Что такое иная личная заинтересованность. Злоупотребление должностными полномочиями: понятие, состав и виды. И службы в органах местного самоуправления

Что такое иная личная заинтересованность. Злоупотребление должностными полномочиями: понятие, состав и виды. И службы в органах местного самоуправления

В последние годы количество лиц, осужденных за совершение преступления, предусмотренного ст. 285 УК РФ, удерживается на весьма высоком уровне. Об этом, в частности, свидетельствует анализ статистических данных Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации, в соответствии с которыми количество лиц, осужденных за злоупотребление должностными полномочиями, в 2015 году составило 460 человек , в 2016 году – 465 , в отношении 12 и 10 человек соответственно вынесены оправдательные приговоры. Количество прекращенных уголовных дел за отсутствием состава, события преступления, непричастностью к преступлению по делам рассматриваемой категории в 2015 году составило 5, в 2016 году – 4.

Следует отметить, что при рассмотрении уголовных дел о злоупотреблении должностными полномочиями в обязанности судебных органов входит установление мотива совершения преступления, в частности корыстной и иной личной заинтересованности подсудимого.

Анализ судебной и следственной практики по делам рассматриваемой категории показывает, что около 30% должностных злоупотреблений совершаются именно из иной личной заинтересованности.

Изученный массив уголовных дел свидетельствует о наличии расхождений в правоприменительной практике по вопросу признания тех или иных мотивов совершения преступления в качестве иной личной заинтересованности.

Вышеизложенное предопределяет необходимость четкого уяснения содержания иной личной заинтересованности.

В соответствии с п.16 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16.10.2009 № 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» под иной личной заинтересованностью следует понимать «стремление должностного лица извлечь выгоду неимущественного характера, обусловленное такими побуждениями, как карьеризм, семейственность, желание приукрасить действительное положение, получить взаимную услугу, заручиться поддержкой в решении какого-либо вопроса, скрыть свою некомпетентность» .

Полагаем, что, исходя из указанного разъяснения, невозможно сделать однозначный вывод о позиции высшей судебной инстанции касаемо вопроса о соотношении побуждений иной личной заинтересованности с нередко встречающимся в обвинениях мотивом ложно понятых интересов службы. В свою очередь, неопределенность правовой позиции высшей судебной инстанции относительно данного вопроса в значительной степени нарушает единообразие следственной и судебной практики.

Приведем несколько примеров разночтений при уяснении действительного содержания мотива иной личной заинтересованности по делам о преступлениях, предусмотренных ст. 285 УК РФ.

Так, Определением судебной коллегии по уголовным делам Омского областного суда от 07 апреля 2005 года № 22-1228 был отменен приговор суда первой инстанции и прекращено производство по делу по обвинению сотрудника органа внутренних дел в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст. 285, 292 УК РФ, в связи с отсутствием в его действиях составов преступлений. Мотивируя свою позицию, суд кассационной инстанции в определении указал, что уголовная ответственность за злоупотребление должностными полномочиями наступает лишь при условии совершения действий из корыстной или иной личной заинтересованности. Между тем, как установлено в ходе следствия, каких-либо материальных или иных выгод неимущественного характера от своих действий по сокрытию преступления от учета П. не имел. Совершение в данном конкретном случае на обслуживаемой территории уголовного преступления не может рассматриваться как негативный показатель в работе участкового уполномоченного милиции его руководством, поскольку оно не связано с основной обязанностью участкового уполномоченного по профилактике преступлений и правонарушений на участке. Кроме того, коллегией по уголовным делам Омского областного суда признаны несостоятельными выводы суда первой инстанции о том, что действия П. были обусловлены его нежеланием проводить комплекс оперативно-розыскных мероприятий, направленных на раскрытие преступления. На основании вышеизложенного судебная коллегия пришла к выводу, что составление участковым уполномоченным милиции постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, в котором были неверно изложены фактические обстоятельства, не является злоупотреблением должностными полномочиями, а свидетельствует лишь о наличии в действиях П. дисциплинарного проступка .

Приговором Кировского районного суда г. Ростова-на-Дону от 29.01.2016 М. и С. признаны виновными в том, что они, являясь должностными лицами, зная о недостатках зданий объектов медицинского центра и пансионата, их технических возможностях и объемах возможных размещений койко-мест в каждом из объектов и осознавая, что данные здания не соответствуют предусмотренным требованиям для размещения указанного ими количества и нуждаются во вложении дополнительных средств на ремонт и доработку помещений в отвечающие требованиям размещения соответствующего количества лиц указанных категорий, приобрели указанные здания для использования их под назначение пансионата для престарелых и инвалидов и психоневрологического пансионата. Осужденные, оспаривая обоснованность осуждения, утверждали, что в их действиях отсутствует состав преступления, поскольку они были направлены на ликвидацию высокой очередности в психоневрологические интернаты и переуплотненность в домах-интернатах для престарелых, то есть вызваны объективной служебной необходимостью. Вопреки приговору осужденными не причинен значительный материальный ущерб, а лишь имела место экономия бюджетных средств, поскольку в случае строительства необходимых помещений расходы бюджета увеличились бы в несколько раз, а срок ввода объектов в эксплуатацию составил бы 6-7 лет, что подтверждается имеющимися в материалах дела официальными документами. При таком положении стало бы невозможным решить проблему сокращения очередности в разумный срок. После приобретения указанных зданий предполагалось переоборудовать и перепланировать ряд помещений под жилые комнаты, что позволило бы использовать здания в полной мере, в соответствии с расчетно-плановой наполняемостью. Кроме того, нарушений процедуры приобретения зданий и заключения государственных контрактов органами государственного финансового контроля не выявлено. В настоящее время пансионат соответствует требованиям для размещения планируемого количества человек, созданы лучшие условия среди аналогичных учреждений в Ростовской области. Осужденная С. также отметила, что планировала увольняться с должности в январе 2013 года, следовательно, у нее отсутствовал мотив на искажение существующей реальности с целью продвижения по службе.

Апелляционным определением от 08.06.2016 № 22-2860/2016 судебная коллегия по уголовным делам Ростовского областного суда оставила приговор в силе, мотивируя это тем, что осужденные действовали вопреки интересам службы, из иной личной заинтересованности, выразившейся желанием приукрасить действительное положение посредством создания видимости активных действий по развитию домов-интернатов для престарелых и инвалидов и освоению выделенных бюджетных средств, стремлении извлечь выгоду неимущественного характера, а также опасения возможных негативных последствий по службе при неосвоении выделенных бюджетных средств .

Таким образом, апелляционная инстанция поддержала ошибочную, на наш взгляд, правовую позицию суда первой инстанции относительно толкования ложно понятых С. и М. интересов службы как разновидности иной личной заинтересованности должностного лица.

Вместе с тем, полагаем, что ложно понятые интересы службы не могут быть интерпретированы как иная личная заинтересованность, поскольку в данном случае получение личной выгоды если и имеет место быть, то оно опосредовано в сознании должностного лица предполагаемой выгодой для соответствующего органа власти, учреждения, т.е. субъект в первую очередь действует из служебного интереса, пусть и понимаемого искаженно. Личная выгода в данном случае носит второстепенный характер и может быть сопряжена, в частности, с удовлетворением от осознания выполненного служебного долга.

Подводя итог вышесказанному, можно сделать вывод, что причины нестабильности судебной практики по делам о преступлениях, предусмотренных ст. 285 УК РФ, сводятся главным образом к разночтениям при уяснении действительного содержания уголовно-правового запрета, в том числе мотива иной личной заинтересованности. В этом смысле многочисленность оправдательных приговоров является закономерным итогом ограничительного толкования иной личной заинтересованности как одного из конструктивных признаков злоупотребления должностными полномочиями. Сложившаяся ситуация относительно указанного вопроса требует разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

В связи с этим предлагаем изложить п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16.10.2009 № 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» в следующей редакции: «Под иной личной заинтересованностью следует понимать стремление должностного лица извлечь выгоду неимущественного характера, обусловленное такими побуждениями, как карьеризм, семейственность, желание приукрасить действительное положение, получить взаимную услугу, заручиться поддержкой в решении какого-либо вопроса, скрыть свою некомпетентность. В качестве иной личной заинтересованности не могут быть признаны ложно понятые должностным лицом интересы службы.

