета и фамилию владельца счета, описание необходимых документов).

7. Производство экспертиз. Основанием для производства соответствующих экспертиз служит постановление компетентного органа, должным образом санкционированного. Прежде чем направлять поручение о производстве экспертизы, следует проконсультироваться с отечественными экспертами о вопросах, которые должны быть поставлены. Кроме того, следует учитывать, что некоторые виды экспертиз по линии прокуратуры могут производиться за счет запрашивающего государства.

8. Передача предметов. По просьбе запрашивающей стороны ей могут передаваться предметы: использованные при совершении преступления, в том числе предметы и орудия преступления; приобретенные в результате совершения преступления или в качестве вознаграждения за него; имеющие значение доказательств в уголовном деле. При этом, если указанные предметы необходимы в качестве доказательств по уголовному делу в запрашиваемом государстве, их передача может быть отсрочена до окончания производства по делу. По окончании производства по делу переданные предметы должны быть возвращены.

Вызов и допросы обвиняемых, свидетелей, потерпевших, экспертов, других лиц, имеющих отношение к процессу, в запрашивающее государство. По ходатайству запрашивающего государства участники процесса могут быть вызваны для допроса или производства с их участием других следственных действий. При этом в запросе нужно указывать, по возможности, фамилию, адрес и номер телефона российского должностного лица (в стране проживания иностранца), с которым следует связаться для уточнения деталей поездки.

Свидетель, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители, а также эксперт, который по вызову, врученному учреждением запрашиваемой стороны, явится в учреждение юстиции запрашивающей стороны, не могут быть независимо от своего гражданства привлечены на ее территории к уголовной или административной ответственности, взяты под стражу и подвергнуты наказанию за деяние, совершенное до пересечения ее государственной границы. Такие лица не могут быть также привлечены к ответственности, взяты под стражу или подвергнуты наказанию в связи с их свидетельскими показаниями или заключениями в качестве экспертов в связи с уголовным делом, являющимся предметом разбирательства.

Однако указанные лица утрачивают эту гарантию, если они не оставят территорию запрашивающей стороны, хотя и имеют для этого возможность, до истечения 15 суток с того дня, когда допрашивающее их учреждение юстиции сообщит им, что в дальнейшем в их присутствии нет необходимости. В этот срок не засчитывается время, в течение которого эти лица не по своей вине не могли покинуть территорию запрашивающей стороны.

Свидетелю, эксперту, а также потерпевшему и его законному представителю запрашивающей стороной возмещаются расходы, связанные с проездом и пребыванием в запрашивающем государстве, как и не полученная заработная плата за дни отвлечения от работы; эксперт имеет также право на вознаграждение за проведение экспертизы. В вызове должно быть указано, какие выплаты вправе получить вызванные лица; по их ходатайству учреждение юстиции запрашивающей стороны выплачивает аванс на покрытие соответствующих расходов.

Вызов свидетеля или эксперта, проживающего за рубежом, в учреждении юстиции не должен содержать угрозы применения средств принуждения в случае неявки.

10. Передача осужденных к лишению свободы для отбывания наказания в государстве, гражданами которого они являются. Это действие состоит в передаче лиц, в отношении которых уже вынесен обвинительный приговор иностранным судом.

Передача осужденных для отбывания наказания регулируется как общими договорами о правовой помощи, так и специальными соглашениями - Конвенцией о передаче лиц, осужденных к лишению свободы, для отбывания наказания в государстве, гражданами которого они являются, 1978 г., Европейской конвенцией о передаче осужденных лиц 1983 г. (РФ пока не участвует), двусторонними соглашениями (например, с Латвией 1993 г.).

Общие правила передачи осужденных таковы:

а) обращаться с заявлением о передаче осужденного могут сам осужденный и его родственники;

б) передача осужденных производится лишь после вступления в силу обвинительного приговора;

в) вопрос о передаче согласуется между центральными правоохранительными органами (в РФ - Генеральной прокуратурой);

г) передача не производится, если:

по законодательству государства, гражданином которого является осужденный, деяние, за которое он осужден, не является преступлением;

в государстве, гражданином которого является осужденный, за совершенное деяние он понес наказание или был оправдан либо дело было прекращено, а равно если лицо освобождено от наказания;

в государстве гражданства осужденного истек срок давности или имеется иное основание, препятствующее исполнению наказания;

осужденный имеет постоянное место жительства в государстве, судом которого вынесен приговор;

не достигнуто согласия о передаче осужденного на условиях, предусмотренных договором.

