Экстерриториальное действие права. Основания применения иностранного права. Экстерриториальное действие уголовно-процессуального закона Смотреть что такое "Экстерриториальность" в других словарях

Экстерриториальное действие права. Основания применения иностранного права. Экстерриториальное действие уголовно-процессуального закона Смотреть что такое "Экстерриториальность" в других словарях

В статье «Долларовый рэкет» я говорил о принятии в последние годы в США большого количества законов, имеющих экстерриториальный характер. Эти законы устанавливают ответственность физических и юридических лиц за занятия тем или иным видом незаконной деятельности. Ответственность по этим законам может возникать не только у резидентов США, но и у нерезидентов – компаний, банков, граждан других стран.

США больше, чем какое-либо другое государство, имеют возможность наказывать нерезидентов. Или держать их в узде.

Во-первых, иностранные физические и юридические лица имеют в американских банках депозиты, исчисляемые триллионами долларов. Как утверждает, например, Збигнев Бжезинский, только российские граждане держат в американских банках примерно 500 млрд. долларов.

Во-вторых, львиная доля всех международных расчетов осуществляется в американской валюте; транзакции проходят через корреспондентские счета, открытые банками разных стран мира в американских банках.

В-третьих, многие зарубежные компании и банки зарегистрированы на Нью-Йоркской фондовой бирже (NYSE); их акции, облигации, а также американские долговые расписки (АДР) обращаются на американском рынке ценных бумаг. Нью-Йоркская биржа - ведущая мировая торговая площадка. Накануне последнего финансового кризиса ее совокупная капитализация равнялась 21 трлн. долл.; на бирже торговались ценные бумаги 447 иностранных компаний из 47 стран с общей рыночной капитализацией 7,5 трлн. долл.

В-четвертых, многие иностранные компании и банки приобретают доли в капитале американских акционерных обществ, открывают представительства, филиалы, создают дочерние структуры. Иначе говоря, иностранный бизнес располагает весьма внушительными активами в американской экономике. Так, 20% активов банковского сектора США принадлежит иностранным банкам.

Таким образом, у американских властей есть возможность накладывать штрафы на неамериканских нарушителей законов, блокировать их международные долларовые расчеты, арестовывать различные активы, замораживать средства на банковских счетах и т.п. Мы уже не говорим о таких возможностях американских властей, как давление на другие государства через Международный валютный фонд, Всемирный банк, Банк международных расчетов, другие международные финансовые и экономические организации , где США имеют «контрольный пакет».

Юристы выделяют следующие области, в которых экстерриториальность законов США проявляется особенно ярко: борьба с коррупцией; борьба с терроризмом; борьба с незаконным отмыванием денежных средств; нарушение прав человека; защита конкуренции (борьба с монополизмом); защита прав интеллектуальной собственности; регулирование рынков ценных бумаг; борьба с уклонением от уплаты налогов; предотвращение распространения ядерного оружия. Экстерриториальные законы фактически позволяют Соединённым Штатам вмешиваться во внутреннюю жизнь других государств, постепенно ставить их под свой контроль . Используются такие законы и как оружие устрашения в отношении граждан, политиков, руководителей компаний и банков других стран. Одним из последних примеров подобного рода законов - «Акт Магнитского».


Ярко выраженный экстерриториальный характер имеют принятые в разные годы в США законы о санкциях против Кубы, КНДР, Ирана. Всего на сегодняшний день США объявили о санкциях против 14 государств… И надо подчеркнуть, что законы США о санкциях против отдельных государств были, пожалуй, единственной категорией законов, которые уже несколько десятилетий назад имели экстерриториальный характер. Так, ещё в 70-е годы ХХ века США пытались сорвать сделку «газ - трубы» («сделка века») между Советским Союзом и западноевропейскими компаниями. Тогда были заключены контракты на поставку в СССР труб, компрессоров, специальной трубопроводной арматуры. Вашингтон использовал различные рычаги влияния на европейских поставщиков, правда, в конечном счете «сделка века» состоялась.Сегодня США так увлеклись санкциями против неугодных им государств и компаний, сотрудничающих с государствами-«изгоями», что соответствующие экстерриториальные законы принимаются не только на федеральном уровне, но уже и на уровне отдельных штатов. В законах штатов содержатся запреты на закупки товаров и услуг у зарубежных компаний, замеченных в сотрудничестве с государствами, занесенными в «черные списки» американского правительства.

Резкое усиление экстерриториального характера американских законов произошло после событий 11 сентября 2001 года. Тогда в США был принят закон, который обычно называют Patriot Act и который под предлогом борьбы с международным терроризмом дал американским государственным ведомствам, спецслужбам и судам большие полномочия вмешиваться в дела других государств . Некоторые американские законы, принятые достаточно давно, начинают лишь сейчас обнаруживать свой экстерриториальный потенциал.

На правах рукописи

ХАСНУТДИНОВ Ренат Рафаильевич

ТЕРРИТОРИАЛЬНОЕ И ЭКСТЕРРИТОРИАЛЬНОЕ

ДЕЙСТВИЕ УГОЛОВНОГО ЗАКОНА

Специальность: 12.00.08 – уголовное право и криминология;

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Казань – 2007 2

Работа выполнена на кафедре уголовного права и криминологии Самарского юридического института Федеральной службы исполнения наказаний Российской Федерации

Научный руководитель : доктор юридических наук Марков Владимир Петрович

Официальные оппоненты : доктор юридических наук, профессор, Тарханов Ильдар Абдулхакович кандидат юридических наук, доцент Мельников Михаил Григорьевич

Ведущая организация : Уфимский юридический институт МВД России

Защита состоится 19 апреля 2007 года в 12 часов на заседании диссертационного совета Д.212.081.13 по присуждению ученой степени доктора юридических наук при Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Казанский государственный университет им. В.И. Ленина» по адресу: 420008, г. Казань, ул. Кремлевская, 18, ауд. 324.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Казанский государственный университет им. В.И. Ленина»

Ученый секретарь диссертационного совета кандидат юридических наук, доцент А.Р. Каюмова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования. Права и свободы человека, получившие закрепление в Конституции России, а также повышение роли личности в общественной жизни обусловливают необходимость применения наиболее адекватных средств уголовно-правового воздействия. Это очень важно, поскольку нормы уголовного права предусматривают наиболее острые формы вмешательства в общественные отношения.

Именно поэтому они требуют особого внимания и более глубокого изучения.

Современное состояние взаимоотношений различных государств в области борьбы с преступностью актуализировали интерес, высветили новый уровень понимания и подходов к проблемам пространственной характеристики реализации уголовно-правовых норм. На сегодняшний день потребности научного анализа принципов действия уголовного закона в пространстве, регламентированных в уголовном законодательстве России, связаны, прежде всего, с интеграцией России в мировое сообщество.

Действие норм национального права осуществляется в свойственных ему сферах – во времени, в пространстве. Среди них именно пространственные пределы действия национальных правовых норм имеют наиболее важное значение с точки зрения международного и отечественного уголовного права. Действие национальных правовых норм может локализовываться как на территории принявшего норму государства, так и вне его территории. Данное явление называется экстерриториальным действием национальных правовых норм1.

В юридической литературе экстерриториальное действие закона достаточно часто характеризуется как свойство частного права, способного регулировать отношения, включающие иностранный элемент. Это связано с тем, что за пределы государственной территории чаще выходят именно нормы частного права. Выход за пределы национальных границ публичных норм рассматривается скорее как исключение.

Вместе с тем совершенно очевидно, что установление пределов действия национальных правовых норм может происходить как через внутригосударственное, так и через международное право. По сути, речь идет о различных возможностях и разновидностей установления пределов их действия. При этом предметные области внутригосударственного и международно-правового регулирования установления пределов действия национальных правовых норм Экстерриториальный (от лат. exterritorium) – то есть находящийся вне территории. В юридической литературе последних лет используется термин «экстратерриториальность». Применяя в диссертации термин «экстерриториальность», мы следуем традиции русской дореволюционной и современной науки. Об этом понятии писали С.Б. Крылов, Л.А. Лунц, М.С. Строгович, А.А. Тилле, М.М. Богуславский, Е.Т. Усенко и др. Кроме того, в переводе с латинского «ex» и «extra» фактически означают одно и тоже: «из, вне»; «вне, сверх».

сходны. Отличие касается, прежде всего, направления регулирующего воздействия. Для внутригосударственного права характерна тенденция к экспансии национального правового порядка и, соответственно, к максимальному ограничению иных правовых порядков. Для международного же права наиболее характерно воздействие, ориентированное на установление ограничений для национальных правовых порядков.

Возросшие в последнее время требования и задачи борьбы с преступностью, направленные на урегулирование правопорядка в стране и защиту прав и интересов граждан, а также потребности правоприменительных органов приводят к необходимости дальнейшего развития и исследования наиболее крупных и сложных теоретических проблем в уголовном праве. Одной из таких актуальных проблем является исследование территориального и экстерриториального действия уголовного закона и осмысление практики применения соответствующих уголовно-правовых норм в деятельности правоохранительных органов.



Принятый в 1996 г. Уголовный кодекс РФ впервые законодательно определяет понятие пространства, где действует уголовное законодательство, во многом по-новому решает вопросы об уголовной ответственности граждан России, совершивших преступления на территории других государств, вновь после длительного времени закрепил реальный принцип действия уголовного закона в пространстве, а также имеет ряд других новелл, в целом соответствующих международным стандартам и историко-правовым традициям нашего государства. Рассмотрение вопросов территориального и экстерриториального действия уголовного закона приобретает особую актуальность в связи с внесением изменений в ст.12 УК РФ Федеральным законом от 27 июля 2006 г.(№ 153-ФЗ). Это свидетельствует о том, что законодатель предпринимает попытки устранения пробелов в праве относительно действия уголовного закона в пространстве, которые на практике могут привести к серьезным проблемам. Однако нельзя еще говорить о полном совершенстве законодательного закрепления норм, регулирующих пространственные пределы уголовно-правовых норм.

В связи с этим более глубокий анализ вопросов действия уголовного закона в пространстве позволит определить факторы, влияющие на формирование уголовно-правовой системы в России, проследить эволюцию указанного института уголовного права, осмыслить отечественный и зарубежный опыт соответствующих политико-правовых решений и позитивно использовать его в практике реализации правовых предписаний в современных условиях.

Учет указанных факторов требует самостоятельного сравнительноправового исследования отечественных и зарубежных учений о действии уголовного закона в пространстве, тенденций их развития и определения на этой основе системы реализации современных уголовно-правовых норм, что, в свою очередь, должно способствовать более глубокому пониманию всего спектра теоретических и практических проблем, возникших в связи с внесением последних изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации.

Указанные обстоятельства, обусловливают настоятельную необходимость разработки ряда принципиальных положений, касающихся проблем действия уголовного закона в пространстве.

Степень разработанности темы исследования. Проблема территориального и экстерриториального действия уголовного закона всегда привлекала внимание ученых как специалистов в общей теории права, так и криминалистов. В дореволюционный период этой проблемой занимались такие видные правоведы, как Л.С. Белогриц-Котляревский, А. Бернер, Е.В. Васьковский, А. Градовский, В.В. Есипов, А.Ф. Кистяковский, П.Д. Колмыков, П.Л. Люблинский, А. Лохвицкий, В.Н. Латкин, М.И. Мышь, Н.Д. Сергиевский, В.И. Сергеевич, Н.С. Таганцев, И.Я. Фойницкий и др. В последующем к ней обращались в своих работах Ю.Г. Барсегов, Е.В. Благов, М.И. Блум, А.И. Бойцов, Б.В. Волженкин, Н.Д. Дурманов, М.П. Журавлев, Ю.А. Зюбанов, Л.В. Иногамова-Хегай, А.Г. Князев, М.И. Ковалев, В.Н. Кудрявцев, А.А. Лакеев, И.И. Лукашук, Л.А. Лунц, Ф. Мартенс, Ю.И. Ляпунов, А.В. Медведев, М.Г. Мельников, А.В. Наумов, З.А. Незнамова, В.П. Панов, А.А. Рубанов, И.И. Солодкин, А.А. Тилле, Ю.А. Тихомиров, Е.Т. Усенко, М.Д. Шаргородский и др.

Указанные авторы внесли значительный вклад в развитие исследуемой проблемы. Однако их работы либо были подготовлены в советский период, либо проблема действия уголовного закона в пространстве рассматривалась в них параллельно с вопросами действия уголовного закона во времени. Специальных монографических исследований, посвященных территориальному и экстерриториальному действию уголовного закона, в настоящее время практически нет. Все это вызывает необходимость углубленной разработки ряда принципиальных положений, касающихся проблем действия уголовного закона в пространстве, а также определяет актуальность и значимость исследуемой темы.

Объектом исследования является правовое регулирование территориального и экстерриториального действия уголовного закона.

Предметом исследования выступают нормы международного права, Конституции РФ, современного уголовного права России, нормы русского уголовного законодательства и уголовного законодательства зарубежных государств, существующие в теории взгляды и концепции, имеющие отношение к исследуемой проблеме, а также практика применения уголовноправовых норм при реализации территориальной и экстерриториальной юрисдикции России.

Цель исследования заключается в изучении территориального и экстерриториального действия отечественного уголовного закона, определении оптимальных пределов его действия в пространстве.

Для достижения указанной цели диссертантом определены следующие задачи:

– сформулировать понятие уголовно-правовой юрисдикции государства, территориального и экстерриториального действия уголовного закона;

– изучить эволюцию норм отечественного уголовного права, регламентирующих территориальное и экстерриториальное действие уголовного закона;

– провести сравнительно-правовой анализ норм зарубежного уголовного права, регламентирующих их пространственное действие;

– проанализировать систему и виды принципов действия уголовного закона в пространстве с учетом положений международного уголовного права;

– изучить правовую регламентацию принципов действия уголовного права в пространстве;

– выявить недостатки в правовом регулировании действия уголовного закона в пространстве и разработать меры по их устранении.

Методологическая и теоретическая основа исследования базируется на диалектическом методе познания объективной действительности. Кроме этого при подготовке работы применялись общенаучные методы анализа и синтеза, а также частнонаучные методы: исторический, сравнительно-правовой, формально-юридический, системный, социологический (интервьюирование, анализ документов).