Под ложно понятыми интересами службы следует понимать стремление должностного лица достичь интересов соответствующего органа власти, учреждения, общества или государства».

Список литературы:

  1. Апелляционное определение Ростовского областного суда от 08.06.2016 по делу № 22-2860/2016 [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://sudact.ru (дата обращения 04.03.2017).
  2. Бюллетень судебной практики Омского областного суда. - 2006. - № 4(29). [Электронный ресурс] Режим доступа: http://www.ourcourt.ru/omskij-oblastnoj-sud/2006/07/05/967966.htm (дата обращения 04.03.2017).
  3. Отчет о числе осужденных по всем составам преступлений Уголовного кодекса Российской Федерации и иных лицах, в отношении которых вынесены судебные акты по уголовным делам за 12 месяцев 2015 г. [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.cdep.ru/index.php?id=79&item=3418 (дата обращения 03.03.2017).
  4. Отчет о числе осужденных по всем составам преступлений Уголовного кодекса Российской Федерации и иных лицах, в отношении которых вынесены судебные акты по уголовным делам за 12 месяцев 2016 г. [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.cdep.ru/index.php?id=79&item=3834 (дата обращения 30.04.2017).
  5. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 16.10.2009 № 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» // Российская газета. – 30 октября 2009 г. - № 5031 (307).

предусмотренного ст. 145 1 УК РФ

Субъективная сторона преступления представляет собой его внутреннюю сущность, отражающую психическую деятельность лица, непосредственно связанную с совершением преступления. Содержание субъективной стороны преступления раскрывается с помощью таких признаков, как вина, мотив, цель, эмоции. Несмотря на то что эти признаки связаны между собой, это психологические явления с самостоятельным содержанием, ни одно из них не включает в себя другое в качестве составной части. Юридическое значение каждого из этих признаков также различно.

С субъективной стороны преступное деяние, предусмотренное ст. 145 1 УК РФ, характеризуется виной в форме прямого умысла и мотивом в виде корыстной или иной личной заинтересованности лица – это обязательные признаки состава преступления.

Субъект осознает социальный смысл совершаемого действия и наличие задолженности, предвидит, что в течение длительного времени не будут осуществляться предусмотренные законом выплаты.

Согласно психологической теории вины каждое общественно опасное и противоправное деяние, совершенное вменяемым, достигшим определенного в законе возраста лицом, считается волевым и сознательным. А всякое волевое и сознательное деяние мотивированно и целенаправленно, т.е. совершается по определенному мотиву и для достижения конкретной цели.

Законодатель в качестве криминообразующего признака преступления, предусмотренного ст. 145 .1 УК РФ, выделяет мотив преступления : корыстную или иную личную заинтересованность. Отсутствие такого мотива даже при наличии всех других признаков преступления исключает уголовную ответственность по указанной статье УК РФ.

Под мотивом преступления понимают обусловленное определенными потребностями и интересами побуждение, которое выступает субъективной причиной совершения лицом преступного деяния.

Использованный законодателем при формулировании диспозиции ст. 145 1 УК РФ союз «или», прежде всего, указывает на то, что невыплата может осуществляться либо из корыстной заинтересованности, либо из иной личной заинтересованности. Вместе с тем корыстная заинтересованность понимается как разновидность личной заинтересованности – об этом свидетельствует оборот «иная личная заинтересованность». Таким образом, вменение корыстной заинтересованности наряду с иной личной заинтересованностью по одному преступлению может проводиться лишь при условии оценки двух самостоятельных преступных эпизодов, объединенных единым умыслом, как проявления одной линии криминального поведения.

Во многих случаях, как показывает обзор практики, допускается излишнее вменение признака «корыстная заинтересованность» при наличии лишь одного признака – «иная личная заинтересованность».


Так, В., генеральный директор организации, действуя умышленно, из корыстной и иной личной заинтересованности, используя предоставленные ему полномочия руководителя организации, незаконно не выплачивал пособие по уходу за ребенком до полутора лет Х. в период с 1 октября 2009 г. до 31 марта 2010 г. с целью удержания денежных средств на свои личные нужды, а также с целью удовлетворения своих личных неимущественных интересов путем формирования общественного мнения о стабильности деятельности предприятия, дальнейшего развития предприятия, расходуя удержанные средства на представительские расходы предприятия, запчасти для автомобиля предприятия и т.д.

Итак, что следует понимать под «корыстной заинтересованностью »?

Обобщение судебной практики, связанной с осуждением виновных лиц по ст. 145 1 УК РФ, показало, что вменение корыстной заинтересованности осуществлялось в 21,4% дел в общей массе вынесенных обвинительных приговоров.

Корысть в русском языке определяется как «страсть к приобретению, наживе, жадность к деньгам, к богатству, любостяжание, падкость на барыш».

Таким образом, корыстные побуждения – это побуждения, связанные со стремлением получить материальную выгоду для себя или других лиц (родственников, близких, деловых партнеров и т.п.) от содеянного в результате либо обогащения, либо избавления от материальных затрат.

Так, в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» от 27.01.1999 № 1 под содеянным из корыстных побуждений понимается деяние, совершенное в целях получения материальной выгоды для виновного или других лиц (денег, имущества или прав на его получение, прав на жилплощадь и т.п.) или избавления от материальных затрат (возврата имущества, долга, оплаты услуг, выполнения имущественных обязательств, уплаты алиментов и др.) .

В постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16.10.2009 № 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» под корыстной заинтересованностью понимается стремление должностного лица путем совершения неправомерных действий получить для себя или других лиц выгоду имущественного характера, не связанную с незаконным безвозмездным обращением имущества в свою пользу или пользу других лиц (например, незаконное получение льгот, кредита, освобождение от каких-либо имущественных затрат, возврата имущества, погашения долга, оплаты услуг, уплаты налогов и т.п.).

При этом для наступления ответственности не требуется, чтобы цель была достигнута. Дело в том, что понятие «корыстная заинтересованность» как мотив содеянного не синонимично термину «корыстная цель». Корыстная заинтересованность может возникнуть как до момента начала невыплаты, так и в процессе невыплаты причитающихся платежей, но в срок, не превышающий двух или трех месяцев. В то время как корыстная цель может быть достигнута и в указанные сроки, и после момента юридического окончания преступления.

Так, работодатель А., являясь индивидуальным предпринимателем, сняла со своего расчетного счета поступившие из Фонда социального страхования Российской Федерации по Республике Бурятия денежные средства – пособие по уходу за ребенком до 1,5 лет в сумме 28 825,9 руб., подлежащие выплате Е. за период с января 2008 г. по июль 2008 г. Тем самым А. реализовала свой преступный умысел, оплатив собственную ссудную задолженность в банках, в результате чего полагающееся Е. пособие по уходу за ребенком до 1,5 лет выплачено не было.

Таким образом, в качестве мотива преступления, предусмотренного ст. 145 1 УК РФ, необходимо доказать корыстную или иную личную заинтересованность, возникшую к моменту начала невыплаты или в процессе (в течение двух или соответственно трех месяцев) осуществления полной или частичной невыплаты.

В зависимости от обстоятельств дела эти составы преступлений могут соотноситься как специальный и общий. В некоторых случаях состав «невыплата заработной платы, пенсий, стипендий, пособий и иных социальных выплат» может содержать все признаки, которые характеризуют составы «злоупотребление полномочиями» (ст. 201 УК РФ) и «злоупотребление должностными полномочиями» (ст. 285 УК РФ).

Вместе с тем преступления, предусмотренные ст. 285 и 145 1 УК РФ (либо ст. 201 и 145 1 УК РФ), не образует совокупность, за исключением случаев реальной совокупности преступлений.

Так, Н., руководитель предприятия, был признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 145 1 , ч 1 ст. 201, п. «в» ч. 2 ст. 160 УК. 17 июня 2003 г. Н. взял предназначенные для выплаты заработной платы денежные средства из кассы предприятия в размере 146 939 руб. и использовал их для покупки автомобиля «Тойота-Сурф», который был оформлен на имя Н. в личную собственность. Он же оформил договор аренды с предприятием, согласно которому предприятие обязано было ежедневно выплачивать Н. денежные средства в сумме 80,54 руб., кроме того, по приказу Н. от 20 июня 2003 г. были потрачены денежные средства предприятия в размере 44 700 руб. на страховку автомобиля, ремонт, приобретение запасных частей, ГСМ, топлива.

