Использование в доказывании результатов орд. Проблемы использования в доказывании результатов орд Общие сведения о порядке представления

Использование в доказывании результатов орд. Проблемы использования в доказывании результатов орд Общие сведения о порядке представления

В соответствии со ст. 89 УПК в процессе доказывания запрещается использование результатов ОРД, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам УПК. Иными словами, результаты ОРД допускаются в процесс доказывания при условии получения их в порядке, установленном федеральным законодательством, и возможности удостоверения одним из источников, перечисленных в ч. 2 ст. 74 УПК. Методологической основой для данного вывода является законодательное положение, согласно которому в качестве доказательств могут выступать любые сведения.

В отличие от сугубо официальной и чаще всего публичной уголовно-процессуальной деятельности, ОРД включает в себя негласную составляющую. Вместе с тем ОРД во многом обеспечивает эффективность уголовного судопроизводства, носит вспомогательный, сопроводительный характер, способствуя поиску и сохранению доказательств. При этом самостоятельного доказательственного значения результаты ОРД не имеют (как и любые иные сведения) и получают статус доказательств после процессуального оформления.

"Уголовный процесс без оперативно-розыскной деятельности в большинстве случаев производства по серьезным делам бессилен, оперативно-розыскная деятельность без выхода через уголовный процесс - бесплодна" (В. Т. Томин).

Результаты ОРД могут использоваться в уголовном судопроизводстве:

  • 1) в доказывании по уголовным делам в соответствии с требованиями УПК;
  • 2) для принятия уголовно-процессуальных решений (в качестве повода и основания для возбуждения уголовного дела; фактического основания для производства отдельных следственных действий; розыска подозреваемых (обвиняемых) и т.п.);
  • 3) для предварительной оценки доказательств;
  • 4) для построения версий и поиска источников доказательств. Практика правоприменения для введения результатов ОРД в доказывание чаще всего использует из перечня источников доказательств, приведенных в ч. 2 ст. 74 УПК, вещественные доказательства (предметы, фотографии, аудио- и видеопленки и т.п.) и иные документы (объяснения, рапорты и справки о результатах ОРД). Должностное лицо, осуществляющее ОРД, может быть допрошено в качестве свидетеля о содержании и характере полученной информации. При этом единственным ограничением предмета показаний может выступать конфиденциальный характер источника полученных сведений.
  • 11роцедурный режим реализации ст. 89 УПК уточняет Инструкция о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд, утвержденная межведомственным (МВД, ФСБ, ФСО, ФТС, СВР, ФСИН, ФСКН России) приказом от 27.09.2013 № 776/703/509/507/1820/42/535/398/68. Данная Инструкция определяет порядок представления оперативными подразделениями органов, осуществляющих ОРД, результатов ОРД дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд при наличии в них достаточных данных, указывающих на признаки преступления, а также в порядке: 1) выполнения поручения дознавателя, органа дознания, следователя о проведении оперативно-разыскных мероприятий по уголовным делам, находящимся в их производстве; 2) выполнения указания прокурора о проведении оперативно-разыскных мероприятий; исполнения требования суда (судьи) о представлении документов по уголовным делам, находящимся в его производстве.

Дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд представляются результаты ОРД, которые соответствуют установленным данной Инструкцией требованиям и могут: а) служить поводом и основанием для возбуждения уголовного дела; б) быть использованы для подготовки и осуществления следственных и судебных действий; в) использоваться в доказывании по уголовным делам в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств.

Преюдиция

В соответствии со ст. 90 УПК обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором либо иным вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного, административного судопроизводства, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки. При этом такие приговор или решение не могут предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле.

Преюдиция (от лат. - "предрешение") в традиционном понимании означает юридическое правило, согласно которому вступивший в законную силу приговор (а по смыслу современной редакции ст. 90 УПК, и иное судебное решение (определение, постановление суда - ч. 1 ст. 392 УПК)) обязателен для всех, в том числе и для другого суда, и устанавливает запрет на повторное производство по одному и тому же уголовному делу (п. 4 ч. 1 ст. 27 УПК).

Вместе с тем ст. 90 УПК впервые в отечественном уголовном судопроизводстве установила положение, согласно которому преюдиция рассматривается в узком смысле, лишь как основание, освобождающее правоприменителя от повторного доказывания обстоятельств, уже установленных вступившим в законную силу приговором суда, при производстве по другому уголовному делу.

  • Основное
  • Представление результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю или в суд
  • при проведении ОРМ не соблюдаются положения закона о том, в каких случаях могут быть проведены ОРМ
  • ОРМ проведены до возбуждения уголовного дела, а их результаты вводятся в процесс в качестве доказательств
  • ОРМ проведены не управомоченным на то государственным органом или не управомоченным подразделением государственного органа
  • отсутствие предусмотренных ФЗ Об ОРД оснований для проведения ОРМ
  • в материалах дела отсутствует постановление о проведении ОРМ
  • отсутствие понятых при проведении ОРМ (в случае, когда их участие при проведении ОРМ является обязательным)
  • привлечение к участию в ОРМ лиц, именуемых понятыми, когда их участие не является обязательным
  • проведенные ОРМ не предусмотрены ФЗ Об ОРД
  • смешение процедур уголовного судопроизводства и административной деятельности
  • незаконном досмотре лица и изъятии каких-либо предметов
  • при проведении ОРМ имеет место провокация преступления
  • при проведении ОРМ не соблюдается установленный ФЗ Об ОРД особый порядок проведения некоторых ОРМ
  • при проведении ОРМ не соблюдаются требования закона о неприкосновенности лиц, в отношении которых проводятся ОРМ
  • при проведении ОРМ отсутствует вынесение постановления о представлении результатов ОРД
  • утверждение постановления о представлении результатов ОРД ненадлежащим лицом
  • предоставление результатов ОРД отсутствует постановление о рассекречивании документов, содержащих государственную тайну
  • при предоставление результатов ОРД отсутствуют сопроводительные документы
  • при проведении ОРМ отсутствует оформление изъятых предметов

В ходе рассмотрения вопроса об участии профессионального защитника на стадии предварительного расследования уголовного дела необходимо остановиться и на одной из наиболее дискуссионных проблем, касающейся доказывания и допустимости доказательств, - использование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам.

Важная особенность оперативно-розыскных мероприятий, в отличие от уголовно-процессуальных, заключается в том, что они не обладают свойствами уголовно-процессуальных актов и поэтому не облекаются в процессуальные формы. В связи с этим фактические данные, полученные в результате применения средств ОРД, не являются доказательствами по уголовным делам, поскольку они получены не в том порядке, который установлен уголовно-процессуальным законом. В соответствии со ст. 89 УПК РФ в процессе доказывания запрещается использование результатов оперативно-розыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам УПК РФ, что предполагает использование этих результатов в доказывании по уголовным делам, но лишь в том случае, если они отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам УПК РФ, т.е. требованиям относимости, допустимости и достоверности.

Очевидно, что наряду с относимостью, определить наличие или отсутствие которой для конкретного уголовного дела достаточно просто, к результатам ОРД предъявляются требования достоверности и допустимости. Представляется, что о выполнении этих требований применительно к результатам ОРД можно вести речь лишь при установлении отсутствия нарушений законности при проведении ОРМ, оформлении их результатов и передаче их лицу, осуществляющему предварительное расследование.

Согласно положениям ст. 1 Федерального закона № 144-ФЗ “Об оперативно-розыскной деятельности” данный процесс представляет собой вид деятельности, осуществляемой гласно и негласно оперативными подразделениями государственных органов, уполномоченных на то Федеральным законом в пределах их полномочий посредством проведения оперативно-розыскных мероприятий в целях защиты жизни, здоровья, прав а свобод человека и гражданина, собственности, обеспечения безопасности общества и государства от преступных посягательств.

Развернутое определение результата ОРД - это “различные сведения (данные, информация) об обстоятельствах совершения преступления и лицах, причастных к нему, полученные оперативно-розыскным путем в рамках конкретного дела оперативного учета и зафиксированные в оперативно-служебных материалах: в справках (рапортах) оперативного сотрудника, проводившего оперативно-розыскные мероприятия; в сообщениях конфиденциальных источников; в заключениях различных предприятий, учреждений, организаций, а также от должностных лиц; в материалах фото-, киносъемки, звуко-, видеозаписях, произведенных в процессе оперативно-розыскных мероприятий; в различных материальных предметах, изъятых при осуществлении оперативно-розыскных мер оприятий, и т.п.

В соответствии со ст. 11 ФЗ Об ОРД результаты оперативно-розыскной деятельности могут быть использованы для подготовки и осуществления следственных и судебных действий, проведения оперативно-розыскных мероприятий по выявлению, предупреждению, пресечению и раскрытию преступлений, выявлению и установлению лиц, и подготавливающих, совершающих или совершивших, а также для розыска лиц, скрывшихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от исполнения наказания и без вести пропавших.

Результаты ОРД могут служить поводом и основанием для возбуждения уголовного дела, представляться в орган дознания, следователю или в суд, в производстве которого находится уголовное дело, а также использоваться в доказывании по уголовным делам в соответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства РФ регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств.

Представление результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю или в суд осуществляется на основании постановления руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, в порядке, предусмотренном ведомственными нормативными актами.

В соответствии со ст.89 УПК РФ в процессе доказывания запрещается использование результатов оперативно-розыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам УПК РФ.

Исходя из п.4 Определения КС РФ от 4 февраля 1999 г. № 18-0 “результаты оперативно-розыскных мероприятий являются не доказательствами, а лишь сведениями об источниках тех фактов, которые, будучи полученными с соблюдением требований Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности”, могут стать доказательствами только после закрепления их надлежащим процессуальным путем, а именно на основе соответствующих норм уголовно-процессуального закона, т.е. так как это предписывается статьями 49 (ч.1) и 50 (ч.2) Конституции Российской Федерации” (Определение КС РФ от 4 февраля 1999 г. № 18-0 “По жалобе граждан М.Б. Никольской и М.И. Сапронова на нарушение их конституционных прав отдельными положениями Федерального закона Об оперативно-розыскной деятельности// ВестникКонституционного суда Российской Федерации. -1999. № 3).

В ч.2 ст. 50 Конституции РФ указано, что при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона.

Отметим, что с принятием Федерального закона “О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в связи с совершенствованием государственного управления в области противодействия экстремизму” в ст. 5 и ст. 8 ФЗ Об ОРД внесены изменения, которые вводят запрет органам и должностным лицам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, “подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий (провокаций), а также фальсифицировать результаты оперативно-розыскной деятельности”.

Предоставление результатов ОРД осуществляется в соответствии с инструкцией, утвержденной Приказом МВД России № 776, Минобороны России № 703, ФСБ России № 509, ФСО России № 507, ФТС России № 1820, СВР России № 42, ФСИН России № 535, ФСКН России № 398, СК России № 68 от 27 сентября 2013 г. (далее - Инструкция). в начало

Согласно п.4 Инструкции дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд представляются результаты ОРД, которые соответствуют установленным настоящей Инструкцией требованиям и могут:

Служить поводом и основанием для возбуждения уголовного дела;

Быть использованы для подготовки и осуществления следственных и судебных действий;

Использоваться в доказывании по уголовным делам в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств.

На основании п.7 Инструкции результаты ОРД представляются в виде рапорта об обнаружении признаков преступления или сообщения о результатах ОРД.

Рапорт об обнаружении признаков преступления составляется должностным лицом органа, осуществляющего ОРД, и регистрируется в порядке, установленном нормативными правовыми актами органов, осуществляющих ОРД.

Согласно п.16-17 Инструкции, К документам, указанным в пункте 6 настоящей Инструкции, прилагаются (при наличии) полученные (выполненные) при проведении ОРМ материалы фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи и иные носители информации, а также материальные объекты, которые в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством могут быть признаны вещественными доказательствами 8 .

При этом информация о времени, месте и обстоятельствах получения прилагаемых материалов, документов и иных объектов, полученных при проведении ОРМ, должна быть отражена в сообщении (рапорте).