Теоретической основой диссертации послужили научные труды по философии, общей теории и истории права, уголовному, международному и иных отраслей права, относящиеся к теме настоящего исследования. Среди них работы Ю.Г. Барсегова, Е.В. Благова, М.И. Блум, А.И. Бойцова, Б.В. Волженкина, Н.Д. Дурманова, Ю.А. Зюбанова, Л.В. Иногамовой-Хегай, А.Р. Каюмовой, А.Г. Кибальника, В.П. Коняхина, Н.И. Костенко, А.Г. Князева, В.Н. Кудрявцева, Г.И. Курдюкова, А.А. Лакеева, И.И. Лукашука, А.М. Медведева, М.Г. Мельникова, А.В. Наумова, З.А. Незнамовой, А.И. Рарога, Н.С. Таганцева, А.А. Тиле, Ю.А. Тихомирова, Е.Т. Усенко, Ю.Н. Харламовой, А.И. Чучаева, О.С. Черниченко, М.Д. Шаргородского и др.

Нормативную базу исследования составляют международные документы, регламентирующие применение уголовного закона в пространстве, Конституция Российской Федерации, уголовное законодательство современной России, русское и советское уголовное право, законодательство ряда зарубежных государств.

Эмпирической основой исследования являются: материалы опубликованной практики Верховного Суда РФ. В ходе исследования было изучено более 100 приговоров суда. При подготовке диссертации было проинтервьюировано 37 ученых, 173 представителя различных правоохранительных органов городов Москвы, Рязани, Самары, Тольятти, Томска, использован личный опыт работы автора в должности следователя органов внутренних дел.

Научная новизна диссертации заключается в том, что она является одним из первых комплексных правовых исследований, посвященных изучению территориального и экстерриториального действия уголовного закона с учетом последних изменений, внесенных в ст.12 УК РФ Федеральным законом от 27 июля 2006 г.(№ 153-ФЗ).

На основе анализа соответствующих нормативных актов, теоретических воззрений определен понятийный ряд категорий, связанных с реализацией уголовного закона в пространстве, выявлены пробелы в правовом регулировании действия уголовного закона в пространстве, намечены меры по их восполнению. В частности, в работе дается понятие уголовно-правовой юрисдикции государства, территориального и экстерриториального действия уголовного закона, через призму которых раскрывается механизм реализации уголовно-правовых норм, обосновывается система принципов, регламентирующих действие уголовного закона в пространстве. С учетом зарубежного опыта, а также истории развития положений о действии уголовного закона в пространстве, автором предлагается концепция по совершенствованию положений УК РФ, регламентирующих территориальный, персональный, реальный и универсальный принципы реализации закона. Указанные принципы рассматриваются через общую систему территориального и экстерриториального действия уголовного закона.

Основные положения , выносимые на защиту:

1. Генезис института территориального и экстерриториального действия уголовного закона в пространстве относится к Х в., однако окончательно он сформировался только к концу ХIХ – началу ХХ в. На его становление большое влияние оказало зарубежное законодательство, соответствующие западные школы и теории. Однако значительный вклад в развитие учений о действии уголовного закона в пространстве и интерпретацию их применительно к российской правовой системе внесли русские ученые правоведы.

Это позволило закрепить в нормативных актах (Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г., Уголовное уложение 1903 г.) практически все известные в современном праве принципы действия уголовного закона в пространстве.

В советском уголовном праве отмечался отказ от реального и универсального принципов действия уголовного закона в пространстве. И если универсальный принцип вновь был закреплен в УК РСФСР 1960 г., то реальный принцип восстановлен только в УК РФ 1996 г.

2. Современное уголовное законодательство зарубежных государств закрепляет территориальный, персональный, реальный и универсальный принципы территориального и экстерриториального действия уголовного закона. В их регламентации имеется ряд особенностей, отличающих зарубежное уголовное право от отечественного, которые могут быть учтены при дальнейшем совершенствовании уголовного законодательства России.

В частности, при формулировке правил реализации персонального, реального и универсального принципов действия уголовного закона в пространстве законодатель использует перечневый подход, указывая конкретные составы преступлений, а также практически всегда закрепляет понятие места совершения преступления (в том числе в отношении соучастников и неоконченных преступлений).

3. Под территориальным действием уголовного закона понимается возможность применения действующего уголовного закона к лицу, совершившему преступление на территории государства в рамках ее государственных границ.

4. Действие уголовного закона в пространстве основано на территориальном, персональном, реальном и универсальном принципах. Данные принципы являются основаниями реализации уголовно-правовой территориальной и экстерриториальной юрисдикции России.

5. В ч. 1 ст. 11 УК РФ следует законодательно закрепить понятие места совершения преступления, исходя как из момента начала, так и момента окончания преступления, а также учитывая продолжаемые, длящиеся и совершенные в соучастии преступления. В связи с этим предлагается изложить ч. 1 ст. 11 УК РФ в следующей редакции: «Лицо, совершившее преступление на территории Российской Федерации, подлежит уголовной ответственности по настоящему Кодексу. Преступлением, совершенным на территории Российской Федерации, следует признавать преступление, которое начато, продолжалось или окончено на ее территории либо совершено в соучастии с лицами, осуществившими преступную деятельность на территории иностранного государства».

6. Редакция ч. 3 ст. 11 УК РФ не соответствует международному договору Российской Федерации. Согласно Конвенции ООН по морскому праву 1982 г юрисдикция государства может распространяться лишь на те суда, которые в открытом пространстве следуют под флагом, а потому данная норма должна быть включена и в отечественный закон. В связи с этим ч. ст. 11 УК РФ необходимо привести в соответствие с нормами международного права, а именно первое предложение ч. 3 ст.11 УК РФ после слов «вне пределов Российской Федерации» дополнить словами «под флагом или опознавательным знаком Российской Федерации» (далее – по тексту).

7. Ч. 1 ст. 12 УК РФ необходимо дополнить положением следующего содержания: «Граждане Российской Федерации и постоянно проживающие в Российской Федерации лица без гражданства, совершившие преступление вне пределов территориальной юрисдикции Российской Федерации, подлежат уголовной ответственности по настоящему Кодексу в случаях, если преступление направлено против интересов Российской Федерации, гражданина Российской Федерации, постоянно проживающего в Российской Федерации лица без гражданства либо российской организации или общественного объединения».

8. Согласно действующей редакции ч. 3 ст.12 УК РФ при реализации реального принципа действия уголовного закона в пространстве вне пределов уголовно-правовой охраны остаются интересы российских организаций и общественных объединений. Поэтому предлагается изложить ч. 3 ст.

12 УК РФ в следующей редакции: «Иностранные граждане и лица без гражданства, не проживающие постоянно в Российской Федерации, совершившие преступление вне пределов Российской Федерации, подлежат уголовной ответственности по настоящему Кодексу в случаях, если преступление направлено против интересов Российской Федерации, гражданина Российской Федерации, постоянно проживающего в Российской Федерации лица без гражданства либо российской организации или общественного объединения, если иностранные граждане и лица без гражданства, не проживающие постоянно в Российской Федерации не были осуждены в иностранном государстве и привлекаются к уголовной ответственности на территории Российской Федерации».

9. Универсальный принцип действия уголовного закона в пространстве необходимо законодательно закрепить отдельно от реального принципа. В связи с этим представляется желательным дополнить ст. 12 УК РФ частью 4 следующего содержания: «Иностранные граждане и лица без гражданства, не проживающие постоянно в Российской Федерации, подлежат уголовной ответственности по настоящему Кодексу в случаях, предусмотренных международным договором Российской Федерации, если они не были осуждены в иностранном государстве и привлекаются к уголовной ответственности на территории Российской Федерации».

В ч. 4 ст. 12 УК РФ необходимо также указать перечень преступлений, за совершение которых уголовная ответственность наступает по УК РФ в рамках универсального принципа действия уголовного закона в пространстве.

Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования. Теоретическая значимость исследования состоит в том, что в нем определяется понятие территориального и экстерриториального действия уголовного закона, детально раскрываются его принципы, конкретизируется и уточняется ряд положений Общей части уголовного права, имеющих отношение к анализируемой проблеме. Выводы и предложения, полученные в ходе работы, могут быть использованы при дальнейшей разработке вопросов, относящихся к институту действия уголовного закона в пространстве.

Практическая значимость работы заключается в том, что полученные результаты могут быть использованы в правотворческой деятельности по совершенствованию норм уголовного права, регламентирующих территориальное и экстерриториальное действие уголовного закона, в правоприменительной деятельности судов и других правоохранительных органов.

Положения и выводы, содержащиеся в диссертации, могут быть использованы в учебном процессе при преподавании курсов: «Уголовное право», «Международное уголовное право», «Уголовное право зарубежных государств» и «Теоретические основы квалификации преступлений» в учебных заведениях, осуществляющих подготовку юристов, а также при подготовке учебно-методических материалов и учебных пособий, имеющих отношение к теме проведенного исследования.

Апробация и внедрение результатов диссертационного исследования. Основные положения, выводы и предложения исследования нашли отражение в шести опубликованных научных статьях, в выступлениях автора на: международной научно-практической конференции «Юридическая наука:

проблемы и перспективы развития», состоявшейся в Новгородском государственном университете имени Ярослава Мудрого (30-сентября – 1 октября 2005 г.), на Всероссийской научно-практической конференции «Уголовноисполнительная система в правоохранительном пространстве РФ: актуальные вопросы, инновационные процессы, подготовка кадров», состоявшейся в Самарском юридическом институте ФСИН России (февраль 2006 г.) Отдельные положения диссертационного исследования используются в учебном процессе при проведении занятий по уголовному праву в Академии ФСИН России, Самарском юридическом институте ФСИН России.

Структура диссертации . Структура диссертации, ее содержание обусловлены объектом, предметом, целью и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, двух глав, объединяющих семь параграфов, заключения, списка использованной литературы и приложений.

Во введении обосновывается актуальность темы диссертационного исследования, определяются его цели и задачи, объект, предмет, раскрывается методология и методика, научная новизна, формулируются основные положения, выносимые на защиту, теоретическая и практическая значимость, приводятся данные об апробации и внедрении результатов исследования.

Первая глава «Общая характеристика территориального и экстерриториального действия уголовного закона в пространстве» содержит три параграфа.

В первом параграфе «Понятие территориального и экстерриториального действия уголовного закона» анализируются общетеоретические вопросы, связанные с действием уголовного закона различных государств в их пространственных пределах, определяется общее понятие юрисдикции государства, территориального и экстерриториального действия уголовного закона.

По мнению диссертанта, пространственные пределы реализации уголовного закона определяются через соотношение таких понятий как «суверенитет государства», «территория государства», «территориальная и экстерриториальная юрисдикция государства».

С позиций современного международного права государственный суверенитет определяется как верховенство государства на своей территории и его независимость в сфере международных отношений. Важнейшим проявлением государственного суверенитета является юрисдикция государства, под которой понимается возможность, которой обладает государство, с учетом его международно-правовых обязательств, обеспечивать реализацию своего права путем угрозы применения или применения правового принуждения. При этом следует указать о двух неразрывно связанных друг с другом, но разных категориях – законодательной юрисдикции, то есть возможности, которой обладает государство, в своем законодательстве, с учетом своих международно-правовых обязательств, определять, в каких пределах оно обеспечивает реализацию своего права путем угрозы применения правового принуждения, и исполнительной юрисдикции, то есть возможности, которой обладает государство, обеспечить с учетом своих международноправовых обязательств реализацию своего права непосредственно путем применения правового принуждения.

Юрисдикция государства распространяется не только на его территории, но и за ее пределами. Суверенитет государства неразрывно связан с его территорией, но различного рода его проявления могут иметь место и за ее пределами. Действие законов государства, в принципе не ограничено строго его территорией. Это позволяет говорить о территориальном и экстерриториальном действии закона, в том числе и уголовного.

Основа юрисдикции государств строится на принципах, которые устанавливают, до каких пределов их юрисдикция может распространяться. Такие пределы определяются международным правом, а в этих пределах границы юрисдикции государства устанавливают по собственному усмотрению.

Территориальной называется юрисдикция государства, осуществляемая в пределах его территории, к которой относятся в рамках государственных границ суша, внутренние воды и территориальное море, воздушное пространство над ними и недра. Территориальная юрисдикция является полной и основана на территориальном принципе, который в доктрине и практике считается фундаментальным. Данный принцип рассматривается в качестве основы уголовной юрисдикции.

Практика свидетельствует о том, что территориальный принцип толкуется более широко, чем это может показаться на первый взгляд. Основанная на нем юрисдикция распространяется не только на территорию государства, но и, обобщенно говоря, на движущиеся объекты, связанные с этой территорией, - морские и воздушные суда, космические объекты. В международном праве данные объекты называют квазитерриторией. Более того, он используется в значительной степени как основа юрисдикции государства в отношении районов, примыкающих к его территории, прилежащей зоны, континентального шельфа, исключительной экономической зоны, которые относятся к территории со смешанным режимом. Конечно, юрисдикция государства в указанных районах не аналогична той, которая устанавливается и осуществляется в пределах его территории. Поэтому здесь, на взгляд диссертанта» следует говорить не о территориальной юрисдикции, а об экстерриториальной юрисдикции, основанной на территориальном принципе.

Экстерриториальная юрисдикция представляет собой проявление суверенитета государства за пределами его территории. В отличие от территориальной она практически никогда не бывает полной. Следует различать экстерриториальную юрисдикцию в пространствах, не принадлежащих какомулибо государству (территории с международным режимом), и в пределах территории иностранных государств. В принципе в пространствах, не принадлежащих государствам, т.е. не входящих в состав территории того или иного государства (в открытом море, воздушном пространстве над ним, Антарктике и т.д.), ее объем может быть шире. Экстерриториальная юрисдикция основана на принципе персональном, реальном и универсальном принципах.

Персональный принцип заключается в том, что основанием юрисдикции государства служит тесная связь лица с государством, которая продолжает существовать и во время нахождения лица за его пределами.

Реальный принцип лежит в основе распространения юрисдикции государств на иностранцев, совершивших за границей действия, угрожающие их безопасности.