Другой аналогичный пример.

По приговору Чертановского районного суда г. Москвы Б. признан виновным в том, что, являясь директором ЗАО, злоупотребляя своими полномочиями, из корыстных побуждений и иной личной заинтересованности, систематически свыше двух месяцев не выплачивал заработную плату сотрудникам общества. При этом он получал прибыль и направлял ее часть на нужды предприятия, фактическим владельцем и единственным учредителем которого являлся, а часть невыплаченных в качестве заработной платы средств использовал на личные цели. Судом его действия квалифицированы по ч. 1 ст. 201 и ч. 1 ст. 145 1 УК РФ.

Анализ следственно-прокурорской практики показал, что корыстная заинтересованность руководителя предприятия при невыплате заработной платы чаще всего имеет место в ситуации, когда руководитель одновременно является учредителем организации. В этом случае средства, полученные от деятельности предприятия, направляются на развитие предприятия, размещение денежных средств на депозитных счетах, а также вложение их в финансовые инструменты: векселя, облигации, акции; предоставление займов и оказание финансовой помощи предприятиям и организациям. Однако за счет развития производства возрастает и доля учредителя в собственности предприятия, а также появляется возможность получения дивидендов в той или иной форме.

Что касается мотива «личная заинтересованность », то под личной заинтересованностью следует понимать связь человека с практическими интересами, выгодами, непосредственно касающимися этого лица, либо состояние, при котором интересы, выгоды принадлежат этому лицу .

В соответствии с постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16.10.2009 № 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» под «иной личной заинтересованностью» следует понимать стремление должностного лица извлечь выгоду неимущественного характера, обусловленное такими побуждениями, как карьеризм, семейственность, желание приукрасить действительное положение, получить взаимную услугу, заручиться поддержкой в решении какого-либо вопроса, скрыть свою некомпетентность и т.п.

Как использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы следует рассматривать протекционизм, под которым понимается незаконное оказание содействия в трудоустройстве, продвижении по службе, поощрении подчиненного, а также иное покровительство по службе, совершенное из корыстной или иной личной заинтересованности.

Предлагаемые рекомендации не имеют цели ограничить конкретными критериями понятие «личная заинтересованность». Тем не менее в постановлении выделяется общий и более конкретизированный признак личной заинтересованности – направленность на извлечение выгод неимущественного характера .

Иная личная заинтересованность преступника может выражаться, к примеру, в том, что он совершил данное преступление из мести, ненависти, честолюбия, личной неприязни к кому-либо из работников, ревности и т.п.

Так, Х., стремясь продолжить свою трудовую деятельность на руководящей должности предприятия, пытаясь создать видимость благополучия в работе, достичь экономии средств, не производил выплату заработной платы в период с 01.09.2010 по 25.11.2010 г. работникам данного предприятия, направляя полученную предприятием прибыль на иные хозяйственные нужды предприятия, не являющиеся первоочередными.

В связи с этим небезупречным с точки зрения юридической чистоты квалификации представляется вменение директору предприятия Ч. совершения преступления, предусмотренного ст. 145 1 УК РФ, из корыстной или иной личной заинтересованности . Его действия выразились в даче указания главному бухгалтеру предприятия перечислить 70 тыс. руб. авансом в счет своей будущей заработной платы на свой личный расчетный счет в отделение Сбербанка с целью своевременного погашения стоимости кредита и процентов по кредиту, оформленному для приобретения жилого дома (при имеющейся задолженности по заработной плате работникам предприятия). В приведенном примере виновный стремился получить и фактически получил материальную (имущественного характера) выгоду, поэтому вменение в качестве признака иной личной заинтересованности, предполагающей извлечение выгод неимущественного характера, представляется излишним.

Кроме того, из предложенного Верховным Судом Российской Федерации определения следует вывод о наступлении ответственности и при неполучении виновным неимущественных выгод. Иными словами, использование оборота «может выражаться в стремлении …» дает возможность (позволяет) перенести момент юридического окончания преступления на более раннюю, в сравнении с этапом реализации намеченной виновным цели, стадию планирования.

Распространенным мотивом личной заинтересованности является желание угодить руководителю организации, учреждения, предприятия, и наоборот, – протекционизм (франц. protectionnisme от лат. ptotectio – защита, покровительство).

Так, согласно определению арбитражного суда Д., будучи внешним управляющим учреждения, преследуя цель личной заинтересованности, производила авансирование исполнительного директора, главного бухгалтера, выделяла денежные средства на приобретение подарков, выплату материальной помощи и др., не выплачивая при этом заработную плату другим работникам учреждения.

При предъявлении обвинения по ст. 145 1 УК РФ должны быть указаны:

1) выгоды неимущественного характера, для реализации (достижения) которых виновный не выплачивал причитающиеся платежи;

2) конкретные побуждения, которыми он руководствовался.

Иногда недостаточно только указания на иную личную заинтересованность как мотив содеянного с формулированием выгод неимущественного характера, к которым стремился виновный, а необходимо указать конкретную разновидность побуждений. В приведенном примере не лишне было бы оговорить, что внешний управляющий учреждения Д. руководствовалась соображениями протекционизма, оказывала покровительство одним работникам в ущерб законным интересам других работников.

В методических рекомендациях отдела Генеральной прокуратуры Российской Федерации в Уральском федеральном округе в качестве разновидности преступления, совершенного из иной личной заинтересованности, признается невыплата руководителем заработной платы работникам «в целях … создания сверхкомфортных условий для осуществления профессиональной деятельности (дорогостоящий ремонт в кабинетах, приобретение техники и предметов роскоши, оплата сотовой связи и т.д.)».

Думается, что данную рекомендацию можно было бы дополнить указанием на то, что направленность этих действий обусловлена низменными мотивами – тщеславием, эгоизмом, желанием самоутвердиться за счет других, показать свое необоснованное превосходство над окружающими и т.п., поскольку само по себе создание сверхкомфортных условий работы, на наш взгляд, недостаточно для вменения криминализирующего мотива.

По нашему убеждению, корпоративный интерес, желание сохранить «хорошие» отношения с деловыми партнерами, заручиться поддержкой в решении вопросов, создать перед вышестоящим руководителем, перед органами государственной власти или органами местного самоуправления видимость благополучия за счет ущемления прав наемных работников и т.п. также могут послужить обоснованием личной заинтересованности лица в невыплате заработной платы и иных социальных выплат.

Типичный в этом отношении пример.

Директор ОАО П., действуя вопреки законным правам и охраняемым законом интересам трудового коллектива, не принимала мер по погашению задолженности по заработной плате и ее своевременной выплате и произвела расчеты ОАО, используя расчетные счета третьих лиц на общую сумму 976 869 руб., реализовала основные средства ОАО общей стоимостью 23 477 150 руб., без которых невозможно осуществление основной деятельности, при этом мер к взысканию дебиторской задолженности не принимала. Указанные действия П. совершила в том числе в своих личных интересах, заключавшихся в стремлении угодить учредителям общества, рассчитывая на их поддержку при решении различных вопросов, а также из боязни лишиться должности генерального директора общества в случае невыполнения их указаний.

Невыплата заработной платы, пенсий, стипендий и пособий может быть результатом халатности, т.е. неисполнения или ненадлежащего исполнения должностным лицом своих обязанностей вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе (ст. 293 УК РФ). В этом случае, поскольку преступная невыплата заработной платы и иных платежей предполагает умышленную вину, ответственность по ст. 145 1 УК исключается.

Вместе с тем не исключается квалификация по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 145 1 и 293 УК РФ, когда происходит оценка самостоятельных эпизодов преступной деятельности руководителя.

Так, Г., руководителю предприятия, было вменено недобросовестное отношение к службе, выразившееся в том, что он не обращался в отношении должников с исками в судебные органы по взысканию дебиторской задолженности предприятию, вследствие чего законным интересам предприятия был причинен крупный ущерб в размере 16 285,2 тыс. руб. Кроме того, Г. была вменена невыплата заработной платы на сумму 7213,4 тыс. руб. со сроком задержки более 5 месяцев из иной личной заинтересованности, поскольку, имея в наличии в кассе предприятия финансовые средства на выдачу заработной платы, он не направлял эти средства на оплату труда, а выдавал подотчетным лицам из числа должностных лиц администрации предприятия.