В случае необходимости описание индивидуальных признаков указанных материалов, документов и иных объектов может быть изложено в отдельном приложении к сообщению (рапорту).

17. Органом, осуществляющим ОРД, при подготовке и оформлении для передачи уполномоченным должностным лицам (органам) материалов, документов и иных объектов, полученных при проведении ОРМ, должны быть приняты необходимые меры по их сохранности и целостности (защита от деформации, размагничивания, обесцвечивания, стирания и другие). При представлении фонограммы к ней прилагается бумажный носитель записи переговоров.

Допускается представление материалов, документов и иных объектов, полученных при проведении ОРМ, в копиях (выписках), в том числе с переносом наиболее важных частей (разговоров, сюжетов) на единый носитель, о чем обязательно указывается в сообщении (рапорте) и на бумажном носителе записи переговоров. В этом случае оригиналы материалов, документов и иных объектов, полученных при проведении ОРМ, если они не были в дальнейшем истребованы уполномоченным должностным лицом (органом) хранятся в органе, осуществившем ОРМ, до завершения судебного разбирательства и вступления приговора в законную силу либо до прекращения уголовного дела (уголовного преследования).

В п.20 Инструкции особо отмечается, что результаты ОРД, представляемые для использования в доказывании по уголовным делам, должны позволять формировать доказательства, удовлетворяющие требованиям уголовно-процессуального законодательства, предъявляемым к доказательствам в целом, к соответствующим видам доказательств, содержать сведения, имеющие значение для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, указания на ОРМ, при проведении которых получены предполагаемые доказательства, а также данные, позволяющие проверить в условиях уголовного судопроизводства доказательства, сформированные на их основе.

Согласно п.8 Инструкции процедура представления результатов ОРД в виде сообщения осуществляется в соответствии с правилами, установленными п.8-14 настоящей Инструкции, и включает в себя:

Рассмотрение вопроса о необходимости рассекречивания составляющих государственную тайну сведений, содержащихся в представляемых результатах ОРД, и их носителей;

Оформление необходимых документов;

Фактическую передачу результатов ОРД.

В п.9 Инструкции указано, что представление результатов ОРД дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору, в суд для осуществления проверки и принятия процессуального решения в порядке ст. 144 и 145 УПК РФ, а также для приобщения к уголовному делу осуществляется на основании постановления о представлении результатов ОРД дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд, утвержденного руководителем органа, осуществляющего ОРД (начальником или его заместителем).

Указанное постановление составляется в двух экземплярах, первый из которых направляется дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд, а второй приобщается к материалам дела оперативного учета или, в случае его отсутствия, к материалам специального номенклатурного дела.

При представлении дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд результатов ОРД, полученных при проведении проверочной закупки или контролируемой поставки предметов, веществ и продукции, свободная реализация которых запрещена либо оборот которых ограничен, а также оперативного эксперимента, к ним прилагается постановление о проведении данного ОРМ, утвержденное руководителем органа, осуществляющего ОРД (начальником или его заместителем).

Отметим, что данное положение, как нам представляется, противоречит ч.3 ст. 8 ФЗ Об ОРД, согласно которой проверочная закупка или контролируемая поставка предметов, веществ и продукции, свободная реализация которых запрещена либо оборот которых ограничен, а также оперативный эксперимент или оперативное внедрение должностных лиц органов, осуществляющих ОРД, а равно лиц, оказывающих им содействие, проводятся на основании постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего ОРД.

Применительно к данному вопросу, по нашему мнению, практическому применению подлежат положения ФЗ Об ОРД, а не нормы Инструкции, поскольку ФЗ Об ОРД в силу вида нормативного документа, к которому он относится, обладает более высокой юридической силой.

Копии указанных в п.9 постановлений органа, осуществляющего ОРД, подлежат хранению в материалах дела оперативного учета, материалах оперативной проверки либо, в случае их отсутствия, приобщаются к материалам специального номенклатурного дела.

Если в результате проведения проверочной закупки не удалось в достаточной степени задокументировать подготавливаемое, совершаемое или совершенное противоправное деяние, то согласно п. 11 Инструкции ее результаты приобщаются к материалам повторной проверочной закупки, содержащим признаки преступления, которые представляются следователю или прокурору в порядке, установленном настоящей Инструкцией.

Согласно п.12 Инструкции в случае представления дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд результатов ОРД, полученных при проведении ОРМ, которые ограничивают конституционные права человека и гражданина на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, а также право на неприкосновенность жилища, к ним прилагаются копии судебных решений о проведении ОРМ.

В соответствии ст.14 Инструкции при необходимости рассекречивания сведений, содержащихся в материалах, отражающих результаты ОРД, руководителем органа, осуществляющего ОРД (начальником или его заместителем), выносится постановление о рассекречивании сведений, составляющих государственную тайну, и их носителей.

Указанное постановление составляется в двух экземплярах, первый из которых направляется уполномоченному должностному лицу (органу), второй приобщается к материалам дела оперативного учета или, в случае его отсутствия, - к материалам номенклатурного дела.

В иных случаях результаты ОРД, содержащие сведения, составляющие государственную тайну, представляются в соответствии с установленным порядком ведения секретного делопроизводства.

На основании п.15 Инструкции способ фактической передачи результатов ОРД дознавателю, органу дознания, следователю, прокурор) или в суд (пересылка по почте, передача с нарочным и другие способы) избираются органом, осуществляющим ОРД, в каждом конкретном случае с учетом требований нормативных правовых актов, регулирующих организацию делопроизводства.

На основании п.18 Инструкции Результаты ОРД, представляемые для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, должны содержать достаточные данные, указывающие на признаки преступления, а именно: сведения о том, где, когда, какие признаки и какого именно преступления обнаружены; при каких обстоятельствах имело место их обнаружение; сведения о лице (лицах), его совершившем (если они известны), и очевидцах преступления (если они известны); о местонахождении предметов и документов, которые могут быть признаны вещественными доказательствами по уголовному делу; о любых других фактах и обстоятельствах, имеющих значение для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

Результаты ОРД, представляемые для подготовки и осуществления процессуальных действий, должны содержать сведения (при установлении таковых) о местонахождении лиц, скрывающихся от органов предварительного расследования и суда; о лицах, которым известны обстоятельства и факты, имеющие значение для уголовного дела; о возможных источниках доказательств; о местонахождении предметов и документов, которые могут быть признаны вещественными доказательствами по уголовному делу; о других фактах и обстоятельствах, позволяющих определить объем и последовательность проведения процессуальных действий, выбрать наиболее эффективную тактику их производства, выработать оптимальную методику расследования по конкретному уголовному делу.

Пленум ВС РФ в п.16 Постановления “О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия” разъяснил, что “доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона, если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией Российской Федерации права человека и гражданина или установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления, а также если собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами (БВСРФ.-1996. -№2.-С. 1) .

В соответствии с ч.1 ст. 74 УПК РФ доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном УПК РФ, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

Результаты ОРД, полученные до возбуждения уголовного дела, не могут относиться к доказательствам, перечисленным в ч.2 ст. 74 УПК РФ, в том числе и к иным документам (п.6 ч.2 ст. 74 УПК РФ), поскольку в соответствии с ч.1 ст. 74 и ч.1 ст. 86 УПК РФ субъектами собирания доказательств являются лишь суд, следователь, дознаватель, а не сотрудники, осуществляющие ОРД, которые не являются участниками уголовного судопроизводства и производят ОРМ вне рамок возбужденного уголовного дела, а следовательно, вне рамок уголовного судопроизводства вообще.

Из положения ч.1 ст. 75 УПК РФ следует, что доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК РФ, т.е. для доказывания события преступления, виновности лица в совершении преступления и других обстоятельств.

Представленные до возбуждения уголовного дела результаты ОРД нельзя признавать как доказательство в виде иных документов (п.6 ч.2 ст. 74 УПК РФ), т.к. допустимость этих доказательств определяется ст. 84 УПК РФ, из которой следует, что иные документы допускаются в качестве доказательств, если изложенные в них сведения имеют значение для установления обстоятельств, указанных в ст. 73 УПК РФ, а в этой статье указывается, что установление обстоятельств, подлежащих доказыванию, осуществляется только при производстве по уголовному делу, т.е. после вынесения постановления о возбуждении уголовного дела.

Таким образом, на основе анализа уголовно-процессуального законодательства представляется, что результаты ОРМ, проведенных по невозбужденному уголовному делу, не могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, возбужденному на основании результатов этих ОРМ. Они могут служить основанием для возбуждения уголовного дела и основой для формирования доказательств. Так, например, сведения о том, что лицо сбыло наркотические средства, содержащиеся в постановлении о проведении ОРМ (т.е. документа, составленного в ходе ОРМ), ложатся в основу возбуждения уголовного дела и допроса этого лица, с составлением соответствующего протокола допроса, который, при соблюдении требований предъявляемых к доказательствам, будет иметь доказательственное значение.

Результаты ОРД по невозбужденному уголовному делу могут быть также использованы для обоснования необходимости проведения следственных действий, например контроля и записи переговоров. Результаты этих следственных действий, в отличие от результатов такого ОРМ как “прослушивание телефонных переговоров”, могут быть использованы в качестве доказательств.

Анализ правоприменительной практики позволяет выявить типичные нарушения, допускаемые сотрудникам оперативных подразделений и следователями при предоставлении результатов ОРД и использовании их в качестве доказательств по уголовному делу, а также разработать тактические приемы, с помощью которых адвокат или защитник может противодействовать указанным нарушениям законодательства.

1. Первое нарушение состоит в том, что при проведении ОРМ не соблюдаются положения закона о том, в каких случаях могут быть проведены ОРМ. в начало

Сущность данного нарушения заключается в том, что в ст. 2 ФЗ Об ОРД определены задачи оперативно-розыскной деятельности:

Выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, а также выявление и установление лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших;

Осуществление розыска лиц, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от уголовного наказания, а также розыска без вести пропавших;

Добывание информации о событиях или действиях (бездействии), создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности РФ.

На основании ч.2 ст. 5 ФЗ Об ОРД не допускается осуществление ОРД для достижения целей и решения задач, не предусмотренных ФЗ Об ОРД.

2. Второе нарушение состоит в том, что ОРМ проведены до возбуждения уголовного дела, а их результаты вводятся в процесс в качестве доказательств. в начало

Результаты оперативно-розыскных мероприятий являются не доказательствами, а лишь сведениями об источниках тех фактов, которые, будучи полученными с соблюдением требований Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" , могут стать доказательствами только после закрепления их надлежащим процессуальным путем, а именно на основе соответствующих норм уголовно-процессуального закона, т.е. так, как это предписывается статьями 49 (часть 1) и 50 (часть 2) Конституции Российской Федерации.

Речь идет об отсутствии постановления о представлении результатов ОРД дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд, утвержденного руководителем органа, осуществляющего ОРД (начальником или его заместителем)

Данное нарушение признается таковым, поскольку подобные действия противоречат ст. 73, ст. 74, ч.1 ст. 86, ст. 89 УПК РФ; Определению КС РФ от 4 февраля 1999 г. № 18-0; Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд; ППВС РФ “О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия”.

При выявлении подобного нарушения адвокату следует заявлять ходатайство о признании доказательств недопустимыми со ссылками на указанные положения российского законодательства.

Это нарушение идет вразрез с положениями ч.7 ст. 8 ФЗ Об ОРД, поскольку проверочная закупка или контролируемая поставка предметов, веществ и продукции, свободная реализация которых запрещена либо оборот которых ограничен, а также оперативный эксперимент или оперативное внедрение должностных лиц органов, осуществляющих ОРД, а равно лиц, оказывающих им содействие, проводятся на основании постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего ОРД.

Эти факты устанавливаются путем анализа материалов, составленных в ходе проведения ОРМ и по его результатам, на предмет установления наличия в них постановления о проведении соответствующих видов ОРМ.

