Государственный обвинитель может смягчить обвинение. Прокурор как государственный обвинитель по уголовному делу. Законные основания для отказа обвинения

Государственный обвинитель может смягчить обвинение. Прокурор как государственный обвинитель по уголовному делу. Законные основания для отказа обвинения

СТ 246 УПК РФ

1. Участие в судебном разбирательстве обвинителя обязательно.

2. Участие государственного обвинителя обязательно в судебном разбирательстве уголовных дел публичного и частно-публичного обвинения, а также при разбирательстве уголовного дела частного обвинения, если уголовное дело было возбуждено следователем либо дознавателем с согласия прокурора.

3. По уголовным делам частного обвинения обвинение в судебном разбирательстве поддерживает потерпевший.

4. Государственное обвинение могут поддерживать несколько прокуроров. Если в ходе судебного разбирательства обнаружится невозможность дальнейшего участия прокурора, то он может быть заменен. Вновь вступившему в судебное разбирательство прокурору суд предоставляет время для ознакомления с материалами уголовного дела и подготовки к участию в судебном разбирательстве. Замена прокурора не влечет за собой повторения действий, которые к тому времени были совершены в ходе судебного разбирательства. По ходатайству прокурора суд может повторить допросы свидетелей, потерпевших, экспертов либо иные судебные действия.

5. Государственный обвинитель представляет доказательства и участвует в их исследовании, излагает суду свое мнение по существу обвинения, а также по другим вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства, высказывает суду предложения о применении уголовного закона и назначении подсудимому наказания.

6. Прокурор предъявляет или поддерживает предъявленный по уголовному делу гражданский иск, если этого требует охрана прав граждан, общественных интересов, интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, государственных и муниципальных унитарных предприятий.

7. Если в ходе судебного разбирательства государственный обвинитель придет к убеждению, что представленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение, то он отказывается от обвинения и излагает суду мотивы отказа. Полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования полностью или в соответствующей его части по основаниям, предусмотренным пунктами 1 и 2 части первой статьи 24 и пунктами 1 и 2 части первой статьи 27 настоящего Кодекса.

8. Государственный обвинитель до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора может также изменить обвинение в сторону смягчения путем:

1) исключения из юридической квалификации деяния признаков преступления, отягчающих наказание;

2) исключения из обвинения ссылки на какую-либо норму Уголовного кодекса Российской Федерации, если деяние подсудимого предусматривается другой нормой Уголовного кодекса Российской Федерации, нарушение которой вменялось ему в обвинительном заключении или обвинительном акте;

3) переквалификации деяния в соответствии с нормой Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающей более мягкое наказание.

9. Утратила силу.

10. Прекращение уголовного дела ввиду отказа государственного обвинителя от обвинения, равно как и изменение им обвинения, не препятствует последующему предъявлению и рассмотрению гражданского иска в порядке гражданского судопроизводства.

Комментарий к Статье 246 Уголовно-процессуального кодекса

1. Исходя из принципа состязательности в уголовном судопроизводстве закон предусматривает обязательное участие обвинителя в судебном разбирательстве уголовного дела.

2. Обвинение в суде может осуществляться в публичном, частно-публичном и частном порядке в зависимости от характера и тяжести преступления, в совершении которого обвиняется подсудимый. Уголовные дела об умышленном причинении легкого вреда здоровью (ст. 111 УК РФ) , о побоях (ст. 116 УК РФ) , о клевете без квалификационных признаков (ч. 1 ст. 128.1 УК РФ) считаются уголовными делами частного порядка. Уголовные дела об изнасиловании; нарушении равноправия граждан; нарушении неприкосновенности частной жизни; нарушении тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений; нарушении неприкосновенности жилища; нарушении авторских и смежных прав; нарушении изобретательских прав - все без квалифицирующих признаков и предусмотренные соответственно ч. 1 ст. 131, ст. 136, ч. 1 ст. 137, ч. 1 ст. 138, ч. 1 ст. 139, ч. 1 ст. 146, ч. 1 ст. 147 УК РФ, а также дела о необоснованном отказе в приеме на работу или необоснованном увольнении беременной женщины или женщины, имеющей детей в возрасте до трех лет (ст. 145 УК РФ), считаются делами частно-публичного порядка. Все остальные уголовные дела, кроме указанных, признаются делами публичного порядка.

3. Участие государственного обвинителя обязательно в судебном разбирательстве дел публичного или частно-публичного характера.

4. По делам частного порядка обвинение в судебном разбирательстве поддерживает потерпевший. Исходя из смысла требования ст. 20 УПК РФ по делам частного обвинения, прокурор может поддерживать обвинения, если дело возбуждено им лично или с его согласия при отсутствии заявления потерпевшего, если это преступление было совершено в отношении лица, находящегося в зависимом состоянии или по иным причинам не способного самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами.