Универсальный принцип служит основой распространения юрисдикции государств на лиц, не являющихся их гражданами и совершивших определенные действия вне их территории, которые не направлены ни против них, ни против их граждан. Этот принцип относится практически к уголовной юрисдикции. В соответствии с ним государства имеют право привлекать к уголовной ответственности упомянутую категорию лиц, как только они окажутся в пределах их исполнительной юрисдикции. В одностороннем порядке государства не вправе устанавливать свою юрисдикцию на основе указанного принципа. Установление так называемой универсальной юрисдикции допустимо лишь в случаях, предусмотренных международными договорами и нормами международного обычного права.

Понятие юрисдикции является весьма важной категорией, заслуживающей специального изучения не только в рамках международного, но и уголовного права. Примечательно, что рассмотренные выше положения территориальной и экстерриториальной юрисдикции, если говорить применительно к уголовно-правовой сфере, отражены в действующем УК РФ. Так, в ст. и 12 УК РФ закреплены основные принципы территориального и экстерриториального действия уголовного закона: территориальный, персональный, реальный и универсальный.

Под уголовно-правовой юрисдикцией России следует понимать возможность, которой обладает Российская Федерация, с учетом ее международно-правовых обязательств, определять пределы территориального и экстерриториального действия уголовного закона и обеспечивать реализацию уголовно-правовых норм путем угрозы применения или применения правового принуждения.

Под территориальным действием уголовного закона понимается возможность применения действующего уголовного закона к лицу, совершившему преступление на территории государства в рамках ее государственных границ.

Экстерриториальное действие уголовного закона можно определить как возможность применения действующего уголовного закона к лицу, совершившему преступление вне территориальной юрисдикции государства, а именно на квазитерритории, территории со смешанным или международным режимом, территории иностранного государства.

Во втором параграфе «Эволюция норм отечественного права, регламентирующих территориальное и экстерриториальное действие уголовного закона» диссертант отмечает, что в отечественном праве нормы, регламентирующие исследуемый институт, встречаются в Х веке. Это обусловлено установлением Древней Русью отношений с другими государствами, необходимостью устранения коллизий между обычным правом восточных славян и зарубежным правом. В основном они содержались в ряде договоров, заключенных русскими князьями с рядом иностранных государств.

Поскольку в России до ХVI в. отсутствовали единое государство и законодательство, впервые нормы, имеющие отношение к предмету исследования, были закреплены в одном из первых общероссийских законодательных актов, которым явился Судебник 1550 г. Судебником было окончательно запрещено издание «тарханных» грамот, освобождающих определенные местности от действия общих норм. Тем самым юрисдикция государства распространялась на всю его территорию.

Более подробная регламентация действия уголовного права в пространстве была осуществлена в Соборном уложении 1649 г. Впервые в нем была закреплена норма, согласно которой уголовной ответственности подлежали русские за совершение государственных преступлений за пределами России. Подобное положение впервые обусловило формирование персонального принципа действия уголовного закона.

В дальнейшем на развитие норм, регулирующих территориальное и экстерриториальное действие уголовного закона, большое влияние оказало зарубежное законодательство, а также соответствующие западные школы и правовые теории. Однако значительный вклад в развитие учений о действии уголовного закона в пространстве и интерпретацию их применительно к российской правовой системе внесли русские ученые правоведы Л.С. Белогриц-Котляревский, Е.В. Васьковский, А. Градовский, В.В. Есипов, А.Ф. Кистяковский, П.Д. Колмыков, П.Л. Люблинский, А. Лохвицкий, В.Н. Латкин, И.А. Малиновский, Ф. Мартенс, М.И. Мышь, Д. Никольский, Н.Д. Сергиевский, В.И. Сергеевич, Н.С. Таганцев, И.Я. Фойницкий и др.

Это позволило сформулировать и закрепить в основных нормативных актах ХIХ в. – начала ХХ в. – Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г., Уголовном уложении 1903 г. – практически все известные в современном праве принципы действия уголовного закона в пространстве: территориальный, персональный (национальный), защиты (реальный), универсальный, а также покровительствующий. В теории уголовного права обосновывался также и оккупационный принцип.

Изменение общественно-политического строя в октябре 1917 г. разрушило все сферы жизни России, в том числе и правовую. Вместе с тем, образование Советского государства сопровождалось и созданием нового права, в том числе и уголовного, где стали находить свое отражение принципы действия закона в пространстве. Первым в советском уголовном праве был закреплен территориальный принцип. Это было сделано в Руководящих началах по уголовному праву РСФСР 1919 г.

В Уголовном кодексе РСФСР 1922 г. нашли свое отражение уже не только территориальный, но и персональный и реальный принципы действия уголовного закона в пространстве. Однако в принятых позднее нормативных актах вопросы территориального и экстерриториального действия уголовного закона развития не получили. Более того, в Уголовном кодексе 1926 г. не был закреплен реальный принцип, который был восстановлен только в УК РФ 1996 г.

В принятых позднее нормативных актах (Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республиках 1958 г., Уголовном кодексе РСФСР 1960 г.) были закреплены территориальный, персональный и универсальный принципы действия уголовного закона в пространстве. Возвращение к универсальному принципу и его закрепление в советском уголовном законе было показателем роста международного уголовного права и его влияния на внутригосударственное право. Ко времени принятия указанного кодекса СССР был не только участником, но и активным разработчиком многих международных документов.

В третьем параграфе «Генезис и современное состояние института территориального и экстерриториального действия уголовного закона в уголовном праве зарубежных государств» отмечается, что зарождение института действия уголовного закона в пространстве относится к периоду существования Римской империи. Причиной этого явились проблемы, возникшие в связи с действием нескольких уголовных законов на территории нынешней северной Италии. В этот период были сформулированы правила относительно территориального действия уголовного закона.

Однако подробно вопросы действия уголовного закона в пространстве в западной правовой системе стали разрабатываться в ХIV веке в работах итальянских ученых (С. Бартол). В последующем теория действия уголовных законов в пространстве длительное время не развилась. К ней вернулись в ХVII веке голландские юристы (Бургунд, Губер, Гроций), а затем и представители других государств (Монтескье, Беккариа и др.). В их работах получил теоретическое обоснование территориальный принцип. Несколько позже, в конце ХIХ – начале ХХ века в уголовно правовой науке были сформулированы принцип личного подчинения (Э. Эли, А. Бернер, Л. Бар), реальный (Э.

Пессина, Э. Белинг), универсальный (Ф. Мартиц, Р. Шмид, Ж. Ортлан) принципы. Разработанные ими теории учтены при разработке современного уголовного права зарубежных стран, где получили закрепление и развитие.

В работе проанализировано уголовное законодательство ряда зарубежных стран (Франции, Германии, Австрии, Голландии, Швейцарии, Японии и др.). Проведенное исследование позволило диссертанту прийти к выводу, что современное зарубежное уголовное законодательство в регламентации вопросов действия уголовного закона в пространстве, характеризуется определенными особенностями.

Закон закрепляет все известные правила и принципы его действия в пространстве, но в различных нормах и по смешанному типу. Один и тот же принцип может быть закреплен в нескольких статьях. При этом нормы построены таким образом, что, в целом, можно выделить два правила действия закона: на территории государства и вне его территории (то есть определяются особенности реализации территориальной и экстерриториальной юрисдикции государства).

При формулировке правил реализации персонального, реального и универсального принципов действия уголовного закона в пространстве законодатель использует перечневый подход, указывая конкретные составы преступлений (УК Франции, ФРГ, Голландии, Австрии и др.).

Особенности действия закона на морских и воздушных судах в кодексах регламентируются отдельно (в самостоятельной норме) от территориального принципа. При этом большинство западных государств не выделяют никаких различий распространения на эти объекты своей юрисдикции в зависимости их принадлежности к военному ведомству.

При детализации принципов действия уголовного закона в пространстве в зарубежном законодательстве практически всегда закрепляется понятие места совершения преступления, в том числе в отношении соучастников и неоконченных преступлений. За отдельные деяния, совершенные против интересов государства, уголовная ответственность может наступать вне зависимости от наказуемости этого же деяния по законодательству места совершения преступления (Франция, ФРГ, Голландия, Австрия и др.).

Указанные особенности могут быть учтены при совершенствовании норм российского уголовного законодательства.

Вторая глава «Принципы территориального и экстерриториального действия уголовного закона России» включает четыре параграфа.

В первом параграфе исследуется территориальный принцип уголовного закона в пространстве.

В диссертации исследуются территории действия уголовного закона в пространстве, к которым относятся: 1) территория Российской Федерации; 2) территориальные воды или воздушное пространство Российской Федерации; 3) континентальный шельф и исключительная экономическая зона Российская Федерация; 4) судно, приписанное к порту Российской Федерации, находящееся в открытом водном или воздушном пространстве вне пределов Российской Федерации; 5) военный корабль или военное воздушное судно Российской Федерации независимо от места их нахождения.

При этом автор обращает внимание, что следует различать понятия «правовое пространство», «территория России» и «юрисдикция России». В частности, морские, воздушные и космические корабли лишь условно относятся к территории России, а уголовная юрисдикция в пределах территориального моря, континентального шельфа и экономической морской зоны существенно отличается от территориальной, так как регламентируется на основе международного права. Континентальный шельф и экономическая зона в соответствии с Конвенцией ООН по морскому праву 1982 г. - это специальные территории, где прибрежные государства наделены суверенными правами для осуществления деятельности, разрешенной этой Конвенцией.

Из этого следует, что в ст. 11 УК РФ территориальное действие уголовного закона определяется лишь ч. 1 и ч. 2, где непосредственно говорится о территории России. В остальных случаях территориальный принцип реализуется посредством экстерриториального действия закона. В последнем случае уголовный закон России имеет силу на объектах и территориях как бы приравненных к территории Российской Федерации, исходя из международной практики. Вследствие этого они и выделяются в особые образования, где реализуется экстерриториальная юрисдикция России, основанная на территориальном принципе действия закона в пространстве.

Диссертантом рассматривается также проблема места совершения преступления. При решении этого вопроса следует исходить, что деяние, совершенное за рубежом, но имеющее или могущее иметь отрицательные последствия на территории данного государства, попадает в сферу его действия. В странах общего права, например, известен принцип так называемого «территориального эффекта». В соответствии с данным правилом устанавливается, что если преступление началось на территории государства, но получило завершение на иностранной территории, или если оно началось на иностранной территории, но завершилось на его территории, то оно в обоих случаях подпадает под юрисдикцию этого государства. В Уголовном кодексе Российской Федерации отсутствует определение места совершения преступления.

На взгляд диссертанта, в ч. 1 ст. 11 УК РФ термин «совершение преступления на территории Российской Федерации» следует понимать исходя не только из положения ст. 9 УК РФ о времени совершения преступления, но и учитывать момент его окончания (в частности, в ряде случаев учитывать и время наступления последствий преступления). В связи с этим, ч. 1 ст. 11 УК РФ следовало бы изложить в следующей редакции:

«Лицо, совершившее преступление на территории Российской Федерации, подлежит уголовной ответственности по настоящему Кодексу. Преступлением, совершенным на территории Российской Федерации, следует признавать преступление, которое начато, продолжалось или окончено на ее территории либо совершено в соучастии с лицами, осуществившими преступную деятельность на территории иностранного государства».

Рассматривая пространственные пределы действия уголовного закона, автор обращает внимание на уточнение, содержащееся в уголовном законодательстве ряда стран относительно того, что юрисдикция государства распространяется лишь на те гражданские воздушные или водные суда, которые в открытом пространстве следуют под флагом или иным опознавательным знаком государства. Однако российский уголовный закон не содержит такой оговорки. В то же время требование флага на гражданском судне предусмотрено ст.ст. 90-92 Конвенции ООН по морскому праву 1982 г., а потому указание на него должно быть включено и в отечественный закон. В связи с этим предлагается ч. 3 ст. 11 УК РФ привести в соответствие с нормами международного права, а именно первое предложение ч. 3 ст.11 УК РФ после слов «вне пределов Российской Федерации» дополнить словами «под флагом или опознавательным знаком Российской Федерации» (далее – по тексту).

Второй параграф посвящен анализу персонального принципа действия уголовного закона в пространстве.

В диссертации определены природа и предназначение персонального принципа. Его сущность заключается в том, что между гражданином России, находящимся за рубежом и его государством сохраняется определенная правовая связь, которая ограничена верховенством территориального действия закона страны пребывания. В силу этого государство обязывает своих граждан соблюдать свои законы независимо от места их нахождения.

При одновременной реализации территориального и персонального принципов действия уголовного закона в пространстве избежать двойной ответственности позволяет ограничение персональной юрисдикции за счет приоритета территориальной на базе общих принципов и положений международного права. При этом автор критически относится к законодательному положению ч. 1 ст. 12 УК РФ в связи с тем, что в рамках персонального принципа действия уголовного закона в пространстве невозможно будет привлечь граждан России и постоянно проживающих в Российской Федерации лиц без гражданства к уголовной ответственности по УК РФ в тех случаях, когда последние совершают преступления за пределами территориальной юрисдикции России против интересов РФ, ее граждан, постоянно проживающих в РФ лиц без гражданства, российских организаций или общественных объединений, и по данному преступлению имеется решение суда иностранного государства. А ведь решение суда может быть различным, как в форме оправдательного или обвинительного приговора, так и в форме какого-либо постановления об освобождении от уголовной ответственности и т.д.

Здесь речь идет о том, что вынесение иностранным судом формального решения в отношении российского гражданина или апатрида, постоянно проживающего на территории РФ может обеспечить им иммунитет от реального наказания на территории Российской Федерации, против интересов которого и было направлено преступление. Данный пробел нельзя рассматривать иначе, как искусственное ограничение государственного суверенитета Российской Федерации и правомочий суда России. Подобный подход во многом может ущемлять интересы России.

В этой связи действующую редакцию ч.1 ст.12 УК России предлагается дополнить положением следующего содержания: «Граждане Российской Федерации и постоянно проживающие в Российской Федерации лица без гражданства, совершившие преступление вне пределов территориальной юрисдикции Российской Федерации, подлежат уголовной ответственности по настоящему Кодексу в случаях, если преступление направлено против интересов Российской Федерации, гражданина Российской Федерации, постоянно проживающего в Российской Федерации лица без гражданства либо российской организации или общественного объединения».