6. Шестое нарушение заключается в отсутствии понятых при проведении ОРМ (в случае, когда их участие при проведении ОРМ является обязательным). в начало

В некоторых ведомственных и межведомственных инструкциях устанавливается правило, в соответствии с которым в ряде ОРМ участие понятых является обязательным.

Так, в п.5 “Инструкции о порядке изъятия из незаконного оборота наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров...” указывается, что изъятие наркотиков, инструментов и оборудования производится в присутствии не менее двух понятых.

Анализа материалов, составленных в ходе проведения ОРМ и по его результатам на предмет установления наличия в них данных об участии понятых, установочных данных понятых, подписей понятых; (См., напр.: Приказ МВД РФ, Минюста РФ, Минздрава РФ, Минэкономики РФ, ГТК РФ, ФСБ РФ и ФПС РФ от 9 ноября 1999 г. № 840, 320. 388, 472, 726, 530, 585 “Об утверждении Инструкции о порядке изъятия из незаконного оборота наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, инструментов и оборудования, находящихся под специальным контролем и используемых для производства и изготовления наркотических средств и психотропных веществ, а также их учета, хранения, передачи, использования и уничтожения”.

7. Седьмое нарушение заключается в привлечении к участию в ОРМ лиц, именуемых понятыми, когда их участие не является обязательным. в начало

Сам факт участия понятых и разъяснение лицам, участвовавшим в качестве “понятых” при проведении ОРМ, их процессуальных прав и обязанностей, предусмотренных ст. 60 УПК РФ, незаконно, поскольку в соответствии с ч.1 ст. 60 УПК РФ понятой - это не заинтересованное в исходе уголовного дела лицо, привлекаемое дознавателем, следователем или прокурором для удостоверения факта производства следственного действия, а также содержания, хода и результатов следственного действия.

Таким образом, понятые могут привлекаться лишь следователем, дознавателем и прокурором, а не сотрудниками оперативных подразделений. Кроме того, понятые могут привлекаться лишь для участия в следственных действиях, т.е. действиях, проводимых по возбужденному уголовному делу, а не для участия в ОРМ, когда они проводятся по невозбужденному уголовному делу.

На основании вышеизложенного можно сделать вывод, что указанные в качестве понятых лица не обладают соответствующим правовым статусом, а их показания не могут признаваться допустимыми доказательствами.

Анализа материалов, составленных в ходе проведения ОРМ и по его результатам, на предмет установления наличия в них данных об участии понятых, установочных данных понятых, сведений о разъяснении прав и обязанностей понятых, подписей понятых;

Постановки вопросов перед лицом, в отношении которого проводились ОРМ;

Очных ставок с лицами, которые указаны в материалах, составленных по результатам ОРМ, в качестве понятых;

Анализа материалов уголовного дела;

Анализа иных данных, свидетельствующих о заинтересованности “понятых” в исходе ОРМ и уголовного дела (об этом может свидетельствовать наличие судимости, неоднократное участие в качестве понятых при проведении ОРМ сотрудниками конкретного подразделения, сотрудничество с органами, осуществляющими ОРД в качестве конфидентов, агентов, специалистов, переводчиков,дружинников) (Об этом подробнее см., напр.: Шумилов А.Ю. Оперативно-розыскная деятельность: вопросы и ответы. Общие положения: Научно-практическое пособие. -М: Издательский дом Шумиловой И.И., 2005. - С. 78-90).

8. Восьмое нарушение состоит в том, что проведенные ОРМ не предусмотрены ФЗ Об ОРД. в начало

В документах, составляемых по результатам ОРМ, фигурируют такие названия этих ОРМ, как “следственный эксперимент”, “комплекс ОРМ по выявлению фактов незаконного оборота наркотиков”, “проверочная покупка”, “контрольная поставка”, “контрольная закупка”.

Кроме того, при проведении ОРМ может иметь место подмена одного ОРМ другим (например, вместо проверочной закупки ОРМ называется “контролируемая поставка”). Конечно, во многом это обусловлено отсутствием в ФЗ Об ОРД понятий и правил проведения этих ОРМ

В ст. 6 ФЗ Об ОРД приводится исчерпывающий перечень ОРМ:

1) опрос;

2) наведение справок;

3) сбор образцов для сравнительного исследования;

4) проверочная закупка;

5) исследование предметов и документов;

6) наблюдение;

7) отождествление личности;

8) обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств;

9) контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений;

10) прослушивание телефонных переговоров;

11) снятие информации с технических каналов связи;

12) оперативное внедрение;

13) контролируемая поставка;

14) оперативный эксперимент.

Проведение иных, не предусмотренных законом ОРМ не допускается, поскольку приведенный выше перечень может быть изменен или дополнен только федеральным законом.

Факты несоответствия устанавливаются путем:

Анализа материалов, составленных в ходе проведения ОРМ и по его результатам на предмет установления наличия в них данных о проведении ОРМ, не предусмотренных ФЗ Об ОРД;

Постановки вопросов перед лицами, ответственными за проведение ОРМ о том, какое мероприятие он проводил, почему оно названо не так, как предусматривает ФЗ Об ОРД;

Анализа материалов уголовного дела.

Например, сначала проводится проверочная закупка наркотических средств, а затем при их изъятии составляется протокол об административном правонарушении с изъятием и наркотических, и денежных средств, полученных от их реализации.

Согласно положениям ст. 1 ФЗ Об ОРД такая деятельность представляет собой “вид деятельности, осуществляемой посредством проведения оперативно-розыскных мероприятий в целях защиты жизни, здоровья, прав и свобод человека и гражданина, собственности, обеспечения безопасности общества и государства от преступных посягательств”, т.е. от преступлений, а не от административных правонарушений.

В соответствии со ст. 27.1 КоАП РФ в целях пресечения административного правонарушения, установления личности нарушителя, составления протокола об административном правонарушении при невозможности его составления на месте выявления административного правонарушения, обеспечения своевременного и правильного рассмотрения дела об административном правонарушении и исполнения принятого по делу постановления уполномоченное лицо вправе в пределах своих полномочий применять такие меры обеспечения производства по делу об административном правонарушении, как личный досмотр, досмотр вещей, находящихся при физическом лице (ст. 27.7 КоАП РФ), и изъятие вещей и документов (ст. 27.10 КоАП РФ).

В ч.1 ст. 27.7 КоАП РФ указывается, что личный досмотр, досмотр вещей, находящихся при физическом лице, т.е. обследование вещей, проводимое без нарушения их конструктивной целостности, осуществляются в случае необходимости в целях обнаружения орудий либо предметов совершения административного правонарушения. В ч.1 ст. 27.10 КоАП РФ указано, что изъятие вещей, явившихся орудиями совершения или предметами административного правонарушения, и документов, имеющих значение доказательств по делу об административном правонарушении и обнаруженных на месте совершения административного правонарушения либо при осуществлении личного досмотра, досмотра вещей, находящихся при физическом лице, и досмотре транспортного средства, осуществляется лицами, указанными в ст. 27.2, 27.3, 28.3 настоящего Кодекса, в присутствии двух понятых.

Таким образом, в рамках административной деятельности не могут быть произведены изъятие и фиксация следов преступлений, доставление и задержание лица, досмотр вещей и документов в случае, если эти действия связаны с обнаружением и фиксацией следов преступления, а не административного правонарушения.

Хотя в п.1 ч.2 ст. 7 ФЗ Об ОРД и указывается, что основаниями для проведения ОРМ являются ставшие известными органам, осуществляющим ОРД, сведения о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния (а не преступления), однако по смыслу закона здесь речь идет именно о преступлении, поскольку далее указывается следующее: “если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела...”. Понятно, что уголовное дело не может быть возбуждено при совершении административного правонарушения.

В связи с этим мы не соглашаемся с точкой зрения Ю.П. Гармаева, утверждающего в работах, посвященных использованию результатов ОРД в доказывании по уголовным делам (См.: Гармаев Ю.П. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности при расследовании уголовных дел о взяточничестве: Практическое пособие. - М.: Издательский дом Шумиловой И.И., 2005. - С. 28, 44; Гармаев Ю.П. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности при расследовании уголовных дел о незаконном обороте наркотиков: Практическое пособие. - М.: Издательский дом Шумиловой И.И., 2005. - С. 31, 47), что в некоторых случаях допускается оформление результатов ОРМ административно-процессуальными документами.

Факты несоответствия устанавливаются путем:

Анализа материалов, составленных в ходе проведения ОРМ и по его результатам, на предмет установления наличия в них данных, свидетельствующих о смешении процедур;

Анализа иных материалов уголовного дела.

10. Десятое нарушение состоит в незаконном досмотре лица и изъятии каких-либо предметов. в начало

При документировании факта изъятия предметов (наркотических средств, психотропных веществ, заранее помеченных денежных купюр и т.п.) лицами, осуществляющими ОРМ, составляются такие документы, как “акт досмотра”, “протокол досмотра”, “протокол изъятия”, “акт изъятия”, “акт выемки”, “протокол выемки” и т.п. со ссылками на обоснование своих действий на такие нормативно-правовые акты, как ФЗ “О милиции”, ФЗ “О наркотических средствах и психотропных веществах”, ст. 6 ФЗ Об ОРД, статьи КоАП РФ либо вовсе без ссылок. Подобные “документы” могут быть отпечатаны на заранее подготовленных бланках либо написаны от руки на чистом листе бумаги.

Российское законодательство не содержит соответствующих данному случаю оснований. Так, в ФЗ Об ОРД не указан такой вид ОРМ, как “досмотр”, право на досмотр не включено в ст. 15 этого закона, в которой содержатся специальные права органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность.

В данном случае ссылка на ФЗ “О милиции” несостоятельна, поскольку на основании п.2 ч.1 ст. 11 позволяет осуществлять личный досмотр граждан, досмотр находящихся при них вещей при наличии достаточных данных полагать, что граждане имеют при себе оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества, взрывные устройства, наркотические средства или психотропные вещества только в порядке, установленном в соответствии с законодательством об административных правонарушениях.

Ссылка на ФЗ “О наркотических средствах и психотропных веществах” также несостоятельна, поскольку в ч.3 ст. 48 указано, что должностные лица органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, органов внутренних дел, таможенных органов, органов федеральной службы безопасности при осуществлении контроля за хранением, перевозкой или пересылкой наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров вправе производить досмотр граждан, почтовых и багажных отправлений, транспортных средств и перевозимых грузов при наличии достаточных оснований полагать, что осуществляются незаконные хранение, перевозка или пересылка наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, однако не указано, что эти лица имеют право изымать соответствующие предметы. Кроме того, в этой статье ничего не сказано о действиях лиц по досмотру граждан, при наличии достаточных оснований полагать, что осуществляется сбыт наркотических средств или психотропных веществ.

Таким образом, если изъятие каких-либо предметов было произведено не в соответствии с нормами УПК РФ в рамках осмотра места происшествия или обыска или выемки (которые проводятся по уже возбужденному уголовному делу), оно осуществлено незаконно.

Эти факты устанавливаются путем:

Анализа материалов, составленных в ходе проведения ОРМ и по его результатам, на предмет установления наличия в документах ссылок на соответствующие Федеральные законы;

Постановки вопросов перед лицами, ответственными за проведение ОРМ;

Анализа материалов уголовного дела.

11. Одиннадцатое нарушение состоит в том, что при проведении ОРМ имеет место провокация преступления. в начало

При проведении ОРМ со стороны лица, выступающего в качестве “покупателя” в контрольной закупке наркотического средства или в качестве “взяткодателя” в оперативном эксперименте, допускаются действия по провокации преступления, квалифицируемые по ч.4 ст. 33 и ч.1 ст. 228.1 УК РФ или ст. 304 УК РФ.

Факт провокации преступления будет налицо, когда при отсутствии в материалах уголовного дела достаточных, достоверных и допустимых доказательств о наличии предварительной договоренности потенциальный преступник отказывался совершить преступные действия, а лицо, участвовавшее при проведении ОРМ, настаивало на совершении разрабатываемым лицом преступных действий, вследствие чего оно их все-таки совершило.