5. Государственное обвинение могут поддерживать несколько прокуроров. Представляется, что положения этой статьи относятся как к случаю, когда по многоэпизодному делу в судебном разбирательстве с самого начала участвуют несколько государственных обвинителей, так и к случаю, когда в рассмотрении дела участвовал один государственный обвинитель и уже в ходе процесса по различным обстоятельствам вместо него продолжает участие другой государственный обвинитель. Вновь вступившему в судебное разбирательство прокурору суд предоставляет время для ознакомления с материалами уголовного дела и подготовки к участию в судебном разбирательстве с учетом объема и сложности уголовного дела и мнения прокурора об этом. В связи с этим объявляется перерыв судебного заседания. Замена прокурора не влечет за собой повторения действий, которые к этому моменту были совершены судом. После завершения подготовки прокурора к участию в процессе судебное разбирательство продолжается с того момента, с которого был объявлен перерыв. Однако прокурор вправе сам, если он полагает это необходимым, ходатайствовать перед судом повторить допросы свидетелей, потерпевших, экспертов либо иные судебные действия. Выслушав мнение всех остальных участников судебного разбирательства, суд с учетом конкретных обстоятельств может удовлетворить такое ходатайство.

6. Закон предоставляет государственному обвинителю достаточные полномочия по осуществлению уголовного преследования путем поддержания обвинения в судебном разбирательстве. В этих целях прокурор имеет право представлять доказательства и участвовать в их исследовании: ходатайствовать о допросе определенных лиц в ходе судебного следствия, задавать вопросы допрашиваемым лицам, представлять в письменном виде вопросы эксперту при проведении экспертизы в судебном заседании, допрашивать эксперта, давшего заключение в ходе предварительного расследования, для разъяснения или дополнения данного им заключения и т.д. Государственный обвинитель высказывает свое мнение по вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства. Он выступает в судебных прениях, излагая свое мнение по существу обвинения, о применении уголовного закона и о назначении подсудимому наказания. Он имеет право предоставить суду до удаления его в совещательную комнату в письменном виде предлагаемые им формулировки по вопросам, определяющим существо приговора, от правильного разрешения которых зависят законность, обоснованность и справедливость приговора (см. комментарий к ст. 299).

7. Если преступлением причинен имущественный вред, совместно с уголовным делом может рассматриваться гражданский иск. Прокурор вправе сам предъявить гражданский иск в защиту интересов государства. Кроме того, он может быть предъявлен в защиту интересов несовершеннолетних; лиц, признанных недееспособными или ограниченно дееспособными; лиц, которые по иным причинам не могут сами защищать свои права и законные интересы. В ходе судебного разбирательства прокурор поддерживает предъявленный по уголовному делу гражданский иск, если этого требует охрана прав граждан, общественных или государственных интересов.

8. В ходе судебного разбирательства с учетом исследованных доказательств может возникнуть необходимость в изменении ранее предъявленного обвинения. Закон предоставляет право государственному обвинителю, убедившись в том, что представленные доказательства не подтверждают предъявленное в ходе предварительного расследования обвинение, отказаться от его поддержания в суде, изложив мотивы своего решения. Отказ от обвинения может быть как частичный, так и полный. В зависимости от этого суд выносит определение, а судья - постановление о прекращении уголовного дела или прекращении уголовного преследования в соответствующей его части или полностью.

9. При принятии такого решения суд руководствуется требованиями уголовно-процессуального закона, определяющего основания для прекращения уголовного дела (см. комментарий к ст. 24) и для прекращения уголовного преследования (см. комментарий к ст. 27).

10. О возможности отказа от обвинения частного обвинителя закон не упоминает. Представляется, что суд должен в такой ситуации действовать тем же образом, как и в случае отказа от обвинения государственного обвинителя.

11. В ходе судебного разбирательства могут быть установлены обстоятельства, дающие основания изменить обвинение, ранее предъявленное, на более мягкое. Такое право предоставляется государственному обвинителю в любой момент судебного разбирательства, но до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора по рассматриваемому уголовному делу. Изменение обвинения в сторону смягчения может быть осуществлено тремя способами. Во-первых, возможен вариант исключения из юридической квалификации деяния признаков преступления, отягчающих наказание. Во-вторых, возможно исключение из обвинения ссылки на какую-либо норму УК РФ, при условии что деяние подсудимого предусматривается другой нормой уголовного закона, но лишь в том случае, когда нарушение ее вменялось ему в обвинительном заключении или обвинительном акте. Речь в данном случае идет о ситуации, когда деяние подсудимого охватывается квалификацией по одной статье уголовного закона, а было ранее квалифицировано по двум статьям, т.е. когда отсутствует совокупность преступлений и это обстоятельство устанавливается в ходе судебного заседания. В-третьих, возможна переквалификация деяния на иную норму уголовного закона, предусматривающую более мягкое наказание.

12. Если в уголовном деле был заявлен гражданский иск, а оно прекращено в судебном разбирательстве ввиду отказа государственного обвинителя от обвинения, гражданский иск остается без рассмотрения. Такие решения не препятствуют предъявлению и последующему рассмотрению гражданского иска в порядке гражданского судопроизводства.