В третьем параграфе исследуется сущность и содержание реального принципа действия уголовного закона в пространстве.

Формулируя данный принцип, законодатель, как представляется диссертанту, на первый план выдвинул значимость объекта уголовноправовой охраны, интересы защиты установленного государством правопорядка от посягательств извне. Его наличие дает возможность преодолеть несовершенство территориального и персонального принципов и обеспечивает защиту интересов Российской Федерации, ее граждан и постоянно проживающих на территории России апатридов, в случае совершения преступления вне пределов государства.

Реальный принцип (принцип защиты), по мнению автора, расширяет возможности экстерриториального действия уголовного закона в целях защиты интересов того или иного государства. В соответствии с этим принципом государство вправе привлечь к уголовной ответственности любое лицо, независимо от места совершения преступления, но при условии, что оно окажется в сфере его исполнительной юрисдикции По мнению автора, ч. 3 ст. 12 УК РФ и после внесенных изменений не отличается совершенством. В работе предлагается норму, регламентирующую действие реального принципа, закрепить отдельно от универсального принципа, а перечень объектов, подлежащих уголовно-правовой защите расширить.

В связи с этим, представляется целесообразным изложить ч. 3 ст. УК РФ, в следующей редакции: «Иностранные граждане и лица без гражданства, не проживающие постоянно в Российской Федерации, совершившие преступление вне пределов Российской Федерации, подлежат уголовной ответственности по настоящему Кодексу в случаях, если преступление направлено против интересов Российской Федерации, гражданина Российской Федерации, постоянно проживающего в Российской Федерации лица без гражданства либо российской организации или общественного объединения, если иностранные граждане и лица без гражданства, не проживающие постоянно в Российской Федерации не были осуждены в иностранном государстве и привлекаются к уголовной ответственности на территории Российской Федерации».

Соответственно, ст. 12 УК РФ следует дополнить ч. 4, в которой самостоятельно будет регламентироваться универсальный принцип действия уголовного закона в пространстве.

В четвертом параграфе исследуется универсальный принцип действия уголовного закона в пространстве. Он представляет собой многоаспектную проблему, разрешаемую на стыке международного и уголовного права.

Его сущность заключается в том, что каждое государство на основании общих и специальных положений (как правило, различных конвенций и соглашений в области борьбы с преступностью) имеет право наказывать любое лицо, совершившее преступление, невзирая на его место совершения и гражданство преступника.

Исходной базой формирования универсального принципа является признание того, что правопорядок, рассматриваемый как часть всего общественного порядка, который складывается в результате соблюдения юридических норм – это достояние всех государств и поэтому лицо, посягнувшее на права одного государства, в силу существующей солидарности интересов, своим деянием порождает право всех стран на защиту общего правопорядка.

В реализации универсального принципа существуют два основных направления. Первое заключается в защите устоев универсального правопорядка путем объявления преступности и наказуемости деяния непосредственно общим международным правом. Данные деяния рассматриваются как посягательства на все мировое сообщество. Сюда относятся, прежде всего, преступления против мира и человечности, военные преступления.

Реализация этого направления связана, таким образом, с совершенствованием уголовно-правовых систем государств и интеграцией международного уголовного права с национальным уголовным правом. Однако подобным путем идут немногие страны. Так, соответствующее положение было включено в Конституцию Польской республики: «Уголовной ответственности подлежит только тот, кто совершил деяние, запрещенное под страхом наказания законом, действовавшим в период его совершения. Этот принцип не препятствует наказанию за деяние, которое во время его совершения являлось преступлением в соответствии с международным правом» (ч.1 ст. 42).

Однако большинство государств, в том числе и Российская Федерация, осуществляет реализацию универсального принципа вторым путем, а именно в пределах заключенных международных конвенций и договоров, в том числе и в области борьбы с отдельными видами преступлений, затрагивающих общие интересы всех государств.

При этом, как разъясняет постановление Пленума Верховного Суда РФ «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» от 10 октября 2003 года, международные договоры, нормы которых предусматривают признаки составов уголовно наказуемых деяний, не могут применяться судами непосредственно. Международно-правовые нормы, предусматривающие признаки составов преступлений, должны применяться судами Российской Федерации в тех случаях, когда норма Уголовного кодекса Российской Федерации прямо устанавливает необходимость применения международного договора Российской Федерации.

Диссертант обращает внимание, что в УК РФ универсальный принцип четко не выражен, а упоминается совместно с реальным. В связи с этим детальное решение вопросов универсальной юрисдикции требует совершенствования. Для этого универсальный принцип предлагается закрепить в самостоятельную норму уголовного закона, а именно ст. 12 УК РФ дополнить частью 4 следующего содержания: «Иностранные граждане и лица без гражданства, не проживающие постоянно в Российской Федерации, подлежат уголовной ответственности по настоящему Кодексу в случаях, предусмотренных международным договором Российской Федерации, если они не были осуждены в иностранном государстве и привлекаются к уголовной ответственности на территории Российской Федерации».

Кроме того, по мнению автора, необходимо использовать опыт ряда зарубежных стран, где при определении сферы реализации универсального принципа действия уголовного закона выделяется отдельная статья, где четко перечислены все преступления, в отношении которых уголовный закон того или иного государства действует, независимо от закона места совершения такого деяния.

Подобная регламентация указанных вопросов позволила бы сочетать в себе так называемые концептуальный и перечневый подходы определения универсальной юрисдикции Российской Федерации. Этот метод позволяет совместить принцип «нет преступления без указания на то в законе» с обоснованием причин отнесения того или иного деяния к преступлению. Перечневый подход отвечает при этом на вопрос: «Какие деяния являются преступлениями?», а концептуальный – «Почему они являются таковыми?». Это позволило бы снять многие спорные теоретические и практические вопросы в области действия уголовного закона в пространстве.

Заключение содержит основные теоретические выводы, полученные в ходе проведения диссертационного исследования. Автором сформулированы предложения по совершенствованию норм уголовного права, регламентирующих территориальное и экстерриториальное действие уголовного закона в пространстве.

1. Хаснутдинов Р.Р. Формирование основных принципов действия уголовного закона в пространстве в зарубежном законодательстве // Научный альманах «Телескоп». Выпуск 10. Самара: «Издательство «Научнотехнический центр», 2005. – 0,18 п.л.

2. Хаснутдинов Р.Р. Универсальный принцип действия уголовного закона в пространстве // Вестник Самарской государственной экономической академии «Актуальные проблемы правоведения». 2005. № 1(10). – 0,37 п.л.

3. Хаснутдинов Р.Р. Разрешение вопросов двойной юрисдикции при реализации территориального и персонального принципов действия уголовного закона в пространстве // Материалы международной научнопрактической конференции (30 сентября – 1 октября 2005 года) «Юридическая наука: проблемы и перспективы развития (региональный аспект)». Великий Новгород: Новгородский государственный университет имени Ярослава Мудрого, 2006. – 0,25 п.л.

4. Хаснутдинов Р.Р. Основные этапы развития принципов территориального и экстерриториального действия уголовного закона в отечественном законодательстве дореволюционного периода // Материалы Всероссийской научно-практической конференции (2-3 февраля 2006 года) «Уголовноисполнительная система в правоохранительном пространстве РФ: актуальные вопросы, инновационные процессы, подготовка кадров». Самара: Самарский юридический институт ФСИН России, 2006. – 0,3 п.л.

5. Хаснутдинов Р.Р. Институт территориального и экстерриториального действия уголовного закона в пространстве в современном уголовном праве зарубежных стран // Вестник Самарского государственного экономического университета «Актуальные проблемы правоведения». 2006. № 1 (13). – 0,7 п.л.

6. Хаснутдинов Р.Р. Реальный принцип действия уголовного закона в пространстве // Проблемы уголовной ответственности и наказания (уголовноправовой и криминологический аспекты): Сборник научных трудов. Рязань:

Академия права и управления Федеральной службы исполнения наказаний, 2006. – 0, 3 п.л.



Похожие работы:

«ЕМЕЛЬ Я НОВ Даниил Николаевич УдК 678:541.64 ИЗМЕНЕНИЕ РЕОЛОГИЧЕСКИХ СВОйСТВ и"стРУКТУРООБРАЗОВАНИЕ В РЕАКЦИОННЫХ СИСТЕМАХ ПРИ РАДИКАЛЬНОИ ПОЛИМЕРИЗАЦИИ ВИНИЛОВЫХ МОИОМЕРОВ Специальность: 02.00.06-химия высокомолекулярных соединений Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора химических наук МОСКВА...»

«Крекотень Анна Валериевна ФИЗИКО-ХИМИЧЕСКОЕ ИЗУЧЕНИЕ НАНОКОМПОЗИТНЫХ МАТЕРИАЛОВ, ПОЛУЧАЕМЫХ ТЕМПЛАТНО МЕТОДОМ УПРАВЛЯЕМОГО ЗОЛЬ-ГЕЛЬ СИНТЕЗА 02.00.04 – физическая химия АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата химических наук Владивосток – 2013 Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном учреждении науки Институте химии Дальневосточного отделения Российской академии наук (ИХ ДВО РАН) Научный руководитель: член-корреспондент РАН, доктор...»

«Федюк Елена Рафаильевна АКАДЕМИК СЕРГЕЙ АЛЕКСЕЕВИЧ ХРИСТИАНОВИЧ И ЕГО НАУЧНЫЕ ШКОЛЫ Специальность 07.00.10 – История наук и и техники АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Томск – 2010 ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ Актуальность и научная значимость темы. Наука является важнейшим компонентом современной цивилизации. На протяжении последних десятилетий влияние результатов научных исследований на развитие общества постоянно увеличивалось....»

«Малахова Светлана Игоревна СВЯЗЬ ПСИХОМЕТРИЧЕСКОГО ИНТЕЛЛЕКТА С ЛИЧНОСТНОЙ САМОРЕГУЛЯЦИЕЙ СТУДЕНТОВ 19.00.07 - Педагогическая психология (психологические наук и) Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук Москва - 2013 Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования Московский государственный университет имени М.В.Ломоносова Научный руководитель: Смирнов Сергей...»

«Костев Константин Олегович Пути встраивания российских нанотехнологических компаний в международные кластеры Специальность 08.00.14 – Мировая экономика Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата экономических наук Москва – 2012 Работа выполнена на кафедре Управление внешнеэкономической деятельностью Государственного университета управления. Научный руководитель: доктор экономических наук, профессор Якушкин Виктор Сергеевич Официальные оппоненты: доктор...»

«Нагирная Анастасия Викторовна ГЛОБАЛЬНЫЕ ЗАКОНОМЕРНОСТИ РАСПРОСТРАНЕНИЯ ИНФОРМАЦИОННО-КОММУНИКАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ (ХХ – начало XXI вв.) Специальность 25.00.24 – Экономическая, социальная, политическая и рекреационная география АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата географических наук Москва – 2012 Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном учреждении науки Институте географии Российской академии наук, в Лаборатории географии мирового...»

«Зайцева Мария Игоревна ОБОСНОВАНИЕ НОВОЙ ТЕХНОЛОГИИ ПЕРЕРАБОТКИ ПОРУБОЧНЫХ ОСТАТКОВ В КОМПОНЕНТ СУБСТРАТА ДЛЯ ВЫРАЩИВАНИЯ СЕЯНЦЕВ С ЗАКРЫТОЙ КОРНЕВОЙ СИСТЕМОЙ 05.21.01 - Технология и машины лесозаготовок и лесного хозяйства Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата технических наук Петрозаводск - 2010 Работа выполнена в государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования Петрозаводский государственный университет Научный...»

«Якшина Татьяна Александровна ИСТОРИЯ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ БАЗЫ АСТРОФИЗИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ В ОПТИЧЕСКОМ ДИАПАЗОНЕ Специальность 07.00.10 – История наук и и техники АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата физико-математических наук Москва – 2011 Работа выполнена в ГОУ ВПО Ставропольский государственный университет Научный руководитель: доктор физико-математических наук, профессор Панчук Владимир Евгеньевич Официальные оппоненты: доктор физико-математических...»

«СТРЕМОУХОВ Сергей Юрьевич Нелинейно-оптический отклик атома в полях околоатомной напряженности и многочастотных лазерных полях Специальность 01.04.21 - лазерная физика АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата физико - математических наук Москва - 2011 Работа выполнена на кафедре общей физики и волновых процессов физического факультета Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова Научный руководитель: доктор физико-математических наук,...»

«Торкунов Олег Викторович Динамика психических состояний офицеров запаса в период адаптации к гражданской жизни Специальность: 19.00.13 –психология развития, акмеология Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата психологических наук Казань – 2006 2 Работа выполнена на кафедре психологии развития и психофизиологии Института экономики, управления и права (г. Казань) Научный руководитель: кандидат психологических наук, доцент Сережкина Анна Евгеньевна...»

«МАСЛОВА Наталья Владимировна МАКСИМАЛЬНЫЕ ПОДГРУППЫ НЕЧЕТНОГО ИНДЕКСА В КОНЕЧНЫХ ПОЧТИ ПРОСТЫХ ГРУППАХ 01.01.06 математическая логика, алгебра и теория чисел Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата физико-математических наук Екатеринбург 2011 Работа выполнена в отделе алгебры и топологии Института математики и механики УрО РАН. Научный руководитель: доктор физико-математических...»

«ОНОФРЕЙ ДМИТРИЙ ИВАНОВИЧ ПРОГНОЗИРОВАНИЕ РЫНКА КОММЕРЧЕСКОЙ НЕДВИЖИМОСТИ В ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ Специальность 08.00.05 – Экономика и управление народным хозяйством (экономика предпринимательства) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата экономических наук Москва - 2010 Диссертация выполнена на кафедре макроэкономики Государственного университета управления. Научный руководитель: кандидат экономических наук, доцент Казанцева Наталья Васильевна...»

«БАБУШКИН Валерий Евгеньевич Развитие интеграционных процессов в корпоративном секторе экономики Специальность 08.00.01 – Экономическая теория АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата экономических наук Казань – 2007 Работа выполнена в Казанском государственном финансово-экономическом институте Научный руководитель – доктор экономических наук, профессор Мальгин Виктор Андреевич Официальные оппоненты: доктор экономических наук, профессор Ерзнкян Баграт...»