Эти факты устанавливаются путем:

Постановки вопросов лицу, непосредственно выступавшему как “покупатель” или “взяткодатель”;

Постановки соответствующих вопросов перед подзащитным;

Проведения очной ставки с постановкой соответствующих вопросов;

Прослушивания записей разговоров, просмотр видеозаписей, полученных в ходе ОРМ;

Проверки бумажного носителя, произведенного в результате прослушивания записей разговоров, просмотр видеозаписей, полученных в ходе ОРМ;

Анализа других материалов уголовного дела.

12. Двенадцатое нарушение состоит в том, что при проведении ОРМ не соблюдается установленный ФЗ Об ОРД особый порядок проведения некоторых ОРМ.

в начало

В соответствии со ст. 23 и 25 Конституции РФ каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения.

Согласно нормам Конституции РФ жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения.

В соответствии со ст. 8 ФЗ Об ОРД проведение оперативно-розыскных мероприятий, которые ограничивают конституционные права человека и гражданина на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, а также право на неприкосновенность жилища, допускается на основании судебного решения и при наличии информации:

1) о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, по которому производство предварительного следствия обязательно;

2) о лицах, подготавливающих, совершающих или совершивших противоправное деяние, по которому производство предварительного следствия обязательно;

3) о событиях или действиях (бездействии), создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности РФ.

В случаях, которые не терпят отлагательства и могут привести к совершению тяжкого или особо тяжкого преступления, а также при наличии данных о событиях и действиях (бездействии), создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности РФ, на основании мотивированного постановления одного из руководителей органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, допускается проведение оперативно-розыскных мероприятий, предусмотренных ч.2 настоящей статьи, с обязательным уведомлением суда (судьи) в течение 24 часов. В течение 48 часов с момента начала проведения оперативно-розыскного мероприятия орган, его осуществляющий, обязан получить судебное решение о проведении такого оперативно-розыскного мероприятия либо прекратить его проведение.

Прослушивание телефонных и иных переговоров допускается только в отношении лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений средней тяжести, тяжких или особо тяжких преступлений, а также лиц, которые могут располагать сведениями об указанных преступлениях.

Проведение оперативного эксперимента допускается только в целях выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия преступления средней тяжести, тяжкого или особо тяжкого преступления, а также в целях выявления и установления лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших.

Пленум ВС РФ в п.14 постановления “О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия” разъяснил, что “результаты оперативно-розыскных мероприятий, связанных с ограничением конституционного права граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, а также с проникновением в жилище против воли проживающих в нем лиц (кроме случаев, установленных Федеральным законом), могут быть использованы в качестве доказательств по делам, лишь когда они получены по разрешению суда на проведение таких мероприятий и проверены следственными органами в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством”.

Типичные нарушения особого порядка проведения ОРМ выражаются в следующем:

1) контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений, прослушивание телефонных переговоров, снятие информации с технических каналов связи, влекущие ограничение конституционных прав граждан без судебного решения;

2) проведение ОРМ, указанных в п.1, за пределами сроков, установленных судебным решением;

3) нарушение 24-часового срока уведомления суда и 48-часового срока получения судебного решения в случаях, когда ОРМ, указанные в п.1, проведены без получения судебного решения в случаях, не терпящих отлагательства;

4) получение судебного решения на ОРМ, указанные в п.1, в отношении лиц, которые не обладают процессуальным статусом подозреваемых или обвиняемых в совершении тяжких или особо тяжких преступлений;

5) получение судебного решения на ОРМ, указанные в п.1, в отношении лиц, которые заведомо не могут располагать сведениями об указанных преступлениях;

6) проведение оперативного обследования жилого помещения без судебного решения и согласия проживающих в нем лиц;

7) проведение оперативного эксперимента не в цепях выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия тяжкого или особо тяжкого преступления либо не в этих целях применительно к преступлениям экстремистского характера, а также и не в целях выявления и установления лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших.

Эти нарушения могут стать основанием для возбуждения уголовного дела в отношении сотрудников органов, осуществляющих ОРД, по признакам преступлений, предусмотренных ст. 137-139, 286, 294 УК РФ и другими.

Эти факты устанавливаются путем:

Анализа положений ст. 15 УК РФ в сравнении с положениями санкций соответствующих статей Особенной части УК РФ;

Анализа текста постановления о разрешении проведения ОРМ;

Анализа материалов, составленных в ходе проведения ОРМ и по его результатам;

Анализа постановления о возбуждении уголовного дела;

Анализа протокола допроса подозреваемого;

Анализа постановления о привлечении в качестве обвиняемого;

Анализа других материалов уголовного дела;

Изучения журнала дел, рассмотренных соответствующим судом;

Изучения иной информации.

13. Тринадцатое нарушение состоит в том, что при проведении ОРМ не соблюдаются требования закона о неприкосновенности лиц, в отношении которых проводятся ОРМ. в начало

Определенные Федеральными законами лица имеют гарантии неприкосновенности, которые заключаются в том, что в отношении них запрещено проводить любые ОРМ без судебного решения.

К таким лицам относятся:

Президент РФ (ст. 98 Конституции РФ);

Депутаты Государственной Думы РФ (ст. 98 Конституции РФ, ст. 18 ФЗ “О статусе депутата Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации”);

Члены Совета Федерации (ст. 98 Конституции РФ, ст. 18 ФЗ “О статусе депутата Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации”);

Уполномоченный по правам человека (ст. 12 ФЗ “Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации” от 26 февраля 1997 г.)

Судьи (ст. 122 Конституции РФ, ст. 16 Закона РФ “О статусе судей в Российской Федерации”);

Прокуроры, следователи прокуратуры (ст. 42 ФЗ “О прокуратуре Российской Федерации”);

Адвокаты (ч.3 ст. 8 ФЗ “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации”).

Незнание сотрудников органов, осуществляющих ОРД, правового статуса лица, в отношении которого осуществлялись ОРМ, влечет недействительность результатов ОРМ и не освобождает их от обязанности немедленно прекратить ОРМ.

Эти факты устанавливаются путем;

Анализа материалов, составленных в ходе проведения ОРМ и по его результатам;

Постановки вопросов перед оперативными сотрудниками, ответственными за проведение ОРМ;

Представления документов, подтверждающих правовой статус соответствующих лиц.

Доказанность того, что оперативные сотрудники знали о недопустимости проведения ОРМ в отношении соответствующих лиц может стать основанием для возбуждения уголовного дела в отношении сотрудников органов, осуществляющих ОРД по признакам преступлений, предусмотренных ст. 285, 286 УК РФ и др.

14. Четырнадцатое нарушение заключается в том, что при проведении ОРМ отсутствует вынесение постановления о представлении результатов ОРД. в начало

Отсутствие в уголовном деле постановления о представлении результатов ОРД либо не указание самих документов, подлежащих представлению, влечет незаконность всех материалов, полученных в ходе ОРМ.

В материалах уголовных дел также встречаются такие постановления, как постановление о передаче результатов ОРД, постановление о передаче результатов соответствующего ОРМ, постановление о направлении дела по подследственности, постановление о направлении результатов ОРД по подследственности и т.п. Такое название постановлений не соответствует п.10 Инструкции и их нельзя признать допустимыми.

15. Пятнадцатое нарушение состоит в утверждении постановления о представлении результатов ОРД ненадлежащим лицом. в начало

В соответствии с ч.3 ст. 11 ФЗ Об ОРД представление результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю или в суд осуществляется на основании постановления руководителя органа, осуществляющего ОРД, в порядке, предусмотренном ведомственными нормативными актами.

В случае, когда постановление утверждает не руководитель органа, осуществляющего ОРД, а иное лицо, подобное явление следует признавать незаконным.

16. Шестнадцатое нарушение заключается в том, что при предоставлении результатов ОРД отсутствует постановление о рассекречивании документов, содержащих государственную тайну, при наличии такой необходимости. в начало

Этот факт устанавливается на основании анализа материалов ОРД, предоставляемых следователю, прокурору или в суд.

17. Семнадцатое нарушение заключается в том, что при предоставлении результатов ОРД отсутствуют сопроводительные документы. в начало

Не оформление изъятых в ходе ОРМ предметов, документов, полученных в результате проведения ОРМ, аудио- и видеокассет влечет недействительность материалов, собранных в ходе ОРМ.

Если изъятие каких-либо предметов было произведено не в соответствии с нормами УПК РФ в рамках осмотра места происшествия, обыска или выемки (которые проводятся по уже возбужденному уголовному делу), оно осуществлено незаконно.

Представляется, что выявление адвокатом указанных выше нарушений ФЗ Об ОРД, Инструкции, иных законов и нормативных актов должно находить свое отражение в ходатайствах адвоката о признании недопустимыми доказательствами сведений, документов и предметов, полученных в результате ОРМ, и служить основанием для обжалования незаконных действий лиц, осуществляющих ОРМ, в различные инстанции.

Оперативно-розыскная деятельность: совершенствование форм вхождения ее результатов в уголовный процесс Царева Нина Павловна

§ 2. Оценка доказательств и результатов оперативно-розыскной деятельности

В УПК РФ отсутствуют такие понятия, как относимость, допустимость, достоверность и достаточность доказательств. В соответствии со ст. 88 «Правила оценки доказательств» «каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в их совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела». Таким образом, эти понятия должны находить воплощение по каждому уголовному делу.

Примечателен факт, что относимость доказательств в юридической литературе трактуется по-разному. Так, одни авторы считают, что внутреннее свойство, в силу которого фактические данные способны устанавливать обстоятельства, имеющие значение для правильного решения по уголовному делу, называется относимостью доказательств. Другие полагают, что относимость доказательств - это обязательное свойство фактических данных (без его наличия нет доказательств), проявляющееся в их связи с исследуемым в уголовном процессе происшествием.

Конкретизируя данное понятие, полагаем, что относимость доказательств - это их свойство своим содержанием служить средством познания фактов, подлежащих доказыванию по делу.

Доказательства должны быть относимыми к данному конкретному делу, т. е. между содержанием доказательства и обстоятельствами, входящими в предмет доказывания, должна существовать определенная связь. Иначе говоря, эти доказательства должны относиться к предмету доказывания. Свойство, свидетельствующее о наличии объективной связи между содержанием доказательства (сведениями, содержащимися в средствах доказывания) и самими фактами, являющимися объектом их познания следователем, прокурором и судом, получило название относимости доказательств Наличие такой объективной связи позволяет восстановить на основе доказательств фактические обстоятельства, как правило, уже совершенного преступления. При установлении относимости доказательств применяются различные методы определения причинной связи между явлениями. Эти методы составляют один из видов научной индукции.

Доказательства только тогда будут относящимися к делу, когда могут быть использованы для выяснения наличия или отсутствия какого-либо обстоятельства, входящего в предмет доказывания по данному уголовному делу.

Определение относимости доказательств происходит в процессе доказывания по делу, начиная с их собирания, когда решается вопрос о том, какие следственные действия необходимо произвести и какие результаты от них можно ожидать с точки зрения обстоятельств дела. С оценкой относимости доказательств связано планирование следствия, порядок планирования следственных версий, разрешение ходатайств участников процесса о собирании доказательств и приобщении их к делу.

Оценка доказательства с точки зрения относимости состоит в выяснении его связи с обстоятельствами дела и другими данными. Доказательство признается относящимся к делу, если оно само по себе или в совокупности с другими доказательствами подтверждает, опровергает или ставит под сомнение вывод о существовании обстоятельств, составляющих предмет доказывания. Вопрос об отношении к делу прямых доказательств решается просто. По определению, эти доказательства - суть сведения о предмете доказывания и, значит, не могут не относиться к делу.

Если же факт представляет собой достоверное знание не об искомом по делу обстоятельстве, входящем в предмет доказывания, но о каком-либо ином из обстоятельств или фактов (побочном или доказательственном), истинное значение которого по отношению к искомому по делу обстоятельству приходится устанавливать методом исключения иных его возможных значений, опираясь на совокупность ряда других доказательств, то такой факт является косвенным доказательством.