Хотелось бы рассмотреть вопрос о том, каким образом ведут себя прокуроры при заявлении стороной защиты ходатайств об исключении доказательств, полученных с нарушением закона, и каким образом они должны себя вести?

В соответствии с ч. 3 ст. 37 УПК РФ: «В ходе судебного производства по уголовному делу прокурор поддерживает государственное обвинение, обеспечивая его законность и обоснованность ».

В силу ч. 3 ст. 88 УПК РФ: «Прокурор , следователь, дознаватель вправе признать доказательство недопустимым по ходатайству подозреваемого, обвиняемого или по собственной инициативе».
С учетом требований ч. 3 ст. 119 УПК РФ: «Правом заявить ходатайство в ходе судебного разбирательства обладает также государственный обвинитель».

Согласно Приказа Генерального прокурора РФ Чайка Ю.Я. № 136 «Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия: « 1.9. Осуществляя надзор за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия, добиваться соблюдения требований ч. 3 ст. 7 и ст. 75 УПК РФ о недопустимости использования доказательств, полученных с нарушением установленного законом порядка. 1.12. При утверждении обвинительного заключения изучать соответствие выводов следователя установленным в ходе расследования обстоятельствам дела, правильность квалификации содеянного, соблюдение уголовно-процессуальных норм при производстве следственных действий, соответствие имеющихся в деле процессуальных документов требованиям УПК РФ.
При выявлении в уголовном деле доказательств, полученных с нарушением норм уголовно-процессуального законодательства, в соответствии с ч. 3 ст. 88 УПК РФ выносить мотивированное постановление о признании таких доказательств недопустимыми и об исключении их из обвинительного заключения».

Как следует из постановления Конституционного Суда РФ от 29 июня 2004г. № 13-П, прокурор, поддерживая обвинение от имени государства по уголовному делу, должен подчиняться предусмотренному УПК РФ порядку уголовного судопроизводства ч.2 ст. 1, следуя назначению и принципам уголовного судопроизводства , закрепленным кодексом. Он обязан всеми имеющимися в его распоряжении средствами обеспечить охрану прав и свобод человека и гражданина (ст.11), исходить в своей профессиональной деятельности из презумпции невиновности (ст. 14), обеспечивать обвиняемому право на защиту (ст. 16) , в силу которых обвинение может быть признано обоснованным только при условии, что все противостоящие ему обстоятельства дела объективно исследованы и опровергнуты стороной обвинения .

Согласно ст. 40.4 Федерального закона от 17 января 1992г. № 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации» (Присяга прокурора): «Посвящая себя служению Закону, торжественно клянусь, свято соблюдать Конституцию Российской Федерации , законы и международные обязательства Российской Федерации, не допуская малейшего от них отступления; непримиримо бороться с любыми нарушениями закона, кто бы их ни совершил, добиваться высокой эффективности прокурорского надзора и предварительного следствия; активно защищать интересы личности, общества и государства; чутко и внимательно относиться к предложениям, заявлениям и жалобам граждан, соблюдать объективность и справедливость при решении судеб людей».

В соответствии с Кодексом этики прокурорского работника (приказ Генерального прокурора РФ от 17.03.2010 г. № 144): «Прокурорский работник в служебной и во внеслужебной деятельности обязан 1.1. Неукоснительно соблюдать Конституцию Российской Федерации , Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации», федеральные конституционные законы и федеральные законы, а также иные нормативные правовые акты, нормы международного права и международных договоров Российской Федерации, руководствоваться правилами поведения, установленными настоящим Кодексом, Присягой прокурора (следователя), и общепринятыми нормами морали и нравственности, основанными на принципах законности, справедливости, независимости, объективности, честности и гуманизма. 2.1.2. Непримиримо борется с любыми нарушениями закона, кем бы они ни совершались, своевременно принимает эффективные меры к защите охраняемых законом прав и свобод человека и гражданина, а также интересов общества и государства, добивается устранения нарушений закона и восстановления нарушенных прав».

В соответствии со ст. 21 ч. 1 Федерального Закона «О прокуратуре РФ»: «Предметом надзора являются соблюдение Конституции Российской Федерации и исполнение законов, действующих на территории Российской Федерации, федеральными министерствами, государственными комитетами, службами и иными федеральными органами исполнительной власти, представительными (законодательными) и исполнительными органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, органами военного управления, органами контроля, их должностными лицами, а также органами управления и руководителями коммерческих и некоммерческих организаций».

Часть 2 ст. 50 Конституции РФ, при осуществлении правосудия, не допускает использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона.