Как правило, невыплата заработной платы сопровождается неуплатой налогов, неисполнением обязанности по перечислению налога на доходы физических лиц, сокрытием денежных средств от взыскания налоговых органов (ст. 199, 199 1 , 199 2 УК РФ). Так, значительная судебная практика имеется по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ст. 199 2 УК РФ.

В суд было направлено уголовное дело по ст. 145 1 УК РФ в отношении генерального директора организации Е. по факту невыплаты заработной платы за период с 1 октября 2008 г. по 31 марта 2009 г. в размере 22 205 193 руб. В ходе следствия задолженность по заработной плате была погашена в полном объеме. 29.09.2010 Е. приговором Октябрьского районного суда г. Иваново был признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ст. 145 1 УК РФ, 199 2 УК РФ, ему было назначено наказание в виде штрафа в размере 350 000 руб.

Судами признается, что перечисление по письмам-распоряжениям денежных средств на производственные нужды, на оплату электроэнергии, других расходов при наличии инкассовых поручений на расчетных счетах, в нарушение очередности, предусмотренной ст. 855 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ), является сокрытием денежных средств от взыскания налоговых органов. При недостатке средств на расчетных счетах платежи по заработной плате отнесены в соответствии со ст. 855 ГК РФ ко второй группе очередности, в то время как платежи кредиторам – к шестой группе очередности.

Предприятиями, имеющими задолженность по заработной плате, также применяется такой способ, как расчеты через кассу с тем, чтобы к денежным средствам, поступающим в виде выручки за реализованную продукцию, не был применен порядок списания денежных средств в соответствии с очередностью, установленной ст. 855 ГК РФ. В связи с этим при невыплате заработной платы целесообразно инициировать проведение прокурорских проверок совместно с УНП УВД данного субъекта, что позволит привлечь специалиста в области бухгалтерского учета и налогообложения.

Иные признаки субъективной стороны преступления (цели, эмоции и др.) не обязательны для квалификации состава «невыплата заработной платы, пенсий, стипендий, пособий и иных выплат». Они могут влиять на индивидуализацию уголовной ответственности.

УГОЛОВНОЕ ПРАВО
ПРОБЛЕМЫ ОСОБЕННОЙ ЧАСТИ УК РФ

В. В. РОМАНОВА

КОРЫСТНАЯ ЗАИНТЕРЕСОВАННОСТЬ КАК МОТИВ СОВЕРШЕНИЯ
ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЯ ДОЛЖНОСТНЫМИ ПОЛНОМОЧИЯМИ

Закон определяет злоупотребление должностными полномочиями как использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, если это деяние совершено из корыстной или иной личной заинтересованности и повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства.

Обязательным признаком субъективной стороны состава преступления, предусмотренного ст. 285 УК РФ, является мотив.

Понятие мотива преступления трактуется как осознанное побуждение, которым руководствовалось лицо при совершении преступления. Именно мотив обусловливает выбор лицом конкретного противоправного варианта поведения в целях получения того необходимого, чем он не обладал до совершения преступления.

К альтернативным мотивам рассматриваемого состава преступления относятся корыстная заинтересованность и иная личная заинтересованность. Они являются составообразующими признаками злоупотребления должностными полномочиями, поскольку включены в конструкцию данного состава.

Личная заинтересованность — более емкое понятие по сравнению с корыстной заинтересованностью лица в совершении вышеуказанного преступления.

В русском языке корысть понимается как стремление получить материальную выгоду любым путем .

Также это понятие раскрывается как страсть к приобретению и наживе, жадность к деньгам, богатству и падкость на барыш, стремление к захвату богатства .

В теории же уголовного права и правоприменительной практике корыстный мотив совершения преступления можно трактовать и как выходящий за рамки сугубо материальных потребностей. Например, злоупотребление должностными полномочиями может быть совершено путем использования (временного позаимствования) в своих интересах вверенных денежных средств или иного имущества, а также труда подчиненных либо в связи с боязнью утраты каких-либо материальных благ, с целью избавления от материальных затрат.

Обращает на себя внимание то, что законодатель при конструировании группы составов преступлений употребил различную терминологию, в целом охватываемую понятием корыстного мотива преступления, а именно: корыстные побуждения, корыстная цель, корыстная заинтересованность.

Из этих употребляемых законодателем терминов видно, что корыстный мотив преступления раскрывается, в том числе, через одноименную цель преступления. Однако как в психологии, так и в юридической науке нет еди-нообразного подхода к вопросу соотношения мотива и цели. Нередко эти понятия отождествляют. Нельзя не согласиться, что между мотивом и целью существует тесная взаимосвязь, но при этом они являются самостоятельными явлениями. Мотив определяется как по-буждение к деятельности, связанное с удовлетворением определенной потреб-ности, а цель — это то, что реализует человеческую потребность и выступает в качестве образа конечного результата деятельности.

Вместе с тем одной из причин неверного применения закона и как следствие ошибок квалификации деяний виновных на практике являются разночтения в определении корыстного мотива преступления, когда происходит смешение понятий мотива и цели преступления.

В этой связи представляет интерес анализ постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по различным категориям дел о так называемых корыстных преступлениях.

Так, в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» от 16 октября 2009 г. № 19 корыстная заинтересованность толкуется как стремление должностного лица путем совершения неправомерных действий получить для себя или других лиц выгоду имущественного характера, не связанную с незаконным безвозмездным обращением имущества в свою пользу или пользу других лиц (например, незаконное получение льгот, кредита, освобождение от каких-либо имущественных затрат, возврата имущества, погашения долга, оплаты услуг, уплаты налогов и т. п.).

В постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» от 27 декабря 2007 г. № 51 под корыстной целью понимается стремление изъять и (или) обратить чужое имущество в свою пользу либо распорядиться указанным имуществом как своим собственным, в том числе путем передачи его в обладание других лиц.

Между тем в п. 11 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» от 27 января 1999 г. № 1 говорится,

что по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство из корыстных побуждений) следует квалифицировать убийство, совершенное в целях получения материальной выгоды для виновного или других лиц (денег, имущества или прав на его получение, прав на жилплощадь и т. п.) или избавления от материальных затрат (возврата имущества, долга, оплаты услуг, выполнения имущественных обязательств, уплаты алиментов и др.).

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлениях «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» от 27 декабря 2007 г. № 51 и «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» от 27 января 1999 г. № 1, давая определение корыстного мотива, раскрывает его посредством использования другого факультативного признака субъективной стороны состава преступления — цели, тем самым невольно провоцируя в теории и на практике ситуации, когда мотив сводится к качественно иному психическому явлению .

Как следует из приведенных положений постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации, даже на уровне высшей судебной инстанции единого мнения (по нескольким критериям, которые будут приведены и проанализированы ниже) относительно определения корыстного мотива преступления не прослеживается. Содержащиеся в постановлениях разъяснения по своей сути вер-ны, но в них Пленум не дает четкого определения корыстной заинтересованности, а лишь приводит примеры возможных ее вариантов.

В результате анализа законодательной базы, научной и учебной литературы можно прийти к определенным выводам.

Прежде всего, представляется необходимым при установлении корыстного мотива в деянии лица ориентироваться на то, что основным содержанием корыстных побуждений является направленность устремлений виновного на извлечение материальной выгоды, незаконное обогащение. То есть деяние здесь выступает не как средство достижения цели, а как самоцель, способ реализации побуждения. Таким образом, можно заключить, что если есть корыстный мотив, то обязательно присутствует корыстная цель. Обратное неверно. Об этом свидетельствует неизбежность прохождения многоуровневого пути от первоначального побуждения до цели, максимально приближенно к желаемому результату, в ходе которого апробирование целей действиями может их видоизменить до неузнаваемости. Вот почему мотив нетождественен цели как таковой. А это означает, что если лицо преследует корыстную цель, то это еще не значит, что оно действует из корыстных побуждений. Вызвать у лица желание материально обогатиться путем совершения злоупотребления должностными полномочиями могут и некорыстные мотивы (стремление к самоутверждению, солидарность, интерес семейственности, тщеславие и т. д.). Значит, замена цели мотивом при толковании закона может привести к декриминализации деяний .