«Путинцева Анастасия Андреевна Целые функции типа синуса. Применение к исследованию систем экспонент в весовых гильбертовых пространствах 01.01.01 – вещественный, комплексный и функциональный анализ АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата физико-математических наук Уфа – 2011 Работа выполнена на кафедре программирования и экономической информатики ГОУ ВПО „Башкирский государственный университет“ Научный руководитель: доктор физико-математических наук,...»

«СЕМИВОЛКОВА Анастасия Михайловна ПРАВО СЛЕДОВАНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ РОССИИ И ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКИХ СТРАН Специальность 12.00.03 - гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Москва 2011 2 Работа выполнена на кафедре гражданского и трудового права юридического факультета Российского университета дружбы народов. Научный руководитель: кандидат юридических...»

«ПОЛУЯН Людмила Владимировна ВЕРОЯТНОСТНЫЙ АНАЛИЗ ЦЕЛОСТНОСТИ И НАДЕЖНОСТИ ТРУБОПРОВОДНЫХ СИСТЕМ С АКТИВНО РАСТУЩИМИ ДЕФЕКТАМИ Специальность 01.02.06 – Динамика, прочность машин, приборов и аппаратуры АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата технических наук Уфа – 2009 2 Работа выполнена в Научно-инженерном центре Надежность и ресурс больших систем машин УрО РАН (НИЦ НиР БСМ УрО РАН). Научный руководитель: доктор техн. наук, проф. ТИМАШЕВ Святослав...»

«КИЯМОВА ЭЛЬВИРА РАИСОВНА РАЗВИТИЕ ГОСУДАРСТВЕННО-ЧАСТНОГО ПАРТНЕРСТВА В СОВРЕМЕННОЙ ЭКОНОМИКЕ Специальность 08.00.01 – Экономическая теория АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата экономических наук Казань – 2012 Диссертация выполнена в Институте экономики и финансов ФГАОУ ВПО Казанский (Приволжский) федеральный университет Научный руководитель: доктор экономических наук, профессор Мальгин Виктор Андреевич Официальные оппоненты: доктор экономических...»

«Созыкин Андрей Владимирович СЕМАНТИЧЕСКАЯ ИНТЕГРАЦИЯ УПРАВЛЕНИЯ ДОСТУПОМ К СЕРВИСАМ Специальность 05.13.11 – Математическое и программное обеспечение вычислительных машин, комплексов и компьютерных сетей АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата технических наук Пермь – 2008 Работа выполнена в Институте механики сплошных сред Уральского отделения Российской академии наук (ИМСС УрО РАН) Научный руководитель: кандидат технических наук Масич Григорий...»

«СОФИЕНКО Мира Борисовна Правовая свобода как способ реализации индивидуальной свободы в социальной системе Специальность 09.00.11 социальная философия. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук. Томск – 2007 Диссертационная работа выполнена на кафедре гуманитарных дисциплин НОУ “Новосибирский институт экономики и менеджмента” Научный руководитель: заслуженный деятель науки РФ, доктор философских наук, профессор Черненко Альберт...»

«ИЗМОДЕНОВА Татьяна Юрьевна МОДЕЛИРОВАНИЕ ТЕПЛОЗАЩИТНЫХ СВОЙСТВ ГАЗОВЫХ ЗАВЕС ПРИ ПАРАМЕТРАХ, ТИПИЧНЫХ ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИИ ПЛЕНОЧНОГО ОХЛАЖДЕНИЯ Специальность - 01.04.14 Теплофизика и теоретическая теплотехника Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата технических наук Санкт-Петербург - 2011 Работа выполнена в государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования государственный Санкт-Петербургский политехнический университет Научный...»

Вопросы теории и истории государства и права

О ТЕРРИТОРИАЛЬНОМ И ЭКСТЕРРИТОРИАЛЬНОМ ДЕЙСТВИИ ПРАВОВЫХ НОРМ

© Белякович Е. В., 2006

Белякович Е. В. - аспирантка кафедры теории и истории государства и права Юридического института ИГУ

На определенной стадии развития общества возникает необходимость при помощи юридических средств упорядочить общественные отношения, ввести их в определенные рамки, обеспечить их дальнейшее развитие, т. е. известным образом юридически воздействовать на них. На всем протяжении своего развития общество выработало многообразную систему средств и способов регламентации поведения людей. В связи с необходимостью согласования потребностей, интересов отдельного общества и сообщества людей в целом осуществляется целенаправленное воздействие на поведение людей. Правовое регулирование представляет собой один из видов социального регулирования и выступает как определенное воздействие на общественные отношения, осуществляемое при помощи правовых средств и имеющее своей целью упорядочение данных отношений.

Нормы права, призванные регулировать общественные отношения, содержатся в официальных документах - нормативно-правовых актах. Действующие в том или ином государстве нормативно-правовые акты согласованы между собой и образуют целостную систему, именуемую системой законодательства. Вопросы понятия юридического действия нормативно-правовых актов, действия нормативно-правовых актов в пространстве и во времени имеют важное значение как для правотворческого процесса, так и для деятельности по реализации правовых норм. Именно нормативно-правовой акт как внешняя форма права определяет, какие общественные отношения регулируют содержащиеся в акте нормы права, когда они начинают действовать, на какую территорию они распространяются, какой категории лиц касаются.

Таким образом, пределы действия правовых норм определяются чаще всего пределами действия нормативно-правовых актов, в которых данные правовые нормы содержатся.

Пределы действия нормативно-правового акта обычно устанавливаются по трем основным параметрам: по времени, территории и кругу лиц. Иногда добавляют и четвертый параметр: определенную сферу общественных отношений, которую регулируют содержащиеся в нормативно-правовом акте нормы права, и говорят о предметном действии нормативно-правовых актов1.

Из указанного выше более детально рассмотрим пространственные пределы правового регулирования, а для того чтобы их определить и охарактеризовать необходимо рассмотреть действие правовых норм в пространстве.

Действие норм права в пространстве определяется как их действие в пределах определенной территории. Нормативно-правовые акты государства распространяют свое действие на всю территорию данного государства. Это правило вытекает из характеристики власти государства как власти суверенной. Именно вследствие государственного суверенитета действие нормативно-правовых актов государства на его территории безраздельно и исключительно.

По территориальному критерию все нормативно-правовые акты подразделяются на акты, действие которых распространяется на всю территорию государства и акты, охватывающие определенную ее часть.

На всей территории государства действуют, например, конституционные и обыкновенные законы - «Конституция Российской Федерации и федеральные законы имеют верховенство на всей территории Российской Федерации» - ч. 2 ст. 4 Конституции РФ.

Однако акты, изданные в порядке текущего законодательства, могут охватывать и строго определенную, ограниченную часть территории. В России таковыми могут быть, например, законы, указы Президента или Постановления Правительства, касающиеся определенных районов или всего Крайнего Севера, Дальнего Востока и других регионов.

Проблема территориального действия нормативно-правовых актов особую актуальность приобретает в федеративных государствах. Здесь заслуживает внимание два момента: соотношение территориальных пределов действия нормативно-правовых актов Федерации и субъекта Федерации и различных субъектов Федерации.

Таким образом, относительно действия норм права в пространстве существует общее правило - нормативно-правовые акты, установленные и санкционированные государством, распространяются и действуют на территории данного государства. Однако возможны ситуации, когда действие норм права выходит за границы территории государства, т. е.. действуют экстерриториально (экстерриториальность - от лат. ех - из, вне и territorialis - находящийся на какой-нибудь территории). Это обусловлено современными условиями, где широко развиваются экономические, политические, торговые, финансовые и иные связи между государствами, и поэтому особую значимость приобретает применение норм международного права к внутригосударственным отношениям. Например, Конституция РФ в связи с этим устанавливает, что общепризнанные принципы и нормы международного права, а также международные договоры России являются составной частью ее правовой системы. В случае, «если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмо-

тренные законом, то применяются правила международного договора» (ст. 15).

Аналогичные нормы содержатся и в конституциях ряда других государств. Так, в Конституции Испании говорится, что «международные договоры, заключенные в соответствии с установленными требованиями после их официальной публикации в Испании, являются составной частью внутреннего законодательства»2. Это означает, что они применяются для регулирования отношений, возникающих на территории Испании, на тех же основаниях и в том же порядке, что и нормативно-правовые акты, действующие внутри самого государства.

Для любого явления, в том числе и правового, необходимо наличие причин, предпосылок его появления. Причины возникновения экстерриториального действия норм права обусловлены следующими обстоятельствами.

Римское право приобрело общечеловеческую ценность тем, что оно из национального права одного небольшого народа превратилось в универсальное право всего античного мира. Но самое главное, римское право является основой, так называемым фундаментом науки юриспруденция, в связи с чем возникает необходимость обращения к положениям римского права при рассмотрении любого правового явления.

Древнеримское право признавало субъектом права только римского гражданина (civis romanus), иностранец считался врагом (hostis), стоящим вне охраны закона. Он мог быть захвачен в плен и превращен в раба.

Развитие торговых отношений с другими народами привело к тому, что старые римские воззрения на чужестранца как на врага, стоящего вне закона и лишенного всяких прав, не могли сохраниться. В республиканском Риме чужестранцы стали называться перегринами. Их правоотношения между собой, а также с римскими гражданами подчинялись юрисдикции особого претора (praetor peregrinus) и регулировались особым правом.

Когда все свободные люди Римской империи были объявлены римскими гражданами, права, принадлежащие римским гражданам, были распространены и на прежних перегринов.

Однако во многих местах Римской империи сохранялись местные обычаи (преимущественно в семейных отношениях). Но-

вейшие исследования показали упоминание в памятниках римского права случаев, когда ставился вопрос о «выборе компетентного правопорядка»3, но нет указаний на развитую систему коллизионных норм. Во всяком случае, как показывают исследования, источники римского права не содержали нормативного материала, который подтверждал урегулирование действия права за пределами империи.

Когда Западная Римская империя пала и ее территория была занята варварскими племенами, которые принесли с собой свои обычаи, нравы, это привело не к уничтожению, а к ограничению действия римского права: оно продолжало действовать в отношении римлян, варварские племена продолжали жить на основе своих обычаев; при этом каждый сочлен того или иного племенного единства (бургундец, аллеман, франк, гот) подчинялся своему племенному праву. Господствовало не территориальное начало, подчиняющее всех лиц, живущих на данной территории, единому праву, а персональное начало. В начале IX в. архиепископ лионский Агобард писал: «Часто бывает, что из пяти лиц, которые идут или сидят вместе, каждый живет под действием своего собственного права»4.

Но персональное начало господствовало. Как при этом разрешались споры, участниками которых были представители различных племен, - это по состоянию источников, не может быть установлено с полной достоверностью. Полагают, что, например, применялся обычай ответчика, способность к совершению договора определялась для каждой стороны по ее личному обычаю, наследование происходило по обычаям насле-дователя, брак совершался по обычаям му-жа5.

С того времени как в Западной Европе оформились феодальные отношения, на смену персональному праву пришел территориальный принцип: франк, бургундец, аллеман, ставший вассалом и зависимым держателем земли в отношении вышестоящего феодального сеньора под условием службы последнему, не мог в отношении своего сеньора ссылаться на персональное право; он должен был признать, что подчинился праву сеньора, которое носило территориальный характер: оно применялось в отношении всех лиц, живущих в пределах данного государства-поместья. Чужеземец считался бесправным; лицо, переходившее

под власть нового сеньора теряло прежние права; оно получало новые права как пожалование от нового сеньора. В подобных условиях не было, по общему правилу, места для признания чужестранных обычаев. В феодальном государстве-поместье все права, как правило, были «реальными», местными. Omnes consuetudines sunt reales6

Вот принцип, положенный в основу таких памятников среднивековья как Саксонское Зерцало, Швабское Зерцало и другие кодификации местного феодального права.

Строгое проведение территориального начала и принципиальное непризнание за чужестранцами каких-либо прав соответствовали условиям замкнутого натурального хозяйства в государстве-поместье эпохи раннего средневековья. Но даже и в ту эпоху абсолютное непризнание всего чужеземного не могло иметь места там, где существовал более или менее развитый оборот. Иноземные купцы уже тогда пользовались покровительством феодальных государей и получали от них привилегии на право торговли.

На примере источников Древней Руси можно также проследить расширение пределов действия правовых норм.

Так, в памятнике древнерусского права

Договоре князя Олега с греками 911 года содержится следующая норма (ст. 13): «О русских, находящихся на службе в Греции у Греческого царя. Если кто из них умрет, не завещав своего имущества, а своих родственников у него в Греции не будет, то пусть возвратят его имущество ближайшим родственникам на Руси. Если же он составит завещание, то пусть тот, кому он написал распоряжение наследовать имущество, возьмет имущество и наследует в нем»7.

Приведенная норма, цель которой воспрепятствовать захвату имущества византийскими властями, очевидно, была предпосылкой того, что наследование здесь происходит по обычаю русских. Прямые указания на обычай русских имеются в договоре князя Игоря с греками 944 года.

В Русской Правде содержится ряд норм о торговых сделках с «гостями» - чужеземными купцами. В пространной редакции по первому Троицкому списку (ст. 55)8 говорится о праве «гостя» получать удовлетворение из имущества несостоятельного должника преимущественно перед «домашними» кредиторами.

Необходимо упомянуть о некоторых правовых явлениях в жизни Новгорода Великого, возникших в условиях его торговли с Западом. Сюда относится договор 11891199 г г. Новгорода с Готским Берегом и немецкими городами; в нем, в числе других условий, сказано о беспрепятственном проезде готландцев и немцев в Новгород; о том, что чужестранца нельзя сажать в тюрьму за долги9.

В дальнейшем связи Новгорода с Западом привели к возникновению в Новгороде немецкого двора с его уставом («скра») и ряду договоров Новгорода и других русских городов с городами Ганзы.

Представленные положения древнерусских памятников, направленные на охрану права чужеземцев, являются зачатками определения пространственных пределов действия правовых норм.

Постепенно возникает и формулируется принцип суверенитета - верховенства государственной власти, ее независимости. Всякая государственная власть распространяется только на определенную территорию, распространение же велений государственной власти вне территории данного государства есть нарушение суверенитета другого государства. Поэтому принцип суверенитета и принцип территориального действия законов взаимосвязаны самым тесным образом: власть государства ограничена его территориальными пределами и действие его законов не выходит за эти пределы.