Прокуратура Российской Федерации определила участие прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами как одно из приоритетных направлений в деятельности органов прокуратуры, прокурор в уголовном процессе является гарантом соблюдения прав и законных интересов лиц, вовлеченных в сферу уголовного судопроизводства.
По смыслу приведенных правовых норм, в случае выявления доказательств, полученных с нарушением закона, прокурор (государственный обвинитель) не вправе, а обязан признать данное доказательство недопустимым либо ходатайствовать об этом перед судом.
А если стороной защиты заявлено мотивированное и обоснованное ходатайство об исключении доказательств, то у прокурора не имеется законных оснований возражать против такого ходатайства.

При этом у прокурора имеется конституционная обязанность по исключению недопустимых доказательств.

Что же мы имеем в реальности?

При заявлении стороной защиты ходатайств об исключении дефектных доказательств, прокурор всегда возражает. В редких случаях соглашается, когда ставится вопрос об исключении малозначительного доказательства, не влияющего на доказанность вины подсудимого.

Если суд исключает доказательство или группу доказательств, что влечет изменение обвинения или чего хуже вынесение оправдательного приговора, то прокурор автоматически вносит кассационное представление на такой судебный акт.

Изучение автором более 300 судебных актов Верховного Суда РФ показало, что ни в одном случае государственный обвинитель не заявил ходатайства об исключении доказательств, полученных с нарушением закона, как - будто закон органами следствия и дознания никогда не нарушался, суды же по многим из этих дел признавали доказательства недопустимыми.

Примеров сказанному немало. Из практики Верховного Суда РФ:

Определение Кассационной палаты Верховного Суда РФ от 13 февраля 1996 Бюллетень Верховного Суда РФ. 1996. № 8. с. 10-11 (Бюллетень Верховного Суда РФ, № 8, 1996г.).
Постановление № 969 п-02 по делу Протасова (Бюллетень ВС РФ № 12 декабрь 2003г., с.20)
Определение Верховного Суда РФ от 31 января 2006г.Дело N 30-Д05-08.
Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 18 августа 2004г. № 41-О 04-8СП(Бюллетень ВС РФ, № 1, январь 2006г., с.25)
Надзорное постановление Верховного Суда РФ от 11 декабря 2007г. № 89-Д07-30.
Кассационное определение Верховного Суда РФ от 18 апреля 2006г. Дело N 74-о06-4СП
Определение Кассационной палаты Верховного Суда РФ от 13 февраля 1996 г. по делу Каменева (Бюллетень Верховного Суда РФ. 1996г.).
Определение Кассационной палаты Верховного Суда РФ от 14 июля 1999 г. (Бюллетень Верховного Суда РФ.2000.№5. с.3-5)
Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ 14 мая 1997. Бюллетень Верховного Суда РФ.№ 11. 1997г.
Постановление Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ № 232п2002 по делу Шенгафа. (Бюллетень ВС РФ, № 12, декабрь 2002г., с.10) и другие.

Если же кто-то имеет иную точку зрения, то пусть проанализирует деятельность любой из районных (городских) прокуратур России за последний год либо годы по следующим позициям: сколько мотивированных постановлений внес прокурор в следственный орган о признании доказательств, полученных с нарушением закона; сколько раз прокурор возвращал уголовное дело следователю в порядке ст.221 УПК РФ с указанием на допущенные нарушения при получении доказательств и самое главное: сколько раз в судах при рассмотрении дела по существу государственные обвинители заявляли ходатайства об исключении доказательств. Убежден, что статистика окажется достаточно убедительной и не в пользу прокурорских работников.

Противники высказанной точки зрения могут сделать ошибочный вывод: раз прокуроры о нарушениях не заявляют, значит, таких нарушений следственные органы не допускали.
Однако такой вывод может убедить только неискушенного слушателя. Судьи и представители стороны защиты ежедневно в судах сталкиваются с массовыми нарушениями УПК РФ со стороны следователей при получении доказательств.
Предполагается, что прокурором на стадии утверждения обвинительного заключения допустимость доказательств, имеющихся в уголовном деле, проверена и поэтому в ходе суда на нем лежит обязанность отстоять допустимость имеющихся в уголовном деле доказательств.
Между тем, в ходе судебного разбирательства могут быть вскрыты такие нарушения процессуальных норм, о которых прокурору при утверждении обвинительного заключения не могло быть известно либо которые прокурор попросту просмотрел. Прокурор по объективным причинам может не обнаружить недопустимые доказательства, так как составленные следователем и имеющиеся в деле документы должны быть проверены не путем их прочтения, а в результате непосредственного, всестороннего и объективного судебного разбирательства. Так, в уголовном деле может находиться протокол допроса свидетеля, оформленный с внешним соблюдением процессуальных норм и имеющий подписи допрашиваемого, но только в результате судебного исследования доказательств можно было обнаружить, что протокол подписан не допрашиваемым, а иным лицом, что и повлечет его исключение из доказательств.

Сложившаяся обвинительная позиция иногда объясняется ложно понятыми интересами состязательности сторон в суде: если защита что-то просит, то обвинение должно обязательно возражать.
Не учитывается, что в процессуальном положении защитника и прокурора имеются принципиальные отличия.