Также следует иметь в виду, что корыстная заинтересованность, будучи по своей сути осознаваемым мотивом, изначально включает в себя корыстную цель, которая может быть достигнута путем совершения противоправного деяния.

Этот вывод следует из приведенного в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» от 16 октября 2009 г. № 19 толкования признака «корыстная заинтересованность». Пленум косвенно признает необходимость доказывания признака противоправности действий (бездействия) должностного лица, совершившего злоупотребление должностными полномочиями. Установление нарушений должностным лицом норм иных отраслей права обязательно для вменения состава злоупотребления должностными полномочиями .

Представляется, что корыстный мотив, чтобы рассматриваться в качестве такового при злоупотреблении должностными полномочиями, должен охватывать осознание того, что для удовлетворения потребности необходимо преодолеть препятствие, т. е. совершить общественно опасное деяние.

Еще одним важным моментом при установлении в действиях должностного лица корыстной заинтересованности при совершении злоупотребления должностными полномочиями является толкование круга лиц, стремление к обогащению которых явилось побудительным мотивом совершения данного преступления. И здесь единого мнения как в теории, так и в правоприменительной деятельности не усматривается.

Чаще всего учеными высказывается мнение, что истинный корыстный мотив преступления осознается как возможный к реализации исключительно путем достижения цели — повышения собственного благосостояния. При этом если виновный ведет с другими лицами совместное хозяйство, если у них единый семейный бюджет, то, извлекая имущественную выгоду для этих близких лиц, он, безусловно, обогащается сам. Целью деятельности субъекта в любой ситуации остается удовлетворение личных потребностей. С другой стороны, стремление к обогащению других лиц, судьба которых ему небезразлична, но их материальное положение прямо не оказывает влияния на его имущественное благосостояние, будет обусловлено другими мотивами, например интересом семейственности, тщеславием, благодарностью за ранее оказанную услугу и т. д., а отнюдь не корыстной заинтересованностью. С учетом изложенного корыстный мотив характеризуется стремлением к материальной выгоде исключительно для себя .

Данная позиция верна, но требует некоторых существенных дополнений.

Из текста Федерального закона «О противодействии коррупции» от 25 декабря 2008 г. № 273-ФЗ следует, что под корыстной заинтересованностью (применительно к данному закону личная заинтересованность выражается только в корыстной) понимается возможность получения доходов в виде денег, ценностей, иного имущества или услуг имущественного характера, иных имущественных прав для себя или для третьих лиц.

В Федеральном законе «О государственной гражданской службе Российской Федерации» от 27 июля 2004 г. № 79-ФЗ корыстная заинтересованность связывается с возможностью получения гражданским служащим при исполнении должностных обязанностей доходов (неосновательного обогащения) в денежной либо натуральной форме, доходов в виде материальной выгоды непосредственно для гражданского служащего, членов его семьи или лиц, указанных в п. 5 ч. 1 ст. 16 данного Федерального закона (родители, супруги, дети, братья, сестры, а также братья, сестры, родители и дети супругов), для граждан или организаций, с которыми гражданский служащий связан финансовыми или иными обязательствами (на наш взгляд, если должностное лицо связано с физическими или юридическими лицами иными обязательствами, речь может идти не о материальной, а об иной личной заинтересованности).

В Кодексе профессиональной этики сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации (ст. 22) раскрывается, что коррупционно опасным поведением применительно к настоящему Кодексу считается такое действие или бездействие сотрудника, которое в ситуации конфликта интересов создает предпосылки и условия для получения им корыстной выгоды и (или) преимуществ как для себя, так и для иных лиц, организаций, учреждений, чьи интересы прямо или косвенно отстаиваются сотрудником, незаконно использующим свое служебное положение.

Согласно ст. 25 этого же Кодекса личной корыстной заинтересованностью сотрудника признается возможность получения любой формы выгоды для него или иных лиц, с которыми он связан служебными или неформальными отношениями.

Важно, что в этих документах личной корыстной заинтересованностью признается не только стремление к личному обогащению, но и заинтересованность в обогащении членов семьи и других родственников, граждан, организаций, с которыми должностное лицо связано финансовыми обязательствами .

Оговорка о том, что должностное лицо должно быть связано с вышеперечисленными лицами финансовыми обязательствами, по нашему мнению, обусловлена тем, что при извлечении лицом материальной выгоды для других его действия могут характеризоваться корыстной направленностью в том случае, если он рассчитывает получить от тех, в пользу кого действует, какую-то материальную выгоду, в том числе в будущем. Во всех других ситуациях говорить о корыстном мотиве не совсем верно, так как в основе действий виновного могут лежать и любые другие потребности, например желание показать «широкую натуру», стремление достичь уважения и т. д. Следовательно, при рассмотрении отдельного случая корыстной заинтересованности, выражающейся в обогащении членов семьи и других родственников, в ходе проведения доследственной проверки или расследования уголовного дела видится целесообразным устанавливать, что имущественные преимущества, получаемые вследствие совершения злоупотребления должностными полномочиями в интересах близких виновному лиц, являются и материальной выгодой (в том числе косвенной) для самого исполнителя.

Таким образом, если лицо совершает преступление с целью получения материальной выгоды для других лиц, не намереваясь извлечь при этом какую-то материальную выгоду для себя, то привлечь его к уголовной ответственности при буквальном толковании закона будет довольно проблематично. Корыстная заинтересованность, исходя из этимологического значения данного понятия, в этом случае у виновного отсутствует.

В каждом случае необходимо устанавливать, что корыстная заинтересованность послужила основным толчком для совершения должностным лицом злоупотребления должностными полномочиями, но при этом факт непосредственного и полного удовлетворения потребности, в чем было заинтересовано лицо, не является обязательным для квалификации деяния по ст. 285 УК РФ.

Таким образом, при выяснении наличия в действиях должностного лица корыстной заинтересованности при злоупотреблении должностными полномочиями представляется важным:

разграничивать понятия мотива и цели преступления, для чего выяснять, что именно явилось толчком к поведению лица, при этом иметь в виду, что если у лица присутствовал корыстный мотив, то обязательно была и корыстная цель, но обратное спорно;

учитывать, что корыстная заинтересованность изначально включает в себя корыстную цель,которая может быть достигнута путем совершения противоправного деяния;

обращать внимание на то, что основным содержанием корыстных побуждений является направленность устремлений виновного на извлечение материальной выгоды, незаконное обогащение, но вместе с тем понятие корысти в ряде случаев выходит за рамки материальных потребностей;

принимать во внимание, что корыстная заинтересованность может выражаться в стремлении к личному обогащению, в стремлении к обогащению членов семьи и других родственников, граждан, организаций, с которыми должностное лицо связано финансовыми обязательствами, либо в том, что лицо рассчитывает получить от тех, в пользу кого действует, какую-то материальную выгоду в будущем.