Относимость - это, с одной стороны, объективное свойство, органически присущее доказательствам, с другой - правовое свойство. На наш взгляд, недопустимо отказываться от второй части характеристики данного свойства доказательств, как это делают некоторые правоведы. Поскольку относимость определяется тем же «требованием закона о том, чтобы в качестве доказательств использовались только факты, имеющие отношение к делу», то это «правовое свойство доказательства». Безусловно требования уголовно-процессуального законодательства играют первостепенную роль в решении вопроса об относимости доказательства, но не раскрывают сути этого свойства. Оно присуще сведениям о фактах объективно, независимо от воли законодателя, закон лишь опосредует это объективное свойство.

Что касается ОРД, то она изначально нацелена на получение не только данных, важных для подготовки и проведения следственных (судебных) действий, выявление признаков преступления (становясь поводом и основанием для возбуждения уголовного дела), но и на раскрытие преступления, т. е. на получение данных, подтверждающих факт совершения преступления, и сведений о лице, его совершившем. Последнее означает, что результаты оперативно-розыскных мероприятий могут содержать относимую доказательственную информацию и потому при определенных условиях могут быть использованы в качестве доказательств.

Доказательства являются необходимыми средствами установления истины по уголовному делу. Выяснение существенных для дела обстоятельств путем непосредственного их опознания в уголовном процессе имеет ограниченные пределы. Иногда можно непосредственно наблюдать нанесенный преступлением ущерб, ради которого совершалось преступное деяние. В этом случае следователь, оказавшийся на месте преступления, обязан принять меры к задержанию лица, подозреваемого в совершении преступления, и закреплению следов преступления, а затем устраниться от участия в деле, чтобы дать показания в качестве свидетеля.

Другие под допустимостью источника доказательств понимают признанную законодателем пригодность (приемлемость) данного источника служить средством процессуального доказывания. Они полагают, что под относимостью доказательств подразумевается внутренне присущее им свойство, выражающее их существенную объективную связь с любым искомым фактом по делу. При осуществлении правосудия не допускается использовать доказательства, полученные с нарушением федерального закона (ч 2 ст. 50 Конституции РФ и ч. 2 ст. 74 УПК РФ).

По нашему мнению, допустимость доказательства есть пригодность его с точки зрения законности источников, методов и приемов получения сведений об обстоятельствах дела для правильного его разрешения.

Итак, относимость и допустимость - критерии оценки, которым должно соответствовать каждое из доказательств, используемых следователем, прокурором, судом для обоснования выводов по делу.

Доказательство будет допустимым тогда, когда сведения, используемые при обосновании тех или иных выводов, получены из указанного в законе источника. В соответствии с ч. 2 ст. 74 УПК РФ такими источниками являются: показания свидетелей, потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого, эксперта, заключение эксперта, вещественные доказательства, протоколы следственных и судебных действий и иные документы. Применительно к каждому из доказательств закон устанавливает порядок его получения и документального закрепления.

Данные, полученные не из источников, перечисленных в ч. 2 ст. 74, недопустимы в качестве доказательств. С формированием источника доказательств тесно связана процессуальная форма: ею определяются условия, порядок и последовательность совершения процессуальных действий, направленных на получение доказательственной информации. Процесс получения такой информации можно представить следующим образом: материальная обстановка, в которой совершено преступление, выступает в качестве носителя информации; ее осмотр (осмотр места происшествия) - процессуальное действие или средство доказывания - отражается в протоколе, который становится источником доказательств.

Значимость установления допустимости доказательств подтверждается и тем, что этот принцип получил конституционное закрепление. В соответствии со ст. 65 Конституции РСФСР 1978 г. доказательства, полученные с нарушением закона, признавались не имеющими юридической силы. В Конституции РФ 1993 г. этот принцип также отражен: при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона (ст. 50). Нетрудно заметить, что если в первом случае подчеркивается ничтожность результата использования недопустимых доказательств, то во втором - акцент недопустимости доказательств, полученных с нарушением закона, усиливается. Здесь конституционная норма содержит категорический запрет самой возможности использования таких доказательств. Нарушение федерального закона проявляется как в отступлениях от формы и порядка собирания доказательств, предписанных законом, так и в использовании способов и форм получения сведений (фактических данных), не предусмотренных законом.

Большое значение проблема допустимости доказательств приобретает с введением такой формы уголовно-процессуальной деятельности, как суда присяжных. Нормы о недопустимости доказательств имеют своей целью устранить из судебного разбирательства сомнительные доказательства. Одна из задач предварительного слушания дела заключается в проверке того, допустимы ли доказательства, собранные на предварительном следствии Если нет, то такие доказательства должны исключаться из разбирательства судом присяжных. Своевременное и правильное решение вопроса о допустимости доказательств во время предварительного слушания дела необходимо для того, чтобы предупредить их исследование в судебном следствии и тем самым исключить возможность влияния подобного «доказательства» на формирование убеждения суда присяжных.

Положения теории доказательств, уголовно-процессуального закона, касающиеся относимости и допустимости доказательства как правовых требований, предъявляемых к их содержанию и форме, принципиально важны не только для уголовного судопроизводства, но и для практики ОРД. Результаты ОРД могут быть использованы в процессе доказывания только после соблюдения двух условий:

Если они отражают обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу (ст. 73 УПК РФ);

Если они используются в качестве основы формирования судебных доказательств в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством, регламентирующим собирание доказательств, т. е. получены из установленных в законе источников и при производстве соответствующих следственных (судебных) действий, являющихся единственными законными способами собирания доказательств в уголовном процессе.

Существует еще одно условие: если обеспечивается безопасность лиц, ведущих ОРД, в связи с использованием результатов ОРД, полученных с их участием, для формирования доказательств.

По мнению В.М. Савицкого, если доказательства, полученные с нарушением закона, используются для отстаивания невиновности, то они во всех случаях должны приниматься во внимание правоприменителем, так как «не доказывают ничего нового, кроме того, что само по себе не требует никаких доказательств - невиновности обвиняемого». Представляется, что данный вывод внутренне противоречив. Если невиновность заранее предполагается, является отправным пунктом в процессе доказывания по уголовному делу, а обвиняемый (равно, как и его защитник) не обязан доказывать свою невиновность (принцип презумпции невиновности - ст. 49 Конституции РФ), то зачем же еще какими-либо полученными с нарушением закона доказательствами подкреплять, обосновывать то, что, как указывает В.М. Савицкий, не требует никаких доказательств? Однако предложенное решение не вытекает из принципа презумпции невиновности, поскольку невиновность презюмируется и не требует особого доказывания.

П.А. Лупинская отмечает, что «доказательства, полученные с нарушением закона, не могут использоваться для доказывания любого из обстоятельств, исключающих вину обвиняемого или смягчающих его вину». Такой подход соответствует ч. 2 ст. 50 Конституции РФ. Но, как правильно прослеживается в литературе, практика объявления доказательств недопустимыми без надлежащего исследования и оценки противоречит требованиям ч. 2 ст. 17 УПК РФ, которая четко указывает, что «никакие доказательства не имеют заранее установленной силы».

Таким образом, требования допустимости доказательств можно сформулировать следующим образом:

Доказательства должны быть получены только из источников, предусмотренных УПК РФ, а в ряде случаев - из других источников (например, в соответствии со ст. 196 УПК РФ для установления причин смерти и характера телесных повреждений обязательно заключение эксперта);

Доказательство должно быть получено с соблюдением правил проведения процессуального действия, в ходе которого оно добыто. Так, если при проведении опознания в порядке ст. 193 УПК РФ опознаваемому не предложено занять любое место среди представленных лиц, результат этого следственного действия не может служить доказательством;

При получении доказательства должны быть соблюдены все требования закона, касающиеся фиксации результатов следственных действий (подписи допрашиваемого должны быть поставлены на каждой странице протокола допроса и др.);

Доказательство должно быть получено надлежащим субъектом. Например, оперативный работник может допросить лицо в качестве свидетеля только в том случае, если получено поручение следователя в порядке ст. 38 УПК РФ.

Применительно к отдельным источникам доказательств закон устанавливает запреты и ограничения их использования, нарушение которых делает доказательства недопустимыми. Так, в соответствии со ст. 51 Конституции РФ никто не обязан свидетельствовать против самого себя, своего супруга и близких родственников, круг которых определен федеральным законом. Такая норма предоставляет свидетелю право отказаться от дачи показаний в отношении своих близких.

Недопустимыми признаются доказательства, полученные путем нарушения конституционных прав и свобод личности, за исключением предусмотренных законом случаев.

Доказательства могут быть получены путем их представления в порядке, предусмотренном ч. 2 ст. 86 УПК РФ. К ним также предъявляются требования допустимости. Лица, представившие материалы, имеющие значение для уголовного дела, должны быть допрошены. В ходе допроса необходимо установить, когда и где были обнаружены предметы и документы. Обязательным условием для представленных предметов являются постановление о приобщении их к делу в качестве вещественных доказательств и протокол их приобщения к делу, которые неразрывно связаны между собой и представляют собой комплексное доказательство. Утрата любого из компонентов ведет к признанию доказательства недопустимым, ничтожным. «В любом случае неясность по поводу того, как и где, при каких обстоятельствах получен материальный объект, несущий ту или иную информацию, лишает его доказательственной силы.»

Допустимость доказательств, как правило, должна устанавливаться при их собирании и проверке, чтобы в завершающей стадии процесса доказывания следователь и судья могли оперировать только доброкачественными доказательствами. Соблюдение требований допустимости доказательств является важнейшей гарантией вынесения правильного и законного решения по делу.

Такие основные категории уголовного процесса, как доказательства, их свойства, источники и средства доказывания, позволяют разграничивать доказательственную информацию и информацию, полученную из непроцессуальных источников.

Таким образом, доказательства представляют собой не что иное, как определенное знание доказательной информации об обстоятельствах, устанавливаемых по делу. В одних случаях - в форме устных сообщений, сделанных на допросах (в виде показаний свидетеля, потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого, эксперта) и зафиксированных в установленном порядке в материалах дела; в других - в форме письменных сообщений (в виде документов, протоколов и т. п.); в-третьих, - в форме сообщений, которые удается получить в ходе следствия и суда от «немых свидетелей», т. е. с помощью вещественных доказательств.

К доказательствам законом предъявляются следующие основные требования:

Содержащиеся в них данные должны быть не просто данными, а сведениями о фактах, т. е. быть не абстрактными оценочными суждениями, мнениями, а содержать конкретные сведения о конкретных фактах (действиях людей, событиях и т. д.), позволяющие ответить на вопросы: что, где, когда, каким образом случилось или произошло. В постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О судебном приговоре» от 29 апреля 1996 г. № 1 (п. 3) разъясняется, что, ссылаясь в приговоре на показания допрошенных по делу лиц, заключение эксперта, протоколы следственных и судебных действий и иные документы, подтверждающие, по мнению суда, те или иные фактические обстоятельства, необходимо раскрыть их содержание. Например, не только перечислить фамилии потерпевших, свидетелей, но и изложить существо их показаний;

Ими являются только сведения о фактах, которые добыты из законных источников и в законном порядке, что образует понятие допустимости доказательства. Иначе говоря, допустимость доказательства - это его пригодность с точки зрения законности источника, методов и приемов получения доказательств. Наиболее полно правила о недопустимости доказательств выражены в ст. 74, 75 УПК РФ. Во-первых, в них определено, откуда может быть почерпнута информация о фактах, составляющая содержание доказательств, и во-вторых, зафиксировано правило о том, что доказательства, полученные с нарушением закона, признаются не имеющими юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения. Из этого следует, что доказательства, полученные с нарушением закона, не могут использоваться для доказывания любого из обстоятельств, подлежащих доказыванию по делу, в том числе обстоятельств, исключающих вину обвиняемого или смягчающих его вину.