Однако принцип строго территориального действия законов очень скоро вступает в противоречие с развитием экономических связей между странами, вызванным возникновением торговых отношений. Каждое государство вольно устанавливать любые нормы и любым образом регулировать отношения своих граждан с гражданами другого государства, только если это регулирование не наносит ущерб интересам граждан другого государства.

Постепенно от строго территориального принципа государства приходят к признанию экстерриториального действия некоторых законов.

В настоящее время уже не подвергается сомнению то, что законы имеют территориальное действие, но в особом порядке и в особых случаях и экстерриториальное действие.

Сказанное главным образом относится к международным, межгосударственным от-

ношениям. Однако вопрос о территориальном и экстерриториальном действии законов возникает и по отношению к правовым нормам, издаваемым властью территориальных единиц данного государства.

Принцип территориального и экстерриториального действия закона неодинаково осуществляется в различных отраслях права. Наиболее строго территориальный принцип соблюдается в таких отраслях, как государственное, административное, уголовное, процессуальное право, а наибольшая экстерриториальность наблюдается у норм гражданского, коммерческого, семейного права.

В настоящее время существует множество теорий экстерриториального действия законов. Наиболее распространенными являются следующие: теория «международной вежливости», теория «приобретенных прав», теория «международной общности» и «национальная» теория, которые и будут рассмотрены ниже.

Теория «международной вежливости» (comitas gentium) - одно из наиболее старых учений о применении иностранного закона. Эту теорию защищали Губер, Гер-циус, Иоганнес Вут, Ливермур и др. и говорили, что все законы носят строго территориальный характер и применяются ко всем лицам, пребывающим на территории данной провинции, и не имеют действия вне этой провинции10. Признание же действия иностранных законов происходит лишь в силу «международной вежливости» и допускается постольку, поскольку такое признание не умаляет суверенитета провинции и прав ее граждан.

Исходя из принципа международной вежливости, Губер утверждал, что право- и дееспособность лиц, домицилированных за границей, определяются по закону их домицилия, а И. Вут ограничивал возможность применения иностранного закона теми случаями, например, когда сделка направлена на передачу движимости; только в этом случае, писал он, дееспособность может определяться по закону домицилия.

Таким образом, суть теории «международной вежливости» заключается в следующем: иностранный закон не применяется в другом государстве, но в порядке взаимного уважения суверенов и международной вежливости он может быть применен к некоторым отношениям.

Ссылка голландских юристов на comitas некоторыми исследователями понимается как отрицание каких-либо правовых норм международных или внутренних, которые обязывали бы судью к признанию действия иностранных законов: суд вообще не обязан признавать действия иностранного права, но из соображений международной вежливости может в порядке исключения допустить такое действие, если сочтет это соответствующим интересам внешних сношений. Таким образом, теория «международной вежливости» ставит применение иностранного права в зависимость от усмотрения судей. Например, имеется ссылка в британском решении 1921 года по делу Лютера Сегора, вынесенном судьей Скрето-ном, в котором суд признал действие советских декретов о национализации частной собственности и подчеркнул, что непризнание этих декретов «было бы серьезным нарушением comity».

Слабость теории «международной вежливости» состоит в том, что она связывает применение иностранных законов с признанием суверена. Между тем имеют место случаи применения законов государств, не получивших признания (например, применение советских законов в ряде стран до признания Советского Союза). Эта теория исходит из того, что всякое государство заинтересовано в наиболее широком применении своего закона. Но иногда данному государству вообще безразлично, закон какого государства будет применен к некоторым случаям. Более того, довольно часто его интерес состоит именно в том, чтобы был применен не его, а иностранный закон.

Наконец, теория эта противоречит тому факту, что во время войны принимаются во внимание юридические решения, вынесенные согласно законам враждебного государства. В этом случае применение закона враждебного государства никак не может быть объяснено «вежливостью», которая несовместима с военными действиями.

В первой половине XIX в. сначала в США, а затем в Англии сложилась теория «приобретенных прав», основоположником которой считается член Верховного суда США Джозеф Стори.

Теория «приобретенных прав» в основном может быть сведена к следующим положениям.

Государство вообще применяет лишь собственное право, но может признавать

субъективные права, основанные на иностранном законе (так называемые приобретенные права - vested rights).

Когда речь идет о правах, основанных на иностранном законе, он рассматривается судом как существенное фактическое обстоятельство, служащее доказательством наличия «приобретенного права». Таким образом, в тех случаях, когда суды обращаются к иностранному закону, они рассматривают его не как право, а как фактическое обстоятельство. Поэтому «доказывание» иностранного закона происходит на тех же основаниях, что и доказывание фактических обстоятельств, существенных для дела. Судья не обязан знать иностранного права.

Из всех начал теории «приобретенных прав» основным является территориальный принцип. Остальные принципы носят производный характер. Отсюда стремление подчинить иностранцев, вступающих в деловые отношения с местными фирмами, собственному праву.

Кратко говоря, сущность теории «приобретенных прав» сводится к тому, что приобретенное должным образом в какой-то стране право должно защищаться и во всякой другой стране.

Теория, провозглашающая защиту «приобретенных прав» и вместе с тем низводящая иностранную правовую норму, на которой основано такое приобретенное право, до уровня фактического обстоятельства по данному делу, содержит внутреннее противоречие, ибо охрана субъективного права предполагает признание действия той правовой нормы, на которой это право основано.

Кроме того, далеко не все «приобретенные права» могут претендовать на защиту. Например, признание английским судом составленного во Франции олографического завещания означает не что иное, как применение французского закона о форме завещательных распоряжений. Если же содержание иностранного законодательства устанавливается так же, как и всякое фактическое обстоятельство, то это может и не привести к охране приобретенных прав, т. е. прав, основанных на подлежащем применению иностранном законе. Несомненно одно: порядок установления содержания иностранного закона, основанный на применении правил доказательственного права, весьма расширяет сферу судейского усмо-

трения. Пользуясь этим, суды Англии и США неоднократно отказывали в признании действия социалистических законов под предлогом «недостаточной доказанности» их содержания; по существу, отказывали в признании прав, приобретенных под действием социалистического закона.

Следует указать момент, который образуется тем обстоятельством, что прежде чем защитить приобретенные права, необходимо выяснить, что они действительно приобретены. Данная точка зрения выражена Дайси и формулируется как в понятии «должным образом приобретенное право»11. Также вопрос о применении иностранного закона, ставится не только для защиты приобретенного права, но и по вопросам приобретения права и в случаях прекращения приобретенного права. Например, супруги-иностранцы хотят прекратить брачные отношения, хотя по их национальному закону развод запрещен; закон, таким образом ставится в направлении, обратном защите приобретенных прав. Суд страны, разрешающий развод, должен решить, применит ли он запрет развода национального права супругов.

Чешир, являющийся одним из авторитетных теоретиков международного права в Англии, утверждает, что доктрина приобретенных прав, «несомненно, подчеркивает одну из главных целей международного частного права, ибо... одной из элементарных обязанностей цивилизованного суда является беспристрастная защита существующих субъективных прав, хотя бы возникших за границей; ...но защищать субъективное право - значит привести в действие правовую систему, которая создала это субъективное право, ибо последнее не является самоочевидным фактом, а вытекает из закона»12. Главным возражением Чешира против этой доктрины является то, что из нее нельзя вывести указаний на подлежащее применению в конкретном случае право той или другой страны. Что надо считать в данном случае «приобретенным правом», которое подлежит защите, - на это доктрина ответа не дает. В этом смысле теория «приобретенных прав» предполагает известным в каждом конкретном случае то, что еще подлежит установлению.

Отвергая классическую доктрину «приобретенных прав», Чешир признает, что она имела положительную сторону, подчеркивала необходимость решений в духе международного общения.

Глава исторической школы Савиньи в VIII томе «Системы современного римского права», вышедшем в 1849 г., развил теорию «международной общности»: народы находятся между собой в постоянном общении, вызываемом взаимной выгодой. Этому общему положению Савиньи придавал надгосударственное значение. Савиньи утверждал, что проблема сводится к локализации правоотношений в пространстве: всякое правоотношение тяготеет к определенному месту по своей природе. Для каждого правоотношения надо отыскать его основную связь с определенным правопорядком, действующим на определенной территории. Эту связь Савиньи именует «оседлостью правоотношения» (Sitz des Rechtsverhal-tnisses)13. При этом руководящую роль играет воля сторон, которая может свободно подчинить правоотношение определенному правопорядку - отечественному или иностранному.

Все государства заинтересованы в наиболее правильном регулировании возникающих отношений, а это может быть достигнуто, если суды отойдут от узконациональной позиции и поставят перед собой задачу отыскания в каждом отношении «существенной связи» с правопорядком, свойственным существу отношения. Именно этот правопорядок должен применяться во всех странах, независимо от внутреннего законодательства. Критика теории Савиньи шла главным образом по линии ее практических выводов, критики указывали, что установление «существенной связи» (или «оседлости») данного правоотношения с присущей ему правовой системой, в сущности, задача невыполнимая.

Теория Савиньи оказала большое влияние на судебную практику Германии, Франции и ряда других стран. В Германии она отражала стремление германской буржуазии разделить участие в международной торговле с представителями капитала других стран. Однако эта теория не была воспринята Германским гражданским уложением, идеи «международной общности» не были восприняты этим Уложением, так как в момент его издания (1896 г.) широкое применение иностранного права не соответствовало интересам монополистического германского капитала.

Итальянским ученым и политическим деятелем Манчини в его широко известной работе «О национальности как основании

международного права» была выдвинута итальянская национальная теория. В этой работе изложены мысли, отражавшие борьбу за национальное объединение Италии и устремление итальянской буржуазии сохранить и упрочить свое влияние в отношении многочисленных итальянских выходцев, проживавших в других странах.

Теория эта одновременно объясняет причины экстерриториального действия законов и устанавливает метод разрешения коллизий. Национальная теория сводится к следующим положениям: право входит в кровь и плоть гражданина от рождения вместе с языком, чувством любви к родине и т. п.14, а потому оно неотделимо от человека, и применение к нему всякого иного права будет по отношению к нему насилием. Сначала в понятие «национальность» вкладывалось этническое содержание (принадлежность к определенной нации), затем оно стало означать «гражданство», «подданство».

Манчини начинает с утверждения о том, что внутри собственного государства индивид имеет неотъемлемые права личной свободы. Вне собственного государства человек сохраняет личные права и может противопоставить их другой государственной власти по месту своего пребывания.

Действие закона гражданства ограничивается лишь публичным порядком страны пребывания данного лица; публичный порядок носит территориальный характер и действует по отношению ко всем лицам, пребывающим на территории данного государства. Манчини готов был допустить широкое применение иностранных законов по отношению ко всем пребывавшим в Италии иностранцам с тем, чтобы итальянцы, проживавшие за границей, были подчинены в принципе итальянскому праву. Но его теория лишь по форме носила двусторонний характер. Италия уже в то время была страной эмиграции, число же находившихся в Италии иностранцев всегда было незначительно (речь идет о постоянно проживающих лицах, а не о туристах). Поэтому учение Манчини, по существу, имело односторонний характер.

Национальная теория нашла отражение в Итальянском гражданском кодексе 1865 г. и последующих его редакциях; в Германском гражданском уложении 1896 г., Японском гражданском кодексе 1898 г., в Гаагских конвенциях по международному частному праву 1900-1905 гг., Бразильском гражданском кодексе 1916 г. Однако эта теория не затронула сферы англо-американского коллизионного права, а также коллизионного законодательства Швейцарии, Норвегии и Дании. Во всех эти странах принцип закона домицилия все время оставался основным коллизионным началом.

Вышеуказанные теории экстерриториальности действия права наиболее известны и распространенны, однако далеко не единственные, поэтому единой точки зрения теоретики пока еще не достигли.

Изучение особенностей действия правовых норм как на территории одного государства, так и экстерриториально в настоящее время в условиях развития экономических, торговых и межгосударственных отношений представляет собой особую значимость.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Алексеев С. С. Общая теория права. М., 1982. Т. 2. С. 237.

2 Испания. Конституция и законодательные акты. М., 1982. С. 63.

3 Покровский И. А. История римского права. М., 2004. С. 97.

4 Лунц Л. А. Курс международного частного права: в 3 т. М., 2002. С. 120.

5 Там же. С. 120.

6 Все обычаи носят территориальный характер.

7 Памятники русского права: в 9 вып. / под ред.

С. В. Юшкова. М., 1952; Вып. 1: Памятники права Киевского государства / сост. А. А. Зимин. С. 13.

8 Юшков С. В. Русская Правда. М., 1950. С. 42.

9 Памятники русского права: в 9 вып. / под ред.

С. В. Юшкова. М., 1953; Вып. 2: Памятники права феодально-раздробленной Руси / сост. А. А. Зимин. С. 124.

10 Лунц Л. А. Указ. соч. С. 127.

11 Тилле А. А. Время, пространство, закон. М., 1965. С. 114.

12 Лунц Л. А. Указ. соч. С. 145.

13 Там же. С. 131.

14 Тилле А. А. Указ. соч. С. 116.

Сложить хороший образец стоит существенных средств. Причина - отсутствие неточностей имеет огромное значение. В действительности документ это описание ума обращающегося. Читающий получает эмоции о человеке, что написал собственные взгляды, читая документ и его смысл. Это бывает принципиально существеннымв случаях, когда результат открывается от умственного состояния.

Экстерриториальность – правовой статус юридических или физических лиц, объектов или учреждений, которые были изъяты из-под действия местного территориального законодательства, и подпадают в полном объеме или только частично под действия законодательства того государства, национальности которого они принадлежат. Впервые институт экстерриториальности возник в международном праве, он выражался в неподсудности граждан-иностранцев местному суду, на территории которого они прибывали, а также в возможности установления над ними консульской юрисдикции и освобождении их от прямых налогов. Сегодня экстерриториальность существует в виде консульских и дипломатических привилегий и иммунитетов.