Служебный подлог, то есть внесение должностным лицом, а также государственным служащим или служащим органа местного самоуправления, не являющимся должностным лицом, в официальные документы заведомо ложных сведений, а равно внесение в указанные документы исправлений, искажающих их действительное содержание, если эти деяния совершены из корыстной или иной личной заинтересованности, - наказываются штрафом в размере от ста до двухсот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного до двух месяцев, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.
Комментарий к статье 292
Объектом данного преступления является нормальная деятельность органов государственной власти, интересы государственной службы в органах местного самоуправления. Родовым объектом посягательства являются интересы государственной службы Российской Федерации, субъекта Федерации или системы органов местного самоуправления. Однако система органов местного самоуправления в силу положений ст. 12 Конституции РФ действует самостоятельно и независимо от государственных органов управления. Поэтому в каждом конкретном случае необходимо разграничение конкретных и непосредственных объектов посягательства.
Служебный подлог как преступление против государственной власти отличается от всех других преступлений, предусмотренных главой 30 УК, прежде всего своим субъектным составом. Так, только при совершении служебного подлога его субъектом может быть как должностное лицо, так и государственный служащий и служащий органа местного самоуправления, не являющиеся должностными лицами.
Недопустимо смешивать понятия "объект посягательства" и "предмет преступления". Предметом преступления по большей части называют вещественные доказательства, это скорее всего уголовно-процессуальное понятие. В ст. 81 УПК РФ прямо сказано о вещественных доказательствах как предметах, которые послужили орудиями преступления или сохранили на себе следы преступления. Имеется ссылка на объект преступных действий, однако само понятие этого объекта нуждается в уточнении. Например, изменения внешнего вида предмета непосредственным воздействием на него преступного события носят название "улики", улики события, а часто и виновности как непосредственного продукта преступления, указывающего на него как на свою причину. На это указывал в свое время видный дореволюционный процессуалист И.Я. Фойницкий. (Курс уголовного судопроизводства. Т. 2. СПб.: Изд-во "Альфа", 1996. С. 304.)
Предметом рассматриваемого преступления следует считать не просто материальные носители информации, письменные акты федеральных органов государственной власти и государственного управления субъектов РФ, органов местного самоуправления, иных государственных и муниципальных учреждений. Эти письменные акты должны быть официальными документами. Последние должны отвечать следующим требованиям.
Первое. С фактической стороны эти официальные документы должны удостоверять определенные факты или события, имеющие юридическое значение. Это могут быть различного рода также и запреты, разрешения и др. Второе. Официальный документ должен иметь определенные реквизиты, т.е. обладать соответствующей формой: бланк, штамп, печать, входящие и исходящие номера, дата, наименование должности и подпись надлежащего управомоченного лица. При этом следует отметить, что фирменный бланк может как таковой отсутствовать. Самое основное в официальном документе - это подпись надлежащего должностного лица и (или) служащего, а также печать или штамп.
Объективная сторона данного преступления состоит из двух форм:
1) внесение в официальные документы заведомо ложных сведений;
2) внесение в эти документы исправлений, искажающих их действительное содержание.
По способу исполнения подлог может быть как материальным, так и интеллектуальным. Материальный подлог выражается в разных способах подделки, подчистки, вытравливанием первоначального текста и др. Интеллектуальный подлог выражается в изготовлении изначально ложного, фальсифицированного документа.
Немаловажным моментом в служебном подлоге является установление факта и (или) события преступления. В частности, надо установить: откуда исходит официальный документ? Обладал ли субъект данного состава преступления полномочиями (как соответствующее лицо) по подписанию какого-либо официального документа? Если такие полномочия у лица отсутствовали либо он подделывает неофициальный документ, состав преступления (ст. 292) отсутствует. Речь может идти о квалификации таких действий по ст. 327 УК, возможна и конкуренция ст. 292 и 327 УК.
Представляется, что по законодательной конструкции служебный подлог - формальный состав преступления. Он не требует непременного наступления каких-либо вредоносных последствий, а для его окончания достаточно внесения в официальный документ заведомо ложных сведений или каких-либо исправлений. Направление подложного документа в ту или иную инстанцию, вручение его гражданину, а равно иное использование лежат за пределами данного состава преступления. Причинение какого-либо вреда такими действиями и его размер могут быть учтены при назначении наказания.
Служебный подлог по своей субъективной стороне характеризуется наличием со стороны виновного только прямого умысла. На это прямо указано в диспозиции уголовного закона, где говорится о заведомости действий субъекта. Помимо этого, обязательным признаком субъективной стороны, применительно к данному преступлению, является корыстная или иная личная заинтересованность.
Корыстная заинтересованность включает в себя стремление лица получить незаконную, безвозмездную прибыль или выгоду имущественного характера для себя лично или близких для него людей. Иная личная заинтересованность может выражаться в многообразных действиях и нередко представлять собой оценочное понятие, которое порой судам необходимо очень тщательно мотивировать. Это может быть кумовство, карьеризм, желание угодить начальнику, надежда на оказание взаимной услуги в будущем и т.д. (см. ст. 285 УК).
Закон не оговаривает вопроса о цели фальсификации лицом официального документа. Подлог все же может преследовать цель будущего: использование фальсифицированного документа для совершения другого преступления. В этом варианте виновный должен нести ответственность одновременно и за приготовление к совершению тяжкого (особо тяжкого) преступления.
У рассматриваемого состава могут быть конкурирующие преступления, что может представлять определенную трудность для правоприменителя. Особенно актуальна эта проблема, когда субъектом выступает должностное лицо. Так, злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК) возможно и путем служебного подлога, но в этом случае необходимо наличие последствий, указанных в диспозиции данной нормы, поскольку этот состав сформулирован законодателем как материальный. Для наличия преступления, предусмотренного ст. 286, помимо названных последствий необходимым элементом является превышение должностных полномочий.
Представляется, что наиболее сложным будет отграничение подлога от получения взятки. Действия взяткодателя иногда могут выражаться и в служебном подлоге. Сомнений не вызывает и тот случай, когда такие действия осуществляются в "иной личной заинтересованности". Что касается корыстного характера действий должностного лица, то могут возникнуть вопросы о квалификации по совокупности преступлений. Думается, что в таких случаях следует руководствоваться положениями ч. 3 ст. 17 УК, где сказано: если преступление предусмотрено общей и специальной нормами, совокупность преступлений отсутствует и уголовная ответственность наступает по специальной норме. Преступление, предусмотренное ст. 292 УК, если оно совершается должностным лицом при обстоятельствах, указанных в диспозиции ст. 290 УК, следует квалифицировать по данной норме.
В следственно-судебной практике важно исключить возможность ошибок при квалификации преступлений. Уместно привести следующий показательный пример. Некий Г., старший специалист органа самоуправления, за изготовление подложного документа за деньги был привлечен к уголовной ответственности за получение взятки. Однако еще в ходе предварительного следствия выяснилось, что он выполнял фактически вспомогательные функции и готовил документы по письменным резолюциям своего начальства. В этом смысле его работа носила чисто технический характер делопроизводителя. Должностная инструкция на него изобиловала пунктами об осуществлении им контроля в различных сферах, что и дезориентировало правоохранительные органы. В действительности Г. никакого контроля не осуществлял и никакими функциями должностного лица не наделялся. Таким образом, впоследствии его действия были квалифицированы по ст. 292 УК РФ. Данный пример наглядно показывает, что рассматриваемая норма в основном направлена на пресечение уголовно-правовыми средствами коррупции среди служащих. Действия должностных лиц квалифицируются, как правило, по этой норме, если деяние совершено из "иной личной заинтересованности", без превышения полномочий и не повлекло существенного вреда правоохраняемым интересам.
Норма ст. 292 УК специфична в основном для служащих как субъектов преступления. Для должностных лиц она является общей к другим специальным составам преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления. У всех этих преступлений существует единый общий объект посягательства. Как уже отмечалось, применительно к служебному подлогу общим составом является преступление, указанное в ст. 327 УК РФ.
Иное дело, когда путем служебного подлога или с его использованием совершаются другие преступления. К примеру: мошенничество (ст. 159 УК), присвоение или растрата (ст. 160 УК). В таких случаях действия виновных должны быть квалифицированы по совокупности преступлений, ибо здесь неуместно говорить о соотношении общей и специальной норм.
Санкция рассматриваемого преступления имеет весьма широкую альтернативу в применении наказания: штраф, обязательные работы, исправительные работы, арест либо лишение свободы на срок до двух лет. Согласно предусмотренной в ст. 15 категоризации преступлений, данное преступление относится к преступлениям небольшой тяжести. Широкий спектр наказаний позволяет суду максимально индивидуализировать наказание в каждом конкретном случае.

ИНТЕРЕСОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ

И СЛУЖБЫ В ОРГАНАХ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ

Статья 285. Злоупотребление должностными полномочиями

Вопреки интересам службы

Корыстная или иная личная заинтересованность - см. также материал к ст. ст. 105, 145.1, 170 УК РФ

Специальное полномочие

Существенное нарушение прав и законных интересов - см. также материал к ст. ст. 201, 202, 286 УК РФ

Тяжкие последствия

Вопреки интересам службы

Научное толкование

Деяние совершается вопреки интересам службы, когда оно нарушает правильную деятельность того звена государственного аппарата, в котором работает должностное лицо, препятствует осуществлению стоящих перед ним и аппаратом в целом задач, выполняется не на основе и не во исполнение законов и других нормативных актов, а в противоречии с ними (Здравомыслов Б.В. Должностные преступления. Понятие и квалификация. М., 1978. С. 65).