Если первый не вправе занимать по делу позицию вопреки воле своего доверителя (ст. 6 ч. 4 п. 3 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ») даже независимо от законности осуществляемого уголовного преследования, то последний, т.е. прокурор, свою процессуальную позицию должен строить строго в соответствии с предписаниями закона, он не вправе согласно ч. 3 ст. 37 УПК РФ поддерживать незаконное или необоснованное обвинение.

Однако на практике мы сталкиваемся с ситуациями, когда государственный обвинитель старается не занимать позицию вопреки воле прокурора, утвердившего обвинительное заключение.
К сожалению, именно усилиями государственного обвинения восполняются недопустимые доказательства и нейтрализуются последствия допущенных нарушений.
Так, нередко государственные обвинители пытаются допросами свидетелей (сотрудников милиции, понятых и т.д.) восполнить то, что не было отражено в протоколах следственных или процессуальных действий.

В этой связи представляет интерес позиция Верховного Суда РФ, изложенная в кассационном определении от 18 апреля 2006 г. № 74-о06-4СП: «Доводы кассационного представления о том, что следователь прокуратуры мог бы пояснить суду, желал ли А. в момент получения от него объяснений воспользоваться услугами защитника и разъяснялось ли ему право иметь защитника на стадии проверки сообщения о преступлении, обоснованными признать нельзя. Указание о разъяснении прав подозреваемому или обвиняемому лицу, согласно требованиям уголовно-процессуального закона, должно содержаться в протоколах соответствующих следственных действий, составленных лицом, производящим допрос лица».

В связи с изложенным, основываясь на сложившейся судебной практике, вынуждены констатировать, что прокурорские работники чаще всего не выполняют свои процессуальные обязанности и препятствуют стороне защиты и суду в реализации важного конституционного положения об исключении недопустимых доказательств. Делают они это по вполне понятым причинам: интересы поддержания обвинения чаще превалируют над интересами соблюдения законности.

Сами прокурорские работники в этом не повинны, они вынуждены так поступать, опасаясь персональной ответственности за результаты рассмотренных дел. Ведь ходатайство об исключении доказательств, полученных с нарушением закона, заявленное прокурором, будет удовлетворено судом, что может привести в дальнейшем либо к отказу от поддержания обвинения либо к вынесению оправдательного приговора.

Поэтому заявленные стороной защиты ходатайства об исключении доказательств, государственные обвинители воспринимают не как обычные процессуальные действия, а как угрозу их (прокуроров) привлечения к дисциплинарной ответственности, и не удивительно, что они возражают.

Такая практика поведения прокуроров доказывает, что созданная законодателем система функционирования стороны обвинения требует принципиально новых подходов. Станет возможным вернуть прокуратуру в правовое поле в том случае, если исключение доказательств, отказ от обвинения, изменение обвинения, вынесение оправдательного приговора не будет восприниматься как чрезвычайная ситуация, требующая обязательного наказания виновных лиц.

1. Участие в судебном разбирательстве обвинителя обязательно.

2. Участие государственного обвинителя обязательно в судебном разбирательстве уголовных дел публичного и частно-публичного обвинения, а также при разбирательстве уголовного дела частного обвинения, если уголовное дело было возбуждено следователем либо дознавателем с согласия прокурора.

3. По уголовным делам частного обвинения обвинение в судебном разбирательстве поддерживает потерпевший.

4. Государственное обвинение могут поддерживать несколько прокуроров. Если в ходе судебного разбирательства обнаружится невозможность дальнейшего участия прокурора, то он может быть заменен. Вновь вступившему в судебное разбирательство прокурору суд предоставляет время для ознакомления с материалами уголовного дела и подготовки к участию в судебном разбирательстве. Замена прокурора не влечет за собой повторения действий, которые к тому времени были совершены в ходе судебного разбирательства. По ходатайству прокурора суд может повторить допросы свидетелей, потерпевших, экспертов либо иные судебные действия.

5. Государственный обвинитель представляет доказательства и участвует в их исследовании, излагает суду свое мнение по существу обвинения, а также по другим вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства, высказывает суду предложения о применении уголовного закона и назначении подсудимому наказания.

6. Прокурор предъявляет или поддерживает предъявленный по уголовному делу гражданский иск, если этого требует охрана прав граждан, общественных интересов, интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, государственных и муниципальных унитарных предприятий.

7. Если в ходе судебного разбирательства государственный обвинитель придет к убеждению, что представленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение, то он отказывается от обвинения и излагает суду мотивы отказа. Полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования полностью или в соответствующей его части по основаниям, предусмотренным пунктами 1 и 2 части первой статьи 24 и пунктами 1 и 2 части первой статьи 27 настоящего Кодекса.