Статья 75 УПК РФ полностью соответствует ст. 50 Конституции РФ и не допускает использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона. Это означает, что при установлении факта нарушения любых предписаний закона, относящихся к общим правилам доказывания или использования доказательств любого вида либо специфики доказывания на той или иной стадии судопроизводства, соответствующие фактические данные не могут быть включены или должны быть исключены из числа доказательств по уголовному делу. Отметим, что правовая терминология в упоминавшихся актах («доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми») не вполне точна. Сведения, не отвечающие требованиям ч. 1 ст. 74 УПК РФ, не могут называться доказательствами, хотя и представлялись бы в качестве таковых.

В соответствии со ст. 15 Конституции РФ понятие фактических данных, полученных с нарушением закона, которое упоминается в ст. 75 УПК РФ, в определенных случаях нуждается в расширительном толковании, так как в процессе производства по некоторым уголовным делам негативные последствия вызывают не только нарушения положений российского законодательства, но и норм международного права и международных договоров. Последние с вступлением в силу Конституции РФ признаются основной частью правовой системы России (ст. 15 Конституции РФ) и, следовательно, подлежат применению при расхождении между ними и внутренним законодательством. Между тем нормы международного права регулируют некоторые процессуальные отношения, которые отсутствуют в УПК РФ. Например, международная Конвенция против пыток, других бесчеловечных или унижающих человеческое достоинство видов обращения дает четкие характеристики запрещенного поведения.

С учетом характера дела следователь или суд, как отмечает Г.М. Миньковский, могут прийти к выводу о необходимости при решении вопроса о допустимости доказательств использовать нормы международного права и международных договоров.

Отвечая на вопрос о допустимости того или иного доказательства, судам следует руководствоваться разъяснениями, содержащимися в п. 16 постановления Пленума Верховного Суда РФ «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» от 31 октября 1995 г. № 8. В случае признания доказательства полученным с нарушением закона суд должен мотивировать свое решение об исключении его из совокупности доказательств по уголовному делу, указав, в чем выразилось нарушение закона. При этом необходимо иметь в виду, что Пленум Верховного Суда РФ в постановлении «О судебном приговоре» обратил внимание на то, что ст. 50 Конституции РФ имеет значение для всех судов.

Требование Конституции РФ и УПК РФ о недопустимости доказательств, полученных с нарушением закона, направлено на преодоление получивших распространение (особенно в досудебных стадиях процесса) нарушениях уголовно-процессуального закона при собирании доказательств, в том числе связанных с ограничением и ущемлением конституционных прав и свобод граждан.

Результаты ОРД могут представляться в орган дознания, следователю или в суд, в производстве которого находится уголовное дело, а также использоваться в доказывании в соответствии с нормами уголовно-процессуального законодательства, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств. Представление результатов ОРД в эти органы осуществляется на основании постановления руководителя органа, осуществляющего ОРД, в порядке, предусмотренном ведомственными нормативными актами (ст. 11 ФЗ об ОРД).

Пленум Верховного Суда РФ, обобщив соответствующую практику, установил следующее. Результаты оперативно-розыскных мероприятий, связанных с ограничением конституционного права граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, а также с проникновением в жилище против воли проживающих в нем лиц (кроме случаев, установленных федеральным законом), могут быть использованы в качестве доказательств по делам лишь тогда, когда получены по разрешению суда на проведение таких мероприятий и проверены следственными органами в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством.

По авторитетному мнению Верховного Суда РФ, доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона, если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные права человека и гражданина или установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления, а также если собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом, либо в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами.

В соответствии с ч. 2 ст. 48 Конституции РФ и на основании УПК РФ каждый задержанный, заключенный под стражу, имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента объявления ему протокола задержания или постановления о применении меры пресечения в виде заключения под стражу, а каждый обвиняемый в силу указанной конституционной нормы и на основании УПК РФ имеет право пользоваться услугами адвоката (защитника) с момента предъявления обвинения. При нарушении этого конституционного права все показания задержанного, заключенного под стражу, обвиняемого и результаты следственных действий, проведенных с его участием, должны рассматриваться судом как доказательства, полученные с нарушением закона.

Если подозреваемому, обвиняемому, его супругу или близким родственникам при дознании или на предварительном следствии не было разъяснено конституционное положение о том, что никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга или близких родственников, показания этих лиц должны признаваться полученными с нарушением закона и не должны являться доказательствами виновности. В недавнем прошлом это демократическое требование систематически нарушалось.

Опираясь на правовые нормы (ст. 50 Конституции РФ и ст. 75 УПК РФ) лицо, производящее дознание, следователь, прокурор, судья, суд вправе своим постановлением или определением по своей инициативе или по ходатайству обвиняемого, его защитника или законного представителя потерпевшего исключить из числа доказательств те из них, которые получены с нарушением закона.

Однако институт недопустимых доказательств не одно десятилетие существовал и до принятия ст. 75 УПК РФ и ч. 2 ст. 50 Конституции РФ, ибо уголовно-процессуальный закон строго регламентировал порядок получения информации о фактах из установленных средств доказывания. Если сведения, имеющие отношение к делу, получены в предусмотренной законом процессуальной форме, но с нарушением порядка их вовлечения в процесс, они не могут быть положены в обоснование решения как доказательства.

Так, ст. 264 УПК РФ предусматривает удаление свидетеля до начала его допроса из зала судебного заседания, а ст. 278 обязывает суд (судью) предупреждать свидетеля о его ответственности за отказ или уклонение от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний. В соответствии с законом (ст. 283 УПК РФ) только суд (судья) может назначить эксперта и определить окончательный круг вопросов, по которым требуется его заключение.

Ходатайства лиц, участвующих в деле, об истребовании дополнительных (новых) доказательств разрешаются определением суда, постановлением судьи после заслушивания мнения прокурора и других лиц, участвующих в деле (ст. 271).

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О судебном приговоре» разъясняется, что приговор может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были непосредственно исследованы в судебном заседании. С учетом указанного требования закона суд не вправе ссылаться в подтверждение своих выводов на собранные по делу доказательства, если они не были исследованы судом и не нашли отражения в протоколе судебного заседания. Ссылка в приговоре на показания подсудимого, потерпевшего, свидетелей, данные при производстве дознания, предварительного следствия или в ином судебном заседании допустима только при оглашении этих показаний судом.

Вопрос о достоверности того или иного источника доказательств или самого доказательства может быть поставлен только в том случае, если доказательство (или источник) является допустимым, и в то же время допустимое доказательство ничего не докажет либо приведет к ошибочным выводам, если не будет достоверным.

Таким образом, допустимость и достоверность - пересекающиеся понятия. Многие правила допустимости призваны гарантировать, максимально обеспечивать достоверность доказательств. Это, например, требование получения доказательств из строго определенных источников (ч. 2 ст. 73 УПК РФ), недопустимость показания свидетеля, не могущего указать источник своей осведомленности (ч. 2 ст. 75), недопустимость заключения эксперта, заинтересованного в исходе дела или некомпетентного (ст. 70).

Важным требованием достоверности вывода в уголовном процессе является его доказанность. Известен целый ряд высказываний ученых-юристов, допускающих существование истин, которые не доказаны, существуют как бы сами по себе. Истина вполне может существовать автономно. Она действительно ни от кого и ни от чего не зависит. Достоверный же вывод сам по себе существовать не может, он должен быть доказан. Исходя из этого, следует признать ошибочным мнение В.Д. Арсеньева, утверждающего, что «истинное знание может быть как достоверным (доказанным), так и вероятным (недоказанным), ложное - вероятным и доказанным (достоверное заблуждение)».

Истинное всегда достоверно, но и достоверное всегда истинно, поскольку в одном отношении это не совпадающие понятия, а в другом - совпадающие. Наши представления могут быть истинными, но бездоказательными (например, интуитивные знания). Оперировать такими знаниями для принятия окончательных решений весьма рискованно. Если же оно доказано (обосновано, аргументировано), то приобретает характер достоверности, не вызывающей сомнений в истинности знания.

Таким образом, речь идет, с одной стороны, об истинности знания, а с другой - о его достоверности, обоснованности. Исходя из анализа философской и юридической литературы, можно утверждать, что достоверное знание фактических обстоятельств дела - всегда истинное знание. Иными словами, достоверность - это развернутая, доказанная, не вызывающая сомнений и потому не требующая дальнейшего обоснования истина.

Нарушение порядка собирания, проверки и оценки доказательств лишает их юридической силы и значения доказательств. В постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О судебном приговоре» указывается, что в соответствии с законодательством (ст. 50 Конституции РФ и ст. 75 УПК РФ) при осуществлении правосудия не допускается исследование доказательств, полученных с нарушением закона. Решая вопрос о допустимости того или иного доказательства, судам следует руководствоваться разъяснением, содержащимся в п. 16 постановления Пленума Верховного Суда РФ «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия». В случае признания доказательства, полученного с нарушением закона, суд должен мотивировать свое решение об исключении его из совокупности доказательств по делу, указав, в чем выразилось нарушение закона.

Органы предварительного следствия предъявили обвинение П. и Д. в совершении умышленного убийства при отягчающих обстоятельствах и в покушении на умышленное убийство Ц, т. е. в совершении преступления, предусмотренного п. «в», «г», «е», «з», «и» ст. 102 УК РСФСР. Органы следствия при предъявлении обвинения нарушили требования ст. 151 УПК РСФСР - переводчик 3. не была предупреждена следователем об уголовной ответственности за заведомо неправильный перевод. Кроме того, обвиняемым не было разъяснено их право заявить отвод переводчику. В протоколах допросов в качестве обвиняемых П. и Д. переводчиком не подписана каждая страница протоколов допросов. При таких обстоятельствах показания обвиняемых П. и Д не могут расцениваться судом как достоверные доказательства.

В силу специфики исследования необходимо рассмотреть вопрос о допустимости результатов ОРД в качестве доказательств. В принципе ответ на этот вопрос сомнений не вызывает: эти результаты, т. е. сведения о фактах, полученные путем производства оперативно-розыскных мероприятий, перечень которых дан в ст. 6 ФЗ об ОРД, могут быть признаны доказательствами, если они:

Относятся к существенным обстоятельствам дела (ст. 73 УПК РФ);

Собраны, проверены и оценены по правилам ст. 17, 88 УПК РФ, а равно уголовно-процессуальным законодательством, регламентирующим собрание, проверку и оценку доказательств того вида, к которым в конкретном случае предлагается отнести результаты оперативно-розыскного мероприятия.

Согласно ст. 11 ФЗ об ОРД «результаты оперативно-розыскной деятельности могут быть использованы для подготовки и осуществления следственных и судебных действий». Однако в УПК РФ порядок использования информации, полученной в результате оперативно-розыскных мероприятий, не регламентирован. Чтобы данные, полученные в результате оперативно-розыскных мероприятий, могли быть использованы в судебном заседании, они должны приобрести статус доказательств, т. е. должны быть получены следователем или судом из предусмотренных ч. 2 ст. 74 УПК РФ источников путем производства процессуальных действий при условии соблюдения положений уголовно-процессуального законодательства, «регламентирующего собирание, проверку и оценку доказательств» (ст. 11 ФЗ об ОРД). Так, видеозапись, фиксирующая задержание подозреваемого с поличным, должна быть приобщена к делу, лица, ее производившие, допрошены в качестве свидетелей, выяснены вопросы о том, когда, где и при каких обстоятельствах запись производилась, допрошен по этому поводу подозреваемый.

Общие условия о допустимости результатов ОРД (закон употребляет двойную терминологию в одном и том же смысле: «результаты деятельности», «результаты мероприятий») требуют детализировать информационное обеспечение и документирование ОРД с учетом специфики фактических данных, получаемых этим путем. Во-первых, нереально, как это иногда имеет место на практике, определять допустимость результатов оперативно-розыскных мероприятий в качестве доказательств в зависимости от их характера, вряд ли возможно бездоказательно утверждать о недопустимости данных, получаемых, например, в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий при опросе, сборе образцов, обследовании помещений, зданий, сооружений, участков местности и т. д. Любое оперативно-розыскное мероприятие может дать результаты, допустимые в качестве доказательств, если не отождествлять такое мероприятие с внешне сходным следственным действием (опрос - с допросом, обследование помещений - с обыском или осмотром, исследование предметов - с экспертизой и т. д.), а исходить из того, что результаты могут быть «преобразованы» в вещественные доказательства и документы.