Деяние, совершенное вопреки интересам службы, - это деяние, не вызываемое служебной необходимостью. Интересы службы, вопреки которым должностное лицо использует свои служебные полномочия, определяются не только потребностями функционирования конкретного государственного органа или органа местного самоуправления, государственного или муниципального учреждения, воинского формирования, но и интересами деятельности публичного управления в целом. Нарушение субъектом должностных обязанностей по государственной и муниципальной службе либо службе в государственных или муниципальных учреждениях следует считать деянием вопреки интересам службы.

В то же время не могут быть признаны преступными в соответствии с положениями закона о крайней необходимости действия должностного лица, связанные с нарушением каких-либо правил, положений, инструкций, если они были совершены в целях предупреждения вредных последствий, более значительных, чем фактически причиненный вред, когда этого нельзя было сделать другими средствами (ст. 39 УК РФ), а также при обоснованном риске (ст. 41 УК РФ) (Волженкин Б.В. Служебные преступления. СПб., 2005. С. 104 - 105).



В случае чрезвычайных обстоятельств (стихийных бедствий, промышленных катастроф, террористических актов и т.п.) должностным лицам приходится предпринимать действия, формально нарушающие требования нормативных актов, регулирующих деятельность организаций, но направленные на защиту общественных интересов и личных интересов граждан. Возможное причинение вреда при этом ущербе должно оцениваться с учетом норм УК о крайней необходимости (ст. 39) и об обоснованном риске (ст. 41), предусматривающих основания для освобождения от уголовной ответственности лиц, действующих в таких условиях (Научно-практическое пособие по применению УК РФ / Под ред. В.М. Лебедева. М., 2005. С. 674 (автор - В.И. Радченко)).

КонсультантПлюс: примечание.

Деяние объективно противоречит как общим задачам и требованиям, предъявляемым к государственному аппарату и аппарату органов местного самоуправления, так и задачам, выполняемым отдельными управленческими системами и звеньями, нарушает основные принципы и методы работы (Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.Т. Томина, В.В. Сверчкова. М., 2009. С. 1078 (автор - С.В. Изосимов)).

Судебное толкование

Под использованием должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы судам следует понимать совершение таких деяний, которые хотя и были непосредственно связаны с осуществлением должностным лицом своих прав и обязанностей, однако не вызывались служебной необходимостью и объективно противоречили как общим задачам и требованиям, предъявляемым к государственному аппарату и аппарату органов местного самоуправления, так и тем целям и задачам, для достижения которых должностное лицо было наделено соответствующими должностными полномочиями. В частности, как злоупотребление должностными полномочиями должны квалифицироваться действия должностного лица, которое из корыстной или иной личной заинтересованности совершает входящие в круг его должностных полномочий действия при отсутствии обязательных условий или оснований для их совершения (например, выдача водительского удостоверения лицам, не сдавшим обязательный экзамен; прием на работу лиц, которые фактически трудовые обязанности не исполняют; освобождение командирами (начальниками) подчиненных от исполнения возложенных на них должностных обязанностей с направлением для работы в коммерческие организации либо обустройства личного домовладения должностного лица).

Ответственность по ст. 285 УК РФ наступает также за умышленное неисполнение должностным лицом своих обязанностей в том случае, если подобное бездействие было совершено из корыстной или иной личной заинтересованности, объективно противоречило тем целям и задачам, для достижения которых должностное лицо было наделено соответствующими должностными полномочиями, и повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества и государства.

Как использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы следует рассматривать протекционизм, под которым понимается незаконное оказание содействия в трудоустройстве, продвижении по службе, поощрении подчиненного, а также иное покровительство по службе, совершенное из корыстной или иной личной заинтересованности (п. п. 15, 16 Постановления Пленума ВС РФ от 16 октября 2009 г. N 19 "О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий").

По делу С. было отмечено, что для квалификации по ст. 285 УК РФ необходимо, чтобы лицо совершило деяние, противоречащее как целям и задачам руководимой им организации, так и требованиям закона (БВС РФ. 2001. N 2. С. 18 - 19).

Корыстная или иная личная заинтересованность

Научное толкование

О корыстной заинтересованности свидетельствует, например, уклонение от обязанности возместить материальный ущерб от образовавшейся в результате халатности недостачи путем запутывания учета; желание получить для себя, своих близких выгоду имущественного характера вследствие действий, нарушающих финансово-штатную дисциплину.

Иная личная заинтересованность нередко проявляется в создании видимости служебного благополучия, в желании скрыть упущения по работе, заручиться поддержкой в решении какого-либо вопроса. Она может выражаться в стремлении извлечь выгоду нематериального характера, обусловленном такими побуждениями, как карьеризм, протекционизм, семейственность, скрыть свою некомпетентность (Галахова А.В. Должностные преступления. М., 1998. С. 17 - 18).

Корыстная или иная личная заинтересованность может проявляться, например, в стремлении приобрести какое-либо имущество без признаков хищения. Например, должностное лицо отвлекает технику или рабочую силу со строительства или профилактического ремонта социальных объектов для строительства собственной дачи. И хотя им оплачены выполненные на даче работы, срок окончания работ на общественно значимых объектах сорван (не завершена подготовка систем отопления к зимнему периоду) (Научно-практическое пособие по применению УК РФ / Под ред. В.М. Лебедева. М., 2005. С. 673 (автор - В.И. Радченко)).

Иная личная заинтересованность как мотив злоупотребления должностными полномочиями (или служебного подлога) может выражаться в стремлении извлечь выгоду неимущественного характера, обусловленном такими побуждениями, как карьеризм, протекционизм, месть, зависть, семейственность, желание приукрасить действительность, скрыть свою некомпетентность, уйти от ответственности за допущенные ошибки и недостатки, получить взаимную услугу, заручиться поддержкой в решении какого-либо вопроса и т.п. (Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. В.И. Радченко. СПб., 2007. С. 603 (автор - Б.В. Волженкин)).

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (под ред. А.А. Чекалина, В.Т. Томина, В.В. Сверчкова) включен в информационный банк согласно публикации - Юрайт-Издат, 2007 (4-е издание, переработанное и дополненное).

Понятием "иная личная заинтересованность" охватываются все иные противоречащие интересам службы побуждения личного характера (карьеризм, протекционизм, месть, зависть, подхалимство и т.д.) (Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.Т. Томина, В.В. Сверчкова. М., 2009. С. 1079 (автор - С.В. Изосимов)).

Судебное толкование

Корыстная заинтересованность - стремление должностного лица путем совершения неправомерных действий получить для себя или других лиц выгоду имущественного характера, не связанную с незаконным безвозмездным обращением имущества в свою пользу или пользу других лиц (например, незаконное получение льгот, кредита, освобождение от каких-либо имущественных затрат, возврата имущества, погашения долга, оплаты услуг, уплаты налогов).

Иная личная заинтересованность - это стремление должностного лица извлечь выгоду неимущественного характера, обусловленное такими побуждениями, как карьеризм, семейственность, желание приукрасить действительное положение, получить взаимную услугу, заручиться поддержкой в решении какого-либо вопроса, скрыть свою некомпетентность и т.п. (п. 16 Постановления Пленума ВС РФ от 16 октября 2009 г. N 19).

Специальное полномочие

Научное толкование

Под специальными полномочиями следует понимать поручение, данное лицом, обладающим соответствующими полномочиями, лицу, не занимающему штатной должности, выполнять функции представителя власти, организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции, как устные, так и оформленные письменно приказом, трудовым соглашением, доверенностью, решением трудового коллектива (Курс советского уголовного права. Часть Особенная. Т. 4. Л., 1978. С. 229 (автор - Н.С. Лейкина)).

Должностными признаются лица, получающие специальные полномочия на выполнение должностных обязанностей в связи с основной занимаемой ими должностью, которая сама по себе не позволяет признать лицо должностным (рабочие, инженерно-технический персонал). Кроме того, к ним следует отнести лиц, получающих специальные полномочия на выполнение должностных обязанностей не в связи с основной занимаемой должностью (общественные контролеры, инспекторы, ревизоры, присяжные заседатели). Ими могут быть и пенсионеры.