8. Государственный обвинитель до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора может также изменить обвинение в сторону смягчения путем:

1) исключения из юридической квалификации деяния признаков преступления, отягчающих наказание;

2) исключения из обвинения ссылки на какую-либо норму Уголовного кодекса Российской Федерации, если деяние подсудимого предусматривается другой нормой Уголовного кодекса Российской Федерации, нарушение которой вменялось ему в обвинительном заключении или обвинительном акте;

3) переквалификации деяния в соответствии с нормой Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающей более мягкое наказание.

9. Утратила силу.

10. Прекращение уголовного дела ввиду отказа государственного обвинителя от обвинения, равно как и изменение им обвинения, не препятствует последующему предъявлению и рассмотрению гражданского иска в порядке гражданского судопроизводства.

Комментарий к Ст. 246 УПК РФ

1. Обвинение в суде поддерживается или от имени государства, или от имени частного лица. От имени государства обвинение в судебном разбирательстве по уголовному делу поддерживает государственный обвинитель, к которым закон () относит должностное лицо органа прокуратуры.

2. По делам, подсудным судам субъектов РФ, государственные обвинители назначаются руководством прокуратур соответствующих субъектов РФ, а по делам с обвинительным заключением, утвержденным Генеральным прокурором РФ и его заместителями, — руководством Генеральной прокуратуры РФ (пункты 1.5 и 1.6 Приказа Генерального прокурора РФ от 3 июня 2002 г. N 28). По делам, подсудным федеральному районному суду и мировому судье, государственные обвинители назначаются руководством районных прокуратур. В случае принципиального несогласия прокурора — руководителя соответствующей прокуратуры с позицией своего подчиненного, назначенного государственным обвинителем, он (прокурор) должен решить вопрос о его замене, приняв функцию поддержания государственного обвинения по данному делу на себя лично либо поручив ее осуществление прокурору, утвердившему обвинительное заключение или обвинительный акт (пункт 1.10 того же Приказа Генерального прокурора РФ).

3. Лично от своего имени обвинение в суде поддерживает потерпевший или его законный представитель по уголовным делам частного обвинения, т.е. по делам о преступлениях, исчерпывающий перечень которых содержится в части второй .

4. Государственный обвинитель является стороной в уголовном процессе, равной в своих процессуальных правах со стороной защиты. Его положение не дает каких-либо процессуальных преимуществ и привилегий. Прокурорские заключения по возникающим в ходе судебного разбирательства вопросам по своему юридическому значению равносильны мнению, соображению, высказывать которые предоставлено право любому участнику процесса, имеющему в деле собственный интерес, но не более того.

5. Государственный обвинитель в судебном заседании осуществляет функцию уголовного преследования и обязан употребить все законные средства, чтобы добиться осуждения и справедливого наказания виновного. Однако он не может и не должен добиваться этого во что бы то ни стало. Если в ходе судебного разбирательства предъявленное обвинение не получит подтверждения, правовая обязанность и нравственный долг прокурора — отказаться от поддержания обвинения. Отказ от обвинения может быть полным или частичным. И тот и другой отказ обязателен для суда. Такой отказ означает отказ государства от «уголовного иска» к гражданину; он (отказ) обязателен для суда (Бюллетень Верховного Суда РФ. 2001. N 9. С. 12), исключает осуждение обвиняемого и «предопределяет принятие судом решения в соответствии с позицией государственного обвинителя, поскольку закон исходит из того, что уголовное судопроизводство осуществляется на основе принципа состязательности и равноправия сторон, а формулирование обвинения и его поддержание перед судом обеспечиваются обвинителем» (пункт 29 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 марта 2004 г. N 1 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»). В ряде случаев отказ от поддержания государственного обвинения существенно ущемляет интересы потерпевшего, так и не получившего сатисфакции и несогласного с позицией государственного обвинителя. Конституционный Суд РФ указывает следующий путь разрешения подобных коллизий: вынесение обусловленного отказом от обвинения судебного решения о реабилитации подсудимого допустимо лишь по завершении исследования значимых для этого материалов дела и заслушивания мнений по этому поводу участников судебного заседания со стороны обвинения (потерпевшего и его представителя) и защиты. Законность, обоснованность и справедливость такого решения могут быть проверены вышестоящим судом. При этом вышестоящий прокурор, если он установит, что нижестоящим прокурором не были обеспечены публичные интересы, вправе и обязан отменить принятие нижестоящим прокурором решения и (или) прекратить осуществляемые им действия, иначе говоря, дезавуировать отказ от обвинения и возобновить его (Постановление Конституционного Суда РФ от 8 декабря 2003 года по делу о проверке конституционности положений статей 125, 219, 227, 229, 236, 237, 239, 246, 254, 271, 378, 405 и 408, а также глав 35 и 39 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросами судов общей юрисдикции и жалобами граждан // Российская газета. 2003. 23 дек.). Такое решение нельзя признать ни полным, ни убедительным, ни окончательным. Оно не может удовлетворить потерпевших, которых государственный обвинитель вынужденно «бросил» в уголовном процессе (см., например: Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. N 1. С. 10). Теоретически несостоятельно и прекращение уголовного дела вследствие отказа государственного обвинителя от обвинения по реабилитирующим основаниям: при наличии таких оснований судебное разбирательство должно завершаться оправдательным приговором (часть вторая статьи 302 УПК). «Полуреабилитация» не может устраивать и сторону защиты. Закон о государственном обвинении нуждается в совершенствовании.