Действие нормативно-правовых актов в пространстве и по кругу лиц - Часть 1

Действие нормативно-правового акта в пространстве происходит в соответствии с территориальных и экстерриториальных принципов.

Территориальное действие нормативно-правового акта очерчена территорией государства (Украина) или отдельного региона (АР Крым), или административно-территориальной единицы (областного, районного, городского масштаба), то есть той территории, на которую распространяются властные полномочия органа, который его выдал (предприятия. учреждения и т.п.), экстерриториальный действие нормативно-правового акта (право экстерриториальности государств) - порядок, согласно которому учреждения или физические лица, расположенные или находятся на территории другого государства, рассматриваются как расположенные или находятся на собственной национальной территории и подвластные законам и юрисдикции собственного государства. Правом экстерриториальности пользуются военные корабли и самолеты, с разрешения государства пребывания находятся на ее территории, но рассматриваются как часть территории государства флага или опознавательных знаков; космические объекты, принадлежащие государству; территории дипломатических представительств и консульств.

Территориальный принцип в чистом виде в законодательстве государств почти не встречается, поскольку он дополнен экстерриториальным принципом. За совершенное за границей преступление гражданин Украины подлежит уголовной ответственности по Уголовному кодексу Украины (если иное не предусмотрено международными договорами Украины, согласие на обязательность которых предоставлено Верховной Радой Украины).

Действие нормативно-правовых актов по кругу лиц - это их распространение на определенные круги лиц в зависимости от объема и особенностей (наличия дипломатического иммунитета) их правового статуса.

Действие нормативно-правовых актов по кругу лиц в зависимости от объема их правового статуса:

а) общего действия - распространяются на всех лиц, находящихся на территории государства: граждане, иностранные граждане, лица без гражданства (апатриды), лица с двойным гражданством (бипатриды), беженцы; почетные граждане, все внутригосударственные, общие, иностранные, международные организации. которые не пользуются правом экстерриториальности. Здесь проявляется тесная связь действия нормативно-правовых актов по кругу лиц и в пространстве (Конституция Украины);

экстерриториальность что это? пример? экстерриториальность что это? пример?

ЧАВ Искусственный Интеллект (165394) 1 год назад

1. Территория дипломатического представительства.

2. Военный корабль, находящийся с официальным визитом.

3. Иностранные военные базы.

Космодром "Байконур", находящийся на территории Казахстана, пользуется экстерриториальностью, на нём действуют Российские законы.

Elvira Мудрец (19579) 1 год назад

ЭКСТЕРРИТОРИАЛЬНОСТЬ

1) особые права и преимущества (неприкосновенность личности и жилища, неподсудность местным законам, освобождение от налогов, повинностей). взаимно предоставляемые государствами иностранным дипломатическим представителям и другим должностным лицам;

2) особый правовой статус отдельных территорий государства.

Как я понимаю, живут и преступление совершают в одной стране, а судить их будут по законам другой страны,

гражданами которой они являются.

Либо по каким-то международным законам.

Если я ошибаюсь, подправьте. -)

Энциклопедический словарь экономики и права → ЭКСТЕРРИТОРИАЛЬНОСТЬ

Что такое "ЭКСТЕРРИТОРИАЛЬНОСТЬ"?

ЭКСТЕРРИТОРИАЛЬНОСТЬ (от лат ex. из, вне и temtorialis находящийся на территории) - полный иммунитет; т.е. освобождение от юрисдикции какого-либо государства на том основании, что соответствующее лицо (или учреждение) считается как бы находящимся на территории государства, гражданство (или национальность, если речь идет не о физических лицах) которого оно имеет. Ранее ссылками на Э. обосновывали дипломатические иммунитета и привилегии, но затем от этого отказались ввиду того, что она в подобных ситуациях основывалась на юридической фикции и могла бы послужить обоснованием безграничного расширения иммунитетов и привилегий. Э. сохранила свое значение в некоторых других отраслях международного права. Например, в международном морском праве она применяется для характеристики статуса военного корабля в иностранном порту, поскольку такой корабль и в этом случае рассматривается как плавучая территория государства флага. Э. пользуется и военное воздушное судно, находящееся на иностранной территории с согласия территориального суверена, поскольку оно считается частью территории государства, опознавательные знаки которого имеет.

ЭКСТЕРРИТОРИАЛЬНОСТЬ ЭКСТЕРРИТОРИАЛЬНОСТЬ, Ци, ж. (спец.). Право дипломатических представителей, находящихся в какомЦн. г. Толковый словарь Ожегова

ЭКСТЕРРИТОРИАЛЬНОСТЬ (франц. exterritorialite - внеземельность, от лат. ex - приставка, означающая отделение, и territor. Большая Советская энциклопедия

ЭКСТЕРРИТОРИАЛЬНОСТЬ ЭКСТЕРРИТОРИАЛЬНОСТЬ (тэ), экстерриториальности, мн. нет, ж. (от латин. ех - из и territorialis - на. Толковый словарь Ушакова

ЭКСТЕРРИТОРИАЛЬНОСТЬ ж. 1. Отвлеч. сущ. по знач. прил. экстерриториальный (1). 2. Особые права и преимущества - неприко. Толковый словарь Ефремовой

ЭКСТЕРРИТОРИАЛЬНОСТЬ ЭКСТЕРРИТОРИАЛЬНОСТЬ (от латинского ex - из и territorialis - относящийся к данной территории), подч. Современная энциклопедия

ЭКСТЕРРИТОРИАЛЬНОСТЬ ЭКСТЕРРИТОРИАЛЬНОСТЬ (от экс. и лат. territorialis - относящийся к данной территории) - подчинение. Большой энциклопедический словарь

480 руб. | 150 грн. | 7,5 долл. ", MOUSEOFF, FGCOLOR, "#FFFFCC",BGCOLOR, "#393939");" onMouseOut="return nd();"> Диссертация - 480 руб., доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Самарин Алексей Алексеевич. Экстерриториальное действие права: диссертация... кандидата Юридических наук: 12.00.01 / Самарин Алексей Алексеевич;[Место защиты: Нижегородская академия Министерства внутренних дел Российской Федерации].- Нижний, 2016.- 229 с.

Введение

Глава 1. Понятие экстерриториального действия права: теоретико-методологический и историко-правовой аспект 14

1. Экстерриториальное действие права: понятие и направления теоретико-правового анализа 14

2. Виды экстерриториального действия права 35

3. Суверенитет государства и экстерриториальность права 65

4. Экстерриториальная юрисдикция: историко-правовые аспекты 77

Глава 2. Доктринальные и технико-юридические аспекты экстерриториального действия права 94

5. Территория государства и правовое пространство в контексте взаимодействия правовых систем 94

6. Экстерриториальное действие юридических норм в отечественной правовой системе: технико-юридический аспект правоприменения 113

7. Экстерриториальное действие права в условиях глобализации 131

8. Экстерриториальность права в условиях российского федерализма и этноправового плюрализма 145

Заключение 162

Библиография... 1

Виды экстерриториального действия права

В юридической литературе крайне мало исследований, посвященных феномену экстерриториального действия юридических норм в его понятийно-концептуальном аспекте. Вызвано данное обстоятельство тем, что чаще всего экстерриториальное действие права рассматривают исключительно в связи с проблемами международного частного права1. Однако уже то, что экстерриториальное действие публичного права иностранного государства, например, уголовного закона или нормативного акта о налогообложении прибыли, не входит в предмет международного частного права, полностью исключает какое-либо коллизионное регулирование и может определяться лишь международными отношениями, диктует необходимость его рассмотрения вне рамок коллизионного права.

В теории международного публичного права экстерриториальность является важной категорией, которой наука международного права не уделяет должного внимания. Как подчеркивает Д.В. Морозов, на сегодняшний день остается большое количество неразрешенных вопросов, в частности о роли экстерриториальности в решении коллизионной проблемы, о месте этой категории в системе нормативно-правового регулирования, о применении инструментария международного частного права. Например, одни авторы с уверенностью отождествляют экстерриториальность с основными категориями и принципами международного частного права, другие применяют более консервативный подход, отмечая, что экстерриториальность свойственна личному статуту в силу его особого значения, что позволяет регулировать статус юридических и физических лиц единообразно, где бы они ни находились1. «В результате как наука международного частного права, так и правоприменительная, и прежде всего судебно-арбитражная, практика находятся в состоянии поиска инструментария, позволяющего им разрешать конкретные правовые коллизии и проблему выбора применимого права»2.

В юридической литературе экстерриториальность права анализируется с давних дореволюционных времен, однако крупных исследований этой проблемы с теоретико-правовых позиций крайне мало. Стоит обратить внимание на работу А.А. Тилле, который рассмотрел проблему экстерриториальности на страницах своей знаменитой монографии, посвященной вопросам пространственного действия права3. Однако и в его монографии экстерриториальность рассматривается с позиций действия норм иностранного права.

Анализ учебников и курсов лекций по теории государства и права свидетельствует о следующем. Некоторые стандартные вузовские учебные пособия вообще не содержат материала о действии юридических норм в пространстве, а значит и об экстерриториальном действии юридических норм. Разные учебники «привязывают» без каких-либо дидактических оговорок экстерриториальное действие норм права к различным темам учебного курса: одни авторы излагают материал в теме о правотворчестве, другие – в теме о формах (источниках) права. Например, Н.И. Азаров разместил материал о действии нормативных правовых актов в пространстве в лекции «Реализация и применение права», термин «экстерриториальность» не использовал. По интересующему нас предмету предложено три с половиной строки следующего содержания: «В отдельных случаях (по договору) допускается возможность действия некоторых правовых норм одного государства на территории другого государства (вопросы наследства, имущественные споры и др.)»4.

С другой стороны, в классических учебниках советского времени при раскрытии общего правила, каким, разумеется, являлось территориальное действие закона, отмечалось и исключение: «Советское право предусматривает возможность действия законов одной союзной республики на территории другой, примером чему служит ст. 8 ГК РСФСР»1.

В некоторых учебниках экстерриториальное действие норм права описывается не в разделе, посвященном действию нормативных актов в пространстве, а во фрагменте, раскрывающем действие актов по кругу лиц. Так, И.А. Иванников в качестве исключения из этого действия указывает, что «сотрудники дипломатических и консульских представительств пользуются правом экстерриториальности»2.

Справедливости ради надо отметить, что в учебной литературе есть и удачные образцы изложения материала по рассматриваемому вопросу. Так, в трехтомном учебнике «Теория государства и права» под редакцией профессоров Р.А. Ромашова и В.П. Сальникова во втором томе выделена отдельная глава 21 «Действие права», где перед рассуждениями о пределах функционирования юридических норм освещаются проблемы соотношения понятий «действие» и «воздействие», «активного» и «пассивного» воздействия права на общественные отношения. Авторы пишут о действии не норм права, а нормативных правовых актов, но верно подчеркивают, что это действие осуществляется на основе экстерриториального принципа, который «означает распространение правовых актов определенного субъекта правотворчества за пределы территории его юрисдикции»3.

М.Б. Смоленский и Л.Ю. Колюшкина в учебном пособии «Теория государства и права» представили параграф «Пределы действия нормативных актов» и убедительно показали, что применительно к пространству нормативные акты действуют на основе как территориального, так и экстерриториального принципов, привели серию примеров, которые, без сомнения, облегчат обучающимся освоение материала1.

Большинство учебников отводит экстерриториальному действию норм права пять – семь строк, где предлагаются самые общие рассуждения, чаще всего освещающие вопросы дипломатического и консульского иммунитета.

Зарубежные исследователи анализируют проблемы экстерриториального действия законов весьма активно. Например, Э. Хименес де Аречага указывает на то, что действие законов большинства государств простирается за пределы территории2. При этом в зарубежной литературе часто проводится различие между экстерриториальностью и экстратерриториальностью права. В первом случае речь идет о дипломатических иммунитетах в соответствии с международным правом. Во втором случае имеется в виду признание и применение иностранного права, то есть распространение юрисдикции за пределы границ государства, что может рассматриваться как «установление международного сервитута путем постановки национального принципа над территориальным принципом»3. Однако, думается, здесь речь идет о соотношении общего и частного. Общее здесь то, что в отношении определенных лиц, вещей и учреждений действует иностранное право и ограничивает свою силу национальное право. Дипломатический иммунитет – лишь частный случай этого общего. Подобную точку зрения высказывает и Е.В. Белякович: в широком смысле экстерриториальность понимается им как действие правовых норм за пределами принявшего их государства и отождествляется с экстратерриториальностью4.

Экстерриториальная юрисдикция: историко-правовые аспекты

В экстерриториальном действии права следует различать признание права и применение права. Признание права - это пассивная позиция со стороны принимающего государства в плане одобрения правового статуса иностранного лица (точнее, субъективных прав, возникших под действием иностранного права), в то время как применение иностранного права - это активная деятельность правоприменительных органов по разрешению каких-либо вопросов на основе норм иностранного права. Иностранное право применяется на основе и в рамках национального права и в соответствии с общепризнанными принципами международного права.

Теперь рассмотрим экстерриториальность внутригосударственного права. Следует указать особо на вопросы экстерриториального характера ряда норм федеративного права, а также норм субъектов Федерации, органов местного самоуправления. Об этой разновидности экстерриториального действия права будет сказано в отдельном параграфе.

Различие между межгосударственным и внутригосударственным принципами экстерриториальности заключается в следующем: применение иностранного закона является исключением, установленным международными нормами и внутригосударственным правом, а признание юридической силы нормативных актов отдельных субъектов внутри государства является правилом. Нормативные акты, изданные Федеральным центром, даже если адресатом является отдельные территории, например, Крым или территории обитания народов Крайнего Севера, обязательны для всего государства, всех субъектов Федерации. Иногда законодатель особо оговаривает правоприменительные действия органов государственной власти на той или иной территории субъекта РФ1.

Еще одним видом экстерриториального действия права является экстерриториальность юридической практики. Как уже говорилось выше в отношении нотариусов, важнейшим экстерриториальным характером обладает деятельность нотариуса. Нотариальный округ - это территория, в пределах которой нотариус осуществляет свою деятельность. При назначении нотариуса на должность обязательно определяется его нотариальный округ. Количество нотариусов, действующих в пределах одного нотариального округа, определяется законом или иным нормативным правовым актом субъекта Российской Федерации2.