Во-вторых, при решении вопроса о допустимости этих результатов в качестве доказательств рекомендуется последовательно выполнить следующие основные этапы исследования:

Уточнить (на основе ст. 73 УПК РФ), относятся ли полученные фактические данные к предмету доказывания;

Проверить, соблюдены ли требования закона, регламентирующего ОРД и оперативно-розыскные мероприятия основного вида (вынесено ли судьей постановление о разрешении провести оперативно-розыскные или следственные действия, связанные с ограничением тайны телефонных переговоров и иных сообщений, с проникновением в жилище и т. д), включая требования о форме и содержании документов, фиксирующих ход и результаты осуществленного мероприятия;

Осуществить предусмотренные процессуальным законом действия, необходимые для приобщения предметов и документов к делу, выяснить и удостоверить их признаки и свойства, позволяющие признать их соответственно «вещественными доказательствами» либо «иными документами»; осуществить процессуальные действия по признанию их таковыми;

Проверить и оценить их на общих основаниях по источнику и содержанию.

Допустимыми могут быть признаны результаты оперативно-розыскных мероприятий при наличии соответствующих оснований для этого, осуществленных как до возбуждения уголовного дела, так и в процессе производства по нему; как произведенных в соответствии с собственной компетенцией органов, осуществляющих ОРД, так и по поручению следователя.

Непосредственное осуществление следователем некоторых оперативно-розыскных мероприятий, например прослушивание телефонных разговоров, не превращает, вопреки позиции части практических работников, это мероприятие в следственное действие. Его результаты могут быть признаны доказательствами лишь после осуществления всех этапов решения вопроса об их допустимости, указанных в ст. 11 ФЗ об ОРД. С этим положением Г.М. Миньковского безусловно надо согласиться.

Нарушения процессуальной формы, которые влекут признание полученной информации недопустимой для использования в качестве доказательств (ст. 75 УПК РФ «Недопустимые доказательства»), могут быть следующими. Не имеют юридической силы материалы и предметы, полученные:

С применением насилия, угроз, издевательств над личностью или других незаконных действий;

Лицом, не имеющим права осуществлять уголовное судопроизводство по данному уголовному делу (следователем, не принявшим дело к своему производству, сотрудником органов дознания, не имеющим поручения следователя);

С участием лиц, подлежащих отводу, включая случаи личной заинтересованности или некомпетентности эксперта;

Без разъяснения прав лицам, участвующим в производстве следственного действия, или с обманом этих лиц о характере или объеме принадлежащих прав;

С нарушением прав подозреваемого и обвиняемого на защиту (например, когда обвиняемый незаконно лишен участия избранного им защитника в допросе; когда он не ознакомлен с постановлением о назначении экспертизы или лишен возможности осуществить права, предусмотренные законом;

С нарушением предусмотренных законом дополнительных гарантий прав лиц, не владеющих языком, на котором ведется судопроизводство;

При отсутствии должного числа отвечающих требованиям закона понятых в случае, когда их участие в производстве следственного действия обязательно, а равно с иным нарушением порядка собирания доказательств;

Из неизвестных или не установленных в судебном разбирательстве источников;

Без вынесения постановления о приобщении к делу вещественных доказательств или с иным нарушением порядка приобщения доказательств к материалам уголовного дела;

В результате несанкционированного производства следственного действия, когда такая санкция обязательна; без вынесения постановления о производстве обыска, выемки и других установленных законом действий, а также о назначении экспертизы;

Без производства необходимых дополнительных следственных действий или с осуществленным нарушением порядка производства следственного действия;

В ходе производства следственных действий без предварительного возбуждения уголовного дела (кроме осмотра места происшествия).

Поскольку в ст. 88 УПК РФ упоминается и о свойстве собранных доказательств в их совокупности - достаточности, то оно наряду с изложенными выше также подлежит рассмотрению.

В ст. 17 УПК РФ «Свобода оценки доказательств» и ст. 88 «Правила оценки доказательств» достаточно четко говорится о том, что оценке по внутреннему убеждению подлежит каждое доказательство и вся совокупность доказательств. В этой связи важно проследить, как понимается «совокупность доказательств» и «достаточность доказательств». Каждое доказательство должно быть оценено не само по себе, а всегда в совокупности (это правило специально отмечено законодателем применительно к показаниям обвиняемого). Точное выполнение требований ст. 17 обусловливает наличие такой совокупности доказательств, которая позволяет правильно оценить каждое из них и сделать правильный вывод о достаточности (недостаточности) доказательств для того или иного решения по делу. Оставление каких-либо из собранных доказательств вне внимания, обоснование вывода на одних доказательствах, без учета всех собранных доказательств приводит к необоснованности вывода и односторонности оценки по делу.

Следует, однако, иметь в виду, что в оцениваемую совокупность доказательств могут входить как достоверные, так и недостоверные доказательства Пока не произведена оценка всех доказательств в совокупности, нельзя сказать о том, какое из них достоверно, а какое нет. Именно оценка совокупности дает возможность сделать правильный вывод о достоверности и значении каждого из доказательств, входящих в нее. В мотивировочной части приговора судьи должны приводить не только доказательства, которые признаны ими достоверными и положены в основу решения, но и те, которые суд отверг как не нашедшие подтверждения, недостоверные. Тем самым суд раскрывает мотивы своих оценок и выводов.

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О судебном приговоре» разъясняется, что в приговоре необходимо привести всесторонний анализ доказательств, на которых суд основал выводы, при этом должны получить оценку все доказательства, как уличающие, так и оправдывающие подсудимого.

Оценивая совокупность доказательств, суд должен ответить на вопрос, достаточно ли этих доказательств для вывода о доказанности (недоказанности) каких-либо обстоятельств по делу.

Таким образом, определение «достаточности доказательств» является результатом оценки «совокупности доказательств». Отражая закономерности процесса познания как перехода от незнания к знанию, в «совокупность доказательств» на различных этапах расследования входят доказательства, достоверность которых еще предстоит установить. Не любая совокупность доказательств может характеризоваться как взаимно согласованная и внутренне связанная система доказательств, правильно отражающая объективную действительность. Такими свойствами должна обладать совокупность доказательств, лежащая в основе решения, принятого в результате всестороннего и полного исследования обстоятельств, когда по делу исследованы все возможные версии, а имеющиеся противоречия выяснены и оценены. Такая совокупность доказательств обеспечивает доказанность выводов по делу и должна лежать в основе обвинительного приговора (ст. 302 УПК РФ).

В массовом сознании в связи с развитием электроники, информатики и компьютерной техники, проникновением их в различные сферы жизни укрепляются взгляды, что многие факты следует фиксировать только с помощью фонограмм, видео-, аудиозаписи и других средств, причем последние якобы обеспечивают получение наиболее «сильных», достоверных доказательств. Действительно, в качестве средства общения граждане стали использовать электронную почту. Для фиксации фактов широко применяются документы машинной обработки и электронные банки данных.

В следственной и судебной практике чаще всего встречаются случаи, когда субъекты процесса просят органы предварительного следствия и судей исследовать доказательства, имеющие отношение к делу, но представленные в форме, не предусмотренной законом, например в форме видео- или аудиозаписи. Проведенный анализ показал, что по 15 уголовным делам в Воронежском областном суде в 2000–2001 гг. (июнь - апрель) со стороны потерпевших и адвокатов делались 19 попыток представить суду не оформленные (не документированные) видео- и звукозаписи.

Вне всякого сомнения, уголовный процесс не может оставаться в стороне от общего процесса научно-технического развития, поэтому следует признать обоснованной точку зрения о том, что применительно к уголовно-процессуальной деятельности борьба с преступностью, особенно с ее организованными формами, может стать более успешной за счет расширения возможностей правоохранительных органов (МВД России ФСБ России, ФСНП России, Генеральной прокуратуры РФ) в получении средств, обеспечивающих собирание доказательств, в том числе из источников, не указанных в законе.

Как отмечено в юридической литературе, не должны приниматься судом во внимание и служить доказательствами виновности:

Признание обвиняемого или изобличающие его показания другого обвиняемого (лица, в отношении которого дело прекращено по нереабилитирующим основаниям), когда они не подтверждаются другими доказательствами;

Факт отказа обвиняемого от дачи показаний, как и несообщение им убедительных данных, свидетельствующих о его невиновности;

Сведения, содержащиеся в ходатайствах, жалобах, защитной речи и последнем слове подсудимого;

Доказательства, не исследованные в судебном заседании;

Показания, данные свидетелем или потерпевшим при производстве дознания или предварительного следствия, а также в суде, оглашенные в судебном заседании при отсутствии указанных лиц, хотя их явка в суд не исключалась по объективным причинам.

Этот перечень не во всех случаях конкретен и нуждается в уточнении. Тем не менее он дополняет и развивает предложенный законодателем в ст. 75 УПК РФ перечень недопустимых доказательств.

С применением технических средств (объектов) в быту людей, развитием науки и техники, расширением возможностей использования специальных познаний было бы целесообразно ст. 74 УПК РФ дополнить указанием на возможность использования в качестве доказательства видео-, аудиозаписи, фотоснимков, отражающих результаты оперативно-розыскных мероприятий.

Результаты применения полиграфа могут использоваться только как оперативные данные, но не как доказательства в понимании их согласно ст. 74 УПК РФ. В правоохранительной практике зарубежных стран проверки на полиграфе, как правило, используются не в интересах получения судебных доказательств для вынесения решения по делу, а для содействия следователю в выборе более перспективного и обоснованного направления его работы.

Учитывая, что требования относимости, допустимости, достоверности и достаточности находят воплощение по каждому уголовному делу, следует дополнить ст. 88 УПК РФ «Правила оценки доказательств» следующими абзацами:

«Относимость доказательства - это его связь с обстоятельствами, подлежащими доказыванию по делу, на основании которой оно может быть использовано для установления этих обстоятельств.

Допустимость доказательства есть пригодность его с точки зрения законности источника, методов и приемов получения сведений об обстоятельствах дела для правильного его разрешения.

Достоверность - это развернутая, доказанная, не вызывающая сомнений, а потому не требующая дальнейшего обоснования истина.

Достаточность доказательств означает необходимость определения на основании внутреннего убеждения совокупности относимых, допустимых и достоверных сведений, без которых невозможно установление обстоятельств преступления в соответствии с объективной реальностью и вынесение обоснованных решений в ходе расследования, рассмотрения и разрешения уголовного дела».