6. До удаления суда первой инстанции в совещательную комнату для постановления приговора государственный обвинитель в любой момент судебного разбирательства путем обращения к суду с соответствующим ходатайством вправе изменить обвинение по сравнению с тем, которое сформулировано в обвинительном заключении следователя или обвинительном акте органа дознания, но только в сторону смягчения данного обвинения (поворот к лучшему). В этом случае судебный процесс может быть продолжен. В случае же изменения обвинения (с поворотом к худшему), т.е. когда необходимо применить уголовный закон, предусматривающий ответственность за более тяжкое преступление, когда увеличивается число инкриминируемых эпизодов преступной деятельности, когда требуется переквалификация на статью УК, предусматривающую более строгое наказание, государственный обвинитель, по логике вещей, одновременно с таким ходатайством об изменении обвинения обязан заявить другое — о направлении уголовного дела для производства дополнительного расследования, предъявления нового обвинения и предоставления своему процессуальному оппоненту — стороне защиты возможности повторно защищаться от нового, более тяжкого обвинения.

7. Если отказ от обвинения заявлен государственным обвинителем в прениях сторон, никаких дополнительных процессуальных действий, предшествующих прекращению уголовного преследования, в судебном заседании не предполагается (Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 23 декабря 2005 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2007. N 1. С. 8).

8. Судебное решение (постановление, определение) о прекращении уголовного дела (уголовного преследования) в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения может быть обжаловано в кассационном порядке на общих основаниях. Существовавшее ранее правило, согласно которому для такого обжалования и пересмотра требовались особые основания в виде новых или вновь открывшихся обстоятельств, упразднено, а часть девятая комментируемой статьи утратила силу именно в этой связи вследствие еще ранее состоявшегося решения Конституционного Суда РФ на эту тему.

9. Поддержание обвинения одновременно является и обоснованием гражданского иска. Прокурор в полном логическом соответствии со своей главной ролью обвинителя от имени государства (публичного обвинителя) вправе предъявить в судебном заседании гражданский иск либо поддержать гражданский иск, предъявленный потерпевшим (частным обвинителем), если этого требует охрана прав граждан, общественных и государственных интересов. При этом он не связан с позицией потерпевшего ни в отношении оснований иска, ни в отношении его размеров.

Теоретический интерес представляет рассмотрение вопроса о том, кто реализует функцию государственного обвинения. Актуальность поставленного вопроса обусловлена тем, что в зависимости от личности государственного обвинителя, его субъективных качеств, профессионализма, опыта, юридической квалификации, ораторского искусства, а главное - от его убежденности в позиции обвинения во многом зависит итоговое решение судебного процесса. Так, например, отказ государственного обвинителя от обвинения немедленно влечет прекращение уголовного дела.

Поскольку именно прокурор утверждает обвинительное заключение, то он и должен поддерживать государственное обвинение в суде. Вместе с тем, прокурор лично редко осуществляет эти полномочия в силу большой занятости по реализации других возложенных на него функций. Как правило, прокуроры поддерживают государственное обвинение в судах только по делам, имеющим особое социальное значение.

Генеральной прокуратурой РФ был принят приказ от 3 июня 2002 г. N 28 «Об организации работы прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства». Согласно этому документу участие в рассмотрении уголовных дел судами признается одним из важнейших направлений в деятельности органов прокуратуры, в силу чего прокурорские работники должны постоянно совершенствовать работу по поддержанию государственного обвинения. Подольный Н. А. Государственный обвинитель: проблема правового статуса // Информационно-правовая система «Консультант Плюс», 2012. В соответствии со ст. 35 Закона «О прокуратуре Российской Федерации», участвуя в судебное разбирательстве по уголовным делам, прокурор осуществляет уголовное преследование в форме поддержания государственного обвинения. Выступая в качестве обвинителя, прокурор занимает положение стороны в уголовном процессе. Его полномочия, по существу, равны правам защитника в судебном разбирательстве.

Прокурор принимает участие в исследовании доказательств, дает заключение по возникающим во время судебного разбирательства вопросам, представляет суду свои соображения по поводу применения уголовного закона и меры наказания в отношении подсудимого. ст. 248 УПК РФ. Заключение прокурора не обязательно для суда, равно как и мнение защитника. Руководители прокуратур должны регулярно поддерживать государственное обвинение, а до особого распоряжения исключить поручение поддержания государственного обвинения должностным лицам дознания и следователям.