Разделение территории государства на нотариальные округа позволяет лучше обеспечить граждан и юридических лиц в той или иной местности нотариальными услугами. Нотариус осуществляет свою деятельность исключительно в рамках одного нотариального округа. Нотариальный округ устанавливается в соответствии с административно-территориальным делением страны.

Каждый гражданин может обратиться к любому нотариусу с просьбой о совершении нотариального действия, в том числе к нотариусу другого нотариального округа, за исключением случаев, когда законодательством строго определено место совершения нотариального действия, а именно за исключением случаев совершения следующих нотариальных действий: удостоверения договоров о возведении жилого дома, отчуждении жилого дома и другого недвижимого имущества; получения заявлений о принятии наследства или об отказе от него; принятия претензий от кредиторов наследодателя; распоряжения об оплате расходов за счет наследственного имущества; выдачи свидетельств о праве на наследство; принятия мер к охране наследственного имущества; выдачи свидетельства о праве собственности на долю в общем имуществе пережившему супругу; выдачи свидетельств о праве собственности на долю в общем имуществе на жилой дом, квартиру, дачу, садовый дом, гараж или земельный участок; принятия от должника в депозит денежных сумм и ценных бумаг для передачи их кредитору; предъявления чека к платежу и удостоверения неоплаты чека.

Указанные нотариальные действия должны совершаться в определенном месте или определенным нотариусом. Совершение нотариусом нотариального действия за пределами своего нотариального округа не повлечет негативных последствий для клиентов: нотариальное действие будет иметь юридическую силу и не может быть признано недействительным при отсутствии других оснований к этому. Однако совершение нотариальных действий за пределами нотариального округа является нарушением законодательства, а значит, в силу ст. 12 Основ, может служить основанием для инициирования нотариальной палатой лишения нотариуса права нотариальной деятельности.

Еще одним видом юридической практики с элементом экстерриториального действия является адвокатская практика.

В юридической литературе неоднократно обращается внимание на тот факт, что «Территория адвоката - земной шар»1. Автор данной фразы - ученый Е.В. Васьковский - справедливо отмечает, что адвокат служит обществу подобно тому, как судьи и прокуроры – государству. Следовательно, его деятельность не имеет или не должна иметь территориальных границ, так как общество – это не государство. В книге Е.В. Васьковского «Организация адвокатуры», идет речь о таких категориях, как «комплект», который ограничивает адвокатуру по числу, и «локализация», которая ограничивает ее по месту (то есть территориально), в частности, отмечалось, что «локализация... противоречит сущности правозаступ-ничества..; адвокатура, как и всякая либеральная профессия, не должна иметь тер См.: Васьковский Е.В. Организация адвокатуры: в 2 т. СПб., 1893 // СПС «Гарант». риториальных границ». По его мнению, «она вредит интересам тяжущихся, так как ограничивает их выбор определенным кругом адвокатов»1.

Среди современных авторов такая точка зрения давно обсуждается. В статье А.С. Михайловой отмечается, что в условиях современного мира происходит развитие общественных отношений, в том числе экономических, рост масштабов трудовой миграции, развитие транспортного и иного сообщения, расширение сети Интернет, обмен информацией со всеми вытекающими из этого последствиями, в том числе в сфере международной торговли (причем недостаточно учитывать лишь предпринимательскую сферу, отношения по защите прав потребителей не менее важны), а это приводит к возникновению весьма сложных вопросов в сфере права: среди них проблемы так называемых «смешанных браков», защиты прав родителей и детей, необходимость регулирования усыновления (удочерения) иностранных граждан и многое другое. По ее мнению, участие профессиональных юристов (адвокатов) различных государств, свободно ориентирующихся в нормативно-правовой базе сразу нескольких государств, владеющих несколькими языками, сможет вскрыть ряд коллизий правовых норм, что будет дополнительно способствовать гармонизации действующего законодательства2.

А.Г. Кучерена отмечает, что можно «выразить сожаление в связи с тем, что федеральный законодатель не принимает попыток интегрировать российский институт адвокатуры в мировую правозащитную систему» и что «по причине отсутствия правового регулирования деятельности адвокатов на территории других государств, а также деятельности иностранных адвокатов на территории РФ... российский институт адвокатуры является территориально и нормативно локализованным образованием», а также ссылается на необходимость реформирования в указанном направлении3.

Экстерриториальное действие юридических норм в отечественной правовой системе: технико-юридический аспект правоприменения

В современной европейской теории и философии права формируется новая концепция правового пространства. Профессор университета Сорбонны Ж. Ма-тор в своей монографии «Человеческое пространство» рассматривает пространство в аспекте взаимодействия субъектов права в определенном социуме: государство, мировое сообщество, следуя логике глобализации2. Р.А. Каламкарян соглашается такой дифференциацией: в зависимости от пространственных пределов конкретно обозначенного социума мы констатируем, в одном случае, существование такого субъекта права как государство, а в другом - сообщества государства, миропорядок в его глобальном измерении.

Профессор Парижского университета К. Дебру в своей монографии «Анализ и Представительство. От методологии к теории пространств: Кант и Ламберт» понимает пространство как правовое поле, в рамках которого субъекты правоотношений взаимодействуют во времени с целью достижения общих для них интересов. Профессора М.-Е. Сисери, Б. Маршан, С. Римбер в своей совместной монографии «Введение в анализ пространства» подтверждают уже сложившееся правильное восприятие пространства как правовое поле для совместного функционального взаимодействия всех потенциальных субъектов международных правоотношений - государств, международных организаций, юридических и физических лиц. Интересно, что физические лица рассматриваются как субъекты международного правопорядка: «Получив право обеспечивать свои субъективные права в международных судебно-арбитражных институтах, все обозначенные субъекты вполне обоснованно могут рассматриваться в качестве действующих субъектов современных международных правоотношений»3.

Весьма знаковой является идея соотношения между понятиями «территория» и «пространство» в западно-европейской юридической науке. Проводя логическую взаимосвязь между понятиями «территория» и «пространство», П. де ла Прадел пишет: «Территория согласно международному праву определяется как зависимость (la dependance) геофизического порядка мира, включенная под диспозитивную и принудительную власть государства. Со своей стороны, «пространство» по факту своей связи с территорией определяет собой зависимости (les dependances) геофизического порядка мира, которые выпадают по своей природе из-под суверенитета (государств) с обозначенной целью свободного доступа всех государств - членов мирового сообщества»1. Иными словами, территория обозначает собой географически точечное ограничение верховенства государства в рамках своих границ, а пространство как таковое - это суть общее достояние человечества, находящееся под управлением всего мирового сообщества в целом. Таким образом, правовое пространство может рассматриваться как единое для всех системное международное образование.

Не исключая определенной правоты в таком видении соотношения понятий «территория» и «пространство», выскажем точку зрения, что правовое пространство государства – это не только нормативные акты, действующие на территории государства, но и сетевые взаимозависимости государств от международного правопорядка, от договорных обязательств, от правовых ценностей и принципов, которым следует государство в ходе своего исторического развития. Такое широкое видение правового пространства нацеливает на учет всех сетевых и структурных узлов пространственной матрицы права.

По всей видимости, во избежание путаницы следует выделять правовое пространство в узком смысле и широком. Если о широком шла речь выше, то теперь рассмотрим правовое пространство в узком смысле. Его порождают правовые нормы и правовые отношения, возникающие чаще всего в пределах государственной территории, то есть участка земли, очерченного государственной границей. В толковых словарях значение слова «граница» определяется как линия раздела между территориями1. Согласно Толковому словарю русского языка термин «граница» означает линию раздела между территориями, рубеж, а термин «государственная граница» понимается как «юридически обоснованная условная линия, определяющая пределы государственной терри-тории»2. Согласно Закону государственная граница Российской Федерации законодательно определена как линия и проходящая по этой линии вертикальная поверхность, определяющие пределы государственной территории (суши, вод, недр и воздушного пространства) Российской Федерации, то есть пространственный предел действия государственного суверенитета Российской Федерации3.

Территория государства по-разному понимается в юридической литературе. В одном из комментариев говорится, что согласно части 1 ст. 67 Конституции РФ территория Российской Федерации состоит «как бы из двух частей»: с одной стороны, это географическая среда, включающая сушу, воды, недра и воздушное пространство, что образует пространственный предел действия суверенитета Российской Федерации, а с другой - территория Российской Федерации, ее субъектов есть юридический институт, который в отличие от географических компонентов имеет согласно Конституции определенный правовой статус4. С другой точки зрения, под государственной территорией понимались и понимаются различные географические пространства земной поверхности (сухопутное, водное и воздушное пространство), принадлежащие определенному государству. Такой подход закреплен в статье 1 Закона № 4730-1 от 1 апреля 1993 года «О государственной границе», в соответствии с которой государственную территорию Российской Федерации образуют суша, вода, недра и воздушное пространство. Конституция, определяя состав территории России, не упоминает недра, природные ресурсы, находящиеся под сухопутной и водной территорией.

Экстерриториальность права в условиях российского федерализма и этноправового плюрализма

Внутри государства вопросы экстерриториальности в праве связаны с интерлокальным правовым взаимодействием. Особенности интерлокального действия права: право другого субъекта РФ основано на Конституции РФ и является основанным на общем социально-политическом фундаменте, поэтому отказать в применении такого права судья, ссылаясь на публичный порядок, не может; применение иностранного права является исключением из правила, а применение права субъекта РФ в том или ином случае является нормой; исполнение решений иностранного суда также является исключением из правила, а решение любого российского суда обязательно для всех; в затруднительной ситуации есть возможность обратиться в Конституционный и Верховный Суд РФ для разъяснения коллизии.

Обычное право, которое исторически и традиционно было для юридической науки альтернативой официальному праву, исходящему от государства – позитивному праву, имеет совершенно иную связь с территорией, чем последнее. Если для позитивного права характерно четкое формулирование территориальных пределов действия (территория государства, субъекта или района в пределах какой-либо единицы), то для обычного права связь с территорией носит не формализованный характер. Скорее это связь с культурой местности, а не географической частью земной поверхности.

Дальнейший рост и усиление этнокультурной идентичности разных народов России неизбежен ввиду глобализации, что создает в перспективе предпосылки правового плюрализма федеративного типа, что позволит сохранить целостность государства. Смысл этих реформ – в экстерриториальном сохранении правовых культур народов, проживающих на территориях традиционного проживания. Однако здесь встает вопрос об экстерриториальности норм обычного права, так как правовые уклады соседних, к примеру, регионов диктуют необходимость разработки коллизионных норм. Такие нормы будут иметь экстерриториальный характер.

В случае отхода от национально-территориального деления в России возникнет необходимость внедрять «экстерриториальный федерализм» на основе национально-культурных автономий экстерриториального типа. Субъект федера 172 тивных отношений в таком случае - не публично-территориальное образование, а сообщество людей, объединенных общим правовым режимом, комплексом норм, основанном на энтоконфессиональном обычном праве и внутрикорпоративном праве в определенных федеральным центром сферах общественных отношений. Этнорелигиозное сообщество может базироваться на определенной территории (как, например, сельский джамаат) или существовать экстерриториально, но критерием различения является не связанность с конкретной территорией, а определенный этноправовой режим жизни народа. Поэтому целесообразно говорить об «экстерриториальном этноправовом плюрализме». В этом ключе позитивной новеллой российского законодательства является статья 31 Федерального закона Российской Федерации от 23 ноября 2015 года № 314 «О внесении изменения в Федеральный закон “О противодействии экстремистской деятельности”», которая гласит: «Библия, Коран, Танах и Ганджур, их содержание и цитаты из них не могут быть признаны экстремистскими материалами»1.

Однако диссертационное исследование не может вобрать в себя многочисленные вопросы экстерриториальности права. Требует особого анализа целый ряд проблемных сфер экстерриториальности.

Прежде всего, речь идет об экстерриториальности прав человека. Этим правам корреспондируют экстерриториальные обязательства государств в сфере прав человека. Заслуживают отдельного изучения проблемы экстерриториальных обязанностей как государств, так и отдельных юридических и физических лиц. Ведь часто государства не регламентируют деятельность компаний, относящихся к их юрисдикции, которые совершают нарушения за границей, и невольно способствуют тем самым нарушениям прав человека в рамках мероприятий по сотрудничеству, в том числе путем выдвижения условий, наносящих ущерб правам. Особо актуально, когда государства вводят санкции, которые негативно влияют на осуществление прав человека в других странах.

Кроме того, зачастую государства не соблюдают права человека или ограничивают возможности других субъектов по соблюдению своих обязательств в области прав человека в ходе разработки, применения и толкования соглашений по международной торговле и инвестициям. Особенно актуально это в сфере экологического права. Вопросы природоохранного законодательства неизбежно имеют выход на экстерриториальность права, так как экологические катастрофы наносят вред всей экосистеме планеты или ее региона.

Требует комплексного анализа и феномен экстерриториальной юридической ответственности. В последние годы участились случаи экстерриториальности уголовного права США, применяемого в одностороннем порядке. Экстерриториальное действие уголовного закона происходит тогда, когда иностранца привлекают к уголовной ответственности за преступление, совершенное вне пределов государства, которое инициирует уголовное дело. Следует признать необходимость подобных действий в исключительных случаях. Сама Российская Федерация была вынуждена применить применять принцип экстерриториального действия Уголовного кодекса РФ даже к членам Совета Европы соседних государств, к примеру, Украины – речь идет о деле Надежде Савченко. Следственный комитет РФ занимается расследованием уголовных дел, совершенных в ходе боевых действий и иных столкновений на территории Украины (так называемое «фактовое дело о геноциде в Украине»). Тем самым Россия показывает необходимость признания права на жизнь человека в качестве универсальной и абсолютной ценности, которая выше принципа равенства государств и государственного суверенитета.

Еще одним актуальным направлением исследования экстерриториальности права является сфера экономики. Ряд государств мира в условиях глобализации пытаются противостоять экстерриториальному применению экономических санкций, вводимых другими государствами, запрещая или ограничивая действие соответствующих иностранных законов на своей территории. C 2014 года Россия стала объектом односторонних экономических санкций. Можно ли применить опыт других стран к России? Какие шаги для защиты национального суверенитета предпринял или может предпринять отечественный законодатель?

Похожие публикации