Специальные полномочия предоставляют управомоченные на это органы или должностные лица (обычно руководители), трудовые коллективы (общее собрание). Специальное полномочие определяется приказом, трудовым соглашением, доверенностью, решением трудового коллектива и т.п.

Действие специального полномочия заканчивается, если: а) истек его срок; б) задание, для выполнения которого оно предоставлялось, выполнено; в) его отменило лицо или организация, давшие такое полномочие (Галахова А.В. Должностные преступления. М., 1998. С. 11).

В качестве субъектов, действующих по специальному полномочию, применительно к гл. 30 УК РФ следует отнести судебных экспертов, дающих экспертные заключения по уголовным и гражданским делам. Получая в соответствии с постановлением следователя или суда (т.е. от имени государства) полномочия по оценке и констатации фактов, эксперт, давая заключение, становится источником доказательств особого рода, он осуществляет организационно-распорядительные функции в соответствии со специальными полномочиями, получаемыми от государства.

В силу наличия специальных полномочий судебный эксперт, получивший вознаграждение за заведомую ложность своего заключения, должен нести ответственность по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 290 и 307 УК РФ (Научно-практическое пособие по применению УК РФ / Под ред. В.М. Лебедева. М., 2005. С. 669 - 670 (автор - В.И. Радченко)).

Президиум ВС РФ, не признав М. (внештатного сотрудника милиции) должностным лицом, исключил из обвинения все составы преступлений, субъектом которых могло быть должностное лицо (БВС РФ. 2001. N 12. С. 10 - 11). Данное постановление Президиума ВС РФ подверглось обоснованной критике в юридической литературе (Уголовное право. 2003. N 3), где утверждалось, что внештатный сотрудник милиции выполняет функции представителя власти по специальному полномочию (Волженкин Б.В. Служебные преступления. СПб., 2005. С. 449).

В числе лиц, выполняющих функции представителя власти по специальному полномочию, можно назвать присяжных заседателей в судах, различных представителей общественности, официально в соответствии с законодательством привлекаемых к осуществлению властных полномочий по борьбе с преступностью или при выполнении ими различных надзорных функций. Например, общественные контролеры по проверке предприятий торговли и общественного питания выполняют функции должностных лиц.

Специальные полномочия представителя власти предоставлены законом капитанам морских и речных судов, находящихся в дальнем плавании, руководителям геологоразведочных партий и зимовок, удаленных от мест расположения органов дознания, главам дипломатических представительств и консульских учреждений, которые в соответствии с ч. 3 ст. 40 УПК РФ выполняют некоторые функции органов дознания (Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Общ. ред. В.И. Радченко. СПб., 2007. С. 599 (автор - Б.В. Волженкин)).

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий Г.А. Есакова, А.И. Рарога, А.И. Чучаева "Настольная книга судьи по уголовным делам" (отв. ред. А.И. Рарог) включен в информационный банк согласно публикации - Велби, Проспект, 2007.

Возложение обязанностей должностного лица по специальному полномочию означает, что соответствующие обязанности возлагаются в установленном порядке без замещения должности. В этом случае поручение имеет разовый характер либо дается на конкретно обозначенный срок или для выполнения заранее определенного объема работы (стажеры органов милиции, прокуратуры, арбитражные и присяжные заседатели) (Настольная книга судьи по уголовным делам / Отв. ред. А.И. Рарог. М., 2009. С. 451 (автор - А.И. Рарог)).

Судебное толкование

Исполнение функций должностного лица по специальному полномочию означает, что лицо осуществляет функции представителя власти, исполняет организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции, возложенные на него законом, иным нормативным правовым актом, приказом или распоряжением вышестоящего должностного лица либо правомочным на то органом или должностным лицом (например, функции присяжного заседателя). Функции должностного лица по специальному полномочию могут осуществляться в течение определенного времени или однократно, а также могут совмещаться с основной работой.

При временном исполнении функций должностного лица или при исполнении их по специальному полномочию лицо может быть признано должностным лишь в период исполнения возложенных на него функций (п. 6 Постановления Пленума ВС РФ от 16 октября 2009 г. N 19).

М., внештатный сотрудник отдела по борьбе с экономическими преступлениями УВД г. Красноярска, был признан должностным лицом необоснованно, так как внештатным сотрудникам милиции запрещено самостоятельное производство профессиональных и других действий, оперативных мероприятий, составляющих исключительную компетенцию работников милиции (Законность. 2001. N 5).

Существенное нарушение прав и законных интересов

Научное толкование

Во всех без исключения ситуациях необходимо признавать существенным нарушение конституционных прав и свобод и закрепленных в Конституции РФ интересов граждан или организаций (например, в ст. ст. 21, 22, 26, 27, 28, 30, 35 Конституции РФ).

При оценке существенности нарушения прав и законных интересов граждан или организаций, не закрепленных в Конституции РФ, решающим и определяющим в условиях истинного, а не декларируемого правового государства необходимо признавать субъективный критерий, состоящий в оценке нарушения как существенного или несущественного не правоприменителем, а потерпевшим - гражданином или организацией, которые, исходя из многочисленных обстоятельств физического, имущественного или морального характера, относящихся к настоящему или будущему времени, порой неосознаваемых и воспринимаемых в качестве негативных лишь эмоционально или интуитивно, могут судить о существенности или несущественности нарушения их прав или законных интересов. Во всех других ситуациях, т.е. при нарушении охраняемых законом интересов общества или государства, существенность или несущественность такого нарушения должна определяться правоприменителем на основе анализа и оценки всех обстоятельств, установленных и доказанных материалами конкретного уголовного дела (Аснис А.Я. Уголовная ответственность за служебные преступления. М., 2004. С. 250 - 251).

Существенным прежде всего следует считать нарушение должностным лицом конституционных прав и свобод человека и гражданина. Материальные убытки, причиняемые должностным злоупотреблением, могут быть как в виде реального материального ущерба, так и в виде упущенной выгоды. Физический вред будет считаться существенным нарушением прав гражданина, если он выражается в причинении хотя бы легкого вреда здоровью.

Существенное нарушение прав и законных интересов индивидуального предпринимателя либо организации может быть связано с незаконным вмешательством в их деятельность, ограничением свободы предпринимательства и иной не запрещенной законом экономической деятельности, повлекшими крупные убытки, ограничением конкуренции, потворствованием монополистической деятельности и т.п.

Существенное нарушение охраняемых законом интересов общества и государства можно видеть в создании серьезных помех и сбоев в работе государственных органов и органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений, подрыве авторитета органов государственной власти и местного самоуправления, сокрытии и попустительстве совершению серьезных преступлений и т.п. (Волженкин Б.В. Служебные преступления. СПб., 2005. С. 106).

Существенное нарушение прав и интересов может выражаться в причинении материального, морального вреда, в нарушении деятельности учреждения, в выпуске недоброкачественной продукции в значительном размере и т.д. В каждом случае наличие существенного нарушения прав и интересов граждан и организаций определяется судом.

Материальный ущерб может быть причинен в результате серьезной аварии на производстве из-за нарушения технологического режима должностным лицом, в результате упущенной выгоды при срыве переговоров о поставках сырья, остановке производства, заключении невыгодных контрактов и т.п.

Моральный вред причиняется в случае нарушения трудовых, жилищных и иных прав и интересов граждан, например незаконного увольнения, отказа в предоставлении жилой площади (Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.М. Лебедева. М., 2007. С. 813 (автор - А.Н. Игнатов)).

В международном уголовном праве в качестве нарушения прав человека должностными лицами признается причинение вреда вследствие "безразличного отношения властей к душевным мукам и страданиям" лица.

Так, в решении Европейского суда по правам человека по делу "Kurt v. Turkey" существенным нарушением прав граждан было признано бесчеловечное или унижающее достоинство обращение, возникшее в результате бездействия государственных властей (Волосюк П.В. Значение в уголовном праве России решений Европейского суда по правам человека. Ставрополь, 2007. С. 157).

При установлении существенного нарушения необходимо учитывать количество потерпевших граждан, тяжесть причиненного им морального, физического или имущественного вреда, степень отрицательного влияния на нормативную работу государственных органов, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений, других структурных звеньев государственного аппарата.

КонсультантПлюс: примечание.

Похожие публикации