11. Признание в Российской Федерации приговоров иностранных судов.

При наличии международного договора приговор иностранного суда в Российской Федерации рассматривается так, как если бы он был вынесен российским судом.


5. Международная организация уголовной полиции (Интерпол)


Международная организация уголовной полиции (Интерпол) была создана в 1919 г., но в современном виде действует с 1956 г., когда был принят новый Устав Международной организации уголовной полиции. В 1982 г. Интерпол получил статус международной межправительственной организации. Его членами являются более 170 государств, и по численности он уступает только ООН.

В соответствии с Уставом Интерпола каждая страна может уполномочить выступать в качестве члена Интерпола любой полицейский орган, функции которого совпадают со сферой деятельности этой организации. Просьба о приеме в члены Интерпола направляется от имени компетентного правительственного органа его Генеральному секретарю. Решение о принятии в члены выносит Генеральная Ассамблея Интерпола большинством в две трети голосов.

Целями Интерпола объявлены:

1) обеспечение широкого взаимодействия всех национальных органов уголовной полиции;

2) развитие учреждений по предупреждению преступности и борьбе с ней.

Интерполу не разрешается осуществлять какую-либо деятельность политического, военного, религиозного или расового характера.

Интерпол имеет следующую организационную структуру.

Генеральная Ассамблея состоит из делегатов, назначаемых государствами-членами. Ассамблея определяет задачи и принципы деятельности Интерпола, избирает должностных лиц Интерпола, дает рекомендации членам Организации. Ассамблея проводит свои сессии ежегодно.

Исполнительный комитет состоит из Президента Интерпола, трех вице-президентов и девяти делегатов, избираемых Генеральной Ассамблеей (Президент на четыре года, остальные лица - на три года). Исполком готовит заседания Генеральной Ассамблеи, контролирует исполнение ее решений, выполняет другие функции. Исполком собирается на заседания не реже одного раза в год.

Постоянно действующим органом Интерпола является Генеральный секретариат, состоящий из Генерального секретаря (избирается Генеральной Ассамблеей на пять лет) и технического и административного персонала (назначается Генеральным секретарем).

Для обеспечения сотрудничества с Интерполом каждое государство-участник определяет орган (национальное центральное бюро - НЦБ), осуществляющий непосредственное взаимодействие с Организацией.

Советники осуществляют научное консультирование Интерпола и назначаются Исполкомом на три года.

Местопребывание штаб-квартиры Интерпола - г. Лион (Франция).

Основные направления деятельности Интерпола следующие.

1. Уголовная регистрация. Объект регистрации - сведения о "международных" преступниках и преступлениях, носящих международный характер.

2. Международный розыск. Основной вид розыска по каналам Интерпола - это розыск преступников. Однако в задачи Интерпола входит и розыск лиц, пропавших без вести, похищенного имущества (автомобилей, произведений искусства и т.д.).

3. Розыск подозреваемых для наблюдения за ними и контроля за их перемещениями.

4. Розыск лиц, пропавших без вести.

5. Розыск похищенных предметов (транспортных средств, произведений искусства, оружия и др.).

В системе Интерпола также осуществляются сбор и обобщение статистических данных о преступности в государствах-участниках. При этом особое внимание уделяется информации о преступности, носящей международный характер, и "международных преступниках".

В центральных органах Интерпола и НЦБ Интерпола в государствах-участниках ведется большая научно-исследовательская работа, в частности собирается и распространяется информация в области криминалистики, криминологии, уголовного права и т.д., издаются многочисленные ведомственные бюллетени (например, Бюллетень "Подделки и подлоги") и др.

Российская Федерация является членом Интерпола с сентября 1990 г. (в порядке правопреемства). В МВД России создано НЦБ Интерпола в РФ, принято Положение о НЦБ Интерпола.

НЦБ Интерпола в Российской Федерации - это подразделение криминальной милиции, входящее в состав центрального аппарата МВД России, имеющее статус главного управления. Создание, реорганизация и ликвидация территориальных подразделений (филиалов) НЦБ осуществляются Министром внутренних дел РФ.