Из книги Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. Текст с изменениями и дополнениями на 1 ноября 2009 г. автора Автор неизвестен

СТАТЬЯ 11. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности Результаты оперативно-розыскной деятельности могут быть использованы для подготовки и осуществления следственных и судебных действий, проведения оперативно-розыскных мероприятий по выявлению,

Из книги Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации автора Дума Государственная

СТАТЬЯ 89. Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности В процессе доказывания запрещается использование результатов оперативно-розыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам настоящим

Из книги Оперативно-розыскная деятельность: Шпаргалка автора Автор неизвестен

Статья 2. Задачи оперативно-розыскной деятельности Задачами оперативно-розыскной деятельности являются:выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, а также выявление и установление лиц, их подготавливающих, совершающих или

Из книги Оперативно-розыскная деятельность: совершенствование форм вхождения ее результатов в уголовный процесс автора Царева Нина Павловна

Статья 3. Принципы оперативно-розыскной деятельности Оперативно-розыскная деятельность основывается на конституционных принципах законности, уважения и соблюдения прав и свобод человека и гражданина, а также на принципах конспирации, сочетания гласных и негласных

Из книги автора

Статья 11. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности Результаты оперативно-розыскной деятельности могут быть использованы для подготовки и осуществления следственных и судебных действий, проведения оперативно-розыскных мероприятий по выявлению,

Из книги автора

Статья 89. Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности В процессе доказывания запрещается использование результатов оперативно-розыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам настоящим

Из книги автора

Статья 89. Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности В процессе доказывания запрещается использование результатов оперативно-розыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам настоящим

Из книги автора

1. ПОНЯТИЕ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОРД – вид деятельности, осуществляемой гласно и негласно оперативными подразделениями государственных органов, уполномоченных на то Законом об ОРД, в пределах их полномочий посредством проведения ОРМ в целях защиты жизни,

Из книги автора

3. ПРАВОВАЯ ОСНОВА ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ Правовую основу ОРД составляют международные акты и национальное законодательство (нормативные правовые акты РФ). В зависимости от положения в юридической иерархии указанные акты можно подразделить на группы:

Из книги автора

33. ОРГАНИЗАЦИЯ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ Мероприятия, проводимые в процессе ОРД, нуждаются в организации. От того, насколько тщательно спланировано их проведение, зачастую зависит окончательный результат.Основой организации данных мероприятий является план

Из книги автора

Глава 2. Соотношение доказывания и результатов оперативно-розыскной

Из книги автора

§ 1. Понятие доказательств, средств доказывания и отграничение их от оперативно-розыскной информации Развитие правовой теории невозможно без разработки методологии. Это относится к любой отрасли права, в том числе к уголовному процессу и оперативно-розыскному

Из книги автора

Глава 3. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным

Из книги автора

§ 1. Уголовно-процессуальная интерпретация результатов оперативно-розыскной деятельности Современное законодательство России косвенно признает уголовно-процессуальные законы элементом правовой основы ОРД. На это обращают внимание авторы специальной литературы,

В процессе доказывания запрещается использование результатов оперативно-розыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам настоящим Кодексом.

Комментарий к статье 89

1. Комментируемая статья запрещает использовать в процессе доказывания результаты ОРД, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам.

2. Для законного и обоснованного использования в доказывании результатов ОРД кроме положений ст. 89 УПК необходимо учитывать требования ст. 11 Закона об ОРД, а также положения Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд, утвержденной Приказом от 13.05.1998 N 175/226/336/201/286/410/56 ФСНП России, ФСБ России, МВД России, ФСО России, ФПС России, ГТК России, СВР России, согласованным с Генеральным прокурором РФ 25.12.1997 (далее - Инструкция) (БНА. 1998. N 23).

3. Нормативное определение результатов ОРД содержится в п. 36.1 ст. 5 УПК, согласно которому под ними понимаются сведения, полученные в соответствии с Законом об ОРД, о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного преступления, лицах, подготавливающих, совершающих или совершивших преступление и скрывшихся от органов дознания, следствия или суда.

Результаты ОРД могут содержать сведения о фактах и обстоятельствах, имеющих значение для уголовного дела. Однако это не означает, что они представляют собой доказательства в уголовном процессе. Сведения об одних и тех же имеющих значение для уголовного дела обстоятельствах и фактах, исходящие от одного и того же человека, являвшегося агентом, а в последующем ставшего свидетелем, - это разные по своей правовой природе данные. Они формируются в разное время, в разных местах, в различных условиях и разном порядке. Поэтому различно назначение этих данных. Совпадение их содержания, поскольку они могут отражать одни и те же факты и обстоятельства, не дает оснований для их отождествления и тем более подмены доказательств результатами ОРД.

4. Результаты ОРД отражаются в оперативно-служебных документах (рапортах, справках, сводках, отчетах и т.п.). К оперативно-служебным документам могут прилагаться предметы и документы, полученные при проведении оперативно-технических мероприятий. Результаты ОРД могут быть также зафиксированы на материальных (физических) носителях информации (фонограммах, видеограммах, кинолентах, фотопленках, фотоснимках, магнитных, лазерных дисках, слепках и т.п.). Представляемые материалы должна сопровождать информация о времени, месте и обстоятельствах изъятия в ходе ОРД предметов и документов, получения видео- и аудиозаписей, кино- и фотоматериалов, копий и слепков. При этом должно быть приведено описание индивидуальных признаков указанных предметов и документов (п. 1, 3 Инструкции).

5. Результаты ОРД представляются в уголовный процесс по инициативе органов, осуществляющих ОРД, либо при выполнении поручения следователя, указания прокурора или определения суда по уголовным делам, находящимся в их производстве (п. 2 Инструкции).

7. Инструкция допускает возможность представления результатов ОРД в виде обобщенного официального сообщения (справки-меморандума) или в виде подлинников соответствующих оперативно-служебных документов (п. 18 Инструкции).

8. В случаях, не терпящих отлагательства и могущих привести к совершению тяжкого преступления, а также при наличии сведений об угрозе государственной, военной, экономической и экологической безопасности Российской Федерации результаты ОРД представляются органу дознания, следователю, прокурору или в суд незамедлительно. При этом оперативное подразделение должно принять меры к предотвращению или пресечению преступления, а равно к закреплению следов преступления (п. 20 Инструкции).

9. При использовании в доказывании результатов ОРД следует учитывать, что сами по себе результаты ОРД доказательствами в уголовно-процессуальном смысле не являются. Их нужно рассматривать только в качестве основы, на которой в уголовном процессе могут быть сформированы доказательства.

10. Результаты непосредственного восприятия в условиях проведенного оперативно-розыскного мероприятия обстоятельств и фактов, входящих в предмет доказывания по уголовному делу, лицом, оказывавшим конфиденциальное содействие органам, осуществляющим ОРД, могут послужить основой, на которой будет сформировано доказательство. Такое лицо при определенных обстоятельствах может быть допрошено в качестве свидетеля (см. коммент. к ст. 79).

11. Основой для формирования доказательств в уголовном процессе могут послужить и предметы, полученные в ходе осуществления ОРД. В частности, произведенная в рамках негласного оперативно-розыскного мероприятия видео- и аудиозапись, на которой запечатлен момент получения взятки должностным лицом, в установленном порядке представленная следователю, является лишь предметом, а не вещественным доказательством. На основе данной видео- и аудиозаписи в уголовном процессе может быть сформировано вещественное доказательство. В этих целях видео- и аудиозапись должна быть осмотрена следователем с участием понятых и применением соответствующих технических средств. После осмотра должно быть принято решение о признании пленки вещественным доказательством и ее приобщении к делу в качестве такового. Этим решением завершается формирование вещественного доказательства в процессуальных рамках.

12. Орган, представивший результаты ОРД, использование которых в уголовном процессе сопряжено с возможностью возникновения реальной угрозы для безопасности участников ОРД, обязан предусмотреть меры по их защите. При необходимости указанные меры согласовываются с органом дознания, следователем, прокурором или судом, которым представляются данные результаты (п. 22 Инструкции).

13. В представлении результатов ОРД органу дознания, следователю, прокурору или в суд может быть отказано в случаях:

если невозможно обеспечить безопасность субъектов (участников) ОРД в связи с представлением и использованием данных результатов в уголовном процессе;

если их использование в уголовном процессе создает реальную возможность расшифровки (разглашения) сведений об используемых или использованных при проведении негласных оперативно-розыскных мероприятий силах, средствах, источниках и других сведений, отнесенных законом к государственной тайне.

Решение о непредставлении результатов ОРД оформляется постановлением руководителя органа, осуществляющего ОРД, и приобщается к материалам дела оперативного учета или соответствующего номенклатурного дела. О принятом решении уведомляется инициатор запроса.

14. Проверка и оценка доказательств, сформированных на основе результатов ОРД, осуществляется по общим правилам с учетом особенностей соответствующих видов доказательств и конкретных обстоятельств уголовного дела. При этом от оперативного подразделения органом, в производстве которого находится уголовное дело, могут быть запрошены находящиеся в их распоряжении данные, необходимые для правильной проверки и оценки доказательств, сформированных на основе результатов ОРД.

В ст. 89 УПК относительно оперативно-розыскной деятельности в доказывании сказано в негативной форме: запрещается исполь­зование названных материалов, если они не отвечают требовани­ям, предъявляемым к доказательствам настоящим Кодексом, т.е., иначе говоря, если они не получены и приобщены к делу в процес­суальном порядке.

По Федеральному закону «Об оперативно-розыскной деятель­ности» результаты оперативно-розыскной деятельности могут быть представлены в орган дознания, следователю и в суд, а также использоваться в доказывании по уголовным делам в соответствии с положением УПК РФ, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств (ст. 11).

Использование результатов оперативно-розыскной деятельнос­ти практически необходимо при расследовании наиболее тяжких преступлений - заказные убийства, наркобизнес и др. Оператив­но-розыскная деятельность по своему характеру, по особенностям мероприятий, ограниченности прав лиц, в отношении которых такие мероприятия проводятся, отсутствию гарантии, имеющейся для граждан в уголовно-процессуальной деятельности, и т.п. могут приводить к нарушению или ограничению прав граждан. «Поэтому нельзя допустить вытеснения, подмены результатами оперативно-розыскной деятельности легальных доказательств, некритического восприятия оперативных данных и принятия на их основе процес­суального решения» 2 .

Для использования результатов оперативно-розыскной дея­тельности в доказывании необходимо прежде всего точное испол-

1 См. об этом: Кипнис Н.М. Оценка асимметрии правил о допустимости доказа­
тельств // Доказывание в уголовном процессе. Традиции и современность. С. 173-
196.

2 См.: Комментарий к УПК РФ / Под ред. А.Я. Сухарева. С. 173-176.

Глава 12. Доказательства и доказывание


§ 8. Классификация доказательств

нение предусмотренных законом и подзаконными актами правил проведения оперативно-розыскных мероприятий. Порядок пред­ставления результатов оперативно-розыскной деятельности ука­занным органам регулируется Инструкцией от 13 мая 1998 г., ут­вержденной совместным приказом федеральных органов, осу­ществляющих оперативно-розыскную деятельность. В этой Ин­струкции записано, что результаты оперативно-розыскной деятельности должны «...содержать сведения, имеющие значение для установления обстоятельств, имеющих значения для установ­ления обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, указания на источник получения предполагаемых доказа­тельств или предмета, который может стать доказательством, а также данные, позволяющие проверить в условиях судопроизвод­ства доказательства, сформированные на их основе» 1 .

Поэтому для использования результатов оперативно-розыск­ной деятельности в доказывании необходимо установить, соблюде­ны ли установленные Федеральным законом «Об оперативно-ро-зыской деятельности» правила проведения оперативно-розыскных мероприятий.

Далее, представленные предметы или сведения о лицах, кото­рые могут быть вызваны для допроса в качестве свидетелей, долж­ны повлечь за собой приобщение предметов в качестве доказа­тельств, допрос лиц в качестве свидетелей и т.д. Могут быть ис­пользованы такие материалы, как аудиозаписи телефонных пере­говоров, видеозаписи или фотографии. Однако должно быть установлено, кем, когда, при каких обстоятельствах эти материалы получены. С этой целью может быть допрошено лицо, проводив­шее эти записи или фотографирование 2 .

1 См.: Кореневский Ю.В., Токарева М..Е. Исследование результатов оперативно-
розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам. М., 2000.

2 См. подробно комментарий к ст. 89 УПК // Комментарий к УПК РФ / Под ред.
А.Я. Сухарева. В этом комментарии, как и в других работах, при описании значения
материалов оперативно-розыскной деятельности в доказыванииуказывается, что на
их основе «формируются доказательства». См. также: Доля ЕЛ. Использование в
доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности. М., 1996. Позиция
автора этой работы подверглась критике за то, что он представляет результаты
оперативно-розыскной деятельности как «основу формирования доказательств», в
то время как фактически речь идет о представлении документов, предметов, полу­
ченных в результате оперативно-розыскных мероприятий для решения вопроса о
приобщении их к делу в качестве доказательств, или сообщении источника получе­
ния информации. Это не дает оснований расценивать дперативно-розыскную дея­
тельность как «основу формирования доказательств», поскольку в ходе уголовно-
процессуальной деятельности доказательстйсГне формируются, а собираются или

Похожие публикации