Факт утверждения обвинительного заключения прокурором еще не означает, что именно этот прокурор будет поддерживать государственное обвинение в суде. Приказ Генерального прокурора РФ от 20 ноября 2007 года N 185 "Об участии прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства" определяет категории уголовных дел, по которым государственным обвинителем должен выступать прокурор, утвердивший обвинительное заключение. Но данное положение предусмотрено для особых категорий уголовных дел. п. п. 5, 5.1Приказа Генерального прокурора РФ от 20 ноября 2007 года N 185 "Об участии прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства". Общее же правило таково, что прокурор, утвердивший обвинительное заключение (обвинительный акт), письменно назначает из числа подчиненных должностных лиц прокуратуры государственного обвинителя. п. 1.3 Приказа Генерального прокурора РФ от 20 ноября 2007 года N 185 "Об участии прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства". Однако даже в том случае, когда государственный обвинитель назначен прокурором, реализовать полномочия государственного обвинителя он может только в суде. До судебного разбирательства государственный обвинитель обязан готовиться к реализации своих полномочий, путем тщательного изучения материалов уголовного дела и надзорного производства (п. 1.3 Приказа).

В соответствии с п.6 ст.5 и ч.4 ст.37 УПК РФ обвинение в суде от имени государства могут поддерживать не только должностные лица органов прокуратуры, но также дознаватель и следователь. В порядке, установленном законом, прокурор может поручить, т.е. делегировать, выполнение своих обвинительных полномочий в суде должностному лицу органа дознания - дознавателю. п.6 ст.5 УПК РФ. Следовательно, государственное обвинение, поддерживаемое дознавателем, производно от прокурорского обвинения.

Дознаватель вправе поддерживать государственное обвинение у мирового судьи по уголовным делам о преступлениях, указанных в п.1 ч.3 ст. 150 УПК РФ. По остальным делам, по которым предварительное расследование проводилось в форме дознания, дознавателю может быть поручено прокурором поддержание государственного обвинения в районном суде. Таким образом, дознаватель вправе поддерживать государственное обвинение в районном суде по делам, подсудным районному суду, о преступлениях небольшой и средней тяжести, по которым предварительное расследование проводилось в форме дознания. Подольный Н. А. Государственный обвинитель: проблема правового статуса // Информационно-правовая система «Консультант Плюс», 2012.

Содержание обвинительных полномочий дознавателя на стадии судебного разбирательства в УПК прямо не указано. Надзирающий прокурор наделяет полномочиями на поддержание государственного обвинения должностное лицо органа дознания. Надзирающий прокурор должен принимать решение о предоставлении такого рода полномочия дознавателю при утверждении обвинительного акта. В случае согласия с приведенными в нем выводами органа дознания прокурор утверждает его и поручает, если сочтет целесообразным, поддержание государственного обвинения должностному лицу органа, производившего дознание.

В соответствии с ч.3 ст.37 УПК РФ прокурор может дать письменные указания органу дознания и дознавателю относительно поддержания государственного обвинения в суде с изложением своего мнения относительно вида и размера наказания, возмещения ущерба, доказательств, подлежащих представлению, и т.п. В прилагаемом к уголовному делу сопроводительном письме в суд прокурор должен указать, что государственное обвинение по делу будет поддерживать представитель органа дознания - дознаватель.

Полномочия государственного обвинителя в лице дознавателя должны быть удостоверены специальным процессуальным документом. Например, письменным поручением, письмом на имя председателя районного суда, составляемым прокурором. В этом документе прокурор указывает представителя органа дознания, который будет поддерживать государственное обвинение, и тем самым закрепляет его наделение соответствующей обвинительной властью.

Вопрос о назначении государственного обвинителя должен решаться прокурором заблаговременно. Дознаватель, который будет поддерживать обвинение, должен начать подготовку к судебному разбирательству еще до направления дела в суд и продолжать ее до начала судебного разбирательства. На представителя органа дознания, выступающего в качестве государственного обвинителя, распространяются правила, содержащиеся в ч.5 ст.246 УПК РФ, - он пользуется всеми процессуальными правами государственного обвинителя как стороны в деле. Чернов Р. П. О фигуре и статусе прокурора в уголовном процессе // Адвокат. - 2005. - № 12. В то же время самостоятельно распоряжаться обвинением, например отказаться от его поддержания полностью или частично или изменить обвинение, он, не получив на это согласия надзирающего прокурора, не может.

Обвинитель-дознаватель, придя к выводу о недоказанности обвинения или о наличии иных оснований для прекращения уголовного преследования, должен обратиться к прокурору для принятия соответствующего решения. С этой целью дознаватель должен просить суд об отложении судебного разбирательства. ч.1 ст.253 УПК РФ. Затем ему следует сообщить об этом прокурору. Прокурор, в соответствии в этом случае сам вступает в дело, заменяя ранее участвовавшего обвинителя.

Таким образом, необходимо исходить из того, что поддержание государственного обвинения в суде дознавателем является для него продолжением обвинительной деятельности, начатой в период досудебной подготовки материалов уголовного дела.

Похожие публикации