В задачи НЦБ Интерпола в Российской Федерации входят:

1) обеспечение эффективного международного обмена информацией об уголовных преступлениях;

2) оказание содействия в выполнении запросов международных правоохранительных организаций и правоохранительных органов иностранных государств в соответствии с международными договорами Российской Федерации;

3) наблюдение за исполнением международных договоров по вопросам борьбы с преступностью, участниками которых является Российская Федерация.

Деятельность НЦБ Интерпола осуществляется на основе взаимодействия с правоохранительными и иными государственными органами РФ, а также международными правоохранительными организациями и правоохранительными органами иностранных государств - членов Интерпола.

НЦБ Интерпола осуществляет свою деятельность исключительно в сфере борьбы с уголовными преступлениями, не затрагивая преступлений, носящих политический, военный, религиозный или расовый характер.

НЦБ Интерпола осуществляет следующие функции:

1) принимает, обрабатывает и направляет в Генеральный секретариат Интерпола и НЦБ других государств запросы, следственные поручения и сообщения госорганов РФ для осуществления розыска, ареста и выдачи лиц, совершивших преступления, а также для осуществления обыска и ареста перемещенных за границу доходов от преступной деятельности, похищенных предметов и документов, проведения иных оперативно-розыскных и процессуальных действий по делам, находящимся в производстве этих органов;

2) принимает меры по исполнению международными правоохранительными организациями и правоохранительными органами государств - членов Интерпола запросов из Российской Федерации;

3) определяет, подлежат ли согласно Уставу Интерпола и обязательным решениям Генеральной Ассамблеи Интерпола, федеральным законам и международным договорам РФ исполнению на территории РФ запросы, поступившие из НЦБ Интерпола иностранных государств, и направляет их в соответствующие госорганы РФ;

4) иные функции, предусмотренные Положением о НЦБ.

Заключение


Система международного уголовного права, наряду с чертами международного права в целом, имеет определенные специфические черты. Так, наиболее важная особенность системы современного международного уголовного права состоит, пожалуй, в том, что она объединяет нормы, относящиеся не только к уголовному, но и к уголовно-процессуальному праву, а также к судоустройству. Международное уголовное право определяет порядок действия своих норм, а также содержит иные принципы и нормы, относящиеся к общей части уголовного права. Оно устанавливает состав преступлений, организацию международных уголовных судов и нормы международного уголовного процесса. Значительное место занимают нормы, регулирующие взаимодействие государств в области уголовного правосудия.

Источники международного уголовного права как отрасли международного права в принципе те же, что и источники международного права: международный договор и международный обычай. В качестве примера можно указать на Женевские конвенции о защите жертв войны 1949 г., в которых участвуют не все страны, но их нормы являются частью общего международного права, обязательного для всех государств. В докладе Генерального секретаря ООН Совету Безопасности по проекту уставов международных трибуналов для бывшей Югославии и Руанды говорилось: "...Международный трибунал должен применять нормы международного гуманитарного права, которые вне всякого сомнения являются частью обычного права, с тем, чтобы проблема участия некоторых, а не всех государств в определенных конвенциях не возникала".

Международный трибунал для бывшей Югославии по вопросу о соотношении применяемых им норм высказал следующую точку зрения: "...Международный трибунал вправе применять в дополнение к обычному международному праву любой договор, который: 1) был несомненно обязателен для сторон во время совершения инкриминируемого деяния и 2) не противоречил или не отступал от императивных норм международного права, каковыми является большинство норм международного гуманитарного права".

Важное значение в формировании норм международного уголовного права приобретают резолюции международных организаций. Наиболее ярким примером является Всеобщая декларация прав человека, в которой содержатся положения, имеющие отношение в том числе и к международному уголовному праву. Она была принята Генеральной Ассамблеей ООН в 1948 г. и имела статус рекомендации. Однако в дальнейшем государства признали ее положения в качестве норм общего международного права. В настоящее время суды государств, включая Россию, рассматривают положения Декларации как общепризнанные нормы международного права.

Уникальным случаем прямого создания норм и институтов международного уголовного права международным органом является учреждение Советом Безопасности ООН международных трибуналов для бывшей Югославии и Руанды, несмотря на то, что в Уставе ООН не закреплено такое полномочие Совета Безопасности. Юридическое обоснование правомерности решений Совета Безопасности видится в другом, а именно в молчаливом признании их государствами.

Литература


"ПРОБЛЕМЫ ИМПЛЕМЕНТАЦИИ РИМСКОГО СТАТУТА МЕЖДУНАРОДНОГО УГОЛОВНОГО СУДА: ОПЫТ ГЕРМАНИИ"
(Н.А. Сафаров)
("Журнал российского права", 2006, N 12)

"О НЕОБХОДИМОСТИ ИЗМЕНЕНИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О РАССМОТРЕНИИ СУДАМИ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ В ОТНОШЕНИИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ С УЧЕТОМ ОБЩЕПРИЗНАННЫХ НОРМ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА"
(А.В. Журавлев)
("Российский судья", 2006, N 8)

"РЕАЛИЗАЦИЯ МЕЖДУНАРОДНЫХ СТАНДАРТОВ ПО ОБРАЩЕНИЮ С ОСУЖДЕННЫМИ В РОССИИ"
(В.А. Пертли)

"ПРОБЛЕМЫ РЕАЛИЗАЦИИ МЕЖДУНАРОДНЫХ СТАНДАРТОВ ПРИ ПРИМЕНЕНИИ НАКАЗАНИЙ, НЕ СВЯЗАННЫХ С ЛИШЕНИЕМ СВОБОДЫ, В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"
(А.Ю. Корчагина)
("Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление", 2006, N 4)

"МЕЖДУНАРОДНЫЕ ПРАВОВЫЕ АКТЫ О ПРАВЕ ОСУЖДЕННЫХ НА ЮРИДИЧЕСКУЮ ПОМОЩЬ И ГАРАНТИЯХ ЕЕ РЕАЛИЗАЦИИ"
(О.А. Коптяева)
("Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление", 2006, N 4)

"ЗАКОНОДАТЕЛЬНОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ И ПРАКТИКА ПРИМЕНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬНЫХ РАБОТ В СВЕТЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ СТАНДАРТОВ ОБРАЩЕНИЯ С ОСУЖДЕННЫМИ"
(С.В. Чубраков)
("Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление", 2006, N 4)

"ПОЛИГРАФ В РОССИИ: ОТЧЕТ О РАБОТЕ МЕЖДУНАРОДНОГО НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОГО ФОРУМА "ИНСТРУМЕНТАЛЬНАЯ ДЕТЕКЦИЯ ЛЖИ: РЕАЛИИ И ПЕРСПЕКТИВЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ В БОРЬБЕ С ПРЕСТУПНОСТЬЮ"
(Я.В. Комиссарова)
("Адвокатская практика", 2006, N 3)
("Миграционное право", 2006, N 2)
("Российский следователь", 2006, N 6)
("Мировой судья", 2006, N 7)
("Военно-юридический журнал", 2006, N 7)
("Юридический мир", 2006, N 6)
("Эксперт-криминалист", 2006, N 3)
("Юридическое образование и наука", 2006, N 3)
("Наркоконтроль", 2006, N 3)
("Уголовное судопроизводство", 2006, N 3)

"К ВОПРОСУ ОБ УГОЛОВНО-ПРАВОВОМ ОБЕСПЕЧЕНИИ МЕЖДУНАРОДНЫХ СТАНДАРТОВ В ОБЛАСТИ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА"
(В.Ф. Цепелев, Н.И. Амрахов)

"ИНКОРПОРАЦИЯ НОРМ РИМСКОГО СТАТУТА МУС В УГОЛОВНО-ПРАВОВУЮ СИСТЕМУ ГЕРМАНИИ"
(Н.А. Шулепов, Л.Ф. Шулепова)
("Международное публичное и частное право", 2006, N 4)

"ОСНОВАНИЯ ДЛЯ АРЕСТА И ЗАДЕРЖАНИЯ ПО УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ США"
(Г.А. Груничева)
("Международное публичное и частное право", 2006, N 4)

"МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ПРАВОВОГО ПОЛОЖЕНИЯ ЛИЦ, СОДЕРЖАЩИХСЯ В ИСПРАВИТЕЛЬНЫХ УЧРЕЖДЕНИЯХ"
(М.Л. Добрынина)
("Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление", 2006, N 3)

"МЕЖДУНАРОДНЫЕ ИММУНИТЕТЫ ВЫСОКОПОСТАВЛЕННЫХ ДОЛЖНОСТНЫХ ЛИЦ И УГОЛОВНОЕ ПРЕСЛЕДОВАНИЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ"
(В.Н. Русинова)
("Международное публичное и частное право", 2006, N 3)

"МЕЖДУНАРОДНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО В СФЕРЕ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА: ПРОБЛЕМЫ СТАНОВЛЕНИЯ И ДАЛЬНЕЙШЕЕ РАЗВИТИЕ"
(Р.З. Абдрашитова)
("Право и политика", 2006, N 2)

"ШТРАФ КАК ВИД УГОЛОВНОГО НАКАЗАНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН"
(Д.В. Липатов)
("Международное публичное и частное право", 2006, N 2)

"ОТЗЫВ ОФИЦИАЛЬНОГО ОППОНЕНТА НА ДИССЕРТАЦИЮ ЦВЕТКОВА АЛЕКСЕЯ АЛЕКСАНДРОВИЧА НА ТЕМУ "ОБЩЕПРИЗНАННЫЕ ПРИНЦИПЫ И НОРМЫ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА КАК ЧАСТЬ РОССИЙСКОЙ УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ СИСТЕМЫ"
(А.П. Кузнецов)
("Международное публичное и частное право", 2006, N 1)

"МЕХАНИЗМЫ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ УГОЛОВНОЙ ЮРИСДИКЦИИ ГОСУДАРСТВАМИ ЕС В РАМКАХ ФОРМИРОВАНИЯ ПРОСТРАНСТВА СВОБОДЫ, БЕЗОПАСНОСТИ И ПРАВОСУДИЯ"
(А.Р. Каюмова)
("Международное публичное и частное право", 2005, N 4)

"ДОПУСТИМОСТЬ В КАЧЕСТВЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ ФАКТИЧЕСКИХ ДАННЫХ, ПОЛУЧЕННЫХ С СОБЛЮДЕНИЕМ МЕР ПО ЗАЩИТЕ СВИДЕТЕЛЕЙ И ПОТЕРПЕВШИХ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ. АНАЛИЗ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РФ И НОРМ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА"
(Э.А. Меринов)
("Мировой судья", 2005, N 6)

"СПОСОБЫ ИНКОРПОРАЦИИ МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫХ НОРМ В РОССИЙСКОЙ УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ СИСТЕМЕ"
(Ю.В. Трунцевский, А.А. Цветков)
("Международное публичное и частное право", 2005, N 2)

"СУДЕБНОЕ ТОЛКОВАНИЕ НОРМ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА КАК ЧАСТИ УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ СИСТЕМЫ РОССИИ"
(А.А. Цветков)
("Российский судья", 2005, N 4)

"НАЧАЛО ДЕЯТЕЛЬНОСТИ МЕЖДУНАРОДНОГО УГОЛОВНОГО СУДА: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ"
(Е.Н. Трикоз)
("Журнал российского права", 2005, N 3)

"МЕЖДУНАРОДНЫЕ ИЗБИРАТЕЛЬНЫЕ СТАНДАРТЫ И РОССИЙСКОЕ УГОЛОВНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО"
(В.Н. Андриянов)
("Конституционное и муниципальное право", 2004, N 6)

"СТАТУС СУДА, ОСУЩЕСТВЛЯЮЩЕГО КОНТРОЛЬ ЗА ЗАКОННОСТЬЮ И ОБОСНОВАННОСТЬЮ ОКАЗАНИЯ МЕЖДУНАРОДНОЙ ПРАВОВОЙ ПОМОЩИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ"
(В.Ш. Табалдиева)
("Журнал российского права", N 12, 2004)

"НОВЫЙ УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС РФ И МЕЖДУНАРОДНЫЕ СТАНДАРТЫ ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА"
(И. Ледях)
("Российская юстиция", N 1, 1997)


Репетиторство

Нужна помощь по изучению какой-либы темы?

Наши специалисты проконсультируют или окажут репетиторские услуги по интересующей вас тематике.
Отправь заявку с указанием темы прямо сейчас, чтобы узнать о возможности получения консультации.

Похожие публикации